авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ АКАДЕМИЯ ПРАВА И УПРАВЛЕНИЯ ГУМАНИТАРНО-ПЕНИТЕНЦИАРНЫЙ ВЕСТНИК №5 ...»

-- [ Страница 3 ] --

П.Г.Курлов подчеркивает, что если следствие проведено «с достаточной полно стью и преступное деяние очевидно, то дело направлялось военному прокуро ру»21. В случае недостаточности улик автор ориентирует ГЖУ и полицию на использование административных мер воздействия, прибегая к полномочиям губернатора и войсковых начальников.

«Правила» стали весьма важным документом в ситуации правового ва куума (общероссийские «Наставления по контрразведке в военное время» было утверждено лишь в июне 1915 года) и в деле координации усилий различных ведомств, сосредоточении руководства контрразведки в одних руках, а также с точки зрения привлечения к контрразведывательной деятельности опытных офицеров полиции и жандармерии. Однако в связи с переназначением П.Г.

Курлова его «Правила» так и остались нереализованными. Кроме того, в связи с перераспределением полномочий в пользу ГЖУ, против «Правил» высказался начальник штаба 6 армии М.Д. Бонч-Бруевич, его сотрудник Н.С. Батюшин, и как это не удивительно (о чем пишет сам П.Г. Курлов), начальник Отдельного корпуса жандармов В.Ф. Джунковский. По-видимому, такая реакция на ини 65 лет Победы в Великой Отечественной войне циативы П.Г. Курлова была вызвана негативным отношением многих военных деятелей и руководителей политического сыска 1914 – 1915 гг. к самому П.Г. Курлову.

В июне 1915 года, спустя почти год после начала войны, Верховный Главнокомандующий утвердил новое, общероссийское «Наставление по контрразведке в военное время». Этот документ определил, что главной це лью КРО является «ограждение войск, штатов, управле ний…обслуживающих армию, от проникновения в них агентов противни ка». Для достижения этой цели КРО должны были использовать разнооб разные формы и методы работы, среди которых был розыск подозреваемых в шпионстве лиц, наружное наблюдение за подозрительными иностранцами и их контактами, перлюстрация корреспонденции, контроль за обществен ным настроением, наблюдение за поведением личного состава действующей армии. После выхода в свет «Наставления» окончательно определяется структура контрразведки: КРО Ставки (штаба Верховного главнокоман дующего);

КРО штаба фронта;

КРО армий, входящих в состав фронтов, КРО военных округов на театре военных действий. К осуществлению контрразведывательных мероприятий на местном уровне весьма активно привлекались жандармерия (имевшая опыт политического сыска) и полиция (боровшаяся с уголовной преступностью и контролирующая общее положе ние дел в населенных пунктах).

С первых военных дней розыскные и контрразведывательные мероприя тия в губернии координируются и направляются из штаба отдельного корпуса жандармов в Санкт-Петербурге и КРО Штаба Двинского военного округа. В Псковское губернское жандармское управление направляются ориентировки с описанием внешности, рода занятий, черт характера лиц, заподозренных в шпионаже и объявленных в розыск. ГЖУ, в свою очередь, по получении сведе ний об иностранцах в уездах губернии, направляли исправникам циркуляры с требованием «собрать совершенно негласным путем… самые подробные све дения о поведении, нравственных качествах, уголовной судимости, политиче 65 лет Победы в Великой Отечественной войне ских воззрениях»22 тех или иных иностранных граждан. Губернатор в самом начале войны обязывает полицию составлять более подробный список, аресто вывать подозрительных и «тщательно наблюдать» за поведением и перепиской всех иностранцев.

С момента создания Северного фронта в 1915 году работу по наблю дению за иностранными подданными в городе и уездах продолжалась, за подозрительными устанавливалось негласное наблюдение, филеры фикси ровали их встречи и контакты. Нередкими были записи о том, что наблю даемые объекты: «Табачный», «Парикмахерша», «Крестьянка» и другие, «вели разговоры с сестрами милосердия о количестве раненых в госпитале», с офицерами о времени отправки в действующую армию, с железнодорож ными рабочими о «тяжелом труде во время войны и о количестве пропу щенных эшелонов». Из штаба округа, штаба отдельного корпуса жандар мов, реже из КРО фронта, из других губерний в 1915-1917 гг. продолжали поступать ориентировки на лиц, заподозренных в шпионаже, запросы ино гда сопровождались фотографиями лиц, подозрительных документов. Вни мание обращалось на подданных Германии, Австро- Венгрии, Турции, Бол гарии, поляков и китайцев. Циркуляры КРО штаба Двинского округа в 1915- 1916 гг. сообщали о лицах, прошедших специальное обучение в шко лах и вербовочных пунктах Сперневицы и Влоцлавск, созданных на терри тории Польши, и обращали особое внимание ГЖУ именно на подобных агентов немецкой разведки24.

Другим направлением контрразведывательной деятельности в губернии становится военная цензура. ГЖУ в 1915-1916 гг. активизирует перлюстрацию корреспонденции. Это дало положительный результат: был изобличен ряд лиц, ранее не заподозренных в шпионаже, при этом использовались материалы де шифровки писем, присланных из штаба отдельного корпуса жандармов. Прав да, случались и курьезы. Так, в письме крестьянина Псковского уезда, отправ ленного к родственнику в Петроградскую губернию, было обнаружено пригла шение к приезду, поскольку автор письма обладает «зажигательной смесью».

65 лет Победы в Великой Отечественной войне При обыске у него был изъят порох в большом количестве и 37 пироксилино вых шашек. ГЖУ тут же возбудило дело по обвинению в военном шпионаже, однако в ходе следствия выяснилось, что псковский крестьянин собрал порох на Остенском пороховом заводе, где тот в изобилии «валялся в цеху», а пирок силиновые шашки из-за брака были выброшены на заводскую свалку. «Зажига тельную смесь» же он хотел использовать для охоты, для чего и пригласил в гости родственника. Дело было прекращено, крестьянин, и руководства завода были наказаны в административном порядке за «недопустимое поведение в го ды войны»25. Проверяло ГЖУ и издание периодической печати, указывая ряду издателей на невозможность отдельных публикаций в военное время, прибегая даже к аресту тиража.

Следует особо отметить усилия ГЖУ и КРО Двинского военного округа, штаба Северного фронта в недопущении посещения губернии, а особенно прифронтовой полосы и воинских формирований общественными деятелями, приезжающими по собственной инициативе, без должных документов и разре шений, т.к. подобные визиты могут «неблагоприятно сказаться на боевом духе солдат действующей армии». Это относится не только к представителям «ле вых партий» и революционного движения, но и к кадетам, октябристам и про чим «благонадежным партиям». КРО округа предписывает ГЖУ требовать от подобных визитеров удостоверения о политической неблагонадежности и спе циального разрешения, подписанного Ставкой, Отдельным корпусом жандар мов, МВД или Главным начальником округа26. Предпринимал КРО и ГЖУ уси лия по поиску и выявлению различных антивоенных прокламаций, листовок, воззваний, в том числе и в армии. Кроме того, КРО обязывает ГЖУ бороться с ложными слухами.

Следующим важным направлением контрразведывательной деятель ности был контроль за ходом эвакуации, грузоперевозок и передвижением беженцев, о чем уже в конце 1914 года КРО сообщает ГЖУ. В 1915 году правительство, штаб округа и фронта были озабочены проблемами, связан ными с передвижением, учетом и фильтрацией беженцев. Многомиллион 65 лет Победы в Великой Отечественной войне ный людской поток, хлынувший из Галиции, Царства Польского и Западно го края во внутренние губернии России, запрудил пути сообщения и до пре дела обострил транспортные затруднения. К октябрю1915 года только под жилье беженцы заняли около 120 тыс. товарных вагонов27. Массы людей двигались беспорядочно и неорганизованно, дорожные пути забивались по возками, что очень мешало армии. В этих условиях в 1915 году Псковская губерния была разделена на несколько участков, за каждый из которых от вечал генерал или штаб – офицер, назначенный для наблюдения за поряд ком при движении беженцев в районах губернии, а также на нем лежала обязанность по выявлению дезертиров и подозрительных лиц согласно Циркуляру КРО штаба Двинского округа. Для этих целей офицеры взаимо действовали с чинами общей полиции и ГЖУ. В конце 1916 года КРО штаба Двинского округа направляет телеграмму ГЖУ о принятии мер к охране железнодорожных путей, грузов и сооружений от «возможных покушений и создания затруднений к правильному и широкому снабжению наших ар мий»28.

После Февраля 1917 года ситуация меняется: было упразднено ГЖУ, рас пущены уездные и городские полиции, народная милиция Временного прави тельства только начинает формироваться как штатная структура. Поэтому дея тельность КРО штаба округа и Северного фронта испытывает серьезные труд ности, но даже в этих условиях продолжается наблюдение за «подозрительны ми немцами, их расспросах, делах и разговорах». Однако данных о каких-либо заметных успехах по раскрытию лиц, ведущих подрывную и разведывательную деятельность в этот период, найти, пока не удалось. Такое положение дел, еще более осложнившееся к осени 1917 года, сохранялось до создания в 1918 г. ор ганов Военного учета и контроля при Полевом штабе РВС Республики Советов, которые должны были вести контрразведку.

Подводя итог всему вышесказанному, следует отметить, что контрраз ведка, в целом, справлялась со своими задачами в годы войны. Работа орга нов, вовлеченных в контрразведывательную деятельность, развивалась по 65 лет Победы в Великой Отечественной войне многим направлениям, обеспечивая необходимые мероприятия по прикры тию военных объектов и личного состава от подрывной деятельности зару бежных спецслужб. Это было достигнуто с помощью активного взаимодей ствия КРО штабов округа и Северного фронта с ГЖУ и чинами общей по лиции.

Относительные успехи, особенно жандармско-полицейских органов губернии, в деле выявления лиц и организаций, занимающихся шпионажем, можно объяснить достаточно сильными и профессиональными кадрами, служившими в ГЖУ, отделениях ЖПУ и Псковском сыскном отделении.

Квалифицированные «розыскники» имели большой оперативный опыт борь бы с уголовной преступностью (К.Р. Ячневский – руководитель сыскного от деления, неоднократно поощрявшийся Министром Внутренних дел за рас крытие «громких» преступлений). И в ГЖУ также был накоплен большой опыт, ведь Псковская губерния ввиду близости к столице и западным рай онам с конца ХIХ века стала местом пребывания многих неблагонадежных лиц – В.И. Ленина, В.А. Оболенского, А. Потресова, Н.Ф. Лопатина, Н.Н. Лохова и других. Сотрудники ГЖУ – ротмистр Н.П. Злобин, полковник К.К. Утгоф и другие активно раскрывали революционные подполья социал демократов и эсеров.

Способствовало удачным действиям жандармско-полицейских структур и наличие у них властно-исполнительных полномочий на ведение оперативно розыскных и агентурных мероприятий, следствия, проведения обысков и аре стов, тогда как КРО подобных полномочий не имели.

Несмотря на явные удачи, следует отметить и сложности в осуществле нии контрразведывательных мероприятий. Если в начале войны обстановка в губернии была относительно спокойной, то с 1915 года резко возрастает поток беженцев, приближается линия фронта и увеличивается, соответственно, чис ленность армейских и тыловых подразделений, возрастает число грузоперево зок, растет число общеуголовных преступлений, происходит смена кадрового состава жандармско-полицейских подразделений, приходят на службу лица 65 лет Победы в Великой Отечественной войне менее профессиональные, а зачастую даже и малограмотные – все это не мог ло не сказаться на качестве проводимых мероприятий. Так, Псковский губер натор в 1915 году, обращаясь к Министру внутренних дел, прямо пишет о не эффективности действий полиции по пресечению незаконного проникновения турецких нелегалов в губернию, по причинам «некоторой некомпетентности в этой области чинов полиции»29. Вызывала сложность у полиции и работа с беженцами, их документами, распределении беженцев в уездах и городах, «по причине их многочисленности». В то же время в ситуации увеличения объема делопроизводства, обязанностей, численность полицейских чинов в 1915-1916 годах осталась прежней, сохранился и размер их жалованья, хотя и губернатор и чины ГЖУ постоянно напоминали МВД, Военному ведомству о необходимости увеличения заработной платы и денег, выделяемых на опера тивные нужды.

Сохранялась и межведомственная разобщенность: чины общей полиции неоднократно отмечали высокомерное отношение к себе со стороны полиции политической, а армейские офицеры «терпели по необходимости» жандарме рию. М.Д. Бонч-Бруевич, начальник штаба Северного фронта, которому непо средственно подчинялась контрразведка, в своих мемуарах писал, что сама постановка этого дела была « порочна в самой своей основе». Это, по мнению генерала, было связано с деятельностью жандармских офицеров, которые от вечали за контрразведку в начале войны. «Никакой связи контрразведки с бое выми операциями и тактическими действиями наших войск с целью прикры тия их от разведки противника жандармские офицеры эти наладить не могли, ибо не знали оперативной и тактической работы штабов и были недостаточно грамотны в военном деле»30. М.Д. Бонч-Бруевич критикует жандармерию за «шпиономанию», необоснованные аресты и гипертрофированное внимание к революционным элементам. Положение дел стало меняться в лучшую сторону после одобрения Верховным Главнокомандующим, «Проекта наставления по организации контрразведки в действующей армии», разработанной и утвер жденной в 1915 году.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Она предусматривала создание во всех армейских штабах контрразве дывательных отделений с офицерами генерального штаба, которые осущест вляли тесную связь с оперативными и контрразведывательными отделениями штабов.

Кроме того, общая полиция в ряде случаев явно неохотно «включалась» в контрразведывательные действия, а иногда и откровенно их «манкировала», ссылаясь на нехватку людей и большую загруженность повседневными делами.

В то же время жандармские чины ставили превыше всего борьбу с революци онными элементами. А военные власти Северного фронта нередко сопротивля лись попыткам жандармерии и полиции задерживать, арестовывать и контро лировать переписку нижних чинов и офицеров, находившихся в госпиталях гу бернии, о чем командующий Северным фронтом Н.В. Рузский гневно пишет начальнику ГЖУ31.

Случались и совершенно парадоксальные случаи разгона всего контрраз ведывательного отдела Штаба Северного фронта, который произвел его «вре менный» главнокомандующий генерал А.Н. Куропаткин (командовал фронтом в феврале-июле 1916г.). М.Д. Бонч-Бруевич вспоминает, что «попав в контрраз ведывательный отдел … он приказал построить в одну шеренгу всех офицеров, прокуроров и следователей отдела, Куропаткин сердито сказал:

- Господа! Должен вам прямо сказать, что вашей работой не доволен не один я, Главнокомандующий фронта. Вы забыли о субординации, зазнались и, по существу, заводите смуту. Ваши неосторожные действия подрывают дове рие не только к верным слугам государя, но и к особам, приближенным ко дво ру». Далее Куропаткин продолжил обвинения, заключив: «Работа контрразвед ки будет коренным образом пересмотрена. Большинство чинов отдела будет отчислено». М.Д. Бонч-Бруевич пишет, что «слова Главнокомандующего фрон том не оказались пустой угрозой, - контрразведка была разогнана и всякая борьба с немецким шпионажем прекращена»32.

Мешало успешной деятельности и некоторая несогласованность в дейст виях КРО, ГЖУ и полиции, отсутствие единого органа управления контрраз 65 лет Победы в Великой Отечественной войне ведкой, о чем пишут и П.Г. Курлов, и Н.С. Батюшин. Так же нужно признать, что негативно на контрразведывательную деятельность сказывались и субъек тивно-политические разногласия среди высшего руководства страной и армией.

Возможно, также следует согласиться и с П.Г. Курловым в отношении того, что КРО нередко брали на себя разнообразные функции, что вело к «распылению»

сил и средств.

Однако и Н.С. Батюшин, объясняя свои действия, весьма аргументирова но писал, что «сама жизнь заставляла все более и более раздвигать рамки поня тия о контрразведке, широко захватывая экономическую жизнь страны». Столь «широкий захват» контрразведка на Северном фронте приобрела в связи с мас штабами территории, входящей в сферу влияния Северного фронта – от Фин ляндии (где приходилось учитывать «центробежные стремления финнов и шве дов») до Беломорья и Прибалтики (где следовало обращать внимание на «на циональные интересы латышей и немцев»). «В день мне приходилось подписы вать… до ста бумаг, которые проходили по контрразведывательному отделе нию… кажется не было министерства, с которым мне не приходилось иметь дела», – вспоминал Н.С. Батюшин 33.

Тем не менее, за первые годы существования отечественной контрразвед ки и особенно за 4 военных года, был накоплен колоссальный опыт, выявлены сложности и проблемы в её организации и деятельности, которые впоследствии были успешно преодолены.

Примечания:

1 См.: Резанов А.С. Немецкое шпионство. М., 1915. Звонарев К.К. Агентурная разведка. В 2-х ч., М., 1931. Бонч-Бруевич М.Д. Вся власть Советам. Воспоминания. М.,1958. Батюшин Н.С. Тайная военная разведка и борьба с ней. М.,2002.

2 См.: Яковлев Н.Н. 1 августа 1914 года. М., 1993. Греков Н.В. Русская контрразведка в 1905-1917гг.: шпиономания и реальные проблемы. М., 2000. Галвазин С.Н. Охранные струк туры Российской империи. М., 2001.Зданович А.А. Отечественная контрразведка. М., 2004.

Хлобустов О. Госбезопасность от Александра I до Путина. М.,2005.

3 20 января 1903 года по предложению Военного министра А. Н. Куропаткина в структу 65 лет Победы в Великой Отечественной войне ре Главного штаба был учрежден особый орган, ведавший розыском иностранных шпионов и изменников, названный «разведочным отделением». См.: Яковлев Л.С. Контрразведка Рос сии накануне и в годы первой мировой войны.// Исторические чтения на Лубянке. М., 1999.

4 См. Мерзляков В.М. Об организации контрразведывательных органов России.// Истори ческие чтения на Лубянке. М., 1998. Яковлев Л.С. Контрразведка России накануне и в годы первой мировой войны.// Исторические чтения на Лубянке. М., 1999.

5 О полномочиях полиции в XIX – начале XX века см.: Седунов А.В. Псковский городо вой. История Псковской городской полиции. Псков. 2004.

6 Николаев П.А. Псковская губерния в начале XX века.// Псковский край в истории Рос сии. Псков, 1996, с.187.

7 Николаев П.А. Указ соч. С. 187.

8 Государственный архив Псковской области (далее – ГАПО). Ф. 262. Оп. 4. Д. 4. Л. 7-9.

9 ГАПО. Ф. 262, оп. 4, д. 26;

Ф. 226, опись № 1, 2, 4.

10 Российский государственный военно-исторический архив (далее - РГВИА). Ф.2000.

оп. 15. д. 274. л. 216.

11 ГАПО. Ф. 123, оп. 1, д. 3, л. 21-21об.

12 Зверев В.О. Противодействие германскому военно-промышленному шпионажу в Санкт-Петербурге накануне первой мировой войны (1910-1914). Автореф. … кандидата ис торических наук. СПб. 2004. С. 18.

13 ГАПО. Ф. 122, оп. 2, д. 6б, л. 6-7.

14 Там же. Ф. 262, оп. 4, д. 6, л. 1.

15 Там же. Л. 11.

16 Там же. Л. 34.

17 Курлов П.Г. Гибель императорской России. М., 1991. С. 181-182.

18 Курлов П.Г. Указ соч. С. 182.

19 Батюшин Н.С. Тайная военная разведка и борьба с ней. М., 2002. С. 19.

20 ГАПО. Ф. 262, оп. 4, д. 16, л. 39-40.

21 Там же. Л. 40.

22 Там же. Л. 20.

23 Там же. Д. 23, л. 11, 55-57.

24 Там же. Д. 7, л.439, 428.

25 ГАПО. Ф. 262, оп.4, д. 17.

26 Там же. Д. 6, л. 76.

27 Лемке М. 250 дней в царской Ставке. Пг., 1920. С. 158.

28 ГАПО. Ф. 262, оп. 4, д. 7, л. 52.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне 29 ГАПО. Ф. 20, оп. 1, д. 3115, л. 44.

30 Бонч-Бруевич М.Д. Вся власть советам. Воспоминания. М.,1958. С. 57-59.

31 ГАПО. Ф. 20, оп. 1, д. 3144, л. 18.

32 Бонч-Бруевич М.Д. Указ. соч. с.101-102.

33 Батюшин Н.С. Указ.соч. С. 133-134.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Реент Ю.А.* УНИФОРМА СОТРУДНИКОВ, СЛУШАТЕЛЕЙ И КУРСАНТОВ Важной принадлежностью представителей любой правоохранитель ной или силовой структуры во все времена была соответствующая форма служеб ной одежды. Ее значение не ограничивалось только удобством исполнения возло женных функциональных обязанностей. Скажем больше, история знает немало случаев, когда она была явно неудобной. Роль униформы шире, она являлась как бы символом того или иного ведомства. И если она была по-настоящему красивой и современной, это поднимало статус не только отдельного подразделения, служ бы, но зачастую и целых государственных институтов. Именно поэтому даже в са мые тяжелые периоды находились средства для модернизации униформы наиболее важных ведомств. Население по одному только виду должно было понимать, что имеет дело с представителями власти, с уполномоченными лицами государства.

Наше учебное заведение, как известно, появилось в статусе одного из уч реждений Советской рабоче-крестьянской милиции. С учетом этого была ут верждена и служебная форма. Она включала в себя достаточно много элемен тов, некоторые из которых представлены ниже.

* Статья подготовлена проф. Ю.А. Реентом с использованием рисунков и фотоматериа лов, взятых из следующих источников: Войска НКВД: Научно-популярное издание для спе циалистов. Riga: Published by TORNADO publication Co., 1999;

Токарь Л.Н. «История рос сийского форменного костюма. Советская милиция 1918-1991 год»;

О военной форме оде жды и знаках различия по воинским званиям // Собр. законодат. РФ. - 1994. - № 5. - Ст.400;

Собр. законодат. РФ. - 1994. - № 31. - Ст. 3254;

http://www.rkka.ru;

http://www.wedomstwa uniforma.narod.ru/forma/formaMVD1957/MVD1957.html и др.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Приказом НКВД РСФСР № 190 от 6.11.1928 г. для милиции и уголовно го розыска была введена новая унифицированная форма одежды. Шинель из сукна черного цвета, двубортная, с потайной застежкой, с двумя боковыми ко сыми карманами, расположенными ниже талии на 3-5 см., карманы прикрыва лись клапанами. Воротник отложной, на него нашивались петлицы крапового цвета с кантами желтого цвета – для милиции, и кантами зеленого цвета – для угрозыска. На груди слева носился нагрудный знак работника милиции.

Приказом ГУМ и УР при СНК РСФСР № 18 от 22.04.1931 г. была введена новая форма одежды для Рабоче-Крестьянской милиции и уголовно го розыска. В качестве обмундирования устанавливалось: Пальто пехотное, покроя «реглан» из темно-серого сукна, однобортное, на пяти металлических пуговицах большого размера с красноармейской звездой, с отложным ворот ником, четырьмя продольными прорезными карманами и одним открытым карманом на обшлаге левого рукава, поясом из сукна такого же цвета с хля стиком, на рукавах и воротнике — окантовка из красного приборного сукна.

(См. фото).

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Униформа предполагает не только не только определенную символику, позволяющую отличать род войск или службы, но и, нередко, принадлежность к конкретному учреждению, примерный должностной статус конкретного лица.

С этой целью Приказом УРКМ при ОГПУ СССР № 42 от 31.03.1934 г. для переменного состава школ старшего и среднего начсостава РКМ устанавлива лось ношение на петлицах следующих отличительных знаков:

1. Для слушателей школ старшего начсостава РКМ – отличительный знак устанавливался из трех букв "ШСМ".

2. Для курсантов школ среднего начсостава РКМ – отличительный знак устанавливался из двух накладных металлических букв золотистого цвета:

а) первая буква – начальная буква наименования города, где расположена школа;

б) вторая буква – литер «Ш» (например: Рязанская школа среднего начсо става – «РШ»).

в) Для слушателей школ старшего начсостава РКМ отличительный знак устанавливался из трех букв «ШСМ».

Лица, занимающие должности комсостава (кроме старших милиционеров в городах), обязаны были носить на петлицах знаки различия, установленного НКВД образца и цвета. Как это выглядело можно судить по представленной 65 лет Победы в Великой Отечественной войне фотографии. Основные элементы обсуждаемого нами обмундирования были введены в 1928 г., но в 1931 г. претерпели изменения и дополнения. Немногим позже курсанты школ милиции обязаны были носить на петлицах нанесенную желтой краской шифровку следующего содержания: цифры, обозначающие но мер школы и буквы. Для нашего учебного заведения, сменившего в 1937 г. свое название, на петлицах распо лагался следующий текст: «18 Шк. НКВД». Лица на чальствующего состава имели право ношения взамен гимнастерки френча из темного сукна, открытого и за крытого для высшего и старшего состава, и закрытого – для среднего начсостава, с обязательным соблюдением всех правил, указанных для ношения.

Следует особо отметить, что форма обмундирования уголовного розы ска по-прежнему несколько отличалась от формы милиции. Структурно близкими к ним были военнослужащие внутренних и конвойных войск НКВД, имевшие униформу армейского образца. Представители названных структур также нередко становились слушателями Рязанской школы мили 65 лет Победы в Великой Отечественной войне ции. Образцы обмундирования названных ведомств изображены ниже. (См.

цветной вкладыш: рис 1 и 2).

Пусть тесно связанную с милицией, но все же самостоятельную и очень специфическую структуру НКВД представляло собой Главное управление лаге рей и трудовых поселений. Собственных специальных учебных заведение оно долгое время не имело, поэтому первичное обучение и переподготовку его со трудников в значительной степени возложили на школы милиции. Согласно при казу ОГПУ № 360 от 23.09.1930 г., центральный аппарат ГУЛАГ носил форму ор ганов ОГПУ, а начсостав и стрелки охраны – обмундирование внутренних войск.

Знаки различия в войсках и органах НКВД, отображали не военное или специаль ное звание, а должность сотрудника. (См. цветной вкладыш: рис 3).

В 1935-37 гг. было произведено уточнение элементов униформы для ГУ ЛАГа. Начальствующему составу ГУГБ НКВД разрешалось носить темно синюю приталенную однобортную тужурку из шерстяной ткани с кантом цвета золота или серебра (соответственно званию) на воротнике и обшлагах рукавов.

К тужурке полагалась светло-синяя или белая рубашка, темно-синий или чер ный галстук (соответственно) и темно-синие брюки навыпуск с малиновым кантом. Запрещалось носить форменную рубаху, если надевались брюки навы пуск, или бриджи, если надевалась тужурка. (См. фото).

Старший лейтенант Сержант государственной госбезопасности безопасности 65 лет Победы в Великой Отечественной войне Звания в НКВД были выше по значимости, чем их эквиваленты в Рабоче крестьянской Красной армии (РККА). Так, например, звание старшего лейте нанта госбезопасности (ГБ) соответствовало званию майора в РККА, звание майора милиции соответствовало званию подполковника в РККА. Такое поло жение продолжалось до 1943 года, когда звания ГБ и РККА были приравнены.

Таким образом, старшему лейтенанту ГБ 1942 года в 1943 году автоматически присваивали звание майора. Что же касается униформы, то она становится идентичной армейской, за исключением цвета погон и фуражек. (См. рис.).

(1941 – 1943 гг.) (1943 – 1945 гг.) 1. Младший сержант войск НКВД 1. Красноармеец (стрелок) 13-го полка конвойных войск НКВД 2. Старший лейтенант внутренней службы 2. Майор конвойных войск НКВД 3. Сержант пограничных войск НКВД 3. Рядовой-стрелок конвойных войск НКВД В первых числах февраля 1943 года, в период начавшегося коренного пе релома в ходе Великой Отечественной войны, Народный комиссариат внутрен них дел возбудил ходатайство перед Президиумом Верховного Совета СССР о введении взамен существующих новых знаков различия – погоны для личного состава НКВД, в том числе и милиции.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Курсант милиции Курсант - старший милиционер. Курсант – младший сержант милиции Курсант - сержант милиции Курсант - старший Курсант – старшина сержант милиции милиции Младший лейтенант, лейтенант, старший лейтенант и капитан милиции Петлицы к шинелям изготавливались из сукна. Поле петлицы – бирюзо вого цвета, окантовка для высшего начсостава – серебристая, для старшего и среднего состава – темно-синяя, для младшего начсостава и милиционеров – малиновая. На петлицах в верхнем конце помещались пуговицы: для высшего начсостава – с гербом, золоченые;

для старшего и среднего – с изображением серпа и молота, золоченые;

для младшего начсостава и милиционеров – с изо бражением серпа и молота, серебристые.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Как уже отмечалось, с сентября 1954 года Рязанская школа милиции МВД СССР постепенно прекращает свою деятельность, а на ее базе создается Рязанская школа переподготовки начальствующего состава МВД СССР. С это го момента основным заказчиком подготовки кадров в нашем учебном заведе нии становится исправительно-трудовая система. По своей организационной сути и форме одежды она отнесена применительно к внутренним войскам.

Приказом МВД СССР № 415 от 15 сентября 1957 г. «О введении в дейст вие Правил ношения военной формы одежды сержантами, солдатами, курсан тами, воспитанниками и младшим начальствующим и рядовым составом войск и учреждений внутренних дел СССР» введена новая униформа. Некоторые ее образцы приведены ниже.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Годом ранее изменилась и форма одежды старшего начальствующего со става МВД СССР (см. рисунок). Впрочем, в неизменном виде она продержалась недолго. Приказом МВД СССР № 390 от 18 мая 1959 г. на военнослужащих войск и конвойной охраны, а также начальствующего и рядового состава орга нов МВД, коему присвоена военная форма одежды, распространены Правила ношения военной формы одежды военнослужащими Советской Армии и Воен но-Морского флота (на мирное время), утвержденные приказом МО СССР № 70 от 29.03.1958 г.

В 60-е годы прошлого века униформа всех родов войск и органов внутренних дел заметно модифицировалась. В связи с очередными изменения ми в форме одежды был издан новый Приказ МВД СССР № 351 от 20 октября 1970 г. «О распространении на военнослужащих внутренних войск, военно учебных заведений, начальствующий и рядовой состав органов МВД ( кроме милиции) Правил ношения военной формы одежды военнослужащими Совет ской Армии и Военно-Морского Флота».

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Для учреждений УИС, как и для армейских подразделений, повседневные китель и брюки стали единого цвета «хаки». Для офицеров ввели парадную форму одежды цвета «морской волны», появилась повседневная форма одежды вне строя, предполагавшая ношение ботинок. Именно такое обмундирование было рекомендовано ввести для курсантов, слушателей и офицеров открытой в 1970 г. Рязанской высшей школы МВД СССР. На представленных на цветном вкладыше на развороте рисунках можно видеть, как они выглядели вплоть до новой реформы обмундирования в конце 80-х – начале 90-х годов. (См. цвет ной вкладыш на развороте: рис 4).

В конце 80-х годов Правительством СССР принимается решение о пре образовании униформы всех силовых структур. Приказом Министра обороны № 250 от 4 марта 1988 г. вводят в действие Правила ношения военной формы одежды военнослужащими Советской Армии и Военно-Морского Флота, кото рые были распространены и на ГУИТУ МВД СССР.

В последующем новые ее образцы напоминали обмундирование, приня тое в армиях ряда стран НАТО. Прежде разноцветные погоны и тульи фуражек приобрели, как и вся повседневная форма, одинаковый цвет «олива». О при надлежности к той или иной службе, ведомству информировали нашивные шевроны с эмблемами, расположенными на верхней части рукавов. Парадные китель и шинель для начальствующего состава упразднялись. Зато появились 65 лет Победы в Великой Отечественной войне зимнее пальто, демисезонное полупальто, плащ. Рабочая и полевая формы оде жды заменялись удобным зеленым «камуфляжем».

Во исполнение Указа Президента России от 08.05.2005 г. № 531 «О воен ной форме одежды, знаках различия военнослужащих и ведомственных знаках отличия» было принято решение о разработке ряду ведомств, в том числе и уголовно-исполнительной системе, нового комплекта обмундирования, не идентичного военному. 22.12.2006 г. было подписано постановление Прави тельства РФ № 789, утвердившее новую униформу персонала ФСИН. Осенью 2007 г. первокурсники нашей Академии впервые в системе были переодеты в такую униформу (см. на фото ниже). Весной 2008 г. «серо-синие» кителя одели курсанты 3 курса, однако зимний форменный комплект окончательно передан к производству только в 2009 г.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне С.А. Кутякин «ВОРЫ В ЗАКОНЕ»: НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ И СОВРЕМЕННОГО СОСТОЯНИЯ ФЕНОМЕНА Опыт исторического исследования говорит нам о том, что наиболее многочисленную и устойчивую часть профессиональной среды России состав ляют «воры» (воры в законе»)1. Они являются традиционными лидерами и об ладают непререкаемым авторитетом среди профессиональных преступников.

«Воры» представляют собой особую категорию профессиональных преступни ков, объединенную в отдельное, имеющее собственную псевдонормативную базу сообщество. Они являются топ-менеджерами криминального мира, в том числе в местах лишения свободы.

В уголовном и исправительно-трудовом законодательстве РСФСР уже в 20-е годы ХХ века предусматривался ряд специально-предупредительных мер по нейтрализации их влияния на других осужденных. Прежде всего, для опре деления меры наказания и вида ИТУ принималось во внимание «совершено ли преступление рецидивистом, бандитом, или совершено впервые вследствие случайного стечения обстоятельств»2. Именно в этот период в местах лишения свободы «воры» начинают создавать группировки единомышленников, кото рые активно проповедуют идеологию, оправдывающую преступный образ жиз ни. Эта идеология радикально отличается от государственной и открыто проти КУТЯКИН Сергей Алексеевич – доцент кафедры административного и финансового права Академии ФСИН России, кандидат юридических наук, доцент, полковник внутренней службы.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне воречит ей. Антагонизм идеологий приводит к тому, что государство фактиче ски уравнивает «воров» с политическими заключенными начиная применять к ним массовые расстрелы. Необходимо отметить, что систематические репрес сии против собственного населения и, в первую очередь, против идейно чуж дых ей политзаключенных и уголовников-рецидивистов («воров») в 20-40 годы XX века являлись неотъемлемой чертой советской власти. Так, например, в 30-е годы прошлого столетия из Москвы в тюрьмы и лагеря ГУЛАГа направлялись специальные расстрельные комиссии НКВД, которые выявляли по личным де лам отдельные категории еще уцелевших политзаключенных, а так же злостных нарушителей дисциплины и отказчиков от работы уголовников-рецидивистов, каковыми и являлись «воры». Все они расстреливались без суда, по заключе нию комиссии. Число жертв расценивается в 100-200 тысяч человек. Особенно много таких расстрелов происходило в Ухтпечлаге (поселках Чибью, Княж Погост и др.)3. В первые годы советской власти «воры», как и другие заклю ченные, столкнулись со спецификой лагерной жизни. По декрету «О красном терроре» от 5 сентября 1918 года Совнарком обязывает ВЧК обезопасить Со ветскую республику от классовых врагов путем изолирования их в концентра ционных лагерях. В 1930 году концентрационные лагеря были ликвидированы путем переименования их в исправительно-трудовые, без каких-либо измене ний режима содержания.

Условия содержания в исправительно-трудовых лагерях были таковы, что позволяли «ворам» не только собирать сходки в пределах лагеря, но и прово дить общие собрания «воров» в рамках управления, на которых присутствовали представители от всех лагерей. Как правило, для этого использовались офици альные мероприятия с участием заключенных (съезды ударников труда, обу чающие курсы и т.д.) проводимые в масштабах управления исправительно трудовых лагерей. На таких съездах «ворами» обсуждались текущие вопросы, вырабатывались правила поведения в условиях изменяющихся общественных отношений и действий администрации, определялась политическая стратегия «воровской» общины. «Воровское» сообщество обязывало своих членов прила Работа Военно-патриотического клуба «Поиск»

при Академии ФСИН России Поисковые работы ведутся не столько лопатой, сколько миноискателем.

Извлечение останков самолета, разбившегося в годы Великой Отечественной войны.

Приложение к статье УНИФОРМА СОТРУДНИКОВ, СЛУШАТЕЛЕЙ И КУРСАНТОВ Рис 1. (1936 – 1937 гг.) Рис. 2. (1938 – 1941 гг.) 1. Лейтенант госбезопасности НКВД 1. Красноармеец войск внутренней охраны НКВД 2. Лейтенант внутренних войск НКВД 2. Лейтенант внутренних войск НКВД 3. Красноармеец конвойной стражи НКВД 4. Дивизионный комиссар НКВД 3. Старший политрук внутренних войск НКВД Рис. 3. Надзиратели из числа рядового и младшего начальствующего состава Форма среднего и старшего оперативно-административного состава ГУЛАГа.

Рис 4. Обмундирование офицеров, курсантов и слушателей Рязанской высшей школы МВД СССР в 70-е годы прошлого века.

Приложение к проекту «Страницы памяти:

Моя семья в годы Великой Отечественной войны»

Боевые награды родственников – частица общей памяти о победе всего народа в Великой Отечественной войне.

Для курсантов и слушателей Академии ФСИН России их дедушки и прадедушки, воевавшие за свободу нашей Родины, в равной степени герои:

будь то старший сержант Г.М. Макаров, полковник В.А. Дроздов или Герой Советского Союза генерал-лейтенант М.Ф. Терехин… Но трижды слава и вечная память тем, кто так и не дожил до Победы, приблизив ее ценой своей жизни!

65 лет Победы в Великой Отечественной войне гать все силы для установления в лагерях порядков, выгодных «ворам». Если в лагере приходили к власти иные, не «воровские» группировки осужденных, «воры» этого лагеря отвечали за фактическую утрату власти перед «воровской»

сходкой. Необходимо сказать, что 30-е годы XX века ознаменованы периодом «расцвета воровской общины» именно в исправительно-трудовых лагерях. В это же время в тюремно-лагерной лексике появляется слово «блатной», которое является синонимом слова «вор». «Блатной признает один лишь воровской за кон и отвергает все прочие законы. Он презирает всех не блатных, в том числе и уголовников. Все они рассматриваются как дичь, на которую у блатного не ограниченное право охотиться. По старой традиции, однако, блатной не напа дает на одинокую женщину с ребенком или, находясь в заключении, не отнимет пайку (но только пайку) у другого заключенного, пусть даже фраера»4.

В ответ на активизацию «воровского» сообщества администрация ис правительно-трудовых лагерей начинает принимать собственные меры по борьбе с этим явлением. Как пишет М.Г. Детков: «…приказом по управлению Дмитлага ОГПУ от 20 мая 1933 года за № 133 в системе лагерных подразделе ний управления было создано новое, не предусмотренное законом, подразде ление – отдельный лагпункт усиленного режима для содержания отрицатель ного и разложившегося элемента из числа заключенных.»5. В этот же период, 8 августа 1936 года ЦИК и СНК СССР приняли постановление о дополнении статей 13 и 18 Основных начал уголовного законодательства СССР и союзных республик, которым устанавливалось лишение свободы в виде тюремного за ключения. Этим документом органам НКВД было предоставлено право в дис циплинарном порядке переводить в тюрьму лиц, отбывающих наказание в ис правительно-трудовых колониях и систематически нарушающих внутренний распорядок. Переводу из исправительно-трудовых лагерей в тюрьму подлежа ли лица, ведущие активную контрреволюционную деятельность и получившие за это дополнительный срок наказания с отбыванием его в исправительно трудовом лагере, а также злостные неисправимые нарушители, дезоргани зующие жизнь лагеря6.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Описываемый нами период характерен так же и тем, что вследствие тя желых условий отбывания наказания и целенаправленных репрессий многие «воры» не выдерживали испытаний выпавших на их долю и изменяли «воров скому» закону, то есть «ссучивались»7. «Суки» по «воровскому» закону подле жали истреблению, что и осуществлялось на практике8. Однако вследствие мас совости этого явления стали появляться зоны и даже целые управления, где среди уголовников властвовали «суки», которые в свою очередь начали истреб лять «воров». Великая Отечественная война пополнила численность «сук»

бывшими «ворами», призванными из лагерей на фронт. «Воры» – фронтовики объявлялись «суками». Согласно «воровских» понятий они нарушили «воров ской» закон, встав на службу государству. Однако «воровское» сообщество су мело справиться и с этим явлением, правда, не без помощи других, не принад лежащих к категории «блатных» уголовников. В войне с «суками» на сторону «воров» стали «фраера». С этого момента «фраера», поддержавшие «воров» в войне с «суками», стали их ближайшими помощниками и продвинулись вверх по иерархической лестнице преступного мира. Необходимо особо отметить тот факт, что в период после победы над «суками» власть «воров» в местах лише ния свободы достигает своего апогея.

Немаловажной особенностью развития исследуемого феномена в конце 40-х годов ХХ века является то, что «воровской» закон окончательно перестает быть «внутренним» законом «воровской» общины. Нормы этого закона теперь распространяются на всех осужденных и носят императивный характер. Имен но в этот период, как пишет В.М. Анисимков: «Увеличение числа «авторите тов» в местах заключения привело к тому, что «общие кассы» перестали справ ляться со своими функциями. Вследствие чего «воры» резко повысили размер взимаемой с заключенных «дани» с 1/3 до 2/3 заработка»9. Этот закон больше всего ударил по основной массе тюремно-лагерного населения, которую со ставляли так называемые «мужики»10. В этой связи в некоторых исправитель но-трудовых лагерях произошли открытые выступления «мужиков» против «воров». Отдельные группировки «мужиков» встали на путь активного проти 65 лет Победы в Великой Отечественной войне водействия «ворам» и их законам. В лагерях начались массовые беспорядки, поджоги. Начальники многих лагерных пунктов стали обращаться в высшие инстанции с просьбой прислать им специальные группы наиболее авторитет ных «воров» для наведения порядка. Этот факт необходимо особо отметить.

Казалось бы, простой и эффективный способ утихомирить «зону» используя властный ресурс «воров», таил в себе не мало опасностей. Во-первых, админи страция отдавала власть в «зоне» на откуп «ворам». Во-вторых, авторитет «во ров» и их законов, после этого, неизмеримо вырастал. В-третьих, это, казалось бы, взаимовыгодное сотрудничество со временем неизбежно приводило к тому, что «воры» из объекта управления превращались в его субъект и уже сами на чинали диктовать свои условия отбывания наказания.

В целях стабилизации оперативной обстановки и искоренения «воров», их законов и традиций, наиболее активных из них стали переводить на тюрем ный режим в Тобольскую, Вологодскую, Новочеркасскую и Златоустовскую тюрьмы. Кроме того, началась активная изоляция «воров» в специальные лаге ря строгого режима, штрафные подразделения, помещения камерного типа и т.п. Власть всеми силами стремилась разобщить и ликвидировать в исправи тельно-трудовых лагерях «воровские» общины. В середине 50-х начале 60-х го дов XX века антагонизм между «ворами» и администрацией лагерей, в резуль тате борьбы за власть, достиг своей наивысшей точки, и государство законода тельно ввело смертную казнь за «проявления бандитизма среди заключенных в исправительно-трудовых лагерях»11.

Жестокие репрессии помогали сдерживать и даже значительно уменьшать количественный состав «воровской» общины. Однако мерами карательного воздействия было невозможно победить ее идеологическую, моральную и нравственную природу. Тем не менее, государство, в своей борьбе с «ворами» и их законами, продолжало делать ставку на силовые методы, вплоть до физиче ского уничтожения наиболее социально-опасных лидеров преступного мира.

Администрация исправительно-трудовых лагерей, зачастую, методами физиче ского насилия, а иногда и при помощи сотрудничающих с ней осужденных за 65 лет Победы в Великой Отечественной войне ставляла «воров» совершать поступки, несовместимые с их законами. Напри мер, работать на производстве, вскапывать запретную зону, подметать пол в общежитии, письменно отрекаться от «воровской» жизни. Фотографии рабо тающих «воров» и их письма-отречения опубликовывались в местной и цен тральной прессе. Таких «воров» называли «отошедшими» от «воровского» за кона. Иногда, с целью развенчания «воров», применялись и более варварские методы, когда по указанию администрации, сотрудничающие с ней осужден ные, совершали над ними насильственные акты мужеложства. После этого та ких «воров» называли «один на льдине». Остальные «воры» понимали, что с их товарищем поступили жестоко, несправедливо и, что он не виновен в том, что случилось. Однако в «воровскую» общину ему больше доступа не было.

Применяя противозаконные, а иногда и просто преступные методы «раз венчания воров», администрация проигрывала «ворам» идеологически, причем, остальное «воровское» сообщество извлекало из этого не малую пользу. Ведь в глазах других они страдали за «идею», против беспредела, вызывая этим сим патию основной массы осужденных. Тем не менее, определенные результаты политика физического подавления «воровской» общины приносила. Именно в этот период в стране фактически было покончено с преступной организацией «воров в законе». «Нет, не «перевоспитание» стало ломать хребет блатному миру («перевоспитание» только помогало им поскорей вернуться к новым гра бежам), а когда в 50-х годах, махнув рукой на классовую теорию и социальную близость, Сталин велел совать блатных в изоляторы, в одиночные отсидочные камеры и даже строить для них новые тюрьмы (крытки – назвали их воры). В этих крытках или закрытках воры быстро никли, хирели и доходили. Потому что паразит не может жить в одиночестве. Он должен жить на ком-нибудь, об виваясь»12. С целью самосохранения многие из «воров» просто перестали себя афишировать и перед администрацией, и перед другими осужденными как та ковые. Несмотря на это, ядро «воровской» общины сохранилось и ушло в «под полье», а «воровская идея» продолжала жить и приносить свои плоды в пре ступной среде.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Период относительного затишья деятельности воровских группировок в исправительно-трудовых учреждениях продолжался до середины 80-х годов XX века. Как пишет В.Е. Эминов: «На практике же в начале 1980-х годов (в МВД, КГБ, Прокуратуре СССР) обратили внимание на тревожные симптомы в природе групповой преступности: проявления преступного профессионализ ма, возрождение «воров в законе» со всеми атрибутами этого сообщества, связь «уголовного мира» с деятелями теневой экономики и политическими деятеля ми, формирование «национальных» преступных объединений с жесткой дисци плиной, отточенной конспирацией и широкими территориальным диапазоном преступной деятельности»13. Постепенная либерализация уголовной политики доживающего последние годы Советского государства, наметившееся падение общественных нравов, привели к усилению активности «воров» в местах лише ния свободы. «К началу 80-х годов в местах лишения свободы в среде осуж денных происходит активное возрождение и распространение субкультурных «воровских» традиций и обычаев»14.

Ю.М. Антонян и другие исследователи уголовно-исполнительной системы и лидеров уголовно-преступной среды в местах лишения свободы отмечают, что в этот период: «В ряде ИТУ недостаточно компетентные и согласованные дейст вия сотрудников приводят к созданию условий для функционирования в ИТК названных лидеров и возглавляемых ими группировок с ярко выраженной анти общественной направленностью»15. Их повышенная опасность выражается: в конспирируемом, а в ряде случаев и открытом противодействии администрации мест лишения свободы в проводимых ею режимных и воспитательных меро приятиях;

насаждении идеологии и норм поведения преступной среды;

враждеб ном, конфликтном отношении к положительной части осужденных, в стремле нии подчинить своему влиянию основную массу преступников;

вовлечении в противоправную деятельность осужденных молодежного возраста;

совершении связанных с этим преступлений и правонарушений;

стремлении улучшить для себя условия отбывания наказания за счет притеснений, поборов, присвоения ре зультатов чужого труда, получения запрещенных предметов и веществ.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне Учитывая создавшуюся обстановку в исправительно-трудовых учрежде ниях, 13 сентября 1983 года законодатель дополнил УК РСФСР статьей «Злостное неповиновение законным требованиям администрации исправитель но-трудовых учреждений». Привлечение к уголовной ответственности по дан ной статье было связано с предварительным привлечением виновного в течение года к дисциплинарной ответственности в виде перевода в помещение камерно го типа, одиночную камеру. Данные изменения в уголовном законодательстве увеличивали карательный потенциал в исправительном воздействии и тем са мым еще более озлобляли осужденных против администрации исправительных учреждений. Процесс демократизации общества, новая экономическая политика конца 80-х начала 90-х годов XX века отразились и на содержании «воровских» зако нов. В этот период лидеры сообщества, приняли решение об участии в коммер ческой деятельности, приватизации собственности, рациональном использова нии средств «общака», организации коммерческих банков и финансовых групп.

«Экономическая организованная преступность стимулировала уголовную, ко гда «воры в законе» стали «трясти» «цеховиков», а в ряде случаев консолиди роваться с ними»17. Окончательно узаконивается прием в сообщество лиц, по своим формальным критериям, не соответствующих званию «вора», однако могущих принести сообществу материальную либо иную выгоду. Подобное ха рактерно для республик Закавказья и Средней Азии. Здесь впервые становятся известными случаи приобретения титула «вора» за деньги. Присваивая высший «воровской» титул «воры» руководствуются соображениями «полезности» для уголовной среды, преследуя лишь корыстные цели, не принимая во внимание традиционные установки18. Вместе с тем главный критерий – преданность «во ровскому» сообществу, остается обязательным.


Сообщество «воров» все более тесно смыкается с организованной пре ступностью в сфере экономики. Экономика очень тесно связана с политикой.

Интересы «воровских» общин начинают лоббироваться коррумпированными депутатами и чиновниками на всех уровнях законодательной и исполнительной 65 лет Победы в Великой Отечественной войне власти. «Воры в законе», «цеховики» и продажная бюрократия нашли друг дру га в организованной преступности»19. Новый «воровской» закон разрешает ус танавливать контакты с сотрудниками правоохранительных органов. В пре ступной среде «ворами» выдвигается лозунг: «На подкуп работников правоох ранительных органов денег не жалеть»20. В этих целях все чаще начинают ис пользоваться средства «общака». «Воровские» директивы («постановочные письма»21) рассылаются тюремной почтой в качестве программы действий всех осужденных, поддерживающих политику «воров».

Огромное влияние на развитие исследуемого феномена оказали полити ческие, экономические и социальные преобразования, произошедшие в нашем государстве в результате распада СССР. Именно в этот период в стране наблю дается активизация правозащитного движения. Зачастую его инициаторами и основными спонсорами выступают «воры» и их активные сторонники. Под ви дом защиты прав осужденных и заключенных под стражу, правозащитное дви жение имеет своей целью развал уголовно-исполнительной системы России и дискредитацию ее сотрудников. Политический хаос приводит к экономической разрухе. Следствием этого является небывалый «криминальный взрыв» в обще стве. «Воры» чутко реагируют на складывающуюся в стране ситуацию и извле кают из нее немалую выгоду. Вот цитата из личной переписки «воров» того пе риода: «…Ситуация сегодня в наших руках … или мы сломаем эту зону, или пусть ее вообще не существует в воровском списке. Помните, что было сказано в Тобольской тюрьме, нужно пользоваться ситуацией в стране, им сейчас не до нас, другие проблемы. В Союзе кризис. На таких, как мы, делают ставку люди, что в оппозиции правительству. Они тоже в высшем аппарате»22.

В советские времена «ворами» были заложены основы и традиции руко водства и управления в преступном мире и, в первую очередь, в местах лише ния свободы. «Воры» стали крайне влиятельными фигурами в советской пре ступной среде. Сам факт их пребывания в местах лишения свободы, возведен ный в культ, давал им рычаги поддержания собственного авторитета, как на свободе, так и в местах заключения. «Воры» разрешали споры и направляли 65 лет Победы в Великой Отечественной войне деятельность подпольного мира, обеспечивая управление и порядок в среде, ко торую большинство людей считает неуправляемой. Нет ничего удивительного в том, что накопленный ими опыт и традиции криминального менеджмента был принесен в деятельность новой экономической и политической систем. «Очень многие бизнесмены Москвы и Московской области не видели для себя другого спасителя, кроме «вора в законе» Савоськи. Он правил суд скорый и справедливый»24.

Характеризуя современное состояние деятельности «воров» в уголовно исполнительной системе России, следует отметить не только все возрастающую их активность, но и стремление к созданию в местах лишения свободы органи зованных структур неформальной власти. В первую очередь сюда следует отне сти созданный и управляемый «ворами» институт «смотрящих»25. Как пишет В.М. Анисимков: «Носители пенитенциарной субкультуры и традиционные ав торитеты преступного мира стали делегировать свои «права» осужденным, проверенным в криминальной среде, – «смотрящим» для осуществления суб культурных функций в исправительных колониях строгого, усиленного и обще го видов режима»26.

Система «смотрящих» за исправительными учреждениями и следствен ными изоляторами зародилась в Краснодарском крае в середине 80-х годов ХХ века и оказалась очень эффективной управленческой структурой. Она практи чески парализовала деятельность низовой администрации из числа осужден ных, назначаемых руководством колонии. Достаточно отметить, что бригада, несмотря на указания мастера и бригадира, не приступала к работе до тех пор, пока команду не продублирует «смотрящий». В обязанности «смотрящих» так же входит выявление осужденных, оказывающих негласное содействие адми нистрации. У каждого «смотрящего» имеется целый штат помощников из числа лиц придерживающихся «воровских» законов.

Необходимо отметить, что, являясь частью современного общества, а скорее, его параллельной реальностью, сообщество «воров» в своем развитии очень быстро приспосабливается к любым изменениям, происходящим в обще 65 лет Победы в Великой Отечественной войне ственной и экономической жизни государства. В этой связи, «воровской» закон, как впрочем, и нормы позитивного права, требует постоянного обновления, до полнения и корректировки с целью адекватного воздействия на динамично раз вивающуюся многокрасочную палитру общественных отношений, в том числе, и в преступной среде. «Следует подчеркнуть, пишет М.Г.Детков, что содержа ние «закона воровского мира» постоянно приспосабливается к той обществен но-политической и социально-экономической обстановке которая складывается в тот или иной период исторического развития государства и общества, а также к условиям функционирования мест лишения свободы»27. Ярким подтвержде нием этому служит тот факт, что до 70-х годов ХХ века «воровская» идеология не предполагала извлечения экономической выгоды из денег и имущества, по лученных преступным путем. Скорее наоборот – часть украденного полагалось отдать «на общак», а остальное с шиком пропить и прогулять, не забыв при этом угостить «с удачи» своих «корешков». «Грабь богатых, но при этом не становись богатым сам» – вот одна из посылок «воровской» идеологии того пе риода.

У «воров» существовал моральный запрет на личное обогащение за счет украденного. И уж тем более, не допустимо было заниматься бизнесом, делать деньги из денег, иначе говоря «барыжничать»28. Однако, пройдя множество зон, «крытых»29, этапов, БУРов30, карцеров и изоляторов, испытав немало лишений и пережив испытание голодом, «воры» не предполагали, что придет другое время и уже в условиях свободы им придется пережить новое, разлагающее их «воровской дух» испытание сытостью и достатком, роскошью и комфортом.

Многие этого испытания выдержать не смогли. Мир беспринципного чистогана победил и в этой среде. Жажда наживы и желание жить «красиво» пересилили старую «воровскую» мораль еще раз доказав гибкость и высокую степень при спосабливаемости «воровских» законов к постоянно изменяющимся общест венным отношениям.

По данным оперативно-розыскной деятельности уже в первые годы ре форм (1988-1990гг.) 20 % «воров» и других «авторитетов» преступного мира 65 лет Победы в Великой Отечественной войне вложили имеющиеся у них денежные средства в кооперативные структуры.

Экспортно-импортные операции, легальная предпринимательская деятельность служат для них удобным прикрытием для совершения крупномасштабных ма хинаций с присвоением неконтролируемой прибыли, большая часть которой оседает на счетах в иностранных банках, способствует «отмыванию» преступно нажитых капиталов31. «Воры» ясно осознали тот факт, что находиться на вер шине власти современного криминального сообщества, можно лишь располагая определенными финансовыми ресурсами. С этого момента занятие преступным бизнесом и легализация полученных от него средств становятся основным на правлением деятельности «воровского» сообщества России, в том числе и в местах лишения свободы. Следует сказать, что некоторые, наиболее ортодок сальные «воры» попытались воспротивиться отступлению от одного из осново полагающих принципов «воровского права». «Процесс «капитализации» пре ступного мира встретил сопротивление приверженцев старых воровских тради ций»32. Однако это не оказало существенного влияния на общую тенденцию постепенного вхождения «воровского» сообщества в структуру криминального бизнеса и занятия в нем лидирующих позиций.

В настоящее время «воры» стремятся активизировать свое влияние на ор ганы власти, в том числе правоохранительные органы и, в первую очередь, уч реждения ФСИН России. В основном это обусловлено тем, что «воры» продол жают рассматривать места лишения свободы как свою законную территорию, где они являются полноправными неформальными хозяевами. Они направляют свои усилия на консолидацию противоправной деятельности лиц, заключенных под стражу и осужденных, установление контроля над тюремной общиной, что в значительной степени обусловливает активизацию противодействия админи страции мест лишения свободы.

Так, например, под руководством «вора» В.И. Митина (уголовная кличка Мотыль) был предпринят ряд мер по развитию «воровских» традиций и возрас танию роли «смотрящих» в местах лишения свободы Рязанской области. В на чале февраля 2005 г. пресечена попытка ряда осужденных отрицательной на 65 лет Победы в Великой Отечественной войне правленности дестабилизировать обстановку в ИК-1 УФСИН России по Рязан ской области, оказать давление на администрацию путем угроз, членовреди тельства с целью противодействия законным интересам по соблюдению режи ма отбывания наказания. В ходе проведения оперативно-розыскных мероприя тий была задокументирована руководящая роль В.И. Митина в координации противоправных действий осужденных, привлечении средств массовой инфор мации, тенденциозно освещавших события, организации привлечения осуж денных к написанию жалоб и заявлений. Легализация результатов оперативно розыскной деятельности способствовала предъявлению В.И. Митину обвине ния в дезорганизации деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества (ч.3 ст. 321 УК РФ).


Современные «воры» и возглавляемые ими сообщества распространяют свое влияние на все сферы жизни общества и государства. Вступая в преступ ный сговор с коррумпированными чиновниками, они принимают участие в рас пределении и перераспределении собственности, регулировании финансовых потоков. «Воры» не только «курируют», но и принимают активное участие в развитии теневой экономики. Отдельные авторы определяют ежегодный доход преступных сообществ в 100 млрд. руб. А удельный вес теневой экономики в 40% совокупного национального дохода. А ведь эти данные опубликованы в 2003 году;

и это то, что милицейская наука сумела подсчитать33. А сколько не сумела и какого сегодняшнее состояние дел теневой экономики остается только предполагать. Несомненным представляется одно: тот, кто «управляет» 40 % экономики страны получает реальную возможность управлять нашим государ ством. И если «светлой» частью экономики занимаются все кому не лень, то «теневую» экономику контролируют куда более жестко, чем легальную.

Ситуация, когда значительная часть экономики существует в тени, обу словливает нахождение в этой теневой зоне соответствующей доли политики и власти. «Таким образом, дальнейшая тенизация экономики приводит к форме теневого псевдогосударства, являющегося образованием макроэкономического уровня государственного типа, в котором происходит тенизация государствен 65 лет Победы в Великой Отечественной войне ных услуг, охватывающих принятие административно-хозяйственных решений;

распределение государственных должностей, привелегий и льгот;

государст венную псевдозащиту прав и свобод и др.»34. Теневое псевдогосударство объ ективно заинтересовано в существовании структур позволяющих управлять и контролировать преступность. Такой структурой является «воровское» сообще ство России.

Другим важнейшим фактором, обусловливающим саму возможность су ществования «воров» со всей их морально-правовой и организационно управленческой атрибутикой является достаточно высокий уровень коррумпи рованности государственного бюрократического аппарата, в том числе и в ис правительных учреждениях. Так, например, мониторинг общественного мнения о деятельности уголовно-исполнительной системы показал, что на вопрос: «Ка кие отрицательные явления в исправительных учреждениях вызывают у Вас беспокойство?» в 1993 году – 16,5 %;

в 2001 году – 13,0 %;

в 2007 году – 19,5 % сотрудников УИС ответили: «факты коррупции среди сотрудников УИС»35. И это только мнение самих сотрудников. К сожалению, данный вопрос, по неиз вестным нам причинам, не был поставлен ни перед осужденными, ни перед их родственниками. Хотя уже заранее очевидно, что эти цифры были бы значи тельно выше. Да это и не удивительно, если учитывать, что по данным между народной неправительственной организации по борьбе с коррупцией Transpar ency international Россия в 2009 году заняла 146 место в рейтинге 180 стран. Ее индекс составил 2,1 балла. Это на 0,2 балла меньше чем в прошлом году, когда страна заняла 143 место.

На таком же уровне как в России, коррупция в 2009 году находится в Бангладеш, Кении и Сирии. Самое любопытное, что с каждым годом в России борцов с коррупцией становится все больше. А еще в России с 1992 года дейст вует президентский указ «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы», запрещающий госслужащим заниматься бизнесом лично и через по средников. То, как на самом деле работает под контролем чиновников и депу татов этот закон, прекрасно видно в ближнем Подмосковье, где стоимость пло 65 лет Победы в Великой Отечественной войне хонького особняка тех же чиновников и думцев зашкаливает за миллион долла ров36.

По своей сути коррупция является уникальным изобретением государст венной бюрократии, позволяющим сделать из обыкновенного преступника – добропорядочного гражданина, а из бывшего блатаря с «фиксой» и в кепке – одетого в элегантный костюм респектабельного и преуспевающего бизнесмена, а то и государственного деятеля. В современном обществе преступность, в пер вую очередь преступность организованная и экономическая, не могла бы суще ствовать в таких масштабах, если бы не имела крепких коррумпированных свя зей с политическим истеблишментом. Во многом благодаря коррупции, «воры»

получают возможность избежать уголовного наказания или максимально смяг чить его последствия. По словам председателя Антикоррупционного комитета, депутата Государственной Думы Г. Гудкова: «Именно коррупция превращает любой закон, иногда очень хороший в простую бумажку»37.

Коррупция помогает «ворам» влиять на деятельность отдельных учреж дений и их сотрудников с целью установления в них порядков, выгодных кри миналитету. Коррупция на сегодняшний день срослась с организованной пре ступностью. Она используется последней и подпитывается ею. Существующий теневой оборот финансовых средств криминального бизнеса позволяет расхо довать эти средства в неограниченном количестве. Они идут на техническое оснащение организованных преступных групп и на подкуп чиновников. Поль зуясь слабостью действующего законодательства и повсеместной практикой грязных избирательных технологий, организованная преступность стремится во власть. «Нынешнее поколение преступного мира и перелицованные из старых воров посчитали возможным идти во власть, сращиваться с бизнесом»38. Сего дня бывшие авторитеты уже руководят администрациями, являются крупными бизнесменами и владельцами заводов, считает профессор С.Н. Емельянов39.

Сказанное позволяет нам, с достаточно большой долей вероятности предполо жить, что, имея обширное экономическое и политическое влияние, «воры» бу дут пытаться контролировать, а в необходимых случаях дезорганизовывать 65 лет Победы в Великой Отечественной войне деятельность уголовно-исполнительной системы России, в том числе путем:

провоцирования конфликтов между осужденными и администрацией мест ли шения свободы;

подкупа должностных лиц;

использования возможностей пра возащитного движения.

Феномен «воры» имеет глубокие исторические корни. Являясь элитой преступного мира, наиболее сплоченным его ядром «воры» не могли не возгла вить криминальное сообщество России, в том числе и в местах лишения свобо ды. Высокая степень консолидации и значительные доходы от криминального бизнеса позволили «ворам» лоббировать свои интересы в высших эшелонах власти государства.

Основными целями деятельности «воровской» общины в местах лишения свободы является: установление власти над тюремной общиной;

ослабление или нейтрализация карательного воздействия уголовно-исполнительной систе мы на своих членов и солидарных им осужденных;

формирование экономиче ской основы сообщества в виде «общака».

Правовую основу деятельности «воровской» общины составляет «воров ской» закон, регламентирующий внутриобщинные отношения, а так же ее взаимодействие с окружающим обществом и государственными структурами. В основе «воровского» закона лежит «воровская» идеология. Ее основным посту латом является то, что все люди склонны к тем или иным порокам, в том числе и к незаконному обогащению. Абсолютно безгрешных людей нет. Высоконрав ственных – единицы. Большинству людей присуще скрывать свои пороки, в том числе и страсть к незаконной наживе. По мнению исследователя «воров ской» субкультуры С. Снегова в основе такой нравственной позиции лежит мо тив самооправдания. «Воры» считают, что если все люди подлы, то и с ними правомочно поступать подло40. Такова их идеология.

По своей структуре и способу организации «воровское» сообщество напо минает масонскую ложу. «Воры» и активные участники «воровских» группиро вок предпочитают не афишировать своей принадлежности к «воровскому» син 65 лет Победы в Великой Отечественной войне дикату, скрывают свое истинное лицо под маской законопослушных и лояльных к администрации исправительных учреждений осужденных. В тоже время было бы весьма недальновидным по отношению не только к уголовно исполнительной системе, но и ко всему обществу и государству в целом недо оценивать роль и значение самих «воров», их идеологии и практической проти воправной деятельности. «Главным качеством преступного мира является нена висть к государству и обществу, которым он себя противопоставляет»41. По сво ей сути «воровское» сообщество является антиподом государства и его социаль ных институтов. Русская «воровская» субкультура основана на отрицании госу дарства и признает только суд «воров» по «понятиям». Это обусловливает суще ствование антагонизма «воров» и администрации исправительных учреждений.

См.: Анисимков В.М. Тюремная община: вехи истории. Историко-публицистическое повествование. – 1993;

Брейтман Н.Г. Преступный мир / Науч. ред. Х. Вальтер, В.М. Маки енко. 2-е изд., испр. СПб., 2005;

Гуров А.И. Криминальный профессионализм и борьба с ним (по материалам уголовного розыска). Часть I. Понятие криминального профессионализма в историческом аспекте. М.: ВНИИ МВД СССР, 1983;

Детков М.Г. Тюрьмы, лагеря и колонии России, М.: «Вердикт – 1М», 1999;

Потоцкий Н.К. Пенитенциарная система дореволюцион ной России. ИМПЭ им. А.С. Грибоедова, 2007. Солженицын А. Архипелаг ГУЛАГ. Т. 1, М.:

ИНКОМ НВ, 1991 и др.

См.: Постановление ВЦИК 1922, С.У. № 5. О введении в действие Уголовного ко декса РСФСР. См. А.А.Герцензон, Б.С.Омерович, Сборник материалов истории социалисти ческого уголовного законодательства (1917-1937г.г.): Учебное пособие для юридических ин ститутов. М. 1938. С. 104.

См.: Росси Ж.. Справочник по ГУЛАГу. В двух частях. Часть 1. М.: Просвет, 1991.

С. 213.

См.: Росси Ж. Указ.раб. Т. 1. С. 33.

См.: Детков М.Г. Указ.раб. С. 205.

См.: Епанешников В.С. Юридическая ответственность лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2000. С. 150.

«Суки», «ссучившиеся» (жарг.) – блатные, отступившие от воровского закона, со трудничающие с администрацией мест лишения свободы.

Сведения об этом содержатся в таких изданиях, как: Шаламов В. Колымские расска зы. Кн. вторая. М., 1992;

Солженицин А. Архипелаг ГУЛАГ. 1918-1956. Опыт художествен ного исследования. Т. 1. М., 1989;

и др.

См.: Анисимков В.М. Тюремноая община: «вехи» истории. Историко публицистическое повествование. М., 1993. С. 34.

«Мужик» - тот, кто не принадлежит ни к какой уголовной группировке.… Иногда это бывший вор, иногда работяга. См. Росси Ж.. Указ. раб. С. 224.

См.: Указ ПВС СССР от 13 января 1953 года «О мерах по усилению борьбы с особо злостными проявлениями бандитизма среди заключенных в исправительно-трудовых лаге рях».

Солженицын А. Указ. раб. С. 371-372.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне См.: Основы борьбы с организованной преступностью. Монография / Под. ред. В.С.

Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. М.: «Инфра – М», 1996, С. 6.

См.: Анисимков В.М. Криминальная субкультура и ее нейтрализации в исправитель ных учреждениях России. Автореферат дисс. докт. юрид. наук. -М.- Саратов., 1998. С. 32.

См.: Методические рекомендации «О формах и методах развенчания лиц, причис ляющих себя к «ворам в законе», и иных лидеров уголовно-преступной среды в ИТК» / М.:

ВНИИ МВД СССР, 1987. С. 2.

См.: Бабаян С.Л.: Правовое регулирование применения мер поощрения и взыскания в воспитательном воздействии на осужденных, отбывающих наказание в виде лишения сво боды / Под общ. ред. заслуженного деятеля науки РФ, доктора юридических наук, профессо ра Ю.В. Наумкина М.: НИИ ФСИН России, 2007. С. 30.

Лунеев В.В. Преступность XX века: мировые, региональные и российские тенден ции / В.В. Лунев. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 565.

См.: Лебедев С.Я., Козлов О.Е. «Вор в законе» как традиционный лидер преступной среды. / Проблемы профессионализма и организованности в общеуголовной преступности.

Межвузовский сборник научных трудов. Омск, 1988, С. 36.

Лунеев В.В. Указ. раб. С. 565.

См.: Вакутин Ю А., Клейменов М.П., Царегородцев А.М. Проблема организованной преступности. / Проблемы профессионализма и организованности в общеуголовной пре ступности. Межвузовский сборник научных трудов, Омск, 1988, С. 11.

«Постановочное письмо» – (жарг.) Подписанное группой «воров» и нелегально рас пространяемое среди осужденных и заключенных под стражу письмо содержащее концепту альные положения регулирующие жизнедеятельность тюремной общины. Образцы «поста новочных писем» даны нами в приложении № 2.

См.: Анисимков В.М.. Тюремная община: «вехи» истории. Историко публицистическое повествование. 1993. С. 57.

См.: Годунов И.В. Организованная преступность – знамение века или чума совре менности? М., 2002. С. 18.

Разинкин В. «Воры в законе», вынося приговор, справок не требуют // Российская газета. 1995. 12 сент.

«Смотрящий» – (жарг.) осужденный или заключенный под стражу, который от имени и по поручению «воров» осуществляет неформальное руководство тюремным сооб ществом в местах лишения свободы.

См.: Анисимков В.М. Криминальная субкультура и ее нейтрализации в исправитель ных учреждениях России. Автореферат дисс. докт. юрид. наук. М.- Саратов, 1998. С. 32.

См.: Детков М.Г. Указ.раб. С. 244.

«Барыжничать» (жарг.) – скупать краденное, вести незаконную торговлю.

«Крытая» (жарг.) – тюремный вид режима отбывания наказания, тюрьма.

БУР (сокр.) – барак усиленного режима. Аналог современного помещения камерно го типа (ПКТ). Прим. автора.

См.: Основы борьбы с организованной преступностью. Монография / Под. ред. В.С.

Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. М.: «Инфра – М», 1996. С. 176-177.

См.: Терешонок А.Я. Анализ организованной преступной деятельности в общеуго ловной среде, исторические этапы ее развития/17-18 мая 1994 г. в сб. Актуальные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью в России. М., 1994. С. 29.

См.: Фаломеев М. «Бригады без грима.» // Комсомольская правда. 15.05.2003 г.

Боева О.Ю., Идрисова С.Ф. «Теневой капитал как элемент криминального эко номического цикла» // Легализация преступных доходов как угроза экономической безо пасности России: теория, практика, техника гармонизации международно-правовых и на циональных механизмов противодействия: Сборник статей / Под ред. доктора юридиче ских наук, профессора, заслуженного деятеля науки РФ В.М. Баранова, доктора экономи 65 лет Победы в Великой Отечественной войне ческих наук, профессора Л.Л. Фитуни. Н. Новгород: Нижегородская Академия МВД Рос сии, 2009. С. 799-805.

См.: Аналитический обзор. Мониторинг общественного мнения о деятельности уго ловно-исполнительной системы. НИИ ФСИН России. М., 2005. Диаграмма 19.

См.: Алексеев В. «Хватательный рефлекс» // Труд. 21 окт. 2005 г.

См.: Пономарев А. «Лом против рейдеров» // Комсомольская правда. № 180 (24013) 5.12.2007.

См.: «Смерть по понятиям» // Российская газета. 15-21 октября 2009 г. № 196 (520) С. 15.

См.: Емельянов С.Н. «Нужна четкая доктрина государства в области борьбы с пре ступностью» // Преступление и наказание. № 7 2009. С. 17.

См.: Снегов С. Язык который ненавидит. М.: Просвет, 1992. С. 197.

Оперативно-розыскная деятельность: Учебник. 2-е изд., доп. и перераб. / Под ред.

К.К. Горяинова, В.С. Овчинского, Г.К. Синилова, А.Ю. Шумилова. М.: ИНФРА-М, 2004.

С. 731.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне А.В. Жигалев АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИ ЗАЦИИ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕСТ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ В РОССИИ 20-х – НАЧАЛА 30-х гг.

В современной научной литературе уже достаточно описаний того, КАК сформировалась репрессивная сущность карательного механизма, олице творением которого стал ГУЛАГ. В то же время, имеется совсем немного ис следований, которые всерьез ставят перед собой задачу анализа событий рубе жа 20-30 годов прошлого века, позволяющих ответить на вопрос «ПОЧЕМУ»

это стало возможно. Если принять за константу утверждение философов, что все циклично;

история повторяется, но только на ином уровне, то исследование обозначенного феномена становится чрезвычайно актуальным. Нельзя пренеб регать любым шансом, который бы мог позволить избежать повторения крова вых страниц истории государства российского.

Использование осужденных в качестве дополнительных «трудовых ре сурсов» практиковалось с первых лет существования Советского государства.

Так, 24 января 1918 г. вышло постановление Наркомата юстиции «О создании тюремных рабочих команд»1, в котором указывались условия труда заключен ных и его оплаты. Аналогичные вопросы ставились и в циркуляре Центрально го карательного отдела НКЮ РСФСР № 32 от 07.08.1918 г.2, как и в ряде дру ЖИГАЛЕВ Андрей Владимирович – адъюнкт Псковского юридического института ФСИН России, майор внутренней службы.

65 лет Победы в Великой Отечественной войне гих документов. На основании Постановления ВЦИК РСФСР от 15 апреля 1919 г. «О лагерях принудительных работ» началась работа над реальным соз данием мест лишения свободы нового типа3.

Следует особо подчеркнуть, что изначально они не имели ничего общего с концентрационными лагерями в том виде, в котором их представляют наши современники. Как утверждают некоторые исследователи, положительно заре комендовавшим себя осужденным предоставлялось право проживать на част ных квартирах4. Обязательным был только труд, что, на наш взгляд, с большой натяжкой можно назвать наказанием, связанным с лишением свободы. Это осо бо очевидно, если учесть, что в этот период на территории РСФСР фактически еще до Декрета СНК от 5 февраля 1920 г. была введена всеобщая трудовая по винность. Условия содержания бойцов «трудовых армий» были, пожалуй, бо лее тяжелыми, чем заключенных в трудовых лагерях.

Положение несколько изменилось после того, как в начале 1922 г. был поставлен вопрос о переводе всех лагерей и колоний на основы хозрасчета и самоокупаемости. Для координации производственно-хозяйственной деятель ности создается Центральное хозяйственное управление производственными предприятиями при лагерях принудительных работ – «Принкуст». Его Устав был утвержден 4 марта 1922 г.5 Все бы хорошо, но в условиях массовой безра ботицы переманивание заказов у предприятий, где трудились вольные гражда не, местными партийными и хозяйственными руководителями, мягко говоря, не приветствовалось. Даже к апрелю 1928 г. в биржах труда на учете состояло 1576 тыс. человек6. Поэтому заключенные все чаще оставались без работ.

В качестве примера приведем статистические сведения, полученные в Московском бюро принудительных работ. Они свидетельствуют, что за второе полугодие 1922 г. из 1865 осужденных к этой мере наказания реально работало 622 человек (33,3 %);

не работали из-за отсутствия фронта работ – 270 (14,5 %);

по болезни не работало – 158 (8,5 %);

находились в розыске – 815 (43,7 %)7.

В Бюро принудительных работ при Владимирской губернской инспекции мест заключения на 1 марта 1926 г. на учете состояло 559 человек. Из них на плат 65 лет Победы в Великой Отечественной войне ных работах использовались только 338. Какую-то часть из оставшихся осуж денных использовали в созданном при Бюро ассенизационном обозе, но эта ра бота носила эпизодический характер8.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.