авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«БЮЛ ЛЕ ТЕНЬ Издаётся с 1995 года Выходит 4 раза в год 2013 2 (71) ВЕСТНИК РОССИЙСКОГО ГУМАНИТАРНОГО НАУЧНОГО ФОНДА ...»

-- [ Страница 3 ] --

(чеканный средник этого оклада работы греческого мастера первой поло вины XVIII в.), а также митра, сделанная в России в XVIII в. из красного бархата, украшенная шитьём, овальными медальонами с расписной эма лью и стразами (39 27 см). На острове Миконос в соборе монастыря Богоматерь Турлиани сохранились три русские иконы: две в серебряных чеканных окладах — «Богоматерь Владимирская» (32 24 см) и «Благо вещение» (43 29 см) — датируются первой половиной XIX в., а храмовая икона «Николай Чудотворец» с чеканными узорами по золочёному левкасу относится к середине XIX в. (64 49 см). В музее-ризнице Священного учреждения Евангелистрии на острове Тинос, центре современного палом ничества, среди по меньшей мере полусотни церковных памятников рус ского происхождения особый интерес представляют изделия из серебра:

потир 1823 г. работы московского мастера (диаметр поддона — 19 см, вы сота — 32 см), оклад Евангелия с финифтяными дробницами, сделанный в Санкт-Петербурге в 1867 г. мастером Карлом Верлиным (39 22 см), чеканный оклад иконы «Благовещение», изготовленный в 1873 г. в Санкт Петербурге (49 34 см) как вклад петербургского грека Николая Ива новича Карали. В одном из древних монастырей Архипелага — мужском монастыре св. Пантелеймона (Пенахранду) X в. на острове Андрос — 82 Вестник РГНФ. 2013. № рядом с мощами почитаемых святых и главой Пантелеймона Целителя в храме находятся русские иконы: это икона «Святой Николай Чудот ворец с 18-ю клеймами жития» в серебряном чеканном окладе русской работы конца XVIII в. (37 36 см) и икона в серебряном чеканном окла де «Святой Георгий Победоносец» XIX в. (37 27 см) (фото 7).

Фото 7. Инок Спиридон с русской иконой святого Спиридона (XIX в.) на острове Андрос Замечательные предметы русского церковного искусства представлены также в музейных собраниях Афин. Так, в Византийском музее особого внимания заслуживает выносной деревянный крест в серебряном окла де работы новгородского мастера первой половины XVI в. (36 17,5 см), а в Музее Бенаки — деревянная панагия XVI в. в серебряной оправе с рез ными изображениями «Богоматерь Воплощения», «Троица Ветхозаветная», Небесных сил и пророков в серебряной оправе (диаметр 6 см);

серебря ное блюдо с гравированными изображениями 12 апостолов 2-й половины Е.Б.Смилянская, В.В.Игошев Российские памятники в Греции и историческая... XVII в. (диаметр 29 см);

складень трехстворчатый начала XVIII в. с мини атюрными иконописными изображениями в серебряном окладе.

Большинство перечисленных предметов церковного искусства мало известны или вводятся в научный оборот впервые. Между тем они зна чительно дополняют наше представление о развитии серебряного дела, иконописи и миниатюрной резьбы в России и дают новый материал не только для истории русско-греческих религиозно-культурных связей, но и для дальнейшего изучения центров русского искусства со сложивши мися в них особой иконографией священных изображений, своеобразием орнаментики и технологии изготовления.

В целом экспедиция 2012 г. показала, что выявление и изучение рус ских памятников в Греции имеет значительные перспективы и требует не только расширения географии поиска, но прежде всего объединения усилий с греческими коллегами и церковными институциями, без содей ствия которых невозможно получить доступ к большинству монастырских и церковных хранилищ. Постепенно понимание значимости предприни маемых российскими учёными усилий начинает находить отклик и с гре ческой стороны, и открытие музея Архипелагской экспедиции на Паросе станет важным тому подтверждением. Исключительное значение имеют и усилия наших коллег в Греции Ирины Жалниной [13], Ирины Анаста сиади, доктора Паноса Стаму и других, благодаря которым можно при ре ализации дальнейших проектов надеяться на новые открытия и находки.

Примечания 1. Отчет об экспедиции 2009 г. опубликован: Смилянская Е.Б. По следам россий ского присутствия 1770–1774 годов в Восточном Средиземноморье // Вестник РГНФ. 2010. № 1. С. 178–186;

по итогам выполнения проектов по изучению средиземноморской политики Екатерины II, поддержанных РГНФ, вышла в свет монография: Смилянская И.М., Велижев М.Б., Смилянская Е.Б. Россия в Средиземноморье. Архипелагская экспедиция Екатерины Великой (М.: Ин дрик, 2011);

далее: «Россия в Средиземноморье». Настоящая работа написана также в рамках проекта Научного фонда НИУ—ВШЭ «Средиземноморские владения Екатерины II: имперский проект и социокультурная реальность. Мо нографическое исследование (12-01-0011).

2. Проект РГНФ «Русская церковная утварь и произведения искусства в Гре ции» 2010–2011 гг. (руководитель — В.В.Игошев). Некоторые результаты экспедиции 2012 г. опубликованы: Игошев В.В. Драгоценная церковная утварь, иконы и вещи личного благочестия русской работы XVI–XVII веков в Гре ции // Искусствознание. 2013 (в печати). По данной теме В.В.Игошев также сделал доклады: «Русская благотворительность греческим храмам и монасты рям в XVIII–XIX вв. Вклады драгоценной церковной утвари ростовского 84 Вестник РГНФ. 2013. № Спасо-Яковлевского монастыря» (XXII научная конференция «История и куль тура Ростовской земли». ГМЗРК (Ростов, 9 ноября 2012 г.)»;

его же «Произ ведения русского церковного искусства на греческих островах. Итоги экспеди ции 2012 года» (XXIII Ежегодная богословская конференция Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Москва, 26 января 2013 г.).

3. Подробнее об этом: Россия в Средиземноморье. С. 38–55.

4. Россия в Средиземноморье. С. 488.

5. Сamariano-Cioran A. La Guerre Russo-Turque de 1768–1774 et les Grecs // Revue des etudes sud-esteuropeennes. Bukarest, 1965. T. III. № 3–4. Р. 524.

6. Атлас Архипелага и рукописные карты Первой Архипелагской экспедиции рус ского флота 1769–1774 гг. М., 1997.

7. Однако в русских источниках и греческой не только устной, но и печатных вер сиях есть немало разночтений. Прежде всего, из двух братьев Орловых в Витуле мог быть только Федор Григорьевич (А.Г.Орлов прибыл в Морею только спустя два месяца и находился при Наварине). Кроме того, Ф.Г.Орлов 19 февраля 1770 г.

вместе с офицерами действительно присутствовал в Витуле на службе, но мо настырь в русских судовых журналах назван «Успенья Богородицы». В нём же Ф.Г.Орлов действительно «после литургии принимал присягу пришедших в рос сийское подданство греческого капитана и прочих греков» (РГВИА. Ф. 846.

Оп. 16. Д. 1860. Л. 103). Наконец, 20–21 февраля началось формирование двух греческих легионов — восточного и западного, — и они выстроились «при мона стыре вдоль берега фронтом, при котором для оных команд наших архимандри том освящены два знамя» (РГВИА. Ф. 846. Оп. 16. Д. 1860. Л. 103об.).

8. Подробнее о монастыре и его росписях см.: Tales of Religious Faith in Mani (Net work of Mani Museums). Athens: Kapon editionas, 2005. P. 157–159;

там же по мещена библиография работ о монастыре.

9. В этом проекте приглашены участвовать и российские учёные и архивисты, в том числе Е.Б.Смилянская.

10. Россия в Средиземноморье. С. 184–185.

11. На северной стене храма помещён мраморный барельеф с изображением святой Екатерины, имеющий дату 1767 г., а это несколько расходится с легендой о том, что именно Орлов в 1770-х гг. настоял на посвящении церкви святой покрови тельнице российской императрицы.

12. Арш Г.Л. О русской системе «покровительства» и о некоторых её социаль но-экономических и политических последствиях для населения Балкан (конец XVIII – начало XIX в.) // Etudes Belkaniques. 1975. Vol. 2. C. 108–127;

Уля ницкий В.А. Русские консульства за границею в XVIII веке. М.: Тп. Г.Лисснера и А.Гешеля, 1899. Ч. 1. C. 645.

13. Председатель Союза русских эмигрантов в Греции имени кн. Демидовой искус ствовед Ирина Жалнина собрала и издала самый полный на настоящее время труд о российской эмиграции в Греции: Жалнина-Василькиоти И. Родной земли комок сухой // Русский некрополь в Греции. М.: Книжница;

Русский путь, 2012.

т.н.Смекалова, а.в.чудин, а.е.Пасуманский, в.а.кутайсов, ю.л.Белик* ключевая точка северо-западного крыма Наивысшая точка Тарханкутского полуострова, высота которой над уровнем моря составляет 178 м, во все исторические времена являлась ключевой не только для Тарханкута, но и для северо-западного Крыма в целом. С неё открывается наиболее широкий вид на внутренние и при брежные районы. Примечательным является тот факт, что только отсюда одновременно просматривается как юго-восточное, так и северное побере жье Тарханкута, включая Ак-Мечетскую бухту (Калос-Лимен). Архео логи не зря определили данную точку как основную для мгновенной пере дачи сигнала опасности с северного побережья на южное [1, с. 116] (рис. 1).

Рис. 1. Трёхмерная карта северо-западного Крыма, построенная на основании цифровой модели рельефа. Показаны основные античные поселения * Смекалова татьяна николаевна — доктор исторических наук, заведующий лабораторией магнитного резонанса в слабых полях физического факультета Санкт-Петербургского госу дарственного университета (СПбГУ), руководитель проекта «Экспедиция для экстренного исследования археологических памятников в районе наивысшей точки Тарханкутского полу острова» (12-01-18011е).

чудин андрей викторович — младший научный сотрудник СПбГУ, исполнитель того же проекта.

Пасуманский алексей евгеньевич — программист ООО «Живой Софт», исполнитель того же проекта.

кутайсов вадим александрович — доктор исторических наук., старший научный сотрудник Крымского филиала Института археологии НАНУ.

Белик юрий леонидович — кандидат исторических наук, заведующий отделом «Керчен ская крепость» Керченского историко-культурного заповедника.

86 Вестник РГНФ. 2013. № Целью экспедиционных работ было выявление по возможности всех археологических памятников, их изучение и включение в археологическую карту северо-западного Крыма. Работы проводились силами Геоархеоло гической экспедиции под руководством Т.Н.Смекаловой по комплексной методике, включающей архивный поиск, изучение картографических ма териалов, космических и аэрофотоснимков, геоинформационный анализ прямой видимости, автомобильно-пешие археологические разведки и вы борочные проверочные раскопки.

космические снимки В настоящее время на интернет-ресурсе Google Earth находятся сним ки высокого разрешения, сделанные в апреле и октябре 2009 г. для всей территории Тарханкутского полуострова. Они дают очень чёткие и высо коинформативные изображения археологических памятников, особенно для глубинных, «аборигенных», поселений и курганов с каменными на сыпями [2, с. 109, 112–128]. На снимках греческие усадьбы выделяются более тёмной и густой растительностью. Реже удаётся непосредственно наблюдать остатки прямоугольных каменных построек (как на поселении Кунан), что в сочетании с соответствующим подъёмным материалом пред ставляет прямой признак античных усадеб. Визуальные признаки грече ских усадеб на космических снимках не такие чёткие, как «аборигенных»

поселений, синхронных греческим [2, рис. 7–23]. Поэтому для того, чтобы идентифицировать памятник именно как античную усадьбу, необходимы дополнительные сведения. Такие данные могут быть получены при маг нитной съёмке, а также в ходе визуальных осмотров на местности и сбора подъёмного материала. Курганы с каменными насыпями очень чётко вид ны на космических снимках в виде ярко-белых пятен, зачастую с изумруд но-зелёным оттенком. Курганы с земляной насыпью хорошо выделяются на современных полях в качестве «островков» среди пахоты. На космиче ских снимках заметны следы возделывания полей (слабые параллельные линии), почти всегда сопутствующие «варварским» поселениям.

аэрофотографии. Архивные аэрофотографии являются важными источниками по изучению античных городищ. На снимках 1956 г. можно видеть квадратное укрепление с четырьмя угловыми башнями на месте открытой нами в 2010 г. античной усадьбы Чокрак-Верхнее до её разру шения бульдозером в 1970-е гг. (рис. 2). Аэрофотография 1956 г. помогла выявить четырёхчастное деление античного Западно-Донузлавского го родища [3, с. 163]. Снимок поселения Панское I позволяет выделить кон туры усадьбы У6 в виде светлого квадрата.

Т.Н.Смекалова, А.В.Чудин, А.Е.Пасуманский, В.А.Кутайсов, Ю.Л.Белик Рис. 2. Аэрофотография 1956 г., на которой видны квадратная постройка (усадьба?) с башнями по углам (3), «турецкая батарея» (1), наивысшая точка Тарханкута (2) и два источника (6 и 7) геоинформационный анализ. Для изучения системы простран ственного распределения археологических памятников на Тарханку те применялся геоинформационный анализ. Он позволяет определить участки ландшафта, видимые из выбранных точек на цифровой моде ли поверхности Земли. Программа MapInfo и её дополнение Vertical Mapper использовались для компьютерного анализа прямой видимости (Viewshed) между античными поселениями.

Для построения цифровой модели земной поверхности использова лись спутниковые данные для территории Северного Причерноморья.

Данные конвертировались из системы широта—долгота в градусах в географическую координатную систему UTM (Universal Transversive Mercator) в метрах. Высотные данные интерполировались для про странственной ячейки величиной 50 50 м. В ходе анализа использова лись значения высот, считанные для каждой ячейки этой модели. Точ ность измерения высот составляла 1 м. Карта рельефа северо-западного Крыма, построенная на основании этой модели, представлена на рис. 1.

Контурные линии высоты на картах прямой видимости проводились через 15 м (рис. 3).

88 Вестник РГНФ. 2013. № Рис. 3. Карта, построенная по результатам анализа прямой видимости (Viewshed analysis), проведённого для наивысшей точки Тарханкутского полуостро ва (отмечено жёлтой звёздочкой и цифрой 27);

видимые участки показаны тёмным цветом. Номерами отмечены следующие античные поселения:

1 — Маслины, 2 — Бурнель, 3 — Скалистое, 4 — Межводное, 5 — Панское I, 6 — Панское III, 7 — усадьба в бухте Ветреной, 8 — Ак-Мечетское городище (Калос Лимен), 9 — Кипчак, 10 — Большой Кастель, 11 — Джангуль-Мысовое, 12 — Очеретай-Южное, 13 — усадьба у Караджинского городища, 14 — Караджинское городище, 15 — Меловое, 16 — Ойрат, 17 — Джан-Баба, 18 — Ак-Сарай, 19 — Тарпанчи, 20 — Джага-Кульчук, 21 — Кульчук, 22 — Беляус, 23 — Западно-Донузлавское, 25 — Озеровка (Тереклы-Асс), 26 — Поповка, 27 — Чокрак-Верхнее, 28 — Кунан, 31 — Керкинитида.

Курганная группа Чаян-Апан-Сарча обозначена белыми кружками и номером Точные географические координаты античных поселений и других ар хеологических памятников северо-западного Крыма измерялись во время автомобильно-пешеходных разведок с помощью GPS-приёмников и нано сились на компьютерную топографическую основу в программе Mapinfo.

В работе применялись три разновидности анализа прямой видимости.

Точечный анализ — анализ прямой видимости, проведённый из какой либо одной точки. С помощью него можно ответить на вопрос, какая часть территории северо-западного Крыма видна из того или иного античного центра. В качестве примера приведём результат анализа прямой види мости, проделанный для наивысшей точки Тарханкутского полуострова (рис. 3, точка 27), где находится курган. На карте зелёным цветом обо значены территории, видимые из данной точки. Из Тарханкута открыва ется вид на южное побережье от Джан-Бабы до Аирчи и южнее, а также на Ак-Мечетскую бухту на севере и на срединную часть Тарханкута.

Т.Н.Смекалова, А.В.Чудин, А.Е.Пасуманский, В.А.Кутайсов, Ю.Л.Белик Вторая разновидность Viewshed-анализа позволяет определить, ви ден ли один пункт из другого (point-to-point visibtity analysis, или анализ взаимной видимости). С помощью него можно наглядно показать, какие пункты были связаны между собой прямой видимостью. На рис. 4 изо бражена карта, построенная для наивысшей точки Тарханкута (27), где предполагаемая башня соединена лучами с античными поселениями. Цвет прямой линии меняется от белого (нет видимости) до зелёного (есть ви димость). Таким образом становится ясным, что прямая визуальная связь существовала между наивысшей точкой и всеми пунктами на южном по бережье Тарханкутского полуострова к востоку от мыса Ойрат: Джан Баба, Ак-Сарай, Тарпанчи, Джага-Кульчук, Кульчук, Беляус, Запад но-Донузлавское, Озеровка, Поповка, Аирчи. С наивысшей точки также были видны важные античные центры на северо-западном побережье:

Калос Лимен, усадьба в бухте Ветренной, Кунан и, возможно, Кипчак.

Рис. 4. Результат мультиточечного анализа, проделанного для наивысшей точки Тарханкута (27) Мультиточечный анализ прямой видимости (Multi-point Viewshed analysis) проводится одновременно для нескольких выбранных точек.

Он позволяет определить площади, с которых видны либо все выбранные точки, либо какая-то часть из них. Приняв в качестве анализируемых Ак Мечетское городище (Калос Лимен) на северном и все античные пункты на южном побережье, получаем результат, согласно которому наивысшая точка Тарханкута — единственная точка на его территории, с которой одновременно открывается вид на все выбранные пункты*.

* Причём для того, чтобы лучше обозревать Ак-Мечетское городище (древний Калос Лимен), необходимо подняться на курган, а ещё лучше было бы взойти на башню. Поэтому в условия компьютерного анализа была введена высота башни, принятая равной примерно 8 м.

90 Вестник РГНФ. 2013. № На рис. 5 небольшая область в районе наивысшей точки полуостро ва и является результатом мультиточечного анализа. Полученный вы вод свидетельствует об уникальности именно этого места на Тарханкуте, с которого можно было одновременно вести наблюдение за морским и су хопутным путями, соединяющими северо-западный Крым и его главный центр — Калос Лимен (Ак-Мечетскую крепость) с Евпаторией и Хер сонесом. Поэтому мы считаем данную точку узловой в системе сигнали зации и оповещения, которая, вероятно, существовала между античными усадьбами в северо-западном Крыму (рис. 5).

Рис. 5. Диаграмма взаимной видимости для наивысшей точки Тарханкута (27) и некоторых античных поселений северо-западного Крыма. Поселения (7–9, 28, 16–26), к которым идут лучи из наивысшей точки (27), видны из неё Анализ прямой видимости позволяет понять и реконструировать си стему расположения античных центров на Тарханкутском полуострове.

Для связи между античным пунктом, расположенным у наивысшей точ ки Тарханкута, с остальными греческими поселениями, не видимыми на прямую, должны были существовать промежуточные сигнальные башни или усадьбы с башнями. С помощью анализа прямой видимости можно определить области и GPS-координаты примерного положения недостаю щих звеньев в цепочке наблюдательных и сигнальных пунктов и провести разведки на местности с целью их выявления.

Результаты применения анализа прямой видимости, полученные для западного Крыма, позволили сделать выводы о существовании си стемы визуальной связи и сети оповещения между греческими центрами.

Т.Н.Смекалова, А.В.Чудин, А.Е.Пасуманский, В.А.Кутайсов, Ю.Л.Белик геофизические съёмки. Такие геофизические методы, как электро разведка и, особенно, магниторазведка зарекомендовали себя как эф фективные, скоростные и высокопродуктивные неразрушающие способы исследования греческих и «аборигенных» поселений в северо-западном Крыму [4, с. 37, 48]. После многих сезонов применения магниторазведки в данном регионе можно с уверенностью утверждать, что этот метод дол жен рассматриваться как необходимая стадия исследования поселенческих структур. Именно он даёт уникальную возможность находить хозяйствен ные ямы и полуземлянки, не проявляющиеся на поселениях в визуальных признаках. Кроме того, на магнитных картах чётко видна прямоугольная планировка античных усадеб, что является важнейшим и определяющим признаком этого вида памятников, позволяющим идентифицировать их как греческие поселения, в отличие от «аборигенных» селищ.

Метод магниторазведки основан на измерении земного магнитного поля шагом не более полуметра, близко к поверхности памятника. Ло кальные изменения магнитного поля могут быть вызваны контрастом магнитных свойств археологических объектов и вмещающей среды. На пример, золистое и насыщенное керамикой заполнение хозяйственных ям, как правило, является более магнитным, чем суглинок, в котором они вы рыты. Поэтому ямы и полуземлянки создают слабые положительные ано малии величиной от нескольких нТл (нанотесла — единица измерения напряженности магнитного поля) до 20 нТл. Каменные стены, напротив, создают слабые (неколько нТл) отрицательные аномалии, так как они сло жены из немагнитного известняка, находящегося в слабомагнитном окру жении культурного слоя. Наиболее сильные положительные аномалии (сотни и даже тысячи нТл) могут создаваться производственными объ ектами, в которых использовалось действие огня — очагами и печами, особенно гончарными и железоделательными горнами. Более подробное описание физических принципов метода магниторазведки и примеры его применения для исследования различных археологических памятников приводятся в книге «Магниторазведка в археологии» [4].

На исследуемых территориях разбивалась сеть прямоугольных участ ков, с тем чтобы охватить всю площадь памятника и часть окружающего пространства. Магнитная съёмка проводилась с шагом 0,3–0,5 м, высота датчика не превышала 0,3 м. Все данные сохранялись в памяти магнито метра. Контрольные измерения через каждые 15 с проводились вторым маг нитометром, находившимся в зоне нормального поля. Эти данные затем учи тывались при обработке данных для вычитания дневных вариаций земного магнитного поля. Магнитные карты вычерчивались с помощью программы Surfer в виде карт теневых изображений или цветных контурных карт.

92 Вестник РГНФ. 2013. № автомобильно-пешие археологические разведки. Автомобиль но-пешие археологические разведки регулярно проводились вдоль бере гов главных балочных систем в районе наивысшей точки Тарханкута, так как именно к мысам и берегам балок приурочено большинство поселений.

В 2009–2012 гг. геоархеологической экспедицией были открыты более 100 «аборигенных» селищ и несколько усадеб херсонесского типа, нахо дящихся в прибрежных и глубинных частях Тарханкутского полуострова.

Кроме того, при выборе маршрутов разведок использовались косми ческие снимки высокого разрешения с ресурса Google Earth. На первом этапе спутниковые фотографии детально, в крупном масштабе изуча лись в Интернете «on-line» до выезда в поле. Увеличенные изображения обнаруженных объектов в окружающем ландшафте копировались и рас печатывались для использования в ходе маршрутных выездов. Точные географические (GPS) координаты каждого из выявленных объектов (жилых и хозяйственных построек, «загонов», курганов, следов земле пользования) считывались с программного ресурса Google Earth и вно сились в рабочий прибор GPS.

Маршруты полевых разведок составлялись таким образом, чтобы наи более эффективно обследовать все выявленные по космическим снимкам объекты. Их координаты, считанные из Интернета, служили в качестве навигационных точек при работе GPS-приёмника в режиме «go to», по этому обнаружение искомых объектов на местности не составляло труда и занимало минимально возможное время.

Координаты всех новых и известных памятников измерялись с по мощью GPS-приёмников и затем наносились на единую компьютер ную топографическую основу, а также использовались для геоинфор мационного анализа.

результаты исследований в районе наивысшей точки тарханкута Херсонесская усадьба Чокрак-Верхнее Поселение Чокрак-Верхнее, располагающееся у наивысшей точки Тарханкутского полуострова, было открыто Геоархеологической экспе дицией в ходе разведок в июне 2010 г. Здесь в 1933 г. один из местных жителей показал П.Н.Шульцу «турецкую батарею», которая оказалась Суворовским укреплением 1778 г.

Очевидно, что и Суворовское укрепление, и «башня» выполняли ох ранно-сигнальную функцию, контролируя дорогу, идущую от Евпатории по побережью и далее поднимающуюся от пос. Джага-Кульчук к средне му течению и верховьям оврага Чаратай, к наивысшей точке всего полу острова. Согласно диаграмме видимости, именно направление от антич ного поселения Джага-Кульчук (Лазурное) к поселению Чокрак-Верхнее Т.Н.Смекалова, А.В.Чудин, А.Е.Пасуманский, В.А.Кутайсов, Ю.Л.Белик просматривается на всём протяжении без единой лакуны (см. рис. 3). Эта дорога показана на карте Фёдора Чёрного 1790 г. (рис. 6) и на карте полу верстового масштаба конца XIX в. Этой же дорогой в октябре 1929 г. ехал и один из первых исследователей Тарханкута Л.А.Моисеев. Он записал в своём дневнике: «Путь экспедиции лежал на деревню Ойбур и далее, через песчаную перемычку, отделяющую море от Донузлавского озера, вдоль берега моря, через Беляус, Джага-Кульчук и дальше крутым подъ ёмом на возвышенное плато Тарханкутского полуострова, прямой дорогой в Ак-Мечеть» [5, с. 17].

Рис. 6. Карта Фёдора Чёрного, изданная в 1790 г.

На месте оврага Чаратай показана река Кара-Мули. Отмечены также основные дороги, идущие от Евпатории к Карадже и Ак-Мечети Возможно, не случайно дорога, ведущая с южного на северное по бережье, пересекала полуостров именно в районе оврага Чаратай, так как это, пожалуй, единственное место на всей территории Тарханкута, где бьют мощные родники, причём по всему течению: у самой верхней точки, а также и в средней части склона. У самых верхних родников этой водной 94 Вестник РГНФ. 2013. № системы (один из которых сейчас оформлен в виде каменного колодца и защищён каменной будкой) прослеживаются несколько старых, за плывших, и более новых плотин. В среднем течении оврага, где на поверх ность выходят несколько обильных родников, в районе бывшей деревни Чокрак имеется целый комплекс сложных гидротехнических сооружений, включая очень высокую и мощную плотину. В результате здесь образова лось озеро, имевщее некогда регулируемый сток по течению оврага. Ниже плотины в XVIII и XIX вв. располагалось большое селение Чокрак, из вестное своими фруктовыми садами [6, с. 293].

Возвращаясь к дороге, ведущей от д. Джага-Кульчук на д. Чокрак и далее, на северное побережье Тарханкута, отметим, что на архивном аэрофотоснимке 1956 г. проявились другие интересные её черты (рис. 7).

По обеим её сторонам на промежутке от п. Джага-Кульчук (начиная примерно в 1 км к северо-западу от берега) до пересечения с оврагом Некаран в его средней части мы отчётливо видим систему квадратных земельных участков, которые ориентированы вдоль дороги (размера ми в среднем 335 335 м). С северо-восточной стороны располагаются примерно 12 участков (два ряда по шесть квадратов), с юго-западной — только пять квадратов в два ряда, причём крайние квадраты неполные.

Дорога проходила посредине, между двумя рядами квадратных земель ных наделов, на её пути находился большой земляной курган. Вероятно, едва видные отрывочные следы именно этой земельной системы отметил А.Н.Щеглов в своей работе [7, с. 99, рис. 54, 1].

Рис. 7. Аэрофотография 1956 г., на которой показана территория к северу от Окунёвки (бывш. Тарпанчи) и Лазурного (бывш. Джага-Кульчук) Т.Н.Смекалова, А.В.Чудин, А.Е.Пасуманский, В.А.Кутайсов, Ю.Л.Белик Датировать данную систему квадратных участков пока не представля ется возможным. После 1956 г. эта территория подвергалась неоднократ ной распашке, так что в настоящее время межевые границы уже бесслед но исчезли. Отметим только, что эта система имеет сходные визуальные черты с системой земельных участков, открытых в 1979 г. А.Н.Щегловым на основании анализа аэрофотоснимков 1956 г. в центральной части Тар ханкута, хотя размеры участков различные. В центральной части Тар ханкута зафиксированы прямоугольные участки размерами 420 250– 255 м [8, Fig. 14]. Несомненно одно: система земельных участков между п. Джага-Кульчук и оврагом Некаран и дорога, идущая посредине зе мельных участков, были связаны между собой.

Примерно в 120 м к юго-востоку от Суворовского укрепления в 2010 г.

мы обнаружили крупное античное поселение, частично перекрытое более поздними напластованиями. Близость верхней точки полуострова и этого поселения предполагает их взаимную связь.

Античное поселение располагалось на мысу между двумя оврагами, берущими начало от двух групп родников. Часть этого поселения была разрушена в недавнее время при сооружении плотины. При этом грунт с восточной стороны мыса был сдвинут в сторону западного оврага, ко торый, таким образом, оказался перекрытым высокой земляной насыпью.

В бортах образовавшейся широкой и глубокой траншеи обнажились куль турные напластования, где был обнаружен многочисленный керамический подъёмный материал, в основном эллинистического времени.

Центральная часть мыса, занимаемого поселением, также подверг лась довольно серьёзному разрушению, вероятнее всего, в 1980-е гг.

Здесь на большой площади бульдозером был счищен весь грунт, вместе с камнями и почвой, вплоть до скалы. В бортах был собран обильный подъёмный материал: фрагменты лутериев, кувшинов, черепицы, амфор (рис. 8). В целом, по подъёмному материалу это поселение может быть датировано концом IV–III вв. до н.э. – II–I вв. до н.э.

96 Вестник РГНФ. 2013. № Рис. 8. Подъёмный материал с поселения Чокрак-Верхнее:

1, 2 — фрагменты краев черепицы, 3–5 — фрагменты горловин херсонесских амфор, 6 — фрагмент ножки синопской амфоры, 7 — фрагмент горла гераклейского кувшина, 8 — фрагмент дна херсонесского кувшина, 9 — фрагмент стенки херсонесского кувшина, 10–12 — фрагменты днищ херсонесских лутериев, 13–18 — фрагменты ручек херсонесских кувшинов На территории, занятой поселением, в 2010 и 2012 гг. была прове дена детальная магнитная съёмка. Несмотря на то, что магнитное поле осложнено многочисленными помехами от современных объектов (опоры столбов для линии электропередач, разрушенная ограда, другие желез ные предметы), аномалии от археологических объектов всё же просма триваются достаточно хорошо.

Эти аномалии являются характерными для античных усадеб. На магнитной карте видны элементы крупной пря моугольной каменной постройки. Возможно, она имела несколько башен, а также нескольких частей, объединённых в один комплекс. В северо-за падной части постройки располагалась квадратная башня с размерами сторон примерно 9–10 м. Такая же башня находилась в юго-восточной и, возможно, северо-восточной частях постройки (рис. 9). Все баш ни имеют одинаковые размеры и перегорожены внутренними стенами на четыре помещения. Юго-восточная башня окружена расплывчатой положительной аномалией, что может свидетельствовать о том, что она или погибла в пожаре, или за её пределами располагался зольник. Не исключено, что в данном комплексе существовала и четвёртая угловая Т.Н.Смекалова, А.В.Чудин, А.Е.Пасуманский, В.А.Кутайсов, Ю.Л.Белик башня (юго-западная), но в настоящее время именно в этом месте находится деревянный столб линии электропередач, что нарушило картину магнит ного поля. Башни соединяют внешние стены, к которым с внутренней сто роны примыкает ряд помещений (размером примерно 5 5 м).

Рис. 9. Магнитная карта, заснятая на поселении Чокрак-Верхнее и показанная в виде карты теневых изображений на фоне космического снимка с ресурса Google Earth Возможно, именно эта постройка видна на аэрофотографии 1956 г.

как квадратное монументальное здание с четырьмя башнями в углах (см. рис. 2, 3). Отметим, что на аэрофотографии проявилось также и су воровское укрепление, хотя и не очень чётко (рис. 2, 1).

В юго-западной половине участка магнитной съёмки находится более 70 небольших по амплитуде (10–20 нТл) и по площади положительных аномалий. Их можно интерпретировать как скопление хозяйственных ям (помечены на интерпретационной карте как небольшие кружки — рис. 10, 4). На месте одной из этих аномалий был заложен шурф 2 2 м, который выявил большую яму (зерновую?). В средней части эта груп па ям разрушена при сооружении плотины. Как уже говорилось, грунт из этой части поселения был сдвинут в сторону оврага и полностью счи щен вплоть до скалы.

98 Вестник РГНФ. 2013. № Рис. 10. Курганные группы 3, 4, 4а, 5, 6 и 7 на южном склоне Мелового увала, к югу от наивысшей точки Тарханкута, показанные на полуверстовой карте конца XIX в.;

курганы отмечены кружками. Квадратиками и цифрами 6, 7, 9 10 и 11 по казаны поселения. 1 — курган в наивысшей точке, 2 — поселение Чокрак-Верхнее Если попытаться реконструировать всю группу ям, включая и разру шенную часть, то оказывается, что их должно быть не менее 100, и этот кластер может быть интерпретирован как большое зернохранилище.

К западу от него, в нижней части склона оврага на карте магнитного поля видна обширная и довольно интенсивная положительная аномалия (более 30 нТл) (см. рис. 10, 5). Вероятно, это место сброса горелого материала с поселения или зольник.

Поселению Чокрак-Верхнее аналогична античная усадьба Кунан с примыкающим к нему с западной стороны селищем. Кунан, как по казывают данные магниторазведки, является усадьбой херсонесского типа [9, с. 169, рис. 13;

10, с. 116, рис. 34]. На селище с помощью маг нитной разведки выявлено много небольших локальных положительных аномалий, которые могут быть вызваны скоплением хозяйственных ям [9, с. 167, рис. 11;

10, с. 117, рис. 35]. Скопление хозяйственных ям, веро ятно, также имелось и на пос. Озеровка, за пределами основного здания усадебного комплекса [10, с. 117, рис. 58 и 59].

В целом, поселение Чокрак-Верхнее можно охарактеризовать как крупный усадебный комплекс херсонесского типа. Главное квадратное строение имеет размеры не менее 50–60 м в длину и в ширину, позволяю щие сделать вывод, что данная постройка состояла из нескольких усадеб Т.Н.Смекалова, А.В.Чудин, А.Е.Пасуманский, В.А.Кутайсов, Ю.Л.Белик (четырёх?), имеющих единый план, как это было, например, на пос. Чайка или Беляус [11, 12]. Датировка пос. Чокрак-Верхнее по подъёмному мате риалу — конец IV–III в. – II–I вв. до н.э.

Греческие поселения, возникшие на Тарханкуте в IV в. до н.э., долж ны были быть объединены между собой системой визуальной связи, и по селение Чокрак-Верхнее, вероятно, несло одну из важнейших нагрузок в этой системе. С башни, расположенной в непосредственной близости от него, просматривались Ак-Мечетская бухта и большая часть антич ных поселений на юге Тарханкута, а также всё побережье на юго-восток вплоть до Евпатории (рис. 3–5).

Ниже пос. Чокрак-Верхнее, в средней части склона, среди руин татарской дер. Чокрак, мы обнаружили не менее 10 тёсаных каменных блоков, в том числе один рустованный и один — с пиронами в виде ласточкиного хвоста. По размерам и форме пиронов он идентичен од ному из блоков «пирамидального» пояса беляусской башни. Каменные блоки были вторично использованы в деревне Чокрак для строитель ства какого-то монументального здания, возможно, мечети. Подъём ный керамический материал античного времени не обнаружен. Куль турный слой эллинистического времени в заложенных здесь в 2009 г.

С.Б.Ланцовым шурфах также не зафиксирован*. Не исключено, что тёсаные блоки были перемещены с поселения Чокрак-Верхнее, где с помощью магниторазведки была открыта монументальная постройка прямоугольной планировки — возможно, усадьба или комплекс уса деб херсонесского типа.

Курганы в районе поселения Чокрак-Верхнее Вторая часть работы геоархеологической экспедиции была посвящена исследованию каменных курганов, максимальная концентрация которых на полуострове Тарханкут фиксируется на южных склонах Мелового ува ла (см. рис. 1). Во время разведок в 1933 г. П.Н.Шульц отмечал в наивыс шей точке Тарханкутского полуострова наличие крупного кургана высотой 2 м с земляной насыпью [13, с. 61]. Позднее на кургане был установлен триангуляционный знак. В настоящее время на вершине кургана имеется квадратная выемка размерами 6 6 м, которая осталась, вероятно, от на ходившегося здесь геодезического пункта.

Поверхность склона Мелового увала, экспонированного к югу, пред ставляет собой локальные поднятия, в пределах которых слои сарматского известняка выходят на поверхность (рис. 11). Именно на этих скальных выходах находится очень много курганов с каменными насыпями. Общее * Благодарю С.Б.Ланцова за это сообщение.

100 Вестник РГНФ. 2013. № число курганов, выявленных по детальным картам и космическому снимку высокого разрешения на участке от оврага Джейлав на западе до оврага Кыргылчик на востоке, — 96, из них обследовано на местности — 75.

Поблизости от курганов повсеместно фиксируются каменоломни. Из вестняковые плиты откалывались по краю пласта и служили для соору жения каменных гробниц, крепид и насыпей курганов (рис. 12).

Рис. 11. Каменные курганы (группы 3, 3а, 4, 4а, 5, 6, 7) на южном склоне Мелового Увала под верхней точкой (1) Тарханкутского полуострова на фоне космического снимка Рис. 12. а, в — каменоломни на южном склоне Мелового увала, б — метод откалывания пласта известняка с помощью деревянных клиньев и воды На локальном поднятии, ограниченном двумя длинными балками, ко торые не имеют выхода к морю, к западу от бывшей деревни Чокрак на ходится наиболее крупный могильник 3. Он насчитывает 31 курган. Их детальное расположение показано на рис. 11, где в качестве фона выбран космический снимок с ресурса Google Earth. Все курганы имеют невысо кие каменные насыпи (рис. 13).

Т.Н.Смекалова, А.В.Чудин, А.Е.Пасуманский, В.А.Кутайсов, Ю.Л.Белик Рис. 13. Курганная группа 3 на южном склоне Мелового увала, к югу от наивысшей точки Тарханкута, показанная на космическом снимке с ресурса Google Earth, сделанном 22 апреля 2009 г.

К востоку от бывшей деревни Чокрак находятся несколько всхолмле ний, ограниченных оврагами Чаратай, Некаран и их притоками, спускаю щимися по южному склону Мелового увала по направлению к морю.

Соседнее к востоку локальное всхолмление ограничено двумя запад ными притоками оврага Некаран. На нём находится большое скопление курганов с каменными насыпями, положение которых в ландшафте опреде ляется выходами слоёв сарматского известняка на поверхность (рис. 14, 4).

Рис. 14. Курганные группы 4, 4а, 5 и 6 на южном склоне Мелового увала, к югу от наивысшей точки Тарханкута, показанные на космическом снимке с ресурса Google Earth, сделанном 22 апреля 2009 г.;

курганы отмечены кружками 102 Вестник РГНФ. 2013. № Своими размерами и относительно хорошей сохранностью выделяет ся большой каменный ящик 939, отдельно стоящий на поверхности. Его удалось зачистить.

Следующая к востоку курганная группа занимает вершину водораз дела между главными западным и восточным притоками оврага Некаран (рис. 14, 5). Все курганы имеют каменные насыпи, они находятся на вы ходах пластов известняка на поверхность, точно повторяя конфигурацию этого обнажения.

На следующей к востоку возвышенности, образованной восточным притоком оврага Некаран и безымянным оврагом с восточной стороны, находится группа курганов, расположение которых соответствует конфи гурации скальных выходов на поверхность (рис. 14, 6).

К юго-востоку от этой курганной группы на локальной возвышенно сти ниже по склону находятся ещё несколько курганов. По обе стороны от этой возвышенности располагаются два поселения, открытые в 2009 г.

и вошедшие в каталог поселений под номерами 9 и 10 [2, с. 50].

Длительное время существовавшее в науке мнение о том, что в северо западном Крыму во времена античности была освоена только узкая при брежная полоса, должно быть полностью пересмотрено. В ходе полевых работ Геоархеологической экспедиции в 2009–2012 гг. были обнаружены пять усадеб херсонесского типа, а также более ста «аборигенных» поселе ний в глубинных частях Тарханкутского полуострова. Это является про рывом в вопросе о расселении в данной части Крыма и структуре дальней хоры Херсонеса. Казавшиеся ранее пустынными глубинные территории Тарханкута в античные времена были плотно заселены.

Открытие четырёхбашенного античного укрепления Чокрак-Верхнее у наивысшей точки Тарханкутского полуострова позволяет поставить во прос о существовании системы сигнализации и визуальной связи между греческими усадьбами. Геоинформационный анализ прямой видимости даёт возможность понять и восстановить систему расположения античных центров на Тарханкуте. С его помощью удалось предложить вариант ре конструкции античной коммуникационной сети, включавшей сухопутные и морские пути, а также систему визуальной связи. С помощью этого ана лиза можно выявить гипотетические области нахождения недостающих звеньев в цепочке прямой взаимной видимости между античными цен трами (промежуточные сигнальные башни). Эти области должны быть проверены путём детальных археологических разведок на местности.

В северо-западном Крыму помимо «обычных», или «классических», курганов с земляными насыпями имеется много курганов особого типа, так называемых «каменных» курганов. Они содержат плитовые наземные Т.Н.Смекалова, А.В.Чудин, А.Е.Пасуманский, В.А.Кутайсов, Ю.Л.Белик или заглублённые гробницы, перекрытые гигантскими блоками и камен ными набросками, часто окружённые каменными кольцами-крепидами.

Каменные курганы содержат по нескольку асинхронных захоронений, оставленных осёдлым населением, которое обитало в северо-западном Крыму в позднеклассическое и раннеэллинистическое время (рис. 15).

Рис. 15. Карта распространения курганов в Крыму, построенная на основе полуверстовой карты конца XIX в. В качестве фона выбрана карта рельефа Крыма. Курганы показаны кружками. 1 — Симферополь, 2 — Севастополь, 3 — Керчь, 4 — Евпатория, 5 — Черноморское Открытые на Тарханкутском полуострове в 2007–2012 гг. много численные могильники с каменными ящиками и соответствующие им поселения имеют явное сходство с могильниками и поселениями Вос точного Крыма, что позволяет высказать гипотезу об одинаковом про исхождении населения Восточного и Западного Крыма, оставившего каменные ящики и курганы.

литература 1. Кутайсов В.А. Керкинитида в античную эпоху. Киев, 2004.

2. Смекалова Т.Н. Космические снимки как инструмент для выявления археоло гических памятников на полуострове Тарханкут // Археологические разведки на п-ве Тарханкут. Симферополь, 2010. (Материалы к археологической карте Крыма. Вып. III).

3. Дашевская О.Д., Голенцов А.С. Западно-Донузлавское городище в Крыму // Евразийские древности. 100 лет Б.Н.Гракову: архивные материалы, публика ции, статьи. М., 1999.

4. Смекалова Т.Н., Восс О., Мельников А.В. Магнитная разведка в археологии.

Симферополь, 2010.

104 Вестник РГНФ. 2013. № 5. Гриненко Л.О. Экспедиция Л.А.Моисеева в Ак-Мечеть: историко-краеведче ский аспект археологического исследования // Калос Лимен — Ак-Мечеть — Черноморское — 2400 лет: Сборник докладов 1 Международной научно-прак тической конференции. Пгт. Черноморское, 2008.

6. Лашков Ф. Раскопка курганов в д. Тавкель-Нейман Евпаторийского уезда // Из вестия Таврической Учёной Археологической Комиссии (ИТУАК). 1895. Т. 22.

7. Щеглов А.Н. Северо-Западный Крым в античную эпоху. Л., 1978.

8. eglov, A.N. Utilisation de la photographie arienne dans l’titude du cadastre de Chersonsos Taurique (IVe – IIe av.n.). // Dialogues d’histoire ancienne. 1980. № 6.

9. Смекалова Т.Н., Чудин А.В., Пасуманский А.Е. Магнитная съёмка на археоло гических памятниках Тарханкута // Археологические разведки на п-ве Тархан кут. Симферополь, 2010 (Материалы к археологической карте Крыма. Вып. III).

10. Смекалова Т.Н. Дистанционные и геофизические исследования поселений ан тичной эпохи в северо-западном Крыму. Материалы к археологической карте Крыма. Симферополь: Доля, 2011. С. 5.

11. Попова Е.А., Коваленко С.А. Историко-археологические очерки греческой и позднескифской культур в северо-западном Крыму (по материалам Чайкин ского городища). М., 2005.

12. Дашевская О.Д., Голенцов А.С. К 40-летию раскопок городища Беляус // Ар хеология Северо-Западного Крыма. Симферополь, 2004.

13. Шульц П.Н. Дневник полевых исследований 1933 г. // Археологические раз ведки на п-ве Тарханкут. Симферополь, 2010. (Материалы к археологической карте Крыма. Вып. III).

С.а.мызников* особенности лексики русских говоров ульяновской области Территория Ульяновской области в настоящее время включает 21 муниципальный район. На западе она граничит с Пензенской об ластью и Республикой Мордовия, на севере — с Чувашской Респу бликой и Татарстаном, на востоке — с Самарской и на юге — с Сара товской областями.

С севера на юг территория области протянулась на 250 км от до 54° северной широты;

с запада на восток — на 290 км от 45 до 50° вос точной долготы. Расположена область в зоне лесостепи.

При первом разделении России на губернии в 1708 г. территория бу дущей Ульяновской области вошла в состав Казанской губернии. В 1780 г.

было образовано Симбирское наместничество, которое в 1796 г. преоб разовано в Симбирскую губернию. В 1798 г. упразднены три уезда: Ар датовский, Сенгилеевский и Шешкеевский (первые два восстановлены в 1802 г.). В 1850 г. два заволжских уезда, Ставропольский и Самарский, отошли в состав вновь образованной Самарской губернии.

С 1850 по 1920 г. в состав Симбирской губернии входили 8 уездов: на селённых мест — 1641, в том числе 8 городов, 550 сёл, 119 селец, 967 де ревень и 12 выселков (табл. 1) [1].

Таблица уезды Симбирской губернии № уезд уездный город Площадь, вёрст население (1897), чел.

1 Алатырский Алатырь (12 209 чел.) 4 832,1 158 2 Ардатовский Ардатов (4 855 чел.) 3 972,7 189 3 Буинский Буинск (4 213 чел.) 4 758,4 182 4 Корсунский Корсун (3 805 чел.) 6 678,4 217 5 Курмышский Курмыш (3 166 чел.) 3 786,6 161 6 Сенгилеевский Сенгилей (5 734 чел.) 5 408,3 151 7 Симбирский Симбирск (41 684 чел.) 6 038,9 225 8 Сызранский Сызрань (32 383 чел.) 8 015,6 242 * мызников Сергей алексеевич — доктор филологических наук, заведующий Словарным отделом Института лингвистических исследований РАН, заведующий кафедрой уральских языков, фольклора, литературы РГПУ им. А.И.Герцена, руководитель проекта «Полевые (экспедиционные) исследования лексики русских народных говоров для Лексического атласа русских народных говоров» (12-04-18020е).

106 Вестник РГНФ. 2013. № В 1913 г. в Симбирской губернии городских жителей было лишь 8,6%.

К 1917 г. население Симбирской губернии составляло 1 831 600 чел., в том числе сельского — 1 636 600 и городского — 195 000.

Через три года Курмышский уезд отошёл к Чувашской АО, а Буин ский — к Татарской АССР. Ещё через четыре года был упразднён Сен гилеевский уезд. Тогда же Симбирск был переименован в Ульяновск, а губерния — в Ульяновскую губернию. В 1928 г. в ходе экономического районирования СССР губерния была упразднена, её территория вошла в состав Ульяновского округа Средневолжской области. Как территори альное образование в составе Российской Федерации Ульяновская об ласть появилась 19 января 1943 г.

В 1973 г. всего в области проживало 1 232 000 человек;

сельских на селённых пунктов насчитывалось 1208. Через год в 20 районах стало 1211 населённых пунктов.

К 2010 г. в Ульяновской области насчитывалось примерно 340 тыс.

сельских жителей. Наиболее высокая плотность населения отмечается в западных и северо-западных районах: Барышском, Инзенском, Кар сунском, Сурском, Цильнинском, Ульяновском. Это районы наиболее старого заселения и земледельческого освоения, которое началось здесь в XVII в. Южная и Заволжская части области были заселены позднее.

Плотность населения здесь меньше, слабее развита промышленность, это сельскохозяйственные районы.

В настоящее время Ульяновская область входит в Приволжский феде ральный округ (рис. 1).

Рис. 1. Ульяновская область в Приволжском федеральном округе С.А.Мызников Особенности лексики русских говоров Ульяновской области Размещение сельских населённых пунктов (тип расселения) в Улья новской области долинно-овражное. Населённые пункты концентриру ются по долинам рек и речек, а также по оврагам и ложбинам, которые обладают выходами грунтовых вод или удобны для создания запруд ве сенних вод. Такое расселение сложилось исторически. В области преобла дают крупные сельские населённые пункты, на каждый из них в среднем приходится по 440 человек. В наиболее крупных сёлах живет по несколь ко тысяч человек (рис. 2).

Рис. 2. Волынова Антонина Петровна 1928 г.р., с. Коржевка Инзенского района Ульяновской области Основную часть населения области составляют русские — 76,0%.

Кроме них, в области живут татары — 10,0%, чуваши — 6,4%, морд ва — 5,7% и другие национальности — 1,9% (табл. 2). Татары, чува ши, мордва жили на территории Среднего Поволжья ещё до заселения края русскими.

108 Вестник РГНФ. 2013. № Таблица национальный состав населения ульяновской области (по данным переписи 2010 г.) городское национальность городское население Сельское население и сельское население Татары 149 873 100 121 49 Чуваши 94 970 51 672 43 Мордва 38 977 16 841 22 Русские 901 272 691 536 209 Преобладающая часть русских населённых пунктов возникла в середи не XVII в. под защитой специальных пограничных линий укреплённых во енных поселений, которые строились на возвышенностях или при слиянии рек. С продвижением границы на юг эти поселения утрачивали военное значение, но в силу своего удобного положения приобретали торгово-про мышленные функции и вырастали в города, например, Симбирск, Меле кесс, Сенгилей (рис. 3). Русское население проживает на всей территории области. Нерусское население размещается также повсюду, особенно в го родах и посёлках городского типа. В то же время имеется немало сельских населённых пунктов с преобладанием нерусского населения (рис. 4).


Рис. 3. Город Сенгилей, здание Краеведческого музея С.А.Мызников Особенности лексики русских говоров Ульяновской области Рис. 4. Национальный состав населения Ульяновской области Татарское население доминирует в Старокулаткинском районе (95%), значительна его численность также в Новомалыклинском, Павловском, Чердаклинском, Цильнинском районах и ряде мест Заволжья.

Мордовское население проживает преимущественно в Кузоватовском, Николаевском, Новомалыклинском, Павловском и Теренгульском райо нах. В настоящее время при сохранении этнического самосознания актив но проходят процессы языковой ассимиляции у мордовского населения.

В Цильнинском районе чуваши составляют больше половины численности населения, в Майнском районе — четверть. По дан ным переписи 1989 г., чуваши составляли 8,3% населения области.

Для сравнения: в 1897 г. их доля достигала 10,3% населения Симбир ской губернии (надо отметить, что большая часть современной Чува шии входила в Симбирскую губернию).

По данным переписи 2002 г., национальный состав населения Улья новской области был следующим: русские — 72,65%;

татары — 12,2;

чуваши — 6;

мордва — 3,63% (табл. 3 и 4).

110 Вестник РГНФ. 2013. № Таблица ранжирование сельских поселений ульяновской области по численности населения из них с числом жителей, человек муниципальные районы 500 501– 1001– 1501– 2001– 3001– ульяновской области и менее 1000 1500 2000 3000 Базарносызганский — 3 1 — — — Барышский — — 1 — 2 вешкаймский — — 2 1 1 — инзенский — 1 — 3 1 карсунский — 1 1 2 2 — кузоватовский — — 1 — 2 майнский — — 1 3 — — мелекесский — — — — 2 — николаевский — 1 1 2 2 новомалыклинский — — — 1 2 новоспасский — — 3 1 — Павловский — — 3 2 — — радищевский — — 1 1 2 — Сенгилеевский — — — — 1 Старокулаткинский — — 1 3 — — Старомайнский — 1 1 2 1 Сурский — — 2 2 2 — тереньгульский — — — 3 1 ульяновский — — — — 1 — цильнинский — — 1 2 2 чердаклинский — — 1 1 4 С.А.Мызников Особенности лексики русских говоров Ульяновской области Таблица национальный состав населения ульяновской области по районам район русские татары чуваши мордва Базарносызганский 89 2,2 2,3 Барышский 69 16 9 вешкаймский 85 2 2 инзенский 85 3,3 1,2 9, карсунский 85 10 2 кузоватовский 66 0,7 1,5 майнский 68,8 4,7 25 мелекесский 62 17 16 николаевский 43 23 3 новомалыклинский 21,8 31,6 18,6 новоспасский 83 7,5 2 Павловский 56 20 3,5 радищевский 79,4 8,7 1,4 5, Сенгилеевский 74,9 5 16 1, Старокулаткинский 2 95 1 0, Старомайнский 77 9 8 Сурский 87 1 4 тереньгульский 70 4 12,5 ульяновский 70 11 13 цильнинский 27 13 58 чердаклинский 61 21 10 Первые сведения о лексике говоров Симбирской губернии были представлены в «Опыте областного великорусского словаря» и в «До полнении» к нему, например: ко’йник ‘широкая лавка близ двери в кре стьянской избе’ Симб. [2, с. 86]. В словаре В.И.Даля представлены 384 лексемы с пометой «Симб.» Шушпа’н Нижегор., Симб. Перм.

«мордовский балахон (у них руця), мужской и женский холщёвый каф тан, с красною оторочкой, обшивкою, иногда вышитый гарусом». В ряде случаев он даёт указание на уезд: боля’н Симб.-Корс. «лясник, красно бай;

потешник, молодец и забавник» [3].

112 Вестник РГНФ. 2013. № Изучение русских говоров этой территории велось не очень интенсив но, однако имеется немало исследований, посвящённых анализу различ ных аспектов диалектного лексикона, топонимии, этнолингвистических особенностей [4].

Лексика русских говоров Ульяновской области, исходя из историче ских предпосылок их развития, весьма пестра по своему составу. На тер ритории области сосуществуют южнорусские и севернорусские говоры, при смежном влиянии тюркских и финно-угорских языков.

Ни один из 21 района Ульяновской области до сих пор не был обсле дован по программе собирания сведений для Лексического атласа русских народных говоров (ЛАРНГ) [5], что создает ощутимые пробелы в кар тотеке. В 2012 г. было проведено сплошное обследование территорий пяти районов области, в частности полевая работа по сбору данных для ЛАРНГ проходила в Инзенском, Карсунском, Сенгилеевском, Старомайнском и Цильнинском районах (рис. 5).

Рис. 5. Колодец в с. Урено-Карлинском Карсунского района Ульяновской области Силами сотрудников ИЛИ РАН и студентов СПбГУ было прове дено полевое исследование говоров Ульяновской области. Полученные материалы представляют интерес для русской диалектной лексикологии и лингвогеографии. Было довольно трудно найти информанта, который С.А.Мызников Особенности лексики русских говоров Ульяновской области бы соответствовал требованиям, предъявляемым к такого рода людям: яв лялся бы уроженцем обследуемой местности, не выезжал на значительный срок с этой территории, занимался крестьянским трудом. Поэтому в не которых населённых пунктах приходилось ограничиваться опросом одного информанта. Главной целью исследования было получение материалов гово ров Ульяновской области по Программе ЛАРНГ. Лексические данные ча стично были предоставлены в картотеку ЛАРНГ в виде карточек, оформ ленных соответствующим образом, частично — на электронных носителях.

В ходе полевых исследований была зафиксирована лексика, не отме ченная в Словаре русских народных говоров (СРНГ):

Пыря’ка ‘бодливая корова’. Старомайнск. (Матвеевка).

леса’вка ‘женщина, которая любит ходить в лес по грибы, по яго ды’: Эт вот леса’фка, она’ про лес фсё знат. Она никово’ не бои’цца, грибни’ца, я’годница. Эт вот пе’рвая леса’фка, она’ весь лес знат как пять па’льцеф. Старомайнск. (Базарно-Мордовские Юрткули). Ср., данные СРНГ: леса’чница ‘женщина, которая часто бывает в лесу, за нимаясь сбором ягод, грибов, шишек и т.д.’: — Бабка была лесачница, ягодница. Гарин., Ново-Лялин. Свердл., 1971 [СРНГ, 16: 369].

Поле’щик ‘лесник’: — Нарубим мы с ней (с сестрой) дров, палеш шык назывался, ну абъешшыкам шас завут, а мы палешшыкам зва ли. Ане’ там следили, штобы лишний кустик. Ане’ знаш как, следи ли, как и шас, карманы набивали. Старомайнск. (Кремёнские Выселки).

В ряде случаев при наличии слова в СРНГ отмечаются значения, ра нее не представленные: Бу’здать ‘ударять цепом по снопам при молоть бе’: — Эти калосья-та, йих малатили цапами, цапами. Зьделана такая штука, и вот такой толстый этат, как у лапати черен.

Но тока большъ. И вот так буздаш па ним, зерно-т атлятат.

Старомайнск. (Кремёнские Выселки).

Как было указано выше, русские говоры Ульяновской области суще ствуют в условиях языковых контактов, что отражается на их лексиче ском составе.

Отмечаются результаты мордовского влияния. Например:

ка’уз ‘деревянный жёлоб, по которому вода течёт на мельничное коле со’. Чамзин. (Наченалы), Инсар. (Усыскино). ка’вус Рузаев. (Яковщина) [Словарь русских говоров на территории Республики Мордовия (СРГМ)].

ка’у’з ‘деревянный жёлоб, по которому вода течёт на огороды для полива’:

— Качают воду, она в кауз течет. Чкал., 1955 Оренб. [СРНГ, 13: 138].

‘Жёлоб, наподобие ящика, по которому вода течёт на мельничное коле со’ Пенз., 1908. — Ребята в каузе купаются. Под каузом рыбу ло вят. Пенз. Цивильск Казан., 1897 Сарат., Сиб., Ворон., 1908 Корсун.

114 Вестник РГНФ. 2013. № Симб. ‘Труба в плотине для стока лишней воды’ Соль-Илецк. Чкал., [СРНГ, 13: 138].

Ср. морд. эрз. кауз ‘отводная канава (из пруда)’ [ЭРС: 240], при чу ваш. кавус ‘нижнее отделение мельницы;

мост, где вертится водяное колесо’, татар. диал. кавыз ‘погонный ларь, коуз на водяной мельнице, откуда вода течёт на колесо’;

мар. ковыз ‘стан, на котором устанавлива ется механизм мельничных колес’ рассматривается как тюркское заим ствование [6, 1: 211].

В качестве первоисточника предлагается араб.-турец. havus ‘бассейн, пруд’ [7, 2: 1778].

лю’кша ‘левая рука’ Кочкуров. (Тепловка), Рузаев. (Кулишейка), Краснослобод. (Селищи) [СРГМ, 1982: 138]. ‘Левша’ Инсар., Ардатов., Рузаев., Кочкуров. [СРГМ, 1982: 138]. лю’кша ‘левая рука’ Вышневол.

Твер., 1820. Твер., Нижегор., Симб. [СРНГ, 17: 244]. ‘Левша’ Вышневол.

Твер., Нижегор., Симб. [2]. Твер., Новг. Всё делает левой рукой — люк ша. Пенз. Сарат., Самар., Оренб., Уральск. [СРНГ, 17: 244]. люкша’ня ‘левша’ Инсар. [СРГМ, 1982: 138].

Учитывая широкий ареал, следует рассматривать как преобразование на исконной почве, морд. эрз. люкша ‘левша’ [ЭРС: 355], вероятно — рус ское заимствование.

Лексема ка’лда, отмеченная в значении ‘загородка для скота, птицы’ Старомайн. (Красная Река), при словосочетании гу’син ка’лда ‘загород ка для гусей’ Старомайн. (Красная Река), широко представлена в рус ских говорах Мордовии, например: ка’лда ‘огороженное место для ско та во дворе’ Балтайск. Саратов. ка’лда ‘огороженное для скота место в поле (обычно в колхозном хозяйстве)’ Ардатов. (Сосновое), Б-Березник.

(Дальний Гарт), Ичалков. (Кергуды). ‘Огороженное место для скота в хлеву’ Ардатов. (Редкодубье). ‘Изгородь’ Б-Березник. (Судосево) [По левое лингвогеографическое обследование (материалы, собранные авто ром в диалектологических экспедициях по русских говорам) (ПЛГО)].

Имеются также обширные фиксации в СРГМ [СРГМ, 1982: 15]. Арза мас., Ардатов., Навашкин., Большеболдин. Нижегор. [8, с. 319]. Слово сопоставляется с морд. эрз. калда ‘загон, стойло (отгороженное место для скота)’, пирямс калда ‘огородить загон для скота’ [ЭРС: 227], мокш.

калдаз ‘хлев’, калдазава ‘богиня скота, хлева, двора’.

Следует отметить, что более ранние русские диалектные материалы представлены вариантом ка’рда в сходных значениях: ка’рда «скот ный двор» Казан., 1894. ка’рда ‘ограда из жердей вокруг огорода’ Перм., 1852. ка’рды ‘ограда из жердей, сделанная в поле’ Челяб. ка’рда «скотный двор, баз, базок, варок, летнее стойло, загородь для скота»


С.А.Мызников Особенности лексики русских говоров Ульяновской области Оренб. [Даль]. ка’рда ‘огороженное место для дневного содержания ско та’ Козьмодемьян. Казан., 1849. Южн. Самар., Симб., Куйбыш., Тамб., Оренб., Уфим., Вост., Костром., Пенз., Вост. Map. АССР, Челяб. Перм., Южн. Урал. Свердл. [СРНГ, 13, 84, 85]. Однако традиционно лексема ка’рда рассматривается изолированно от ка’лда и сопоставляется с тюрк скими данными, ср. чуваш. карта ‘изгородь, хлев (не бревенчатый)’, при татар. кирт, башк. крт ‘изгородь, ограда;

загородка;

хлев’ с воз можной мотивацией на тюркской почве.

Существуют и другие лексические данные, показывающие результаты тюркского воздействия. Например, в Чердаклинском районе Ульяновской области отмечается таш ‘большой одиночный камень на реке или на море’ Чердакл. Ульян. Причём слово в сходных значениях ранее было зафикси ровано в Поволжье и Прикамье: ‘Камень на побережье’ Нижн. Поволжье, 1959. ‘Подводный камень’ Чусов. Перм., 1900-е гг. Налим, он под та шом живет. Свердл. ‘Грузило (камень, кирпич и т.п.) у сети, невода и т.п.’:

— Чтобы сетъ не выстилало течением и не подмораживало ко лъду снизу, на приух вяжется таш, каменъ. Р. Урал, 1878. Уральск., Волж.

[Картотека «Словаря русских народных говоров» (КСРНГ)]. та’ша ‘груз на нижней подборе невода из обожжённой глины круглой формы с желобком для обвязывания его верёвкой’ Астрах., 1870. Чердакл. Ульян.

[КСРНГ]. Результат тюркского воздействия, ср. татар. таш ‘камень’.

Поскольку говоры Ульяновской области являются говорами позднего заселения, то их лексический состав не является однородным и на рус ской почве. В них присутствуют как южно-, так и севернорусские лексемы, что несколько затрудняет их лингвогеографическое обследование. Пол ное диалектологическое обследование этого региона позволит проследить не только пути миграций русского населения на эту территорию, но на метить пути исследования этнической истории края.

литература 1. 70 лет Ульяновской области. Статистический сборник. Ульяновск, 2003;

Ка бузан В.М. Народы России в XVIII веке: численность и этнический состав.

М.: Наука, 1990;

Исхаков Д.М. Расселение и численность татар в Приволж ско-Приуральской историко-этнографической области в XVIII–XIX вв. // Советская этнография. 1980. № 4. С. 25–39;

Козлова К.И. Народы Повол жья // Очерки по этнографии народов СССР. Европейская часть. М.: Изд во МГУ, 1962. С. 49–82;

Маамяги. Эстонские поселения СССР (1917–1940).

Таллинн, 1976;

Список населённых мест Ульяновского округа Средне-Волж ской области. Ульяновск, 1928;

Ульяновская область. Справочник администра тивно-территориального деления на 1 июля 1974 г. Ульяновск, 1974;

Шабали на О.П. Население Ульяновской области: география, демография, этнография.

116 Вестник РГНФ. 2013. № Ульяновск, 2003;

Переписная книга мордовских селений Алатыревского уезда 1671 года. Саранск: Морд. Кн. изд-во, 1979;

Преображенский П.А. Природа и население Среднего Поволжья. Самиздатторг, 1928.

2. Опыт областного великорусского словаря, изданный Вторым отделением Ака демии наук. СПб., 1852.

3. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Второе издание, исправленное и значительно умноженное по рукописи автора. Т. 1–4. М.;

СПб., 1880–1882.

4. Алексеев Д.И. Говор с. Архангельского Чердаклинского района Ульяновской области: Автореф. дисс… филол.н. канд. Куйбышев, 1953;

Баранникова Л.И.

Говоры территорий позднего заселения и проблема их классификации // Во просы языкознания. 1975. № 2;

Баранникова Л.И. К проблеме классификации говоров на территории позднего заселения // Говоры территорий позднего за селения. Саратов, 1977;

Баранникова Л.И. К проблеме лингвогеографического изучения говоров Среднего и Нижнего Поволжья // Вопросы русской диалек тологии. Куйбышев: Изд-во КГУ, 1982;

Бескровный А.М. К истории образова ния местных диалектов Ульяновской области // Учёные записки Ульяновского педагогического института. 1956. Вып. 8. С. 353–378;

Е-ий Пр. В. Описание сельской свадьбы в Сенгилеевском уезде Симбирской губернии // Этнография, обозрение. 1899. Кн. XLII. № 3. Отд. IV: Свадебные обряды и обычаи у вели корусов. С. 108–144;

Малаховский В.А. Из истории изучения русских говоров Куйбышевской и Ульяновской областей // Учёные записки Куйбышевского пед.

и учит. ин-та. Вып. 8. 1947. С. 161–172;

Садыкова Р.К. Историко-лингвисти ческий анализ тюрко-татарской топонимии Ульяновской области Российской Федерации. АДК. Казань, 2003;

Орлов Л.М. Русские говоры Волгоградской области. Волгоград, 1984.

5. Программа собирания сведений для Лексического атласа русских народных го воров. Ч. 1–2. СПб., 1994.

6. Федотов М.Р. Этимологический словарь чувашского языка. Т. 1–2. Чебок сары, 1996.

7. Радлов В.В. Опыт словаря тюркских наречий. Т. I–IV. СПб., 1899–1911.

8. Сывороткин М.М. Система адаптации заимствованной лексики тюркско го и финно-угорского происхождения в современных русских говорах Окско Волжско-Сурского региона. Саранск, 2004.

9. Словарь русских народных говоров. Т. 1–44. М.;

Л.;

СПб., 1965–2011.

10. Словарь русских говоров на территории Республики Мордовия. Саранск:

Изд-во Мордовского ГУ, 1978–2006. Т. 1–7.

11. Эрзянско-русский словарь / Под ред. Б.А.Серебренникова, Р.Н.Бузаковой, М.В.Мосина. М., 1993.

КОНФЕРЕНЦИИ. КОНГРЕССЫ.

СИМПОЗИУМЫ е.т.артёмов, С.в.воробьёв* всероссийская научная конференция «Стратегия и практика исследовательского поиска в отечественной истории: региональный аспект»

(екатеринбург, 19–20 ноября 2012 г.)** Конференция, организованная Институтом истории и археологии УрО РАН, проходила в рамках Уральского научного форума (председатель Оргкомитета — президент РАН Ю.С.Осипов). Это мероприятие было приурочено к ряду знаменательных событий: 80-летию академической на уки Урала, 25-летию Уральского отделения РАН, 20-летию возрождения национальной научной Демидовской премии.

Главное внимание участники конференции уделили итогам и перспек тивам развития исторических исследований, их организации и повыше нию практической отдачи. На пленарном заседании присутствовало около 300 человек. Помимо специалистов-историков, в нём участвовали студен ты Уральского федерального университета, видные учёные, организато ры науки и образования, специализирующиеся в иных отраслях знания.

В их числе — академики В.Н.Большаков, В.Н.Чарушин, В.А.Черешнев, члены-корреспонденты РАН С.С.Набойченко, В.Е.Третьяков, ректоры Уральского федерального университета В.А.Кокшаров и Уральской госу дарственной архитектурно-художественной академии С.П.Постников и др.

На пленарном заседании с докладом «Победы и поражения рос сийской модернизации ХХ в.» выступил академик В.В.Алексеев (Ека теринбург). Он обстоятельно проанализировал факторы, этапы и резуль таты социально-экономической трансформации советского общества. Его вывод: несмотря на громадные издержки, страна осуществила в совет ский период переход от аграрного к индустриальному обществу. Другими словами, она находилась в русле мировых тенденций. Отсюда следовало важное теоретико-методологическое обобщение: выявление общего и осо бенного в историческом развитии России целесообразно осуществлять на основе интеграции цивилизационного и модернизационного подходов.

* артёмов евгений тимофеевич — доктор исторических наук, заместитель директора Инсти тута истории и археологии УрО РАН, заместитель председателя Оргкомитета конференции.

воробьёв Сергей викторович — кандидат исторических наук, научный сотрудник Инсти тута истории и археологии УрО РАН, учёный секретарь Оргкомитета конференции.

** Проект 12-01-14071г.

118 Вестник РГНФ. 2013. № Большой интерес вызвал пленарный доклад академика В.И.Молодина (Новосибирск) «Неизвестная Сибирь — новые археологические откры тия». Он отметил, что эти открытия были подготовлены годами целена правленного научного поиска, стали плодом совместных работ археологов с представителями других научных дисциплин: геофизиками и геологами, биологами и генетиками, физиками и химиками, математиками и програм мистами. Соответствующие проекты носили международный характер.

В числе наиболее значимых результатов — уточнение сценария форми рования человека современного типа, усовершенствование схемы куль турно-исторического развития в Обь-Иртышской лесостепи за 3000 лет существования эпохи бронзы, маркировка южной границы пазырыкской культуры, изучение уникальных археологических памятников на севере Монголии, проясняющее многие аспекты жизненных практик хунну и др.

Эти достижения мирового класса, по мнению В.И.Молодина, свидетель ствуют о том, что современная археология, на вооружение которой по ступают все новые методы естественных и точных наук, способна к со вершенно неожиданным открытиям (фото 1).

Фото 1. Пленарное заседание конференции.

Выступает академик В.И.Молодин (Новосибирск). Второй слева — академик В.Н.Большаков, крайний справа — академик В.А.Черешнев В докладе «О концепции многотомной академической “Исто рии России”» директор Института российской истории РАН, д.и.н.

Ю.А.Петров (Москва) вначале обосновал необходимость подготовки такого фундаментального издания. По его мнению, реализация этого проекта будет способствовать формированию положительного образа Е.Т.Артёмов, С.В.Воробьёв Всероссийская научная конференция...

страны, упрочению общенациональной идентичности, общественной консолидации и социализации подрастающего поколения. Создание многотомной истории России — это не только обобщение известных науке данных, подчеркнул Ю.А.Петров, но и большая исследователь ская работа, нацеленная на получение нового знания. Она должна осно вываться на серьёзном теоретическом фундаменте. Выбор методологи ческого инструментария необходимо осуществлять с учётом специфики предмета изучения и исследовательских задач. Особую актуальность для реконструкции российского прошлого имеет теория модернизации.

Идея подготовки 20-томной истории России была выдвинута Инсти тутом российской истории РАН и поддержана Отделением историко филологических наук Российской академии наук. Проект рассчитан на 2012–2017 гг. К его реализации — подчеркнул докладчик — плани руется привлечь лучшие научные силы страны (фото 2).

Фото 2. Пленарное заседание конференции.

Выступает д.и.н. Ю.А.Петров (Москва).

В президиуме — д.и.н. Е.Т.Артёмов (Екатеринбург), к.и.н. В.А.Бабинцев (Екатеринбург), чл.-корр. РАН П.Ю.Уваров (Москва) Опытом подготовки обобщающих изданий национального мас штаба поделился чл.-корр. РАН П.Ю.Уваров (Москва). Он изложил концептуальные подходы к созданию «Всемирной истории», подробно остановившись на том, как их удалось реализовать в первых двух уже опубликованных томах. Особое внимание он уделил реконструкции исторических процессов на глобальном, национальном и региональном уровнях. По мнению докладчика, подобные обобщения не исключают, а взаимодополняют друг друга.

120 Вестник РГНФ. 2013. № Полемической заострённостью отличался пленарный доклад чл.-корр.

РАН А.В.Головнёва (Екатеринбург). Это проявилось в самом его назва нии: «Историческая антропология: метод крупного плана». В докладе была сделана попытка пересмотреть принятое в историографии соотношение ма кро–микро как общего—частного, являющееся проявлением, «игрой» не гуманитарной логики. По мнению А.В.Головнёва, в гуманитарном смысле всё выглядит наоборот: макро — крупный план человека, а микро — мел кий, растворённый в массе. В гуманитарном ракурсе главным и генера лизирующим измерением выступает человек. Отсюда макроисторические исследования — это изображение человека крупным планом со всеми его пристрастиями и мотивами, настроениями и притязаниями. Именно такой подход позволяет с наибольшей полнотой воссоздать ценности и атмосфе ру изучаемой эпохи с присущими ей категориями и технологиями.

В пленарном докладе д.и.н. С.А.Нефёдова «Факторы исторического процесса в современной методологии истории» был обоснован иной под ход к ретроспективному исследованию общественной динамики. В нём внимание акцентировалось на эвристических возможностях глобального моделирования. В частности, речь шла об использовании демографиче ски-структурной теории, позволяющей, по мнению докладчика, рекон струировать общие закономерности человеческого развития и адекватно интерпретировать отдельные исторические события. Свои теоретические построения он, так же как и А.В.Головнёв, обосновал конкретно-истори ческим материалом.

Доклад д.и.н. Г.Е.Корнилова (Екатеринбург) «Экономическая исто рия Урала: историографическая ситуация» был посвящён анализу тру дов, вышедших в последнее двадцатилетие. По оценке докладчика, этот период отличался интенсивным исследовательским поиском как в мето дологическом, так и в конкретно-историческом контекстах. В результа те произошло серьёзное приращение научных знаний. Особо значимые достижения получены в изучении металлургии, аграрной модернизации, обобщении опыта реализации таких мегапроектов XX в., как созда ние Урало-Кузбасса, атомной промышленности. Изучение экономиче ской истории региона проходило в острых спорах и дискуссиях: о сущ ности и хронологических рамках промышленного переворота на Урале, его этапах, о результатах трансформации аграрного сектора экономики, об уровне продовольственного потребления, демографических послед ствиях индустриализации. По мнению докладчика, эти дискуссии задают вектор дальнейшего научного поиска.

Проблемы, поднятые в пленарных докладах, обсуждались на круглых столах, прошедших в рамках конференции. Последние имели свою чётко Е.Т.Артёмов, С.В.Воробьёв Всероссийская научная конференция...

очерченную тематику. Речь шла о месте и роли Урала в российской истории и подготовке соответствующего обобщающего труда, о путях и способах вузовско-академической интеграции в целях решения приоритетных иссле довательских задач и подготовки кадров высшей квалификации. В качестве ведущих выступили д.и.н. Е.Т.Артёмов и д.и.н. Д.А.Редин. В дискуссии при няли участие к.и.н. С.Е.Алексеев (Салехард), к.и.н. Д.В.Бугров (Екатерин бург), чл.-корр. РАН А.В.Головнёв (Екатеринбург), д.и.н. И.Л.Жеребцов (Сыктывкар), д.и.н. А.Е.Загребин (Ижевск), к.и.н. М.А.Киселёв (Екате ринбург), акад. В.И.Молодин (Новосибирск), д.и.н. С.А.Нефёдов (Екате ринбург), д.и.н. Ю.А.Петров (Москва), д.и.н. И.В.Побережников (Екате ринбург), чл.-корр. РАН П.Ю.Уваров (Москва) и др.

Участники круглых столов были едины во мнении о том, что научная и практическая значимость глобальных, общероссийских и региональных исторических обобщений не вызывает сомнений. А значит, нужны соот ветствующие научные труды. Их сверхзадача заключается в прояснении «непреходящих» для отечественной исторической науки вопросов: чем была Россия в прошлом и чем является сегодня, какова генетическая ма трица российского общества и чем определяется специфика развития его государственности, как российская история соотносится с другими вари антами мирового цивилизационного процесса. Отмечалось, что подобные труды должны строиться на обширном конкретно-историческом матери але. Но для его обобщения требуется решение ряда фундаментальных научных проблем. В ходе состоявшей дискуссии в их числе назывались следующие: как соотнести региональное, страновое и глобальное измере ния истории;

почему важно интегрировать исследование процессов, про текавших на макро- и микроуровне;

какова роль человеческого фактора в исторической динамике.

Особого внимания на заседаниях круглых столов удостоилась пробле ма поиска оптимальных форм организации исторического исследования, механизмов отбора приоритетных направлений. Высказывались мнения о необходимости более широкого применения проектного подхода в иссле довательской практике. Это — важнейшее условие организации междис циплинарного взаимодействия, необходимого при масштабных историче ских реконструкциях. Перспективы практической отдачи исторических исследований связывались с вузовско-академической интеграцией и ис пользованием современных информационных технологий.

Состоявшаяся на конференции дискуссия оказалась весьма полезной как в плане уточнения приоритетов научного поиска, так и для определе ния путей повышения социальной значимости исторических исследова ний. По итогам конференции издан сборник трудов её участников.

в.н.захаров, д.д.Богоявленский* VIII научно-практическая конференция «Проблемы истории московского края»: «1812 год в москве и Подмосковье:

проблемы, открытия, историческая память»

(москва, 27 ноября 2012 г.)** Состоявшаяся в Московском государственном областном универ ситете (МГОУ) VIII Научно-практическая конференция «Проблемы истории Московского края» была посвящена 200-летию Отечественной войны 1812 г., о чём красноречиво говорит её название: «1812 год в Москве и Подмосковье: проблемы, открытия, историческая память». По тради ции конференция была организована факультетом истории, политологии и права МГОУ.

К юбилейным торжествам, посвящённым Отечественной войне 1812 г., были приурочены и мероприятия, имеющие краеведческий харак тер. Это особенно актуально, если говорить о территории Московской гу бернии, ставшей ареной кульминационных событий 200-летней давности (Бородинское сражение, совет в Филях, захват Москвы армией Напо леона, Тарутинский марш-маневр русской армии и т.д.).

Тема конференции, выбранная организаторами этого мероприятия, подчёркивала важность и актуальность изучения Отечественной войны не только для исторической науки. Конференция на региональном уровне затронула проблемы отражения событий 1812 г. в литературе и искусстве, сохранения исторического наследия и применения его в воспитательно патриотических целях, восприятия войны современниками и трансфор мации её в народной памяти, влияния последствий нашествия Великой армии на дальнейшее пространственное развитие региона.

В рамках пленарных заседаний и работы двух секций были заслуша ны 25 докладов, содержащих результаты научных разработок по тема тике конференции в сфере культуры, экономики, социальной, духовной и политической жизни. Хронологические рамки проблемных вопросов, рассмотренных на конференции, охватывают 200-летний период (с нача ла XIX в. до начала XXI в.).

Среди выступлений, прозвучавших на пленарных заседаниях, от метим доклад заместителя директора Государственного исторического * захаров виктор николаевич — доктор исторических наук, профессор Московского госу дарственного областного университета (МГОУ), председатель Оргкомитета конференции.

Богоявленский дмитрий дмитриевич — кандидат исторических наук, доцент МГОУ, член Оргкомитета конференции.

** Проект 12-01-14024г.

В.Н.Захаров, Д.Д.Богоявленский VIII Научно-практическая конференция... музея А.Д.Яновского, который осветил почти 200-летний процесс соз дания музея Отечественной войны 1812 г., завершившийся в 2012 г. его открытием в Москве. С большим интересом был воспринят доклад пре подавателя Сергиево-Посадской высшей школы народных искусств З.К.Синельщиковой, сопровождавшийся инсталляцией-реконструкцией на тему моды, доминировавшей в России и Франции в начале XIX в.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.