авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ

АКАДЕМИЯ ПРАВА И УПРАВЛЕНИЯ

ГУМАНИТАРНО-ПЕНИТЕНЦИАРНЫЙ

ВЕСТНИК

№5

Специальный выпуск,

посвященный 65-летию победы

в Великой Отечественной войне

Рязань

2010

ББК 67.628.4

Г94

Председатель редакционного совета:

А.А. Чистяков, д-р юрид. наук, проф.

Редакционная коллегия:

Ю.А. Реент, д-р историч. наук, проф. – главный редактор;

М.И. Кошелев, д-р филос. наук, проф.;

А.В. Седунов, д-р историч. наук, проф.;

Д.В. Сочивко, д-р психол. наук, доц.;

О.А. Тарасов, канд. ист. наук, доц.;

Н.С. Нижник, д-р юрид. наук, проф.;

Г.Н. Кислицина – ответственный секретарь.

Гуманитарно-пенитенциарный вестник: научно-публицистический Г альманах / под общ. ред. Ю.А. Реента. – Вып. 5. – Рязань: Академия ФСИН России, 2010. – 215 с.

ISBN 978-5-7743-0396- Альманах задуман как периодическое издание, тематической осью которого являются проблемы истории, социологические, философские, культурологические особенности деятельности уголовно-исполнительной системы. Цель сборника состоит в пропаганде исследований гуманитарного профиля, имеющих отношение к пенитенциарной системе.

Материалы альманаха предназначены для научных и практических работников УИС, аспирантов, адъюнктов, курсантов и студентов.

Адрес редакции: 390036, г. Рязань, ул. Сенная, д. 1, Академия ФСИН России. Тел. (4912) 25-39-94. E-mail: reent2@yandex.ru Воспроизведение материалов альманаха запрещается без письменного разрешения редакции. Нарушения Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» преследуются в судебном порядке.

ББК 67.628. ISBN 978-5-7743-0396-0 © Академия права и управления Федеральной службы исполнения наказаний России, 65 лет Победы в Великой Отечественной войне РЕДАКЦИОННАЯ КОЛОНКА Ю.А. Реент * ПАМЯТЬ О ПОДВИГЕ НАРОДА НЕ СОТРЕТСЯ В ВЕКАХ Подготовка и празднование 65-й годовщины победы советского наро да в Великой Отечественной войне породили в обществе очевидный всплеск ин тереса к этому событию, вошедшему в число наиболее значимых в истекшем веке.

Вместе с этим, нельзя не заметить, что чем далее мы отдаляемся от того времени, тем чаще и больше на страницах книг и в средствах массовой информации встре чается спекулятивная информация, нацеленная на создание нездоровых псевдо сенсаций. Нельзя отрицать, что оценки событий первой половины 40-х годов прошлого века в разных странах нередко значительно отличаются, а порою и пря мо противоречат друг другу. Как нам представляется, современным российским политикам, историкам, общественным деятелям, педагогическому сообществу не обходимо активизировать работу по предупреждению и прекращению разного ро да инсинуаций, исходящих как из зарубежных, так и из внутренних «источников».

Чаще всего встречаются две формы идеологически урезанных концепций роли СССР в победе над фашистской Германией. Первая из них поддерживает * РЕЕНТ Юрий Арсенович – главный редактор «Гуманитарно-пенитенциарного вестни ка», доктор исторических наук, профессор, полковник внутренней службы.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне ся отечественными представителями и сторонниками национал-патриотических позиций. Они считают, что СССР является единственным победителем нацизма в той войне. Роль союзников либо замалчивается, либо недооценивается. Вто рая концепция представлена «либерально настроенными» публицистами, явно или скрытно поддерживаемыми западными идеологическими центрами. (Пора прекратить обманывать себя и общество, будто в развитых странах Запада го сударственной идеологии нет). Эти господа, напротив, стараются принизить роль СССР в борьбе с фашизмом, пытаются представить дело таким образом, будто именно советское государство явилось агрессором, а то и инициатором Второй мировой войны.

Начало таким бредовым идеям во многом положили опусы изменника Родины, бывшего сотрудника госбезопасности, скрывающегося ныне в Велико британии под псевдонимом Виктор Суворов. Впоследствии подобные взгляды приобрели официальный статус в некоторых из стран Восточной Европы. В ча стности, власти Польши до сих пор оценивают подписание «пакта Молотова – Риббентропа» как начало мировой войны, забывая, что до этого польское руко водство участвовало в «Мюнхенском сговоре», приведшем к оккупации Чехо словакии. Именно эти действия открыли Гитлеру «дорогу на Восток».

На наш взгляд, обе из названных концепций являются неприемлемыми крайностями. Принято говорить, что время лечит, но правда и в том, что оно многое предает забвению. Не секрет, у современных поколений россиян дли тельное время заглушали историческую память, термин «патриотизм» оцени вался, чуть ли не как ругательство. Даже среди высоких чиновников «от обра зования» появились такие личности, которые целенаправленно пытаются при гасить национальную гордость за деяния предков. Как же иначе можно оценить решение комиссии, разрабатывавшей новые госстандарты для бакалавриата, предложившей вывести из числа обязательных дисциплин курс «Отечественная история», например, при подготовке юристов? К счастью, среди учащейся мо лодежи проблемы, связанные с оценкой событий Великой Отечественной вой ны, по-прежнему остаются в зоне исторического интереса.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Особо хочется отметить, что в числе исторических проблем рассматри ваемого периода, наиболее богатых малоисследованными аспектами, относится и деятельность мест лишения свободы. Научное сообщество лишь в последние годы, благодаря публикации ряда ранее недоступных архивных документов, получило возможность ознакомиться с интереснейшими фактами и проследить ранее неисследованные экономические, политические и социальные зависимо сти. Впрочем, и сегодня незаслуженно мало публикуется позитивной, да и про сто достоверной информации о тех, кто в годы войны нес службу и трудился в системе ГУЛАГа. А этот вопрос представляет интерес далеко не только для уз кой группы историков. Некогда засекреченная информация должна стать дос тоянием всего общества.

Надо учитывать, что перед сотрудниками ГУЛАГа стояла задача не толь ко обеспечить передислокацию заключенных, но и восстановить полноценное производство на новом месте. Все крупнейшие стройки, не имевшие непосред ственного военно-стратегического значения, были закрыты. Так, строительство БАМа было не только остановлено, но даже значительная часть уложенных пу тей позже была демонтирована и переправлена на фронт (в частности, исполь зовалась при обороне Сталинграда). Однако потребность в трудовых ресурсах для решения местных проблем все более возрастала.

Сотрудники, как, впрочем, и многие из заключенных исправительно трудовых учреждений, восстанавливая и развивая промышленный потенциал страны, обеспечивая правопорядок, предотвратив тысячи диверсий и аварий, были в числе тех, кто в тылу и на фронте наиболее активно способствовал при ближению сокрушительной победы.

Такие факты не должны, просто не могут быть вычеркнуты из памяти на родной! Обеспечить это можно не только грандиозными государственными программами, но и личным участием каждого гражданина. Именно поэтому значительная часть юбилейного, 5-го выпуска «Гуманитарно-пенитенциарного вестника» посвящена вопросам, связанным с 65-летием Великой Победы. Здесь есть и статьи ученых, и воспоминания участников войны, и материалы, собран 65 лет Победы в Великой Отечественной войне ные курсантами и студентами Академии ФСИН России. В целом же мы исхо дим из того, что исторический, в том числе и военный, опыт просто не может быть лишним, малозначимым. От каждого из нас в той или иной степени зави сит, как мы им распорядимся: забудем все и всех или все же останемся великим народом с историей мирового значения!

Редакция альманаха обращается ко всем читателям с просьбой принять непосредственное участие в подготовке его выпусков. Ваши воспоминания, мнения, фотографии и документы, относящиеся к темам, освещаемым нашим изданием, следует высылать в редакцию по обычной или электронной почте.

С благодарностью и глубоким уважением, главный редактор «Гумани тарно-пенитенциарного вестника» профессор Реент Юрий Арсенович!

Адрес редакции: 390036, г. Рязань, ул. Сенная, д. 1, Академия ФСИН России. Тел.: (4912) 27-94-70;

25-39-94.

E-mail: reent2@yandex.ru 65 лет Победы в Великой Отечественной войне ТРИБУНА УЧЕНОГО В.А. Поникаров ГАРАНТИИ ЗАКОННОСТИ В АДМИНИСТРАТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОТРУДНИКОВ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Научная статья посвящена юридическим гарантиям в административной деятельности пенитенциарной системы России Abstract Scientific article dedicated legal guarantees in administrative activity prison system in Russia Напомним, что термин «гарантия» (garantie) заимствован из фран цузского языка, и означает ручательство, обеспечение, условие, обеспечиваю щее что-либо1. Гарантировать – значит определенным образом обеспечивать, ограждать, охранять, защищать, сделать реальным. Поэтому, говоря о гаранти ях законности, речь должна идти о тех условиях, средствах, способах и меха низмах, которые обеспечивают реальность режима законности.

В настоящее время общепризнанными являются выделение в системе га рантий двух ее групп: общие (экономические, политические, идеологические, социальные, организационные) и специальные (юридические или правовые) средства обеспечения законности2. Такое деление имеет теоретическую и прак ПОНИКАРОВ Владимир Анатольевич – доктор юридических наук, доцент, полковник внутренней службы (Академия ФСИН России, г. Рязань).

65 лет Победы в Великой Отечественной войне тическую значимость. В теоретическом плане оно дает возможность глубже по знать механизм обеспечения законности. В практическом же плане указанное деление полезно в том смысле, что оно обеспечивает поиск конкретных путей повышения эффективности действия закона, регламентирующего статус со трудников УИС. Предметом нашего рассмотрения будут только специальные (юридические или правовые) гарантии законности.

В юридической литературе существуют различные подходы к определе нию общих гарантий законности. К гарантиям ученые относят различные по своему содержанию нормативно-правовые средства3, отдельные из которых, на наш взгляд, не могут рассматриваться в качестве таковых4. Так, существует мнение, что все процессуальные нормы, устанавливающие строго определен ный порядок процессуальных действий, являются гарантиями5. Однако пред ставляется, что далеко не все административно-процессуальные нормы высту пают в качестве гарантий.

Назначение административно-процессуальных норм состоит в том, что бы обеспечить реализацию соответствующих материальных административ но-правовых норм. Одновременно, на наш взгляд, необходимо отметить, что некоторые материальные правовые нормы являются гарантиями в рассмат риваемой деятельности. В качестве таковой, например, выступает часть статьи 32 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы». Согласно данной правовой норме «ни кто, кроме государственных органов и должностных лиц, прямо уполномо ченных на то законом, не вправе вмешиваться в служебную деятельность персонала». Поэтому, как нам представляется, подобные материальные пра вовые нормы, безусловно, являются гарантиями, так как они непосредствен но направлены на обеспечение и реализацию законности в правоохрани тельной деятельности УИС.

На наш взгляд, нет правовых гарантий в самостоятельном или в «чис том» виде. Для того чтобы любая классификация обладала научной ценностью и практической значимостью необходимо правильно определить соответст 65 лет Победы в Великой Отечественной войне вующие критерии. Гарантии в административной деятельности сотрудников УИС надлежит классифицировать по форме их выражения:

1) нормы, зафиксированные в качестве правовых принципов;

2) нормы, выступающие в вид прав и обязанностей;

3) нормы, приобретающие характер конкретной ответственности;

4) нормы, определяемые как юридические факты;

5) нормы, обозначенные в виде функций контроля и надзора.

6) нормы, зафиксированные в виде запрета.

Правовые нормы, определяющие гарантии законности могут выступать в виде принципа. Так, часть 1 статьи 15 Основного Закона России гласит, что «Кон ституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противо речить Конституции Российской Федерации». Данное положение Основного За кона страны распространяется и на сферу административно-служебной деятель ности сотрудников УИС. Или, например, в соответствии со статьей 1.4. КоАП РФ все участники административных отношений равны перед законом. Следователь но, данный принцип можно рассматривать в качестве нормы-гарантии.

Правовые нормы, определяющие гарантии законности могут выступать в виде прав и обязанностей. Заметим, что к нормам, закрепляющим гарантии в виде права, следует отнести следующее:

а) право на обжалование, б) пределы (границы) компетенции, Рассмотрим подробнее. Так, например, статья 30.1. КоАП РФ закрепляет право граждан (в том числе и сотрудников УИС) на обжалование постановле ния по делу об административном правонарушении. Считаем, что право на жа лобу – это важнейшая правовая норма-гарантия защиты нарушенных прав и свобод граждан. В качестве существенной гарантии можно рассматривать и статью 62 Положения о службе в органах внутренних дел6, которая предостав ляет сотрудникам УИС право на обжалование в суд приказа об увольнении. Бо лее того, в соответствии с п. 20 ст. 14 Закона РФ «Об учреждениях и органах, 65 лет Победы в Великой Отечественной войне исполняющих уголовное наказания в виде лишения свободы», сотрудник УИС имеет право обращаться в суд за защитой своих законных прав и интересов.

Нормы, определяющие пределы (границы) компетенции7 должностных лиц УИС, рассматриваются нами также как гарантии законности в виде прав. На пример, согласно п. 5 ст. 13 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» любой начальник исправительно го учреждения имеет право возбудить дело об административном правонаруше нии (т.е. составить протокол), рассмотреть данное дело в соответствии со стать ей 23.4 КоАП РФ. Вследствие этого, предусмотренные в законе пределы (грани цы) прав должностных лиц УИС выступают в качестве гарантий законности.

Проанализируем нормы-гарантии в виде обязанности. Часть 2 статьи 29.11. КоАП РФ обязывает должностного лица УИС вручить под расписку ко пию постановления по делу об административном правонарушении физическо му лицу, в отношении которого оно вынесено. В данном примере «обязан ность» выступает как гарантия реализации прав и свобод граждан в анализи руемой правоохранительной деятельности УИС.

Так, например, часть 1 статьи 32 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» прямо закрепила такую важную норму-гарантию, как обязанность граждан и должностных лиц выполнять законные требования сотрудника УИС России. Прежнее законода тельство лишь подразумевало, что каждое лицо, к которому обращено законное требование данного сотрудника, обязано его исполнить. Отсутствие подобной нормы создавало благоприятную почву для различных конфликтов между гра жданами и работниками УИС.

К подобным гарантиям необходимо причислить и пункт 2 статьи 13 Зако на РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы», который предусматривает обязанность учреждений, ис полняющих наказания создавать условия для обеспечения правопорядка и за конности в своей деятельности, в том числе и в административно юрисдикционной области общественных отношений.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Гарантией также является обязанность должностного лица УИС во всех случаях (например, при осуществлении административного задержания несо вершеннолетнего) ограничения прав и свобод гражданина, не достигшего лет, уведомлять его родителей или иных законных представителей8.

Нормы, закрепляющие ответственность рассматриваются нами в каче стве гарантии. К аналогичным нормам-гарантиям следует отнести нормы, закреп ляющие ответственность, которая, по нашему убеждению, является одним из способов правового гарантирования. Законодатель в части 1 статьи 32 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» зафиксировал, что «неисполнение законных требований персонала, а также действия должностных лиц и граждан, препятствующие исполнению пер соналом своих обязанностей, влекут за собой ответственность в установленном законом порядке». В настоящее время конкретная административная ответствен ность граждан и иных лиц за неисполнение законных требований работников уго ловно-исполнительной системы, в том числе и в административно юрисдикционной сфере деятельности, предусмотрена статьей 19.3. КоАП РФ.

Проанализируем следующую группу. Нормы, определяемые как юриди ческие факты. Точное описание юридических фактов, например, в статье 24.5.

КоАП РФ («Обстоятельства, исключающие производство по делу об админи стративном правонарушении») ориентирует должностных лиц ФСИН России на правомерную реализацию соответствующих норм, регламентирующих ад министративно-юрисдикционную деятельность в УИС.

Так, например, в статье 31 Закона РФ «Об учреждениях и органах, испол няющих уголовные наказания виде лишения свободы», в качестве юридических фактов, при наличии которых сотрудники УИС имеет право применять огне стрельное оружие, называются различные случаи, например: нападение, опас ное для жизни или здоровья граждан;

нападение на сотрудника УИС когда его жизнь или здоровье подвергаются опасности, а также попытка завладения их оружием;

освобождение заложников и другие9. Следовательно, перечисленные предусмотренные законом вышеизложенные фактические обстоятельства, с на 65 лет Победы в Великой Отечественной войне личием которых норма права связывает возможность использования установ ленных полномочий, рассматривается нами как гарантии, обеспечивающие не только реализацию прав и обязанностей сотрудников УИС, но и в целом их правомерное поведение, направленное на гарантирование законности в рас сматриваемой сфере деятельности.

Кстати, говоря об оружии, следует отметить, что важной гарантией право вой защиты сотрудников УИС в рассматриваемой сфере их деятельности является закрепленная в пункте 3 статьи 31 рассматриваемого Закона новелла о том, что данные сотрудники УИС имеют право применять оружие без предупреждения.

Например, при попытке осужденного или заключенного, а также иного лица при близиться к сотруднику УИС с обнаженным огнестрельным или холодным ору жием либо предметами, с помощью которых может быть нанесено телесное по вреждение, сократив при этом указанное сотрудником УИС расстояние. Вследст вие этого указанное выше положение необходимо считать гарантией, так как оно направлено на обеспечение безопасности и защиту сотрудников УИС.

Нормы, обозначенные в виде функций контроля и надзора. Статья 38 за кона РФ от 21 июля 1993 года «Об учреждениях и органах, исполняющих уго ловные наказания в виде лишения свободы» закрепляет контроль над деятель ностью, в том числе и административной, в уголовно-исполнительной системе.

Следовательно, нормы, закрепляющие подобный контроль, мы рассматриваем как их гарантии.

В соответствии с Федеральным законом РФ от 17 ноября 1995 г. № 168 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» прокуратура осуществляет надзор за законностью во всех сферах и областях управленческой деятельности. Этот надзор распространяется и на диапазон административной деятельности в УИС.

В качестве гарантии следует причислить и пункт 2 части 1 статьи 25.11. КоАП РФ, который предусматривает участие прокурора в рассмотрении дел об адми нистративных правонарушениях.

Установленные юридическими нормами запреты мы тоже относим к правовым гарантиям законности. В качестве таковой, например, выступает 65 лет Победы в Великой Отечественной войне часть 2 статьи 32 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уго ловные наказания в виде лишения свободы». Согласно данной правовой норме «никто, кроме государственных органов и должностных лиц, прямо уполномо ченных на то законом, не вправе вмешиваться в служебную деятельность пер сонала». Кроме того, часть 2 статьи 33 анализируемого нормативно-правового акта устанавливает запрет на обнародование в средствах массовой информации сведений о месте жительства сотрудников уголовно-исполнительной системы.

Сведения о прохождении службы сотрудниками уголовно-исполнительной сис темы могут предоставляться только с разрешения начальников учреждений, исполняющих наказания и следственных изоляторов. Следовательно, можно заключить, что все запреты в отношении сотрудников УИС одновременно вы полняют и функции правовых гарантий законности.

К иным гарантиям в сфере административной деятельности сотрудников УИС следует отнести и некоторые процессуальные нормы, способствующие реализации прав и законных интересов граждан в исследуемой сфере деятель ности. Так, например, при рассмотрении дела об административном правона рушении лицо, в отношении которого ведется производство по делу об админи стративном правонарушении, вправе знакомиться с материалами дела, пред ставлять доказательства, заявлять ходатайства, пользоваться юридической по мощью адвоката обжаловать постановление по делу10.

В качестве гарантии, направленной на реализацию прав, свобод и закон ных интересов личности в исследуемой сфере, следует рассматривать положе ние Конституции Российской Федерации. Часть 3 статьи 55 Основного закона страны устанавливает, что всякое ограничение граждан в их правах и свободах допустимо лишь на основании и в порядке, предусмотренном законом. Это по ложение распространяется и на административную сферу деятельности уголов но-исполнительной системы.

Участие понятых, например, при производстве личного досмотра у граж дан, задержанных в административном порядке также выступает в качестве га рантии. Для контроля за законностью данного досмотра установлен круг лиц, 65 лет Победы в Великой Отечественной войне которые обязаны присутствовать при производстве этих действий. Так, напри мер, личный досмотр осуществляется лицом одного пола с досматриваемым в присутствии двух понятых того же пола11.

Установление срока административного задержания лица, который ис числяется с момента доставления нарушителя для составления протокола, а ли ца, находящегося в состоянии опьянения, – со времени его вытрезвления12, то же следует рассматривать как гарантию в анализируемой сфере деятельности.

Существенной гарантией, обеспечивающей защиту прав граждан, является их конституционное право на обжалование противозаконных действий должност ных лиц УИС. Поэтому конкретное обжалование гражданином, например, по становления по делу об административном правонарушении13, рассматривается как гарантия, способствующая правомерной реализации правового статуса гра ждан в административной деятельности УИС.

Обязанность вручения копии постановления лицу, в отношении которого оно вынесено, например, должностным лицом УИС, а также потерпевшему по его просьбе, мы тоже рассматриваем как норму-гарантию14, потому что она, с одной стороны, обеспечивает законность принятия решения, а с другой – созда ет условия для его последующего обжалования.

Таким образом, можно констатировать, что обеспечить законность в ад министративной деятельности сотрудников УИС можно только при использо вании развернутой системы взаимодополняющих друг друга гарантий. Чем больше будет правовых гарантий, тем выше станет степень обеспечения закон ности в административной деятельности учреждений и органов ФСИН России.

См.: Словарь иностранных слов. М., 1964. С. 114;

Ушаков В.Н. Толковый словарь рус ского языка. Т.1. М., 1935. С. 511;

Ожегов С.И. Словарь русского языка М., 1978. С. 117.

См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Курс в 2-х томах. М., 1981. Т. 1. С. 234;

Витрук Н.В. О юридических средствах обеспечения реализации и охраны прав советских граждан // Правоведение 1964. № 4. С. 29;

Мицкевич А.В. О гарантиях прав и свобод советских граждан в общенародном государстве // Советское государство и право. 1963. № 8. С. 27.

См.: Буденко Н.И. Административно-правовое положение граждан в сфере обществен ного порядка: Дис. … канд. юрид. наук. М.: МВШМ МВД СССР, 1986. С. 79;

Недбайло П.Е.

Система юридических гарантий применения советских правовых норм // Правоведение.

1971. № 3. С. 44.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне См.: Поникаров В.А. Гарантии законности в административной деятельности милиции.

Дис. … канд. юрид. наук. М.: МЮИ МВД России, 1998. С. 36-44.

См.: Гранин А.Ф. Гарантии социалистической законности в деятельности органов внут ренних дел. Учебное пособие. Киев, 1982. С. 44;

Следует сказать, что до сих пор, в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы Государственной Думой РФ так и не принят проект федерального Закона «О право охранительной службе». Поэтому в настоящее время административно-правовой статус со трудника УИС определяется указанным выше Положением.

Не углубляясь в полемику по данному вопросу, отметит, что данную компетенцию мы рассматриваем как более сложную разновидность юридических прав субъектов в сфере ад министративной деятельности милиции.

См., например, часть 4 статьи 27.3. КоАП РФ.

В качестве подобных гарантий можно рассматривать также предусмотренные главой V Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» все условия применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия.

См., например, статью 25.1. КоАП РФ.

См., часть 3 статьи 27.7. КоАП РФ.

См., часть 4 статьи 27.5. КоАП РФ.

См., статью 30.2. КоАП РФ.

См., например, часть 2 статьи 29.11. КоАП РФ.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Н.Д. Шамырбеков,К.С. Мамажанов ПРАВА ОСУЖДЕННЫХ К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ:

НОРМАТИВНЫЕ ОСНОВАНИЯ ОГРАНИЧЕНИЯ В КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ Действующее уголовно-исполнительное законодательство Кыргыз ской Республики содержит прямое указание на то, что лица отбывающие нака зание в местах лишения свободы, остаются гражданами Кыргызстана (ст. Уголовного Кодекса Кыргызской Республики (далее – УК КР)), что имеет принципиально важное значение. «Гражданская смерть» не предусмотрена дей ствующим законодательством и осужденным гарантируется реализация их за конных прав. Однако декларация и практика реализации законодательно закре пленных норм не всегда совпадают: современное состояние пенитенциарной системы Кыргызской Республики характеризуется переполненностью исправи тельных учреждений, скученностью, высокой заболеваемостью осужденных туберкулезом, инфекциями, передающимися половым путем, ВИЧ/СПИД, нар команией1. На 1 июня 2009 г. в исправительных колониях Кыргызстана отбы вают наказание 9753 осужденных, при этом в большинстве из них отсутствуют минимальные условия содержания, отмечается превышение в 2–4 раза лимита ШАМЫРБЕКОВ Нургазы Джолборсович – адъюнкт кафедры теории государства и права Санкт-Петербургского университета МВД России, старший лейтенант милиции Кыр гызской Республики;

МАМАЖАНОВ Кабылжан Сабржанович – адъюнкт кафедры граж данского права Санкт-Петербургского университета МВД России, майор милиции Кыргыз ской Республики.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне наполняемости большинства из 19 колоний2. Большая часть осужденных не ра ботает, в трудовой деятельности заняты не более 9 % от общего числа, да и то на самых примитивных видах работ, связанных, в основном, с обслуживанием самих пенитенциарных учреждений3. В связи с чем в стране принимается це лый комплекс нормативно-правовых актов, в рамках которых проводятся ре формы, направленные на стабилизацию обстановки в местах лишения свободы, совершенствования политики в области исполнения наказаний и обеспечения соблюдения прав осужденных4.

Необходимо отметить, что в общественном сознании лицо, осужденное к лишению свободы, зачастую отождествляется с изгоем, не имеющим никакого отношения к социуму, не отождествляется с гражданином, наделенным широ ким набором личных, семейных, трудовых, конституционных и иных прав5. В этом отношении, как справедливо отмечает Н.Н. Дерюга, одна из важнейших задач современной уголовно-исполнительной политики состоит в том, чтобы «вытравить» из сознания обывателя мысль о своем превосходстве над лицом, временно оказавшимся в местах лишения свободы за совершенное преступле ние6.

Уголовно-исполнительное законодательство Кыргызской Республики (ст. 1 Уголовно-исполнительного кодекса Кыргызской Республики (далее – УИК КР) преследует своими целями исправление осужденных и предупрежде ние совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами.

Задачами Уголовно-исполнительного законодательства Кыргызской Республи ки является регулирование порядка и условий исполнения и отбывания наказа ний, определение средств исправления и перевоспитания осужденных, охрана их прав, свобод и законных интересов, оказание помощи в социальной адапта ции.

Согласно ст. 49 Уголовного Кодекса Кыргызской Республики, местами лишения свободы являются исправительные учреждения. В соответствии со ст. 46 УИК КР, исправительными учреждениями являются исправительные ко лонии, воспитательные колонии, тюрьмы, лечебные исправительные учрежде 65 лет Победы в Великой Отечественной войне ния. Следственные изоляторы выполняют функции исправительных учрежде ний в отношении осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйст венному обслуживанию.

Согласно ст. 45 УИК КР, осужденные к лишению свободы отбывают на казание в исправительных учреждениях в пределах территории Кыргызской Республики, на которой проживали или были осуждены.

Исправительные колонии предназначены для отбывания осужденными, достигшими совершеннолетия, лишения свободы. Они подразделяются на ко лонии общего режима, исправительные колонии усиленного и строгого режима, а также колонии особого режима.

В воспитательных колониях отбывают наказание несовершеннолетние осужденные к лишению свободы, а также осужденные, оставленные в воспита тельных колониях до достижения ими возраста 21 года.

Следует отметить, что такая разветвленная сеть различных видов испра вительных учреждений создает определенные трудности для выработки теоре тических положений, касающихся общей гражданской правосубъектности осу жденных.

В соответствии со ст. 57 Гражданского кодекса в Кыргызской Республике допустимо ограничение правоспособности граждан Кыргызстана. Установле ние подобных случаев имеет особое значение для характеристики правосубъ ектности осужденных, учитывая, что в теории гражданского и семейного права они относятся к числу недостаточно изученных7.

Согласно ч. 2 ст. 9 УИК КР, «при исполнении наказаний осужденным га рантируются права и свободы граждан, установленные Конституцией Кыргыз ской Республики, с изъятиями и ограничениями, определенными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством».

С введением в действие 1 января 2000 г. Уголовно-исполнительного ко декса Кыргызской Республики сущность и основные вопросы правового поло жения осужденных по отношению к любой мере уголовно-правового характера урегулированы в его второй главе8. В ст. 9–14 данной главы закреплены не 65 лет Победы в Великой Отечественной войне только основы правового положения осужденных, но и основы их правового статуса. Так, правовой статус определяет границы правомерного поведения, меру поведения по пользованию материальными и духовными благами, а пра восубъектность указывает на закрепленную правом способность лица к созна тельному поведению в границах правового статуса. Только обладая качеством правосубъектности, осужденный может быть носителем правового статуса, мо жет пользоваться им в том объеме и пределах, предусмотренных законодатель ством, применительно к конкретному виду наказания.

В нормах УИК КР, посвященных порядку и условиям исполнения той или иной меры уголовно-правового характера, отражены ограничения, свойствен ные этим мерам.

Так, ограничения осужденных в правах и обязанностях, собственно их правовое положение целесообразно рассматривать в определенной системе, ко торая может быть построена по различным критериям9:

– по видам мер уголовно-правового характера;

– по отраслям права;

– по степени отражения ограничений в законодательстве;

– по социальному назначению;

– по виду правового статуса осужденных;

– по цели установления.

По видам мер уголовно-правового характера, в целях уяснения принци пиальной разницы степени ограничений осужденных в правах, различают огра ничения в правовом положении осужденных к наказаниям, связанным с их изо ляцией от общества и не связанным с таковой.

К мерам уголовно-правового характера, связанным с изоляцией осуж денного от общества, относятся: арест, лишение свободы, а также содержа ние в дисциплинарной воинской части10. Осужденным к этим мерам наказа ния свойственны большие, по сравнению с лицами, осужденными к другим мерам наказания, ограничения в правах и наделение их специфическими обя занностями.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне По отраслям права различают государственно-правовые (конституцион ные), гражданско-правовые, семейные, трудовые и другие ограничения в правах.

По степени отражения ограничений в законодательстве различают пря мые и косвенные ограничения осужденных в правах.

Под прямыми ограничениями понимают ограничения осужденных в пра вах и обязанностях, непосредственно указанные в соответствующем норматив ном акте. Например, прямым ограничением будут предписания Кодекса «О вы борах в Кыргызской Республике» о том, что «не имеют права избирать и быть избранными граждане, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда».

Прямые ограничения прав осужденных также всегда указываются в приго воре суда, например, о конкретном сроке лишения свободы и порядке его испол нения – реальном, условном или с отсрочкой;

о сроке исправительных работ и сумме удержания, производимого из заработка осужденного;

о виде деятельно сти, которой виновному запрещено заниматься, и другие. Прямые ограничения вытекают из вида режима и условий отбывания наказания, например, в соответ ствии со ст. 94 УИК Кыргызской Республики, осужденные, отбывающие наказа ние на строгих условиях в исправительных колониях общего режима, имеют право на получение восьми посылок или передач и восьми бандеролей в год.

Под косвенными ограничениями понимают ограничения, не указанные не посредственно в нормативном акте, но вытекающие из содержания наказания.

Например, в силу пребывания в исправительной колонии осужденный не может в полной мере исполнять обязанности по воспитанию детей, поддержанию се мейных отношений, пользоваться принадлежащей ему автомашиной и пр., хотя никто не лишал его этих прав и обязанностей. Осужденный к исправительным работам косвенно ограничен в праве перехода на другую работу и др.

Следует отметить, что, несмотря на стремление современного уголовно исполнительного, гражданского и иного законодательства к установлению пре имущественно прямых ограничений осужденных в правах, предусмотреть все конкретные жизненные ситуации, вызывающие необходимость того или иного 65 лет Победы в Великой Отечественной войне ограничения, невозможно. Косвенные ограничения вытекают из элементарной логики.

По социальному назначению выделяют три большие группы прав и сво бод личности: личные, политические и социально-экономические.

По виду правового статуса принято различать ограничения осужденных в общегражданских правах и специфических, свойственных назначенному им ви ду наказания.

По цели установления в теории уголовно-исполнительного права различа ют карательные и предупредительные ограничения прав осужденных11. Они обу словлены возложением на них специфических обязанностей. Как отмеча ет В.И. Селиверстов, «эти два вида обязанностей объединяет общая черта (она отличает их от иных видов обязанностей осужденных), а именно: все они воз действуют на права осужденных граждан, ограничивая их объем или приоста навливая их действие полностью на срок отбывания наказания»12. Однако обя занности, выражающие кару и свойственные содержанию наказания (находиться в определенном учреждении, не менять места работы без уведомления соответ ствующих органов, удержания из заработной платы и т. п.), призваны покарать осужденного, доставить ему неприятные переживания и таким образом содейст вовать достижению целей наказания. Предупредительные обязанности, хотя и не лишены элементов кары, преследуют цели содействия исправлению осужденных и частной превенции (обязанности определенного поведения при проведении свиданий, в процессе обучения и трудовой деятельности;

цензура поступающей и выходящей корреспонденции;

производство обысков, досмотров и пр.).

Таким образом, правовое положение заключенных предполагает необхо димость, «с одной стороны, в максимальной степени обеспечить соблюдение прав осужденных, их законных интересов, а с другой – предоставить админист рации исправительных учреждений необходимые правовые рычаги для эффек тивного достижения целей наказания, обеспечения порядка и дисциплины в деятельности исправительных учреждений, предупреждения среди осужденных новых преступлений и иных правонарушений, а также их исправления»13.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Вместе с тем осужденные к лишению свободы приобретают особые до полнительные права во время отбывания наказания в исправительных учрежде ниях. Так, они имеют право на необходимые жилищно-бытовые условия в мес тах лишения свободы, отвечающее требованиям санитарии и гигиены (ст. УИК КР). Они обеспечиваются постельным бельем, питанием, одеждой и обу вью по сезону с учетом климатических условий. В необходимых случаях уста навливаются улучшенные условия содержания для некоторых групп осужден ных (ст. 71 УИК КР). По мнению видного советского ученого Н.А. Стручкова, специфические права и обязанности осужденных – не что иное, как результат видоизмененных общегражданских прав и свобод, ограниченных под воздейст вием режимных правил14.

Однако надо ли говорить о том, что осужденные, пребывающие в глубо кой изоляции и наделенные законодателем целым набором дополнительных прав (по сравнению с законопослушными гражданами), имеют перед послед ними гарантированные законом преимущества и льготы? Ответ, по нашему мнению, должен быть отрицательным. Эти дополнительные права обременены их статусом узника пенитенциарной системы и основаны на жизненной необ ходимости выживания в условиях несвободы. Безусловно, прав Н.Н. Дерюга, считая, что найдется немного желающих свободных граждан, способных поза видовать столь «льготированному» положению осужденных, скорее, это видит ся вынужденной мерой15.

Осужденные, отбывающие наказания в местах лишения свободы, сохра няют большинство предусмотренных гражданским и семейным законодатель ством, и в первую очередь, Конституцией Кыргызской Республики, общеграж данских прав и обязанностей. Мы критически относимся к высказываниям уче ных, направленных на ужесточение прав и свобод осужденных, особенно их материально-бытовых условий и поддерживаем ученых и практиков, которые считают, что создание нормальных материально-бытовых условий соответству ет задачам исправления16. По нашему мнению, многие авторы обоснованно считают, что существующая система исправительных учреждений, режим от 65 лет Победы в Великой Отечественной войне бывания наказания, жилищно-бытовые условия в изоляции не в полной мере способствуют решению сложных задач в местах лишения свободы17.

Таким образом, осужденные, отбывающие наказания в местах лишения свободы, остаются гражданами Кыргызской Республики с ограничениями прав и свобод, предусмотренными законодательством, вытекающими из приговора суда и режима отбывания наказания. Ограничения устанавливаются прямо и косвенно. Осужденные приобретают дополнительные права и обязанности, вы текающие из режима отбывания наказания.

Примечания:

1 См.: Реформирование пенитенциарной системы Кыргызской Республики: Проблемы и перспективы // Материалы научно-практической конференции. Иссык-Куль, 2003.

2 См.: Концепция реформирования пенитенциарной системы Кыргызской Республики на период до 2010 г., одобренная постановлением Правительства КР от 2 декабря 2002 г. № 833.

Бишкек: ИПС «ТОКТОМ-ЮРИСТ», 2007.

3 Гуманизация уголовного законодательства Кыргызской Республики: проблемы теории и практики / Под общ. ред. М. Т. Кайыпова. Бишкек, 2009. С. 156.

4 См. например: Указ Президента Кыргызской Республики от 24 ноября 2001 г. «О мерах по дальнейшему совершенствованию уголовно-исполнительной системы Кыргызской Рес публики». Бишкек: ИПС «ТОКТОМ–ЮРИСТ», 2007;

Национальная программа «Права чело века» на период 2002–2010 гг. (проект основных направлений): Утверждена Указом Прези дента Кыргызской Республики от 2 января 2002 г. // Эркин-Тоо. 2001. 11 января;

Постанов ление Правительства КР «О передаче уголовно-исполнительной системы МВД Кыргызской Республики в ведение Министерства юстиции Кыргызской Республики» от 20 июня 2002 г.

Бишкек, ИПС «ТОКТОМ–ЮРИСТ», 2007.

5 См. подробно: Ямшанов Б. Зона искалеченных судеб. Споткнулся – и в казенный дом?

// Российская газета. 2001. 16 июня;

Яковец П. После такого приговора чувствую себя… пре ступником // Российская газета. 2001. 16 июня;

Селиверстов В. И. Теоретические проблемы правового положения лиц, отбывающих наказание. М., 1992. С. 55–57;

Зубкова В. И. Уголов ное наказание и его социальная роль: Теория и практика. М., 2002. С. 142–145;

Шагивали ев А. К. Тюрьмы Кыргызстана. Бишкек, 2001. С. 42.

6 Дерюга Н. Н. Гражданская правосубъектность осужденных, содержащихся в местах лишения свободы. Хабаровск, 2003. С. 19.

7 См. например: Веберс Я. Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и се мейном праве. Рига, 1976. С. 5-8;

Розанцева Д. Н. Участие органов внутренних дел в осуще ствлении гражданской правосубъектности. М., 1985. С. 7;

Селиверстов В. И. Теоретические проблемы правового положения лиц, отбывающих наказание. М., 1992. С. 57;

Минеев И.

Участие заключенных в гражданско-правовых сделках // Российская юстиция. 1999. № 9.

С. 46.

8 Уголовно-исполнительный кодекс Кыргызской Республики. Бишкек, ИПС «ТОКТОМ ЮРИСТ». 2007.

9 Джумагулов А. М. Правовой статус личности осужденных к лишению свободы: Учеб ное пособие. Бишкек, 2008. С. 19.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне 10 Сыдыкова Л. Ч. Наказание: Учебное пособие по уголовному праву. Бишкек, КРСУ.

1998. С. 34.

11 Филимонов В. Д. Криминологические основы уголовного права. Томск, 1981. С. 204.

12 Селиверстов В. И. Теоретические проблемы правового положения лиц, отбывающих наказание. М., 1992. С. 57.

13 Селиверстов В., Шмаров И. Правовое регулирование исполнения наказания в виде лишения свободы и смертной казни // Российская юстиция. 1997. № 5. С. 47.

14 Наташев А.Е., Стручков Н. А. Основы теории исправительного права. М., 1967. С. 77.

15 Дерюга Н. Н. Гражданская правосубъектность осужденных, содержащихся в местах лишения свободы: Монография. Хабаровск, 2003. С. 23.

16 См.: например: Маслихин А. В. Принцип гуманизма в исполнении наказания в виде лишения свободы. Рязань, 1978. С. 37;

Шагивалиев А. К. Тюрьмы Кыргызстана. Бишкек, 2001. С. 43.

17 См. подробно: Иоффе О. С. Гражданско-правовое положение заключенных в исправи тельно-трудовых учреждениях. М., 1959;

Маркова М. Г. Гражданско-правовое положение осужденных, отбывающих наказание в исправительно-трудовых колониях. М., 1984;

Проко пович Е. В. Правовое положение осужденных к наказаниям, связанным с исправительно трудовым воздействием. М., 1969;

Ельчанинова О. В. Гражданско-правовой статус осужден ных к лишению свободы в Российской Федерации. Дис. …канд. юрид. наук. СПб., 2004.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне ИСТОРИЯ ПЕНИТЕНЦИАРНЫХ ОРГАНОВ САМОДЕРЖАВНОЙ РОССИИ Пертли Л.Ф.

ВЛИЯНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ НА ПЕНИТЕНЦИАРНУЮ ПОЛИТИКУ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В СФЕРЕ МАТЕРИАЛЬНО-БЫТОВОГО И МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАКЛЮЧЕННЫХ Influence of Economic and Social Factors on the Penitentiary Policy of the Russian Empire in the Sphere of Material-Welfare and Medical Support of the Convicts В свете проводимой в настоящее время Министерством юстиции Российской Федерации и Федеральной службой исполнения наказаний концеп туальной разработки модели тюрьмы нового типа для постепенного перехода от исправительных колоний к тюремному типу мест лишения свободы, выра ботки организационно-правовых основ условий содержания в них осужденных, соответствующих международным стандартам, реализации их законных прав на удовлетворение физиологических потребностей, мы в большей степени ог ПЕРТЛИ Лариса Федоровна – заместитель начальника отдела НИИ ФСИН России.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне лядываемся на зарубежные страны, забывая подчас российский дореволюцион ный опыт.

В этой связи интересным, на наш взгляд, будет небольшой экскурс в оте чественную пенитенциарную историю, которая дает возможность исследовать процесс становления правовых основ и практический опыт организации мате риально-бытового и медико-санитарного обеспечения заключенных в местах лишения свободы в разные годы функционирования тюремной системы России.

Уголовно-исполнительная политика любого государства не может фор мироваться независимо от социальных изменений, происходящих в обществе, без учета его политического и экономического развития, состояния идеологии и морально-этических норм, тенденций развития политических и правовых ин ститутов. Анализ механизма формирования уголовно-исполнительной полити ки позволяет выделить наиболее существенные факторы, которые определили, в частности, и изменения в организационно-правовом регулировании сферы материально-бытового и медицинского обеспечения заключенных в местах ли шения свободы.

В пореформенный период на пенитенциарную политику Российской им перии значительное воздействие оказали идеи российских гуманистов А.Н. Радищева, Н.И. Новикова, Н.С. Мордвинова, П.В. Лопухина1. Заметная роль принадлежала Попечительному о тюрьмах обществу, в которое входили известные предприниматели и банкиры. Видное место занимали дамские тю ремные комитеты и отделения. О внимании к пенитенциарным проблемам го ворит и тот факт, что общество было озабочено ресоциализацией бывших за ключенных и их успешным возвратом в открытое общество, в связи с чем в 1908 г. был принят Устав Общества покровительства лицам, освобождаемым из мест заключения. Деятельность данного общества сосредоточивалась на реше нии бытовых проблем освобождаемых (наймом помещений для жилья, билета ми в народные столовые, первоначально снабжало одеждой и обувью, обеспе чивало работой). Для обсуждения и решения проблем тюремной практики Главное тюремное управление (ГТУ) созывало съезды тюремных служащих, 65 лет Победы в Великой Отечественной войне устраивало выставки, например в марте 1902 г. 140 человек участвовали в съез де тюремных служащих, проходившем в Санкт-Петербурге.

Заметную роль в формировании общественного мнения играли средства массовой информации. Для того времени характерно существование двух про тивоположных взглядов печатных изданий на пенитенциарную политику в от ношении материально-бытовых условий содержания заключенных. Существо вало мнение, что «благодаря гуманности и лжелиберализму наши злодеи за кражу награждаются казенной квартирой с полным довольствием в так назы ваемой тюрьме. Их там одевают, кормят, да еще так, что лицам бедного состоя ния и во сне не видать такого стола, а надоело сидеть в безделье – к их услугам закон о досрочном освобождении и пошли гулять молодцы на обывательский счет… заключенные не только не тяготятся, а даже гордятся своим положени ем»2. Справедливости ради следует сказать, что таких публикаций было немно го. В основном газеты публиковали негативные примеры бытового и медицин ского обеспечения арестантов.

Главное тюремное управление тщательно отслеживало все публикации по пенитенциарной тематике. Для этого было создано специальное подразде ление, которое занималось поиском статей и заметок во всех печатных сред ствах массовой информации, не только центральных, но и региональных. Все публикации докладывались руководству ГТУ. При необходимости, то есть если речь шла о негативных фактах, обязательно проводили проверку их дос товерности, принимали меры по устранению выявленных недостатков. Об этом свидетельствуют архивные дела с вырезками из различных газет и пе репиской по ним.

Законом от 11 декабря 1879 г. «Об основных положениях, имеющих слу жить руководством при преобразовании Тюремной части и при пересмотре Уложения о наказаниях» на ГТУ была возложена разработка программы по стройки и реконструкции тюремных зданий. В соответствии с Основными по ложениями места заключения сводились к 4 видам: каторжные тюрьмы, испра вительные дома, тюрьма и арестные дома. Эти виды лишения свободы должны 65 лет Победы в Великой Отечественной войне были заменить собою все другие виды заключения по действовавшему тогда законодательству.


Накануне тюремной реформы 1879 г. места лишения свободы Российской империи за редчайшим исключением находились в самом ужасном состоянии.

Переполненность была их основной проблемой, которая обострилась в связи с всплеском преступности после отмены крепостного права. Немногочисленные, в основном устаревшей конструкции, тюремные учреждения с примитивно ор ганизованным хозяйством и бытом были не готовы принять и разместить хлы нувший в них людской поток. В 1881 г. на общее число арестантских мест 76, тыс. приходилось 94,8 тыс. заключенных – на 24 % больше нормы. В отдель ных тюрьмах переполнение достигало пятикратного уровня 3.

Решая эту проблему в период с 1879 по 1889 г. царское правительство выделило около 7,5 млн. руб. на постройку новых и переоборудование старых мест заключения. Было построено 11 новых и отремонтировано 57 старых тю ремных зданий4. По официальным данным с 1888 по 1902 г. в крупных горо дах было построено 58 тюрем на 10,5 тыс. человек, кроме этого приобретено для использования в качестве тюрем 19 частных зданий на 2 тыс. человек и реконструировано 28 зданий вместимостью 2,5 тыс. человек. При этом 6 тю рем (в гг. Санкт-Петербурге, Москве, Одессе, Царицыно, Старой Руссе и Са маре), рассчитанных на 3,5 тыс. человек, были построены по системе одиноч ного заключения. Кроме этого, с 1894 по 1904 г. было открыто 17 новых ис правительных колоний и приютов для малолетних и несовершеннолетних пре ступников5.

Следует сказать, что проблему переполнения тюрем царское Правитель ство так и не решило: по официальным данным в начале 1909 г., на 115 тыс.

мест приходилось свыше 180 тыс. заключенных, причем эта цифра росла и в отдельных тюрьмах доходила до чудовищных размеров6. Несмотря на острую необходимость переустройства, расширения и улучшения тюремных зданий, денежные средства, выделяемые правительством на эти цели, не соответствова ли расчетным потребностям ГТУ. Правительство проводило жесткую линию по 65 лет Победы в Великой Отечественной войне экономии расходов на содержание заключенных, поэтому ассигнования на ре монт и расширение тюрем постоянно сокращались7.

В соответствии с официальным отчетом ГТУ за 1908 г.8 на рубеже XIX– XX вв. во всех российских тюрьмах было достигнуто полное обособление жен ских отделений от мужских и, за немногими исключениями, отделений, предна значенных для несовершеннолетних, от помещений для содержания взрослых арестантов. Минимальный размер одиночной камеры – не менее 1 000 куб. фу тов (т. е. более 30 м) – был определен в циркуляре ГТУ 1909 г. № 209.

Предложения практических деятелей по улучшению материально бытового и медицинского обеспечения заключенных (строительство новых тюремных зданий или перестройка существующих с постепенным приведе нием их в порядок;

переход на одиночное заключение или содержание в ма ломестных камерах;

введение единообразия в снабжение заключенных оде ждой, обувью и пищей;

переложение обязанностей по обеспечению продо вольствием с тюремных комитетов на тюремное управление;

во всех тюрь мах или хотя бы в тех, где наполняемость свыше ста заключенных, устрой ство больниц с соответствующим штатом и медицинским обеспечением10) требовали огромных финансовых затрат, пойти на которые государство не могло.

Только после драматических событий Первой русской революции в Рос сии наступил период подъема в разных сферах общественной жизни. Экономи ческий и промышленный подъем позволил государству за период с 1908 по 1912 г. увеличить вместимость тюремных учреждений на 25 тыс. арестантских мест (с 115 513 до 140 000) в целях устранения их переполнения.

Были построены женская тюрьма и хирургический барак в С.-Петербурге;

новый четырехэтажный арестантский корпус в Шлиссельбурге;

больницы при каторжной и городской тюрьмах в Николаеве;

новые тюрьмы в Белостоке, Шавлях (Ковенской губернии), Сызрани (Симбирской губернии), Благовещен ске;

женские отделения в Смоленске и Харькове;

больница и хозяйственные службы в Пензе. Начато строительство новых тюрем в Нижнем Новгороде, 65 лет Победы в Великой Отечественной войне Тифлисе, Вильне, Виннице, Златоусте, Житомире, Новочеркасске, Пятигорске, Кустанае, Минусинске, Балашове, Ачинске, Канске.

В течение 1909–1911 гг. было произведено переустройство и расширение каторжных тюрем (Московской центральной пересыльной, Николаевской, Шлиссельбургской, на Нерчинской каторге, Александровской Иркутской гу бернии) на сумму 1 163 050 руб.;

и исправительных арестантских отделений (Смоленского, Владимирского, Псковского, Орловского, Вологодского, Сара товского, Варшавского, Херсонского, Харьковского и Рижского) на сумму 2 513 783 руб. В 1911 г. был принят подробный план сооружения новых тюремных зданий и переустройства существующих тюрем империи новыми (кроме ка торжных – в связи с разработкой законопроекта по преобразованию катор ги)12. Одним из основных принципиальных вопросов строительства и пере устройства тюремных зданий, непосредственно влияющих на материально бытовые условия содержания заключенных, было определение системы за ключения: общей, одиночной или с ночным разъединением арестантов. Была выбрана смешанная система: в отношении тюрем общего устройства и ис правительных арестантских отделений решено применять систему общего заключения с некоторым числом одиночных камер в количестве 15–30 % по отношению к общему числу мест для тюрем губернских и областных горо дов, 5–10 % для уездных тюрем и 10 % для исправительных арестантских от делений.

При переустройстве и строительстве тюрем обязательными требованиями были: выделение женских отделений в особые здания или коридоры;

устройст во обособленных помещений для несовершеннолетних;

санитарное благоуст ройство тюремных помещений;

устройство больниц и коммунально-бытовых помещений. Стоимость устройства одного арестантского места была определе на в 1 200 руб. для крупных тюрем и 800 руб. для остальных. Общая стоимость намеченных по данному плану работ составляла 51 625 674 руб. из расчета ста бильного финансирования в течение 6–8 лет13.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Пик развития экономики страны пришелся на 1913–1914 гг. Именно в это время государство выделяло достаточно крупные суммы на строительство но вых и реконструкцию старых тюремных зданий. Однако потребности пенитен циарной системы были значительно выше в связи с предшествующей экономи ей правительства на создании нормальных материально-бытовых условий со держания заключенных.

В соответствии с планом строительства и перестройки тюремных учреж дений с 1911 по 1915 г. были построены ряд крупных тюрем:

– женская тюрьма в Петрограде на 816 общих, 79 больничных и 123 оди ночных мест;

– тюрьма общего устройства в Нижнем Новгороде на 701 общих и одиночных мест;

– Винницкая тюрьма Подольской губернии на 304 общих и 48 одиночных мест;

– Златоустовская тюрьма Уфимской губернии на 343 общих и 20 одиноч ных мест;

– Пятигорская тюрьма Тверской области на 233 общих и 25 одиночных мест;

– тюрьма около Казаковского прииска на 350 общих мест;

– Благовещенская тюрьма на 821 общее и 60 одиночных мест;

– Виленская пересыльная тюрьма на 198 общих и 8 одиночных мест;

– в Енисейской губернии Ачинская тюрьма на 72 общих места, – Канская тюрьма на 139 общих и 11 одиночных мест и – Минусинская тюрьма на 213 общих и 12 одиночных мест;

– Кустанайская тюрьма Тургайской области на 101 общее и 4 одиночных места;

– Белостокская тюрьма Гродненской губернии на 379 общих и 74 оди ночных места;

– Балашовская тюрьма Саратовской губернии на 312 общих и 21 одиноч ное место.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Построены крупные отдельные арестантские корпуса: при Московском исправительном арестантском отделении на 500 мест, одиночный флигель при Уфимской тюрьме на 60 мест, корпус при Рыбинской уездной тюрьме Ярослав ской губернии (мужской) на 300 мест, при Эриванской тюрьме на 180 мест, Чи тинской – на 250 мест, Омской – на 105 мест, Соликамской тюрьме Пермской губернии – на 70 мест, Здания для женских отделений при Киевской тюрьме на 250 мест, Омской – на 44 места, Читинской – на 40 мест.

Из коммунально-бытовых зданий в этот период были сооружены:

– бани-прачечные при Зерентуйской, Алгачинской, Кутомарской, Када инской тюрьмах Нерчинской каторги, Екатеринославской губернской тюрьмы, Читинской областной тюрьмы, Астраханской губернской тюрьмы, Стерлита макской тюрьмы Пермской губернии, Тихвинской тюрьмы Новгородской гу бернии, Каинской тюрьмы Томской губернии, Варшавских следственной и женской тюрьмах, Александровской каторжной тюрьме Иркутской губернии, Московских исправительной и пересыльной тюрьмах, Псковской временной каторжной тюрьме и Тобольской каторжной тюрьмах;

– здания для кухонь, хлебопекарен и других хозяйственных потребностей при Алгачинской тюрьме Нерчинской каторги, Читинской и Якутской тюрьмах, Вологодском исправительном отделении, Московской тюремной больнице, Брянской тюрьме Орловской губернии;

– больницы при Омской тюрьме на 20 мест, Елецкой тюрьме Орлов ской губернии на 20 мест, Кишиневской тюрьме на 60 мест, Пензенской тюрьме на 67 мест, Харьковской временной каторжной тюрьме на 36 мест для инфекционных больных, Либавской тюрьме на 20 мест, Балаганской тюрьме Иркутской губернии на 25 мест, Тарской тюрьме Тобольской губер нии на 12 мест14.

Крупные работы по переустройству и капитальному ремонту мест заклю чения были проведены в 37 местах заключения. По сведениям ГТУ (циркуляр от 28 мая 1914 г. № 3715), одиночные камеры и кельи ночного разъединения в этот период составляли около 7 % всех арестантских мест, в которых содержа 65 лет Победы в Великой Отечественной войне лись заключенные в соответствии с требованиями циркуляра от 1 мая 1909 г. № 20, т. е. при полном молчании.


Приведенные цифры говорят о решающем влиянии экономического фак тора на уголовно-исполнительную политику дореволюционной России по при видению в норму материально-бытового и медицинского обеспечения заклю ченных.

Основные проблемы пенитенциарной политики в данный период рас сматривались на самом высоком государственном уровне, а к разработке теоре тических и законодательных ее основ привлекались ведущие ученые в данной сфере16. Необходимо отметить, что теоретические исследования в области тюрьмоведения прежде всего касались средств, форм и методов воздействия на лиц, лишенных свободы. Вопросам же оптимизации тюремного быта, нормиро ванию пищевого и вещевого довольствия заключенных и их медицинскому обеспечению посвящали свои исследования ученые смежных, как правило, ме дицинских специальностей.

Достижения науки нашли свое отражение в нормативных законодатель ных актах, определявших политику в сфере исполнения уголовных наказаний.

Например, были установлены санитарные нормы объема помещений для со держания арестантов в местах лишения свободы как в общих и одиночных ка мерах, так и в карцерах;

нормы питания и вещевого довольствия заключенных за исследуемый период неоднократно совершенствовались и приблизились к физиологическим нормам;

были разработаны и внедрены наставления, реко мендации и правила предупреждения развития инфекционных заболеваний в местах заключения;

начали применять новые в то время средства, методы лече ния и диагностики тифа, оспы, туберкулеза. Несмотря на то, что эти инструк ции далеко не всегда соблюдались, факт их нормативного закрепления говорит о политике государства, направленной на заботу о здоровье и улучшении усло вий жизни заключенных.

Циркуляром ГТУ от 16 сентября 1911 г. № 1917 были установлены требо вания к оборудованию карцеров: размеры карцеров не менее 4 аршина (2,85 м) 65 лет Победы в Великой Отечественной войне в длину, 3 аршина (2,13 м) в ширину и 3,5 аршина (2,5 м) в высоту (т. е. более 15 м);

должны иметь надлежащее отопление и вентиляцию;

окна должны быть нормальных размеров 11 аршин (около 7070 см);

для обращения светлых карцеров в темные на окнах с внутренней стороны должны быть железные ставни на петлях с висячим замком;

полы в карцерах должны быть асфальто вые, двери – того же типа, что и в одиночных камерах;

обстановку должны со ставлять привинченные к полу лежанки и параши в виде металлического ведра с крышкой. В течение 1911–1915 гг. были произведены работы по приведению в порядок существующих и устройству новых карцеров, на что было выделено 70 тыс. руб.

Ученые обращали внимание тюремного ведомства на то, что здоровье и трудоспособность заключенных находятся в прямой зависимости от правиль ного питания в местах лишения свободы. Они предложили научные принципы, на которых должно основываться питание заключенных: 1) с физиологической точки зрения, здоровый и не работающий арестант должен получать минимум продовольствия, необходимый лишь для поддержания организма, а для рабо тающего арестанта необходимо дополнительное, надлежащим образом вы бранное и в достаточной степени разнообразное питание18;

2) с пенитенциарной точки зрения, тюремная пища должна быть скромной, чтобы не представлять соблазна для свободных рабочих, в то же время она должна быть вполне удов летворительной, чтобы заключенный сохранил здоровье и был вполне работо способным при освобождении из мест заключения19.

Руководствуясь предложенными принципами, в отношении питания за ключенных ГТУ были выработаны следующие общие правила: 1) расходы по продовольственному обеспечению арестантов по действительной стоимости продуктов производятся за счет казны;

2) устанавливается единая норма пита ния для всех мест заключения и арестантов всех категорий и званий;

3) норма питания по составу сбалансирована по белкам, жирам и углеводам;

4) для сла бых здоровьем арестантов дается улучшенная пища, а для занятых на тяжелых работах – дополнительный отпуск некоторых продуктов20.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Данные правила были реализованы в Циркуляре ГТУ от 12 июля 1912 г.

№ 2821 которым были введены единые суточные нормы питания на одного за ключенного. Это улучшило продовольственное обеспечение арестантов и упо рядочило организацию питания заключенных всех категорий.

В целях удешевления содержания заключенных и экономии казенных средств Главное тюремное управление ввело систему самообеспечения мест заключения, развитую впоследствии и сохранившуюся до наших дней. Цир куляром от 21 августа 1879 г. № 183622 ГТУ указало на необходимость уст ройства огородов и введения обязательного хлебопечения, используя труд арестантов, при тюрьмах для удешевления и улучшения арестантского про довольствия. Выращенные на огородах овощи и хлеб собственной выпечки не только удешевляли содержание заключенных, но и разнообразили их пи тание.

Другой возможностью увеличить и разнообразить питание была органи зация при местах заключения магазинов для покупки арестантами продуктов за свой счет, так называемые «лавки». Общих правил работы лавок принято не было, поэтому их открывали по-разному: либо сдавали в аренду купцам (при этом ГТУ рекомендовало снижение цен на продукты для арестантов за счет снижения арендной платы23), либо лавка находилась в ведении и подчинении начальника тюрьмы, в ней работали специально назначенные из администрации люди, прибыль сдавали в тюремные комитеты и расчет с заключенными за продукты производился безналичным путем. Правила работы таких лавок раз рабатывались на местах и подлежали утверждению в ГТУ. Основным условием работы лавки было то, что: наценка не должна превышать 10 % на скоропортя щиеся и 5 % на остальные продукты24.

Принципиально новые подходы к реформированию системы мест лише ния свободы;

совершенствование уголовного и уголовно-исполнительного за конодательства и принципов исполнения уголовных наказаний;

перемены, про исходящие в российской уголовно-исполнительной политике, особенно в по следний год, заставляют по-новому взглянуть как на недавнюю, так и более от 65 лет Победы в Великой Отечественной войне даленную историю, потому что история учит нас не повторять ошибок прошло го. Сегодня в период поиска наиболее приемлемых путей реформирования об щественных отношений, многое из отечественного исторического опыта не по теряло своей актуальности и может оказаться востребованным.

Примечания:

1 Уголовно-исполнительное право: учеб. для юрид. вузов / под ред. В.И. Селиверсто ва. 4-е изд., испр. и доп. М.: ИД «Юриспруденция», 2003. С. 41.

2 Газета «Гроза» – 16 мая 1912 г. № 386 // Государственный архив Российской Феде рации (далее – ГАРФ). Ф. 122. Оп. 6. Д. 3196. Л. 321.

3 Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Тула: Автограф, 2001. Т. 2. С. 183.

4 Фумм А.М. Проблема переполнения мест заключения в дореволюционной, совет ской и современной России // Преступление и наказание. 2005. № 2 С. 21.

5 Министерство юстиции в первое десятилетие царствования императора Николая II.

1894–1904 гг. СПб., 1904. С. 88.

6 Чубинский М.П. Курс уголовной политики. СПб., 1912. С. 418.

7 Детков М.Г. Тюрьмы, лагеря и колонии России. М.: Вердикт–1М, 1999. С. 37.

8 Отчет ГТУ за 1908 г. СПб, 1910. С. 38. (МКФ).

9 Алексеев В.И. Правовые основы тюремного режима в царской России (1879– гг.) // УИС: право, экономика, управление. 2006. № 4. С. 29.

10 Печников А.П. Главное тюремное управление Российского государства (1879 – ок тябрь 1917 г.): автореф. дис. …д-ра юрид. наук. М., 2002. С. 17.

11 Тюремный вестник. 1912. № 10. С. 1623–1624.

12 Отчет по Главному тюремному управлению за 1915 г. // Прил. к журн. «Тюремный вестник». 1917. № 1. С. 35.

13 Обзор преобразований по тюремной части при новых законодательных установле ниях (1908–1912 гг.) // Тюремный вестник. 1912. № 10. С. 1626.

14 Отчет по Главному тюремному управлению за 1915 г. // Прил. к журн. «Тюремный вестник». 1917. № 1. С. 35–38.

15 ГАРФ. Ф. 122. Оп. 5. Д. 3183. Л. 26.

16 Упоров И.В. Пенитенциарная политика России XVIII–XX вв.: Историко-правовой анализ тенденций развития. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2004. С. 268.

17 Отчет по Главному тюремному управлению за 1915 г. // Прил. к журн. «Тюремный вестник». 1917. № 1. С. 40.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне 18 Малинин Ф.Н. Постановления шести международных тюремных конгрессов. СПб., 1904. С. 45.

19 Алексеев В.И. Тюремная реформа в России 1879 г. М., 2004. С. 455–456.

20 Обзор преобразований по тюремной части при новых законодательных установле ниях (1908–1912 гг.) // Тюремный вестник. 1912. № 10. С. 1628–1629.

21 Тюремный вестник. 1912. № 8-9. С. 1322-1323.

22 Систематический сборник узаконений и распоряжений по тюремной части / сост.

В.Н. Коковцев и С.В. Рухлов. СПб., 1894. С. 341.

23 ГАРФ. Оп. 6. Д. 3519. Л. 4-14.

24 Там же. Л. 14, 15, 16–22, 27-36.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Васильева С.А., Тарасов О.А.

К ВОПРОСУ О ВОЗНИКНОВЕНИИ АРЕСТАНТСКОЙ РОТЫ ГРАЖДАНСКОГО ВЕДОМСТВА В РЯЗАНСКОЙ ГУБЕРНИИ В царствование Николая I произошли существенные изменения в отношении развития тюремного дела. Российское правительство, руководству ясь преимущественно финансовыми соображениями, искало пути организовать места заключения так, чтобы содержание арестантов как можно меньше обхо дилось государственному бюджету. Именно поэтому в реформаторских планах неоднократно обращались к идее использования труда заключенных. Однако, возникшие эпизодически еще в царствование Петра I и утвердившиеся при Ека терине II смирительные и рабочие дома к середине XIX века не смогли эффек тивно организовать арестантский труд, и многие губернаторы высказывали предложения об их упразднении.

В 30-е гг. XIX в. очередным шагом в этом направлении стала организация новой формы тюремного заключения – арестантских рот. Кроме того, воз никновение данного вида наказания было связано и с попытками правительства избежать значительных расходов, связанных с этапированием арестантов в Си бирь, и с желанием одновременно способствовать решению вопроса о бродягах и нищих. Арестантские роты могли быть военно-арестантскими, которые при ТАРАСОВ Олег Александрович – начальник кафедры философии и истории, канди дат исторических наук, доцент;

ВАСИЛЬЕВА Светлана Анатольевна – зам. начальник ка федры философии и истории, кандидат исторических наук, доцент (Академия ФСИН России, Рязань).

65 лет Победы в Великой Отечественной войне менялись как для военных, так и для некоторых категорий гражданских лиц;

морского ведомства, которые существовали с 1826 г. в портах Балтийского и Черного морей;

и гражданского ведомства.

Военно-арестантские роты относились к военно-инженерному ведомству и руководствовались «Положением об Арестантских ротах инженерного ведомст ва в крепостях» от 21 февраля 1834 г. Этим положением были учреждены 43 аре стантские роты военно-инженерного ведомства;

к 1838 г. их число достигло 55.

Военно-арестантские роты находились в заведовании крепостных комендантов, a управлялись плац-майорами на правах батальонных командиров. Арестанты рот морского ведомства содержались наравне с арестантами военного ведомства, a сами роты подчинялись строевому начальству – капитану над портом.

С 1827 г. появляется новая форма наказания – арестантские роты гра жданского ведомства, которые стали, по сути, первыми рабочими исправи тельными тюрьмами. Определенное и постоянное формирование этих рот нача лось с утверждения Положения об арестантских ротах Новороссийского края в 1830 г. В середине 1830-х гг. Министерство внутренних дел Российской импе рии обобщило опыт уже существующих в Российской империи арестантских рот гражданского ведомства (в Херсоне, Екатеринославе, Москве и Нижнем Новгороде). Согласно сведениям, собранным МВД, многие губернаторы скеп тически отнеслись к идее создания арестантских рот, считая «таковое учрежде ние вовсе бесполезным и даже вредным по трудности надзора за арестантами, неимению занятий для них, достаточному числу вольных мастеровых»1 и т.п.

Зачастую начальники губерний сетовали на нехватку средств, помещений для рот и «способов к содержанию таковых».

Российское правительство, однако, настаивало, что «неудобства аре стантских рот едва ли столь велики, чтобы для сего можно было оставлять мысль, удостоенную уже ВЫСОЧАЙШЕГО одобрения, между тем как польза их очевидна»2. Среди преимуществ арестантских рот как формы исполнения наказания не последнее место занимала экономическая выгода заведения рот:

уменьшение расходов на этапирование ссыльных в Сибирь, облегчение при 65 лет Победы в Великой Отечественной войне смотра за ними. Кроме того, арестантам роты надлежало заниматься казенными строительными работами – постройкой казенных зданий, мостов и т.п., дабы «за дешевую плату доставить городам способы к устройству и украшению».

Создание рот рассматривалось как альтернатива рабочим домам «кото рые столь трудно заводить», подчеркивалась очевидная польза рот для поме щиков и обществ, которые смогут «отдавать людей дурного поведения в сии роты на время для исправления», а после им же удобно получить своих людей обратно из роты, нежели из Сибири. Арестантская рота гражданского ведомст ва мыслилась и как действенное средство для борьбы с бродяжничеством, и как способ исправления поведения порочных людей.

На основании соображений, высказанных начальниками губерний, где уже действовала такая форма наказания, а также учитывая «высочайшее одоб рение» Министерством внутренних дел был составлен циркуляр, предписы вавший другим начальникам губерний немедленно заняться «изысканием средств и способов к формированию Арестантской роты гражданского ведом ства».

В канцелярию Рязанского губернатора В.М. Прокоповича-Антонского циркуляр поступил 27 июня 1836 г. Министр внутренних дел обязал Рязанского губернатора заняться изысканием средств и способов к формированию аре стантской роты гражданского ведомства в городе Рязани, а также разработать нормативный документ, регламентирующий состав и деятельность будущей арестантской роты.

Рязанские власти начали с нормотворчества: поскольку общероссийского Положения об арестантских ротах гражданского ведомства еще не существова ло (выйдет 15 августа 1845 г.) практически год ушел на выработку собственно го Проекта положения об учреждении в Рязани арестантских рот граждан ского ведомства.

Положение определяло состав арестантской роты, ее содержание и дея тельность. Административный кадр состоял по штату из 4 офицеров, фельдфе беля, 20 унтер-офицеров, двух барабанщиков, писаря, двух цирюльников, кото 65 лет Победы в Великой Отечественной войне рые все назначались из чинов корпуса внутренней стражи или из служащих ин валидов.

Контингент переменного состава был определен в 200 арестантов, кото рые разбивались на два разряда – бродяг и преступников. В роту поступали следующие категории осужденных: «1) беглые и бродяги, кои старше 25 лет, способные к работе;

2) осужденные к ссылке в Сибирь за маловажные преступ ления;

3) приговоренные по уголовному Суду в крепостную работу на срок за неважные преступления, или к заключению в рабочие домы»3. В примечаниях к данному параграфу Положения содержалось пожелание: «весьма бы полезно было предоставить обществам и помещикам отправить людей дурного поведе ния в арестантскую роту на время для исправления». Разряды, в свою очередь, разбивались на отделения чисто технического характера, т.е. по ремеслам: ка менотесцы, кирпичники, каменщики, мостовщики улиц булыжным камнем, штукатуры, печники, плотники, пильщики, столяры, маляры и стекольщики, кузнецы, слесари и кровельщики4. Командиру роты предписывалось позабо титься о том, чтобы каждый арестант овладел несколькими ремеслами.

Поскольку на общегосударственном уровне арестантские роты граж данского ведомства как форма исполнения наказаний были подведомственны Министерству путей сообщения и публичных зданий, в Рязани рота поступа ла в распоряжение Рязанской губернской строительной комиссии. Именно строительная комиссия получала из государственного бюджета средства на содержание роты, а также занималась распределением арестантов на казен ные работы.

Проект Положения об учреждении в Рязани арестантской роты граждан ского ведомства был представлен на одобрение в Министерство внутренних дел 27 марта 1837 г. Пока документ проходил утверждение многочисленными инстанциями МВД, прежде чем поступить на одобрение императору, начался второй этап подготовки, следующий за нормативным, – материальный.

Еще в раннем циркуляре МВД (1836 г.) говорилось о том, что «при не достатке городских доходов», издержки на роты могут быть отнесены на счет 65 лет Победы в Великой Отечественной войне земских сборов. В особом послании к Рязанскому губернатору от 6 июня 1837 г. Министр внутренних дел еще раз подтверждает, что в Рязанской губер нии «все издержки по содержанию арестантской роты отнести на счет земских сборов»5. В этом же письме поднимается вопрос о здании для будущих рот. Ря занская городская дума на запрос губернского правления, известила, что под ходящего казенного здания в Рязани нет6. Губернскому архитектору Н. Воронихину было поручено в трехнедельный срок(!) разработать проект здания для Арестантской роты. Издержки по проекту были рассчитаны при мерно в 80 тыс. рублей, и проект вместе со сметой был направлен в Департа мент военных поселений.

Николай I утвердил Положение о Рязанской арестантской роте граждан ского ведомства 10 июня 1838 г. Двумя месяцами позже, 5 августа 1838 г. был высочайше утвержден проект на постройку в Рязани каменного здания для аре стантских рот7. Издержки на постройку в сумме до 180 тыс. рублей предпола галось внести в земские сборы следующего трехлетия. Местоположение буду щего весьма крупного тюремного здания было выбрано весьма удачно – на ок раине города, близ Московской заставы в нескольких минутах ходьбы как от губернского тюремного замка, так и от заведений Приказа общественного при зрения. Дело в том, что в 30-е гг. XIX в. надзор и попечение о заключенных бы ли рассредоточены между различными ведомствами, и нередко по решению властей арестанту изменяли форму заключения переводя, например из заведе ний приказа в тюремный замок, в арестантские роты и т.п.

С какого времени существовала Рязанская арестантская рота установить точно пока не удалось. Скорее всего, она начала функционировать в первой по ловине 40-х гг. XIX в. С уверенностью можно утверждать лишь то, что первые документы, свидетельствующие о деятельности укомплектованной арестант ской роты в Рязани, относятся к 1845 г. Однако известно, что отдельного ка менного здания, спроектированного Н. Воронихиным, к этому времени еще не построили, и, очевидно, изначально рота располагалась во временных одно этажных деревянных и каменных постройках по ул. Конюшенной (ныне ул.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Каширина), расположенных рядом со строящимся зданием арестантских рот.

Вполне возможно, что арестанты были активно задействованы в этом строи тельстве.

Первым командиром Рязанской арестантской роты гражданского ведом ства стал Михаил Иванович Полянский, штабс-капитан дворянского сословия, начавший военную карьеру юнкером еще в 1815 г. Следующим по старшинству офицером в роте был поручик Михаил Степанович Барсуков, также принадле жащий к дворянскому сословию. Из обер-офицеров в роте состояли еще два чина – 1 подпоручик и 1 прапорщик8.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.