авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«САМА РС К АЯ ГУ Б ЕР Н С К АЯ Д У МА «Он всех нас позвал в космос» «Парлам ен тс к и й ур о к » В ып ус к 6 САМАРА ...»

-- [ Страница 3 ] --

Он всех нас позвал в космос МЫ РИСУЕМ КОСМИЧЕСКИЕ КОРАБЛИ Годы учения в Оренбурге совпали с первыми советскими успехами в заво евании космоса. После запуска искусственного спутника в Ленинской комнате училища у радиоприемника разгорались жаркие споры: Теперь скоро и человек полетит в космос… – Скоро? Больно ты быстрый! Лет через пятнадцать – двадцать... Тебя к тому времени уже спишут из авиации!

– Первым, конечно, на спутнике полетит учёный. Это же корабль-лаборато рия...

– Совершенно не обязательно. Потребуется человек с железным здоровьем.

Как у водолаза или лётчика-испытателя.

– А, по-моему, для первого полёта выберут врача. Ведь главное – прове рить, как реагирует человеческий организм...

Конечно, к единому выводу мы никогда не приходили. И даже, набрасывая чертёж будущего космического корабля, все представляли его по-разному. Ри совал и я. Как мой тогдашний проект не похож на «Восток-1», с борта которого через пять лет я увидел Землю из космоса!

Особенно поразило нас сообщение о запуске второго искусственного спут ника с собакой на борту. «Раз живое существо уже поднялось в космос, – поду мал я, – почему бы не полететь туда человеку?» Я присоединился к той группе спорщиков, которая считала запуск первого космонавта делом недалёкого бу дущего.

А время шло. Настали и счастливые события. Вернее, совпали: я надел форму лейтенанта авиации и женился на Вале.

Многое дал мне Оренбург – и семью, и власть над самолётом.

Из приуральских степей путь наш лежал на Север, в край длинных полярных ночей.

Там – служба, там – практика. Я много ле тал, а ещё больше – учился. Занимался теоретическими дисциплинами, чтению от- Заполярье. Лето. 1958 год. Юрий давал почти всё свободное время. Гагарин и его друзья Юрий Дергунов Принесёшь, бывало, в комнату дров, за- и Ваня Доронин уточняют по карте маршрут предстоящего вылета топишь печь. Валя готовит ужин и просит:

– Почитай что-нибудь вслух...

Даже романы и повести я старался выбирать из жизни лётчиков. Да и Валю эта тематика быстро увлекла.

Так шла, бежала, летела вперёд жизнь. Третья космическая ракета сфотографировала невидимую сторону Луны. «Какая изумительная точность! – отметил я мысленно. – Значит, уже совсем скоро...»

Через несколько дней я подал рапорт с просьбой зачислить меня в группу подготовки космонавтов, если, разумеется, такая группа уже существует.

Парламентский урок Почему решился на такое заявление? Трудно ответить. Но теперь уж точно известно, что решился не один я: подобных заявлений было немало, и не толь ко от лётчиков.

Кое-что у меня было в активе: я был молод, здоров, хорошо себя чувствовал во время полётов и прыжков с парашютом. Но, признаться, я не слишком наде ялся на успех заявления. «Найдутся тысячи и тысячи лучше меня», – думалось мне.

Какова же была радость, когда пришёл вызов из Москвы! Пройдена первая, тщательная медицинская комиссия, после которой пришлось вернуться на Се вер. Окончательный ответ не приходил долго. Валя чувствовала, что я волну юсь, но не догадывалась о подлинной причине. Не стоило ей говорить, когда ничего ещё не было решено. Ведь я знал, что Валя не встанет на пути моих планов и будет рада за меня. Мы уже привыкли жить одними мечтами, одними стремлениями.

...Хороший праздник – день рождения. На верное, на тысячу людей находится не больше одного чудака, который не отмечает такой праз дник. Мне же в канун двадцатипятилетия при шёл редчайший из подарков: вызов в Москву. Я понял, что это значило.

ЭКСКУРСИЯ НА БОРТ «ВОСТОКА»

– Будем знакомы: Титов.

– Меня зовут Андриян… – Гагарин, Юрий.

Первые встречи, первые знакомства. Все мы с интересом присматривались друг к другу. Схема космического корабля Славные ребята! Душевные, простые, обыкно- «Восток»

венные! 1 - антенна системы командной радиолинии, 2 – антенна Сразу прибавилось уверенности в силах.

радиосвязи, Мы поселились под Москвой, в месте, кото 3 - кожух электроразъемов, рое сейчас принято называть «Звёздный горо- 4 - входной люк, 5 - контейнер с док». Быстро пришлось убедиться: предстоит пищей, 6 - стяжные ленты, немало трудиться и учиться. И, главное, впе- 7 - ленточные антенны, 8 - тормозной двигатель, реди было не так уж много времени: учёные и 9 - антенны связи, конструкторы практически заканчивали все не 10 - служебные люки, обходимые приготовления. 11 -приборный отсек, К полётам нас готовили специалисты са- 13 - газовые баллоны системы мых различных областей знания. Мы изучали жизнеобеспечения (16 шт.), 14 - катапультируемое кресло, основы ракетной и космической техники, конс 15 - радиоантенна, трукцию корабля, геофизику, астрономию, ме 16 - иллюминатор, дицину. Кроме теории, много времени уходило 17 - технологический люк, на физическую подготовку. Гимнастику сменяли 18 - телевизионная камера, игры с мячом, прыжки в воду с трамплина, вело- 19 - теплозащита, 20 - блок электронной аппаратуры.

сипед. Регулярно, в любую погоду, под наблюде Он всех нас позвал в космос Космический корабль «Восток». Транспортировка к месту старта нием врачей. А вскоре подошло время специальных тренировок – испытаний в сурдокамере, где царит абсолютная тишина, на стремительной центрифуге, в термокамере с обжигающим воздухом, в самолётах, где специально создаётся состояние невесомости.

Готовился и космический корабль. Его я впервые увидел летом 1960 года, за девять месяцев до старта. Будущий «Восток» всем сразу же понравился. Тогда же мы узнали, что оболочка корабля нагревается при входе в плотные слои атмосферы до нескольких тысяч градусов...

– Гагарину хорошо – он литейщик, привык стоять у раскалённых печей, – по шутил кто-то из товарищей.

– Пожалуй, несколько тысяч градусов многовато и для Юры, – отметил другой.

– Как-нибудь не расплавимся!

Здесь же мы познакомились с тепловой защитой корабля. И, забегая вперёд, скажу, что во время всех наших полётов температура в кабине была нормальной.

Я хочу рассказать о корабле. Космический корабль состоит из двух отсеков.

Первый – «жилой». Это кабина пилота с рабочей аппаратурой. Второй отсек с тормозной установкой, которая обеспечивает посадку корабля.

Самый большой предмет в кабине – кресло. В него вмонтирована ката пульта, схожая с теми, что имеются на реактивных самолётах. По команде кресло с человеком отделяется от корабля. Кроме катапульты, в кресло вмонтирована спасательная лодка, запас провизии, рация для связи в случае вынужденной посадки на воду, запас медикаментов.

Наверное, все или почти все читатели видели в кино или по теле видению внутреннее оборудование корабля. Там много сложной ра диотехники, оптических устройств. За тем, что делается вне кораб ля, пилот наблюдает через иллюминаторы. Стёкла иллюминаторов – особенные, не уступающие по прочности металлу. Но, кроме того, Парламентский урок нужна и защита от ярких, не таких, как на Земле, солнечных лучей. Поэтому иллюминаторы снабжены шторками.

В кабине расположены аппараты и системы, обеспечивающие нормальные условия жизни и работы космонавта: температуру воздуха, влажность, содер жание кислорода и так далее...

Мне кажется, нам очень повезло по сравнению с американскими коллегами и в таком отношении: ка бины на наших кораблях намного просторнее, чем на американских. Судя по тому, что рассказывали Гленн и его товарищи, у нас были и другие преиму щества. Например, температура поддерживалась в заданных нормах. А американские учёные, видно, не смогли окончательно преодолеть перегрев... И ещё – старт. Не завидую тому пилоту-космонавту, который сидит на космодроме и узнаёт, что запуск откладывается из-за таких-то и таких-то неполадок.

У нас этого не было. Необычайная точность расчё тов сопровождала нас во всём от старта до посад ки.

Безукоризненно работали все приборы. Об од ном приборе я расскажу вам подробнее. Он похож Катапультируемое кресло на глобус, на такой же глобус, который есть в каждой школе. Во время полёта этот глобус вращается. И в любую секунду мы могли точно определять, над какой точкой Земли находится корабль. Управление кораблём настолько со вершенно, что оно вызывало у нас, космонавтов, откровенное чувство восторга учёными и конструкторами.

Как вы знаете, в космос корабль выводится многоступенчатой ракетой. Как только «Восток» достигает заданной высоты, он отделяется от ракеты-носителя и продолжает полёт самостоятельно. Скорость – около восьми километров в секунду.

Советские ракеты не имеют себе равных по мощи, надёжности и точности работы. Ракета, которая вывела на орбиту Земли «Восток», имела общую мощ ность двигателей около 20 000 000 лошадиных сил.

Кабина спускаемого аппарата Приборная доска КК «Восток»

КК «Восток Он всех нас позвал в космос СТО ВОСЕМЬ МИНУТ Однажды я шагал по морозной, но уже охваченной предчувствием весны Москве.

Тысячи людей шли по улице Горького навстречу мне, обгоняли. И никто, ко нечно, не знал, что готовится грандиозное событие, подобного которому ещё не знала история. Я постоял у кремлёвской стены, ещё раз взглянул на Мавзолей Ленина, спустился к Москве-реке... В ту же ночь вылетел в Байконур.

Вместе со мной на космодром летел Герман Титов, ещё несколько космо навтов, группа научных работников и врач. Мы сидели с Германом рядом. Опа сения тех, кто предлагал не предуп реждать нас о дне полёта, чтобы мы не нервничали, не оправдались. И я, и Герман, который был готов в случае необходимости занять место в каби не «Востока», чувствовали себя пре красно.

Мы были готовы. Но долгождан ное решение государственной ко миссии было объявлено только на космодроме: я назначался команди Юрий Гагарин ром «Восток-1», Герман Титов – моим и «Космонавт №2» Герман Титов дублёром.

До 11 апреля мы с Германом изучали график полёта, отрабатывали все эле менты задания. Нужно было запомнить все операции, которые предстояло вы полнить в полёте. Помогали нам в этом и создатель космического корабля, и видные советские учёные.

Привыкали мы и к «космической кухне» – сокам и паштетам, которые пред стояло есть из особых туб.

День перед полётом был отведён для полного отдыха. В домике, где жили мы с Германом, звучала тихая музыка. О полёте не разговаривали. Вспоминали де тство, прочитанные книги, увиденные фильмы. Весело посмеивались друг над другом, вспоминая всякие забавные случаи и происшествия. Кроме врача, кото рый был с нами почти постоянно, заходили друзья по отряду, Главный Конструктор (С.П.Королёв – длительное время его фамилия оставалась секретной – ред.) Спать легли в девять вечера. Помнится, снов я не видел. В половине шестого утра разбудил врач. Встал и Герман, напевая, как обычно;

шутли вую песенку. Последняя проверка. Всё в норме.

Мне помогли надеть скафандр. Тут же, кажется, я дал первые в жизни автографы.

Потом мы с Германом сели в специальный автобус, в котором начи нается уже космическая жизнь. Скафандр подключается к приборам, подающим воздух.

У подножия ракеты – огромного, устремлённого в небо сооруже ния – попрощался с провожающими и на лифте поднялся к вершине ракеты… Парламентский урок И вот я остался один, среди многочислен ных приборов, освещённых искусственным светом. Лишь радио связывало меня с окру жающим миром.

Конечно, я волновался – только робот не волновался бы в такие минуты и в такой об становке. Но вместе с тем был уверен, что полёт завершится успешно, что ничего такого, что не предвидели бы наши учёные и техники, не случится. Был уверен в совершенстве ра кеты, скафандра, приборов, связи с Зёмлей, качества пищи. Очевидно, и во мне были уве В автобусе. На заднем плане рены. Всё это, вместе взятое, и называлось дублёр Ю.А.Гагарина «готовностью к космическому полёту».

Герман Титов, О чём я будущий космонавт №2.

думал, сидя в кресле космического корабля перед стартом?

Уже была проверена техника связи. Слышалась музыка: друзья позаботились, чтобы я не чувс твовал одиночества. Оставалось шестьдесят минут «свободного времени».

Ещё не подсчитана скорость человеческой мысли, но какое расстояние может она преодо леть за час! Мне предстояло стать пионером, первым человеком, оторвавшимся от Земли, преодолевшим власть её тяготения. Из всех человеческих дерзких мечтаний это, конечно, испокон веков считалось самым несбыточным, Ю.А.Гагарин в ложементе космического корабля Восток. сказочным.

12.04.1961. До старта около Двигатели ракеты были включены в 9 часов 2-х часов минут. Сразу же начали расти перегрузки. Я бук вально был вдавлен в кресло. Как только «Восток» пробил плотные слои атмос феры, увидел Землю. Корабль пролетал над широкой сибирской рекой. Отчётли во были видны островки на ней и освещённые солнцем лесистые берега.

Смотрел то в небо, то на Землю.

Чётко различались горные хребты, крупные озёра. Видны были даже поля.

Самым красивым зрелищем был горизонт – окрашенная всеми цвета ми радуги полоса, разделяющая Зем лю в свете солнечных лучей от чёр ного неба. Была заметна выпуклость, округлость Земли. Казалось, что вся она опоясана ореолом нежно-голубо го цвета, который через бирюзовый, А.Леонов «Голубой пояс»

Он всех нас позвал в космос синий и фиолетовый переходит к иссиня чёрному… Невесомость, к которой я быстро при вык, сыграла со мной злую шутку. После одной из записей в бортовой журнал я от пустил карандаш, и он свободно поплыл по кабине вместе с планшетом. Но, неожи данно развязался узелок шнурка, на кото ром был закреплён карандаш, и он нырнул куда-то под сиденье. С этого момента я его больше не видел. Дальнейшие свои на После приземления блюдения пришлось передавать по радио и записывать на магнитофон.

За исключением этого небольшого происшествия, ничего непредвиденного не произошло. Заранее разработанный график полёта соблюдался точно. До самого спуска всё шло примерно так, как мы рассчитывали на Земле.

В 10 часов 25 минут автоматически было включено тормозное устройство.

Корабль вошёл в плотные слои атмосферы. Сквозь шторки, прикрывавшие иллюминаторы, я видел багро вый отсвет пламени, бушующего вокруг корабля. Неве сомость исчезла, нарастающие перегрузки вновь прижа ли меня к креслу. Они увеличивались и были сильнее, чем при взлёте.

В 10 часов 55 минут, через 108 минут после старта, «Восток» благополучно опустился на поле колхоза «Ле нинский путь» у деревни Смеловки.

В ярко-оранжевом скафандре я, наверное, выглядел странно. Первые «земляне», женщина и девочка, боя лись подойти ко мне поближе. Это были Анна Акимовна Тахтарова и её внучка Рита.

Потом с полевого стана подбежали механизаторы, мы обнялись, расцеловались. За те неполных два часа, которые я провёл в космосе, радио донесло и сюда, и После приземления во все концы Земли весть о запуске. Моя фамилия уже была известна тем, кто меня встретил.

«Восток» спустился в нескольких десятках метров от глубокого оврага, в котором шумели весенние воды. Корабль почернел, обгорел, но именно поэтому казался мне ещё более красивым и родным, чем до полёта.

Внучка лесника Рита Тахтарова сейчас уже ходит в школу. Я никогда не забуду, что она и её бабушка были первыми людьми, встретившими меня после возвращения из космоса».

Парламентский урок Письмо Ю.А.Гагарина, написанное им за два дня до полета в космос Здравствуйте, мои милые, горячо любимые Валечка, Леночка и Галочка!

Решил вот вам написать несколько строк, чтобы поделиться с вами и раз делить вместе ту радость и счастье, которые мне выпали сегодня. Сегодня правительственная комиссия решила послать меня в космос первым. Знаешь, дорогая Валюша, как я рад, хочу, чтобы и вы были рады вместе со мной. Про стому человеку доверили такую большую государственную задачу – проложить первую дорогу в космос!

Можно ли мечтать о большем? Ведь это – история, это – новая эра! Через день я должен стартовать. Вы в это время будете заниматься своими делами.

Очень большая задача легла на мои плечи. Хотелось бы перед этим немного побыть с вами, поговорить с тобой. Но, увы, вы далеко. Тем не менее, я всегда чувствую вас рядом с собой.

В технику я верю полностью. Она подвести не должна. Но бывает ведь, что на ровном месте человек падает и ломает себе шею. Здесь тоже может что нибудь случиться. Но сам я пока в это не верю. Ну а если что случится, то прошу вас и в первую очередь тебя, Валюша, не убиваться с горя. Ведь жизнь есть жизнь, и никто не гарантирован, что его завтра не задавит машина. Береги, пожалуйста, наших девочек, люби их, как люблю я. Вырасти из них, пожалуйс та, не белоручек, не маменькиных дочек, а настоящих людей, которым ухабы жизни были бы не страшны. Вырасти людей, достойных нового общества – ком мунизма. В этом тебе поможет государство. Ну а свою личную жизнь устраивай, как подскажет тебе совесть, как посчитаешь нужным. Никаких обязательств я на тебя не накладываю, да и не вправе это делать. Что-то слишком траурное письмо получается. Сам я в это не верю. Надеюсь, что это письмо ты никогда не увидишь, и мне будет стыдно перед самим собой за эту мимолётную слабость.

Но если что-то случится, ты должна знать всё до конца.

Я пока жил честно, правдиво, с пользой для людей, хотя она была и неболь шая. Когда-то ещё в детстве прочитал слова В.П.Чкалова: «Если быть, то быть первым». Вот я и стараюсь им быть и буду до конца. Хочу, Валечка, посвятить этот полёт людям нового общества, коммунизма, в которое мы уже вступаем, нашей великой Родине, нашей науке.

Надеюсь, что через несколько дней мы опять будем вместе, будем счастливы.

Валечка, ты, пожалуйста, не забывай моих родителей, если будет возмож ность, то помоги в чём-нибудь. Передай им от меня большой привет, и пусть простят меня за то, что они об этом ничего не знали, да им не положено было знать. Ну вот, кажется, и всё. До свидания, мои родные. Крепко-накрепко вас обнимаю и целую, с приветом ваш папа и Юра. 10.04.61 г.

10.04.1961 г. Гагарин (Письмо было передано В.И.Гагариной уже после гибели космонавта в 1968 году).

Он всех нас позвал в космос Подготовка и осуществление космического старта Ю.А.Гагарина «Запуск первого человека в космос был не только чрезвычайно важным, но, во многих отношениях даже для специалистов, работавших над этим проектом, немыслимым шагом, шагом в неведомое, со всеми неопределённостями техни ческого, социального, физиологического и психологического характера. Сейчас это трудно понять, но тогда все были озабочены одной проблемой: «Что будет?

Вынесет ли человек невесомость? Не пострадает ли его психика?». Ответов на большинство вопросов не знали даже ведущие специалисты по медицине.

В процессе отработки корабля «Восток» в беспилотных полётах, с собачками на борту, с манекенами, а также в процессе подготовки пилотируемого полёта специалисты часто задавали подобные вопросы друг другу, но ответа не знал никто. Значит, надо было искать выход из положения. Отсюда вытекал особый подход к конструированию самого корабля и его систем, к их изготовлению и испытаниям.

Многое было непонятно и загадочно в предстоящем полёте.

Выдержит ли космонавт в кабине неимоверный шум работающих рядом двигателей ракеты-носителя? Нужен эксперимент. Его ставят на беспилотном корабле, в кабину которого устанавливают шумомер.

Какие перегрузки будут действовать на человека и сможет ли он выдержать их? Ставится эксперимент с датчиками перегрузок на борту космического ап парата.

Как будет влиять невесомость на живой организм2? Тоже нужен экспери мент. Его проводят, неоднократно запуская беспилотные корабли «Восток» с собаками.

Смогут ли космический корабль и его системы обеспечить нормальную жиз недеятельность организма человека на всех этапах полёта в космос? Нужны эк сперименты, нужна статистика. И снова полёты по полной программе, но уже на точной копии корабля «Восток», только не с человеком, а с манекеном на борту, с «Иваном Ивановичем», как шутливо называли его испытатели. «Иван Ивано вич» пользовался особой популярностью у испытателей, наверное, потому, что в напряжённые дни испытаний служил объектом, на котором можно было по лучить своеобразную психологическую разрядку. Всем было хорошо известно, что на испытательной площадке категорически запрещено курить, и уж, конеч но, противоестественным выглядело наличие на ней человека, читающего художественную литературу. Как бы вопреки этим правилам часто можно было видеть «Ивана Ивановича», сидящего в кресле с книжкой на коленях и папиросой в пальцах руки, элегантно расположенной на подлокотнике кресла. Выглядел «Иван Иванович» в той обстановке так естественно, что был случай, когда Сергей Павлович Королёв принял его за обычного По материалам воспоминаний заслуженного работника ракетно-космической отрасли, участника запуска с космодрома Байконур корабля «Восток» 12 апре ля 1961 года В.И.Ярополова «Мы верили, что космонавт вернётся живым на землю, но с какими мозгами, никому не было известно», – говорил академик В.В.Парин.

Парламентский урок испытателя и сделал руководителю работ на космическом аппарате выговор за нарушение установленного порядка, а затем, разобравшись, рассмеялся вмес те со всеми.

Для проверки телефонного канала связи с Землёй манекен был оснащён магнитофоном, имитировавшим речь космонавта, а во рту у него был установ лен громкоговоритель. Таким образом, манекен мог как бы говорить в бортовой шлемофон, поэтому с орбиты можно было слышать голос «космонавта» и вос принимать его как речь живого человека. Возможно, с этим связаны легенды о том, что до Гагарина в космос уже кто-то летал.

Неясным оставался вопрос: какое влияние окажет на человека, его психику пребывание в невесомости? Ведь такому воздействию не подвергался ни один человек на Земле. Неопределённость в оценке возможного поведения человека в космосе потребовала от разработчиков особого подхода к конструированию космического корабля. Предпочтение было отдано автоматическим системам, автоматизации практически всех мыслимых операций. Даже забрало скафанд ра закрывалось автоматически, автоматически подтягивались привязные рем ни на кресле космонавта. Уровень автоматизации полётных операций на борту корабля «Восток» был настолько высок, что один из разработчиков так шутливо охарактеризовал отношение к нему: «Если бы мне дали квартиру в Москве, я бы запросто согласился лететь в космос. А что? Сел бы в корабль, по минутной готовности потерял сознание и очнулся в кремлёвской больнице».

Тем не менее, системы ручного управления предусматривались, и космо навт при необходимости мог бы ими воспользоваться. Однако сделать это было не так просто. Поскольку никто не мог спрогнозировать поведение человека, и в качестве альтернативы рассматривалась возможность расстройства его пси хики, система ручного управления кораблём блокировалась и разблокировать её можно было либо по командной радиолинии, либо сообщив космонавту по системе связи с Землёй код, набрав который он мог включить систему ручного управления. При использовании ручного управления космонавт получал про гноз места посадки, мог воспользоваться оптическим визиром для ориентации корабля перед выдачей тормозного импульса. Наконец, в крайнем случае, для ориентации корабля можно было применить, используя Солнце, так называе мую «палочку Раушенбаха», установленную на одном из иллюминаторов. Такое название этот датчик получил по имени его автора – академика Бориса Викто ровича Раушенбаха.

Для гарантированного возвращения космонавта на Землю в случае отка за систем, обеспечивающих сход космического аппарата с орбиты, баллисти ческая траектория космического корабля выбиралась таким образом, чтобы корабль находился в космосе не более 10 суток. Это достигалось тем, что при апогее, равном 327 км, перигей равнялся всего лишь 181 км. Тепловая защита корабля была сконструирована с учётом возможности его разогрева от трения об атмосферу Земли при самопроизвольном спуске.

Для спасения космонавта в случае аварии на старте предусматривалась возможность его катапультирования в кресле, снабжённом пороховой двига тельной установкой, позволяющей поднять космонавта в кресле до высоты, с которой он мог бы спуститься на парашюте. С целью предотвращения попада Он всех нас позвал в космос ния космонавта при спуске на парашюте в газоотводный канал для двигателей ракеты-носителя на старте этот канал с боков был обтянут специальной сет кой.

По достижении на активном участке вывода корабля на орбиту высоты, с ко торой мог использоваться штатный парашют космического аппарата, спасение космонавта обеспечивалось по схеме нормальной посадки при спуске с орби ты. На завершающем этапе работы двигательной установки ракеты-носителя, между предварительной и главной командой на выключение двигателя, когда в случае аварии возможен вывод на удлиненную траекторию посадки, штатное разделение корабля на отсеки не предусматривалось, а подключалась система отделения корабля от термодатчиков, срабатывающих при трении корабля об атмосферу Земли. Этим исключалась возможность длительного пребывания космонавта в спускаемом аппарате с его ограниченными ресурсами по энер гетике.

На спускаемом аппарате уже тогда были предусмотрены основная и запас ная парашютные системы. На случай потопления спускаемого аппарата место его нахождения можно было определить но специальному бую, прикреплённому к аппарату на длинном фале и выполненному в виде надувной «груши» с распо ложенными внутри её передатчиком и антенной. Эта «груша» всегда занимала определённое положение, поскольку была сделана по типу «ваньки-встаньки», чем обеспечивалась наибольшая эффективность излучения радиосигнала для поиска спускаемого аппарата.

Особые подходы требовались и при проведении испытаний корабля «Вос ток».

«Ни одного отказа! Ни одного замечания за всё время испытаний! – так тре бовал Сергей Павлович Королёв. – Проведите цикл испытаний так, чтобы мы на Государственной комиссии могли доложить лишь два слова: «Замечаний нет!».

Для того чтобы исключить всякие случайности при проведении испытаний и пропуск каких-либо отказов или замечаний по работе систем, Королёвым ка тегорически были запрещены работы в ночное время. Исключение составляли лишь те операции, которые по условиям технологического процесса не могли быть прерваны. При подготовке корабля «Восток» в пилотируемом варианте было также запрещено внесение каких бы то ни было изменений в технологию и методику проведения испытаний. «Не надо никаких рационализаторских пред ложений! – говорил Королёв и не давал скидок ни на какие объяснения допус тимости отступлений. – Повторите испытания по установленной технологии и убедитесь, что всё работает нормально!». Такой подход позволял быть уверенным в соответствии функционирования пилотируемого космичес кого аппарата ранее созданному и уже проверенному на беспилотных космических аппаратах эталону.

Необходимым условием обеспечения высокого качества испытаний Королёв считал неизменность состава испытательной бригады, в связи с чем замена людей в её составе без его разрешения не допускалась в течение всего периода испытаний серии кораблей «Восток», включая и отработочные пуски.

Парламентский урок Большое внимание уделялось Королёвым достоверности информации об испытаниях. В связи с этим он с огромным уважением относился к военным.

Когда он прилетал на космодром и собирал совещание, чтобы войти в курс дел, если кто-то из его людей порывался доложить о состоянии работ, Королёв резко предлагал сесть и говорил: «Пусть доложат военные, я хочу знать правду!»

Небрежность при проведении испытаний считалась преступлением. Специ алист, допустивший её, немедленно отстранялся от работы без права последу ющего участия в испытаниях. Дисциплина и порядок господствовали на рабочих местах.

В основу испытаний был положен учёт мнений всех специалистов, которые прямо или косвенно могут пролить свет на возникающие в процессе работ от клонения. Такой подход был очень важен, поскольку практика показывала, что единоличное принятие решения, без учёта всех нюансов возникшей ситуации, всех возможных вариантов её развития, неоднократно приводило к самым тра гическим последствиям.

Другое важное условие успешности испытаний – это честность их участни ков, благодаря которой исключалась возможность принятия ложных гипотез и борьбы с несуществующими причинами опасности. Был случай, когда в процессе испытаний на борту космического аппарата (речь идет не о кораблях «Восток») возник небольшой пожар. Очень долго испытательная команда не могла найти объяснимой причины происшедшего. Наконец один из операторов сообщил, что он допустил ошибку в процессе работы, и высказал предположение о возможной причастности её к произошедшему событию. Анализ подтвердил, что именно эта ошибка привела к возникновению пожара. И хотя понесённый ущерб от пожара был достаточно значителен, Королёв, тем не менее, наградил этого оператора ценным подарком (именными часами) за проявленную честность.

Именно в этот период во всех паспортах и формулярах приборов и агрега тов корабля «Восток» появилась историческая запись: «Годен для ЗКА». Такая запись означала, что все комплектующие, входящие в состав изделия, и само изделие прошли специальный отбор и комплекс проверок и испытаний, которые гарантируют высший уровень качества и надёжности космической техники.

В то время космические аппараты практически никаких испытаний на пред приятии-разработчике не проходили. Это существенно ускоряло процесс их со здания. После прибытия космических аппаратов на космодром работы начина лись с прозвонки кабелей, которых на кораблях серии «Восток» было, как тогда казалось испытателям, необыкновенно большое количество. Чтобы их прозво нить, надо было каждый раз производить подстыковку и расстыковку кабелей.

От этого у испытателей были мозоли на руках… «…29 марта 1961 года, – пишет Борис Евсеевич Черток,– состоялось засе дание ВПК, заслушавшее предложение Королёва о запуске человека на борту космического корабля «Восток». Заседание проводил Устинов1. Он чувство Устинов Дмитрий Фёдорович (1908-1984) – советский политический и военный де ятель. Д.Ф.Устинов, родился в Самаре. В 1976-1984 годах министр обороны СССР. Мар шал Советского Союза (1976), дважды Герой Социалистического Труда (1942, 1961), Ге рой Советского Союза (1978).

Он всех нас позвал в космос вал историческую значимость предстоящего решения и, может быть поэто му, просил каждого главного конструктора высказать своё мнение. Получив заверение о готовности каждой системы и поддержку председателей Госко митетов, Устинов сформулировал решение: «Принять предложение главных конструкторов…» Таким образом, его, Устинова, следует считать первым из высоких государственных руководителей, который дал «зелёный свет»

запуску человека в космос.

3 апреля состоялось заседание Президиума ЦК КПСС, которое проводил Хрущёв1. По докладу Устинова Президиум ЦК принял решение, разрешающее запуск человека в космос…» …8 апреля состоялось заседание Государственной комиссии, где было при нято решение о запуске Гагарина. 10 апреля корабль «Восток» был состыкован с ракетой-носителем и 11 апреля в 5 час. 40 мин. начался вывоз ракеты-носите ля с кораблём «Восток» на стартовую позицию. В полдень этого же дня на стар товой позиции была проведена встреча стартовой команды с Ю.А.Гагариным и Г.С.Титовым. Впоследствии такие встречи стали традиционными. После встре чи Гагарин, поднявшись на верхнюю площадку фермы обслуживания, осмотрел спускаемый аппарат корабля.

Домой никто из испытателей не уезжал, так как работы на стартовой позиции по подготовке к пуску должны были начаться рано утром.

И вот утро 12 апреля 1961 года. Проведена бессонная ночь перед стартом.

Работы на стартовой позиции по подготовке к пуску начались по 7-часовой го товности, то есть в 4 часа утра по местному времени. Великолепная солнечная погода, так свойственная району Байконура. В 6 часов утра ведущий конструк тор корабля «Восток» О.Г.Ивановский и руководитель подготовки советских кос монавтов Н.П.Каманин установили шифр логического замка на пульт пилота ко рабля. Непосредственно перед посадкой космонавта в корабль было заложено бортовое питание.

По 2,5-часовой готовности на старт прибыл автобус с Гагариным и сопровож дающими его специалистами. На стартовой позиции его встречали С.П.Королёв, председатель Государственной комиссии К.Н.Руднев и маршал К.С.Москаленко.

После доклада председателю Государственной комиссии Гагарин поднялся на площадку лифта и сделал своё заявление перед стартом. Затем лифт поднял его на верх фермы обслуживания к посадочному люку корабля.

За несколько десятков минут до запуска при закрытии на корабле поса дочного люка не сработал один из контактов, контролирующих качество за крытия люка. Это было зафиксировано на центральном пульте в бункере.

Возникла угроза срыва пуска, так как люк мог оказаться негерметичным, а времени на его открытие и повторное закрытие практически уже не было.

Хрущёв Никита Сергеевич (1894-1971) – Первый секретарь ЦК КПСС с по 1964 годы, Председатель Совета Министров СССР с 1958 по 1964 годы. Ге рой Советского Союза, трижды Герой Социалистического Труда.

Из главы «Сто восемь минут…», посвящённой полёту Ю.А.Гагарина в кос мос, книги Олега Ивановского «Ракеты и космос в СССР. Записки секретного конструктора».

Парламентский урок Тем не менее, С.П.Королёв принял решение на повторение этой операции. Бо евой расчёт в течение 30 мин. успел открутить 30 гаек замков люка, повторно открыть и закрыть люк, снова закрутить эти 30 гаек и проверить герметичность люка методом вакуумирования с помощью так называемой «присоски».

И вот наступил момент старта. Пультовая в бункере была плотно заполнена специалистами – всё происходило совсем не так, как показывают в так назы ваемых документальных фильмах, посвящённых этому событию, которые в то время снимались всегда после самого события. Кажется, на стартовой позиции не было человека, который бы не переживал происходящее. Волновались опе раторы у своих пультов, клал таблетки в рот Королёв. И был, казалось, только один человек, который не переживал происходящее, – Гагарин. Самый большой пульс был у него после посадки в кабину, и то, наверное, из-за физического напряжения. А потом, вплоть до момента запуска, он был на отметке 64. Все окружающие и сами медики удивлялись этому.

Запуск был осуществлён в 9 час. 07 мин. по московскому (в 11 час. 07 мин.

по местному) времени.

После команды «Подъём» все специалисты собрались на «нулевой отмет ке» стартовой площадки и слушали репортаж по громкой связи о ходе полёта.

Особенно остро каждого волновал вопрос надёжности работы своего агре гата, своей системы, и с некоторым облегчением они вздыхали, когда эта сис тема заканчивала свою работу. Самое трудное испытание досталось, конеч но, на долю тех, кто отвечал за работу системы приземления, ведь она была венцом полёта. Все специалисты уже освободились от груза ответственности и по-человечески радовались, уверенные в предстоящем успехе, и только «при земленец», бледный и сосредоточенный, всё ещё нервно ходил по «нулевой отметке».

И вот наступило 12 часов 55 минут местного времени. Пришло сообщение о том, что парашют раскрылся и приземление прошло успешно. Но, пожалуй, в этот момент никто из присутствующих ещё не понял до конца всего значения произошедшего события. И только когда по стартовой площадке разнёсся «же лезный» голос Левитана, сообщивший о результатах полёта, мурашки поползли по коже, и все, наконец поняв грандиозность свершившегося, бросились обни мать и поздравлять друг друга.

Буквально сразу после сообщения по радио о полёте Гагарина возле «ну левой отметки» появилась автомашина, из которой вышел Сергей Павлович Королёв и его ближайшие соратники. Он приехал, чтобы поздравить стартовую команду с этим эпохальным успехом и поблагодарить всех за огромный труд, который был вложен в подготовку и осуществление полета Юрия Алексееви ча Гагарина. И эта благодарность СП, как любя называли его все испытатели, была для всех высшей наградой за труд.

Приведя в исходное состояние оборудование стартовой позиции, испыта тели, уставшие и невыспавшиеся, отправились на автобусах домой. Всё на селение жилого городка, жёны и дети испытателей высыпали на улицы, чтобы встретить их после этой успешной работы. А как были горды испытатели тем, что именно на их долю выпала честь участия в событии, которое навсегда вош ло в историю Земли и никогда не будет забыто людьми».

Он всех нас позвал в космос Полная стенограмма переговоров Юрия Гагарина с Землёй с момента его посадки в корабль (за два часа до старта) до выхода корабля «Восток-1»

из зоны радиоприёма «Восток» на стартовой позиции «Кедр» – позывной Юрия Гагарина, «Заря-1» – Сергея Королёва. Осталь ные позывные принадлежат Центру управления полётами и другим назем ным службам.

Гагарин: Даю отсчёт: 1... 2... 3.... 4... 5... 6... 7... 8... 9... 10. Как поняли? Приём.

Королёв: «Кедр», «Кедр», я «Заря-1». Вас понял отлично. Продолжайте ра ботать.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр», вас понял. «Заря-1», я «Кедр», проверка свя зи. 1... 2... 3... 4... 5... 6. Как поняли? Приём.

Королёв: Слышу вас хорошо. Как меня слышите?

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Вас слышу хорошо. 1... 2... 3... 4... 5. Как поня ли? Приём.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Слышу отлично. Все понял. Продолжайте проверку.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Приём на телефон. Приём.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Как чувствуете себя?

Гагарин: Чувствую себя превосходно. Проверка телефонов и динамиков прошла нормально. Перехожу на телефон.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Понял вас, у нас дела идут нормально.

Машина готовится нормально. Всё хорошо. Приём.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Вас понял. Я так и знал. «3аря-12, я «Кедр». Проверку связи закончил. Как поняли меня? Приём.

Королёв: Понял вас хорошо, всё нормально, я «Заря». Приём.

Пауза 10 секунд.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Исходное положение тумблеров на пульте управления заданное. Глобус на месте разделения: широта северная 63 градуса, долгота восточная 97 градусов. В окне коррек Парламентский урок ции цифра 510. Время разделения – 9 часов 17 минут 7 секунд. Магнитный индекс БКРФ в исходном положении. Первые сутки, день. Давление в кабине – единица, влажность – 65 процентов. Температура 19 градусов. Давление в отсеке 1,2. В системе ручной Ориентации – 155 атмосфер, первой автоматичес кой ориентации – 155 атмосфер, во второй автоматической ориентации – атмосфер. Давление в баллоне ТДУ – 320 атмосфер. Самочувствие хорошее. К старту готов. Как поняли? Приём.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1», «Кедр», я «Заря-1». Понял вас отлично, дан ные ваши все принял, подтверждаю их. Готовность к старту принял. У нас всё идёт нормально. Браво!

Пауза около 10 секунд. Гагарин поёт песню «о далёком курносом детстве».

Королёв: «Кедр», я «Заря-1», «Кедр», я «Заря-1». Как слышите меня? Мне нужно вам передать.

Гагарин: «Заря-12, я «Кедр». Вас слышу хорошо, приём.

Королёв: Юрий Алексеевич, значит, я хочу вам просто напомнить, что после минутной готовности пройдёт минуток шесть, прежде чем начнётся полёт, так что вы не волнуйтесь. Приём.

Гагарин: Вас понял, я совершенно спокоен.

Королёв: Ну и отлично, прекрасно. Имейте в виду, что после минутной го товности шесть минуток будет для всяких дел. Трубку председателю.

Руднев: «Кедр», я «Заря-1». Говорит с вами Руднев (К.Н.Руднев – предсе датель госкомиссии по запуску корабля «Восток» с человеком на бор ту). Юрий Алексеевич, как у вас самочувствие?

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Чувствую себя хорошо, к старту готов, настро ение бодрое. В общем, всё в порядке. «Заря-1», как поняли меня? Приём.

Руднев: «Кедр», поняли вас хорошо. Председатель вас слышал. У нас всё нормально идёт.

Пауза 20 секунд.

Королёв: Я «Заря». Юра, как дела? Приём.

Гагарин: Как учили. Всё нормально, всё хорошо. Как меня поняли? Приём.

Королёв: Да понял, чего с тобой говорить. Превосходно понял. «Кедр», я «Заря-1». Сейчас с тобой будут говорить. Я прошу вас, если у вас есть время, подключить передатчики KB и поговорить. Дать счёт – примерно до двадцати.

Если у вас есть время и если вы не заняты. Сообщите, как поняли. Приём.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Вас понял. Сейчас ваше задание выполню.

Королёв: Ты что будешь делать?

Гагарин: Сейчас хочу проверить связь по КВ.

Королёв: Юра, только начинай через минуту примерно проверку, понял?

Гагарин: Понял вас.

Королёв: Что? Говори с ним по KB, а потом я тебе покажу здесь всё, что есть.

Гагарин: Показывайте, а потом я поговорю.

Помехи.

Королёв: Там в укладке тубы – обед, ужин и завтрак.

Гагарин: Ясно.

Королёв: Понял?

Гагарин: Понял.

Королёв: Колбаса, драже там и варенье к чаю.

Он всех нас позвал в космос Гагарин: Ага.

Королёв: Понял?

Гагарин: Понял.

Королёв: Вот.

Гагарин: Понял.

Королёв: 63 штуки, будешь толстый.

Гагарин: Хо-хо.

Королёв: Сегодня прилетишь, сразу всё съешь.

Гагарин: Не, главное – колбаска есть, чтобы самогон закусывать.

Все смеются.

Королёв: Зараза, а ведь он записывает ведь всё, мерзавец. Хе-хе.

Гагарин: «Весна», я «Кедр». Даю передачу. Цифровую. 1... 2... 3... 4... 5...

6... 7... 8... 9... 10... 11... 12... 13... 14... 15... 16... 17... 18... 19... 20. Как поняли?

Приём.

Королёв: Алё, алё, «Кедр», я «Заря». Вас понял отлично. Благодарю за про верку. Не забудьте работать ключом и переключить при разделении тумблер «Заря» на «Сигнал».

Гагарин: Вас понял. Конец.

Пауза.

Королёв: Алё.

Гагарин: Да.

Королёв: Юра, счастливо, до встречи в Москве.

Гагарин: До встречи. Хорошей встречи!

Пауза.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Вас понял, понял вас. Стартовое положение, и при работе на орбите тумблер на «Телеграф» и на «Заря». При разделении – тумблер на «Сигнал».

Королёв: Поняли тебя, правильно. Юра. «Кедр», я «Заря». Вас понял.

Пауза. Помехи.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Как слышишь? Приём. Ещё раз, будь спокоен за всё. До встречи в Москве.

Гагарин: Слышу вас хорошо, как меня? Приём.

Королёв: Слышу тебя отлично. Юра. Ты сейчас занят?

Гагарин: Да, есть тут работа. Но не очень занят. Что нужно?

Королёв: Нашел продолжение «Ландышей», понял?

Гагарин смеётся.

Гагарин: Понял, понял. В камышах?

Королёв: Споём сегодня вечером.

Пауза.

Королёв: Мерзавцы, замучают проверкой связи!

Неразборчивые реплики. Шум. Пауза 20 секунд.

Королёв: Юра.

Гагарин: Ага.

Пауза 20 секунд.

Гагарин: Олег Генрихович! (О.Г.Ивановский – ведущий конс труктор корабля «Восток»).

Ивановский: Алё?

Парламентский урок Гагарин: Востоков ушёл?

Ивановский: Да, а что ты хочешь?

Гагарин: Чего?

Ивановский: Что ему передать?

Гагарин: А?

Ивановский: Что передать ему?

Гагарин: Привет!

Ивановский: Привет?

Смеётся.

Ивановский: Нормально?

Гагарин: Нормально всё.

Ивановский: Тебе привет.

Гагарин смеётся.

Неизвестный: Кусочек пластыря оторви, мы забыли приклеить эту штуку.

Помехи. Голоса. Отдельные реплики. Шумы.

Неизвестный: Ещё одну, и хватит.

Помехи. Голоса. Шумы.

Неизвестный: Давай ещё одну.

Неизвестный: Хватит, хватит, не надо, спасибо большое. Спасибо. Всё.

Пауза 6 секунд. Гагарин насвистывает мотив «Родина слышит, Родина знает».

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». У нас всё идёт отлично. Как чувствуете? Приём.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Вас понял. У меня тоже всё идёт хорошо. Са мочувствие хорошее. Сейчас буду прикрывать люк номер один. Приём.

Королёв: Понял вас. Приём.

Пауза около минуты. Затем голоса. Шумы. Невнятная реплика про «меха низм открытия люка». Пауза 10 секунд.

Королёв: Ну всё. Ну, счастливо.

Гагарин: Спасибо.

Королёв: Счастливо, дорогой.

Гагарин: До свидания.

Королёв: Счастливо. До встречи.

Гагарин: Сегодня. В Куйбышеве.

Королёв: Прилетай.

Гагарин: Ладно.

Гагарин смеётся.

Королёв: Спасибо тебе.

Гагарин: Всё. Привет там всем.

Королёв: Тебе передаю привет большой.

Пауза 15 секунд.

Королёв: Я «Заря-1», «Кедр», я «Заря-1». Как слышите? Проверяю связь из бункера. Приём.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Вас слышу хорошо. Немножко потише говори те. Как поняли? Приём.

Королёв: Я «Заря-1». Слышу вас хорошо. Понял. Приём.

Пауза 15 секунд.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Вы работали на УКВ по одной или по обеим кнопкам?

Он всех нас позвал в космос Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Сейчас работаю кнопкой на пульте. Сейчас ра ботаю кнопкой на ручке управления. Работу с обеих кнопок вы слышите хорошо.

Как поняли? Приём.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Понял тебя хорошо. Слышу хорошо по обеим.

Нормально. Приём.

Гагарин: Ландыши, ландыши...

Гагарин насвистывает «Ландыши». Пауза 30 секунд.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Как слышно? Приём.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Слышно вас хорошо. Приём.

Королёв: Юра, проверьте памятку, удобство пользования памяткой и види мость кодовой таблицы.

Гагарин: Понял вас правильно. Приём. Проверяю.

Пауза 45 секунд.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Пользование памяткой и возможность считы вания сигнала проверил. Всё нормально.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Понял вас. Всё отлично, молодец.

Гагарин насвистывает «Ландыши».

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Юра, тебе привет коллективный от всех ребят, кто сейчас здесь. Как понял? Приём.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Понял вас. Большое спасибо. Передайте им всем самый горячий привет от меня.

Гагарин насвистывает «Ландыши». Шум усиливается.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Как меня слышите? Приём.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Слышно вас хорошо. Как меня? Приём.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Слышу вас хорошо. Подготовка изделия идёт нормально. Всё отлично, Юра. Приём.

Гагарин: Вас понял. Подготовка изделия нормально. У меня также. Само чувствие, настроение нормально. К старту готов.

Королёв: Понял. Приём.

Пауза.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Юрий Алексеевич, как слышите меня? Приём.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Слышу вас хорошо. Знаю, с кем разговариваю.

Приём.

Королёв: Юрий Алексеевич, я хочу вам напомнить, что я не буду давать слово «секунды», а просто давать цифры, примерно каждые полсотни: 50, 100, 150 и т.д. Понятно вам. Юра?

Гагарин: Вас понял. Приём. Так я и думал.

Королёв: Хорошо.

Пауза 15 секунд.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Прошу «Двадцатого» на связь.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». «Двадцатый» на связи.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Прошу при надёжной связи на сильном участке сообщить время, позже или раньше, до секунды старта, если таковое будет.

Королёв: Понял вас, понял. Будет ваша просьба выполнена, Юрий Алексеевич.

Гагарин напевает, а затем насвистывает «Ландыши». Потом начинает петь «о далёком курносом детстве.

Парламентский урок Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Юрий Алексеевич, у нас так получилось: пос ле закрытия люка вроде один контактик не показался. Он поджался, поэтому мы, наверное, сейчас будем снимать люк и потом его поставим снова. Как по няли меня?

Гагарин: Понял вас правильно. Люк открыт. Проверяю сигнализаторы.

Гагарин насвистывает. Пауза 30 секунд.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Объявлена готовность час. Продолжайте ос мотр оборудования.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Вас понял. Объявлена часовая готовность.

Всё нормально. Самочувствие хорошее, настроение бодрое. К старту готов.

Приём.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Понял отлично тебя, Юра. Приём.

Пауза 30 секунд.

Королёв: Я «Заря-1». Ты сейчас работаешь на ларинге или ДМШ?

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Работаю на ДМ.

Королёв: Понял тебя. Приём.

Пауза 2 минуты.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Проверяю связь. Как слышите? Я «Заря-1».

Приём.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Вас слышно хорошо. Как меня? Приём.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Вас слышу отлично. Приём.

Пауза 25 секунд.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Пакет смотрел? До него можешь дотянуться?

Посмотри пакет и доложи. Я «Заря-1». Приём.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Пакет проверил. Дотянуться легко, свободно.

Как поняли? Приём.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Вас понял хорошо.

Пауза 1 минута 30 секунд.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Готовность пять минут. Поставьте громкость на полную. Громкость на полную. Я «Заря-1». Приём.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Вас понял. Объявлена пятиминутная готов ность. Поставить громкость на полную. Полную громкость ввёл. Приём.

Пауза 15 секунд.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Всё идёт нормально. Займите исходное поло жение для регистрации физиологических функций. Я «Заря-1». Приём.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Вас понял. Всё идет нормально. Занять исход ное положение для регистрации физиологических функций. Положение занял.

Приём.

Королёв: Я «Заря-1», вас понял.

Пауза 30 секунд.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1», «Кедр», я «Заря-1». У нас всё нормально. До начала наших операций, до минутной готовности, – ещё пара минут. Как слы шите меня? Приём.


Гагарин: «Заря-1», я слышу вас хорошо. Вас понял. До начала операции ос талась ещё парочка минут. Самочувствие хорошее, настроение бодрое, к стар ту готов. Всё нормально. Приём.

Королёв: Понял вас, «Кедр», понял. Я «Заря-1». Хорошо.

Он всех нас позвал в космос Пауза 10 секунд. Гагарин напевает «Летите, голуби, летите», затем на свистывает этот мотив.

Пауза 8 секунд.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Минутная готовность.

Пауза 7 секунд.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Минутная готовность. Как вы слышите?

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Вас понял: минутная готовность. Занимал ис ходное положение, занял, поэтому несколько задержался с ответом. Приём.

Королёв: Понял вас.

Пауза 12 секунд.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Во время запуска можете мне не отвечать.

Ответьте, как у вас появится возможность, потому что я вам буду транслировать все подробности.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Вас понял.

Королёв: Ключ на старт.

Гагарин: Понял.

Пауза около 30 секунд.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1», даётся продувка.

Гагарин: Понял вас.

Пауза около 10 секунд.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Ключ поставлен на дренаж.

Гагарин: Понял вас. Я «Кедр».

Королёв: У нас всё нормально, дренажные клапана закрылись.

Гагарин: У меня все нормально. Самочувствие хорошее. Настроение бод рое. К старту готов. Приём.

Пауза около 40 секунд. Слышно дыхание Гагарина.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Отошла кабель-мачта. Всё нормально.

Гагарин: Понял вас, почувствовал. Приём. Слышу работы клапанов.

Королёв: Понял вас. Хорошо.

Пауза около 20 секунд.

Королёв: Даётся зажигание, «Кедр», я «Заря-1».

Гагарин: Понял вас, даётся зажигание.

Королёв: Предварительная ступень.

Гагарин: Понял.

Королёв: Промежуточная.

Гагарин: Понял.

Королёв: Полный подъём.

Гагарин: Поехали.

Шум двигателей. Пауза 20 секунд. Помехи и шумы. Голоса сильно ис кажены.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Всё проходит нормально. Шум в каби не слабый. Самочувствие хорошее, чувствую перегрузку, вибрация, всё нормально.

Королёв: Я «Заря-1». Мы все желаем вам доброго полёта. Всё нормально?

Гагарин: Спасибо. До свидания. До скорой встречи, дорогие дру зья. До свидания, до скорой встречи.

Парламентский урок Шум. Пауза 6 секунд.

Гагарин: Вибрация учащается, шум несколько растёт. Самочувствие хоро шее, перегрузка растёт также.

Пауза 10 секунд.

Королёв: «Кедр», время семьдесят.

Гагарин: Понял вас. Семьдесят. Самочувствие отличное, продолжаю полёт, растут перегрузки. Всё хорошо.

Пауза 15 секунд.

Королёв: Жду, «Кедр». Я «Заря-1». Как чувствуете? Приём.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Чувствую себя хорошо. Вибрация и перегрузки нормальные. Продолжаем полёт, всё отлично. Приём.

Шум усиливается. Пауза 9 секунд.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Закончила работу первая ступень. Спали пе регрузки и вибрации. Полёт продолжается нормально. Приём.

Шум усиливается.

Королёв: Прошло разделение, всё нормально. Как чувствуете себя, приём.

Гагарин: Слышу вас хорошо. Разделение почувствовал. Работает стандарт три. Всё нормально.

Королёв: Понял вас, хорошо.

Шум усиливается. Пауза 10 секунд.

Гагарин: «Заря-1», я «Кедр». Произошёл сброс головного обтекателя. Во «Взор» вижу Землю. Хорошо различима Земля.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Всё в порядке. Машина идёт хорошо. Приём.

Гагарин: Понял вас. Вижу реки, складки местности, различимы хорошо, ви димость хорошая. Отлично у вас там всё видно. Приём.

Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Всё нормально.

Гагарин: Понял вас. Докладываю: вижу Землю, видимость отличная. Хоро шая видимость. Приём.

Пауза 10 секунд.

Королёв: «Кедр», я «Заря». Как самочувствие? Я «Заря». Приём.

Гагарин: «Заря», я «Кедр». Самочувствие отличное. Продолжаю полёт. Не сколько растёт перегрузка. Вибрации. Всё переношу нормально. Самочувствие отличное. Настроение бодрое. В иллюминатор «Взор» наблюдаю Землю. Разли чаю складки местности, лес. Самочувствие отличное. Как у вас дела? Приём.

Королёв: «Кедр», «Кедр», я «Заря». Молодец, отлично всё идёт, хорошо! Я «Заря», приём.

Гагарин: «Заря», я «Кедр». Наблюдаю облака над землёй, мелкие, кучевые.

И тени от них. Красиво, красота. Как слышите, приём?

Королёв: «Кедр», я «Заря», «Кедр», я «Заря». Слышим вас отлично. Про должайте полёт.

Гагарин: Полёт продолжается хорошо. Перегрузки растут медленно, незначи тельно. Всё переносится хорошо. Вибрации небольшие. Самочувствие отличное.

В иллюминатор «Взор» наблюдаю: Земля всё больше закрывается облаками.

Королёв: «Кедр», я «Заря». Всё идёт нормально. Вас поняли. Слышим от лично. Я «Заря», приём.

Резкий шум. Затем шум стихает.

Гагарин: «Заря», я «Кедр». Произошло выключение второй ступени. Приём.

Пауза 10 секунд.

Он всех нас позвал в космос Королёв: «Кедр», я «Заря-1». Работает то, что нужно. Последний этап. Всё нормально. Приём.

Гагарин: Вас понял. Слышу включение. Чувствую работу. Самочувствие от личное. Наблюдаю Землю. Видимость хорошая. Приём.

Королёв: Понял вас.

Пауза 10 секунд.

Гагарин: Полёт продолжается хорошо. Работает третья ступень. Работает цвет (свет?) телевидения. Самочувствие отличное. Настроение бодрое. Всё проходит хорошо. Вижу Землю. Вижу горизонт во «Взоре». Горизонт несколько сдвинут к ногам.

Королёв: «Кедр», «Кедр», я «Заря». «Кедр», я «Заря». Всё идет хорошо. Как слышите, как самочувствие? Я «Заря». Приём.

Гагарин: «Заря», я «Кедр». Слышу вас отлично. Самочувствие отличное.

Полёт продолжается хорошо. Во «Взор» наблюдаю Землю. Видимость хоро шая. Различить, видеть можно всё. Некоторое пространство покрыто кучевой облачностью. Полёт продолжаем, всё нормально. Приём.

Королёв: «Кедр», я «Заря», «Кедр», я «Заря». Вас понял. Молодец, связь отлично держите. Продолжайте в том же духе. Я «Заря». Приём.

Гагарин: Понял вас. Всё работает отлично, всё отлично работает. Идём дальше.

Пауза около 20 секунд.

Гагарин: Вот сейчас Земля покрывается всё больше облачностью. Кучевая облачность. Покрывается слоисто-дождевой облачностью. Такая плёнка на Земле. Уже земной поверхности практически становится не видно. Интерес но, да, вот сейчас открыто: складки гор, леса. (Пауза.) «Заря-1», «Заря-1», вас слышу очень слабо. Самочувствие хорошее. Настроение бодрое, продолжаю полёт. Всё идёт хорошо. Машина работает нормально. Приём. (Дальнейшая запись на бортовом магнитофоне космонавтом частично стерта.)...320 ат мосфер. Самочувствие хорошее, настроение бодрое. Продолжаю полёт. Чувс твую. Не чувствую, наблюдаю некоторое вращение корабля вокруг осей. Сейчас Земля ушла из иллюминатора «Взор». Самочувствие отличное. Чувство неве сомости благоприятно влияет, никаких таких не вызывает явлений. Как поняли меня, приём? (Пауза.) А сейчас через иллюминатор «Взор» проходит Солнце.

Немножко резковат его свет. Вот Солнце уходит из зеркал. (Пауза.) Небо, небо чёрное, чёрное небо, но звёзд на небе не видно. Может, мешает освещение.

Переключаю освещение на рабочее. Мешает свет телевидения. Через него не видно ничего. (Пауза.) «Заря», я «Кедр», «Заря», я «Кедр». (Пауза.) «Весна», я «Кедр», «Весна», я «Кедр». На связь. Как слышите? Приём.

Пауза около 10 секунд.

Гагарин: «Весна», я «Кедр». Произошло разделение с носителем в часов 18 минут 7 секунд, согласно заданию. Самочувствие хорошее, вклю чился спуск-1. Магнитный индекс БКРФ движется ко второму положению.

Все пуски БКРФ горят. Самочувствие хорошее, настроение бодрое. Пара метры кабины: давление единица, влажность 65, температура 20, давле ние в отсеке единица. В ручной системе – 155, в первой автоматической – 155, вторая автоматическая – 157. Чувство невесомости переносится хорошо, приятно. Продолжаю полёт на орбите. Как поняли, приём.

Парламентский урок Пауза 30 секунд. Шум усиливается. Слышно что-то вроде морзянки.

Гагарин: Бортотсек (?) продолжает вращаться. Вращение отсека можно оп ределить по земной поверхности. Земная поверхность «Взора» уходит влево.

Отсек несколько вращается вправо. Хорошо, красота, самочувствие хорошее.

Продолжаю полёт. Всё отлично проходит. Всё проходит отлично. Что там по «Заре», связи нет! Что по «Весне»? Тоже связи нет.

Сильный шум. Пауза 6 секунд.

Гагарин: «Весна», «Весна», я «Кедр», как слышите меня, приём. Весна, я «Кедр». Вас не слышу. Как меня слышите, приём.

Шум. Пауза 5 секунд.

Гагарин: Чувство невесомости интересно. Всё плавает. (Радостно.) Плава ет всё! Красота. Интересно.

Пауза 45 секунд.

Гагарин: «Заря-3», «Заря-3» на связь. Как слышите меня, приём. «Заря-3»

на связь. Как меня слышите, приём.

Пауза 5 секунд.

«Заря-3»: «Кедр», я «Заря-3», «Кедр», я «Заря-3».

Гагарин: «Заря-3», я «Кедр». Как меня слышите? Приём. «Весну» не слышу.

Не слышу «Весну». Самочувствие хорошее, настроение бодрое. Всё нормаль но, полёт продолжаю. Невесомость проходит хорошо. В общем, весь полёт идёт хорошо. Что можете мне сообщить? Приём.

«Заря-3»: «Кедр», я «Заря», слышу вас хорошо.

Гагарин: «Заря-3», я «Кедр». (Говорит очень тщательно, почти по сло гам.) Полёт проходит успешно. Чувство невесомости нормальное. Самочувс твие хорошее. Все приборы, все системы работают хорошо. Что можете сооб щить мне? Вас слышу отлично.

«Заря-3»: «Кедр», я «Заря-3». Слышим вас хорошо, приборы работают нор мально. Самочувствие нормальное. Что можете мне сообщить по полёту? Что сообщить мне можете? Приём. (Сильный шум.) «Кедр», я «Заря-3». Указание от двадцатого не поступает, не поступает. Всё нормально.

Гагарин: Понял вас. От двадцатого указание не поступает. Сообщите ваши данные о полёте. Привет блондину!

Пауза 35 секунд.

Гагарин: Открыл светофильтр «Взор». Вижу горизонт, горизонт Земли вы плывает. Но звёзд на небе не видно. Земная поверхность, земную поверхность видно в иллюминатор. Небо чёрное, и по краю Земли, по краю горизонта такой красивый голубой ореол, который темнее по удалению от Земли.


«Заря-3»: «Кедр», я «Заря-3», «Кедр», я «Заря-3». Как слышите меня, приём.

Гагарин: «Заря-3», я «Кедр». Вас слышу хорошо. Как меня? Приём. Объект освещается.

Сильные помехи.

Гагарин: «Весна», я «Кедр», 10 часов 4 минуты. Передаю очередное отчёт ное сообщение. Нахожусь в апогее. Работает Спуск-1, работает солнечная ори ентация. Давление в кабине единица, влажность 65%, температура 20 граду сов. Давление в отсеке один и две десятых. В ручной ориентации – 155. Первая автоматическая – 150. Вторая автоматическая – 155. Самочувствие хорошее, настроение бодрое. Полёт проходит успешно. Как поняли меня, приём.

Он всех нас позвал в космос Пауза около 10 секунд. Слышно что-то вроде морзянки.

Гагарин: Внимание, вижу горизонт Земли. Очень такой красивый ореол. Сна чала радуга от самой поверхности Земли, и вниз такая радуга переходит. Очень красивое, уже ушло через правый иллюминатор. Видно звёзды через «Взор», как проходят звёзды. Очень красивое зрелище. Продолжается полёт в тени Земли.

В правый иллюминатор сейчас наблюдаю звёздочку, она так проходит слева на право. Ушла звёздочка, уходит, уходит... Внимание, внимание. 10 часов 9 минут 15 секунд. Вышел из тени Земли. Через правый иллюминатор и «Взор» видно:

сейчас появилось Солнце. Объект вращается. Очевидно, работает солнечный системный иллюминатор. Вот сейчас в систему «Взор» наблюдаю Землю, на блюдаю Землю, пролетаю над морем. Направление движения над морем оп ределить вполне можно. Сейчас я примерно движусь правым боком, некоторой облачностью закрыто. Направление над морем определить можно (одно слово неразборчиво). «Весна», я «Кедр», «Весна», я «Кедр». 10 часов 18 минут. Про шла вторая команда. Давление в системе ориентации 120 атмосфер. Давление в баллоне ТДУ 320 атмосфер. Самочувствие хорошее. Полёт проходит успешно.

Как поняли, приём. Все системы работают хорошо. (Сильные помехи). «Весна», я «Кедр», «Весна», я «Кедр». Полёт проходит успешно. Самочувствие отличное.

Все системы работают хорошо. 10 часов 23 минуты. Давление в корабле еди ница. Влажность 65. Температура 20. Давление в отсеке 1, 2. В ручной системе – 150. В автоматической – 110, во второй автоматической – 115. В баллоне ТДУ 320 атмосфер. Самочувствие хорошее, продолжаю полёт. Как поняли, приём.

На этом запись обрывается. В 10 часов 55 минут по московскому времени Юрий Гагарин совершил приземление.

(Материал предоставлен Российским государственным архивом научно технической документации (РГАНТД). Опубликовано в журнале «Коммерр сант-Власть» в номерах от 10 и 17 апреля 2001 года).

А.А.Леонов.

А.А.Леонов.

Заход Солнца на орбите «Космическая заря»

А.А.Леонов.

Вид из космоса Парламентский урок Приземление «…Менее чем за 90 минут «Восток» облетает вокруг Земли, наступает время возвращаться. Это была наиболее опасная часть полёта. Если бы что нибудь случилось на старте, у него оставался хотя бы небольшой шанс уцелеть при катапультирова нии. Если бы сбой произошёл на орбите, то ему при шлось бы остаться там навсегда или превратиться в неосязаемый пепел.

Бортовые приборы выводят корабль на нужную траекторию полёта. Используя Солнце в качестве ориентира, «Восток» начинает свой стремительный спуск. Он оказывается более неприятным делом, чем подъём. Корабль начинает вращаться вокруг своей оси, а перед входом в атмосферу спускаемый аппарат не может полностью отделиться от пристыкованного А.Леонов. «Восток-1»

к нему приборного отсека, и оба модуля, всё еще со- возвращается домой. (В силу засекреченности единённые электропроводкой, несутся вниз.

информации о «Затем в точно заданное время прошла третья космических программах команда, – пишет в отчёте Юрий Гагарин. – Я по- А.Леонов изобразил чувствовал, как заработала ТДУ (тормозная двига- внешний вид корабля не соответствующим тельная установка – А.Д.). Через конструкцию ощу действительному) щался небольшой шум. Я засёк время включения ТДУ. Включение прошло резко. Время работы ТДУ составило точно 40 секунд.

Как только включилась ТДУ, произошёл резкий толчок, и корабль начал вра щаться вокруг своих осей с очень большой скоростью. Скорость вращения была градусов около 30 в секунду, не меньше. Всё кружилось. То вижу Африку (над Африкой произошло это), то горизонт, то небо. Только успеваю закрываться от Солнца, чтобы свет не падал в глаза.

Мне было интересно самому, что проис ходит. Разделения нет. Я знал, что по расчёту это должно было произойти через 10-12 секунд после включения ТДУ. По моим ощущениям, больше прошло времени, но разделения нет… Я решил, что тут не всё в порядке. Засёк по часам время. Прошло минуты две, а разделе ния нет. Доложил по КВ-каналу, что ТДУ срабо тала нормально. Прикинул, что всё-таки сяду, тут ещё всё-таки тысяч шесть километров есть Первые снимки из космоса – выполнены Германом Титовым до Советского Союза, да Советский Союз ты сяч восемь километров, до Дальнего Востока с КК «Восток-2»

По материалам статьи Анатолия Докучаева (прим.: Докучаев Анатолий Ива нович – известный военный журналист, полковник, эксперт, автор многочислен ных публикаций по истории космонавтики и авиации.) «Красная звезда», 24 ап реля 1999 г.

Он всех нас позвал в космос где-нибудь сяду. Шум не стоит поднимать. По телефону, правда, я доложил, что ТДУ сработала нормально, и доложил, что разделение не произошло.

Как мне показалось, обстановка не аварийная, ключом я доложил «ВН»

– всё нормально. Лечу, смотрю – северный берег Африки, Средиземное море, всё чётко видно. Всё колесом крутится, – голова, ноги. В 10 часов 25 минут секунд должно быть разделение, а произошло в 10 часов 35 минут».

«Если кто-то и был способен выжить во враждебных просторах космоса, то это был Юрий Гагарин» – одна из образных фраз о пилоте «Востока». Космо навт номер один держит экзамен. И держит блестяще. «Всё нормально», – пе редаёт он «Заре». Ему крупно везёт. При спуске температура вокруг корабля настолько повышается, что кабели сгорают, модули разделяются, и угроза ка тастрофы минует.

«Разделение я резко почувствовал. Такой хлопок, затем толчок, вращение продолжалось. Все индексы на ПКРС погасли. Включилась только одна над пись: «Приготовиться к катапультированию». Затем, чувствуется, начинается торможение…, это заметил, поставил ноги на кресло… Здесь я уже занял позу для катапультирования, сижу жду.

Начинается замедление вращения корабля, причём по всем трём осям. Ко рабль стало колебать примерно на 90 градусов вправо и влево. Полного оборо та не совершалось. По другой оси также колебательные движения с замедле нием. В это время иллюминатор «Взор» был закрыт шторкой, но вот по краям этой шторки появляется такой ярко-багровый свет. Такой же багровый свет на блюдал и в маленькое отверстие в правом иллюминаторе…»

Корабль входит в плотные слои атмосферы. Его наружная оболочка быст ро накаляется, и сквозь шторки, прикрывающие иллюминаторы, Гагарин видит жутковатый багровый отсвет пламени, бушующего вокруг корабля.

Невесомость исчезает, нарастающие перегрузки прижимают его к креслу.

Они всё увеличиваются и становятся значительнее чем при взлёте. Корабль опять вращает, и Гагарин сообщает об этом «Заре». Но вращение, обеспокоив шее космонавта, вскоре прекращается.

«Уже когда перегрузки спали, очевидно, после перехода звукового барьера, слышен свист воздуха, свист ветра, – вспоминал Гагарин. – Слышно, как шар уже идёт в плотных слоях атмосферы. Свист слышен, как обычно в самолётах, когда они пикируют. Понял, что сейчас будем катапультироваться. Настроение хорошее. Ясно, что это я не на Дальнем Востоке сажусь, а где-то здесь вбли зи. Разделение, как я заметил (и там глобус остановился у меня), произошло приблизительно на середине Средиземного моря. Значит, всё нормально, думаю, сажусь. Жду катапультирования…»

Прервём здесь Гагарина и отметим, что приземление происходило на парашюте, а не вместе с кораблём, как сообщил ТАСС 12 апреля 1961-го, как, наконец, об этом написал в своей книге «Дорога в космос» сам Юрий Гагарин. Та версия обрела силу правды, а истина долгие годы замалчи валась. Скорее всего, потому, что в дальнейшем космонавты должны были приземляться в спускаемом аппарате. С Гагариным решили под страховаться. Конструкторы сочли, что приземление внутри спускае мого аппарата будет слишком жёстким, и избрали, как им казалось, более безопасный способ посадки. Вернёмся вновь в воспомина ниям космонавта:

Парламентский урок «В это время на высоте примерно около метров происходит отстрел крышки люка № 1:

хлопок – и ушла крышка люка. Я сижу и думаю, не я ли катапультировался – быстро, хорошо, мягко, ничем не стукнулся. Вылетел с креслом. Смотрю, выстрелила эта пушка, ввёлся в действие стаби лизирующий парашют. На кресле сел, как на сту ле. Сидеть на нём удобно, очень хорошо, и вра щает в правую сторону. Начало вращать на этом стабилизирующем парашюте.

Я сразу увидел: река большая – Волга. Думаю, что здесь больше других рек таких нет, – значит, Волга. Потом смотрю, что-то вроде города, на одном берегу большой город и на другом – значительный. Ду маю, что-то вроде знакомое. Катапульти рование произошло над берегом, по-мое му, приблизительно около километра. Ну, думаю, очевидно, ветерок сейчас меня потащит туда, буду приводняться. От Орбита КК «Восток» на карте Земли цепляется стабилизирующий, вводится в действие основной парашют – и тут мягко так, я ничего даже не заметил, стащило. Кресло ушло от меня, вниз пошло.

Я стал спускаться на основном парашюте… Думаю, наверное, Саратов здесь, в Саратове приземлюсь. Затем раскрылся запасной парашют, раскрылся и повис вниз, он не открылся, произошло просто открытие ранца…»

Новая опасность, опасность страшная.

«Тут слой облачков был, в облачке поддуло немножко, раскрылся второй парашют, наполнился, и на двух парашютах дальше я спускался…»

Два раскрытых парашюта – это опасно, очень опасно. Но беда, как гово рится, не приходит одна. Сразу не открылся клапан, что подавал воздух для дыхания. Вновь слово Гагарину:

«Но перед землёй меня, наверное, метров за тридцать, плавно повернуло лицом по сносу. Ну, думаю, сейчас ветерок метров пять-семь. Причём призем ление очень мягкое было… Уже на земле шлем открыл, с закрытой шторкой приземлялся. Трудно было с открытием клапана дыхания в воздухе, получи лась такая вещь, что этот клапан, когда одевали, попал под демаскирующую оболочку – и он под подвесной системой, под этой демаскирующей оболочкой, так всё притянуло, минут шесть я всё старался его достать. Но потом взял рас стегнуть демаскирующую оболочку, с помощью зеркала вытащил этот самый тросик и открыл его нормально».

Весь полёт был риском, цена риска – жизнь. Гагарин рисковал ради славы своей страны. Ради продвижения человечества по пути прогресса. Ради того, на конец, чтобы встретиться с космосом и рассказать землянам о нём. И счастье улыбнулось ему. Он остался в живых и поведал миру о величайшем свершении.

В 10.55 Юрий касается ногами грунта. Менее чем через два часа после старта он приземляется в поле возле деревни Смеловка, на глазах у изумлённых колхоз ницы Анны Тахтаровой и её внучки Риты. Те направляются было к нему, намере Он всех нас позвал в космос ваясь помочь, однако, подойдя ближе, останавливаются в нерешительности. Его необычный ярко-оранжевый скафандр и большой шлем их явно смущают.

Схема полёта КК «Восток»

«Вышел на пригорок, смотрю, женщина идёт с девочкой сюда ко мне, мо жет быть, метров восемьсот она была от меня. Я к ней иду, смотрю, она шаги замедляет, потом от неё девочка отделяется и назад пошла. Тут я начал ма хать, кричать: «Свой, свой я, советский, не бойтесь, не пугайтесь, идите сюда!»

Неудобно идти в скафандре, но я всё-таки иду к ней. Я подошёл, сказал, что я советский человек, прилетел из космоса…»

Подбегают механизаторы. В отличие от Тахтаровой они слушали радио и были в курсе происходящего. «Это Юрий Гагарин! Это Юрий Гагарин!» – кричит один из них, до глубины души потрясённый встречей с человеком, о котором всего несколько минут назад слышал по радио.

Вскоре за Юрием прилетает вертолёт, который несёт его в город Энгельс».

Гагаринские рекорды Международная авиационная федерация (ФАИ) в мае 1961-го зарегис трирует: первый пилотируемый космический полёт совершил гражданин СССР майор Юрий Алексеевич Гагарин. Из официальных документов ФАИ следует, что корабль «Восток» стартовал с космодрома Байконур в 6 часов 7 минут по Гринвичу и приземлился вблизи деревни Смеловка Терновского района Саратовской области через 108 минут. Протяжён ность маршрута – 40.868,6 км, максимальная скорость полёта – 28. км/час, максимальная высота полёта – 327 км. Последняя цифра ре кордной остаётся и сегодня. Никто на одноместных кораблях не под нимался выше, чем Юрий Гагарин.

Парламентский урок Юрий Гагарин после приземления Место приземления Ю.А.Гагарина около деревни Смеловка, Саратовская 12.04.1961г.

область, 12 апреля 1961 г.

Ю.Гагарин непосредственно после Первые минуты после приземления.

приземления докладывает по Окружившие Ю.А.Гагарина военные телефону главе правительства СССР – поисковая команда, возглавляемая Н.С.Хрущёву об успешном выполнении командиром ракетного дивизиона первого в мире полёта человека в майором А.Гасиевым космос А.А.Тахтарова с внучкой Ритой Спускаемый аппарат Столб, КК «Восток» на установленный на месте приземления месте приземления 12.04.1961г. 12.04.1961г.

Он всех нас позвал в космос Сто восемь минут на космодроме «От ракеты отъехала высокая металлическая фер ма с площадками обслуживания и лифтом, на котором мы спустились. Теперь к кораблю, если и захочешь – не доберёшься. Но зато ракета предстала во всей своей красе, ничего её не закрывает. На самом верху, словно шлем древнего рыцаря, снежно-белый обтекатель. Под ним корабль и только через большое окно на боку поб лёскивала крышка люка. Того самого… А за ней… Что думал Юрий в те минуты? Я твёрдо знал лишь одно – он верил нам, верил в то, что сделано всё, что только было в человеческих силах для его успешного полёта. Он отдавал свою жизнь, себя машине, создан ной людьми. Байконур.

Гагаринский старт Из репродукторов громкой связи донеслось:

– Десятиминутная готовность! Готовность десять ми нут!

Заметил на себе косые взгляды Королёва и Кириллова. Пора уходить. Взгля нул на ракету ещё раз – последний. Больше её не увидишь...

Спустился в бункер управления. Он глубоко под землёй, крутая неширокая лестница вниз, тяжёлые массивные двери. Про шёл по коридору, заглянул в пультовую. Стар товики на своих местах. Тихо. Ни разговоров, ни улыбок. Знаю, что один из них нажмёт копку «Зажигание» в 9 часов 6 минут 54 секунды. Так указано в карточке стреляющего.

…Народу много – главные конструкторы из смежных организаций, испытатели, медики, свя зисты. В углу на столике телеграфный аппарат, рация, микрофон, телефон.

Шёл разговор с Гагариным. Слышно было, как кто-то из медиков проговорил:

– Займите исходное положение для регист рации физиологических параметров.

– Исходное положение занял, – донес лось из динамика, – Как по данным медици ны сердце бьётся?

– Пульс у вас шестьдесят четыре, дыхание двадцать четыре. Всё нор мально.

– Понял, значит сердце бьётся!

Команда «Ключ на старт!»

По материалам главы «Сто восемь минут…», посвященной полёту Ю.А.Гагарина в космос, из книги Олега Ивановского «Ракеты и космос в СССР. Записки секретного конструктора»

Парламентский урок Посчитали бы пульс у кого-то здесь, в бункере. Интересно, сколько бы уда ров было? Уж никак не шестьдесят четыре.

В комнатке становилось тесновато. Прошли ещё минуты две-три. Через от крытую дверь донёсся вой сирены. Это был сигнал для тех, кто, не дай Бог, за мешкался с отъездом. Хотя таких быть не должно. Порядок соблюдался строгий.

В коридоре промелькнули три фигуры. Королёв, Воскресенский, Кириллов.

Дверь пультовой тут же закрылась. Из внутреннего динамика голос:

– Всем службам космодрома объявляется минутная готовность! Готовность одна минута!

Тишина такая, что, казалось, никто и не дышит.

– Ключ на старт! – голос Кириллова.

*** Анатолий Семёнович Кириллов… Кто знает, сколько нервной энергии тре бовал от него тот старт, те последние минуты перед тем, как ему, впервые в мире «стреляющему» ракетой с человеком на борту, нажать «ПОСЛЕДНЮЮ»

кнопку.

Как справиться с тем грузом ответственности за доверие к своим подчинён ным, за свои принимаемые решения в те последние секунды по ходу работ.

Да ведь и тревога была… К тому времени ещё не было полного убеждения в высокой надёжности ракеты-носителя и космического корабля.

*** – Ключ на старт!– голос Кириллова.

Оператор на главном пульте повернул металли ческий серый, с кольцом на конце, небольшой ключ, и, словно в праздничный вечер, расцвёл пульт разноцве тьем транспарантной иллюминации.

– Протяжка один!… Продувка… Ключ на дренаж…– голос Кириллова.

– Есть ключ на дренаж! Есть дренаж!

Это захлопнулись на кислородных баках дренаж ные клапаны.

В динамике голос Гагарина:

– У меня всё нормально, самочувствие хорошее, настроение бодрое. К старту готов. Приём… – Отлично! Даётся зажигание. «Кедр», я «Заря-1»

– это Королёв.

– Понял вас, даётся зажигание! «Старт «Востока»

– Предварительная! – голос Кириллова. – рис. космонавта – Есть предварительная! – это режимы выхода А.Леонова двигателей ракеты на основную тягу.

– Промежуточная!.. Главная!…ПОДЪЁМ!!!

И вдруг сквозь шорох помех и обвальный грохот тридцати двух двигателей ракеты из динамика голос Гагарина:

– ПОЕХАЛИ-И-И!

Голос хронометриста отсчитывал секунды:

– Одна…две…три… Он всех нас позвал в космос – Всё нормально, «Кедр», я «Заря-1».. Мы все желаем вам доброго полёта!

…Ракета шла, не могла не идти! Казалось, что миллионы рук и сердец человеческих, дро жащих от чудовищного напряжения, выносили корабль на орбиту.

И «Восток» вышел на орбиту!

Сорвались с мест. Сидеть, стоять больше сил не было. Самые разные лица: весёлые, су ровые, сосредоточенные – самые разные. Но одно у всех – слёзы на глазах. И у седовласых, и у юных. И никто не стеснялся слёз. Обнимались, С.П.Королёв в пультовой целовались, поздравляли друг друга.

В коридоре, у пультовой, окружили Королёва. Наверное, по доброй тради ции, подняли бы на руки, да качать негде. Потолок низковат. Кто-то снял с рука ва красную повязку, собирает автографы. Мелькнула мысль – «Такое ведь не повторится!» Подошёл к Королёву:

– Сергей Палыч… – Давай, давай… Вышли наверх. На первой же подвернувшейся машине, еле втиснувшись, удалось уехать к «люксовой» гостинице. Там все линии связи с внешним ми ром. По дороге на большой скорости обогнала машина Королёва. Подъехали.

Народу рядом с гостиницей полным-полно. Из открытого окна, из динамика на танцплощадке – торжественный голос Левитана:

«…Первый в мире космический корабль-спутник «Восток» с человеком на борту. Пилотом-космонавтом космического корабля-спутника «Восток»

является гражданин Союза Советских Социалистических Республик лётчик майор Гагарин Юрий Алексеевич…»

Как майор? Почему майор?

Ведь Гагарин старший лейте нант? Потом… Потом… Праздник, большой празд ник. Человек в космосе! Человек на орбите! «Юра». «Юрий»… «Гагарин»… – Только и слышалось вокруг… Кто-то выскочил на крылечко, крикнул:

– Пролетает над Аф рикой!!!

Над Африкой дол Историческая запись (неуставная) в журнале жен начаться спуск.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.