авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«ISSN 1819-4036 МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕР- СИТЕТ В ...»

-- [ Страница 4 ] --

Таблица Среднемесячное количество осадков за период вегетации (за 2009 г. и средние многолетние) Месяц Осадки, мм IV V VI VII VIII IX X 2009 г. 8,6 84,0 84,1 50,4 102,1 33,7 50, Средние многолетние 30,0 48,0 59,0 81,0 78,0 41,0 41, В результате анализа данных можно сделать вывод о том, что в 2009 г. наблюдался дефицит осадков в апреле и июле. В мае, июне и августе, напротив, наблюдался определенный их избыток. Но существенных отличий от многолетних показателей выявлено не было.

Можно утверждать, что погодные условия вегетационного периода 2009 года существенно не отличают ся от средних многолетних данных для района исследований. Особенностью 2009 года является более ранняя весна.

Данные по проведенным исследованиям феноспектра липы мелколистной на различных типах терри торий приведены в табл. 3, анализ которых показывает, что ритмы фенологического развития деревьев липы мелколистной, произрастающих на различных типах территорий, не являются синхронными.

По приведенным данным были построены спектры фенологического развития (рис.).

Пч Пч Магистраль Пб Пб О О Л Жилой двор Л Л Л Л Ц Сквер Ц Ц Ц Ц Пл Дендрарий Пл Пл Спектры фенологического развития липы мелколистной в различных экологических условиях г. Красноярска Таблица Даты наступления фаз фенологического развития липы мелколистной в различных экологических ус ловиях г. Красноярска Фенологическая фаза Тип террито- Пл Пч1 Пч2 Пб1 Пб2 О1 О2 Л1 Л2 Л3 Л4 Л5 Ц1 Ц2 Ц3 Ц4 Ц5 Пл1 Пл2 Пл рии 1 1 1 1 1 111 1 111111 1 1 1 1 15.0 25.04 13.0508.06 15.0 17.08 01.0 08.0 28.05 21.0 28.0 28.0 05.07 07.0 11.0 18.07 23.0 05.0 02. Магист- 4 2 2 2 6 255 2 996277 2 7 8 раль 2 28.04 17.0510.06 2 20.08 2 2 01.06 2 2 2 06.07 2 2 19.07 2 2 17.0 20.0 02.0 10.0 23.0 29.0 01.0 08.0 12.0 25.0 09.0 05. 4 6 55 987 77 7 8 1 1 1 1 1 111 1 111111 1 1 1 1 17.0 28.04 15.0510.06 22.0 15.08 09.0 11.0 01.06 22.0 25.0 30.0 06.07 09.0 13.0 22.07 26.0 12.0 11. Жилой 4 2 2 2 6 255 2 996277 2 7 8 двор 2 30.04 17.0512.06 2 20.08 2 2 02.06 2 2 2 10.07 2 2 24.07 2 2 21.0 24.0 12.0 13.0 24.0 27.0 03.0 10.0 14.0 30.0 14.0 13. 4 6 55 997 77 7 8 1 1 1 1 1 111 1 111111 1 1 1 1 18.0 28.04 16.0510.06 22.0 15.08 07.0 13.0 01.06 22.0 28.0 30.0 06.07 09.0 13.0 20.07 27.0 10.0 07. 4 2 2 2 6 255 2 996277 2 7 8 Сквер 2 29.04 19.0512.06 2 18.08 2 2 02.06 2 2 2 08.07 2 2 21.07 2 2 20.0 26.0 12.0 16.0 24.0 30.0 01.0 10.0 14.0 29.0 14.0 10. 4 6 55 997 77 7 8 Дендра- 1 1 1 1 1 111 1 111111 1 1 1 1 рий 18.0 28.04 16.0510.06 22.0 15.08 08.0 14.0 02.06 18.0 25.0 30.0 07.07 09.0 13.0 21.07 27.0 10.0 08. 4 2 2 2 6 255 2 996277 2 7 8 2 29.04 19.0512.06 2 18.08 2 2 05.06 2 2 2 08.07 2 2 21.07 2 2 21.0 26.0 11.0 18.0 19.0 28.0 01.0 11.0 14.0 29.0 14.0 09. 4 6 55 997 77 7 8 В результате анализа полученных данных по фенологическим наблюдениям установлены следующие особенности фенологических ритмов липы мелколистной, произрастающей в различных экологических усло виях г. Красноярска:

1) Раньше начинается (15.04) набухание почек у экземпляров, произрастающих на территориях возле городских магистралей, позже (18.04) – у экземпляров на территориях скверов и в дендрарии Института леса в Академгородке. Возможно, это объясняется большей затененностью по сравнению с экземплярами, произра стающими в рядовых посадках вдоль городских магистралей.

2) На территориях, расположенных возле городских магистралей, распускание вегетативных почек про исходит на 3 дня раньше, чем на остальных типах территорий. Если провести сравнение со средней многолет ней датой распускания вегетативных почек (11.05), то видно, что эта фенофаза наступила более, чем на 2 не дели раньше. Это может быть объяснено более теплым, чем обычно, апрелем.

3) Опадение листьев также происходит неодновременно: раньше по сравнению с другими типами тер риторий эта фенофаза начинается у экземпляров, произрастающих в дендрарии Института леса и на терри ториях жилых дворов (25.09). Несколько позже опадение листьев начинается на территориях возле городских магистралей и в скверах. Средняя многолетняя дата начала массового листопада приходится на 22.09. Можно сделать вывод, что дата начала осеннего листопада фактически соответствует средней многолетней.

4) Продолжительность вегетации составляет разность в днях между датой начала опадения листьев и началом распускания листьев.

Наибольшая продолжительность вегетации (145 дней) отмечена на территориях, расположенных возле городских магистралей. Менее продолжительная вегетация отмечена у экземпляров, произрастающих на тер риториях скверов и дендрария, – 138 и 136 дней соответственно. Наименьшей продолжительностью вегетации характеризуются экземпляры липы мелколистной, произрастающие на территориях жилых дворов.

5) У экземпляров, произрастающих на территориях, прилегающих к городским магистралям, отмечено более раннее начало и завершение цветения, а также более раннее созревание плодов.

На остальных типах территорий (дендрарий, жилые дворы, скверы) цветение проходит синхронно, но на территориях жилых дворов завершается на 3 дня позже (24.07). Развитие и созревание плодов у экземпляров, произрастающих на этих территориях, проходит практически одновременно. Средняя многолетняя дата зацве тания липы мелколистной приходится на 7.07. Таким образом, как особенность, можно выделить более позд ние сроки начала цветения. Также можно отметить, что сроки наступления фенофазы совпадают с многолет ними сроками наступления фенофазы для Казахстана (7.07) [7].

6) Все изученные экземпляры независимо от типа территории за вегетационный период проходят пол ный цикл развития и плодоношения.

Выводы 1. Вегетационный период наиболее продолжителен у посадок, расположенных на территориях, приле гающих к городским магистралям. У экземпляров липы мелколистной в этих посадках наблюдается наиболее раннее начало вегетации и наиболее позднее ее завершение.

2. Различия в феноспектрах у липы мелколистной, произрастающей на территориях скверов и жилых дворов, незначительные, чему способствует схожесть экологических условий и антропогенной нагрузки.

3. Выявлено, что значительных отличий в феноспектре растений, произрастающих в дендрарии Инсти тута леса и на территориях жилых дворов и скверов, не наблюдается.

4. На всех типах территорий экземпляры липы мелколистной проходят полный нормальный цикл сезон ного роста и развития, что позволяет судить об успешной акклиматизации вида.

5. Липу мелколистную в условиях города Красноярска можно отнести к видам, поздно начинающим ве гетацию и рано ее заканчивающим.

6. Можно утверждать, что липа мелколистная адаптирована к экологическим условиям города Красно ярска.

7. Липу мелколистную вполне можно рекомендовать не только для посадок на территориях жилых дво ров и скверов, но и для озеленения территорий, прилегающих к городским магистралям.

Литература 1. Зайцев Г.Н. Фенология древесных растений. – М.: Наука, 1981. – 120 с.

2. Экологическое состояние пригородных лесов Красноярска / Л.Н. Скрипальщикова [и др.]. – Новоси бирск: Принтинг, 2009. – 180 с.

3. Методика фенологических наблюдений в ботанических садах СССР: сб. ст. / под ред. П.И. Лапина. – М.:

Изд-во Гл. ботан. сада АН СССР, 1972. – 135 с.

4. Климат Красноярска. – Л.: Гидрометеоиздат, 1982. – 230 с.

5. Лучник З.И. Фенологические фазы деревьев и кустарников в Алтайской лесостепи. – Барнаул: Алт. кн.

изд-во, 1982. – 128 с.

6. Буторова О.Ф., Шестак К.В. Фенология интродуцентов в дендрарии Сибирского государственного тех нологического университета // Лесной журнал. – 2007. – № 2. – С. 48–53.

7. Мушегян А.М. Деревья и кустарники Казахстана. Т.2. Покрытосеменные семейства розоцветные сложноцветные. – Алма-Ата: Кайнар, 1966. – 344 с.

8. Илькун Г.М. Загрязнители атмосферы и растения. – Киев: Наукова думка, 1978. – 246 с.

УДК 581.1:582.475 М.С. Титова СЕЗОННАЯ ДИНАМИКА СОДЕРЖАНИЯ ПИГМЕНТОВ В ХВОЕ СОСНЫ СИБИРСКОЙ (Pinus Sibirica) И СОСНЫ КОРЕЙСКОЙ (Pinus Koraiensis) В статье исследована сезонная динамика содержания фотосинтетических пигментов (хлорофилла а,b и каротиноидов) в растущей хвое интродуцированной сосны сибирской (Pinus sibirica (Rupr.) Mayr.) и дальневосточной сосны корейской (Pinus koraiensis Sieb. et Zucc.). На основе полученных эксперименталь ных данных установлены некоторые различия в содержании фотосинтетических пигментов и динамике их накопления у местной и интродуцированной видов хвойных пород.

Ключевые слова: пигменты, хлорофилл, хвоя, интродуцент.

M.S. Titova SEASONAL DYNAMICS OF THE PIGMENTS AVAILABILITY IN NEEDLES OF SIBERIAN PINE (Pinus Sibirica) AND KOREAN PINE (Pinus Koraiensis) Seasonal dynamics of the photosynthetic pigments (chlorophyll a,b and carotenoids) availability in growing needles of the alien Siberian pine (Pinus sibirica (Rupr.) Mayr.) and Far East Korean pine (Pinus koraiensis Sieb. et Zucc.) is re searched in the article. On the basis of the received experimental data some distinctions in the photosynthetic pigments availability and dynamics of their accumulation at local and alien species of coniferous trees are determined.

Key words: pigments, chlorophyll, needles, introduced plant.

Большое значение при исследовании состояния растений имеет изучение пластичности фотосинтети ческого аппарата, его способности приспосабливаться к изменяющимся внешним условиям. Известно, что од ним из показателей реакции растений на изменение факторов внешней среды, степени их адаптации к новым экологическим условиям является содержание хлорофиллов и каротиноидов – главных фоторецепторов фо тосинтезирующей клетки [1]. Для выявления на биохимическом уровне адаптивных механизмов фотосинтети ческого аппарата необходимо выяснить, как происходит сезонная динамика синтеза хлоропластов и кароти ноидов в процессе роста и развития хвои у интродуцентов и фоновых растений.

Целью настоящего исследований явилось сравнительное определение содержания пигментов (хло рофилла а,b и каротиноидов) в хвое дальневосточного вида Pinus koraiensis Sieb. et Zucc. и интродуцирован ного вида Pinus sibirica (Rupr.) Mayr.

Объекты и методы исследований. Объектами исследований служили хвойные породы в возрасте лет дендрария Горнотажной станции ДВО РАН. Сезонную динамику содержания фотосинтетических пигмен тов в хвое изучали в паре «дальневосточный вид – интродуцент» соответственно сосна корейская (Pinus ko raiensis Sieb. et Zucc.) – сосна сибирская (Pinus sibirica (Rupr.) Mayr.).

Количество хлорофиллов а, b и суммы каротиноидов определяли спектрометрическим методом с ис пользованием методических разработок А.А. Шлыка [2] и сведений из учебной литературы [3]. Образцы хвои второго года вегетации с постоянной навеской 0,2 г отбирали в трехкратной повторности в период с мая по февраль. Затем в лабораторных условиях получали вытяжки пигментов в ацетоне. Экстракты пигментов ваку умным способом фильтровались через стеклянный фильтр №4. Оптические плотности пигментных вытяжек определяли с помощью однолучевого автоматизированного спектрофотометра СФ-56 (ЛОМО) по центрам по глощения: для хлорофиллов а и b – 644 и 662 нм, для каротиноидов – 440,5 нм.

Основой расчета концентрации пигментов хлоропластов служили формулы Веттштейна для 100%-го ацетона:

Са= 9,78 х D662 – 0,99 х D664, (1) Сb = 21,42 х D664 – 4,65 х D662, (2) Са+b =5,13 х D662 + 20,43 х D664, (3) Скар = 4,69 х D440,5 – 0,268 (Са+ b), (4) где С – концентрация хлорофиллов а, b и каротиноидов, мг/л;

D – оптическая плотность в центрах по глощения пигментов 440,5;

644 и 662 нм.

Содержание пигментов в хвое вычислялось по формуле:

А=(С х V) / (P x 1000), (5) где А – содержание пигмента в мг на 1 г сырой навески;

С – концентрация пигмента в мг/л (после расче та по формулам 1, 2, 3, 4);

V – объем вытяжки пигмента (мл);

Р – навеска хвои (г).

Результаты исследований и их обсуждение. Для оценки биологического потенциала сосен с точки зрения интродукции и акклиматизации на уровне пигментной системы была изучена сезонная динамика накоп ления пигментов в хвое у местного вида сосны корейской и интродуцента – сосны сибирской.

На рис. 1 представлена динамика содержания хлорофилла a в хвое второго года вегетации двух изу чаемых видов в период с мая по февраль.

Рис.1. Динамика содержания хлорофилла a в хвое Как следует из представленных результатов, скачок нарастания хлорофилла a для сосны корейской достигает максимума только в конце лета (август), в то время как у сосны корейской этот показатель максима лен уже весной (май) и держится на высоких отметках вплоть до сентября. Объясняется это тем, что дальне восточный вид, в отличие от интродуцента, отличается замедленной скоростью формирования хвои весной, соответственно и скорость накопления пигментов до второй половины лета у него ниже, чем у сосны сибир ской. С началом осенне-зимнего периода для исследованных видов хвойных отмечено заметное снижение хлорофилла а.

Содержание хлорофилла b было подвержено менее резким изменением в течение сезона (рис. 2). Ми нимум приходится на начало роста хвои (май) и на время покоя (январь-февраль), а максимальные значения отмечены летом (сосна корейская и сосна сибирская) и в начале осени (сосна сибирская).

Рис. 2. Динамика содержания хлорофилла b в хвое Исследование процессов сезонного накопления желтых пигментов – каротиноидов – выявило следующие максимумы: для дальневосточного вида они приходятся на весенний (0,25 мг/г сырого веса), а в большей степени на осенне-зимний период времени года (0,29 мг/г). У интродуцента основной процесс накопления каротиноидов начинается в мае (0,26 мг/г) и заканчивается в ноябре с отметкой в 0,32 мг/г (рис. 3).

Рис. 3. Динамика содержания каротиноидов в хвое Высокие показатели значений каротиноидов весной и зимой обусловлены повышенным уровнем инсо ляции, наиболее характерным для климатических условий Приморского края. В этот период желтые пигменты в большей степени выполняют защитную функцию – сохраняют хлорофиллы от избытка солнечной радиации, в остальное же время они действуют как пигменты, дополнительно поглощающие свет для фотосинтетических процессов.

Установлено, что суммарное содержание пигментов (хлорофиллы а+b и каротиноиды) двух изученных видов подвержено значительным изменениям в течение года и имеет вид многовершинной кривой (рис. 4).

Рис. 4. Суммарное содержание пигментов в хвое Наши исследования показали, что количество пигментов в хвое сосны сибирской на протяжении изу ченного промежутка времени было на порядок выше, чем у местного вида сосны корейской (табл).

Сезонная динамика содержания пигментов (мг/г сырого веса) и их соотношение в хвое сосны корейской и сосны сибирской Содержание Отношение Время сбора Сумма a+b/ образцов Хлорофилл a Хлорофилл b Кароти-ноиды a/b пигментов каротиноиды Сосна корейская Весна 0,90±0,09 0,35±0,05 0,25±0,02 1,50±0,16 5,00 2, Лето 0,93±0,05 0,43±0,15 0,24±0,16 1,60±0,29 5,67 2, Осень 0,82±0,03 0,36±0,05 0,29±0,08 1,47±0,06 4,07 2, Зима 0,74±0,02 0,34±0,03 0,29±0,03 1,37±0,05 3,72 2, Среднее 0,85±0,09 0,37±0,04 0,27±0,03 1,49±0,09 4,52 2, Сосна сибирская Весна 0,98±0,09 0,40±0,03 0,26±0,02 1,64±0,15 5,31 2, Лето 0,96±0,02 0,43±0,03 0,24±0,03 1,63±0,04 5,79 2, Осень 0,89±0,07 0,45±0,01 0,31±0,01 1,65±0,07 4,32 1, Зима 0,63±0,09 0,29±0,02 0,24±0,02 1,16±0,11 3,83 2, Среднее 0,87±0,16 0,39±0,07 0,26±0,03 1,52±0,24 4,85 2, Разница в суммарном количестве пигментов у интродуцента в сравнении с местным видом определяет ся защитными функциями пигментов. Как правило, максимальное их содержание наблюдается в наиболее критические погодно-климатические периоды, что подтверждает их защитные функции [4].

Таким образом, интродуцированная в условиях дендрария сосна сибирская имеет большее количество зеленых и желтых пигментов, чем фоновая сосна корейская, что указывает на успешную адаптацию интроду цента к условиям произрастания.

Одним из информативных показателей, характеризующим работу фотосинтетического аппарата, является отношение хлорофилла а к хлорофиллу b. Это отношение связано с активностью «главного» хлорофилла а, чем оно больше, тем интенсивнее фотосинтез. В норме этот показатель должен соответствовать 2,2–3,0. Согласно по лученным данным, стабильность в работе фотосинтетического аппарата у сосны корейской мы наблюдаем весной (2,57) и осенью (2,28), а у сосны сибирской – в весенне-летний период (2,45–2,23).

Выводы На основе полученных экспериментальных данных установлены некоторые различия в содержании фо тосинтетических пигментов и динамики их накопления у местной и интродуцированной видов хвойных пород:

1. Интродуцированная сосна сибирская содержит большее количество пигментов хвои, чем фоновая сосна корейская.

2. Основные процессы накопления пигментов у сосны корейской завершаются к концу лета (август), в то время как фотосинтетический аппарат сосны сибирской до октября продолжает устойчиво работать.

3. К настоящему времени исследованный инорайонный вид прошел длительную адаптацию в течение более 40 лет и по уровню активности фотосинтетического аппарата не уступает и даже превосходит местный вид.

Литература 1. Тужилкина В.В. Реакция пигментной системы хвойных на длительное аэротехногенное загрязнение // Экология. – 2009. – № 4. – С. 243–248.

2. Шлык А.А. Определение хлорофиллов и каротиноидов в экстрактах зеленых листьев // Биохимические методы в физиологии растений. – М.: Наука, 1971. – С. 154–170.

3. Гавриленко В.Ф., Ладыгина М.Е., Хандобина Л.М. Большой практикум по физиологии растений. – М.:

Высшая школа, 1975. – 392 с.

4. Петухова И.П. Эколого-физиологические основы интродукции древесных растений. – М.: Наука, 1981.

– С. 76–78.

УДК 592.7.574 (571.66) А.Н. Сметанин ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ СТРУКТУРА ЭНТОМОФАУНЫ КАМЧАТКИ В статье представлен анализ региональной энтомофауны, включающей 2283 вида, подвида из семейств и 22 отрядов. Установлено распределение по экосистемам и биотопам, выявлены зоогеографиче ские комплексы, включая группы эндемиков и мигрантов. С помощью метода инновационной технологии (по литомический ключ) получена формула биологического разнообразия насекомых Камчатки.

Ключевые слова: Камчатка, структура энтомофауны, экосистема, биотоп, биологическое разнообра зие, зоогеографический комплекс.

A.N. Smetanin FUNCTIONAL STRUCTURE OF KAMCHATKA ENTOMOFAUNA The analysis of regional entomofauna including 2283 species, subspecies from 242 families and 22 groups is given in the article. Distribution on the ecosystems and biotopes is determined, zoogeographical complexes, including the groups of endemics and migrants are revealed. By means of the innovative technology method (polytomic key) the formula of bio logical variety of Kamchatka insects is received.

Key words: Kamchatka, entomofauna structure, ecosystem, biotope, biological variety, zoogeographical complex.

История изучения региональной энтомофауны начинается с приездом на Камчатку 4 октября 1737 г. знаме нитого исследователя С.П. Крашенинникова. Яркими последователями были Ф. Эшшольц (1823–1826 гг.), О.

Герц (1890 г.) и др. [2]. Материалы по изучению энтомофауны Камчатки более чем за вековой период нашли отра жение в работах [4–7;

12].

В результате установлено, что фауна насекомых (Insecta: Arthropoda) включает 2283 вида и подвида из 242 семейств и 22 отрядов. Наиболее многочисленными являются жесткокрылые (Coleoptera – 467 видов и подвидов, т.е. 467+25 и т.д.), двукрылые (Diptera – 377+17) и чешуекрылые (Lepidoptera – 470+20). Хорошо представлены насекомые из других отрядов: равнокрылые хоботные (Homoptera – 208+2), перепончатокрылые (Hymenoptea – 470+2), полужесткокрылые (Heteroptera – 111 видов). К группе амфибиотических насекомых относятся поденки (Ephemerptera), веснянки (Plecoptera) и ручейники (Tricoptera), которые в сумме составляют 110 видов. Представительство стрекоз (Odonata) и прямокрылых (Orthoptera) слабое (соответственно 26+1 и 7+3), чаще они встречаются в центральных районах Камчатки, где более сухое и жаркое лето. У равнокрылых по числу видов выделяются цикадки (Cicadellidae – 72), у жуков – жужелицы (Carabidae – 86+5), долгоносики (Curculionidae – 59+1), листоеды (Chrysomelidae – 43+14) и щелкуны (Elateridae – 35), у чешуекрылых – совки (Noctuidae – 105+15), пяденицы (Geometridae – 62+15), у перепончатокрылых – бракониды (Braconidae – 224), пилильщики (Tenthredinidae – 61) и пчелиные (Apidae – 12+8), у двукрылых – журчалки (Syrphidae – 77), звонцы (Chironomidae – 69), слепни (Tabanidae – 12+2 видов, подвидов).

Цель данного сообщения заключается в том, что несмотря на вышеприведенные данные о таксономи ческом составе региональной энтомофауны, не освещено распределение насекомых по экосистемам и биото пам. Последнее необходимо учитывать при назначении тех или иных хозяйственных мероприятий на конкретных территориях. Кроме того, настало время абстрагировать накопленные материалы в такой фундаментальной нау ке, так энтомология, используя современные технические устройства (ЭВМ). Получив таким образом компактные обобщения, их можно было бы использовать 1) при проведении мониторинга, контролирующего изменение со става биоразнообразия на региональном уровне, 2) сравнивать энтомокомплексы Камчатки с другими регионами Дальнего Востока (что важно при анализе исторических путей формирования природных комплексов), а также 3) применять методику «политомического ключа» в других областях естественных наук при характеристике природ ных объектов. Решением этим задач и служит настоящее сообщение.

Так, с лесными экосистемами связано пребывание 1180 видов и подвидов насекомых, что составляет 49,3% всего видового состава. Также богатые по видовому разнообразию озерно-речные экосистемы – 1042, или 43,5% (табл.).

Распределение энтомофауны Камчатки по экосистемам и биотопам Экосистемы, биотопы Кол-во видов 1 Прибрежно-морские Во всех биотопах Морские берега, пляжи Приморские террасы, скалы, береговые валы Приморские луга, луговины, болотца Приморские тундры Вблизи морских побережий Итого Озерно-речные Во всех биотопах Ключи, реки, протоки Озера, старицы Осоково-сфагновые болота Речные отмели, мелководья озер и прибрежья Кочкарники, мочажины, тундры, островки, косы Берега рек, ключей озер Пойменные луга, лужайки Речные террасы Древесно-кустарниковые заросли Итого Окончание табл.

1 Лесные Во всех биотопах Пойменные леса Каменноберезовые леса Хвойные леса Стланиковые заросли Лесные, опушки, поляны, редины, прогалины Итого Горно-тундровые Во всех биотопах Горные тундры, суходолы Каменистые россыпи, гольцы, скалы, горные хребты Горные склоны, распадки, галечники Горные луга, нивальные лужайки, болотца, окраины снежников, проплещины Итого Интразональные Пеплово-шлаковые вулканические отложения, лавовые потоки, расщелины Горячие ключи и озера Итого Антропогенные Во всех биотопах Сельскохозяйственные угодья Засоренные луга, луговины, залежи, выпаса Огороды, дачи Обочины дорог, кюветы Поселки Прочие участки Итого В горно-тундровых экосистемах отмечается 318 видов (13,3%), прибрежно-морских – 109 (4,6%), интра зональных – 123 (5,1%), антропогенных – 306 видов (12,8 %). Наиболее насыщены видами биотопы – лесные опушки, поляны, редины, прогалины (286), каменноберезовые леса (317), пойменные леса (279), озера, стари цы (205), ключи, реки, протоки (178), древесно-кустарниковые заросли (171), пойменные луга, лужайки ( видов, подвидов).

Дальнейший анализ проведен с использованием политомического ключа на ЭВМ. Для расчетов отобра ны характеристики 1943 «надежных» видов, пребывание которых на Камчатке не вызывает никакого сомнения.

Подробная методика расчетов изложена в наших работах [8–11;

13–14]. При анализе энтомофауны за учетные категории признаков взяты жизненные формы (a1 – бессяжковые, ногохвостки, щетинохвостки, уховертки, се ноеды, пухоеды, вши;

a2 – поденки, веснянки, стрекозы, тараканы, трипсы;

a3 – прямокрылые, a4 – равнокры лые, a5 – полужесткокрылые, a6 – жесткокрылые, a7 – сетчатокрылые, вислокрылые, скорпионницы, ручейники;

a8 – чешуекрылые, a9 – перепончатокрылые, a10 – двукрылые);

экологические группы (b1 – гербобионты, b2 – дендробионты, b3 – обитатели приземных слоев атмосферы, напочвенные, почвенные, включая растительный опад, перегной, гнилые пни, гнилую древесину, грибы, кроны деревьев, травостоя, различные полости и т.п.;

b – амфибионты, b5 – гидробионты, b6 – конобионты, b7 – синантропные, b8 – зообионты);

относительные разме ры (c1 – мелкие: длина тела для жуков, перепончатокрылых и двукрылых 5 мм, для бабочек размах крыльев 10 мм;

c2 – средние: длина тела для жуков, перепончатокрылых и двукрылых 6–19 мм, для бабочек размах крыльев – 11–29 мм;

c3 – крупные: длина тела для жуков, перепончатокрылых и двукрылых 20 мм, для бабочек размах крыльев 30 мм);

частота встречаемости (d1 – редкие, d2 – обычные, d3 – массовые);

трофические связи (e1 – фитофаги, e2 – антофаги, e3 – капрофаги), e4 – ксилофаги, e5 – некрофаги, e6 – копро фаги, e7 – сапрофаги, e8 – детритофаги, e9 – пантофагии политрофы, e10 – энтомофаги, e11 – зоофаги, e12 – сосущие растения, e13 – кровососы);

экологическая пластичность (f1 – стенобионты, f2 – умеренные бионты, f3 – эврибионты);

географические группы (g1 – голаркты, палеаркты, космополиты;

g2 – амфипацифические, g3 – дальневосточные, восточносибирские, притихоокеанские;

g4 – эндемики, g5 – занесенные, g6 – интродуциро ванные);

потенциально опасные для человека и животных (k1 – слабая, k2 – заметная, k3 – сильная);

пред ставляющие угрозу хозяйственной деятельности и здоровью человека (z1 – вредители сельскохозяйственных культур, оранжерей, ягодных культур, животноводства, оленеводства, z2 – вредители леса и зеленых насаж дений, z3 – бытовые вредители, z4 – потенциальные переносчики инфекционных болезней, z5 – нарушающие дискомформ).

Например, листоед Galeruca tanaceti incisicollis Motsch. в базе данных [8], указанный под № В 822.99.17, ха рактеризуется следующей линейной формулой:

В 822.99.17- a6 b1 c2 d3 e1 f3 g1 z2, что обозначает жук (a6), обитающий на травянистой растительности (b1), средних размеров (c2), обычный (d3), фитофаг (e1), эврибионт (f3), широкого географического распространения (g1), вредитель сельскохозяйственных культур (z2).

После проведения расчетов получено уравнение:

В=[455a6+398a9+322a8+257a10+214a4+101a5+80a7+75a2+31a1+10a3;

705b3+534b1+435b2+186b4+29b5+22b7+17b6+ 5b8;

860c1+835c2+248c3;

1280d1+567d2+96d3;

522e1+344e10+274e12+177e7+162e11+139e9+125e8+79e4+57e13+30e2+ 3e5+9e3+2e6;

834f2+634f1+475f3;

1216g1+576g3+96g4+52g2+3g5;

33k3+12k1+1k2;

56z2+20z1+19z5+18z3+6z4].

Приравняв его к единице, получаем:

В=[0,23a6+0,12a9+0,17a8+0,13a10+0,11a4+0,05a5+0,04a7+0,04a2+0,02a1+0,005a3;

0,36b3+0,27b1+0,22b2+0,1b4+0,01b 5+0,01b7+0,009b6+0,008b8;

0,44c1+0,43c2+0,13c3;

0,66d1+0,29d2+0,05d3;

0,27e1+0,18e10+0,14e12+0,09e7+0,08e11+0, e9+0,06e8+0,04e4+0,03e13+0,01e2+0,01e5+0,005e3+0,001e6;

0,42f2+0,33f1+0,24f3;

0,62g1+0,3g3+0,05g4+0,03g2+0,001g 5;

0,02k3+0,006k1+0,0005k2;

0,03z2+0,01z1+ 0,01z5+0,009z3+0,003z4] или B=[a6 a9 a8 a10 a4 a5 (a2,7) a1 a3;

b3 b1 b2 b4 (b5,7) b6 b8;

c1 c2 c3;

d1 d2 d3;

e1 e e12 e7 e11 e9 e8 e4 e13 (e2,5) e3 e6;

f2 f1 f3;

g1 g3 g4 g2 g5;

k3 k1;

z2 (z1,5) z3 z4].

По этому уравнению прослеживается тенденция преобладания одних признаков над другими, что вы ражается следующей формулой биоразнообразия насекомых:

основу биоразнообразия энтомофауны п-ва Камчатка составляют жесткокрылые, перепончатокрылые, двукрылые, чешуекрылые, равнокрылые хоботные и полужесткокрылые с заметным участием поденок, весня нок, ручейников, стрекоз и незначительным – первичнобескрылых насекомых, трипсов, сеноедов, прямокрылых, златоглазок, веерокрылок, ледничников и других, гербобионтов, дендробионтов, амфибионтов, в меньшей мере – синантропных видов и зообионтов, мелких и средних, реже – крупных форм, обычных фоновых, реже – как ред ких, так и многочисленных видов широкого спектра питания, фитофагов, ксилофагов, сапрофагов, зоофагов, хищников и паразитов, в том числе энтомофагов, а также кровососов, паразитирующих на человеке и домашних животных;

умеренных бионтов и эврибионтов, а также стенобионтов;

отдаленных географических связей, даль невосточных, восточносибирских и притихоокеанских видов, с участием местных эндемиков, незначительным количеством занесенных (синантропных) и интродуцированных (медоносная пчела) видов, единичных мигрантов;

вредителей сельского и лесного хозяйства, животноводства, оленеводства, бытовых вредителей, нарушающих дискомфорт человека (мухи) и декоративных видов (Rhopalocera).

Выводы Установлено, что региональная фауна Insecta включает 2283 вида и подвида из 242 семейств и 22 отрядов, из которых наиболее многочисленными являются Coleoptera, Diptera, Lepidoptera. Хорошо представлены насекомые из отрядов Homoptera, Hymenoptera, Heteroptera. У равнокрылых по числу видов выделяются Cicadellidae, у жуков – Carabidae, Curculionidae, Chrysomelida, Elateridae, у чешуекрылых – Noctuidae, Geometridae, у перепончатокрылых – Braconidae, Tenthredinidae, Apidae, у двукрылых – Syrphidae, Chironomidae, Tabanidae.

Преобладающими являются насекомые экологической группы b3, объединяющей обитателей нижних ярусов биоценоза (гипогеон), на втором месте группа гербобионтов (b1), на третьем – группа дендробионтов (b2). Незначи тельны по численности группы конобионтов, зообионтов и синантропных видов.

По размерам (c) преобладают насекомые мелкие и небольшие, по частоте встречаемости (d) – редкие и обычные (фоновые).

По трофической ориентации (e) большинство видов фитофаги (26,9%), заметное количество энтомофа гов (17,7%) и сосущих соки растений (14,1%);

сапрофагов и зоофагов почти поровну (9,2 и 8,3%). Кровососов, паразитирующих на человеке и домашних животных, 57 видов, или 2,9% от всей энтомофауны.

По экологической пластичности 1/3 насекомых – стенобионты. По географическому признаку преобла дают насекомые с широким ареалом (голаркты, палеаркты, космополиты) – 62,6%, дальневосточно-сибирская зоогеографическая группа составляет 1/3 видов, амфибиотическая группа включает 52 вида. Эндемизм высо кий – 96 видов (4,9%).

По отношению к человеку некоторые насекомые относятся к разряду вредителей сельского и лесного хозяйства, зеленых насаждений городов и поселков, животноводства, оленеводства. Таких насчитывается (z) 119 видов (6,1%).

По полученным данным составлена формула биологического разнообразия насекомых Камчатки, кото рую можно использовать при проведении мониторинга и для сравнения с фаунами других регионов.

Литература 1. Сметанин А.Н. Массовое размножение листогрызущих насекомых в поймах лососевых рек Камчатки // Успехи энтомологии в СССР. Лесная энтомология: мат-лы ВЭО. – Л.: Изд-во АН СССР, 1990. – С.

115–117.

2. Сметанин А.Н. История изучения энтомофауны Камчатки // Краеведческие записки. – Петропавловск Камчатский, 1991. – Вып. 7. – С. 45–59.

3. Сметанин А.Н. Определяющие факторы развития биоты Камчатки (на примере насекомых) // Успехи энтомологии в СССР. Экология и фаунистика, небольшие отряды насекомых: мат-лы X съезда ВЭО (Санкт-Петербург, 11–15 сент. 1989 г.). – СПб., 1993. – С. 68–69.

4. Сметанин А.Н. Природа Камчатки в ее прошлом и настоящем. – Владивосток: Изд-во ДВГУ, 1993. – 271 с.

5. Сметанин А.Н. Итоги изучения насекомых Камчатки за 170-летний период, коммерческая ценность от дельных видов и перспективы охраны // Актуальные вопросы природопользования и экологической культуры на Камчатке. – Петропавловск-Камчатский, 1994. – С. 61–63.

6. Сметанин А.Н. Список насекомых Камчатки (Arthropoda: Insecta). – Петропавловск-Камчатский: КГТУ, 2000. – 110 с.

7. Сметанин А.Н. Биоразнообразие насекомых Камчатки. – М.: ВИНИТИ, 2002. – 359 с.

8. Сметанин А.Н. База данных по биологическому разнообразию природных экосистем Камчатки на осно ве использования политомического ключа: учеб. пособие. – Петропавловск-Камчатский: КамчатГТУ, 2005. – 326 с.

9. Сметанин А.Н. Применение информационных технологий для оценки биологического разнообразия в природных экосистемах Камчатки // Рациональное использование морских биоресурсов. – Петропав ловск-Камчатский: КамчатГТУ, 2005. – С. 78–81.

10. Сметанин А.Н. Исследование биоразнообразия Камчатки с помощью информационных систем // Про блемы современного естествознания. Рациональное использование водных биоресурсов: мат-лы науч. техн. конф. проф.-преп. состава и асп. КамчатГТУ (2004–2005 гг.). – Петропавловск-Камчатский: Кам чатГТУ, 2006. – С. 104–111.

11. Свидетельство об официальной регистрации программы для ЭВМ № 2007612143 «Электронный спра вочник – Биологическое разнообразие Камчатки и его анализ с помощью политомического ключа (пер вая версия)» / А.Н. Сметанин [и др.];

Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патен там и товарным знакам. – М., 2007.

12. Сметанин А.Н., Демидов Н.Т. Возникновение Камчатки и ее природа: моногр. – Ростов-н/Д.: Донской изд. дом, 2007. – 408 с.

13. Сметанин А.Н. Методологические подходы изучения структуры и функционального распределения биоты Камчатки с помощью инновационных технологий // Инновационные процессы в образовании и науке: опыт, проблемы, перспективы: мат-лы регион. науч.-практ. конф. – Петропавловск-Камчатский:

КамГУ им. Витуса Беринга, 2009. – Ч. 1. – С. 250–258.

14. Сметанин А.Н. Биоэкологический потенциал в природных экосистемах Камчатки // Инновационные про цессы в образовании и науке: опыт, проблемы, перспективы: мат-лы регион. науч.-практ. конф. – Петро павловск-Камчатский: Изд-во КамГУ им. В. Беринга, 2009. – Ч. 2. – С. 281–287.

ВЕТЕРИНАРИЯ УДК 599.323.4: 591.141 И.И. Силкин ВОЗРАСТНАЯ ДИНАМИКА НЕКОТОРЫХ БЕЛКОВЫХ КОМПОНЕНТОВ В МУСКУСНЫХ ПРЕПУЦИАЛЬНЫХ ЖЕЛЕЗАХ САМЦОВ ОНДАТРЫ Методами классической гистологии, современной гистохимии и дифференциальной оценки различ ных белковых компонентов выявлен ряд новых закономерностей в возрастной динамике и распределении некоторых белковых веществ в клетках и тканях мускусной препуциальной железы самцов ондатры, оби тающих в условиях экосистемы Байкальского региона. Полученные данные расширяют современные пред ставления о биологии ондатры и особенностях ее физиологии.

Ключевые слова: мускусные препуциальные железы, самцы ондатры, общий белок, свободный ка тионный белок, РНК, ДНК, лизин, гистидин, аргинин.

I.I. Silkin AGE DYNAMICS OF SOME ALBUMINOUS COMPONENTS IN MUSK PREPUTIAL GLANDS OF MUSKRAT MALES A number of new laws in age dynamics and distribution of some albumens in the cells and tissues of the musk preputial glands of the muskrat males living in the Baikal region ecosystem conditions is revealed by means of the techniques of classical histology, modern histochemistry and differential estimation of various albuminous compo nents. The obtained data expand modern knowledge about muskrat biology and peculiarities of its physiology.

Key words: musk preputial glands, muskrat males, general protein, free cation protein, RNA, DNA, lysine, his tidine, arginine.

Введение. Вот уже 100 лет богатство и разнообразие кожных желез и образуемых ими железистых ор ганов, физико-химических свойств секретируемых ими веществ, явное или вероятное значение этих веществ в социальном поведении служат основой исследований в областях разных дисциплин. Результатом этих иссле дований являются многочисленные данные о топографии, гистологическом строении, ультраструктуре, гисто химии, химии секрета и участии в маркировочном поведении огромного количества желез нескольких сотен видов млекопитающих [8].

Тщательное анатомическое и гистологическое описание препуциальных желез ондатры выполнил в начале прошлого века австрийский ветеринарный врач Райзингер. Он назвал их «специфическими железами ондатры» и предполагал, что их биологическое значение заключается в привлечении полов в период эструса [10]. По гистологи ческому строению они относятся к сальным железам.

Подробное гистохимическое исследование мускусных препуциальных желез ондатры было проведено В.Е. Соколовым, С.А. Шабадаш и Т.И. Зеликиной. Авторы отметили высокое содержание белковых компонен тов в незрелых ацинусах желез, а также синтез секрета чисто липидного характера, обладающий свойствами нейтральных жиров [7].

Таким образом, при рассмотрении вышеизложенных литературных данных было установлено, что мус кусные препуциальные железы ондатры в структурно-функциональном аспекте были изучены у взрослых жи вотных. Вопросы, касающиеся закономерности их морфо-функционального развития в онтогенезе, а особенно в раннем постнатальном онтогенезе, не получили должного освещения. Учитывая очевидную значимость мус кусной железы для репродукции ондатры, это послужило основанием проследить процессы становления дан ного органа в период постнатального онтогенеза с учетом гистологических и гистохимических особенностей.

Данное сообщение является фрагментом этих комплексных исследований.

В этой связи считаем, что результаты наших исследований помогут глубже понять физиологические процессы, происходящие в специфическом функциональном органе самцов ондатры на различных этапах по стнатального онтогенеза. Более того, материалы данной статьи будут служить основой для конкретизации дальнейших исследований экологии, морфологии и биологии ондатры, а также способствовать разработке региональных ландшафтно-географических принципов рационального использования ресурсов вида.

Объекты и методы исследований. Объектом исследований являлась мускусная препуциальная же леза самцов ондатры (Ondatra zibethicus). Материал собирали в период полевых экспедиций весной-осенью 2007 года от условно здоровых особей в Иркутском районе Иркутской области по берегам Иркутского водохра нилища и в районе дельты реки Селенги Кабанского района Республики Бурятия. Нами была исследована мускусная препуциальная железа от животных семи функционально обоснованных возрастных групп постна тального периода развития: новорожденных, 1-, 3-, 5-, 8-, 10- и 12-месячного возраста. Для этого подбирались животные по типу аналогов с учетом пола, возраста и физиологического состояния. Возраст определяли при помощи соответствующих методик [1]. Количество исследованных животных в каждой группе составляло особей.

В качестве фиксатора для гистологических исследований желез на выявление белковых компонентов применяли жидкость Карнуа с последующей заливкой в парафин.

Серийные парафиновые срезы толщиной 5–7 мкм изготавливали на микротоме «C. Reichert wien». Гис тологические препараты изучали при помощи микроскопа «Motic BA 400 T».

Для выявления общего белка использовали метод тетразониевого азосочетания по Даниелли с приме нением прочного синего Б по Берстону [4] в нашей модификации [6], где взамен труднодоступного веронала (барбитала) мы использовали глицин – гидроокись натрия [2]. Бромфеноловый синий применяли для обнару жения суммарного (при рН-2,2) и свободного катионного (при рН-8,2) белков [11]. При выявлении последнего гистопрепараты предварительно обрабатывали 3%-м раствором трихлоруксусной кислоты при t 90С с целью удаления нуклеиновых кислот и освобождения связанных с ними белков типа гистонов.

РНК выявляли по методу Браше в модификации N.B. Kurnick [9] с постановкой контроля рибонуклеазой в концентрации 1мг/мл на физиологическом растворе в течение 1 ч при t 37С. За РНК принимали вещества, проявляющие пиронинофилию, ферментирующиеся рибонуклеазой. ДНК идентифицировали стандартной ре акцией Фельгена.

Взамен труднодоступных М-проционовых красителей для выявления аминокислот лизина и гистидина мы использовали остазиновые красители (остазин – С-6Г), рекомендованные в гистохимическую практику А.П.

Поповым [5]. Для обнаружения аргинина использовали качественную реакцию с 8-оксихинолином-гипохлорита [3].

Идентификацию лизина, гистидина и аргинина проводили дезаминированием в свежеприготовленной смеси равных объемов 5%-го раствора нитрита натрия и 10%-го раствора уксусной кислоты при t +4С в тече ние 24 ч. Дезаминирование блокирует лизин, сохраняя окрашивание гистидина и аргинина.

Результаты исследований и их обсуждение. У новорожденных щенков самцов ондатры вещества, проявляющие пиронинофилию в виде интенсивной ярко-красной окраски, выявляются в секреторных клетках железы. Наиболее ярко в красно-лиловый цвет окрашивается капсула органа и оболочка кровеносных сосудов.

При контроле с рибонуклеазой эти вещества не идентифицировались в секреторных отделах железы и в соеди нительной капсуле. Это обстоятельство позволяет предположить об отсутствии запасов РНК в мускусной препу циальной железе ондатры на ранних этапах постнатального онтогенеза. Стандартная реакция Фельгена позво ляет отличить в структурах железы ДНК. Интенсивная реакция в виде яркого красно-лилового окрашивания вы явила существенное содержание этого компонента в цитоплазме и ядрах гландулоцитов секреторных отделов, находящихся на периферии органа, межуточной соединительной ткани и наружной капсуле мускусной препуци альной железы. Умеренная реакция в секреторных отделах, расположенных ближе к центру органа. Общий бе лок проявляет себя в виде ярко-синей окраски в соединительнотканных прослойках железы и наружной капсуле.

В цитоплазме и ядрах гландулоцитов реакция менее интенсивная. Лизин и гистидин проявляют ярко-желтое ок рашивание в наружной капсуле, умеренно окрашиваются в ядрах гландулоцитов, а в цитоплазме последних дают бледно-желтый цвет. После дезаминирования интенсивность окраски заметно меняется: в цитоплазме и ядрах гландулоцитов она бледная и умеренная в наружной капсуле. Качественные реакции на свободный катионный белок и аргинин дали отрицательный результат.

У 1-месячных щенков самцов ондатры характерной особенностью является появление в структурах же лезы РНК. В виде умеренной красной окраски этот компонент проявляет себя в соединительнотканных про слойках железы и наружной капсуле. Слабая реакция отмечена в цитоплазме гландулоцитов. Усилилась ин тенсивность реакции на общий белок в цитоплазме и ядрах гландулоцитов. На прежнем уровне осталось со держание ДНК, лизина и гистидина. Аргинин и свободный катионный белок по-прежнему не выявляется.

В 3-месячном возрасте происходит увеличение содержания РНК в цитоплазме гландулоцитов. В виде интенсивной алой окраски она выявляется в секреторных клетках железы. В соединительнотканных прослой ках и наружной капсуле по сравнению с предыдущим возрастом е содержание не изменилось. В ядрах глан дулоцитов и соединительной ткани железы отмечено также увеличение содержания ДНК. Увеличение содер жания количества общего белка обнаруживается в цитоплазме и ядрах гландулоцитов, а в наружной капсуле органа, наоборот, отмечено его уменьшение по сравнению с предыдущими периодами. Причем в ядрах секре торных клеток железы его количество больше, чем в цитоплазме. Реакция на гистидин усилилась в ядрах гландулоцитов и снизилась в наружной капсуле. Аргинин и свободный катионный белок, как и у 1-месячных животных, не выявляется.

Характерной особенностью 5-месячного возраста является снижение уровня содержание РНК, который обнаруживается в виде равномерной бледно-розовой окраски в железистых структурных элементах железы. В соединительнотканных прослойках и наружной капсуле характерно равномерное умеренное розовое окраши вание РНК. ДНК полностью отсутствует в соединительной ткани железы, а в цитоплазме и ядрах гландулоци тов отмечено снижение количества этого компонента по сравнению с предыдущим периодом. Содержание общего белка в этом возрасте снижается в цитоплазме и ядрах гландулоцитов. В наружной капсуле количест во этого компонента остается без изменений. Происходит увеличение содержания лизина и гистидина во всех структурных компонентах железы по сравнению с предыдущими периодами. Полным отсутствием аргинина и свободного катионного белка характеризуется этот возрастной период.

В 8-месячном возрасте РНК полностью отсутствует в железистых структурных элементах железы. Сла бая реакция на этот компонент отмечена в наружной капсуле. ДНК в этом возрасте не идентифицируется. Ха рактерной особенностью этого возраста является появление местами аргинина в ядрах гландулоцитов желе зы. Количество лизина уменьшается, а гистидин полностью отсутствует в железистых структурах органа. В соединительнотканной капсуле отмечена слабая реакция на гистидин. Интенсивность же реакции на лизин не изменяется по сравнению с предыдущим возрастом. Слабая реакция на общий белок отмечена во всех струк турных компонентах железы. Свободный катионный белок не выявляется.

В 10–12-месячном возрасте усиливается реакция на аргинин в ядрах эпителиальных клеток железы.

Распределение этого компонента равномерное по сравнению с предыдущим возрастом. Содержание и рас пределение других исследуемых компонентов в структурных элементах мускусной препуциальной железы по сравнению с предыдущим периодом не изменяется. Свободный катионный белок также не выявляется.

Заключение. Таким образом, с применением современных гистохимических методов исследования прове ден анализ динамики содержания белковых компонентов в мускусной препуциальной железе самцов ондатры на этапах постнатального онтогенеза. Результаты исследований позволяют сделать следующие выводы:

1. С рождения у самцов ондатры в секреторных клетках железы не выявляется РНК. Этот компонент появляется в 1-месячном возрасте, постепенно накапливаясь до 3-месячного возраста. Начиная с 5 месяцев постнатального онтогенеза, его количество уменьшается, полностью расходуясь в секреторных клетках желе зы в 8 месяцев. Расход РНК выше в паренхиме мускусной препуциальной железы, в соединительно-тканных прослойках и наружной капсуле органа РНК в незначительном количестве сохраняется до 10–12 месяцев.

2. ДНК у новорожденных щенков ондатры в значительном количестве выявляется в цитоплазме и ядрах гландулоцитов секреторных отделов, находящихся на периферии органа, межуточной соединительной ткани и наружной капсуле мускусной препуциальной железы. Затем в 3-месячном возрасте происходит увеличение содержания этого компонента, снижение его содержания в 5 месяцев и полное его использование в 8 месячном возрасте. Вплоть до 12-месячного возраста ДНК не выявляется.

3. Лизин и гистидин на раннем этапе постнатального онтогенеза проявляют ярко-желтое окрашивание в наружной капсуле, умеренно окрашиваются в ядрах гландулоцитов, а в цитоплазме последних дают бледно желтый цвет. После дезаминирования интенсивность окраски заметно меняется: в цитоплазме и ядрах глан дулоцитов она бледная и умеренная в наружной капсуле. В 3-месячном возрасте реакция на гистидин усили вается в ядрах гландулоцитов и снижается в наружной капсуле. В 5-месячном возрасте происходит увеличе ние содержания обоих компонентов, затем количество лизина уменьшается в железистых структурах железы, а гистидин полностью расходуется в 8 месяцев, проявляя себя в незначительном количестве в наружной кап суле. Причем такое состояние сохраняется до 10–12-месячного возраста.

4. Общий белок с рождения в значительном количестве содержится в соединительнотканных прослой ках и наружной капсуле железы. В цитоплазме и ядрах гландулоцитов его содержание несколько меньше. На чиная с 1-месячного возраста, содержание этого компонента в цитоплазме и ядрах гландулоцитов увеличива ется, а в соединительнотканных прослойках и наружной капсуле в 3 месяцев уменьшается. С 5 до 10–12 месячного возраста происходит расходование этого компонента во всех структурных компонентах мускусной препуциальной железы.

5. В 8-месячном возрасте в ядрах гландулоцитов мускусной препуциальной железы появляется аргинин.

Он выявляется местами, равномерно распределяясь к 10–12-месячному возрасту.

6. Свободный катионный белок не обнаруживается в тканях мускусной препуциальной железы в иссле дуемые периоды постнатального развития самцов ондатры.

7. Уровень физиологических процессов изучаемого органа на различных стадиях постнатального разви тия является видовой особенностью данных животных.

Литература 1. Водопьянов Б.Г., Саловаров В.О. Определение возраста и пола охотничьих зверей: учеб. пособие по биотехнии. – Иркутск: Изд-во ИрГСХА, 2001. – С. 37–40.

2. Кочетов Г.А. Практическое руководство по энзимологии. – М.: Высшая школа, 1980. – 265 с.

3. Лилли Р.Д. Патогистологическая техника и практическая гистохимия. – М.: Мир, 1969. – 624 с.

4. Пирс Э. Гистохимия теоретическая и прикладная. – М.: Иностр. лит-ра, 1962. – 962 с.

5. ПОПОВ А.П. К ВОПРОСУ О ПРИМЕНЕНИИ ДИХЛОРТРИАЗИНОВЫХ КРАСИТЕЛЕЙ В ГИСТОХИМИИ // ИССЛЕД. ПО МОРФОЛОГИИ И ФИЗИОЛОГИИ С.-Х. ЖИВОТНЫХ. – БЛАГОВЕЩЕНСК, 1981. – С. 36–38.

6. СИЛКИН И.И., ВЛАСОВ Б.Я. МОДИФИКАЦИЯ МЕТОДА ТЕТРАЗОНИЕВОГО АЗОСОЧЕТАНИЯ (ПО ДА НИЕЛЛИ) С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПРОЧНОГО СИНЕГО Б (ПО БЕРСТОНУ) // ВЕСТН. ПОЛТАВСКОЙ ГОС.

АГРАР. АКАД. – 2009. – № 2 (53). – С. 68–69.

7. Ондатра. Морфология, систематика, экология / В.Е. Соколов, В.Н. Большаков, Р.С. Вольскис [и др.]. – М.: Наука, 1993. – 542 c.

8. Шабадаш С.А., Чернова О.Ф. Гепатоидные кожные железы млекопитающих. – М.: Товарищество науч ных изданий КМК, 2006. – 217 c.

9. Kurnick N.B. Histochemistry of nucleic acids // Int. Rev. Cytol. – 1955. – № 4. – P. 221–268.


10. Reisinger L. Die spezifischen Drsen der Bisamratte //Anat. Anz. – 1916. – Vol. 49. – № 13. – P. 32.

11. Ringerts N., Zetterberg A. Cytochemical demonstration of histones and protamines. Mechanism and specificity of the alkaline bromphenol bkue binding reaction // Exp.Cell. Res. – 1966 – Vol. 42. – № 2. – P. 243–259.

УДК 619:616.98:578.843.1 А.Г. Глотов, В.В. Краснов, Т.И. Глотова ЭФФЕКТИВНОСТЬ ВАКЦИНАЦИИ ПРИ ПРОФИЛАКТИКЕ АБОРТОВ, ВЫЗВАННЫХ ВИРУСОМ ДИАРЕИ КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА В статье представлены экспериментальные данные по изучению противоэпизоотической и эконо мической эффективности усовершенствованной схемы специфической профилактики абортов, вызванных вирусом диареи крупного рогатого скота на молочном комплексе. Приведены преимущества плановой профилактической вакцинации животных, которая приводит к повышению оплодотворяемости от перво го осеменения, сокращению сервис-периода, снижению инцидентности абортов.

Ключевые слова: молочное животноводство, гинекологическая патология, вирус диареи крупного рогатого скота, иммунизация животных, живая вакцина, экономический эффект.

A.G. Glotov, V.V. Krasnov, T.I. Glotova VACCINATION EFFICIENCY AT PROPHYLAXIS OF THE ABORTIONS CAUSED BY CATTLE DIARRHEA VIRUS Experimental data on studying epizootic-preventive and economic efficiency of the advanced scheme for spe cific prophylaxis of the abortions caused by cattle diarrhea virus in a dairy complex are given in the article. Advantages of planned preventive animal vaccination which leads to fertility increase after the first insemination, to service-period reduction and to abortion incidence decrease are given.

Key words: dairy animal industries, gynecologic pathology, cattle diarrhea virus, animal immunization, live vaccine, economic effect.

Интенсификация молочного производства сопровождается концентрацией большого числа животных на ограниченных территориях. Повышение молочной продуктивности коров приводит к нарушению обмена ве ществ, гинекологическим болезням и другой патологии, снижающей резистентность организма и способствую щей развитию иммунодефицитов, повышающих восприимчивость к инфекционным болезням. Экономический ущерб является следствием острых вспышек инфекционных болезней у групп или отдельных животных, но чаще результатом хронических или субклинических инфекций в стаде.

Широкое распространение в хозяйствах молочного направления получила вирусная диарея крупного ро гатого скота (ВД-БС КРС) [3;

5–6]. Эта болезнь относится к числу экономически значимых, а ее возбудитель вызывает различные клинические синдромы, неблагоприятно влияющие на каждую стадию производства жи вотноводческой продукции. Наиболее характерными последствиями этой инфекции являются репродуктивные проблемы у коров и болезни респираторного тракта у телят [8–9;

13].

Субклиническая инфекция серонегативных телок или коров в первом триместре стельности вирусом ВД-БС КРС может привести к абортам на всех ее стадиях, рождению слабых, нежизнеспособных или перси стентно инфицированных телят-вирусоносителей [8–9]. При этом наибольшее эпизоотологическое значение имеет нецитопатогенный биотип вируса [9].

В больших молочных стадах происходит постоянный ввод ремонтных телок, поэтому значительно воз растает риск поступления в них животных-вирусоносителей. Неконтролируемая диссеминация патогенного вируса во внешней среде способствует вовлечению в эпизоотический процесс новых животных, не имеющих иммунитета к нему. При этом нет разрыва эпизоотической цепи и эпизоотический процесс практически непре рывен, что приводит к возникновению стационарно неблагополучных очагов.

Во многих странах, в том числе и в России, инструментом контроля этой болезни является вакцинация.

Цель ее заключается в защите от острой инфекции телок и внутриутробного заражения их плодов, а соответ ственно снижении инцидентности абортов, предотвращении циркуляции вируса среди животных и повышении иммунного статуса стада [8–9;

14]. Такой подход оправдан в условиях широкого распространения инфекции, высокой концентрации и продуктивности животных. Вакцинация должна обеспечивать иммунитет у телок в течение первых четырех месяцев стельности [9;

15].

Цель исследований – изучение эффективности профилактической иммунизации телок случного воз раста против ВД-БС КРС в условиях крупного молочного комплекса при помощи живой вакцины Тривак.

Материалы и методы исследований. Исследование проводили на молочно-товарном комплексе, где размещено 2400 коров черно-пестрой породы. Средняя молочная продуктивность коровы за 2009 г. составила 9700 кг. Ввода животных из других хозяйств не было.

При изучении распространения ВД-БС КРС среди животных комплекса в реакции нейтрализации иссле довали пробы сыворотки крови, отобранные от них однократно. Высчитывали средний процент проб, содер жащих вируснейтрализующие антитела к вирусу, от числа исследованных. Для установления диагноза острой инфекции у телок исследовали парные пробы сыворотки крови, отобранные за 30 дней до и 30 дней после искусственного осеменения. Этиологическую роль вируса устанавливали по 4-кратному и более приросту тит ров специфических антител во второй пробе по отношению к первой.

В ПЦР исследовали пробы вагинальных выделений взрослых животных и внутренних органов аборти рованных плодов и мертворожденных телят. Всего исследовали 446 проб биоматериала и 561 пробу сыворот ки крови от животных различных возрастных категорий. Диагностические исследования проводили в течение 2002–2005 гг.

Выделение нецитопатогенных изолятов вируса проводили микрометодом в первичнотрипсинизирован ной культуре клеток тестикул бычков (ТБ) путем четырех «слепых» пассажей с идентификацией в ПЦР. Мето дика выделения вируса и филогенетического анализа описана нами ранее [4].

Для специфической профилактики использовали живую вакцину Тривак, содержащую аттенуированные антигены вирусов инфекционного ринотрахеита, парагриппа-3 и вирусной диареи. Вакцину применяли только в случае положительных результатов комплексных лабораторных исследований, подтверждающих этиологиче скую роль вируса в развитии гинекологической патологии у животных.

Препарат вводили двукратно за 60 дней до осеменения с интервалом в 30 дней в экспериментально по добранной дозе. Всего с 2005 по 2009 г. иммунизировали 5418 телок.

Эффективность вакцинации оценивали по напряженности иммунитета у привитых животных, проценту плодотворно осемененных телок, снижению количества мертворожденных телят и абортов у первотелок. Учи тывали сокращение затрат на приобретение спермы высокоценных быков-производителей, закупаемой по импорту, предотвращенный экономический ущерб, стоимость дополнительно полученных телят и некоторые другие показатели.

Экономическую эффективность вакцинации определяли согласно методическим рекомендациям по оп ределению экономической эффективности ветеринарных мероприятий, утвержденых ГУВ МСХиП РФ 21.02.1997 г. [6].

Статистическую обработку проводили общепринятыми методами [1]. Достоверность результатов под тверждали с помощью критерия Стьюдента. Результаты считали достоверными при Р0,05. Для обработки данных использовали программу «Microsoft Excel» пакета программ «Microsoft Office 7.0».

Результаты исследований и их обсуждение. В хозяйстве на протяжении ряда лет регистрировалась патология воспроизводительной функции у коров и особенно нетелей, выражающаяся в абортах на разных стадиях стельности, рождении мертвых и нежизнеспособных телят.

Предварительные серологические исследования, проведенные в 2002–2005 гг., показали, что серопози тивность коров в хозяйстве к вирусу ВД-БС КРС составила в среднем 85%, что позволило предположить уча стие вируса в репродуктивной патологии животных.

Частота обнаружения вируса в пробах маточных и вагинальных выделений телок после осеменения и нетелей методом ПЦР составила в среднем 82,3 %, а от коров 27,8% от числа исследованных проб. Частота выявления вируса из органов абортплодов и мертворожденных телят составила 80 и 25% соответственно.

От нетелей и абортированных плодов выделили три нецитопатогенных изолята вируса, оказавшихся идентичными при генотипировании, отнесенные к генотипу 1, субгенотипу 1b. Эти данные свидетельствуют о широкой циркуляции вируса среди животных и подтверждают мнение зарубежных исследователей о «стадос пецифичности» штаммов для закрытых хозяйств [9;

13].

Результаты ретроспективных серологических исследований показали, что в среднем по годам около 70% телок после осеменения реагировали 64–128-кратной сероконверсией к вирусу.

До вакцинации вируснейтрализующие антитела к вирусу выявляли в среднем у 30% телок в титрах 1,2±0,18 lg2. Реакцию на введение вакцины у животных не наблюдали. Динамика средних титров вируснейт рализующих антител у телок после вакцинации была следующей. После двукратного введения вакцины у жи вотных формировался напряженный иммунитет. Средние титры вируснейтрализующих антител к вирусу у не телей после первой вакцинации составили 1,2±0,18 lg2, повышались статистически достоверно до уровня 3,2±0,18 lg2 после ревакцинации и до 4,8±0,28 lg2 на 90-й день стельности и 5,08±0,2 на 120-й день, снижались до 3,6±0,15 lg2 в запуске. Напряженный иммунитет формировался не менее, чем у 80% иммунизированных животных.

После проведенной вакцинации количество животных, оплодотворенных после первого осеме нения, увеличилось на 13,7%, а сервис-период сократился на 7,2 дня в 2009 г. по сравнению с 2005 г.

8 7, 6,9 6, 7 6, 6 5, 5, 5 Количество мертворожденных телят, % Количество абортов до месяцев, % 1, 1,2 2005 2006 2007 2008 Количество абортов и мертворожденных телят у иммунизированных нетелей в период 2005–2009 гг.

Иммунизация телок не оказала значительного влияния на снижение количества мертворожденных телят, но способствовала сокращению инцидентности абортов до 6 месяцев с 5,2% в 2005 г. до 1% в 2009 г.


(рис.), что привело к рождению дополнительно 134 телят (табл. 1), себестоимость которых составила 863636 руб.

Таблица Показатели эффективности мероприятий по специфической профилактике ВД-БС КРС Показатель 2006 г. 2007 г. 2008 г. 10 мес. 2009 г. Всего Количество телят, допол нительно полученных в 30 35 31 38 результате внедрения вакцинации, гол.

Себестоимость 1 головы 4980,15 5794,11 6520,96 8139, приплода КРС, руб.

Стоимость дополнительно 149405 202794 202150 309287 полученных телят, руб.

Показатели экономической эффективности специфической профилактики приведены в табл. 2.

Таблица Показатели экономической эффективности применения специфической профилактики ВД-БС КРС у телок 10 мес.

Показатель 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. Всего 2009 г.

Осеменено, гол. 1080 1297 882 1272 887 Расходовано доз на 1 гол. 3,9 3,6 3,5 3,3 3, Экономия расхода спер - 454 374 765 798 мы, доз.

Стоимость одной дозы - 98,6 47,63 188,33 252, спермы, руб.

Экономия расхода спер - 44764 17814 144072 201535 мы, руб.

Экономия инструментов и материалов для осемене- - 776 580 1308 1517 ния, руб.

Предотвращенный эко - 45540 18394 145380 203052 номический ущерб, руб.

Благодаря применению вакцины Тривак, на комплексе в течение четырех лет значительно со кратилось количество доз спермы, использованной для осеменения одной головы животных. Эконо мия расхода спермы составила 344 дозы в 2009 г. в сравнении с 2006 г. (табл. 2). Затраты на приобре тение вакцины и проведение вакцинации составили 1995,4 руб.

Таким образом, экономическая эффективность от внедрения усовершенствованной схемы специфиче ской профилактики ВД-БС КРС при помощи живой вакцины Тривак составила:

Э = 412359 руб.+863636 руб. –119733 – 1995,4 руб. = 1154266,6 руб.

Полученные данные подтверждают мнение отечественных и зарубежных авторов [24;

10–12;

15] о том, что специфическая профилактика оказывает благоприятное воздействие на репродуктивное здоровье коров, приводя к повышению оплодотворяемости и снижению инцидентности абортов в неблагополучных хозяйствах, косвенно способствуя повышению молочной продуктивности.

По нашему мнению, решение об использовании вакцинации должно зависеть от точного знания эпизо отической ситуации в конкретном хозяйстве, а выбор вакцин основываться на результатах изучения индиви дуальных особенностей стада (концентрация, условия содержания, частота ввода новых животных и т.д.). При этом необходимо учитывать преимущества и недостатки живых и инактивированных вакцин, используемых в конкретной ситуации, а также наличие сопутствующих инфекций, участвующих в патологии воспроизводства (инфекционный ринотрахеит и другие).

Вакцинация является важным компонентом противоэпизоотических мероприятий, однако при данной бо лезни она служит лишь дополнительной мерой, которая осуществляется в комплексе с общехозяйственными мероприятиями. В крупных молочных хозяйствах необходимо проводить плановую иммунизацию животных против ВД-БС КРС с учетом возрастной восприимчивости животных. Особенно важно проводить рутинную вакцинацию телок перед искусственным осеменением, так как они являются наиболее восприимчивыми к ин фицированию во время репродуктивного цикла.

Выводы 1. В крупном молочном хозяйстве с интенсивным типом ведения животноводства в этиологии гинеколо гической патологии коров значительную роль играет вирус вирусной диареи крупного рогатого скота. Серопо зитивность коров составляет в среднем 80%, после искусственного осеменения до 70% телок реагируют серо конверсией к вирусу. Частота выявления вируса от нетелей, коров, абортированных плодов и мертворожден ных телят варьирует от 25,0 до 82,3%.

2. Двукратная иммунизация телок перед искусственным осеменением живой вакциной Тривак не вызывает побочных эффектов и обеспечивает у них формирование напряженного иммунитета к вирусу ВД-БС КРС в период 4–5 месяцев стельности.

3. Плановая в течение четырех лет профилактическая вакцинация животных перед искусственным осемене нием приводит к повышению оплодотворяемости от первого осеменения, сокращению сервис-периода, снижению инцидентности абортов с 5 до 1% к обороту стада.

4. Экономическая эффективность профилактической схемы иммунизации в течение четырех лет по хо зяйству составила 1154266,6 руб.

Литература 1. Ашмарин И.П., Васильев Н.Н., Амбросов В.А. Быстрые методы статистической обработки и планирова ния экспериментов. – Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1974. – 76 с.

2. Особенности диагностики и профилактики вирусной диареи крупного рогатого скота / А.Е. Верховская, В.А. Сергеев, Т.И. Алипер [и др.] // Ветеринария. – 2009. – № 8. – С. 3–7.

3. Этиологическая структура массовых респираторных болезней молодняка крупного рогатого скота в хозяйствах, занимающихся производством молока / А.Г. Глотов, Т.И. Глотова, А.В. Нефедченко [и др.] // Сиб. вестн. с.-х. науки. – 2008. – № 3. – С. 72–78.

4. Выделение нецитопатогенного изолята вируса вирусной диареи – болезни слизистых оболочек крупно го рогатого скота 2 генотипа на территории Российской Федерации / А.Г. Глотов, Т.И. Глотова, А.Г. Южаков [и др.] // Вопросы вирусологии. – 2009. – № 5. – С. 43–47.

5. Система ветеринарно-санитарных, профилактических и лечебных мероприятий против инфекционных болезней крупного рогатого скота в хозяйствах Российской Федерации / М.И. Гулюкин, К.П. Юров, Ю.Д.

Караваев [и др.] / ГНУ ВИЭВ;

ФГУ «Центр ветеринарии». – М., 2007. – 14 с.

6. Жидков С.А., Лебедев А.И., Белова Н.Б. Патогенез и формы инфекционного течения вирусной диареи – бо лезни слизистых оболочек крупного рогатого скота // Ветеринарная патология. – 2005. – № 3. – С. 24–31.

7. Методика определения экономической эффективности ветеринарных мероприятий / Ю.Е. Шатохин, И.Н. Никитин, П.А. Чулков [и др.]. – М.: МГАВМиБ им. К.И. Скрябина, 1997. – 36 с.

8. Bolin S.R. Control of bovine viral diarrhea infection by use of vaccination // Veterinary Clinics of North America Food Animal Practice. – 1995. – Vol. 11. – P. 615–625.

9. Kelling C.L. Planning bovine viral diarrhea virus vaccination programs // Vet Med. – 1996. – Vol. 91. – P.

873–877.

10. The live attenuated bovine viral diarrhea virus components of a multi-valent vaccine confer protection against fetal infection / F. Kovcs, T. Magyar, C. Rinehart [et al] // Vet Microbiol. – 2003. – Vol. 17. – P. 113–117.

11. Implementation of two-step vaccination in the control of bovine viral diarrhoea (BVD) / V. Moennig, K. Eicken, U. Flebbe [et al] // Prev Vet Med. – 2005. – Vol. 15. – P. 109–114.

12. Shilleto R.W., Williams J., Alexander D.C.S. Prevention of transplacental infection of bovine foetus by bovine viral diarrhoea virus through vaccination // Arch Virol. – 2007. – Vol. 147. – P. 2453–2463.

13. Detection, characterization, and control of bovine viral diarrhea virus infection in a large commercial dairy herd / J.M. Schefers, J.E. Collins, S.M. Goyal [et al] // Can Vet J. – 2009. – Vol. 50 (10). – P. 1075–1079.

14. Van Oirschot J.T., Braschke C.J.M., Van Rijn P.A. Vaccination of cattle against bovine viral diarrhea // Vet Microbiol. – 1999. – Vol. 64. – P. 169–183.

15. Fetal protection against bovine viral diarrhea virus types 1 and 2 after the use of a modified-live virus vaccine/ W. Xue, D. Mattick, L. Smith [et al] // Can J Vet Res. – 2009. – № 73 (4). – P. 292–297.

УДК 619:636.5(571.52) С.А. Счисленко, Н.М. Ковальчук ЭТИОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ВОЗБУДИТЕЛЕЙ ОСТРЫХ КИШЕЧНЫХ ИНФЕКЦИЙ (ОКИ) ПТИЦ В ПТИЦЕВОДЧЕСКИХ ХОЗЯЙСТВАХ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ В статье представлена этиологическая структура возбудителей желудочно-кишечных инфекций птиц на территории Красноярского края. Рассмотрены биологические и антигенные свойства данных возбудителей.

Ключевые слова: острые кишечные инфекции (ОКИ), антигенная структура, факторы патогенно сти.

S.A. Schislenko, N.M. Kovalchuk ETIOLOGICAL STRUCTURE OF THE AGENTS OF ACUTE INTESTINAL VIRUS (AIV) OF POULTRY ON THE POULTRY-KEEPING FARMS IN KRASNOYARSK REGION Etiological structure of the agents of poultry intestinal virus on the Krasnoyarsk region territory is given in the ar ticle. Biological features and antigenicity of the given agents are considered.

Key words: acute intestinal virus (AIV), antigenic structure, pathogenicity factors.

Введение. Установление закономерностей эволюции этиологической структуры и устойчивости возбу дителей ОКИ к антибиотикам, антисептикам и дезинфектам служит основой для проведения рациональной антибиотико-антисептикотерапии и профилактики желудочно-кишечных болезней птиц, повышения эффектив ности химиотерапевтических, антисептических и дезинфекционных мероприятий, а также организации эпизо отологического надзора.

По многочисленным данным различных авторов, установлено, что неуклонно возрастает роль условно патогенных микроорганизмов, в том числе энтеротоксигенных эшерихий, в возникновении неонатальной пато логии у животных и птиц. В связи с этим болезни желудочно-кишечного тракта у птиц продолжают оставаться одной из наиболее актуальных проблем современной ветеринарии во всех регионах России. Во многих стра нах мира колибактериоз находится под пристальным вниманием ветеринарных и медицинских специалистов, а также Всемирной организации здравоохранения, так как важную роль в инфекционной патологии человека и животных стали играть эшерихии, вырабатывающие Шига-подобные токсины (веротоксины), в частности, се ровар E.coli 0157:Н7, отличающийся высокой вирулентностью [1–3;

6].

В условиях промышленного птицеводства, когда на ограниченной территории содержится большое ко личество птицы, широкое распространение приобретают инфекционные заболевания, вызываемые энтеро патогенными бактериями. При этом эшерихиоз и сальмонеллз наносят наиболее значимый экономический ущерб, складывающийся из снижения яйценоскости и привесов, гибели эмбрионов, цыплят и взрослой птицы, затрат на оздоровление хозяйства. При хронических, вялотекущих болезнях бактериальной этиологии отме чают неравномерный или низкий прирост массы бройлеров, повышенную чувствительность птицы к стрессам, снижение яйценоскости и выводимости цыплят, ухудшение биологических качеств эмбрионов, низкую конвер сию корма, снижение эффективности поствакцинального противовирусного иммунитета [1].

В настоящее время на территории Красноярского края функционирует 10 птицеводческих хозяйств с общим поголовьем 7920000 птицы, из них 6 птицефабрик яичного направления. ОАО «Сибирская губерния» и ее филиалы птицефабрики «Березовская» и «Красноярская», а также ЗАО «Шушенская» и «Канская», – мясно го направления, которые используют для комплектования родительского стада племенную птицу кросса «Isa F-», завозимую из Ленинградской области с птицефабрики ООО «Лебяжье». Птицефабрики ОАО «Заря», ОАО «Бархотовская», ЗАО «Боготольская», сельскохозяйственная артель «Налобинское» используют для разведе ния птицу кросса «Хайсекс коричневый» и «Хайсекс белый», завозимую из Голландии. ЗАО «Шушенская» раз водит кросс «Ломан-Браун», завозимый из Кемеровской области, а ЗАО «Владимировская» использует кросс «Родонит-2», завозимый из ГППЗ «Свердловский».

Кроме этого, ОАО «Сибирская губерния» включает филиал птицефабрики «Енисейская», где выращи вают индюшат кросса «BIG-6»;

завоз суточных индюшат осуществляется из Польши и Франции. В 2008 году после длительного перерыва было сформировано свое родительское стадо.

По данным ветеринарной отчетности, на птицефабриках Красноярского края ведущее место занимают желудочно-кишечные заболевания, что является одним из серьезных моментов, сдерживающих максимальное проявление потенциальных резервов отрасли и основной причиной массовой гибели цыплят.

В связи с этим перед нами встала задача выявить этиологическую структуру возбудителей желудочно кишечных инфекций птиц на территории Красноярского края, а также изучить их биологические и антигенные свойства, определить их антибиотикоустойчивость.

Материалы и методы исследований. Исследования проводили на кафедре эпизоотологии и пара зитологии ФГОУ ВПО КрасГАУ, института ПБиВМ, а также в КГУ «Красноярская краевая ветеринарная ла боратория»;

на базе ОАО птицефабрики «Заря» Емельяновского района, на ЗАО «Канская» Канского рай она, ЗАО «Владимирская» Назаровского района Красноярского края в 2006–2009 гг.

Проведено патологоанатомическое вскрытие боле 500 трупов цыплят, в биохимических реакциях ис следовано 50 проб крови, серологических – 40. Полному бактериологическому исследованию были подверг нуты все биоматериалы, полученные от павших цыплят с применением современных методов выделения и идентификации условно-патогенной микрофлоры, включающих морфологические, культуральные, серологи ческие, биохимические и биологические методы исследования, а также количественный метод анализа [4].

Для обнаружения факторов патогенности выделенные культуры изучали методом биопробы на белых мышах массой тела 15–18 г;

гемолитическую активность тестировали на 5% кровяном МПА;

антибиотикоустойчивость методом бумажных дисков.

Результаты исследований и их обсуждение. В обследованных птицеводческих хозяйствах желудоч но-кишечные болезни охватывали до 50–90% поголовья цыплят в возрасте от 1 до 5 дней. Наиболее злокаче ственно болезни протекали в ОАО «Заря», ЗАО «Канская», ЗАО «Владимировская». Обычно заболевание проявлялось на протяжении всего года и характеризовалось определенными клиническими признаками: поте ря аппетита, понос, учащенное дыхание, общая депрессия.

При патологоанатомическом вскрытии трупов павших цыплят обнаруживали, как правило, точечные кровоизлияния под эпикардом и эндокарде, клапанах сердца, инъекции сосудов головного мозга, красную ге патизацию легких, гиперемию слизистых оболочек тонкого и толстого кишечника, набухшие с кровоизлияниями лимфатические узлы. Иногда при обследовании находили изменения только в кишечнике, а иногда только внекишечные поражения.

При вскрытии отходов инкубации наиболее часто отмечались закупорки клоаки, подкожные отеки в об ласти живота и бедер, гиперемия легких, почек, кожи, печени. У взрослой птицы наиболее часто наблюдались желточные перитониты, энтериты, клоациты.

При бактериологическом исследовании внутренних органов – красного костного мозга, стенки и содер жимого тонкого и толстого отдела кишечника – выделены 263 культуры микроорганизмов. По морфологиче ским и культурально-биохимическим свойствам выделенные культуры отнесены к следующим видам: Klebsiel la pneumonia, Escherihia coli, Proteus vulgaris, Proteus merabilis, Pseudomonas aeruginosa, Morganella morgani, Staphylococcus aureus и некоторым другим.

Из них наиболее важное этиологическое значение имели виды, отраженные на диаграмме (рис.):

Escherichia coli – 64,8% Salmonella – 27,4, Klebsiella pneumonia – 5,7, Сitrobacter froundi – 2,1, Staphylococcus aureus – 1,9%.

5,7% 2,1% 27,4% 64,8% E.coli S.pyllorym Klebsiela Citrobacter Уровень выделения бактерий Патогенность выделенных культур микроорганизмов подтверждена на белых мышах массой 12–15 г пу тем внутрибрюшного заражения их суточной бульонной культурой, LD50 у разных штаммов сильно варьировала от 50 до 750 млн м.т. Результаты постановки биопробы представлены в таблице.

При определении патогенности выделенных культур наиболее патогенными оказались микроорганизмы вида Escherihia coli, Klebsiella pneumonia, Сitrobacter froundi, Proteus vulgaris. Подопытные животные погибали в течение 6 ч после заражения в 26,6% случаев. Высокопатогенными оказались смешанные культуры кишечной палочки, синегнойной полочки и протея, которые вызывали гибель белых мышей через 12 ч после заражения.

Это указывает на усиление патогенных свойств микробов в ассоциации.

Патогенность выделенных культур на белых мышах Гибель мышей через Количество Культура зараженных 6 1 2 мышей ч 2ч 4ч 8ч Escherihia coli 5 - - 3 Salmonella enteritidis 5 5 - - Proteus vulgaris 5 - 2 2 Klebsiella pneumonia 5 - - 3 Сitrobacter froundi 5 2 3 - Escherihia coli + Proteus 5 - 5 - vulgaris + Pseudomonas aeruginosa Escherihia coli + Staphy 5 3 2 - lococcus aureus Escherihia coli + Klebsiel 5 5 3 1 la pneumonia Escherihia coli + 5 5 - Сitrobacter froundi 2 Всего 45 9 0 Большинство изучаемых штаммов бактерий, выделенных от цыплят, проявили высокую устойчивость к антибиотикам пенициллину, линкомицину и оказались слабочувствительны к тетрациклину, эритромицину и полимиксину и чувствительны к действию неомицина, мономицина и левомицетина. В связи с этим примене ние антибиотиков в большинстве случаев не только малоэффективно, но и экологически опасно, так как при водит к образованию антибиотикоустойчивых штаммов микроорганизмов и вызывает отрицательное побочное действие на организм и загрязняет птицеводческую продукцию [7;

13].

При серологической типизации полученных штаммов эшерихий установлено, что наиболее важное зна чение имеют девять серологических групп: О1, О2, О78, О55, О111, О25, О26, О125 и О128. По частоте встре чаемости они располагаются так: О2 – 66,6%, О28 – 14,5, О1 – 11,6, О55 – 2,6, О9, О111, О141 – 1,3%. Основ ной источник возбудителя инфекции – больная и переболевшая птица, а способы передачи – предметы ухода, корм, вода. Возможен занос возбудителя дикими птицами и грызунами.

При бактериологическом исследовании трупов и отходов инкубации выделяются энтеропатогенные се ротипы кишечной палочки 01, 02, 018, 078, 0111, 0115. Кроме этого, в 2009 году среди энтеропатогенных штаммов эшерихий выявлен серотип О157:Н7, который в настоящее время отнесен к энтерогемморагической группе диареегенных эшерихий.

Заключение. Этиологическая структура возбудителей острых кишечных инфекций у птиц в условиях птицеводческих хозяйств края представлена следующими видами бактерий: Escherichia coli – 64,8%, Salmonel la – 27,4, Klebsiella pneumonia – 5,7, Сitrobacter froundi – 2,1, Staphylococcus aureus – 1,9%.

Представители выделенной микрофлоры обладали высокой патогенностью, особенно при ассоцииро ванном течении, что, вероятно, объясняется усилением вирулентных свойств при синергизме.

Антибиотикоустойчивость выделенных изолятов бактерий была высокой в отношении пенициллина, лин комицина, мономицина и левомицетина, поэтому применение антибиотиков может быть малоэффективно.

Антигенная вариабельность эшерихий, как наиболее часто встречаемых при ОКИ бактерий, представ лена серотипами О1, О2, О78, О55, О111, О25, О26, О125 и О128, а также впервые выявлен энтерогеммораги ческий серотип О157:Н7, который может быть опасен для всех видов животных и человека.

Литература 1. Береснева Е.В., Малышева Л.А. Этиология смешанных инфекций птиц (сальмонеллз – колибактериоз) // Диагностика, профилактика и лечение при инфекционных болезнях сельскохозяйственных животных:

сб. науч. тр. – Персиановский: ДонГАУ, 2000. – С. 66–68.

2. Береснева Е.В. Роль ассоциации энтеропатогенных бактерий и гельминтов в инфекционной патологии птиц: автореф. дис. … канд. вет. наук. – Ставрополь, 2003. – 18 с.

3. Борисенкова А.Н. Система контроля бактериальных болезней птиц – основа эпизоотического благопо лучия птицехозяйства // Совершенствование методов профилактики птиц: мат-лы науч.-практ. конф. – Новосибирск, 2001. – С. 46–49.

4. Методические указания по выделению и идентификации условно-патогенных энтеробактерий и сальма нелл при острых кишечных заболеваниях молодняка сельскохозяйственных животных / И.Н. Блохина [и др.]. – М., 1990. – 30 с.

5. Годовые отчеты КГБУ «Красноярская краевая ветбаклаборатория».

6. Джупина С.И. Колитоксикобактериоз – инфекция факторная // Ветеринария Сибири. – 2001. – № 5. – С. 14–17.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.