авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«ISSN 1819-4036 МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕР- СИТЕТ В ...»

-- [ Страница 2 ] --

4. Из изученных сортов наиболее перспективными для юга Черноземья являются виды и сорта хризан тем ранних сроков цветения – Chrysanthemum zawadskii, Chrysanthemum sibiricum, Гномик, Золотой Рой, Опал, Розовый Фламинго, Veria dark, со средними сроками – Chrysanthemum weyrichii, Белоснежка, Валентина Те решкова, Вродлива, Дальневосточница, Дитя Солнца, Звездопад, Кнопа, Незнакомка, Conaco orange, Conaco Yellow, Lipstick.

Литература 1. Агроклиматические ресурсы Белгородской области. – Л.: Гидрометеоиздат, 1972. – 91 с.

2. Горобец В.Ф. Пути улучшения производственного ассортимента мелкоцветковых хризантем открытого грунта // Проблемы интродукции растений в степной зоне европейской части СССР: тез. докл. Всесоюз.

науч. конф. «Южгеология». – Ростов-н/Д., 1988. – С. 164.

3. Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию / Министерство сельского хозяйства Российской Федерации. – М., 2008. – Т. 1. – 276 с.

4. Дворянинова К.Ф. Хризантемы (интродукция, биология и агротехника). – Кишинев: Штиинца, 1982. – с.

5. Дьяченко Н.Г. Хризантемы корейские. – М.: Издательский дом МСП, 2004. – 32 с.

6. Кабанцева И.Н. Хризантемы. – М.: АСТ:Артель, 2005. – 191 с.

7. Методика проведения испытаний на отличимость, однородность и стабильность. Хризантема увенчан ная (Glebionis coronaria (L.) Cass. ex Spach): бюл. / Гос. комиссия РФ по испытанию и охране селекцион ных достижений. – М., 2007. – № 9. – С. 922–928.

8. Недолужко А.И. Хризантемы для Приморья. – Владивосток: БСИ ДВО РАН, 2004. – 51 с.

9. Яброва-Колаковская В.С. Хризантемы (опыт монографического исследования): автореф. дис. … д-ра биол. наук. – Тбилиси, 1972. – 37 с.

УДК 581.133.8+582.542.12 Е.С. Шклавцова, С.А. Ушакова, В.Н. Шихов ВЛИЯНИЕ УСЛОВИЙ МИНЕРАЛЬНОГО ПИТАНИЯ НА ТЕРМОУСТОЙЧИВОСТЬ РАСТЕНИЙ ЧУФЫ (CYPERUS ESCULENTUS L.) В статье представлены результаты исследований устойчивости растений чуфы, выращенных методом гидропоники в условиях светокультуры, к действию супероптимальной температуры воздуха в зависимости от условий минерального питания растений.

Ключевые слова: чуфа (Cyperus esculentus), термоустойчивость, минеральное питание, фотосин тетический аппарат.

Ye.S. Shklavtsova, S.A. Ushakova, V.N. Shikhov EFFECT OF MINERAL NUTRITION CONDITIONS ON HEAT STABILITY OF CHUFA (CYPERUS ESCULENTUS L.) PLANTS The research results of chufa plant stability grown up by means of the hydroponics technique in the photocul ture conditions to superoptimum air temperature influence depending on the plant mineral nutrition conditions are giv en in the article.

Key words: chufa (Cyperus esculentus), heat stability, mineral nutrition, photosynthetic mechanism.

В исследуемых в Институте биофизики СО РАН биолого-технических системах жизнеобеспечения (БТСЖ) регенерация воды, воздуха и частично пищи осуществляется за счет звена высших растений [Замкну тая система…, 1979;

Gitelson et al, 2003]. Включение в состав растительного звена растений чуфы (Cyperus esculentus) связано с тем, что клубеньки чуфы являются источником необходимых для человека жирных ки слот. Содержащееся в них масло близко по качеству к оливковому и арахисовому [Замкнутая система…, 1979].

По типу фотосинтеза растения чуфы относятся к С4-типу, у таких растений температурный оптимум фотосин теза выше, чем у С3-растений [Guertin at el, 2003;

Мокроносов, 2006].

Включение растений в состав фотосинтезирующего звена БТСЖ предполагает знание как продукцион ных характеристик растений, выращиваемых при оптимальных условиях, так и их устойчивости к воздействию стресс-факторов, связанных с возникновением в системе нештатных ситуаций.

Цель исследований – изучение влияния условий минерального питания растений на устойчивость растений чуфы (Cyperus esculentus) к воздействию супероптимальных температур.

Объекты и методы исследований. Растения чуфы (Cyperus esculentus) выращивали методом гидро поники на керамзите при освещении 150 Вт/м2 ФАР и температуре воздуха 25°С. В качестве растворов для полива использовали раствор Кнопа (вариант 1) и растворы, приготовленные на основе минерализованных по методу Ю.А. Куденко экзометаболитов человека (варианты 2 и 3) [Ushakova et al, 2008]. После минерализации раствор экзометаболитов разделили на 2 равные части: одну оставляли без изменения (вариант 3), а вторую ставили в термостат для разложения мочевины (с помощью уреазы соевой муки) с последующей отгонкой ам миака (вариант 2) [Ушакова и др., 2009]. Питательный раствор во втором варианте содержал азот в преимуще ственно нитратной, а в третьем – в аммиачной и амидной форме. Растворы экзометаболитов добавляли в от стоянную водопроводную воду по мере уменьшения концентрации азота в поливочном растворе. В растворы объемом 12 л за весь период эксперимента было внесено по 1122 мл минерализованных экзометаболитов.

Раствор Кнопа меняли на новый каждые 2 недели. Полив растений во время выращивания проводился авто матически с помощью насоса через каждые 6 ч. Два раза в неделю проводили анализ содержания азота в рас творе для полива, концентрацию азота поддерживали на уровне 150–200 мг/л. Тепловой шок проводили в воз расте 30 сут. от всходов при температуре 44°С±1° в течение 20 ч. Во время теплового стресса растения поли вали через 3 ч.

Термоустойчивость растений оценивали по интенсивности внешнего СО2 газообмена, состоянию фото синтетического аппарата (ФСА) и интенсивности перекисного окисления липидов (ПОЛ). Состояние ФСА оце нивали по показателям импульсно-модулированной флуоресценции хлорофилла фотосистемы 2 (ФС2) при помощи флуориметра PAM-2100, а интенсивность ПОЛ – по накоплению МДА с помощью цветной реакции с тиобарбитуровой кислотой и последующим определением концентрации МДА на спектрофотометре (СФ-46) [Лукаткин, 2002].

Результаты исследований и их обсуждение. В начале воздействия температурой воздуха 44С у растений всех вариантов наблюдалось выделение СО2 на свету. У растений, выращенных на растворе Кнопа, интенсивность выделения СО2 на свету по величине близка к интенсивности видимого фотосинтеза (Рвид) до стрессового воздействия. Через 3 ч после начала воздействия интенсивность Р вид стала положительной и в конце воздействия ее значение достоверно не отличалось от исходной величины (вариант 1).

У растений 2 варианта интенсивность выделения СО2 в начале воздействия превысила по величине Рвид до стрессового воздействия более чем в 3 раза. Через 9 ч после начала воздействия фотосинтез стал преобладать над дыханием и в конце Рвид составил 26 % от исходного значения.

Наибольшая интенсивность выделения СО2 на свету в начале воздействия наблюдалась у растений ва рианта 3, более чем в 9 раз превышающая исходное значение Рвид. К концу воздействия Рвид стал положитель ным и составил 27 % от исходного значения (рис.1).

Спустя 24 и 48 ч репарации у растений чуфы 1-го варианта интенсивность Рвид стала на 54 и на 14% выше ее значения до воздействия высокой температуры. У растений 2-го варианта в период репарации интен сивность Рвид не отличалась от исходного значения, а у растений 3-го варианта интенсивность Pвид через 24 и 48 ч репарации стала на 32 и на 48% меньше, чем до теплового шока (ТШ) (табл. 1).

% 0 5 10 15 Длительность эксперимента, ч - - - - - Рис. 1. Видимый фотосинтез растений чуфы (Cyperus esculentus) во время воздействия температуры 44С±1 в течение 20 ч (% от значения до воздействия) Интенсивность дыхания в темноте (Rтемн) у растений чуфы в первом варианте в конце воздействия вы сокой температуры стала на 20 % выше, а в период репарации не отличалась достоверно от исходного значе ния. Во втором варианте Rтемн в конце воздействия была на 25% выше, чем до повышения температуры, а через 24 и 48 ч репарации стала ниже на 29 и 20% по сравнению со значением до воздействия ТШ. В 3-м варианте у растений чуфы Rтемн в конце воздействия повысилась на 58 %, через 24 и 48 ч репарации она стала на 37 и 73% выше, чем до ТШ (табл. 1).

У растений первого варианта фактический фотосинтез (Рфакт) достоверно не отличался от его значения до воздействия высокой температуры, а в репарацию, через 24 и 48 ч был на 17 и 9% больше, чем до теплово го шока. Во втором варианте ни в конце воздействия, ни в период репарации Рфакт достоверно не отличался от своего значения до повышения температуры, в третьем варианте в конце воздействия ТШ был на 20 % ниже, чем до повышения температуры, а во время репарации не отличался достоверно от исходного значения (табл.

1).

Эффективность поглощения СО2 (Pвид./Pфактич.) у растений в первом варианте в конце воздействия стала на 15% ниже, через 24 ч репарации – на 32 % выше, чем до ТШ, а через 48 ч вернулась к исходному значению.

Во втором варианте эффективность поглощения СО2 в конце воздействия ТШ снизилась на 62 % по сравне нию со значением до повышения температуры, а в период репарации достоверно не отличалась от значения в исходных условиях. У растений чуфы в третьем варианте эффективность поглощения СО2 в конце воздейст вия значительно снизилась по сравнению со значением до воздействия (на 93 %) через 24 и 48 ч репарации и оставалась на 33 и 52 % ниже соответственно, чем в исходных условиях (табл. 1).

Таблица Влияние 20-часового воздействия температуры воздуха 45°С на показатели внешнего СО2 газообмена растений чуфы (Cyperus esculentus) P вид R темн P фактич.

Вариант опыта P вид/P фактич.

ммоль СО2/ч*г сухой массы Вариант До воздействия 0,096 ± 0,006 0,120±0,001 0,215 ± 0,006 0, В конце воздействия 0,088 ± 0,003 0,145±0,007 0,233 ± 0,010 0, 24 ч репарации 0,148 ± 0,014 0,104±0,011 0,252 ± 0,025 0, 48 ч репарации 0,110 ± 0,005 0,126±0,003 0,236 ± 0,007 0, Вариант До воздействия 0,054 ± 0,001 0,108±0,011 0,162 ± 0,011 0, 0,020 ± 0,002 0,136±0,006 0,155 ± 0,009 0, В конце воздействия 24 ч репарации 0,052 ± 0,012 0,076±0,013 0,128 ± 0,025 0, 48 ч репарации 0,060 ± 0,000 0,086±0,004 0,146 ± 0,004 0, Вариант До воздействия 0,096 ± 0,004 0,091±0,004 0,187 ± 0,009 0, В конце воздействия 0,005 ± 0,001 0,144±0,021 0,149 ± 0,022 0, 24 ч репарации 0,065 ± 0,004 0,125±0,005 0,190 ± 0,009 0, 48 ч репарации 0,050 ± 0,007 0,157±0,008 0,208 ± 0,014 0, По данным табл. 2 различные типы минерального питания растений чуфы по-разному влияли и на тер моустойчивость ФСА. Так, при выращивании растений на растворе Кнопа все флуоресцентные параметры к концу воздействия стресс-фактором падали на 20–40% и возвращались к исходным значениям через сутки репарации в исходных условиях (вариант 1).

Но при использовании раствора минерализованных экзометаболитов ситуация была принципиально иная. У растений варианта 3 максимальный квантовый выход ФС2 (Fv/Fm) к концу воздействия повышенной температурой снизился только на 30% от исходного значения, скорость электронного транспорта (ETR) и ре альный квантовый выход ФС2 (Yield) падали на 70% от контроля, а фотохимическое тушение флуоресценции (qP) на 50%. После суток пребывания в исходных условиях большинство параметров достоверно не изменили свои значения, исключая реальный квантовый выход ФС2 (Yield), увеличившийся на 10%.

Если же в качестве питательной среды использовался раствор минерализованных экзометаболитов с нитратной формой азота (вариант 2), то среди параметров флуоресценции хлорофилла только максимальный квантовый выход ФС2 (Fv/Fm) незначительно, на 7%, снизился по отношению к своим исходным значениям и остался на этом уровне после суток репарации. Остальные параметры напротив, выросли на 10–15% от кон троля и также остались на этом уровне в репарационный период.

Таблица Параметры импульсно-модулированной флуоресценции хлорофилла листьев чуфы (Cyperus esculentus) при 20-часовом воздействии температурой воздуха 44С± Вариант опыта Fv/Fm ETR Yield qP Вариант До воздействия 0,74 ± 0,01 64,2 ± 3,1 0,17 ± 0,01 0,41 ± 0, В конце воздействия 0,59 ± 0,03 34,6 ± 8,9 0,10 ± 0,03 0,32 ± 0, 24 ч репарации 0,74 ± 0,01 59,4 ± 1,9 0,18 ± 0,01 0,37 ± 0, Вариант До воздействия 0,76 ± 0,00 61,3 ± 2,2 0,18 ± 0,01 0,41 ± 0, В конце воздействия 0,71 ± 0,02 67,4 ± 11,7 0,20 ± 0,03 0,48 ± 0, 24 ч репарации 0,72 ± 0,02 71,2 ± 3,6 0,20 ± 0,01 0,42 ± 0, Вариант До воздействия 0,76 ± 0,01 77,3 ± 1,6 0,22 ± 0,00 0,49 ± 0, В конце воздействия 0,52 ± 0,07 24,6 ± 6,0 0,07 ± 0,02 0,24 ± 0, 24 ч репарации 0,43 ± 0,14 29,7 ± 14,3 0,09 ± 0,04 0,24 ± 0, Однако, несмотря на установленные нами функциональные реакции ФСА растений чуфы, анализ со стояния клеточных мембран не показал существенных изменений в ответ на ТШ. У растений во всех вариан тах повышение температуры не привело к увеличению перекисного окисления липидов к концу воздействия.

Лишь в первом варианте через 24 ч репарации наблюдалось небольшое увеличение концентрации МДА (на %) по сравнению со значением до воздействия. А во втором и в третьем вариантах через 24 ч репарации не наблюдалось достоверного изменения концентрации МДА (рис. 2).

% воздействия воздействия воздействия воздействия воздействия воздействия Репарация Репарация Репарация 20 ч 20 ч 20 ч До До До Рис. 2. Влияние 20-часового воздействия температурой воздуха 44С±1 на содержание МДА в листьях растений чуфы (Cyperus esculentus) (за 100% принято содержание МДА до стресса) Выводы Таким образом, выращивание растений чуфы на растворе минерализованных экзометаболитов челове ка снижает их термоустойчивость по сравнению с растениями, выращенными на растворе Кнопа. При выра щивании на растворе минерализованных экзометаболитов человека с преимущественно нитратной формой азота повреждающее воздействие высокой температуры было меньше, чем при выращивании на растворах с аммонийной и амидной формой азота.

Литература 1. Замкнутая система: человек – высшие растения / под ред. Г.М. Лисовского. – Новосибирск: Наука, 1979.

– С. 50–51.

2. Лукаткин А.С. Холодовое повреждение теплолюбивых растений и окислительный стресс. – Саранск:

Изд-во Мордов. ун-та, 2002.

3. Мокроносов А.Т., Гавриленко В.Ф., Жигалов Т.В. Фотосинтез. Физиолого-экологические и биохимические аспекты: учеб. / под ред. И.П. Ермакова. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Академия, 2006. – С. 331–343.

4. Полесская О.Г. Растительная клетка и активные формы кислорода: учеб. пособие / под ред.

И.П. Ермакова. – М.: КДУ, 2007. – 140 с.

5. Возможные пути включения экзометаболитов человека в массообмен БСЖО / С.А. Ушакова [и др.] // Авиакосмическая и экологическая медицина. – 2009. – Т. 43. – № 2. – С. 61– 6. Some Methods for Human Liquid and Solid Waste Utilization in Bioregenerative Life-Support Systems / S.A. Ushakova [et al] // Applied Biochemistry and Biotechnology. – 2008. – Vol. 151. – P. 676–685.

7. Some Ways of Waste Utilization for a Biogenerative Life Support System. Closed Habitation Experiments and Circulation Technology / A.A. Tikhomirov [et al];

Edited by Y. Tako // Proceedings of the International sympo sium on Closed Habitation Experiments and Material Circulation Technology. Institute for Environmental Sciences, Japan. – 2004. – P. 210–212.

8. Halvorson W.L., Guertin P. USGS Weeds in the West project: Status of Introduced Plants in Southern Arizona Parks. Factsheet for: Cyperus esculentus L. // U.S. Geological Survey or Southwest Biological Science Center.

Sonoran Desert Field Station University of Arizona, Tuscon. – 2003. – P. 28.

9. Gitelson J.I., Lisovsky G.M., MacElroy R.D. Manmade Closed Ecological Systems. – New York, Taylor and Francis. – 2003. – P. 402.

УДК 633.11«324»:581.13 Ф.В. Ерошенко АССИМИЛЯЦИОННАЯ ПОВЕРХНОСТЬ, ХЛОРОФИЛЛ И ПЕРВИЧНЫЕ ПРОЦЕССЫ ФОТОСИНТЕЗА ВЫСОКОРОСЛЫХ И КОРОТКОСТЕБЕЛЬНЫХ СОРТОВ ОЗИМОЙ ПШЕНИЦЫ В статье рассматриваются особенности сортов озимой пшеницы, различающиеся по морфофизиологи ческим признакам и продуктивности, которые проявляются в размерах, продолжительности функционирования фотосинтетического аппарата, а также в активности и эффективности реакций фотосинтеза.

Ключевые слова: озимая пшеница, фотосинтез, площадь ассимиляционной поверхности, хлоро филл, первичные процессы фотосинтеза, замедленная флуоресценция.

F.V. Eroshenko ASSIMILATION SURFACE, CHLOROPHYLL AND PHOTOSYNTHESIS PRIMARY PROCESSES OF TALL- AND -SHORT-STALK SPECIES OF WINTER WHEAT Peculiarities of the winter wheat species, differing in morphophisiological features and productivity which are displayed in sizes, duration of the photosynthetic mechanism functioning and in activity and efficiency of the photosyn thesis reactions are considered in the article.

Key words: winter wheat, photosynthesis, assimilation surface area, chlorophyll, photosynthesis primary processes, slow fluorescence.

Экспериментальные данные свидетельствуют о том, что размер и продолжительность работы ассими ляционного аппарата растений играют важную роль в формировании урожая [1–4], при этом большое значение имеет активность фотосинтетических процессов [5–7]. Поиск путей повышения фотосинтетической продуктив ности и механизмов, позволяющих управлять продукционным процессом, является важной задачей, решение которой направлено на совершенствование технологических приемов возделывания сельскохозяйственных культур с целью получения стабильных и высоких урожаев.

Целью исследований было изучение особенностей фотосинтетической деятельности сортов озимой пшеницы, различающихся по морфофизиологическим признакам и продуктивности.

Объекты и методы исследований. Исследования проводились в Ставропольском НИИСХ Россельхо закадемии. Представленные результаты являются обобщенным материалом экспериментальной работы про водимой с 1987 года. Объектами исследований служили сорта озимой пшеницы Краснодарской, Зерноград ской, Северодонецкой селекции.

Площадь листьев и стеблей определяли весовым методом по А.А. Ничипоровичу [8] с использованием автоматического анализатора площади ААМ-7, колоса – по В.А. Кумакову [9], содержание хлорофилла по методу Я.И. Милаева и Н.П. Примак [10]. Показатели продукционного процесса рассчитывались общеприня тым методом по площади фотосинтезирующих органов, а также по содержанию хлорофилла в растении [11].

Изучение замедленной флуоресценции зеленых растений изучали на установке, изготовленной инженерной группой биологического факультета МГУ [12–13]. Математическая обработка результатов проводилась по ме тодике Б.А. Доспехова [14].

Результаты исследований и их обсуждение. Для озимой пшеницы существенная роль в фотосинтезе принадлежит не только листовым пластинкам, но и другим ассимилирующим органам, вклад которых особенно значим в репродуктивный период. Онтогенетические изменения площади ассимиляционной поверхности высо корослых и короткостебельных сортов озимой пшеницы имеют максимум, который приходится на фазу цвете ние-молочная спелость. По темпам формирования ассимиляционной поверхности высокорослые сорта озимой пшеницы превосходят низкорослые (рис. 1). Вклад органов растений в общую фотосинтезирующую поверх ность на различных этапах развития неодинаков. Если в фазу колошения доля листовых пластинок в среднем для изучаемых всех сортов составляла 50%, то к концу вегетации она находилась в пределах 26,9–39,0%. До ля участия стеблей и колосьев в общей ассимиляционной поверхности повышается к концу репродуктивного периода. Сортовые закономерности проявляются в том, что если в начале возобновления весенней вегетации высокорослые сорта превосходили низкорослые по доле участия листовых пластинок в общей ассимиляцион ной поверхности, то, начиная с колошения, наблюдается обратная зависимость. По доле стеблей с листовыми влагалищами в общей фотосинтезирующей поверхности к концу репродуктивного периода низкорослые сорта превосходят высокорослые в среднем на 7,9%.

Рис. 1. Онтогенетические изменения площади ассимиляционной поверхности сортов озимой пшеницы Различные органы растения в значительной степени отличаются по содержанию пигментов. Поэтому для характеристики потенциальной продуктивности растений используют концентрацию хлорофилла [15].

Существенные сортовые различия наблюдаются по содержанию хлорофилла в расчете на единицу ассими ляционной поверхности. Этот показатель в значительной степени зависит от фазы развития растительного орга низма, хотя характер его изменения в онтогенезе для различных органов примерно одинаков (табл.).

Относительное содержание хлорофилла высокорослых и короткостебельных сортов озимой пшеницы, мг/дм Фаза развития Орган Трубкование Колошение Молочная спелость Восковая спелость Высокорослые сорта Листья 2,47±0,12 2,66±0,13 3,97±0,20 3,48±0, Стебель 1,89±0,09 1,90±0,10 2,41±0,12 1,42±0, Колосья 1,41±0,07 2,01±0,10 1,32±0, Короткостебельные сорта Листья 2,96±0,15 3,09±0,15 4,67±0,23 3,66±0, Стебель 1,95±0,10 2,37±0,12 3,56±0,18 2,15±0, Колосья 1,48±0,07 2,81±0,14 1,51±0, Максимальная концентрация хлорофилла на единицу фотосинтезирующей поверхности наблюдается после цветения озимой пшеницы. Содержание зеленых пигментов на единицу площади в листовых пластинках выше, чем в стеблях и колосьях. Все органы короткостебельных сортов по содержанию хлорофилла на едини цу ассимиляционной поверхности превосходили высокорослые. В фазу молочной спелости разница составля ет соответственно 15,0;

32,3 и 28,5% для листьев, стеблей и колосьев.

Главной физиологической функцией хлорофилла является поглощение квантов света приходящей сол нечной радиации и передача этой энергии переносчикам, либо акцепторам электрон-транспортной цепи фото синтеза. Такие процессы протекают с определенной степенью эффективности, которая зависит от генотипа и физиологического состояния растения, определяющих структурную организацию фотосинтетического аппара та и скорости реакций, использующих продукты фотохимических стадий фотосинтеза.

Изучение активности первичных процессов фотосинтеза показало, что явных сортовых особенностей характера изменений в онтогенезе нами не обнаружено (рис. 2). У всех сортов в период колошение–цветение наблюдается спад в интенсивности свечения, а затем происходит значительное увеличение выхода замед ленной флуоресценции.

Рис. 2. Онтогенетические изменения индукционного максимума замедленной флуоресценции флаг-листа сортов озимой В конце вегетации у короткостебельных сортов индукционный максимум выше, чем у высокорослых.

Представленные данные характеризуют активность единицы площади ассимиляционной поверхности, так как образец в приборе по изучению замедленной флуоресценции фиксируется на предметном столике прямо угольной рамкой размером 2х2 см и фотоэлектронный умножитель улавливает фотоны, испускаемые с пло щади 4 см2.

Необходимым условием эффективного преобразования энергии света в химическую является не только достаточное количество пигментов, но и их структурная организация. В работе И.Е. Павловой [16] было пока зано, что послесвечение листьев, содержащих одинаковое количество хлорофилла, может существенно раз личаться.

Анализ данных по онтогенетическому изменению индукционного максимума, рассчитанного на единицу хлорофилла, показал, что активность работы единицы хлорофилла тесно связана с фазой развития растений и может меняться в широких пределах. Так, выход свечения в фазу молочно-восковой спелости в три и более раза выше, чем в дорепродуктивный период. Короткостебельные сорта превосходят высокорослые по этому показателю.

Коэффициент энергетической эффективности фотосинтеза (Кээф), рассчитанный как отношение индук ционного максимума к стационарному уровню замедленной флуоресценции, определяет долю поглощенной световой энергии, используемую в электрон-транспортной цепи первичных процессов фотосинтеза для синте за высокоэнергетических химических соединений [17]. Чем выше Кээф, тем эффективней работа фотохимиче ских стадий фотосинтеза.

В наших опытах коэффициент энергетической эффективности фотосинтеза единицы площади у высо корослых сортов ниже, чем у короткостебельных на всех этапах роста и развития растений (рис. 3). У всех сортов в фазу колошения наблюдается резкое снижение этого показателя.

Большой интерес вызывают данные по энергетической эффективности фотосинтеза единицы хлоро филла. По этому показателю короткостебельные и высокорослые сорта имеют существенные различия.

В фазы трубкования и колошения разница составляет 100 и более %. Эффективность работы хлорофилла по запасанию световой энергии короткостебельных сортов значительно ниже высокорослых. Следовательно, высокое содержание зеленых пигментов не гарантирует их эффективную работу.

Рис. 3. Онтогенетические изменения коэффициента энергетической эффективности фотосинтеза сор тов озимой пшеницы Таким образом, короткостебельные сорта озимой пшеницы по размерам ассимиляционной поверхности уступают высокорослым, но превосходят их по содержанию зеленых пигментов (относительному и абсолют ному). Активность процессов поглощения и преобразования световой энергии в высокоэнергетические хими ческие соединения единицы ассимиляционной поверхности и хлорофилла низкорослых форм выше, чем вы сокорослых. В то же время хлорофилл короткостебельных сортов участвует в первичных процессах фотосин теза с меньшей эффективностью.

Литература 1. Ничипорович А.А. Фотосинтетическая деятельность растений как основа их продуктивности в биосфере и земледелии // Фотосинтез и продукционный процесс. – М.: Наука, 1988. – С. 5–28.

2. Ракоца Э.Ю., Кудрявцева Т.Г., Мартемьянова А.А. Специфика формирования ассимиляционного аппа рата растений в поливидных агрофитоценозах // Сельскохозяйственные и прикладные науки в развитии сельского и лесного хозяйства: актуальные вопросы, практика и обмен опытом: мат-лы междунар. науч. практ. конф. – Иркутск, 2006. – С. 125–128.

3. Мокроносов А.Т., Гавриленко В.Ф., Жигалова Т.В. Фотосинтез. Физиолого-экологические аспекты / под ред. И.П. Ермакова. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Академия, 2006. – 488 с.

4. Чиков В.И. Эволюция представлений о связи фотосинтеза с продуктивностью растений // Физиология растений. – 2008. – Т. 55. – № 1. – С. 140–154.

5. Володарский Н.И., Быстрых Е.Е., Николаева Е.К. Об энергетической эффективности фотосинтеза у озимой пшеницы высокопродуктивных сортов // Биол. науки. – 1980. – № 9. – С. 84–90.

6. Первичные процессы фотосинтеза и фотосинтетическая продуктивность / А.Б. Рубин, Т.Е. Кренделева, П.С. Венедиктов [и др.] // С.-х. биология. – 1984. – № 6. – С. 81–92.

7. Рубин А.Б., Кренделева Т.Е. Регуляция первичных процессов фотосинтеза // Успехи биологической хи мии. – 2003. – Т. 43. – С. 225–266.

8. Ничипорович А.А. О путях повышения продуктивности фотосинтеза растений в посеве // Фотосинтез и вопросы продуктивности растений. – М., 1963. – С. 5–36.

9. Кумаков В.А. Структура фотосинтетического потенциала разных сортов яровой пшеницы // С.-х. биоло гия. – 1968. – Т. 3. – № 3. – С. 362–368.

10. Милаева Я.И., Примак И.П. Сравнительное определение количества пигментов в листьях кукурузы и табака ускоренным методом // Селекция и семеноводство. – Киев, 1969. – Вып. 12. – С. 69–72.

11. Тарчевский И.А. Фотосинтез различных органов пшеницы и отток из них ассимилятов // Физиолого биохимические процессы, определяющие величину и качество урожая у пшениц и других колосовых злаков: тез. докл. Всесоюз. семинара. – Казань, 1972. – С. 5–7.

12. Веселовский В.А., Веселова Т.В. Люминесценция растений. – М.: Наука, 1990. – 200 с.

13. Гранин А.В. Метод замедленной флуоресценции в оценке активности фотосинтетического аппарата // Бюл. ВСНЦ СО РАМН. – 2003. – № 7. – С. 98.

14. Доспехов Б.А. Методика полевого опыта. – М.: Колос, 1979. – 416 с.

15. Андрианова Ю.А., Тарчевский И.А. Хлорофилл и продуктивность растений. – М.: Наука, 2000. – 135 с.

16. Павлова И.Е., Маторин Д.Н., Венедиктов П.С. Исследование замедленной флуоресценции листьев древесных растений, выращенных в разных условиях освещенности // Физиология растений. – 1978. – Т. 25. – Вып. 1. – С. 97–105.

17. Моргун В.Н., Сурдо В.Н., Белоног Н.П. Сравнение энергетической эффективности фотосинтеза расте ний: сходство тенелюбивых видов и высокоурожайных сортов // Физиология растений. – 1997. – Т. 44. – № 6.

– С. 847.

УДК 632.4:630.416.3:582.287 А.В. Дунаев, Е.Н. Дунаева МАКРОМИЦЕТЫ, ОБИТАЮЩИЕ НА ДУБОВЫХ ПНЯХ В ЛЕСОСТЕПНЫХ ДУБРАВАХ В статье представлен список макромицетов – обитателей дубовых пней в лесостепных дубравах Белгородской и Харьковской областей. Приведены данные о предпочтении ими того или иного типа суб страта, а также о встречаемости отдельных видов и их сезонных аспектах.

Ключевые слова: макромицеты, паразит, сапротрофит, микобиота, субстрат.

A.V. Dunaev, Ye.N. Dunaeva MACROMYCETES INHABITING ON THE OAK STUBS IN THE FOREST-STEPPE OAK FORESTS List of micromycetes which are the inhabitants of the oak stubs in the forest-steppe oak forests in Belgorod and Kharkov regions is given in the article. The data about their preference of this or that type of substratum and about occurrence of separate species and their seasonal aspects are given.

Key words: micromycetes, parasite, saprotrophit, microbiota, substratum.

В дубравах всегда можно встретить представителей MYCOTA c хорошо видимыми плодовыми телами, которые обитают на стволах живых и сухостойных деревьев, валеже, пнях, растительных остатках. Многие их этих грибных организмов – макромицетов – приурочены к основной лесообразующей породе – дубу черешча тому Quercus robur L. – и играют заметную роль в экологии дубравных сообществ как микоризообразователи, дереворазрушители (паразиты и сапрофиты) и минерализаторы [1–2].

В данной работе рассмотрены результаты изучения микобиоты, представленной макромицетами, – де реворазрушителями, обитателями пней дуба в дубравах южной лесостепи. Исследования проводились в 1997–2007 гг. в нагорных и байрачных дубравах Дергачевского и Волчанского районов Харьковской области Украины и Белгородского района Белгородской области Российской Федерации. Тип лесорастительных усло вий – D2, преобладающий тип леса – снытевая дубрава, элемент леса – дуб черешчатый порослевого проис хождения, возраст 60–100 лет, полнота 0,5–0,8, класс бонитета II–III.

В процессе исследований изучался видовой состав микобиоты, уточнялась принадлежность видов к той или иной экологической группе, оценивалась встречаемость видов, выяснялся сезонный аспект развития пло довых тел.

Объекты и методы исследований. Полевые исследования проводились рекогносцировочным и де тальным методами [2]. Встречаемость вида оценивали по балльной шкале: + – очень редко (вид представлен единичной находкой);

1 – редко (плодовые тела встречаются в отдельных древостоях);

2 – нередко (плодовые тела обычно встречаются во многих древостоях);

3 – часто (плодовые тела встречаются в большинстве ис следуемых древостоев);

4 – очень часто (плодовые тела встречаются во всех древостоях).

В процессе полевых исследований отмечали тип (качество) субстрата, на котором развиваются плодо вые тела макромицетов. Тип субстрата оценивали по следующей шкале: I – свежие пни, древесина плотная в коре, без признаков гнили;

II – недавние пни, древесина плотная, но c признаками гнили;

III – многолетние пни с местами отслоившейся коры и потемневшей древесины, имеющей признаки разложения;

IV – старые пни без коры, порастающие мхом, с потемневшей древесиной, имеющей признаки разложения, наружный слой размяг чен, имеются радиальные трещины;

V – старые замшелые пни с размягченной древесиной.

Сезонный аспект развития видов выясняли на основании данных о приуроченности их плодоношений к определенному времени года. Все полученные данные представлены в таблице.

Результаты исследований и их обсуждение. Как показывают результаты наших наблюдений (см.

табл.), на пнях дуба в дубравах южной лесостепи обитают 23 вида макромицетов класса Basidiomycetes:

11 видов порядка Aphyllophorales, 11 видов порядка Agaricales и 1 вид порядка Lycoperdales (систематика да ется по [1]).

Из них 15 видов (щелелистник обыкновенный Schizophyllum commune, трутовик лакированный Ganoderma lucidum, гименохета ржавая Hymenochaete rubiginosa, кориолус зональный Coriolus zonatus, корио лус многоцветный C. versicolor, ирпекс молочный Irpex lacteus, панеллюс вяжущий Panellus stipticus, оленний опенок Рluteus cervinus, ложноопенок кирпично-красный Hypholoma sublateritium, летний опенок Kuehneromyces mutabilis, мицена колпаковидная Mycena galericulata, мицена наклоненная M. inclinata, коллибия дуболюбивая Сollybia dryophila, навозник рассеянный Coprinus disseminatus, дождевик грушевидный Lycoperdon pyriforme) – настоящие сапрофиты;

7 видов (серно-желтый трутовик Laetiporus sulphureus, дубовая губка Daedalea quersina, стереум жестковолосистый Stereum hirsutum, бъеркандера опаленная Bjerkandera adusta, ложноопе нок серно-желтый Hypholoma fasciculare, ложноопенок Кандолля H. candolleanum, осенний опенок Armillaria mellea) – преимущественные сапрофиты и только 1 вид – печеночница обыкновенная Fistulina hepatica – пре имущественно паразитический.

Макромицеты, обитающие на дубовых пнях Экологическая Тип Встречаемость, Сезонный Вид группа субстрата балл аспект BASIDIOMYCETES, Aphyllophorales 1. Schizophyllum commune Fr. Сапрофит III, IV 3 Май–сентябрь 2. Ganoderma lucidum (Leyss. ex Сапрофит III + Июнь Fr.) 3. Laetiporus sulphureus (Bull.) Сапрофит I, II, III 2 Май–июнь Bond. et Sing паразит Паразит 4. Fistulina hepatica (Schaeff.) Fr. II, III 1 Июль–сентябрь сапрофит Сапрофит 5. Daedalea quersina (L.) Fr. II, III, IV 3 Май–сентябрь паразит Сапрофит 6. Stereum hirsutum (Willd.) Pers. I, II, III, IV 4 Май–октябрь паразит Сапрофит 7. Bjerkandera adusta (Will.) Karst. I, II, III, IV 3 Май–октябрь паразит 8. Hymenochaete rubiginosa (Dicks.) Сапрофит III, IV 4 Май–сентябрь Lev.

9. Coriolus zonatus (Fr.) Quel. Сапрофит I, II, III 3 Июль–сентябрь 10. C. versicolor (Fr.) Quel. Сапрофит I, II, III 3 Май–июль 11. Irpex lacteus Fr. Сапрофит II, III 2 Июль–сентябрь BASIDIOMYCETES, Agaricales 12. Panellus stipticus (Fr.) Karst. Сапрофит II, III 2 Май–октябрь 13. Рluteus cervinus (Fr.) Kumm. Сапрофит I, II, III, IV 3 Май–сентябрь 14. Hypholoma sublateritium (Fr.) Сапрофит II, III, IV 3 Август–октябрь Quel.

Сапрофит, сла 15. H. fasciculare (Fr.) Kumm. I, II, III, IV 3 Июнь–сентябрь бый паразит Сапрофит, сла 16. H. candolleanum (Fr.) Quel. II, III, IV 3 Май–октябрь бый паразит 17. Armillaria mellea (Fr. ex Vahl.) Сапрофит- Сентябрь– I, II, III Karst. паразит октябрь 18. Kuehneromyces mutabilis (Fr.) Сапрофит III + Июль Sing. et A. H. Smith.

19. Mycena galericulata (Fr.) S. F.

Сапрофит III, IV, V 4 Июль–август Gray 20. M. inclinata (Fr.) Quel. Сапрофит III, IV, V 4 Июнь–сентябрь 21. Сollybia dryophila (Fr.) Kumm. Сапрофит III, IV, V 3 Май–октябрь 22. Coprinus disseminatus (Fr.) S. F.

Сапрофит IV, V 4 Май–сентябрь Gray BASIDIOMYCETES, Lycoperdales 23. Lycoperdon pyriforme Pers. Сапрофит IV, V 3 Июль–сентябрь На свежих пнях в дубравах южной лесостепи (см. табл.) обитают такие виды, как Laetiporus sulphureus, Stereum hirsutum, Bjerkandera adusta, Coriolus zonatus, C. versicolor, Рluteus cervinus, Hypholoma fasciculare, Armillaria mellea. Пни II–III категорий являются субстратом для следующих видов: Schizophyllum commune, Laetiporus sulphureus, Ganoderma lucidum, Fistulina hepatica, Daedalea quersina, Stereum hirsutum, Bjerkandera adusta, Hymenochaete rubiginosa, Coriolus zonatus, C. versicolor, Irpex lacteus, Panellus stipticus, Рluteus cervinus, Hypholoma sublateritium, H. fasciculare, H. candolleanum, Armillaria mellea, Kuehneromyces mutabilis, Mycena spp., Сollybia dryophila. Старые пни являются местом обитания для Schizophyllum commune, Daedalea quersina, Stereum hirsutum, Bjerkandera adusta, Hymenochaete rubiginosa, Рluteus cervinus, Hypholoma sublateritium, H.

fasciculare, H. candolleanum, Mycena spp., Сollybia dryophila, Coprinus disseminatus, Lycoperdon pyriforme.

Как обитатели дубовых пней (см. табл.), очень редки Ganoderma lucidum, Kuehneromyces mutabilis;

ре док такой вид, как Fistulina hepatica. Нередки Laetiporus sulphureus, Irpex lacteus, Panellus stipticus. Часто встре чаются Schizophyllum commune, Daedalea quersina, Bjerkandera adusta, Coriolus zonatus, C. versicolor, Рluteus cervinus, Hypholoma sublateritium, H. fasciculare, H. сandolleanum, Сollybia dryophila, Lycoperdon pyriforme. Очень часто встречаются Stereum hirsutum, Hymenochaete rubiginosa, Armillaria mellea, Mycena galericulata, M. inclinata, Coprinus disseminatus.

Интересно отметить, что такие виды, как Stereum hirsutum, Bjerkandera adusta, Рluteus cervinus, Hypho loma fasciculare, встречаются и на свежих и на старых пнях (см. табл.).

Пни I–II–III категорий предпочитают Laetiporus sulphureus, Coriolus zonatus, C. versicolor, Armillaria mellea.

Пни II–III–IV категорий – Daedalea quersina, Hypholoma sublateritium, H. сandolleanum.

Более узкой приуроченностью к субстрату отличаются Schizophyllum commune (субстрат I–I), Fistulina hepatica (субстрат II–III), Hymenochaete rubiginosa (субстрат III–IV), Irpex lacteus (субстрат II–III), Panellus stipti cus (субстрат II–III), Coprinus disseminatus и Lycoperdon pyriforme (субстрат IV–V). Два вида – Ganoderma lucidum, Kuehneromyces mutabilis – вследствие их очень редкой встречаемости на дубовых пнях исключаются из рассмотрения.

На старых пнях чаще других встречаются Mycena galericulata, M. inclinata, Coprinus disseminatus, Lycoperdon pyriforme.

Виды весенне-летне-осеннего плодоношения – Schizophyllum commune, Daedalea quersina, Stereum hirsutum, Bjerkandera adusta, Hymenochaete rubiginosa, Panellus stipticus, Рluteus cervinus, Hypholoma candolleanum, Mycena inclinata, Сollybia dryophila, Coprinus disseminatus. Весенне-летние виды – Laetiporus sulphureus, Coriolus versicolor. Летние – Ganoderma lucidum, Kuehneromyces mutabilis, Mycena galericulata.

Летне-осенние – Fistulina hepatica, Coriolus zonatus, Irpex lacteus, Hypholoma sublateritium, H. fasciculare, Mycena inclinata, Lycoperdon pyriforme. Осенний вид – Armillaria mellea.

Таким образом, на пнях дуба в дубравах южной лесостепи обитают 23 вида макромицетов класса Basi diomycetes: 11 видов порядка Aphyllophorales, 11 видов порядка Agaricales и 1 вид порядка Lycoperdales. Из них 15 видов (щелелистник обыкновенный Schizophyllum commune, трутовик лакированный Ganoderma luci dum, гименохета ржавая Hymenochaete rubiginosa, кориолус зональный Coriolus zonatus, кориолус многоцвет ный C. versicolor, ирпекс молочный Irpex lacteus, панеллюс вяжущий Panellus stipticus, оленний опенок Рluteus cervinus, ложноопенок кирпично-красный Hypholoma sublateritium, летний опенок Kuehneromyces mutabilis, ми цена колпаковидная Mycena galericulata, мицена наклоненная M. inclinata, коллибия дуболюбивая Сollybia dryo phila, навозник рассеянный Coprinus disseminatus, дождевик грушевидный Lycoperdon pyriforme) – настоящие сапрофиты;

7 видов (серно-желтый трутовик Laetiporus sulphureus, дубовая губка Daedalea quersina, стереум жестковолосистый Stereum hirsutum, бъеркандера опаленная Bjerkandera adusta, ложноопенок серно-желтый Hypholoma fasciculare, ложноопенок Кандолля H. candolleanum, осенний опенок Armillaria mellea) – преимуще ственные сапрофиты и только 1 вид – печеночница обыкновенная Fistulina hepatica – преимущественно пара зитический.

Выводы Для каждого типа субстрата характерен свой особый комплекс дереворазрушающих макромицетов. Бо лее важное значение в утилизации древесины пней дуба играют, по-видимому, те виды макромицетов, кото рые встречаются более часто и могут развиваться на разных типах субстрата. Среди таких макромицетов можно назвать следующие: Daedalea quersina, Hypholoma fasciculare, H. сandolleanum, Armillaria mellea, Mycena galericulata, M. inclinata, Coriolus zonatus, C. versicolor.

Литература 1. Мир растений. Т.2. Грибы / под ред. М.В. Горленко. – 2-е изд. перераб. – М.: Просвещение, 1991. – 475 с.

2. Мухин В.А. Роль базидиальных дереворазрушающих грибов в лесных биогеоценозах // Лесоведение. – 1981. – № 1. – С. 46–53.

3. Шевченко С.В., Цилюрик А.В. Лесная фитопатология. – Киев: Вища школа, 1986. – 384 с.

УДК 581.14(571.66) Н.М. Воронкова, Т.А. Безделева ЖИЗНЕСПОСОБНОСТЬ СЕМЯН, СТРУКТУРА ПРОРОСТКОВ И БИОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ НЕКОТОРЫХ ВИДОВ ВУЛКАНОВ КАМЧАТКИ В статье представлены результаты исследований по изучению режимов прорастания семян, мор фометрическим особенностям проростков. Определены жизненные формы 8 видов растений вулканов Камчатки. Полученные результаты характеризуют их адаптивные признаки, сформированные под влия нием специфических экологических условий. Новые данные могут быть использованы при создании банка семян, а также при интродукции и реинтродукции видов с целью сохранения биоразнообразия.

Ключевые слова: растения вулканов, прорастание семян, проросток, жизненные формы.

N.M. Voronkova, T.A. Bezdeleva SEED VIABILITY, SEEDLING STRUCTURE AND BIOMORPHOLOGICAL PECULIARITIES OF SOME KINDS OF KAMCHATKA VOLCANOES The results of research on studying the modes of seed germination, morphometrical seedling peculiarities are given in the article. Life forms of 8 species of plants of Kamchatka volcanoes are determined. The received results characterize their adaptive features formed under the influence of specific ecological conditions. The new data can be used for seed bank creation and for introduction and reintroduction of species in order to preserve biodiversity.

Key words: volcano plants, seed germination, seedling, life forms.

Введение. Необходимость изучения закономерностей роста и развития растений в экологически небла гоприятных условиях не вызывает сомнения. При изучении восстановления растительности в зонах глобаль ных экологических катастроф, в частности в районах действующих вулканов, все сведения, относящиеся к се менному размножению видов на данной территории, имеют диагностическую ценность для оценки степени комфортности существования растений. На вулканических субстратах успешность прорастания семян и разви тия проростков зависит от индивидуальной приспособленности растений определенных видов формировать жизнеспособные семена [1]. Комплексная оценка морфолого-экологических особенностей этих видов и, преж де всего, биоморфы и жизненного цикла, необходима для разработки мер охраны и организации мониторинга их популяций. Начальные стадии развития растений являются наиболее ответственным этапом в возобновле нии растительности, особенно в условиях муссонного климата с малым количеством весенних осадков. В пе риод вегетации растения в полной мере испытывают на себе воздействие неблагоприятных факторов. Произ растание в суровой природной обстановке способствует образованию у растений особых морфологических структур, формируя определенный габитус. Недостаточная изученность видоспецифических показателей со стояния растений вулканов Камчатки и определила направленность работы, результаты которой представле ны в данной статье. Изучали биологию прорастания семян, структуру проростков и жизненные формы расте ний. Некоторые данные по прорастанию семян отдельных видов растений фрагментарно представлены ранее [2–3], изучение структурной организации растений и биоморфологии проростков исследованных видов с вул канов Камчатки не проводилось.

Объекты и методы исследований. Объектами исследований служили семена и гербарии 8 видов рас тений из 6 семейств (12 мест сбора), собранные сотрудниками Биолого-почвенного института ДВО РАН во время экспедиций на Камчатку и проращиваемые в разные годы (табл. 1). Проращивание семян проводили в чашках Петри на ложе из фильтровальной бумаги, смоченной водопроводной водой, в условиях естественного освещения (днем на свету, ночью в темноте) по 50 шт. в трехкратной повторности. Отсутствие сведений о по кое и оптимальном режиме проращивания семян исследуемых видов вызвало необходимость последовать рекомендациям М.Г. Николаевой с соавт. [4] и первоначально проращивать семена всех видов при температу ре не менее 18°С (в наших опытах 22–28°С) – вариант “тепло”. Через месяц оставшиеся непроросшими семе на подвергали холодной стратификации при температуре +2°С в течение 1–4 месяцев с последующим прора щиванием при температуре 22–24°С – вариант “тепло-холод-тепло”. Подсчет проросших семян вели ежеднев но. Долю проросших семян (в %) рассчитывали от числа заложенных на проращивание. Для удобства изложе ния материала невскрывающиеся плоды, как генеративная диаспора (семянки и т. д.), условно в данной статье именуются семенами. Обработку статистических данных проводили с помощью программы Microsoft Excel.

Структуру проростков исследовали в возрасте 3–5 дней с помощью бинокулярного микроскопа. Изучено строение и проведены замеры. Описание жизненных форм проводили по гербарию согласно методике И.Г.

Серебрякова [5] с использованием работы одного из авторов по жизненным формам семенных растений рос сийского Дальнего Востока [6].

Результаты исследований и их обсуждение. Одним из основных адаптивных признаков растений, обитающих в местах с неблагоприятной экологической обстановкой, является жизнеспособность формирую щихся семян. Жизнеспособность семян исследуемых растений оценивали по лабораторной всхожести.

Прорастание семян. В табл. 1 представлены результаты по прорастанию семян 8 изученных видов в разных температурных условиях.

Таблица Лабораторная всхожесть семян растений вулканов Камчатки, % Проращивание семян Время сбора – начало прора- Вариант Вид (семейство) Место сбора семян щивания (день Вариант “тепло появления 1-го ”тепло” холод проростка) тепло” 1 2 3 4 Armeria maritima ЦК, вулканическая сопка Плоская, 28.08.2004– (Mill.) Willd. горные тундры, высота над ур.м. 04.02.2005 28±6 28± (Plumbaginaceae) 1000–1200 м (6) 30.07.2003– ЦК, вулкан Толбачик, горная тундра 04.02.2005 31±4 49± (5) Dryas punctata Juz.

(Rosaceae) ЦК, вулкан Ключевская сопка, р-н 22.08.2005– сопки Подкова, заросшая лава, вы- 12.05.2006 18±1 23± сота над ур.м. 1080–1100 м (4) 19.08.2004– ЦК, вулканическая сопка Плоская, 07.02.2005 24±2 39± луговинные тундры (4) Erigeron thunbergii A. Gray ЮК, вулкан Козельский, юго 22.08.2005– (Asteraceae) восточный склон, шлаковое поле, 12.05.2006 71±3 79± сухие участки сыпучей тефры, высо (3) та над ур.м. около 1000 м 30.07.2003– ЦК, вулкан Толбачик, горная тундра 08.02.2005 17±7 76± (2) Lloydia serotina (L.) ЦК, вулкан Ключевская сопка, р-н соп Reichenb. (Liliaceae) 22.08.2005– ки Подкова, вересково-голубичные 11.05.2006 94±4 – участки тундры на шлаковых полях, (6) высота над ур.м. 1080 м Окончание табл. 1 2 3 4 ЦК, вулканическая сопка Плоская, 28.08.2004– зарастающие лавовые потоки, высо- 09.02.2005 28±2 52± та над ур.м. 1100–1460 м (6) Potentilla vulcanicola ЦК, южные предгорья вулкана Ост Juz.

рый Толбачик, близ южного прорыва, 25.08.2000– (Rosaceae) в небольшом кратере у подножья 13.02.2001 39±2 – лавовой стены в поясе лиственнич- (6) ных лесов Rhododendron au- 01.09.2004– ЦК, вулканическая сопка Плоская, reum Georgi 07.02.2005 31±1 77± высота над ур.м. 1460 м (Ericaceae) (8) Rhododendron camt- 10.09.2004– Ю-ВК, вул. Авачинская сопка, горные schaticum Pall. 09.02.2005 45±2 77± тундры (Ericaceae) (7) Saxifraga purpuras- 28.08.2004– ЦК, вулканическая сопка Плоская, cens Kom. 08.02.2005 29±3 37± горные тундры и лавовые потоки (Saxifragaceae) (8) Примечание. ЦК, ЮК, Ю-ВК – соответственно Центральная, Южная, Юго-Восточная Камчатка;

прочерк означает, что семена стратификации не подвергались.

Несмотря на разные места и годы сбора, разные сроки проращивания, все исследованные виды начи нали прорастать в тепле (без стратификации) при температуре 22–28°С. У большинства видов всхожесть бы ла невысокой. Стратификация при температуре +2°С в течение 3 мес. способствовала значительному повы шению всхожести (примерно в 2 раза) у 2-х видов рода Rhododendron и Potentilla vulcanicola. Значительно по высилась всхожесть в одной из популяций Lloydia serotina после 1,5 мес. воздействия низкими положительны ми температурами, тогда как во второй популяции семена почти полностью прорастали в тепле. Остальные виды реагировали на воздействие низкой положительной температуры значительно меньшим повышением всхожести (на 5–18%), либо не требовали холодной стратификации вообще (Armeria maritima). Анализ режи мов и результатов проращивания, согласно классификации М.Г. Николаевой и др. [7], позволяет говорить о том, что у семян исследованных видов наблюдается физиологический тип покоя различной глубины, где весь ма заметно проявляется видовая специфика семян.

В конечном итоге при соответствующих режимах 5 видов из 8 имели среднюю всхожесть более 50% (52–94%). Остальные виды имели низкую всхожесть даже после стратификации. Причины различной всхоже сти, особенно одних и тех же видов из разных популяций, могут быть следствием целого ряда причин, таких, как генетическая разнокачественность, обусловленная индивидуальными различиями гамет и процесса опло дотворения, матрикальная разнокачественность, являющаяся следствием различий в местонахождении семян на растении, экологическая разнокачественность, являющаяся результатом взаимодействия формирующихся семян с различными неблагоприятными экологическими условиями [8], а также время сбора семян, сезонность проращивания, длительность и условия хранения семян.

Структура проростков. Своеобразные экологические условия вулканических территорий с множест венными субстратными и микроклиматическими вариациями предопределяют лабильность приспособитель ных признаков растений особенно на ранних этапах онтогенеза. Установление черт сходства и различия в морфологическом строении проростков разных видов и является характерной особенностью их адаптивного потенциала на данном этапе развития. Основные морфометрические параметры проростков представлены в табл. 2.


Таблица Структура и морфометрические характеристики проростков растений вулканов Камчатки Главный Верхушечная Вид Семядоли Гипокотиль корень почка Зеленые, ланцетные (1,3), 5,5–9,5 мм длины (0,2), 1,1– Первый на (2) 6,5–11 мм Прозрачный (2), Armeria maritima 2 мм ширины;

ширина почти стоящий лист длины 6–8 мм длины по всей длине семядоли 1,2 мм длины одинакова Светлый, про Короткочерешковые (длина зрачный (4), черешка около 1 мм, толщи 6–9 мм длины, Зачатки 1– на 0,3 мм), почти овальные, Тонкий, бурый, большего диа- первых на Dryas punctata на верхушке тупые, округ- (3) 5–8 мм метра, чем ко- стоящих ли лые, в основании округло- длины рень, граница с стьев усеченные, 2–2,5 мм длины, ним хорошо вы 1–1,5 мм ширины ражена Первый на стоящий зе леный лист, Вначале почти линейные, 2–5 мм длины, вначале почти затем продолговато Бурый, про- хорошо отлича- лентовидный, обратнояйцевидные, 6–9 мм Erigeron thunbergii стой, 4–15 мм ется от корня по 1,5–4 мм дли длины, 1,2–1,8 мм ширины длины окраске и тол- ны, сверху близ верхушки, сужаются к щине опушен свет основанию до 0,5–0,7 мм лыми отстоя щими волос ками В виде бугор Менее 1 мм ка меристо длины, ни по матической Одналинейная семядоля, окраске, ни по ткани, со всех Lloydia serotina 2–3 мм длины 10–12,5 мм длины толщине не от- сторон окру личается от жена основа главного корня нием семядо ли Короткочерешковые (длина Простой, на Прозрачный, Зачатки двух черешка 0,8–1 мм), оваль- верхушке буро- светлый, 4–7 мм первых на Potentilla vulcanicola ные, на верхушке округлые, ватый, 3–5 мм длины, граница стоящих ли 1,2–1,5 мм длины, 0,5 мм длины, тоньше с корнем хорошо стьев ширины гипокотиля заметна До 4–6,5 мм В виде бугор Продолговатые или ланцет Rhododendron au- 1–1,5 мм длины, граница ка меристо ные, 1 мм длины, менее reum длины с корнем слабо матической 0,5 мм ширины выражена ткани Зеленые, сидячие, оваль- В виде бугор Простой, бу- Прозрачный, до Rhododendron camt- ные, продолговатые или ка меристо рый, 0,2–2 мм 4 мм длины, schaticum ланцетные, 0,7–0,8 мм дли- матической длины 0,1 мм толщины ны, 0,4–0,5 мм ширины ткани Короткочерешковые (длина Светлый, черешка 0,1–0,5 мм), зеле Простой, ните- 1,5–4 мм длины ные, овальные (0,5), 0,8– видный, корич- и около 2 мм Зачатки пер Saxifraga purpuras- 1 мм длины (0,25), 0,3–0, невый, до 4 мм толщины, гра- вого настоя cens (0,8) мм ширины, самая ши длины, тоньше ница с корнем щего листа рокая часть на верхушке, в гипокотиля хорошо выра основании слегка сужаясь жена переходит в черешок При прорастании семян у всех видов семядоли выносятся на дневную поверхность, т.е. все исследо ванные виды имеют надземный тип прорастания. Морфометрические характеристики видоспецифичны. Раз меры семядолей колеблются весьма значительно: самые мелкие (до 1 мм длины) у видов рода Rhododendron и Saxifraga purpurascens, самые крупные у Armeria maritima (5,5–9,5 мм длины) и Lloydia serotina (10–12,5 мм длины). Соотношения размеров семядолей, главного корня и гипокотеля различны. Форма и размеры семядо лей также видоспецифичны. Почти у всех видов эпикотиль не развит и первые листья появляются непосредст венно над семядолями. Подобное развитие отмечено и для других видов, в частности, для многих видов рода Campanula [9]. Проростки исследованных видов различаются и по развитию верхушечной почки: у 3-х видов верхушечная почка развита слабо, и зачатки настоящих листьев полностью отсутствуют, у остальных видов обнаружены зачатки одного или двух настоящих листьев, причем у одного из видов (Erigeron thunbergii) первый настоящий лист опушенный.

Жизненные формы. Жизненную форму определяют как “своеобразный общий облик (габитус) определенной группы растений (включая их надземные и подземные органы – подземные побеги и корневые системы), возни кающий в их онтогенезе в результате роста и развития в определенных условиях среды” [10]. Анализ особенностей структурной организации изученных растений позволил классифицировать их жизненные формы:

Armeria maritima – многолетний летнезеленый травянистый стержнекорневой с многоглавым каудексом дерновинный симподиально нарастающий поликарпик с розеточным прямостоячим побегом;

Dryas punctata – летнезеленый кустарничек;

Erigeron thunbergii – многолетний летнезеленый травянистый короткокорневищно-кистекорневой симпо диально нарастающий поликарпик с полурозеточным прямостоячим побегом;

Lloydia serotina – многолетний летнезеленый травянистый луковичный симподиально нарастающий по ликарпик с полурозеточным прямостоячим побегом;

Potentilla vulcanicola – многолетний летнезеленый травянистый тонко-длинно-короткокорневищный сим подиально нарастающий поликарпик с розеточным прямостоячим побегом;

Rhododendron aureum – вечнозеленый стланец;

Rhododendron camtschaticum – летнезеленый кустарничек;

Saxifraga purpurascens – многолетний летнезеленый травянистый короткокорневищно-кистекорневой симподиально нарастающий поликарпик с розеточным прямостоячим побегом.

В данной группе исследованных растений присутствуют разнообразные жизненные формы, отличаю щиеся по структуре как надземных, так и подземных органов. Среди них 3 вида – древесные растения: 1 вид имеет жизненную форму вечнозеленого стланца и 2 вида – летнезеленых кустарничков. Остальные виды – многолетние летнезеленые травянистые поликарпики (ТП): 1 вид – стержнекорневой ТП;

2 вида – короткокор невищно-кистекорневые ТП;

1 вид – тонко-длинно-короткокорневищный;

1 вид – луковичный ТП. Все травяни стые поликарпики имеют либо розеточный (4 вида), либо полурозеточный (1 вид) побег. Розеточностью побе гов объясняется тот факт, что у большинства видов недоразвит эпикотиль, и первые листья формируются не посредственно над семядолями. Некоторые исследователи [11] считают, что розеточность – это способ быст рого наращивания ассимиляционной поверхности за счет экономии на росте междоузлий, что очень важно для растений Камчатки, характеризующихся коротким периодом вегетации.

Заключение. В результате анализа полученных данных по прорастанию семян, структурной организа ции и морфометрии проростков и взрослых особей 8 видов растений вулканов Камчатки выявлен ряд адап тивных признаков. Результаты могут быть использованы при организации банка семян и мониторинга лабора торной всхожести, при интродукции растений, а также представлять интерес для филогенетической система тики, геоботаники и являться материалом для выяснения путей эволюции жизненных форм.

Литература 1. Voronkova N.M., Kholina A.B., Verkholat V.P. Plant biomorphology and seed germination in pioneer species of Kamchatka volcanoes // Biology Bulletin. – 2008. – Vol. 35. – № 6. – P. 599–605.

2. Воронкова Н.М., Холина А.Б. Хранение семян: популяционная изменчивость ответной реакции семян на глубокое замораживание // Вестн. КрасГАУ. – 2008. – Вып. 3. – С. 125–130.

3. Воронкова Н.М., Холина А.Б., Якубов В.В. Прорастание семян растений полуострова Камчатка и их ре акция на глубокое замораживание // Вестн. КрасГАУ. – 2009. – Вып. 1. – С. 52–68.

4. Николаева М.Г., Тихонова В.Л., Далецкая Т.В. Долговременное хранение семян дикорастущих видов растений. Биологические свойства семян. – Пущино: ОНТИ ПНЦ РАН, 1992. – 37 с.

5. Серебряков И.Г. Жизненные формы высших растений и их изучение // Полевая геоботаника. – М.;

Л.:

Наука, 1964. – Т. 3. – С. 146–205.

6. Безделев А.Б., Безделева Т.А. Жизненные формы семенных растений российского Дальнего Востока. – Владивосток: Дальнаука, 2006. – 296 с.

7. Николаева М.Г., Разумова М.В., Гладкова В.Н. Справочник по проращиванию покоящихся семян. – Л.:

Наука, 1985. – 348 с 8. Овчаров К.Е., Кизилова Е.Г. Разнокачественность семян и продуктивность растений. – М.: Колос, 1966. – 160 с.

9. Шулькина Т.В. Морфология проростков у представителей рода Campanula L. флоры СССР // Ботан.

журн. – 1974. – Т. 59. – № 3. – С. 439–447.

10. Серебряков И.Г. Экологическая морфология растений. Жизненные формы покрытосеменных и хвойных.

– М.: Высшая школа, 1962. – 378 с.

11. Марков М.В. Популяционная биология розеточных и полурозеточных малолетних растений. – Казань:

Изд-во Казан. ун-та, 1990. – 186 с.

УДК 633.12(571.51) Ф.Е. Замяткин НОВЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СЕЛЕКЦИИ ГРЕЧИХИ В КРАСНОЯРСКОМ КРАЕ Автором статьи на основании результатов многолетних исследований предложено использовать в се лекции гречихи гомостильную форму, апомиксис и линейную селекцию на гетерозис. Новый исследовательский метод откроет большие возможности для высокорентабельного возделывания гречихи.

Ключевые слова: гречиха, селекция, гомостилия, апомиксис, самосовместимость.

F.Ye. Zamyatkin NEW DIRECTIONS OF BUCKWHEAT SELECTION IN KRASNOYARSK REGION On the basis of long-term research results it is offered by the author of the article to use homostyly form, apo mixis and linear selection on heterosis for buckwheat selection. The new research method will provide good possibili ties for highly profitable buckwheat cultivation.

Key words: buckwheat, selection, homostyly, apomixis, self-compatibility.

По результатам литературного обзора [4–5;

7;

10] и собственных исследований [2–3] были сделаны вы воды, что основной причиной низкой озерннности гречихи и высокой чувствительности е оплодотворнных цветков к экстремальным факторам является приспособленность к отбору гетерозигот на материнском расте нии.

Для биологического вида это очень полезное приспособление, а для культурного растения – большой хозяйственный недостаток, обычно низкая и очень неустойчивая урожайность. Ближайший родственник гречи хи посевной – самоопыляющаяся сорнополевая гречиха татарская, по нашим данным, в вегетационных опы тах имела озерннность 51 %, а гречиха посевная – 15 %. Для того чтобы избавиться от этих недостатков, бы ло решено заменить систему размножения перекрстноопыляющихся растений гречихи на систему размноже ния самоопылителя.


Работа эта началась с самоопыления гречихи сорта Калининская при скрещивании е с гречихой татар ской. Данный опыт закончился неудачей – самоопыленная гречиха быстро погибла от инцухтдепрессии, а гиб риды оказались неплодовитыми. В то же время среди растений материнского сорта был найден мутант – го мостильная форма гречихи, имеющая цветки с длинными тычинками и пестиками. При длительном отборе на продуктивность в условиях самоопыления мутант превратился в хорошего донора самосовместимости. Длин ностебельчатая и короткостебельчатая формы, составляющие популяцию гречихи обыкновенной, при их пе реопылении с высокосамосовместимым донором становились также самосовместимыми, а гомостильные гиб риды были значительно продуктивнее, чем донор, как по общей биологической, так и по зерновой продуктив ности.

С появилением перспективы создания высокопродуктивной самоопыляющейся гречихи началась рабо та в направлении повышения семенной продуктивности в условиях самоопыления при пространственной груп повой изоляции. Довольно быстро были получены гомостильные растения с высокой завязываемостью семян, но они были очень плохо выполнены.

Растения фактически не были самоопыляющимися, а обладали способностью завязывать семена и от самоопыления и от перекрстного опыления, но на протяжении целого ряда лет они оставались плохо выпол ненными, однако надежда не появление мутантов самоопыляющихся или апомиктов теоретически оставалась.

Только в 80-х годах были отобраны высокопродуктивные гомостильные растения с мелкими хорошо выполненными семенами. Работа по укрупнению семян не дала нужных результатов. В это же время появи лась идея создания линий на основе самоопыляющихся длинностолбчатой и короткостолбчатой форм, по скольку донор – гомостильная гречиха – обладает способностью передавать самосовместимость той и другой формам.

Было произведено скрещивание между мелкоплодной гомостильной гречихой и длинностолбчатой формой сорта Солянская. Отобранные в F1 длинностолбчатые и гомостильные гибриды на изолированном участке показали высокую продуктивность. Поколение F2 длинностолбчатого гибрида оказалось ещ более продуктивным. Длинностолбчатая линия была сформирована довольно быстро, а селекцией короткостолбча той линии занимаются до настоящего времени.

В 2004 году было произведено первое скрещивание линий и F1 высеяли на делянках в поле. Продук тивность гибридов по всем параметрам превосходила родительские растения, а также районированный сорт Солянская. Короткостолбчатые растения полностью доминировали в соответствии с законами Менделя. В свя зи с этим обстоятельством появилась возможность ещ одного переопыления короткостолбчатых растений F с длинностолбчатыми, то есть надежда получить двухлинейный гибрид по аналогии с двухлинейными кукуруз ными. Такая ситуация открывает дополнительные комбинационные возможности и значительно удешевит се меноводство гибридов. Если в перспективе каждый из уже существующих сортов гречихи превратить в две линии (длинностолбчатую и короткостолбчатую), заняться поиском комбинационных пар, то гречиха превра тится в высокоурожайную культуру. Теперь, когда есть хорошие доноры для получения линий, разработана методика работы, то достижение этой цели уже реально в ближайшем будущем.

Из литературных источников [6;

8] известно, что при скрещивании факультативных дикорастущих апо миктов во втором, третьем и последующих гибридных поколениях появляются устойчивые формы апомиксиса.

Если это так, то они должны появиться и в нашем гибридном материале.

Второе поколение от скрещивания линий было высеяно в Курагино в 2005 году, где был произведен от бор. Последующие поколения гибридов высевались на собственном садово-огородном участке. Часть семян наиболее интересных растений в 2007, 2009 годах использовалась для цитологического анализа с целью под счта хромосом. Результаты анализа показали различное их количество, от 16 до 48, что свидетельствует о на рушении мейоза и переходе гибридов от факультативного апомиксиса к устойчивому. Остатся чисто техниче ская работа – оценка и отбор растений на делянках с последующим цитологическим контролем.

Полиплоидная гречиха с устойчивым апомиксисом будет иметь минимум недостатков, характерных для ны не существующих сортов, определяющих их низкую и неустойчивую урожайность в сравнении с другими полевыми культурами. Появляется возможность для закрепления гетерозиса первого гибридного поколения.

Результаты проделанной работы открывают новые большие возможности для высокорентабельного возде лывания гречихи.

Выражаю благодарность селекционеру В.В. Колчанову и зав. кафедрой растениеводства КрасГАУ Н.Г. Ведрову за предоставленную возможность посева селекционного материала на участках земли, находящихся в их распоряжении. Особо благодарен доктору биологических наук, профессору, зав. отделом лесной генетики и се лекции Института леса СО РАН Е.Н. Муратовой за подсчт хромосом в селекционном материале гречихи.

Литература 1. Дарвин Ч. Действие перекрстного опыления и самоопыления в растительном мире: пер. с англ. – М.;

Л., 1939.

2. Замяткин Ф.Е. Влияние разнокачественности легитимного опыления на плодообразование гречихи // Селекция и агротехника гречихи. – Орл, 1970.

3. Замяткин Ф.Е. Самоопыляющаяся гречиха // Селекция, генетика и биология гречихи. – Орл, 1971.

4. Модилевский Я.С. Цитоэмбриологическая характеристика плодов посевной гречихи, преждевременно прекращающей сво развитие // Ботан. журн. – 1951. – Т. 8. – № 3.

5. Паушева З.П. Об отирании цветков и завязей у гречихи // Изв. Тимирязевской с.-х. академии. – 1961. – Вып. 4.

6. Поддубная-Арнольди В.А. Общая эмбриология покрытосемянных растений. – М.: Наука, 1964. – 353 с.

7. Елагин И.Н., Соловьв Г.М. Возделывание гречихи. – М.: Сельхозиздат, 1951. – 120 с.

8. Рубцова З.М. Эволюционное значение апомиксиса. – Л.: Наука, 1989. – 70 с.

9. Федорчук В.Ф. Развитие и строение семяпочек и семян у красного клевера / под ред. П.И. Лисицына. – М.: Сельхозиздат, 1944. – 40 с.

ЗЕМЛЕУСТРОЙСТВО, КАДАСТР И МОН ИТОРИНГ ЗЕ МЕЛЬ УДК 332.6:631.164 Ю.А. Лютых, С.С. Савицкая МОДЕЛИРОВАНИЕ ЗАЛОГОВОЙ СТОИМОСТИ ЗЕМЕЛЬНЫХ УЧАСТКОВ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОР ГАНИЗАЦИЙ В статье представлены методы и модели, с помощью которых можно вычислить ценность заклада земли и сельскохозяйственных организаций. Приведен конкретный пример вычисления ценности заклада для сельскохозяйственных организаций в Назаровском районе Красноярского края.

Ключевые слова: залоговая стоимость, земельный участок, сельскохозяйственная организация, заклад.

Yu.A. Lyutykh, S.S. Savitskaya MORTGAGE WORTH MODELING FOR THE AGRICULTURAL ORGANIZATION PLOTS OF LAND Techniques and models by means of which it is possible to calculate mortgage worth of land and the agricultur al organizations are given in the article. The concrete example of calculation of mortgage worth for the agricultural organizations in Nazarovo area of Krasnoyarsk region is given.

Key words: mortgage worth, plots of land, agricultural organization, mortgage.

Государственной программой развития сельского хозяйства на 2008–2012 годы предусматривается обеспечение доступности кредитов для сельскохозяйственных организаций и крестьянских хозяйств. Немалый потенциал в этом направлении имеет развитие кредитования под залог сельскохозяйственных земель, что вызывает необходимость научно обоснованной методики определения залоговой стоимости земельных участ ков сельскохозяйственных угодий.

Ранее проведенная государственная кадастровая оценка этих земель формирует предпосылки для раз вития земельной ипотеки в субъектах Российской Федерации и муниципальных районах. Однако ее результа ты не учитывают все разнообразие природно-климатических и особенно экономических условий на фактиче скую эффективность сельскохозяйственного производства и связанные с ними риски, существенно влияющие на инвестиционную привлекательность.

Кадастровая оценка земель статична, она отражает их стоимость на момент ее проведения, является массовой, поэтому не может не учитывать динамику изменения реальной ренты, формируемой за счет дохо дов конкретной сельскохозяйственной организации. Методические аспекты учета рисков при определении за логовой стоимости земельных участков нами здесь не рассматриваются и являются предметом отдельной публикации.

В целях повышения объективности установления залоговой стоимости, как базиса обеспечения согла сованности интересов участников ипотечного рынка, снижения рисков необходимо использование нескольких источников взаимодополняющей информации и методов, обеспечивающих адекватный учет природно экономических факторов развития аграрного бизнеса с привлечением инвестиционных ресурсов под залог земельных участков.

В настоящее время рынок сельскохозяйственных земель России находится на начальной стадии ста новления, поэтому характеризуется незначительным количеством сделок, закрытостью информации, неопре деленностью ценообразования.

Информацией для определения залоговой стоимости земельных участков могут служить цены сделок на земельном рынке и показатели, характеризующие доходность аграрного бизнеса сельскохозяйственных предприятий.

Оценка стоимости предприятия (бизнеса) – это расчет и обоснование стоимости предприятия на опре деленную дату [1]. При оценке аграрного бизнеса объектом выступает хозяйственная деятельность, направ ленная на получение прибыли и осуществляемая на основе функционирования имущественного комплекса предприятия.

Стоимость предприятия определяется на основе анализа актива баланса, в котором отражается иму щество предприятия, а в пассиве – источники его образования. С учетом того, что земля не входит в оценку активов предприятия, ее стоимость можно определить по соотношению со стоимостью предприятия.

По аналогии того, что стоимость акции определяется капитализацией ее дохода, так и стоимость пред приятия может быть определена капитализацией его прибыли, получаемой за счет использования всех имею щихся в его распоряжении ресурсов, включая земельные. В этом случае стоимость земельных угодий можно определить по их вкладу в общую стоимость предприятия.

Верхняя граница залоговой стоимости устанавливается на основе анализа цен предложения на участки земель сельскохозяйственного назначения в границах муниципального района. Для этих целей используются усредненные риэлтерские данные цен предложения на земельные участки сельскохозяйственного назначения на региональном земельном рынке.

Учитывая, что цена предложения, как правило, на 5–10% выше реальной цены сделки, проводится их соответствующая корректировка. Кроме того, осуществляется корректировка цен на парцеллярность, ввиду того, что удельная стоимость земельных участков больших размеров ниже, чем маленьких.

Максимальная величина залоговой стоимости земельного участка (ЗСмакс) может быть рассчитана по следующей формуле:

ЗСмакс = Цпр х Кр х Кпар х Кип, где Цпр – средняя цена предложения на земельные участки, тыс. руб/га;

Кр – коэффициент, характеризующий соотношение цен фактической сделки и предложения;

Кпар – коэффициент корректировки цен на парцеллярность;

Кип – ипотечное соотношение между залоговой и оценочной стоимостью земельного участка.

Например, для условий Назаровского, как наиболее экономически развитого района, примерная макси мальная стоимость гектара земель сельскохозяйственного назначения составит (при Кр = 0,95;

Кпар = 0,9;

Кип = 0,7 – значение, рекомендуемое Россельхозбанком для регионов с неразвитым земельным рынком) 263, тыс. руб. (440,3x0,95x0,9x0,7).

Эта величина служит ориентиром максимального уровня залоговой цены для земельных участков, рас положенных в границах района. По нашему мнению, она отражает стоимость участков сельскохозяйственных угодий, предназначенных не для сельскохозяйственного производства, а для использования под застройку и на другие цели.

Оценку залоговой стоимости земельных участков сельскохозяйственных угодий представляется целе сообразным рассчитывать на основе показателя стоимости предприятия. Стоимость сельскохозяйственного предприятия (бизнеса) определяет возможности привлечения и размеры кредитов. Величина кредита, в свою очередь, определяет масштабность инвестиционного проекта и показатели финансово-экономического со стояния предприятия в перспективе.

Стоимость сельскохозяйственного предприятия, в свою очередь, оценивается как имеющимися актива ми (имуществом и др.), так и прибыльностью (рентабельностью) хозяйственной деятельности предприятия.

Если рассматривать стоимость земли как капитализированную ренту, являющуюся составной частью прибыли от сельскохозяйственного производства, то она напрямую зависит от стоимости сельскохозяйственного пред приятия.

Расчет стоимости предприятия и на его основе залоговой стоимости земли целесообразно проводить по двум взаимодополняющим методам – чистых активов и капитализации прибыли. При этом, если по второму методу оценка стоимости сельскохозяйственного предприятия и его главного средства производства – земли – осуществляется только исходя из уровня конечного результата хозяйствования (характеризуемого здесь объ емом получаемой прибыли), то по первому – с учетом как конечного результата, так и условий хозяйствования (обеспеченности основными средствами и др.).

В табл. 1 представлены результаты группировки, проведенной нами по отчетным данным сельскохо зяйственных организаций, расположенных в лесостепной зоне Красноярского края за 2006 год (в группировку включено 61 хозяйство) по величине стоимости чистых активов, приходящихся на 100 га сельскохозяйствен ных угодий.

Таблица Группировка сельскохозяйственных организаций лесостепной зоны Красноярского края по стоимости чистых активов на 100 га сельхозугодий Группа На 100 га. с.-х. угодий, по чис- тыс. руб. Рента Число Кадастро- Индекс тым ак- % неис- бельность хо- вая стои- иннова тивам на пользуемых активов по Выруч зяйств Чистая мость сель- ционного 100 га сельхозуго- чистой Чистые ка от в груп- хозугодий, потен при с.-х. уго- дий прибыли, активы продаж, пе руб/га циала* быль дий, тыс. % всего руб.

1 – до 17 263 161 -21 8770 27,6 -5,8 0, 2 – от 400 до 14 558 303 36 8665 13,0 5,0 0, 3 – от 700 до 18 800 357 52 10439 4,5 5,9 1, 4 – св.

12 1452 670 167 10219 0,5 9,3 1, В сред 61 723 352 51 9524 12,1 3,1 1, нем * Рассчитано с использованием алгоритма косвенной оценки инновационного потенциала сельскохозяйст венных организаций, предложенного академиком РАСХН И.В. Курцевым [2, с. 31].

Анализ показывает, что показатель чистых активов адекватно отражает уровень доходности предпри ятия, как хозяйствующего субъекта, осуществляющего аграрную предпринимательскую деятельность. Наблю дается выраженная прямая зависимость выхода с единицы земельной площади как общей выручки от продаж, так и чистой прибыли с величиной группировочного признака. В целом, при росте удельной (на 100 га сельскохозяйственных угодий) стоимости чистых активов (с поправкой на рыночную оценку основных средств) с 263 тыс. руб. в первой группе хозяйств до 1452 тыс. руб. (в 5,5 раза) в четвертой объем выручки от продаж соответственно увеличился в 4,2 раза;

если низшая (первая) группа по показателю чистой прибыли оказалась убыточной (21 тыс. руб. убытка на 100 га), то в высшей группе получено 167 тыс. руб. чистой прибыли. Показа тель же кадастровой стоимости не имеет такой связи. Например, в расчете на 100 га сельскохозяйственных угодий объем выручки в четвертой группе хозяйств в 1,8 раза, а чистой прибыли – в 3,2 раза превысил соот ветствующие показатели предыдущей (третьей) группы, тогда как кадастровая стоимость гектара продуктив ных земель, напротив, ниже (на 2,1%).

Рассматриваемый показатель чистых активов представляет собой своеобразный качественный индика тор уровня предпринимательской деятельности – в группах с более высокими значениями удельных чистых активов существенно ниже доля неиспользуемых площадей продуктивных земель, выше уровень рентабель ности активов по чистой прибыли, существенно выше оценка инновационной активности сельскохозяйствен ных товаропроизводителей.

Проиллюстрируем суть предлагаемых здесь методов на конкретных расчетах по сельскохозяйственным организациям Назаровского района Красноярского края, расположенного в границах указанного земельно оценочного района.

Оценка стоимости земли на основе метода чистых активов предприятия Чистые активы – это величина, определяемая путем вычитания из суммы активов сельскохозяйствен ной организации, принимаемых к расчету, суммы ее обязательств, принимаемых к расчету.

Стоимость чистых активов (собственного капитала) предприятия определяется по формуле:

ЧА = Ар – Пр, где ЧА – стоимость собственного капитала (чистые активы);

Ар – активы предприятия, принимаемые к расчету;

Пр – пассивы предприятия, принимаемые к расчету.

Оценка зданий и сооружений уточняется на основе их рыночной стоимости. Стоимость сельскохозяйст венной техники и транспорта корректируется с учтом цен на вторичном рынке.

Например, скорректированная рыночная стоимость основных средств (зданий и сооружений, машин и оборудования, транспортных средств) ЗАО «Ададымское» Назаровского района Красноярского края составила 247,2 млн руб. Остальные показатели принимались по балансу за 2007 год. Стоимость чистых активов этого предприятия по данным бухгалтерского баланса за 2007 год с учетом корректировки составила 173, млн руб.

Поскольку данные бухгалтерского баланса не включают стоимость земли (по экспертным оценкам зани мающей 25–30% в стоимости ресурсов предприятия принимается в расчетах 27%), необходима соответст вующая корректировка. Текущая стоимость предприятия (ЗАО «Ададымское») с учетом стоимости земельных ресурсов составит 238,1 млн руб. (173,8: 0,73).

Однако для более полного учета природно-экономических условий сельскохозяйственного производства в этих расчетах может использоваться не усредненное значение вклада земли в стоимость бизнеса, а индиви дуальное по каждому предприятию, определяемое на основе расчетов стоимости его ресурсного потенциала.

В состав потенциала включаются капитал (основные средства и материальные затраты), трудовые ресурсы в оценке по заработной плате и земельные ресурсы по кадастровой стоимости.

Расчеты, проведенные по хозяйствам Назаровского района, свидетельствуют, во-первых, что среднее по району значение вклада земли выше указанного значения (25–30%) и составляет 43%. Во-вторых, с учетом внутрирайонной дифференциации рентных факторов, обеспеченности хозяйств земельными, трудовыми и материально-техническими ресурсами оценка вклада земли существенно дифференцирована от 36% в СХПК ЗАО «Владимировское» до 69% – в ЗАО «Дороховское» (табл. 2).

Таблица Оценка вклада земли в ресурсный потенциал сельскохозяйственных организации Назаровского района Красноярского края, 2007 г.

Среднегодовые ра- Стоимость Матери- Ресурсный Вклад зем ботники, занятые в Основные с.-х. угодий альные потенциал, ли в ре с.-х. производстве Хозяйство средства, (ГКОЗСХН), затраты, всего, сурсный млн руб. всего, млн млн руб. млн руб. потенциал чел.

млн руб.

руб.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.