авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ АКАДЕМИЯ ПРАВА И УПРАВЛЕНИЯ ГУМАНИТАРНО-ПЕНИТЕНЦИАРНЫЙ ВЕСТНИК №5 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Поступающие арестанты делились по разрядам – бродяг и преступников, отдельным списком шли «люди, отданные помещиками для исправления дур ного поведения». Первые поступившие в роту арестанты по статейным спискам от 6 января 1845 г. были как раз из помещичьих людей. Это были крестьяне из Сапожковского уезда села Песочня, принадлежащего помещику А.И. Кошеле ву, Фока Федотов и Варфоломей Лукьянов. По прошению надворного советни ка А.И. Кошелева «за пьянство и ослушание» Фоку и Варфоломея определили в роту «на год или до востребования», причем помещик представил в роту на по лугодичное содержание своих крестьян 10 руб. 98 коп. серебром9. С подобным прошением в губернское правление обратилась и помещица Н. Симонова, оп ределяя своего крестьянина Фейзула Тамошева в роту «впредь до востребова ния» и «для исправления дурного поведения». Ранее крестьянин содержался за счет помещицы в смирительном доме, она также взяла обязательство за содер жание крепостного в роте «внести сколько требуется»10.

Однако, большинство арестантов, поступивших в роту в 1840-е гг. шли по первому разряду – бродяги. В роту они попадали по приговорам уездных судов, по решению губернского правления и по решению городской полиции. Часто бродяжничество было сопряжено с маловажными преступлениями, в основном кражами. Тогда бродяги поступали в роту, получив положенное наказание, на пример Иван Родионов за кражу лошадей был наказан плетьми, а после опреде лен в арестантскую роту11.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Арестанты второго разряда – преступники, поступали в роту в основном по приговору Уголовной палаты. Определение в роту становилось альтернати вой ссылке в Сибирь: так, например, в деле крестьянина Ивана Кононова, кото рый был приговорен к наказанию плетьми с отдачей в солдаты за «написание фальшивого билета с приложением к оному конторской печати» была припис ка: «если не годен в арестантскую роту, сослать в Сибирь»12. Ко второму разря ду арестантов был отнесен и несовершеннолетний дворовый мальчик помещицы Федутиновой Сапожковского уезда Фрол Ивлиев, которого по решению Общего Собрания Московских Департаментов за растление 11-летней крестьянской де вочки приговорили вместо каторги и поселения отдать в арестантские роты на 3 года13. Соотношение трех фактических разрядов арестантов роты по ранжиро ванному списку 1846 г. выглядело следующим образом: арестантов 1-го разряда (т.е. бродяг) – 79;

2-го разряда (т.е. преступников) – 18, людей, отданных по мещиками для исправления дурного поведения – 9 человек14. Как видно пере менный состав арестантской роты составлял на первых порах только половину от запланированных 200 человек. Скорее всего, это было вызвано новизной данной формы наказания, а также временной неустроенностью, вызванной не оконченным строительством.

15 августа 1845 г. вышло «Положение об исправительных арестантских ротах гражданского ведомства» единое для всех губерний, которое автоматиче ски отменяло действие Положения о Рязанской арестантской роте гражданско го ведомства. Согласно новому общероссийскому систематическому положе нию в административный кадр роты вводились должности попечителей из чис ла губернского тюремного комитета для «ближнего надзора за ходом и успеха ми нравственного исправления арестантов». В этой связи ведомственное на чальство роты – Рязанская строительная комиссия обратилась в июне 1846 г. в Рязанский тюремный комитет с просьбой назначить двух попечителей «имею щих по званию своему, местожительству и положению в обществе наиболее времени и удобности заниматься с успехом делами роты15. На 1846 г. такими попечителями были избраны и утверждены Главноуправляющим Путями со 65 лет Победы в Великой Отечественной войне общения и публичными зданиями Рязанский полицмейстер подполковник Флеймер и уездный предводитель дворянства штабс-ротмистр Князев16.

Общероссийское Положение привело к изменениям в оплате труда аре стантов роты. Ранее работы осуществлялись по нарядам Рязанской Губернской строительной и дорожной комиссии, а выработанные деньги единой строкой заносились в шнуровую книгу. По § 14 Положения от 15 августа 1845 г. «об ус тановлении ежегодной платы зарабатываемой арестантами» труд арестантов оплачивался поденно по установленным ценам на 30-40% ниже справочных17.

Казенная работа арестантов роты на городских объектах проходила пре имущественно в весеннее-летне-осенний период. На зиму внешние работы при останавливались и возникал вопрос о занятости арестантов. В 1845 г. Главно управляющий путями сообщения и публичными зданиями высказал предложе ние «о беспрерывном занятии арестантов работами». Рязанская губернская строительная комиссия предписала попечителям роты из губернского комитета «всемерно прилагать старания о приучении арестантов к мастерствам… приис кивая между тем случаи занимать арестантов и вне роты работами, какие и где позволять будет зимнее время»18. Попечитель роты, назначенный Рязанским тюремным комитетом, еженедельно предоставлял строительной комиссии под робную ведомость о занятиях арестантов в течение недели. Попечителям роты удавалось «добыть» для своих подопечных как казенные, так и частные работы – шитье сапог на заказ, столярные работы по производству столов, стульев, плотничные работы, хозяйственные работы по заказу частных лиц – очистка снега, пилка дров и т.п.

Арестантские роты гражданского ведомства определенно стали переход ным этапом в организации российской исправительной тюрьмы. В 1864 г. аре стантские роты были переданы в ведение губернаторов. Впоследствии законом от 31 марта 1870 г. арестантские роты гражданского ведомства были переиме нованы в «Исправительные арестантские отделения» – военный режим в них упразднен, и наружные работы, прежде практиковавшиеся, заменены работами внутренними, в самом здании тюрьмы. В Рязанском исправительном отделе 65 лет Победы в Великой Отечественной войне нии, к примеру, были организованы ткацкие мастерские. Сам комплекс зданий бывших рязанских арестантских рот постоянно расширялся и к началу ХХ века достиг максимальных размеров (современный комплекс зданий Рязанской го родской больницы № 8 по ул. Каширина).

Государственный архив Рязанской области (далее ГАРО). Ф. 5 «Канцелярия граждан ского губернатора». Оп. 1. Д. 2044. Л. 1.

Там же.

Там же. Лл. 6об. -7.

Там же. Лл. 10об. -11.

Там же. Л. 22.

Там же. Л. 24 об.

Там же. Л. 248 об.

ГАРО. Ф. 224 «Рязанская арестантская рота гражданского ведомства». Оп. 1. Д. 29.

Лл. 2, 30.

Там же. Д.1. Лл. 8-8об.

Там же. Л. 49.

Там же. Лл. 14, 36.

Там же. Л. 59.

Там же. Л. 20.

Там же. Д. 20. Лл.14, 16-16об.

ГАРО. Ф. 857 «Рязанский губернский тюремный комитет Общества попечительного о тюрьмах», Оп. 2. Д. 1. Л. 14 об.

Там же. Л. 15об.

ГАРО. Ф. 224. Оп. 1. Д. 32. Л.31.

ГАРО. Ф. 859 «Рязанская губернская строительная комиссия». Оп. 1. Д. 459. Л. 29.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Яковлева О.С.

НОРМОТВОРЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (аналитический обзор архивных материалов) В статье анализируются материалы фондов, находящихся на хранении в ГА РФ, позволяю щие проанализировать содержание нормотворческой деятельности Министерства юстиции Рос сийской Империи. Документы, содержащиеся в них, знакомят с такими вопросами, как организация, функции, место и значение Министерства юстиции в политической системе Российской Империи, его взаимодействие с другими звеньями государственного аппарата, политика им проводимая, дея тельность по борьбе с политическими преступлениями, его практическая, и в частности большая законопроектная деятельность.

In the article the materials of funds being stored by the Main Archive of the RF are analyzed, allow ing to analyze the legislation activity of the Ministry of Justice of the Russian Empire. The documents con tained therein familiarize us with such issues as organization, functions, place and significance of the Minis try of Justice in the political system of the Russian Empire, its interaction with other divisions of the state apparatus, the policy conducted thereby, activities aimed at struggle with political crimes, its practical, and in particular, varied legislative drafting activities.

Архивы, как хранилища исторической памяти, имеют непреходя щую общественную, государственную и культурную ценность, являются одним из символов российской государственности, неотъемлемой частью историко культурного наследия народов России и ее информационных ресурсов. Доку ЯКОВЛЕВА Оксана Николаевна – ведущий научный сотрудник НИИ ФСИН России, кандидат юридических наук.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне менты Архивного фонда Российской Федерации отражают правовые и органи зационные основы ее становления и развития, содержат сведения по политиче ской истории страны, истории ее экономики, науки, культуры, социального развития населяющих Россию народов и народностей.

Структурная схема организации Архивного фонда Российской Федерации определяется существующей сетью федеральных, государственных и муници пальных архивов, других учреждений, в законодательно определенном порядке хранящих документы Архивного фонда Российской Федерации, а также сетью архивов министерств, ведомств, организаций, в том числе негосударственных, документы которых в установленном порядке отнесены к составу Архивного фонда Российской Федерации.

Объем Архивного фонда Российской Федерации составляет свыше 600 млн. единиц хранения на различных носителях. Наиболее ценная часть Ар хивного фонда Российской Федерации объемом около 41 млн. единиц хранения сконцентрирована в 14 федеральных архивах.

Основные материалы, характеризующие нормотворческую деятельность Министерства юстиции Российской империи за период с 1802 по 1864 гг. со держатся в двух федеральных архивах Российской Федерации Российском го сударственном историческом архиве (РГИА) и Государственном архиве Рос сийской Федерации (ГА РФ).

РГИА сосредоточил фонды высших и центральных органов государст венной власти и управления Российской империи преимущественно с начала XIX в. по 1917 г. (кроме фондов Министерств военного, морского и иностран ных дел), а также общественных организаций, учреждений и частных лиц доре волюционной России. В нем учтено 1 368 фондов, 6 576 620 дел конца XVIII начала XX в.).

Здесь же хранятся фонды законодательных органов власти Государст венного Совета (1810–1917) и его департаментов, Главного комитета по кресть янскому делу (1858–1861) и других комитетов, ведавших подготовкой и пред варительным рассмотрением проектов законов, положений и иных государст 65 лет Победы в Великой Отечественной войне венных актов, а также фонд первого в России выборного законодательного ор гана Государственной Думы (1905–1917). Большинство из этих фондов ранее хранилось в архиве Государственного Совета. Документы высших исполни тельских структур и органов управления представлены фондами Комитета Ми нистров (1802-1906) и Совета Министров (1857–1882;

1905–1917).

Весьма значителен комплекс фондов кодификационных учреждений Рос сии XIX в., основной задачей которых было составление и издание Полного со брания законов и Свода законов Российской империи. Среди них фонды Коди фикационного отдела Государственного Совета, Отделения свода законов Го сударственной канцелярии и др.

В РГИА хранятся фонды почти всех министерств и главных управлений, действовавших на территории Российской империи в XIX – нач. XX вв.: внут ренних дел, финансов, торговли и промышленности, земледелия, путей сооб щения, почт и телеграфов, народного просвещения, императорского двора и созданных при них для решения отдельных вопросов комиссий и комитетов.

Фонд 1405 содержит материалы по деятельности Министерства юстиции Рос сийской империи.

Часть фондов органов полиции и юстиции была передана в Москву и со ставила дореволюционный отдел ГА РФ. В их числе документы Департамента полиции и Особой канцелярии Министерства внутренних дел, Третьего отделе ния, Главного управления тюрем Министерства юстиции. Однако многие фон ды РГИА до сих пор все еще недоступны для исследователей (в связи с переез дом в новое здание), что, несомненно, сужает возможности проведения полно ценного исследования нормотворческой деятельности Министерства юстиции Российской империи.

ГА РФ является одним из крупнейших архивов страны. В нем учтено 3 132 фонда, в составе которых находится более 5 миллионов дел. В архиве со браны документы высших органов государственной власти и управления СССР и Российской Федерации, центральных органов управления в области образо вания, здравоохранения, юстиции, высших судебных органов и прокуратуры, 65 лет Победы в Великой Отечественной войне Государственного арбитража. В нем хранятся фонды белогвардейских прави тельств, эмигрантских учреждений и организаций, фонды членов царской се мьи, государственных и общественных деятелей. Около миллиона дел состав ляет собрание документов по истории Российской империи.

Среди этого комплекса документов определенную часть составляют ма териалы по истории Министерства юстиции Российской империи, которые со держат информацию по вопросам устройства и деятельности Министерства юс тиции, а также учреждений непосредственно ему подчиненных:

Уголовные отделения Первого Департамента Министерства юсти ции (фонд 124 содержит: 68 оп., 72 206 дел);

Главное тюремное управление при Министерстве юстиции (фонд 122 содержит: 15 оп., 21 876 дел);

Общества попечительное о тюрьмах Министерства юстиции (фонд 123 содержит: 2 оп., 1 353 дел);

Шлиссельбургская центральная каторжная тюрьма (фонд 98 со держит: 1 оп., 165 ед. хр.);

Канцелярии Нерчинской каторги Забайкальского областного прав ления и военного губернатора Забайкальской области (фонд 29 содержит:

9 оп., 9581 дел);

Тобольский приказ о ссыльных (фонд 1183 содержит: 1 оп., 1260 дел);

Министерства юстиции, 1917 г. (фонд 1790 содержит: 1 оп., 55 дел).

Их всех фондов, находящихся на хранении в ГА РФ только четыре фон да 122, 123, 1790, 29, содержат материалы, позволяющие проанализировать содержание нормотворческой деятельности Министерства юстиции Российской империи. Документы, содержащиеся в них, знакомят с такими вопросами, как организация, функции, место и значение Министерства юстиции в политиче ской системе Империи, его взаимодействие с другими звеньями государствен ного аппарата, проводимая им политика, деятельность по борьбе с политиче скими преступлениями, его практическая, и, в частности, большая законопро ектная деятельность.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Материалы официального делопроизводства – официально документальные материалы – составляют большую часть источников для изуче ния нормотворческой деятельности Министерства юстиции Российской империи.

К ним относятся:

«всеподданнейшие доклады» министров юстиции, законопроекты;

правила;

циркуляры;

инструкции;

статистические материалы;

отчеты о деятельности Министерства юстиции и судебных органов (со ставлявшиеся ежегодно и сводные за несколько лет).

При исследовании процесса нормотворчества также учитывались и кате гории документов, являющихся однородными с административной перепиской, по содержанию непосредственно связанные с подготовкой закона (доклады, за писки и замечания министров на законопроекты;

журналы различных комите тов, совещаний).

К ключевым терминам в этой связи следует отнести:

– манифест – торжественный акт, исходящий непосредственно от вер ховной власти и обращенный к населению;

– именной указ императора – правовой акт главы государства (когда Император принимал точку зрения меньшинства членов Государственного Со вета, или же «постановлял свою собственную резолюцию»);

– высочайше утвержденный доклад – утвержденный императором док лад министра по вопросам вверенного управления;

– циркуляр – письменное распоряжение вышестоящего органа, ведомст венный правовой акт, содержащий определенные предписания (чаще организа ционного характера) подчиненным органам.

Министерство юстиции Российской Империи – одно из важнейших звеньев государственного аппарата, созданного в ходе реформ начала XIX века.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне С момента своего учреждения оно принимало участие в решении широкого круга вопросов, относительно различных сторон жизни государства. Одним из основных направлений деятельности стала разнообразная нормотворческая деятельность, касающаяся организации и порядка деятельности государствен ных учреждений, органов местного управления, отдельных областей государст венного хозяйства и промышленности. Министерство юстиции принимало уча стие в разработке и обсуждении законопроектов;

составляло отзывы на проекты законов, подготовленные в других ведомствах;

участвовало в кодификации и систематизации законодательства;

издавало в пределах своей компетенции циркулярные и частные предписания о порядке применения законов подведом ственными органами и по другим вопросам;

разрабатывало мероприятия по улучшению делопроизводства в Сенате;

принимало меры по обнародованию законодательных актов.

Изменение судоустройства и судопроизводства, вследствие проведения реформы 1864 г., возложило на Министерство юстиции ряд новых обязанно стей: по общему надзору за судебным ведомством и заведыванию его личным составом;

наблюдению за производством судебных дел;

хозяйственной и рас порядительной частью;

ведению судебной отчетности;

производству и рас смотрению ревизий судебных установлений.

На основе архивных документов представляется возможным выделить и охарактеризовать следующие направления деятельности Министерства юсти ции посредством нормотворчества: совершенствование уголовного законода тельства, управление личным составом Министерства и подведомственных ему учреждений;

финансовое обеспечение деятельности подведомственных учреж дений, участие Министерства в законопроектных работах других ведомств, управление тюремной системой.

Анализ архивных материалов свидетельствует, что помимо участия в про ектах по пересмотру действующего законодательства, как например, в деятель ности Высочайше учрежденной комиссии о тюремном преобразовании, особого внимания заслуживают законопроекты, разработанные Министерством юстиции 65 лет Победы в Великой Отечественной войне с целью введения в законодательство улучшений и, в первую очередь, направ ленные на защиту прав человека. Так, Министерство разработало предложения об изменении наказаний для несовершеннолетних преступников. По сущест вующей судебной практике, 12-14 летние юноши привилегированных сословий при совершении преступлений, наказываемых ссылкой, подвергались бессроч ной ссылке, что навсегда закрывало им возможность занять в обществе подо бающее место, даже несмотря на дальнейшее безупречное поведение. Одновре менно с этим, за те же преступления полагались телесные наказания или содер жание в местах заключения на определенный срок. С целью унификации право вых норм, было предложено заменить для несовершеннолетних правонарушите лей привилегированных сословий бессрочную ссылку на срочное заключение в тюрьмах, что и получило Высочайшее утверждение 27 октября 1881 г1.

Среди значимых мер в уголовном законодательстве это предложенные Министерством юстиции законопроекты, направленные на отмену телесных наказаний для ссыльных. В проекте министра юстиции от 24 декабря 1902 г.

№ 50437 «По вопросу об отмене телесных наказаний для ссыльных» достаточ но четко выражена позиция Министерства по этому вопросу: «…такие тягчай шие виды телесных наказаний для ссыльных, как приковывание к тележке, на казание плетьми и лозами, не состоятельны в принципе, нецелесообразны и не отвечают требованиям пенитенциарной науки»2.

Надо заметить, что и в XIX столетии для России был актуален вопрос об отношении к смертной казни. Публичное исполнение подобных приговоров, оказывало на население скорее развращающее влияние, чем устрашающее и превентивное. Вопрос об отмене публичного исполнения смертной казни был поставлен Министерством юстиции еще в 1876 г., но окончательное решение вопроса состоялось 26 мая 1881. С этого времени смертная казнь осуществля лась в пределах тюремного учреждения в присутствии некоторых должностных лиц и 10 местных обывателей3.

Министерство юстиции всегда принимало активное участие в законода тельных работах других ведомств, что подтверждают и архивные документы, 65 лет Победы в Великой Отечественной войне как, например, участие Министерства юстиции совместно с Департаментом по лиции в составлении Инструкции для содержащихся в арестных домах по при говорам мировых судей4. Все законодательные предложения, затрагивающие вопросы нормотворчества, представлялись на заключение Министерства юсти ции до внесения их на рассмотрение Государственного Совета. Особенно ус ложнилась и одновременно усилилась роль министерства в законодательной сфере с 1881 г., когда законопроекты других ведомств стали поступать на за ключение Министерства юстиции не только для их оценки с юридической точ ки зрения, но и для согласования с существующими законами5.

Одной из важнейших задач Министерства юстиции являлось управление личным составом министерства и подведомственных ему учреждений. В Мин юсте имелось специальное отделение, которое занималось вопросами личного состава судебного ведомства;

оно решало проблему замещения вакантных должностей, осуществляло подбор кандидатов на должности по судебному ве домству, принимало решения о награждениях чиновников, рассматривало во просы, касающиеся назначения пенсий и пособий6. Министерство представляло на усмотрение императора также ходатайства о помиловании и смягчении уча сти осужденных7.

В области управления судебной системой Министерство юстиции осуще ствляло контроль за деятельностью судебных органов, должностных лиц, чи новников прокурорского надзора, принимало меры к устранению недостатков в их деятельности, включая меры дисциплинарной ответственности. Так, в сек ретном циркуляре Министерства юстиции от 28 января 1906 г. № 4765 опреде лялось что, «…служащие не должны дозволять себе ничего противного долгу присяги, честности и интересам службы, свято и ненарушимо храня всякую вверенную им по службе тайну и не разглашая дел, производимых в судебных и правительственных местах. Сообразно с сим и имея в виду огромный вред, причиняемый авторитету правительственной власти разглашением разного ро да сенсационных сведений и слухов, относящихся до ее деятельности, …указать господинам прокурорам судебных палат, для руководства и препода 65 лет Победы в Великой Отечественной войне ния соответствующих разъяснений подведомственным им чинам прокуратуры и служащим при прокуратуре канцеляриях, что лица эти должны всемерно воз держиваться от сообщения кому бы то ни было ложных или непроверенных слухов и сведений, касающихся действий и намерений правительства или за трагивающих его интересы, а равно и таких, хотя бы соответствующих истине сведений, кои относятся до предметов, сделавшихся им известных по службе, но неподлежащих оглашению»8.

В Министерстве составляли циркулярные разъяснения о применении нормативно-правовых актов подведомственным учреждениям, готовили вопро сы по судебной практике для обсуждения в Сенате, рассматривали жалобы ча стных лиц, представления чиновников прокуратуры по поводу нарушений, до пущенных в судебных решениях губернских присутствий9.

Содержание архивных материалов свидетельствует о том, Министерство юстиции выполняло и такую функцию как информирование министров и глав ноуправляющих об утверждении вновь созданных организаций и обществ, что например, подтверждает содержание цир. от 27 февраля 1896 г. № 6 «О направ лении губернаторам, начальникам областей и градоначальникам «Нормального устава Обществ покровительства лицам, освобождаемым из мест заключения (патроната)» в целях принятия мер к возможному широкому распространению Устава в общественных кругах и оказания содействия в образовании обществ патроната и распространению их деятельности»10.

Информационная деятельность (ведение статистики, учетов и отчетности) всегда была важной составляющей в сфере управленческой деятельности Ми нистерства юстиции. В Министерстве готовились информационные и статисти ческие материалы: «Всеподданнейший отчет», «Сборник статистических све дений Министерства юстиции», «Свод статистических сведений по делам уго ловным» и «Ведомости справок о судимости»11.

Министерство юстиции занималось хозяйственно-распорядительными вопросами, осуществляло мероприятия по обеспечению судебных учреждений помещениями (покупка, сооружение, ремонт зданий за счет казны), а также 65 лет Победы в Великой Отечественной войне служащих необходимых инвентарем. В области финансового обеспечения Ми нистерство занималось распределением кредитов, отпускаемых на осуществле ние судебной деятельности, содержание чиновников и учреждений ведомства (в том числе Главного тюремного управления с 1895 г.), на канцелярские рас ходы подведомственных органов, а также распределением вознаграждений кандидатам на должности по ведомству Министерства юстиции12.

В 1895 г. из ведения Министерства внутренних дел в Министерство юс тиции было передано Главное тюремное управление (ГТУ) с целью «сближения тюремного дела, в его законодательной постановке и практическом осуществ лении, с важнейшими интересами уголовного правосудия»13.

ГТУ осуществляло центральное управление тюремной системой Россий ской Империи, заведовало тюремной и арестантской пересыльной частью, мес тами заключения, ссылки и каторги гражданского ведомства. В непосредствен ном ведении ГТУ находилось управление Санкт-Петербургскими местами за ключения, деятельность общества попечительного о тюрьмах, исправительно воспитательных заведений и благотворительно-тюремных учреждений. В 1908 г. в составе ГТУ выделяется особое делопроизводство, в функции которо го вменяется разработка законодательных и других принципиально важных для тюремной части вопросов, составление сборников узаконений и распоряжений по тюремному ведомству, издание общих инструкций для тюремной админист рации.

По характеру и содержанию представленных материалов, документы фондов, непосредственно относящихся к характеристике ГТУ, можно условно разделить на административные, хозяйственные и счетные, в соответствии с основными функциями выполняемыми ГТУ. Первая группа документов, явля ется самой значительной и разнообразной по содержанию вопросов, касающих ся деятельности ГТУ, а именно: управление личным составом тюремного ве домства (назначение, увольнение в отставку, предоставление отпусков, назна чение пенсий и пособий, представление к наградам, предание суду чиновников ведомства;

управление отдельными местами заключения (распределение по 65 лет Победы в Великой Отечественной войне ним срочных арестантов и служащих вольнонаемной стражи;

установление по рядка надзора за заключенными и содержания их в тюрьмах и больницах;

опре деление видов и организации арестантских работ. Незначительное число в этой группе составляют документы Особой части главной инспекции по пересылке арестантов, занимавшейся направлением арестантов «по всем трактам Импе рии», обеспечением караула в пути при помощи конвойных команд, находя щихся в распоряжении инспекции.

Научный интерес представляют для нас те циркуляры, которые касались организации в местах заключения религиозно-нравственного воздействия на арестантов, режима, применения мер взыскания, организации труда, матери ально-бытового обеспечения, санитарии и гигиены.

Интерес ГТУ ко всем указанным вопросам был далеко не одинаков на всем протяжении исследуемого периода. Некоторые из них постепенно выдви гались на первое место. К их числу относится вопрос о просветительской рабо те в местах заключения. Содержание циркуляров ГТУ по данному вопросу сви детельствует о том, что они были направлены на сужение возможностей куль турного и образовательного потенциала книг, а соответственно и просвещения заключенных14.

Под особым запретом была периодическая печать: вышедшие в свет но мера газет, журналов не могли быть выдаваемы заключенным до истечения го да со времени выхода соответствующего номера. Определенные ограничения были сняты Циркуляром ГТУ от 30 августа 1914 г. № 51 путем разрешения со общения заключенным сведений о военных действиях путем ознакомления их с официальными телеграммами, Манифестами и высочайшими Указами Верхов ного Главнокомандующего Российскими войсками, Его Штаба и Главного Управления Генерального Штаба. В это же время издается Циркуляр ГТУ от ноября 1914 г. № 70, в соответствии с которым, тюремной администрации предлагалось пропускать с разрешения губернатора в тюрьмы лиц, «на которых были возложены задачи по организации проповедей и религиозно нравственных собеседований с заключенными по вопроса борьбы с пьянством»

65 лет Победы в Великой Отечественной войне и пополнять библиотеки соответствующими брошюрами после их просмотра.

Издание циркуляра было обусловлено утверждением Святейшим Синодом сентября 1914 г. Устава Всероссийского Александра-Невского братства трезво сти. На дальнейшее расширение прав заключенных на чтение книг был направ лен Циркуляр ГТУ от 25 мая 1917 г. № 44, правда с некоторыми ограничениями «…распространяя на заключенных права на чтение книг, газет и журналов лю бого содержания …кроме печатного материала, который способен развращаю щим образом влиять на заключенных: сочинения эротического, порнографиче ского и погромного, а также низкого литературного достоинства (бульварные романы). Также, ГУМЗ находит желательным устройство в больницах при мес тах заключения обособленных библиотек, предназначенных исключительно для пользования больных»15.

Из циркуляров, устанавливающих режим в местах заключения особое ме сто составляют циркуляры о содержании политических заключенных. Рост ре волюционного движения в 900-е XIX столетия привел к появлению политиче ских заключенных в разных тюрьмах Империи и выдвинул вопрос о порядке содержания этих заключенных. Ответом на этот вопрос и явились утвержден ные 16 апреля 1904 г. министром юстиции «Правила о содержании в тюрьмах гражданского ведомства политических арестантов». Особенности режима для политических заключенных заключались в следующих положениях: арестован ные по политическим делам содержались в одиночных камерах;

заключенным этой категории из непривилегированных сословий запрещалось питаться за свой счет;

их труд не применялся на хозяйственных работах, что очевидно объ яснялось опасением их влияния на других заключенных. Эти Правила были фактически упразднены в 1905 г., однако в период реакции была подтверждена обязательность их исполнения Циркуляром ГТУ от 20 июля 1907. № 1716.

Для выполнения требований режима циркуляры ГТУ призывали тюрем ную администрацию принимать меры к выполнению правила о размещении, содержащихся под стражей в местах заключения осужденных в соответствии с их полом, возрастом, правам состояния и роду совершенных ими преступлений 65 лет Победы в Великой Отечественной войне и отдельно от состоящих под следствием и судом, то есть раздельного содер жания различных категорий заключенных17.

Надо сказать, что у тюремной администрации было еще одно средство воздействия на арестантов оружие. Циркуляр от 20 ноября 1907 г. № 31, на пример приказывал стрелять в окна тюрьмы, если арестанты вступали в разго вор, выбрасывали что-либо из окон, портили оконные рамы. В циркуляре от ноября 1909 г. № 57 содержится указание на «…необходимость принять меры к ознакомлению и предупреждению арестантов о могущих постигнуть их при на рушениях тюремных порядков, последствиях, вплоть до действия оружием. К числу таких мер относится вывешивание в камерах на видных местах как инст рукции об употреблении оружия, так и составленных сообразно с местными ус ловиями и изложенных в краткой и ясной форме правил о тех нарушениях, ко торые могут вызвать действие оружием»18.

Из других мер воздействия на арестантов следует отметить введение под предлогом предупреждения побегов кандалов особой формы так называемые «предупредительные связки». Эти «связки» представляли собой особые кольца двух типов для скрепления обеих рук и правой руки с левой ногой. Совершенно очевидно, что использование данных мер имело целью причинения физическо го страдания заключенным, нежели выполнение предупредительной функции19.

Только в 1917 г., в связи с изменением политической обстановки, после довало распоряжение ГТУ о направлении всех находящихся в местах заключе ния оков в тюремные мастерские в качестве материала для работ заключенных, а также для хозяйственных надобностей мест заключения или же предоставле ние их в распоряжение ближайших заводов военного ведомства, работающих на оборону. Кроме того, разрешалось продавать их в установленном для казен ного имущества порядке, а полученные деньги обращать в доход государствен ной казны20.

В материалах фонда Главного тюремного управления содержится значи тельное количество материалов, характеризующих порядок организации и виды трудовой деятельности заключенных. Законодательно обязательность труда в 65 лет Победы в Великой Отечественной войне местах заключения была установлена в январе 1886 г. Закон допускал эксплуа тацию труда заключенных администрацией тюрьмы и частными подрядчика ми21. Заключенные, как правило, занимались малоквалифицированными видами труда плетением из ниток, веревок, соломы, изготовлением щеточных изде лий, проволочных корзинок, отделкой пуговиц. С 1901 г. начальникам мест за ключения было предоставлено право, отпускать на наружные работы всех аре стантов, которые осуждены на сроки менее трех лет и признаны в достаточной степени благонадежными, вывод на упомянутые работы арестантов, срок за ключения которых превышал три года, допускался только с разрешения губер натора.

С 1902 г. стали вводиться более сложные виды труда: производство изде лий из глины, пошив обмундирования и обуви для войск, изготовление холстов с применением машин фабрично-заводского типа и др22.

Первая мировая война вызвала издание циркуляров с предложением ор ганизации работ на нужды военного времени. Циркуляром от 13 апреля 1917 г.

арестантам всех категорий за участие в работах, связанных с военными нужда ми сокращался срок наказания (но не свыше 1/5 от всего срока наказания на значенного по приговору суда)23.

Кроме циркуляров о просветительской работе, о дисциплинарных взы сканиях, режиме, организации труда, следует отметить распоряжения касаю щиеся материально-бытового обеспечения заключенных, санитарии и гигиены в тюрьмах.

Материально-бытовые и санитарные условия в местах заключения нахо дились в неудовлетворительном состоянии, которое было обусловлено пере полнением тюрем, их несовременным устройством, скудным питанием заклю ченных, отсутствием сколько-нибудь правильной организации медицинской помощи. Однако в исследуемый период было издано большое количество ве домственных подзаконных актов: циркуляров, указаний, инструкций, направ ленных на привидении бытовых условий отбывания наказаний в виде лишения свободы в цивилизованный вид.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Например, были установлены:

санитарные нормы объема помещений для содержания арестантов в местах лишения свободы как в общих и одиночных камерах, так и в карцерах24;

нормы питания и вещевого довольствия заключенных25;

правила предупреждения развития инфекционных заболеваний в местах заключения26.

Несмотря на то, что эти инструкции далеко не всегда соблюдались, факт их нормативного закрепления говорил о политике государства, направленной на заботу о здоровье и улучшении условий жизни заключенных Несмотря на острую необходимость переустройства, расширения и улучшения тюремных зданий, денежные средства, выделяемые правительством на эти цели, не соответствовали потребностям ГТУ. Проводилась жесткая по литика по экономии расходов на ремонт и расширение тюрем, питание арестан тов и обеспечение их одеждой.

Линия по совершенствованию управленческой деятельности прослежи вается в создании новых, не имеющих аналогов в зарубежной практике, струк турных подразделений, в числе которых особое место занимают институт тю ремных инспекторов в центральном аппарате ГТУ и тюремные инспекции в гу бернском и областном управленческом звене27.

Наряду с: решением задач административно-управленческого характера, с разработкой форм и методов исполнения наказания, ГТУ велась интенсивная работа по формированию общественного мнения относительно сущности пени тенциарной политики государства. В этом деле ставка делалась на повсемест ное создание благотворительных обществ28.

Немногочисленную, но любопытную группу составляют документы, ка сающиеся изысканий всевозможных путей увеличения денежных сумм различ ных комитетов и обществ, образованных под эгидой Министерства юстиции, Правительствующего Сената, Общества Красного Креста за счет пожертвова ний заключенных. Так, например, одним из циркуляров ГТУ предлагалось во всех тюремных церквях производить особый церковный тарелочный сбор в 65 лет Победы в Великой Отечественной войне пользу нужд попечительного Комитета помощи участникам и жертвам войны.

Другой циркуляр, сообщает о принятии в ведение Главного Управления Рос сийского Общества Красного креста пожертвований арестантов, содержащихся в различных местах заключения Империи, на содержание в течение шести ме сяцев трех коек в госпиталях Красного Креста29.

В компетенцию Главного тюремного управления входило управление ссылкою и каторгою. В рамках выполнения данных функций ГТУ вело пере писку о медицинском освидетельствовании ссыльных, снабжении их необхо димыми документами, распоряжалось отправкой ссыльно-каторжных в Сибирь и на Сахалин, распределяло их в этих местностях, устраивало их быт и трудо вое использование, обучение, принимало меры по предотвращению побегов, вело переписку по вопросам помилования30.

В материалах фонда Главного тюремного управления содержаться доку менты по разработке и изданию Закона о воспитательно-исправительных заве дениях для несовершеннолетних, регулированию порядка и условий отбывания уголовного наказаний, применения мер исправительного воздействия к питом цам воспитательно-исправительных заведений. Так, в заключение министра юстиции от 30 апреля 1891 г. № 11502 по вопросу о включении в Уставы (Ни жегородского, Харьковского, Вологодского, Московского Рукавишниковского) исправительных приютов для несовершеннолетних преступников в качестве временной меры телесного наказания в число дисциплинарных взысканий «…телесное наказание в виде 15 ударов розгами, может быть назначено в соот ветствии с утвержденным попечителем единогласным постановлением педаго гического совета или правления;

взыскание не должно производиться в присут ствии других воспитанников». А Устав Саратовского учебно-исправительного приюта дополнялся новыми дисциплинарными мерами: «…оставление без го рячей пищи во время обеда и ужина, с выдачей лишь хлеба и воды за особым столом» и «… одиночное заключение на срок до 6 дней не только в свободное от занятий время, но и не прерывно днем и ночью», что свидетельствует о дос таточно жестком отношении администрации к проступкам воспитанников31.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне В материалах Ф. 122 содержится значительное количество документов раскрывающих содержание функций ГТУ по управлению его личным составом:

назначение, увольнение в отставку32;

назначение пенсий и пособий33;

представление к наградам34;

предание суду чиновников ведомства35.

Кроме этого присутствуют документы о разъяснении ГТУ содержания и порядка осуществления различных прав и обязанностей администрации:

об оказании содействия лицам прокурорского надзора по выполнению возложенных на них поручений36;

о запрете должностным лицам, участвовать в политических партиях, обществах и союзах37;

о правилах ношения формы одежды38;

о порядке использования оружия чинами тюремной администрации и стражи39;

о порядке перевода военных офицеров на службу в тюремное ведомст во40;

о порядке наложения оков на арестантов41;

о порядке проведения переписи заключенных42.

Необходимо упомянуть и о таком направлении деятельности Главного тюремного управления как подбор и подготовка служащих для работы в пени тенциарной системе43.

В 1913 г. получил высочайшее утверждение Закон «Об учреждении шко лы в Санкт-Петербурге для подготовления кандидатов на должности старшего тюремного надзирателя и школы в Москве для подготовления кандидаток на должности тюремной надзирательницы», подготовленный по инициативе ми нистра юстиции44.

В приказе по Главному тюремному управлению от 17 марта 1917 г. № говорилось: «Имеющийся в настоящее время тюремный персонал, воспитанный в атмосфере бесправия и неуважения к человеческой личности и усвоивший на 65 лет Победы в Великой Отечественной войне выки прежнего строя, должен быть признан в общем мало пригодным для осу ществления тех задач внутреннего тюремного переустройства, которые посто янно выдвигаются условиями обновления государственного строя и свободной общественной жизни»45. Постановлением Временного правительства от 7 апреля 1917 г. были учреждены пенитенциарные курсы для лиц с высшим и средним образованием преимущественно из офицеров и солдат-инвалидов46.

Срок обучения составлял три месяца. Программа курсов включала изучение следующих дисциплин:

– общее законоведение с изложением основ государственного устройства, в частности, судебной и административной организации;

– начала уголовного права;

– учение о наказании в связи с тюрьмоведением;

– уголовная политика и социология;

– элементарные сведения по психопатологии и уголовной антропологии;

– тюремная гигиена и санитария;

– меры борьбы с детской преступностью;

– тюремная статистика и отчетность;

– товароведение;

– практические занятия и подготовка рефератов.

Надо отметить, что в документах фонда Главного тюремного управления практически не поднимался вопрос об обеспечении безопасности служащих во время нахождения их в тюремных учреждениях. Найден только один материал о приобретении защитных панцирей для служащих тюремного ведомства. Оче видно, что обеспечение служащих оружием считалось вполне достаточным для решения этого вопроса47.

В тюремной системе были задействованы огромные материальные ресур сы. Главное тюремное управление, что свидетельствует из содержания архив ных материалов, проводило обширную финансовую работу. Оно составляло сметы доходов, расходов, специальных средств тюремного ведомства, вело де нежную отчетность, контролировало штрафные капиталы. Принимало участие 65 лет Победы в Великой Отечественной войне в комиссиях, создаваемых Министерством финансов для рассмотрения смет земских повинностей48.

Таким образом, надо отметить, что нормативная практика Главного тю ремного управления являлась достаточно обширной и разнообразной по коли честву регулируемых вопросов. Содержание многих нормативно-правовых ак тов, в качестве важнейшего условия реализации карательной политики в сфере исполнения наказаний рассматривали совершенствование управления местами заключения, их кадровое обеспечение. Централизация управленческих функций в Главном Тюремном управлении вызывало необходимость отработки структур и функций центрального аппарата, приспособление его к решению все более сложных задач.

Представленный объем ведомственных нормативно-правовых актов, при нятых в исследуемый период, позволяет сделать вывод об их направленности на упорядочение и совершенствование организационно-правовых основ мате риально-бытового и медицинского обеспечения заключенных в местах лишения свободы Главного тюремного управления.

В целом, пенитенциарное законодательство России в исследуемый периода может быть охарактеризовано многообразием и раздробленностью нормативных актов, а также вызванной этим сложностью их практической реализации.

Министерство юстиции 1917 г. Ф. 1790 ГА РФ.

Аппарат Министерства юстиции включал два департамента (1-й и 2-й), контрразведывательный отдел и Главное тюремное управление. В задачи Ми нистерства юстиции входила организация работы новых судебных органов и осуществление контроля за их деятельностью, общее руководство местами за ключения, расследование деятельности бывших административных органов.

Прекратило свою деятельность после 25 октября 1917 г.

Фонд содержит следующие материалы, характеризующие содержание нормотворческой деятельности Министерства юстиции за период со 2 марта по октябрь 1917 г. В марте 1917 г. в Минюсте была проведена работа по пересмот ру обязательных постановлений Правительства, воспрещающих повышение 65 лет Победы в Великой Отечественной войне арендной платы за квартиру49. В июне 1917 г. в Министерстве было образовано особое совещания под председательством министра юстиции П.П. Переверзева по выработке законопроекта «О неприкосновенности личности, жилища и тай ны корреспонденции»50.

Примерно в это же время Министерством юстиции было направлено представление Управляющему делами Временного Правительства о разработке Положения о военной цензуре, о перемене фамилий, об установлении льгот для польских граждан51. В материалах фонда содержится замечания министра юс тиции по законодательному предположению Временного Правительства о дос рочном выпуске студентов IV курса Лесного института и Лесного отделения Ново-Александровского института сельского хозяйства и лесоводства52.

Из документов, касающихся деятельности мест заключения можно на звать, разработанное Министерством юстиции Временное положение о гу бернских (областных) управлениях местами заключения и штатное расписа ние должностей начальников и помощников начальников мест заключения53;

циркуляр Министерства юстиции для председателей губернских комиссий по рассмотрению дел о лицах, арестованных во внесудебном порядке54, а также Проект постановления Временного Правительства выработанного Министер ством юстиции, об учреждении при ГТУ пенитенциарных курсов и краткая объяснительная записка к проекту, получившего утверждение 7 апреля 1917 г55. Но в целом, нормативно-правовые акты, разработанные Главным тю ремным управлением в период деятельности Временного правительства ха рактеризуются тем, что коренных изменений в содержание пенитенциарной политике они не внесли.

Исследуя нормотворческую деятельность Министерства юстиции Рос сийской Империи, а также вопросы правового регулирования организации и деятельности названного ведомства, необходимо остановиться на характери стике нормативно-правовых актов, действовавших в исследуемый период. В научной литературе наиболее часто встречается следующая классификация нормативно-правовых актов:

65 лет Победы в Великой Отечественной войне устав или административный регламент: совокупность узаконений, определяющих порядок управления в той или иной области (Судебные уставы 1864 г.);

учреждения: «узаконения», определявшие «образование места и вла стей»: их состав, предметы ведомства, степень власти, порядок делопроизвод ства;

грамоты: содержали изложение прав и привилегий, которые дарова лись тем или иным социальным группам;

положения: регламентировали права и обязанности какого-либо разря да лиц (Положение 19 февраля 1861 г. о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости), или какой-нибудь отрасли управления (положение о земских уч реждениях 1 января 1864 г.);

наказы: Устав, касавшийся отдельной отрасли управления назывался наказом (Общий наказ министерствам 1811 г.);

манифесты: торжественный акт, исходящий непосредственно от вер ховной власти и обращенный к населению;

Именные указы Императора: акт главы государства (когда Император принимал точку зрения меньшинства членов Государственного Совета, или же «постановлял свою собственную резолюцию»);

инструкция: наказ, определявший способ деятельности должностного лица;

высочайше утвержденный доклад министра: утвержденный импера тором доклад министра по вопросам вверенного управления;

– циркуляр: письменное распоряжение вышестоящего органа, ведомст венный правовой акт, содержащий определенные предписания (чаще организа ционного характера) подчиненным органам.

Анализ всего массива официально-документальных материалов сосредо точенных в фондах 122, 123, 1790 ГА РФ, касающихся различных сторон орга низации и деятельности Министерства юстиции, а так же учреждений непо средственно ему подчиненных показал, что в исследуемый период количест 65 лет Победы в Великой Отечественной войне венно преобладал такой вид нормативно-правовых актов, как циркуляры и большую их часть составили циркуляры Главного тюремного управления (во шедшего в состав Министерства юстиции в декабре 1895 г.). Кроме этого вида нормативного документа, в материалах фондов ГА РФ содержаться и инструк ции, и положения, и правила подготовленные или утвержденные министром юстиции и начальником Главного тюремного управления. Их содержание рас крывает сущность пенитенциарной политики Российской Империи, которая проявилась не только в установленной системе наказаний, но главным обра зом, в организации и условиях их исполнения.

При осуществлении классификации нормативно-правовых актов (Мини стерства юстиции и Главного тюремного управления) в основу было положено их целевое назначение, тогда как в большинстве их них затрагивались органи зационные вопросы, что вытекает из самого характера данного вида норматив ного документа.


Они касались следующих основных вопросов:

совершенствования управления местами заключения;

финансово-экономической деятельности (ГТУ и мест заключения) подбора и подготовки кадров для пенитенциарной системы;

регулирования порядка и условий исполнения различных видов наказа ния;

регулирования порядка и условий исполнения наказания в отношении различных категорий заключенных;

материально-бытового и медицинского обеспечения заключенных;

нравственно-религиозного воспитания заключенных;

трудового использования заключенных;

применения мер взыскания и поощрения к заключенным;

организации этапирования заключенных;

помилования заключенных;

развития обществ патроната.

С точки зрения юридической техники, названные виды документов со 65 лет Победы в Великой Отечественной войне держат все формальные реквизиты, характерные для современных норматив ных актов: место издания, даты, вида нормативного акта, подписи официаль ных лиц, порядковый номер. Практически во всех циркулярах отсутствуют за головки, что нельзя сказать о правилах и инструкциях, которые содержат на звания. В большинстве документов содержатся обширные преамбулы, содер жащие информацию о причинах издания циркуляра, ссылки на предшествую щие нормативно-правовые акты, принятые по данному вопросу. Изложения нормативного материала традиционно для стиля документов XIX столетия:

сложные формулировки и определения, подробное изложение существа вопро са и рекомендаций по реализации положений нормативно-правового акта. Дос таточно часто встречаются сложноподчиненные предложения, что осложняет восприятие текста современным исследователем. Многие циркуляры снабжены различными приложениями.

Таким образом, оценивая содержание и основные направления нормо творческой деятельности Министерства юстиции Российской Империи за ис следуемый период, можно констатировать, что проблематика законопроектов им разрабатываемых была весьма разнообразной. При этом большая часть за конопроектов получила согласие Государственного совета и Высочайшее ут верждение Императора. Нормотворческая практика Министерства юстиции способствовала развитию правовой системы государства и совершенствованию различных звеньев системы государственного управления (Государственного совета, Сената, министерств), так и учреждений непосредственно ему подчи ненных (Главного тюремного управления).

Следует отметить, что законотворческая деятельность Министерства юс тиции в 90-х гг. XIX начале XX в. характеризуется разработкой целого ряда предложений по разработке и совершенствованию законодательства в области судоустройства и судопроизводства (гражданского и уголовного), межевания, нотариата, адвокатуры. Однако в фондах ГА РФ материалов характеризующих данные важные направления деятельности Министерства не обнаружено, что не позволяет комплексно проанализировать весь масштаб нормотворческой дея 65 лет Победы в Великой Отечественной войне тельности Министерства юстиции на различных этапах его существования. В связи с чем, представляется необходимым продолжить следование с привлече нием архивных материалов, содержащихся в Российском государственном ис торическом архиве.

1 ГА РФ. Ф. 122, Оп. 5. Д. 709.

2 Там же. Д. 666, 2868.

3 Там же. Д. 741.

4 Там же. Оп. 1. Д. 2, 193, 503, 5729а. Оп. 3. Д. 2803. Оп. 6. Д. 2315.

5 Там же. Оп. 1. Д. 1338. Ф. 1790. Оп. 1. Д. 2, 3, 12, 18.

6 ГА РФ. Ф. 122, Оп. 1. Д. 2891, 3709, 4227а, 4726а, 5066а, 5651, 5729а (Цир. ГТУ от июня 1909 г. № 31, от 14 декабря 1909 г. № 61), 5856, 6592.

7 Там же. Оп. 5. Д. 551, 654, 1035, 1110, 1294, 2123.

8 Там же. Оп. 1. Д. 4786, 4727, 4827, 4929.

9 Там же. Д. 7595 (Цир. от 29 октября 1896 г № 20), 2852 (Цир. от 27 февраля 1896 г.

№ 6). Оп. 5. Д. 69, 1318, 2295, 2803, 3002.

10 Там же. Оп. 1. Д. 5795, 2814. Оп. 5. Д. 2241. Ф. 1790. Оп. 2. Д. 4.

11 ГА РФ. Ф. 122, Оп. 5. Д. 3178 (Цир. ГУМЗ от 28 апреля 1917 г.). Оп. 6. Д. 3315.

12 Там же. Оп. 1. Д. 4227а (Цир. от 28 января 1904 г. № 2, от 16 марта 1904 г. № 5879), 5066а (Цир. от 26 октября 1906 г. № 28), 6598а (Цир. от 7 апреля 1912 г. № 12, от 5 декабря 1912 г. № 44), 7595 (Цир. от 28 апреля 1898 г. № 4, от 5 февраля 1900 г. № 2000.

13 Там же. Д. 3090.

14 Там же. Оп. 1. Д. хр. 4227а (Цир. ГТУ от 23 ноября 1904 г. № 26), 6598а (Цир. ГТУ от 25 июня 1912 г. № 27), Оп. 5. Д. 3297 (Цир. ГТУ от 4 января 1917 г.

15 Там же. Оп. 5. Д. 3183, 3178.

16 ГА РФ. Ф. 122. Оп. 1. Д. 5066а, 7595 (цир. от 27 марта 1899 г. № 1). Оп. 6. Д. 149.

17 Там же. Оп. 5. Д. 3355, 3349.

18 ГА РФ. Ф. 122. Оп. 1. Д. 5066а, 5729а. Оп. 5. Д. 3178 (цир. от 12 июля 1917 г. № 61.

19 Там же. Оп. 1. Д. 5066а (цир. от 7 апреля 1907 г. № 7, от 12 июня 1907 г. № 11). Оп. 6.

Д. 3050.

20 Там же. Оп. 1. Д. 5066а (цир. от 7 апреля 1907 г. № 7), 5729а (цир. от 29 мая 1909 г.

№ 25), 7595 (цир. от 16 октября 1896 г. № 17), Оп. 5. Д. 2858 (цир. от 6 декабря 1901 г. № 14), 3178 (цир. от 24 мая 1917 г. № 43, от 26 мая 1917 г. № 46.

21 Там же. Оп. 1. Д. 5066а (цир. от 21 ноября 1907 г. № 33.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне 22 Там же. Оп. 1. Д. 1338, 4227а (цир. от 17 февраля 1904 г. № 4, от 14 августа 1904 г.

№ 15). Д. 4726а (цир. От 27 марта 1906 г. № 5, от 17 мая 1906 г. № 8.

23 Там же. Оп. 5. Д. 3178 (цир. от 13 апреля 1917 г.). Оп. 11. Д. 469 (цир. от 18 апреля 1916 г. № 34, от 28 мая 1916 г. № 40.

24 Там же. Оп. 1. Д. 4726а (цир. от 20 апреля 1906 г. № 6). Д. 5729а (цир. от 30 апреля 1909 г. № 19). Д. 6598а (цир. от 12 июня 1912 г. № 28). Оп. 5. Д. 3183 (цир. от 23 сентября 1914 г. № 59.

25 ГА РФ. Ф. 122. Оп. 1. Д. 4227а (цир. от 18 июня 1904 г. № 11). Д. 6598а (цир. от 9 фев раля1909 г. № 8, от 26 апреля 1912 г. № 15, от 31 мая 1912 г. № 23). Д. 7595 (цир. от 13 мая 1899 г. № 3). Оп. 5. Д. 739, 3178 (от 21 марта 1917 г. № 15, от 5 июня 1917 г. № 52, от 8 июля 1917 г. № 55, от 16 июня 1917 г. № 56). Оп. 6. Д. 2965, 3015, 3052, 3072, 3074, 3206, 3225, 3277, 3305, 3334, 3497.

26 Там же. Оп. 1. Д. 7595 (цир. от 24 декабря 1897 г. № 10).Оп. 5. Д. 2858 (цир. от 18 ап реля 1901. № 6). Оп. 5. Д. 3183 (цир. от 10 мая 1914 г. № 34). Оп. 6. Д. 3087, 5337.

27 Там же. Оп. 1. Д. 6592, 6598а (цир. от 5 декабря 1912 г. № 22.

28 Там же. Оп. 1. Д. 5795). Д. 6598а (цир. от 12 мая 1912 г. № 17). Д. 2814. Оп. 5. Д. (цир. от 18 марта 1917 г. № 3.

29 Там же. Оп. 5. Д. 3183, цир. от 12 октября 1912 г. № 61, 64.

30 Там же. Оп. 1. Д. 4726а ( цир. от 17 мая 1906 г. № 10, от 4 сентября 1906 г. № 17).

Д. 6598а (цир. от 30 сентября 1912 г. № 35). Д. 7595 (цир. от 18 мая 1896 г. № 10, от 11 июня 1896 г. № 3051, цир. от 5 ноября 1897 г. № 9, от 11 августа 1898 г. № 9, от 13 мая 1899 г. № 3, от 22 июня 1899 г. № 5, от 9 октября 1899 г. № 11). Оп. 5. Д. 69, 551, 654, 1035, 1110, 1429, 1569, 2123, 2241, 2295, 2359, 2777, 2803, 3342 (цир. от 10 января 1902 г. № 1), 3344.

31 ГА РФ. Ф. 122. Д 1. Д. 1688, 193, 503, 4227а (цир. от 23 июля 1904 г. № 12). Д. 5066а (цир. от 22 декабря 1907 г. № 41). Д. 7595 (цир. от 7 октября 1898 г. № 10). Д. 2814. Оп. 5. Ед.

хр. 2929а, 3183 (цир. от 10 марта 1914 г. № 12, от 25 апреля 1914 г. № 26, от 10 ноября 1914 г.

№ 77). Д. 3342 (цир. от 24 января 1902 г. № 4). Оп. 6. Д. 3072, 3226, 4818.

32 Там же. Оп. 1. Д. 4726а (цир. от 16 марта 1906 г. № 4).

33 Там же. Д. 3709, (цир. от 4 января 1906 г. № 1).

34 Там же. Д. 4726а, (цир. от 15 июня 1906 г. № 12. Д. 5066а, цир. от 21 июня 1907 г.

№ 12).

35 Там же. Д. 4827, 4929.

36 Там же. Д. 7595, (цир. от 16 марта 1896 г. № 7).

37 ГА РФ. Ф. 122. Оп. 1. Д. 4726а, (цир. от 15 октября 1906 г. № 20).

38 Там же. Д. 5066а, (цир. от 1 июня 1907 г. № 9. Д. 5729а, цир. от 23 июня 1909 г. № 31).

65 лет Победы в Великой Отечественной войне 39 Там же. Д. 5729а, (цир. от 30 ноября 1909 г. № 57).

40 Там же. Д. 5651, 5729а, (цир. от 6 июля 1909 г. № 36, от 14 декабря 1909 г. № 61.

Д. 7595, цир. от 27 февраля 1986 г. № 6).

41 ГА РФ. Ф. 122. Оп. 1. Д. 4227а, (цир. от 10 февраля 1904 г. № 3).

42 Там же. Д. 6598а, (цир. от 31 января 1912 г).

43 Там же. Д. 4227а, (цир. от 20 февраля 1904 г. № 5).

44 Там же. Д. 6592.

45 Там же. Оп. 5. Д. 3178.

46 ГА РФ. Ф. 1790. Оп. 1. Д. 39.

47 ГА РФ. Ф. 122. Оп. 7. Д. 130.

48 Там же. Д. 4227а (цир. от 16 января 1904 № 1, от 28 января 1904 г. № 2, от 16 марта 1904 г. № 5879, от 17 ноября 1904 г. № 25);

Д. 5066а (от 9 февраля 1907 г. № 1, от 27 февраля 1907 г. № 4, от 11 мая 1907 г. № 8.

49 ГА РФ. Ф. 1790. Оп. 1. Д. 3.

50 Там же. Д. 2.

51 Там же. Д. 18.

52 Там же. Д. 12.

53 Там же. Д. 19.

54 Там же. Д. 13а.

55 ГА РФ. Ф. 1790. Оп. 1. Д. 39.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне ИСТОРИЯ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ И УЧРЕЖДЕНИЙ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА Седунов А.В.

РЕФОРМИРОВАНИЕ КОНТРРАЗВЕДКИ СЕВЕРНОГО ФРОНТА И ГУБЕРНСКАЯ АДМИНИСТРАЦИЯ В 1914-1917 гг.

Первая мировая война была одним из тех эпохальных событий, ко торые привели Европу и весь остальной мир к кардинальным изменениям. Од нако судьбы войны и мира решались не только на полях сражений и в кабине тах политиков, немаловажное значение имела деятельность разведывательных и контрразведывательных подразделений противоборствующих сторон. В 1914 1918 гг. состоялась первая «грандиозная дуэль европейских спецслужб», исход которой существенным образом повлиял на войну и мировую политику. Имен но в неорганизованности и «слабости» отечественной контрразведки некоторые современники тех событий1 и последующие исследователи2 видели одну из АЛЕКСАНДР Всеволодович Седунов – первый проректор Псковского государственного педагогического университета, доктор исторических наук.


65 лет Победы в Великой Отечественной войне причин многих военных и политических неудач в 1914 – 1917 гг.. Современные исследователи контрразведывательной деятельности в годы первой мировой войны отмечают, что вопросы «охранения» государства и противодействия иностранному «шпионству» в начале XX века были подведомственны различ ным структурам – Департаменту полиции Министерства внутренних дел и Во енному ведомству3, что приводило к несогласованности действий, а многочис ленные комиссии и разнообразные проекты не улучшили ситуацию4. Однако в годы войны большую работу по защите государственных интересов проводили еще и губернские власти.

Проблемы, связанные с «охранением» безопасности Российского госу дарства от внутренних и внешних врагов, в течении XVIII – XIX вв. реализо вывались с помощью разнообразных структур, подчинявшихся императору.

На местном уровне существовали лишь два наиболее сильных исполнитель ных органа власти привлекавшихся к «охранению» безопасности империи – армия и губернская администрация, важнейшим исполнительным органом которой была полиция5. Государство по многим причинам не имело возмож ности в течение длительного времени содержать специальный аппарат поли тического сыска и контроля во всех губерниях России. По этой причине именно губернатор, как «начальник» губернии в течении XVIII – начале ХХ веков оставался практически единственным исполнительным органом, кон тролирующим вопросы государственной безопасности. Губернские жандарм ские управления (ГЖУ), появившиеся в 1830-е годы, не всегда имели доста точное количество сил и средств для противодействия всем антиправитель ственным проявлениям.

Кроме того, внутренняя ситуация в губерниях Российской империи все гда различалась. Были территории, присоединенные к Российской империи сравнительно поздно, и государство в большей степени контролировало ситуа цию именно в таких губерниях. В других частях страны развивалось крупное промышленное и аграрное производство, либо они становились центрами уни верситетского образования. Названные причины вызывали повышенное внима 65 лет Победы в Великой Отечественной войне ние к этим губерниям с точки зрения «охранения» безопасности страны. Имен но в них, в XIX в. в первую очередь появляются жандармские управления и ох ранные отделения, а в начале ХХ века такие губернии и регионы страны стано вятся объектом пристального внимания со стороны внешних разведок сопре дельных государств.

В годы войны, после отступлений русской армии непосредственная дея тельность контрразведки проходила на территориях внутренних регионов Рос сийской империи. Среди таковых следует выделить Псковскую губернию, где располагался штаб Северного фронта, а гарнизоны и тыловые подразделения стали объектом пристального внимания со стороны немецких и австрийских спецслужб.

Псковская губерния качественно отличалась от крупных промышленных регионов. С первых же веков своего существования она находилась на запад ных рубежах страны и для псковичей защита политических и экономических интересов, проникновение иностранных агентов в укрепленные районы, борьба с предательством и изменой всегда были актуальны. Недаром М.Н. Карамзин справедливо назвал этот древнейший город «богатырской заставой земли рус ской». В более поздний период в XVII – начале ХIХ вв. губерния представляла собой довольно патриархальную, практически однородную в этническом отно шении территорию страны. Здесь не было ни крупных производственных объ ектов, ни многочисленного студенчества. А население всегда характеризова лась самодержавно-этатистскими настроениями. Сюда, в связи с этим, часто высылались политически неблагонадежные элементы. В губернии жандармские структуры появляются достаточно поздно, в конце 1830-х годов, а охранные отделения, либо розыскные пункты вообще не организовывались. Защита госу дарственной безопасности была долгое время прерогативой губернских вла стей, но даже после создания жандармских управлений, государство обязывает губернские силы (общую полицию) всемерно содействовать жандармерии.

Территориально губерния с 1906 года входила в юрисдикцию Петербург ского окружного контрразведывательного отделения (КРО). Однако основную 65 лет Победы в Великой Отечественной войне нагрузку по наблюдению за подозрительными иностранными подданными, как и в XIX веке, выполняли губернские жандармские управления и общая (испол нительная) полиция, т.к. именно она была наиболее многочисленной и органи зованной структурой местной исполнительной власти. Такое положение, в ус ловиях начавшейся мировой войны, объясняло некоторую «неразбериху и су мятицу» в организации контрразведывательных мероприятий. Для борьбы с «иностранным шпионством» в военные годы привлекались разнообразные ор ганы, которые зачастую и понятие не имели о специфике подобных операций, что приводило к несогласованности действий армейских подразделений, жан дармов, полиции и губернского правления.

Еще одной важной чертой, вносившей диссонанс в контрразведыва тельные мероприятия, было отсутствие четкой нормативной базы, регламен тировавшей порядок ведения контрразведки в военное время. До войны, в 1911 году, принимается «Положение о контрразведывательных отделениях», которое в общих чертах определяло сферу компетенции и штатную структу ру военной контрразведки, а в 1912 году выходит Высочайше утвержденные Законодательные акты о «шпионстве», дополненные в 1914 году. В этих за конах дается перечень сведений, не подлежащих оглашению в печати. К та ковым были отнесены известия о численности и состоянии армии, о воору жении, о местах расквартирования и маршрутах движения войск, о строи тельстве укреплений и ряд других сведений. Однако, как вспоминал один из организаторов российской контрразведки Н.С. Батюшин, в начальный период войны, с августа 1914 по весну 1915 года, контрразведывательные структуры должны были работать «по собственному усмотрению». Именно в это время на местах, вблизи театра военных действий ряд должностных лиц выпускает свои собственные «Правила» контрразведывательной деятельности, как это сделал П.Г. Курлов.

В августе 1914 года, с началом первой мировой войны, Псковская губер ния была объявлена на военном положении, здесь размещались фронтовые ре зервные формирования, госпитали, тыловые службы и эвакуационный пункт. В 65 лет Победы в Великой Отечественной войне 1915 году, после поражений русских армий на Юго-Западном и Северо Западном фронтах для защиты Петрограда был создан Северный фронт, штаб которого с многочисленными структурами, отделами и службами, разместился в Пскове. Здесь же обосновалось Управление Главного начальника снабжения.

Более того, в Пскове и губернии постоянно находились многочисленные воен ные гарнизоны, насчитывающие до 50 тысяч человек в Пскове и до 10 тысяч человек в уездных центрах6, здесь находился и распределительный пункт фрон та, где сосредотачивались прибывшие из госпиталей и отпусков солдаты, пред назначенные для отправки в действующие части. Близ Пскова, в поселке «Кре сты», находились лагеря для военнопленных австро-германцев, где содержа лось до 20 тысяч человек. В Пскове и губернии в 1915-1917 гг. размещалось до 30 тысяч беженцев из западных регионов7. И, наконец, станции Псков, Дно, Ве ликие Луки, Невель, представляли собой крупнейшие железнодорожные узлы, которые в годы войны в основном обслуживали военные нужды. Помимо этого, Псков и уездные города находились вблизи линии фронта, Псков отстоял от передовой на расстояние 250-300 км. К слову сказать, в 1918 г., во время не мецкого наступления на Петроград, передвигаясь по железнодорожным путям, с целью захвата крупных транспортных узлов (план Людендорфа), за неделю, с 18 по 24 февраля, немцы продвинулись более чем на 200 км.

Все вышесказанное, учитывая стратегически важное положение Пскова – крупного войскового и транспортного центра, штаба Северного фронта и дис локацию многочисленных воинских подразделений, не могло не привлекать внимание немецкой военной разведки. По мере приближения линии фронта к Пскову, разведка Германии перешла к массовой засылке своей агентуры и вер бовке русских подданных в прифронтовой полосе расположения русских войск.

Ее подготовка велась в специальных разведывательных школах и центрах. Курс обучения длился около двух недель, затем шпионы переходили линию фронта.

В их задачу входило добывание сведений о расположении артиллерии, пехоты, кавалерии, о путях сообщения, оборонительных сооружениях, о местах распо ложения штабов 65 лет Победы в Великой Отечественной войне Активные контрразведывательные мероприятия в Псковской губернии начались еще накануне войны. В 1913- начале 1914 года из штаба Отдельного корпуса жандармов в Губернское жандармское управление (ГЖУ) направля лись циркуляры о необходимости составления списков и контроля за численно стью, составом и деятельностью лиц, имеющих иностранное подданство, про живающих на территории Псковской губернии8. («Инструкция ГЖУ» от 1904 г.

возлагала на жандармерию наблюдение и контроль за «иностранными развед чиками» и проезжими иностранцами). Особое внимание обращалось на граж дан Германии, Австро-Венгрии, Болгарии и Турции. Впоследствии, после нача ла войны, эти списки легли в основу активных мероприятий правительства, во енного, морского ведомств, МВД и губернских властей по аресту, выселению во внутренние губернии России, интернированию граждан, воюющих с Россией стран, уличенных либо заподозренных в шпионаже или помощи противнику.

Так, только в июле – сентябре 1914 года в Пскове было арестовано более 30 че ловек, обвиняемых в шпионаже в пользу Германии и Австро-Венгрии. По не полным данным, за 1914–1916 гг. к ответственности было привлечено более 100 человек9.

Позднее, в начале войны, в ГЖУ, жандармско-полицейское управление в Пскове и жандармский пункт в Великих Луках, а также на имя губернато ра, который привлекал для проведения конкретных мероприятий чинов го родской и уездной полиции, поступала информация о тех или иных институ тах, обществах и фирмах, служащих прикрытием для деятельности ино странных разведок.

Так, в 1914-1917 годах в ГЖУ, поступили указания о за крытии филиалов и отделений немецкого АО «института Шиммельпфенга», торгово-промышленного предприятия «Гилихес», общества «Клячкин и К°», фирмы «Сименс-Шуккерт», которые вели «шпионскую деятельность». В ча стности, представители этих торгово-промышленных фирм должны были «добывать сведения о военных объектах и воинских подразделениях во внутренних губерниях России»10. Указание в Пскове и Великих Луках были незамедлительно выполнено, причем для этого были привлечены силы не 65 лет Победы в Великой Отечественной войне только ГЖУ, Великолукского жандармско-полицейского отделения Петро градско-Виндавского жандармско-полицейского управления железных до рог, но и губернской полиции (сыскного отряда и Псковских городовых, за что последним была объявлена благодарность и выписана премия от 5 до рублей). Всего же из КРО, Департамента полиции и Корпуса жандармов в Псковское ГЖУ поступили предписания на закрытие 11 представительств крупных зарубежных акционерных обществ, а в Санкт-Петербурге было вы явлено 14 подобных организаций, сотрудники которых осуществляли сбор разведывательных сведений12.

Накануне войны, в 1913 году, по инициативе ГЖУ и активном участии полиции, губернских властей (в том числе и земских), в Пскове подвергается реформированию адресный стол, состоящий в ведении сыскного отделения. На нем лежали обязанности по учету проживающих граждан, выдаче справок и т.п., в 1914 году его функции расширяются, пишется новая «Инструкция» и «Правила об организации адресного стола при Псковском сыскном отделении».

«Правила» обязывали хозяев гостиниц и дворов в течении суток сообщать о по селившихся иностранцах, их поведении13. Впоследствии, в годы войны дея тельность адресного стола сыграла заметную роль в осуществлении контрраз ведывательных мероприятий по выявлению лиц, ведущих подрывную и разве дывательную деятельность.

В целом необходимо отметить, что в губернии накануне и в годы войны наметилось достаточно сложное взаимоотношение между Контрразведыватель ным отделением (КРО) штаба Петроградского (с августа 1914 года – Двинского военного округа), КРО штаба Северного фронта с одной стороны и ГЖУ, гу бернскими властями с другой, что нередко выражалось в отсутствии согласо ванных действий. В проведение контрразведывательных мероприятий в годы войны в губернии были вовлечены разнообразные ведомства, изученные источ ники дают возможность предположить, что зачастую именно жандармерия, а также городская и уездные полиция несли на себе большую часть активных контрразведывательных мероприятий.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Активизация работы КРО, а соответственно, и ГЖУ, и местных псков ских властных структур, приходится на июль 1914 года. За несколько дней до начала войны, 23 июля 1914 года, из штаба округа и штаба отдельного корпуса жандармов поступает циркуляр о том, что в случае начала войны «все запасные чины воюющих с нами государств будут признаны военно пленными» и должны быть «немедленно задержаны и выселены во внутрен ние губернии». По отношению к другим иностранным гражданам циркуляр указывал, что в случае наличия улик, доказывающих их шпионскую деятель ность, они подлежат немедленному аресту и преданию суду. В случае отсут ствия доказательств, подозрительных иностранцев следует выселить. Цирку ляр также предписывал, что в случае, если германские и австро-венгерские подданные продолжают «мирно занимаются своим делом и находятся вне подозрений», то они могут оставаться на своих местах и «пользоваться по кровительством наших законов»14. 23 июля же в Пскове по предписанию КРО штаба округа, начинаются первые аресты подданных Германии и Авст ро-Венгрии, заподозренных в шпионаже. Аресты в крупных городах, как правило, производило ГЖУ, в уездах это возлагалось на полицейские власти.

Губернатор своими распоряжениями приказывал городской и уездной поли циям оказывать «всяческую помощь» ГЖУ и «другим силам» в «выявлении, поимке лиц, занимающихся военным шпионажем». Так, еще раз, уже в усло виях чрезвычайного положения, полиция обязывалась выявлять иностранных граждан, определять их национальность, выяснять их принадлежность к во енной службе, привлекались ли эти лица к суду, состояли ли под арестом, сколько времени проживают в губернии. 29 июля из КРО штаба Петербург ского округа в ГЖУ пришла телеграмма о необходимости «отобрать» у ло яльных иностранцев подписку о невыезде, о необходимости обязать полицию осуществлять наблюдение над этой категорией лиц, находясь в постоянном контакте с ГЖУ. Следующей телеграммой, 1 августа, КРО обязывал ГЖУ следить за нераспространением сведений, составляющих государственную тайну, к которой КРО относил информацию о передвижении войск «и вооб 65 лет Победы в Великой Отечественной войне ще же сведений касающихся внешней безопасности России или вооруженных сил, или сооружений…»15.

Позднее, в сентябре – октябре 1914 года, в канцелярию губернатора и ГЖУ от начальника КРО штаба Двинского военного округа, штабс-капитана Алексеева, поступают указания о введении военной цензуры за газетами и жур налами, запрещении пользоваться радиостанциями и аэропланами, контроля за банковскими счетами поднадзорных лиц. В это же время Главнокомандующий русской армией великий князь Николай Николаевич предписывает губернато рам западных областей не допускать возвращения выселенных, установить еще больший контроль за иностранными гражданами, в особенности немцами и ав стрийцами16.

Итоговым, обобщающим документом, этого периода, поступившем в ГЖУ и Псковскому губернатору, являются разработанные лично генерал – лей тенантом П.Г.Курловым «Правила о ведении контрразведки в районе Двинско го военного округа и на театре военных действий».

Несколько слов об авторе и причинах появления этого документа. Па вел Григорьевич Курлов был Минским губернатором, занимал должности вице- директора и директора Департамента полиции, товарища Министра внутренних дел (январь 1909 – октябрь 1911 гг.), в 1914 году был назначен генерал- губернатором Восточной Пруссии, затем с сентября 1914 года – по мощник главного начальника Двинского округа по гражданской части, позд нее – с августа 1915 года он являлся генерал-губернатором Прибалтийских губерний. По назначении на должность помощника начальника округа по гражданской части, он получает в ведение от князя Н.Е. Туманова админист ративное управление, а также военную цензуру и контрразведку, учитывая службу П.Г. Курлова в МВД.

Будучи с первых дней войны на театре военных действий, П.Г. Курлов неоднократно отмечал хаотичность, беззаконие, произвол и некомпетент ность, проявленную военными в делах гражданского управления и контр разведывательной деятельности. В своих мемуарах он пишет, что в начале 65 лет Победы в Великой Отечественной войне войны многие армейские офицеры не имели ни малейшего понятия о мето дах и особенностях ведения подобных дел, на местах не имелось четкой правовой базы. Поэтому армейские власти и отдельные должностные лица пытались заниматься не свойственными, с точки зрения П.Г. Курлова, им вопросами: «борьбой со спекуляцией, дороговизной, политической пропа гандой и даже рабочим движением»17. Инициатором этого направления П.Г. Курлов называет генерала Н.С. Батюшина, который в 1915 – 1916 гг.

руководил КРО Северо-Западного, а позднее Северного фронта, одного из известнейших деятелей российской контрразведки периода Первой мировой войны. Причем, П.Г. Курлов весьма резок в своих оценках деятельности Н.С. Батюшина, называя ее «формой белого террора», за массовые и не все гда оправданные аресты, вмешательство в деятельность политической по лиции, попытки контроля за состоянием «рабочего вопроса», последствием чего являлось забастовочное движение. Н.С. Батюшин, спустя более чем 20 лет, в своей книге «Тайная военная разведка и борьба с ней», обосновы вал свои действия необходимостью полномасштабного контроля за внут ренним положением дел не только у противника, но и в собственных тылах.

При этом объектом тайных разведывательных действий и политического контроля должны являться «все стороны …материальной и духовной дея тельности… народов» 19.

Сложившиеся положение дел, некоторая неразбериха в осуществлении контрразведывательных мероприятий в начале войны подвигли П.Г.Курлова, которому была подчинена контрразведка, выработать особые «Правила о веде нии контрразведки в районе Двинского военного округа и на театре военных действий», подписанные в октябре 1914 года.

«Правила» П.Г. Курлова предусматривали, что основными органами, ве дущими контрразведывательную деятельность, становятся более профессио нальные в розыскном деле губернские жандармские управления, жандармско полицейские управления и чины общей губернской полиции. Однако их дея тельность должна проходить под наблюдением «помощника Главного началь 65 лет Победы в Великой Отечественной войне ника округа». Таким образом, П.Г. Курлов стремился централизовать органы, ведущие контрразведывательную деятельность, устранить или максимально ог раничить вмешательство не всегда компетентных в этих вопросах армейских офицеров. ГЖУ и полиции рекомендовалось активизировать действия по «при обретению» агентов, предполагалось увеличение ассигнований на оперативные нужды. Все сведения, относящиеся к контрразведывательным, поступающие из оперативных источников, военной цензуры, должны накапливаться в ГЖУ, «чины общей полиции, не производя разработку полученных сведений, сооб щают таковые начальникам ГЖУ»20.

ГЖУ при получении данной информации должны были приступить к проверке и проведению оперативных мероприятий по изобличению и аресту повинных в шпионаже. Следственные действия, согласно 1035 статьи Уголов ного Уложения, должно проводить ГЖУ, или, сообщив об аресте и ходе дозна ния Прокурорам окружных судов, и действовать в дальнейшем по их указанию.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.