авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ СЕВЕРО-ВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА № 12 ...»

-- [ Страница 8 ] --

2. «Тревожный» кластер (33 %). Отметим довольно благополучное материальное поло жение и высокий объем культурного капитала данной группы. Накоплению последнего спо собствуют и интенсивные практики культурного потребления, хотя и без того культурный ка питал в институционализированной форме в данной группе является одним из самых высо ких. Физические практики кластера достаточно интенсивны, структура питания несколько менее здорова, чем в наиболее благополучном кластере, но значительно лучше, чем в ос тальных. Благодаря достаточному объему располагаемого экономического капитала довольно широки и рекреационные возможности данной группы. Включенность в общественную дея тельность и обладание обширными социальными сетями свидетельствуют о наличии и ак тивном использовании внутри группы социального капитала;

уровень религиозной самоиден тичности один из самых высоких. Тем не менее, подверженность стрессам и протестный потенциал в группе достаточно высоки, а уровень удовлетворенности жизнью и уверенности в будущем заметно проигрывает по сравнению со «здоровым» кластером. Респонденты из данной группы воспринимают социальную реальность как недостаточно поддающуюся свое му контролю. У многих из них имелся опыт вынужденной смены работы, отсутствия вариан тов трудоустройства, нарушения своих гражданских прав. Кроме того, в силу специфики сфер своей занятости (бюджетные организации, государственная служба, учеба в образователь ном учреждении) действительно резонно предположить что недостаток у респондентов ад министративного капитала, способности и возможности регулировать распределение важ ных ресурсов. Это обусловливает и повышенные ориентации на выезд, и некоторую тревож ность. Ситуация несколько усугубляется тем, что респонденты в данной группе «видят» воз можные успешные стратегии, поскольку обладают большим культурным капиталом, однако не имеют достаточных возможностей реализовать их. В случае разрешения данной пробле мы мы можем ожидать «перемещения» значительной доли этих респондентов в «здоровый»

кластер.

3. «Замкнутый» кластер (22 %). Характеризуется недостатком экономического капита ла, довольно средним уровнем культурного (и низкими ориентациями на его накопление), однако относительно большим объемом физического, а также специфического социального капитала. Малая доля респондентов, состоящих в браке, и высокая — разведенных и вдо вых респондентов обусловливает относительно низкую роль семьи в их жизни, однако эта же группа характеризуется крайне высокой ролью профессиональных и дружеских социальных связей.

Кроме того, работа выполняет в жизни респондентов «замкнутого» кластера важную роль обеспечения приемлемого уровня жизни и поддержания собственной социальной зна чимости. Более разветвленные «слабые» социальные связи (профессиональные, дружес кие, соседские) помогают представителям этого кластера довольно успешно справляться с социальными и психологическими кризисами, что оказывает взаимное влияние и на общее состояние физического здоровья. Поддерживать его на нормальном уровне позволяют и от носительно интенсивные физические практики. Таким образом, результат достигается даже вопреки довольно неблагоприятной структуре питания, территориальной замкнутости и ог раниченности рекреационных практик. Социальная «замкнутость» является функцией от не высокого уровня материального достатка, что закрывает данную группу в статичном положе нии, без особых надежд на продвижение по социальной лестнице, но и без значительных угроз текущему положению благодаря низкому уровню расходов на здоровье, медицинское обслуживание, «зарплатных притязаний» и т.п. Однако если в молодом возрасте такая соци альная замкнутость не является критичной, то по мере приближения к пенсионному возрасту социальная напряженность и протестный потенциал группы возрастают. Обладание интен сивными и разветвленными социальными связями делают эту напряженность потенциально более опасной, чем в других группах, однако потенциал социальных сетей может быть на правлен и в конструктивное русло.

4. «Больной» кластер (13 %). Резюмируя основные характеристики «больного» класте ра, отметим относительно низкие объемы обладаемого экономического, физиологического, культурного, социального капиталов. Данная группа практически исключена из основных со циальных институтов, лишена поддержки формальных и неформальных социальных сетей.

Практики физического здоровья, культурного поведения, совладания с психологическими кризисами, профессиональной мобильности отличает пассивность, инертность. Несмотря на наиболее обширный опыт столкновения с социальной несправедливостью, закрытостью каналов вертикальной и горизонтальной мобильности, группа обладает наименьшим потен циалом к социальным изменениям, активным протестным и защитным действиям. Отметим, что, в отличие от «здорового» кластера, в силу субъективно переживаемой инвариантности социальных возможностей эта группа практически лишена эндогенного потенциала преодо ления своей замкнутости и улучшения образа жизни. Слабая ориентированность на приоб ретение культурного капитала затрудняет выработку социальной компетенции и узнавание успешных стратегий, закрывает возможности социальной мобильности. Физические практи ки не позволяют не только накапливать, но и просто поддерживать на должном уровне физи ологический капитал. В целом можно охарактеризовать данный кластер как пространствен но, социально, экономически замкнутый и сильно ограниченный как в своих социальных, так и в когнитивных возможностях. Это социальное «исключение» и невозможность распознать успешные стратегии мобильности приводят к социальной пассивности и апатичности.

R УДК 551.14:550.83;

551.24:550. ГЕОФИЗИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ГЛУБИННОЙ СТРУКТУРЫ ЛИТОСФЕРЫ ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ АКВАТОРИИ ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО МОРЯ И.П. Цыганкова Исследование структуры и вещественного состава литосферы позволяет решать широ кий круг теоретических и прикладных задач геологии и геофизики: получать информацию о числе и глубине горизонтальных поверхностей расслоения, данные о глубинах заложения разломов и блоков, значения плотности пород литосферы, составлять 3D- модели литосфе ры в формате систем вертикальных разрезов и горизонтальных срезов.

Цель работы — построение трехмерной геолого-геофизической модели глубинной струк туры литосферы юго-восточной части акватории Восточно-Сибирского моря (70°00'—70°40' с.ш.

и 167°00'—174°00' в.д.). Работа по изучению глубинного строения прибрежного шельфа про водилась и ранее в рамках научно-исследовательской деятельности лаборатории региональ ной геофизики СВКНИИ. Однако объемная геофизическая модель 3-го приближе-ния была создана только для небольшого участка шельфа 70°10'—70°35' с.ш. и 168°00'—170°00' в. д., что обусловлено большой трудоемкостью процесса подбора исходных данных. В настоящее время в связи с заявленной темой научно-исследовательской работы появилась возмож ность продолжить построение геофизической 3D-модели третьего приближения для всего исследуемого шельфа.

Шельф Восточно-Сибирского моря является одним из самых обширных среди морей Се верного Ледовитого океана. В структурном отношении он принадлежит Лаптевско-Чукотско му сегменту Арктического окраинно-материкового пояса [1]. Прибрежная часть шельфа тра диционно рассматривается как самостоятельная зона сочленения континентального ороген ного обрамления и окраинно-материковой плиты. Большую часть Восточно-Сибирского моря занимает Новосибирская мегавпадина [2, 7]. Она объединяет ряд структур, из которых наи более значительной является Новосибирский прогиб. К югу от него расположена Благове щенская структурная терраса, а на юго-востоке, в районе Чаунской губы — Айонская впади на — область исследования. Общей характеристикой фундамента является его блоковая делимость [3, 109]. Границы блоков часто совпадают с разломами, структурными ступенями, зонами деформаций в осадочном чехле. Жесткие блоки фундамента разделены ослаблен ными зонами, по которым возможны перемещения блоков. В области Восточно-Сибирского моря преобладают линейные структуры фундамента. Во многих блоках гранитный слой либо отсутствует, либо очень тонкий. На шельфе Восточно-Сибирского моря выделяются блоки земной коры платформенного типа — Котельническо-Святоносское (Ляховское) поднятие, поднятие Де Лонга, Восточно-Сибирский свод (Шелагское поднятие). В основании они име ют докембрийский фундамент [4, 150;

5, 656].

Глубина прибрежного шельфа Восточно-Сибирского моря не превышает 50 м. Поверх ность, находящаяся под уровнем моря, является результатом послеледниковой трансгрес сии. Среди структур, продолжающихся с суши в область шельфа, можно выделить разломы длительного заложения — Эльвенейский, Кепервеемский, Малоанюйский, Чаунский транс формный, Главный Чаунский.

Изучение структуры и вещественного состава литосферы на прибрежном шельфе юго восточной части акватории Восточно-Сибирского моря осуществлялось на базе количествен ной интерпретации результатов кондиционной гравиметрической съемки на льду в редукции Буге в условном уровне. В результате построена система плотностных и геолого-петрологи ческих горизонтальных срезов на глубинах 1, 6, 10, 20, 30, 40 и 60 км и вертикальных разре зов — широтного и двух меридиональных на петроплотностной и геологической основах.

Модель показала, что можно выделить два глубинных разлома, на которых происходит скачкообразное перестроение структуры земной коры — меридиональный Северо-Айон ский разлом, протягивающийся вдоль меридиана 168°30' в.д., и прибрежный Шелагский.

Северо-восточная часть шельфа характеризуется корой с редуцированным или полностью переработанным «гранитным» слоем, имеющим мощность иногда меньше 5—6 км. Мощ ность коры 36—40 км, что характерно для коры континентального типа и в северном направ лении она уменьшается. К западу от Северо-Айонского разлома располагается земная кора нормального облика с развитым «гранитным» слоем мощностью свыше 20 км. Мощность коры в целом здесь такая же, как и на суше, — 36 км и имеет квазиплатформенное строение.

Количественная и последующая геологическая интерпретация аномалий силы тяже-сти в классе блоковых моделей источников осуществляется в три этапа, реализующих три гене ральных приближения. Каждое имеет самостоятельное интерпретационное значение. На этапе третьего приближения составляется теоретическая карта силы тяжести, совпадающая с наперед заданной точностью с реальной, наблюденной картой. Иначе модель третьего при ближения должна отвечать необходимому критерию истинности. Необходимым критерием (условием) истинности решения обратных задач геофизики является совпадение с наперед заданной точностью наблюденных (измеренных) значений физического поля на поверхно сти наблюдения, нередко редуцированных к единому высотному уровню, с теоретическими значениями для реальной 3-мерной (3D) модели, параметры которой получены методами 3-мерной интерпретации [6, 12]. Очевидно, что точность подбора не может быть больше той, с которой построена реальная карта.

Для построения геофизической модели 3-го приближения были решены следующие за дачи:

1) все выделенные ранее по зонам повышенных горизонтальных градиентов силы тяжес ти, блоки разбиты на вертикальные призмы с треугольными верхним и нижним основаниями;

2) декартовы координаты всех точек наблюдения (1840), а также вершин оснований призм занесены в расчетный банк данных;

3) в каждой призме, при решении прямой задачи гравиметрии, обнаружены горизонталь ные границы расслоения;

4) методом компьютерного подбора установлен горизонтальный скачок плотности в каж дом слое.

Построенная карта теоретического поля силы тяжести отвечает критерию истинности (см.

рисунок).

174 168 00 169 00 170 00 171 00 172 00 173 70 40 70 80. 60. 40. 20. 0. 69 50 69 20.00 40.00 60.00 80.00 100.00 120.00 140.00 160.00 180.00 200.00 220. 1) 4,0 2) 14, 40. 1 Карта теоретического и наблюденного полей g:

Рис. 1 Карта теоретического и наблюденного полей g.

1) изолинии.наблюденного поля;

2) изолинии теоретического поля;

=2,2 мГал.

1 - изолинии наблюденного поля;

2 -изолинии теоретического поля;

= 2. 2 мГал.

Библиографический список 1. Геологическое строение СССР и закономерности размещения полезных ископаемых. Т. 10. Восток СССР.

Геологическое строение и минерагения СССР. — Л. : Недра, 1989. — Кн. 1. — 352 с.

2. Косько М.К., Супруненко О.И. Тектоника и перспективы нефтегазоносности Восточно-Арктической окраи ны Евразии // Геодинамика, магматизм и минерагения континентальных окраин Севера Пацифики. — Магадан:

СВКНИИ, 2003. — С. 7—12.

3. Косько М.К., Верба В.В., Кораго Е.А. и др. Фундамент арктического шельфа Евразии: блоковая делимость и некоторые аспекты эволюции // Российская Арктика: геологическая история, минерагения, геоэкология. — СПб: ВНИИ Океангеология, 2002. — С. 109—119.

4. Пискарев А.Л. Модели глубинного строения арктического шельфа России // Российская Арктика: геологи ческая история, минерагения, геоэкология. — СПб.: ВНИИ Океангеология, 2002. — С. 150—161.

5. Грамберг И.С., Пискарев А.Л., Беляев И.В. Блоковая тектоника дна Восточно-Сибирского и Чукотского морей по данным анализа гравитационных и магнитных аномалий // Доклады Академии наук. — Т. 352 — 1997. — С. 656—659.

6. Ващилов Ю.Я. Новая интерпретационная гравиметрия — вместо и вместе с глубинными сейсмическими исследованиями // Вестник СВНЦ ДВО РАН, 2005. — № 3 — C. 2—16.

R УДК 336. РАЗРАБОТКА МОДЕЛИ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ КРЕДИТНЫХ УСЛУГ НА ПРЕМЕРЕ БАНКОВ г. МАГАДАНА Н.А. Чапкина Банковская конкуренция является одной из разновидностей рыночной конкуренции. Ее специфика определяется многими моментами, но основных — два: во-первых, участвующие в банковской конкуренции субъекты;

во-вторых, среда, в которой осуществляется банковс кая конкуренция [1, 76].

Рассматриваемая ниже модель [2, 68] была разработана для оценки конкурентоспособ ности потребительских кредитных услуг банков в г. Магадане. В процессе разработки модели необходимо было решить следующие задачи:

• выбрать подходящую математическую формулу для разрабатываемой модели;

• разработать список оценочных показателей конкурентоспособности;

• определить балльные оценки и коэффициенты важности выбранных критериев;

• оценить привлекательность каждого из факторных показателей;

• рассчитать показатель конкурентоспособности по выбранной формуле.

В качестве основы для разработки модели конкурентоспособности кредитных услуг банка была использована формула средней арифметической взвешенной (1) [1, 68]:

n Ki = хi, (1) i = где Ki — балльная оценка i-го показателя конкурентоспособности услуги;

хi — коэффици ент важности i-го показателя.

Для определения списка оцениваемых характеристик услуг (критериев конкурентоспо собности) был проведен экспертный опрос. Экспертами выступили потенциальные заемщи ки и работники банков г. Магадана. В качестве учитываемых критериев были определены следующие характеристики кредитных услуг: процентная ставка, комиссия за сопровожде ние кредита, максимальный срок кредитования, необходимый пакет документов, наличие поручительства, максимальная сумма кредита, порядок гашения, возможность досрочного гашения, выдача пластиковой карты и время принятия решения о выдаче кредита. Экспер там было предложено проранжировать указанные показатели в порядке их приоритетно сти [3, 291].

Для определения балльных оценок и коэффициентов важности показателей конкурен тоспособности было проведено маркетинговое исследование, в котором приняли участие реальные и потенциальные потребители кредитных услуг банков, а также работники одного из выбранных кредитных учреждений.

При проведении анализа данных в соответствии с целями исследования необходимо оп ределить согласованность мнений всех экспертов, а также оценить достоверность эксперт ных оценок. Результаты опроса экспертов были занесены в матрицу рангов, на основании которой построили факторы приоритетности, причем наиболее значимому фактору соответ ствует наименьшая сумма рангов. Наиболее приоритетным является первый фактор (про центная ставка), а факторы с третьего по восьмой составляют единую группу факторов, при оритетность которых мало отличается друг от друга. Два последних фактора (х9 и х10 — выда ча пластиковой карты и время принятия решения о выдаче кредита) по результатам анализа считать наименее значимыми и исключить из дальнейшего анализа.

Результаты экспертных оценок позволили перейти к следующему этапу — расчету коэф фициентов важности с использованием матрицы рангов по формуле (2) [2, 68]:

рангов по факторам, (2) ai ( K важности ) = n ( n + 1) где n — число факторов.

Учитывая коэффициенты важности показателей конкурентоспособности, получим на ос новании формулы (1) модели интегрального показателя конкурентоспособности:

К работники банка = 0, 033К1 + 0, 029 К 2 + 0,127 К 3 + 0,124 К 4 + 0,105 К5 + 0,109 К 6 + +0, 084 К 7 + 0, 073К 8 + 0,178К 9 + 0,138К10 ;

К заемщики = 0, 018К1 + 0,105 К 2 + 0, 076 К 3 + 0,127 К 4 + 0, 095 К 5 + 0, 062 К 6 + +0,109 К 7 + 0, 091К 8 + 0,156 К 9 + 0,160 К10 ;

К общ. = 0, 026 К1 + 0, 067 К 2 + 0,102 К 3 + 0,126 К 4 + 0,1К 5 + 0, 085 К 6 + +0, 096 К 7 + 0, 082 К8 + 0,167 К 9 + 0,149 К10.

С целью расширить возможности данного исследования, проведем статистический ана лиз1. На основе полученных данных можно построить уравнения зависимости балльной оценки привлекательности количественных показателей (Кi) конкурентоспособности от значений этих Расчеты проведены при участии Л.А. Голиковой.

показателей, что позволит расширить возможности использования разрабатываемой моде ли на основе учета вариантов условий кредитования, которые не были оценены клиентами.

Проанализируем зависимость х1 — процентной ставки по кредиту (табл. 1).

Таблица Определение средней оценки привлекательности для фактора x Респонденты ОАО Процентная ОАО ОАО ЗАО ООО Балл ОАО ОАО АКБ Банк ставка Банк «Колыма- «Райффай- «Юниаструм «Сбербанк» «Росбанк» «Возрож банк» ВТБ зен Банк» Банк»

дение»

14 9 9 9 9 9 9 9, 15 9 8 8 8 8 8 8, 16 8 8 10 7 7 7 7 7, 17 7 7 7 6 6 6 7, 18 6 6 6 6 5 5 6, 19 5 5 5 5 5 4 5, 20 4 4 4 4 4 4 4, 21 3 3 3 3 3 3 3 3, 22 2 2 2 2 2 2 2 2, Сумма 54, Исходя из наивысшей оценки привлекательности для данного фактора — 10 баллов, ре зультаты расчетов представим в табл. 2 и используем для расчета параметров уравнения.

Таблица Средние оценки привлекательности процентных ставок Ставка по кредиту (х1), % 14 15 16 17 18 19 20 21 Оценка привлекательности (К1), 9,14 8,43 7,71 7,00 6,29 5,57 4,86 3,00 2, баллы Наиболее подходящей функцией является линейная функция y x = a + b x, при этом для расчетов параметров a и b используем метод наименьших квадратов. В результате решения системы получили следующее уравнение зависимости:К1 = 21,594 0,8663x1 (R2 = 0,97) (см.

рисунок).

Привлекательность процентной ставки, баллы 9, 8, 7, 7 7, 6, 5, 5 4, y = -0,8663x + 21,594 3, R 2 = 0, 2 2, 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 Величина процентной ставки, % Зависимость между величиной процентной ставки и ее привлекательностью для клиентов Данное уравнение можно использовать для расчета привлекательности различных зна чений процентной ставки. Аналогичным образом были проанализированы остальные зави симости и получены следующие уравнения:

K1 = 21,594 0,8663x1, где х1 — величина процентной ставки по кредиту;

К 3 = 2,85 0, 425 х3, где х3 — максимальный срок кредитования;

К 4 = 4,968 0, 656 х4, где х4 — необходимый пакет документов;

К 5 = 1, 71 + 1,145 х5, где х5 — наличие поручительства;

K 6 = 5,878 0, 004 x6, где х6 — максимальная сумма кредита;

K 7 = 171 0,14 x7, где х7 — порядок погашения;

K8 = 4, 285 0, 714 x8, где х8 — возможность досрочного погашения.

Подставив полученные уравнения для количественных критериев конкурентоспособнос ти в формулу интегрального показателя конкурентоспособности, получим три модели конку рентоспособности кредитных услуг банка:

— по приоритетам работников банковской сферы 1) К = 3, 007 0, 0286 х1 + 0, 0879 е 0,16 97 х 0, 0029 х 2 0, 054 х 3 0, 0813 х 4 + 0, 0152 х 0, 0004 х 6 0, 0118 х 7 0, 0521 х — по приоритетам реальных и потенциальных заемщиков 2) К = 2, 4948 0, 0156 х1 + 0, 3184 е 0,169 7 х 0, 01 0 6 х 2 0, 0 32 3 х 3 0, 0 83 3 х 4 + + 0, 0138 х 5 0, 0002 х 6 0, 0153 х 7 0, 0 65 х — на основе общего мнения всех опрошенных лиц 3) К = 2, 7 6 1 9 0, 0 2 2 5 х 1 + 0, 2 0 3 1 е 0,1 6 9 7 х 0, 0 0 6 7 х 2 0, 0 4 3 4 х 3 0, 0 8 2 7 х 4 + + 0, 0 1 4 5 х5 0, 0 0 0 3 х6 0, 0 1 3 4 х6 0, 0 1 3 4 х7 0, 0 5 8 5 х Согласно полученным моделям конкурентоспособности по состоянию на 20.03.2008 г., в г. Магадане наиболее конкурентоспособными являются кредитные услуги, предоставляемые Банком «Возрождение», поскольку интегральный показатель конкурентоспособности услуг этого банка имеет наибольшее значение во всех трех случаях (К = 2,4169 в модели № 1, К = 2,0410 в модели № 2 и К = 2,2361 в модели № 3). Наименее конкурентоспособными являются кредитные услуги Колыма-Банка, интегральный показатель конкурентоспособнос ти которого в первом случае составил 2,1535, во втором — 1,7958 и в третьем — 2,0131.

Данная методика позволяет оценить на основе маркетингового и статистического анализа конкурентоспособность банков в г. Магадане с учетом основных параметров кредитования.

Однако необходимо отметить, что адекватность таких моделей в значительной степени бу дет зависеть от объема и качества исходной информации.

Библиографический список 1. Банковское дело: Учебник / Г.Г. Коробова. — М. : Экономистъ, 2005. — 751 с.

2. Красникова Е.И. Разработка модели конкурентоспособности кредитных услуг банка / Е.И. Красникова, М.Н. Рожков // Банковское дело. — 2007. — № 9. — С. 68—71.

3. Голубков Е.П. Маркетинговые исследования - теория, методология и практика: учебник — М. : Изд-во «Финиресс», 2003. — 754 с.

R УДК 378.02:372. АУДИРОВАНИЕ КАК ВИД РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРИ ОБУЧЕНИИ ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ В НЕЯЗЫКОВОМ ВУЗЕ Е.В. Чернега Обучение аудированию является одной из самых актуальных тем в современной методи ке обучения английскому языку, так как без аудирования невозможно речевое общение, по скольку это процесс двусторонний, а аудирование — одна из сторон говорения наряду со слушанием.

Распознавание устной речи, или аудирование, в плане обучения этому виду речевой дея тельности представляет собой сложную и далеко не решенную проблему. А ведь именно аудирование (как об этом говорят отечественные и зарубежные методисты) определяет в дальнейшем успех или неуспех всего практического обучения языку.

Рассмотрим особенности аудирования как вида речевой деятельности.

Аудирование — это процесс восприятия и понимания речи на слух во время ее порожде ния.

В учебном процессе аудирование выступает как цель и как средство. Как средство оно может быть использовано в качестве:

1) cпособа организации учебного процесса;

2) способа введения языкового материала в устной форме;

3) средства обучения другим видам речевой деятельности;

4) средство конт роля и закрепления полученных знаний, умений и навыков.

Цель аудирования — понимание иноязычной речи на слух.

Аудирование, требуя напряженной психической деятельности, обычно вызывает быст рое утомление и отключение внимания слушающего. Неблагоприятные для реципиента ус ловия деятельности затрудняют овладение ею. Поскольку главной целью обучения является подготовка обучающегося к речевому общению в естественных условиях, процесс обучения будет только тогда целенаправленным и эффективным, когда студент уже в процессе обуче ния столкнулся с трудностями естественной речи и пытается их преодолевать. Исходя из специфики аудирования как одного из самых сложных видов речевой деятельности целесо образно, прежде всего, осветить связанные с ним трудности и указать пути их преодоления.

Основные трудности аудирования можно выделить в две группы:

I. Трудности, связанные с языковыми аспектами.

1. Трудности, связанные с особенностями акта слушания и речевой деятельности слуша ющего.

2. Трудности, связанные с особенностями речи носителей языка.

II. Трудности, связанные с культурой страны.

Трудности, связанные с социолингвистическим и социокультурным компонентами комму никативной компетенции.

Трудности первой группы, в свою очередь, могут быть разделены на три подгруппы:

1. Фонетические. На родном языке эта трудность компенсируется огромной практикой в слушании, однако опыт слушания иноязычной речи у студентов очень ограничен. Для того чтобы преодолеть трудности, связанные с пониманием речи носителей языка, необходимо уже с начала обучения слушать их речь. Следует помнить и то, что чем больше носителей языка будет слушать обучающийся, тем легче он адаптируется к индивидуальной манере речи. Поэтому необходимо широкое применение подлинно аутентичных записей.

2. Грамматические. Ряд грамматических трудностей связан, прежде всего, с наличием аналитических форм, не свойственных русскому языку. Воспринимая фразу, студент должен расчленить ее на отдельные элементы, которые физически выражены соответствующими речевыми качествами. Существует три физически выраженных речевых параметра: интона ция, паузация и логическое ударение.

Значит, для успешного понимания иноязычного текста следует обратить внимание на раз витие у студентов навыков адекватного восприятия интонации, паузации и логического уда рения.

3. Лексические. Именно на наличие многих незнакомых слов студенты указывают как на причину непонимания текста.

Студентов необходимо специально обучать умению понимать на слух речь, содержащую незнакомую лексику. Невоспринятые или неправильно воспринятые части речевого сообще ния восстанавливаются реципиентом благодаря действию вероятностного прогнозирования, следовательно, нужно добиваться прогнозирования смысла высказывания, когда форма и содержание образуют полное единство.

Также прослеживается четкая зависимость понимания устных сообщений от характера незнакомых слов. Очевидно, понимание текста, содержащего незнакомые слова, возможно, если:

1. Незнакомые слова не будут являться опорными, а именно: существительные и глаго лы, которые оказались для реципиента незнакомыми, могут существенно затруднить пони мание текста.

2. Незнакомые слова будут выступать в функции наименее семантически информатив ных элементов предложения. Так, подлежащее, сказуемое, дополнение, являясь компонен тами наиболее информативных связей, хорошо запоминаются и воспроизводятся.

Трудности второй группы заключаются в следующем:

Обучаясь на своей родине и не имея достаточных контактов с носителями языка, студент, как правило, не обладает необходимыми фоновыми знаниями, поэтому он интерпретирует речевое и неречевое поведение говорящего — носителя языка с позиции своей культуры и своих норм поведения в определенных ситуациях общения. Это может привести к непра вильному пониманию воспринимаемой информации и нарушению контакта.

Чтобы преодолеть эту трудность, язык, являясь феноменом определенной цивилизации, должен изучаться в контексте этой цивилизации.

В учебном процессе должны присутствовать в рациональном отношении различные виды обучающего аудирования: 1) выяснительное аудирование;

2) ознакомительное аудирование;

3) деятельное аудирование.

Успешность обучения аудированию во многом зависит и от особенностей предъявления аудитивного материала:

1) количество предъявлений;

2) объем речевого сообщения;

3) принцип полезной избы точности;

4) опоры и ориентиры восприятия;

5) темп речевых сообщений.

Роль же аутентичных материалов в создании иллюзии естественной речевой среды труд но переоценить. Специфика аутентичных материалов как средства обучения аудированию обеспечивает общение с реальными предметами, стимулирующими почти подлинную ком муникацию.

Какие же требования должны предъявляться к аутентичным материалам?

Материал для обучения аудированию должен также соответствовать следующим требо ваниям:

1) соответствие возрастным особенностям студентов и их речевому опыту в родном и иностранном языках;

2) содержание новой и интересной для студентов информации;

3) пред ставление разных форм речи;

4) наличие избыточных элементов информации;

5) естествен ность представленной в нем ситуации, персонажей и обстоятельств;

6) желательно наличие воспитательной ценности.

При отборе материалов для обучения аудированию следует отдавать предпочтение аутен тичным материалам, репрезентирующим разговорный стиль повседневного общения. Из письменных источников можно использовать публицистические и страноведческие тексты, а также монологи и диалоги персонажей художественных произведений, написанных в стиле разговорной речи. Также можно использовать песни, исполненные носителями языка. Важ но, чтобы в тексте использовались слова и словосочетания, характерные для устного нео фициального общения.

Для приобретения фоновых знаний и формирования на этой основе социолингвистичес кой и социокультурной компетенции обучающийся должен получать необходимую информа цию о стране изучаемого языка и ее народе. А это может быть достигнуто за счет использо вания аудиовизуальных источников.

Можно сделать вывод, что отбор материала и выбор вида аудирования зависит от комму никативной ситуации, в которой происходит восприятие на слух, учета трудностей при ауди ровании аутентичных материалов.

В заключение следует еще раз подчеркнуть, что конечной целью обучения аудированию является приобретение студентом умений и навыков восприятия и понимания иноязычной речи на слух, что поможет ему, в свою очередь, принимать участие в актах устного общения.

Однако так как студенты не имеют достаточных контактов с носителями языка, эффективное достижение этой цели невозможно без использования аутентичных материалов при обуче нии аудированию, так как именно они обеспечивают формирование способности понимать иноязычную речь в естественных условиях общения.

R УДК 378:001.891: ПЕРВАЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА СТУДЕНТОВ МАГАДАНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА (1961 год) Е.В. Черноусова, И.Ю. Понкратова Археологическая практика является одной из обязательных дисциплин исторической спе циальности высшего профессионального образования. Ее проведение подразумевает изу чение региональных вопросов истории, овладение студентами навыками полевых работ ар хеолога, усвоение основ различных археологических исследований. Первоначально студен ты знакомятся с теоретическими основами науки, с уже известными данными по археологии нашей страны и мира. Затем, обычно после первого курса, студенты выезжают в археологи ческие экспедиции, где под руководством специалистов работают на раскопах различных памятников [1, 4—5].

Не стал исключением и Магаданский государственный педагогический институт (сегодня Северо-Восточный государственный университет), где в 1961 году была проведена первая полевая археологическая практика студентов первого курса историко-филологического фа культета.

В силу ряда причин первая практика не была достаточно освещена в археологической литературе и средствах массовой информации, хотя все знают, что сегодня студенты практи чески каждый год выезжают в экспедиции. Но мало кому известно, с чего начиналась практи ка, кто заложил ее основы в СВГУ. Административные приказы по студенческим практикам и личные дела студентов, которые могли бы более полно восстановить события, были безвоз вратно утеряны при многочисленных переездах архива Магаданского пединститута. Поле вые отчеты сотрудника Магаданского краеведческого музея Р.С. Васильевского, который ра ботал со студентами МГПИ, не доступны нам для ознакомления.

Тем не менее, некоторую информацию об археологической практике 1961 года нам уда лось обнаружить. Начиная с 1959 года, в Краеведческих Записках археологи публиковали результаты своих поисков, и в 1965 году выходит в свет статья Р.С. Васильевского «Археоло гические исследования на побережье Тауйской губы», в которой автор рассказывает о нео бычных находках, сделанных археологическим отрядом в ходе раскопок в 1961 году. В этот полевой сезон на основе обнаруженных данных была получена информация по этногенезу малых народностей нашего края. Р.С. Васильевский о первой экспедиции с участием студен тов педагогического института написал и в статье «Археологи на посту» [2], где рассказал об исследовании Охотского побережья, об участии студентов и их роли в работе на раскопе.

Воспоминания одного из первых выпускников МГПИ, участника первой археологической практики Давида Семёновича Райзмана (доцента кафедры гуманитарных и социальных наук Магаданского института экономики, заслуженного учителя РФ, члена-корреспондента Меж дународной академии наук, экологии, безопасности человека и природы) позволили значитель но дополнить представление о первой археологической практике. Д.С. Райзман в интервью рассказал о находках, сделанных отрядом, о роли студентов в поиске артефактов. В статье «Первые студенты — будущие педагоги Колымы и Чукотки», вышедшей в 2006 году в газете «Регион», он также упоминает о первой практике.

Итак, интерес к истории родного края привел студентов первого курса историко-филоло гического факультета Д. Райзмана, Ю. Калганова и В. Остапенко летом 1961 г. в состав архе ологической экспедиции Магаданского областного краеведческого музея [3, 8].

Небольшой отряд возглавил научный сотрудник музея Р.С. Васильевский, впоследствии доктор исторических наук, профессор. Вместе с проводником В.Ю. Бааром, 70-летним ста рожилом побережья, любителем и знатоком природы археологи шли вдоль Тауйской губы Охотского побережья, через реки Окса, Армань, Ойра, Яна, Тауй, Амунка, Омахтонка в бухте Токарева. Этот маршрут был выбран в связи со случайными находками артефактов при стро ительстве рыббазы на острове Недоразумения в 20 км от Магадана. На косе Эмчи строители обнаружили изделия из кости, камня и сообщили об этих находках в Магаданский краевед ческий музей. При детальном исследовании острова были найдены остатки стоянки древне го человека, собран богатый и разнообразный вещественный материал: каменные топоры, ножи, наконечники копий, дротиков, стрел, определенные позже Р. Васильевским как пред меты неолитической культуры, изготовленные предками коряков примерно 2 тысячи лет на зад [3, 8]. Здесь Давид Райзман, тогда еще студент-первокурсник, и обнаружил свою первую интересную находку — небольшую округлой формы пластину из песчаника со стилизован ным изображением человеческого лица, в верхней части которой было круглое отверстие — своеобразный первобытный медальон.

На берегу реки Тауй археологический отряд искал старый острог, но поиск не дал резуль татов. За 300 лет море уничтожило и смыло его следы, зато в районе пос. Балаганного, исследователи нашли остатки старинных жилищ. По сохранившемуся культурному слою вы яснили, что здесь около 150 лет назад жили якуты-скотоводы, занимающиеся, помимо ското водства, морским промыслом и рыбной ловлей.

В Омахтонском заливе на берегу реки Омахтонки студент Ю. Калганов обнаружил древ ний кузнечный горн, сложенный из нескольких плит. Находили и остатки керамической посу ды, орнаментированной нарезками и горизонтальными рядами ямок. Там же на Омахтонке встретили следы трагедии эвенского стойбища. Под слоем дерна, в ямах, оставшихся от когда-то стоявших здесь жилищ, встречались разрозненные человеческие кости, бисер. Это свидетельствовало о том, что люди умирали, не выходя из своих жилищ. [4, 41]. Исследова тели пришли к выводу, что смерть застала людей внезапно. По преданиям, сохранившимся у жителей побережья, в конце XIX века в верховьях Тауя по рекам Челомдже и Каве кочевали со стадами оленей эвены. Каждое лето с началом нерестового хода рыбы часть их вместе с семьями спускалась с гор к морскому побережью и останавливалась на промысел у Мотык лейского залива и бухты Омахтон. Однажды после посещения стойбища шхуны американс ких китобоев «возникла страшная болезнь», противостоять которой аборигены не могли. Эпи демия унесла жизни практически всего стойбища [2, 148].

Во время исследований на Охотском побережье студентам приходилось работать в слож нейших условиях: террасы густо поросли стлаником, травой и, прежде чем проводить рас копки, приходилось заниматься расчисткой. Погода стояла штилевая, и над головами архео логов кружились тучи мошки. Антикомариная жидкость не помогала [2, 149]. Но студенты не отчаивались и упорно работали на раскопе, получая профессиональные навыки археолога.

Студенты-историки успевали, помимо археологических изысканий, вести наблюдения за мед ведями, занимающимися здесь рыбной ловлей.

Итак, в 1961 году Магаданский краеведческий музей стал базой учебной практики студен тов-историков Магаданского государственного педагогического института. Р.С. Васильевский был одним из первых профессиональных ученых, сделавший попытку совместить археоло гию с обучением студентов Магаданского государственного педагогического института и при влечением их к исследовательской деятельности. Возможно, именно эта практика определи ла выбор профессии известного сегодня историка-краеведа — Давида Семеновича Райзмана.

Первые студенты-историки, участвовавшие в экспедиции в рамках археологической прак тики и не подозревали, что таким образом именно они заложили традицию сотрудничества молодежи с научными подразделениями в изучении древней истории нашего края.

Начиная с первой археологической практики 1961 года, экспедиции давали возможность студентам прикоснуться к живой истории, приобрести не только учебные знания, но и приоб щиться к научному поиску, испытать радость открытия, воспитывать в себе такие качества, как целеустремленность, самоотверженность, готовность к тяжелым полевым условиям.

Библиографический список 1. Понкратова И.Ю., Орехов А.А. Археологическая практика (методические рекомендации). — Магадан, 2007. — 53 с.

2. Васильевский Р.С. Археологи на посту // У моря студеного. — 1962. — кн. 7. — С.145—153.

3. Райзман Д.С. Первые студенты — будущие педагоги Колымы и Чукотки // Регион. — 28 сентября— 4 октября 2006. — С. 8.

4. Васильевский Р.С. Археологические исследования на побережье Тауйской губы // Краевед. зап. — Мага дан, 1965. — Вып. 5. — С. 39—52.

R УДК 378.02:372. ИНТЕГРАТИВНЫЙ ПОДХОД В ОБУЧЕНИИ ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ В НЕЯЗЫКОВОМ ВУЗЕ М.К. Шлангман В настоящее время во всех сферах жизни российского общества происходят радикаль ные изменения, которые не могут не оказывать влияние на развитие высшего образования и ставят его перед необходимостью существенного обновления содержания и методов обуче ния. Главной целью образования становится формирование личности, способной критичес ки мыслить, ставить и решать творческие задачи, реализовывать творческий потенциал в новых социально-экономических условиях. Труд стал наукоемким, высокотехнологичным, требующим от всех своих участников не только образованности, но и высокого профессиона лизма, свободной ориентации во всех звеньях технологической цепочки. Потребность рынка труда в творчески мыслящей, высокопрофессиональной, способной легко ориентироваться в международной системе производственных отношений «рабочей силе» весьма велика. Ста новление многонационального поликультурного мирового сообщества в условиях культур ной интеграции и миграции народов, развитие общеевропейского образовательного простран ства требует от специалистов выработки иных стратегических направлений в профессио нальном общении.

В связи с растущими требованиями, предъявляемыми к профессиональной компетентно сти будущего специалиста, актуализируется и проблема языковой подготовки в неязыковом вузе. Качественная подготовка специалиста сегодня предполагает профессионально-направ ленное обучение иностранному языку. Курс обучения иностранному языку в структурно-со держательном плане строится с учетом конкретных профессионально значимых целей и за дач подготовки студентов — будущих специалистов, что выражается в соответствующем от боре и организации тематического материала (профессиональных тем и необходимой для усвоения лексики);

в методическом обеспечении соответствующих условий, способствую щих формированию навыков и развитию умений студентов, которые в дальнейшем окажутся востребованными в первую очередь при выполнении их профессиональной деятельности.

Методика преподавания профессионально направленного иностранного языка должна мак симально учитывать специфику специальности — лексическое наполнение и особый фор мат устных и письменных текстов, навыки и умения, которые являются характерными для данной профессиональной деятельности. В связи с этим актуализируется междисциплинар ное построение курса профессионально направленного английского языка, при котором в структуре учебного плана находят отражение в той или иной форме различные предметы специальности. Интегративное обучение реализует принцип междисциплинарной взаимо связи, позволяет обеспечить практическую направленность и индивидуализацию образова ния с учетом интересов и склонностей обучаемых. Потребность в организации межпредметных связей заложена в самой специфике иностранного языка как учебного предмета: язык — средство формирования, форма существования мысли об объективной реальности, свой ства и закономерности которой изучаются различными науками. Методически это может быть осуществлено через межпредметные связи трех основных типов: ретроспективные (исполь зование знаний и умений, связанных с другими предметами);

параллельные (одновремен ное изучение некоторых тем в разных курсах);

проспективные (стимулирующие последую щее, более глубокое изучение).

Интегративные связи иностранного языка и истории проявляются в содержании аутен тичных текстовых материалов культурно-исторического и общественно-политического харак тера, сообщающих знания из области фактологического страноведения об исторических и общественных событиях, имеющих общее государственное значение для родной страны и стран изучаемого языка. Такие материалы ориентируют на развитие умений сравнительно сопоставительного анализа фактов и событий, происходящих в определенные обществен но-исторические периоды развития различных стран.

Интеграция иностранного языка в область социологии и психологии присутствует в аутен тичных текстах, содержащих личностно-значимую информацию, ориентированную на повсед невную жизнь студентов, такую проблематику, как взаимоотношения с обществом, взрослы ми, дружба, любовь, свободное время, общественные инициативы, получение образования, трудоустройство. Эти тексты рассматриваются как способ развития умений использовать ин формацию психологических и социологических исследований (опросов) в профессиональ ной сфере деятельности.

Интеграция иностранного языка в область философии находит отражение в аутентичных текстах разного характера: естественно-научного, художественно-эстетического, социально гуманитарного, социально-экономического, содержащих проблемную информацию, мотиви рующую обучаемых к размышлениям о человеке, его положении в обществе, взаимоотноше ниях с окружающем миром, духовном и нравственном развитии в единстве с природой. На основе таких текстов формируются и актуализируются умения философско-критического мышления, логичного построения речевых высказываний, оценочных суждений и аргументи рованной защиты собственной точки зрения.

Иностранный язык, интегрируясь в область правоведения, является способом познания правовой системы в странах изучаемого языка, средством изучения проблемы правонару шений и мерах по их пресечению, работе полиции, правах и обязанностях граждан, сред ством передачи информации о положении дел в собственной стране. На основе текстов, отобранных в рамках данной тематики и относящихся к области фактологического странове дения, формируются умения самовоспитания правовой, деловой, поведенческой и речевой культуры, адекватной международным правилам деловой этики.

Интегративные связи с дисциплинами экономического цикла отражаются в аутентичных текстах по специальности. Как правило, это тексты социально-экономической и финансово экономической направленности. Такого рода тексты содержат не только общекультурную информацию о социально-экономическом развитии, банках, планировании бюджета, денеж ной и валютной системе в странах изучаемого языка, но и специальную информацию о поло жении дел на международных торговых и финансовых рынках, проблемах конкуренции, фи нансовом планировании с точки зрения экономических зарубежных и отечественных науч ных теорий. На основе таких текстов вполне реально формировать профессионально-ори ентированные умения сравнительно-сопоставительного анализа, критического осмысления, обобщения и творческой переработки содержания текста, связанные с отбором ценностно- и личностно значимой информации в профессиональных целях.

Иностранный язык успешно интегрируется в область информатики. Использование в вузе коммуникационно-информационных технологий обучения/преподавания иностранного язы ка способствует прежде всего развитию у студентов информационных учебно-познаватель ных умений. Данные умения обеспечивают доступ студентов к широкой зарубежной профес сионально значимой социокультурной информации через Интернет;

допускают самостоятель ное овладение языковыми явлениями и накопление речевых средств, необходимых для опос редованного и непосредственного делового общения;

мотивируют самостоятельную креа тивную деятельность на базе иноязычного текста как продукта лингвокультуры, сопровожда емую отбором и фиксацией информации, ее обработкой, анализом речевого продукта, со ставлением собственных записей в различных формах: в виде схемы, таблицы, коммента рия, развернутого анализа;

создают реальную возможность участия студентов в электрон ных научно-практических семинарах, проектах, «круглых столах».

Междисциплинарные связи с техническими дисциплинами обусловлены спецификой бу дущей профессиональной деятельности современного инженера, включающей такие уме ния, как оформление и чтение технической документации и спецификации на иностранном языке, непосредственные профессиональные контакты с коллегами за рубежом и на совме стных предприятиях;

выполнение и размещение заказов на международных технических выставках и ярмарках, научно-технических семинарах и в обмене опытом с зарубежными партнерами. Поэтому тексты, предлагаемые для изучения, должны быть связаны с проект но-конструкторской, производственно-технологической, организационно-управленческой, эксплуатационной, научно-исследовательской деятельностью на международном уровне.

Тексты такого характера мотивируют будущего инженера на сбор, анализ, обработку и систе матизацию научно-технической информации по направлению профессиональной деятель ности;

принятие управленческих решений в условиях различных мнений;

развитие творчес кой инициативы;

внедрение достижений отечественной и зарубежной науки и техники, ис пользование передового опыта, обеспечивающих эффективную работу предприятия.

Иностранный язык, интегрируя с вышеназванными научными областями знаний, являет ся мощным инструментом социокультурного образования личности студентов. Реализация межпредметных связей качественно меняет процесс познавательной деятельности студен тов, их знания становятся более системными, прочными, возрастает частота осознанного переноса знаний, навыков и умений из других учебных предметов в иностранный язык, и наоборот, что в совокупности положительно сказывается на мотивации изучения иностран ного языка и профильных предметов.

R УДК 82-32:821.161. ТВОРЧЕСТВО С.Н. СЕРГЕЕВА-ЦЕНСКОГО ПЕРИОДА РЕВОЛЮЦИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (РАССКАЗ «СМЕСЬ») Ю.М. Шпрыгов Сергей Николаевич Сергеев-Ценский (1875—1958) — выдающийся русский писатель ХХ века, лауреат Государственной премии, почетный академик АН СССР. Одним из наибо лее сложных и трагических периодов его жизни и творчества было время революции и граж данской войны, который до сих пор не получил достаточного освещения в истории отече ственной литературы.

В годы революции и гражданской войны Сергеев-Ценский находился в Крыму, который был ареной жестокой и кровопролитной борьбы. Частая смена правительств (с 1918 по год власть в Крыму шесть раз переходила из рук в руки), обостренная классовая борьба, жизнь по неписаным законам военного времени способствовали разгулу анархии, беззако ния, насилия. Все это пришлось пережить и испытать на себе Сергееву-Ценскому. В то время он трижды подвергался угрозе расстрела: дважды со стороны красных по подозрению в кон трреволюционности и один раз со стороны белых по обвинению в сочувствии к большеви кам. Дважды он вынужден был спасаться бегством и скрываться в горах.

Массовый террор в Крыму начался зимой 1918 года в Севастополе по инициативе матро сов Черноморского флота. В конце февраля он перекинулся в Симферополь, где матросы находящегося в городе Севастопольского отряда произвели аресты лиц, «принадлежащих к буржуазному классу». В Алуште в список подлежащих ликвидации попало и имя Сергеева Ценского.

Однако в мае 1919 года, когда Крым вторично перешел в руки красных, писатель получил от Алуштинского ревкома мандат, удостоверяющий его личную неприкосновенность, а при окончательном освобождении Крыма ему была выдана «Охранная грамота» Совнаркома Крымской ССР на основании телеграммы из Москвы, подписанной М. Калининым и А. Луна чарским.


Октябрьскую революцию Сергеев-Ценский воспринимал как национальную катастрофу, как гибель культуры и искусства и начало распада России. И. Бунину революция представля лась «окаянными днями», С. Сергееву-Ценскому — скачком «назад к предкам».

Подобное отношение к революции, характерное для значительной части русской интел лигенции в период гражданской войны, отразилось в «Слове о погибели Русской земли»

А. Ремизова, в поэме П. Орешина «Метель» и многих других произведениях того времени.

Например, в поэме «Метель» можно встретить такие мысли:

«Ты, Русь, поверженная громом, Слетевшая безбожно с ног, — Ты стала миру черным гробом На перекрестке всех дорог!» (Орешин, 1923, с. 290).

Ощущение революции как стихийной разрушительной силы, как времени насилия, грабе жа и анархии было и у Сергеева-Ценского. В письмах начала 20-х годов он называл грабежи со стороны большевиков «порядком вещей», а революционную Россию сравнивал с домом сумасшедших (Архив ИРЛИ, л. 51).

В 1919 году в книге «Новейшая русская литература» В. Львов-Рогачевский писал: «Начи ная с 1914 года Сергеев-Ценский замолк в расцвете сил. В течение пяти лет он не дает ничего нового, он оборвал свою песню на полуслове, но эта песня далеко не спета» (Львов Рогачевский, 1919, с. 94).

Активно и плодотворно трудившийся в нашей литературе до 1914 года Сергеев-Ценский с начала первой мировой войны до 1919 года не опубликовал ни одного своего произведения.

Однако жизнь в период революции и гражданской войны в Крыму дала писателю многооб разный богатый и трагический материал для создания цикла рассказов и повестей «Крым ские рассказы», которые он считал «историческими» и «общерусскими».

Начало ему положил рассказ «Смесь» (более позднее название — «Капитан Коняев»).

Он был написан в декабре 1918 года в период оккупации Крыма войсками Антанты и опубли кован в сборнике «Отчизна» (Симферополь, 1919). Наряду с Сергеевым-Ценским в нем при няли участие И. Бунин, В. Короленко, К. Тренев, И. Шмелев, С. Елпатьевский и другие.

Основные проблемы произведения: судьба России, национальный вопрос в эпоху рево люции, судьба человека в своем Отечестве в период смутного и жестокого военного време ни. В нем рисуется трагический и одновременно комический образ отставного морского капи тана Коняева, тупого служаки и шовиниста. Как сатирически показывает автор, духовной сущ ностью этого человека является ненависть ко всему нерусскому. Вся жизнь его заключается в поисках «чисто русского» в людях, будь то кучер, хозяйка квартиры, лавочник или прости тутка. Чуть ли не каждому встречному устраивает он «допрос с пристрастием» не только о нем самом, но и о его предках.

Всех людей без внешних признаков русской нации он презрительно называет «смесью».

Эта черта Коняева вызывает неприкрытую иронию автора. Смешным и жалким выглядит отставной капитан, прозванный «Смесью», в фуражке с огромным козырьком времен русско японской войны, который появляется на многонациональных и людных улицах Севастополя.

Он воспринимает происходящие события как утрату «русской сущности», поглощение всего исконно русского «смесью» и грядущую гибель России. Избитый матросами и оказав шийся в доме сумасшедших, он поднимает воображаемые бокалы и провозглашает тосты за «великую Россию». Душевнобольному Коняеву кажется, что «он неудержимо катится вниз и что катится туда же вместе с ним Россия» (Сергеев-Ценский, 1919, с. 62). Коняевская мысль о гибели России как бы подхватывается писателем и становится основной в произведении.

Сергеев-Ценский, в отличие от некоторых русских писателей того времени, не надеется на спасение России с помощью иностранной военной интервенции, наоборот, он восприни мает вторжение «союзников» именно как начало гибели великой державы. По его мнению, только сумасшедший не может этого понять: «Хорошо капитану. Он и не знает того, что давно уже нет России, что гигантские иностранные дредноуты стоят, чуть дымясь, на рейде…» (с. 62).

В финальной картине произведения такое же яркое, щедрое солнце, как и в самом нача ле повествования. Солнце, заставляющее забыть о старости, которое «все-таки богаче всех банкиров…» Природа все та же, но России уже нет. «Боже мой, боже мой, сколько солнца кругом, — теплого, старого, милого, детского, родного, русского, трижды русского солнца!.. — А где же Россия?» (с. 63).

В рассказе проявилось и отрицательное отношение Сергеева-Ценского к большевикам.

Художник создает коллективный сатирический портрет трех коммунистов, некое подобие ко мячейки в психиатрической клинике. Все трое страдают одним общим недугом — манией социализации. «В целях социализации предметов домашнего обихода» они крадут столовые ложки, солонки, полотенца, потом начинают заниматься «социализацией постельных кло пов, а один из них составляет декрет о всеобщем праве пользования этими орудиями произ водства». Здесь нетрудно видеть пародирование основного лозунга Октябрьской револю ции — принципа общественной собственности.

В 1926 году писатель осуществил новую редакцию этого произведения, отбросив мысли о гибели России и убрав сатирические образы коммунистов. Он намеревался назвать рассказ «Русская сущность», но принял предложенное редактором журнала «Новый мир» В. Полон ским название «Капитан Коняев». С рукописью второй редакции произведения познакомил ся А. Луначарский, которому рассказ понравился, положительную оценку ему дал и М. Горь кий (Горький, 1954, с. 486).

В феврале 1921 года Сергеев-Ценский вновь приступает к литературному творчеству. Он продолжает работать над циклом «Крымские рассказы», основу его составили повести «Чудо», «Жестокость», «В грозу» и «Рассказ профессора». Эти произведения явились достоверным и убедительным художественным свидетельством писателя о трагических событиях пере ломного и смутного времени — гражданской войны в Крыму.

В «Истории русской литературы с древнейших времен по 1925 год», адресованной ан глийским читателям, Д. Мирский, обозревая нашу литературу начала 20-х годов ХХ века, ставит имя Сергеева-Ценского в один ряд с именами И. Бунина и М. Горького, утверждая, что он «неожиданно проявил себя как один из наиболее сильных и обещающих современных писателей», а повесть «Рассказ профессора», по его мнению, «шедевр прямого и насыщен ного повествования, который позволяет многого ждать от автора в будущем» (Мирский, 2001, с. 425, 456).

Библиографический список 1. Орешин П. Метель: поэма // Недра: Литературно-художественный сборник. М. 1923. Кн. 1, с. 290.

2. Рукописный отдел Института русской литературы (Пушкинский дом) РАН, ф.185, оп. 1, № 1051, л.51.

3. Львов-Рогачевский В. Новейшая русская литература. М. 1919, с.94.

4. Сергеев-Ценский С.Н. Смесь // Отчизна: Литературный сборник. Симферополь, 1919, с. 5. Горький М. Собр. соч.: В 30 т. М., 1956. Т. 29, с. 486.

6. Мирский Д. История русской литературы с древнейших времен по 1925 год. Пер. с англ. Р. Зерновой / под ред. А.М. Бирюкова. Магадан, 2001. С. 425, 456.

R УДК 82-31:7. МОТИВЫ И ОБРАЗЫ СЕВЕРНОГО ФОЛЬКЛОРА В ПОВЕСТИ Ю. РЫТХЭУ «ВРЕМЯ ТАЯНИЯ СНЕГОВ»

В.П. Шпрыгова Юрий Сергеевич Рытхэу (1930—2008) — выдающийся представитель нашей отечествен ной культуры середины ХХ—начала ХХI века, основоположник чукотской литературы. Одним из значительных и известных его произведений стала автобиографическая трилогия «Время таяния снегов», над которой писатель работал около десяти лет, с 1956 по 1966 год. Она состоит из повестей «Время таяния снегов», «Ринтын едет в университет» и романа «Ленин градский рассвет».

Одной из интересных проблем повести «Время таяния снегов» является проблема ис пользования автором мотивов и образов северного фольклора. В первый период своего твор чества Ю. Рытхэу явно недооценивал роль и значение фольклорного наследия в литератур ном процессе. Это сложное и противоречивое отношение к духовному и художественному богатству своего народа сохранилось у него почти до середины 70-х годов ХХ века. Еще в 1972 году он утверждал: «Современный писатель не может воспользоваться художествен ными приемами этого фольклора — это все равно, что вооружить сегодняшнего астронома древней галилеевой трубой» (Рытхэу, 1972, с. 45).

Однако подобные декларативные заявления чукотского писателя не были адекватны его художественной практике. Например, в 1971 году в одной из повестей сборника «В тени айс берга» так поэтически воссоздан мир детства чукотского мальчика, героя произведения, в образе которого есть и доля автобиографического: «Мир детства был прекрасен и неповто рим. Особенно та пора, когда происходило кочевье. Каждое утро Вэкэт видел иной пейзаж:

новые реки, новые озера, новые холмы, новые горы. Только небо оставалось неизменным.

В сказках деда Паапа оно было населено оленями, пастухами, молоденькими девушками и быстроногими юношами. Небесные люди-звезды ходили за оленями. Они переваливали водоразделы, переходили широкие реки по весеннему, слегка подтаявшему льду, поднима лись на травянистые склоны гор. Так кочевали и земные оленеводы» (Рытхэу, 1971, с. 8).

Эта поэзия земли и неба, жизни и легенд формировала с раннего детства и впечатлитель ную душу самого Рытхэу, изначально закладывая в его сознании качества художника и писателя.

В предисловии к книге русского писателя Владилена Леонтьева «Антымавле » торговый человек», с автором которой он вместе учился в уэленской школе и даже сидел за одной партой, Рытхэу писал: «В длинные зимние вечера мы собирались у старого Рычыпа, и он рассказывал нам бесконечные предания о храбрости и самоотверженности древних воинов, волшебные сказки, где птицы и звери очеловечивались и наделялись чертами близких и хо рошо знакомых нам людей» (Рытхэу, 1974, с. 5—6).


Известный писатель и исследователь Чукотки В.Г. Тан-Богораз, впервые обратившийся к изучению фольклора коренных народов Северо-Востока Азии в конце XIX века, считал, что ему удалось обнаружить совершенно никому не известные залежи произведений народного творчества, которое навсегда войдет в сокровищницу мирового фольклора. «Сокровища сказок и легенд, — писал он, — Одиссея с Илиадой, Калевала и Эдда на просторах полярного моря» (Тан-Богораз, 1929, с. 6).

В книге «Современные легенды» И. Смольников выделяет три уровня использования фоль клора в литературе народов Севера:

«Первый уровень — это максимальное приближение к первоисточнику, запись того или иного фольклорного сюжета, сделанная, как правило, ученым-фольклористом, собирателем устно-поэтических текстов… Второй уровень — активная писательская трансформация материала… Третий уровень — кроме авторской интерпретации отдельных сюжетных положений и об разов, а также авторского стиля, заключает в себе попытки прямого сопряжения легенды, сказки и т. д. с сегодняшней действительностью» (Смольников, 1975, с. 28—29).

Используя данную терминологию и приемы анализа фольклорных элементов в структуре художественного произведения, в автобиографической прозе Ю. Рытхэу можно отметить вто рой и частично третий уровни введения и интерпретации фольклорного материала, который органично входит не только в структуру произведения, но и в его духовно-художественную концепцию, связан с темой развития и становления человеческой личности, процессом от крытия и познания мира.

Многоцветность, яркие краски, самобытность образов ранней прозы Ю. Рытхэу восходят к традициям чукотского народного творчества. Легенды, сказки, заговоры, заклинания, по словицы и поговорки северного фольклора не только вошли в его произведение, но и в зна чительной мере определили его образную структуру и особый художественный колорит. Вводя элементы различных фольклорных жанров, писатель в исторической ретроспективе показы вает прошлое чукчей, раскрывает особенности их жизни и быта, показывает некоторые грани и качества национального характера, миросозерцание своего народа. Например, в легенде одного из персонажей повести старого морского охотника Рычыпа говорится, что рыбу посы лает дух моря кэле, против которого никто устоять не в силах. Знает он и другие легенды, и исторические предания.

«Раньше, — рассказывает Рычып, — двух этих островов в Ирвытгыре (Берингов пролив, — В.Ш.) не было. Был один остров с двумя высокими горами, которые разделялись ущельем.

Вдоль него протекал маленький ручеек. Он был настолько мал и неглубок, что люди перехо дили его, ступая по китовым позвонкам, брошенным прямо в воду. Но рыбы и зверя там водилось великое множество, и тамошние жители не знали, что такое голод, нужда и болез ни. А все потому, что не нарушали законов моря и чтили богов.

Жил там с женой-красавицей и молодой охотник по имени Тэпкэн. Отважный и смелый был человек. И по силе не было ему равных. Когда человек смел — это хорошо, но если смелость становится дерзостью — жди беды… …Среди ночи поднялась буря. Ветер был такой сильный, что яранги, надуваясь возду хом, лопались, как пузыри. Спящие на улицах собаки, нарты, каяки, развешанные для про сушки шкуры — все было сметено одним порывом ветра в море. Густую мглу пронизывали яркие молнии. При их зловещем свете люди, побросав свои жилища, бежали в горы, спа саясь от огромных волн, перекатывающихся вдоль ущелья.

Немногим удалось уцелеть в эту ночь, хотя буря продолжалась совсем недолго.

Настало утро. Взошло солнце. Спасшиеся на горах люди не поверили своим глазам: под ними плескалось спокойное море, не было родного стойбища… Из воды торчали два остро ва, бывшие когда-то горами… Вот как отомстило море!» (Рытхэу, 1969, с. 99—100).

В данной легенде, как свидетельствует ее содержание, видимо, отразился один из древ нейших северных мифов не только о происхождении двух островов в Беринговом проливе, но и дошли смутные отголоски о катастрофе, в результате которой исчез перешеек, Берин гия, соединявший когда-то Азию и Америку.

В приведенном мифологическом повествовании чукотского сказителя впервые в творче стве Ю. Рытхэу наметилась и одна из основных его тем — «путешествие во времени и про странстве по Берингову проливу». Она позднее будет продолжена во второй части трилогии, в повести «Ринтын едет в университет», в автобиографической повести «Путешествие в мо лодость, или Время красной морошки» и в художественно-документальной повести «Ирвыт гыр, или Повесть-путешествие во времени и пространстве по Берингову проливу».

Легенды, сказки и предания на страницах повести «Время таяния снегов» не играют экзо тической роли, а являются средством художественного изображения событий и людей, вы полняют функцию их психологической характеристики, духовной и нравственной оценки с позиций народного сознания и нравственности. Это ощущается и в легенде о злом и жесто ком разбойнике Кэпэре, который грабил жителей стойбища, отбирал у них большую часть охотничьей добычи. Здесь, как и в фольклоре других народов, отразились извечные пробле мы: добро и зло, жестокость и сострадание… До того, как Ринтын начал ходить в школу, он часто бывал у слепого сказочника и певца Йока, где чукотский мальчик погружался в особый, удивительный мир, слушая сказки, леген ды, рассказы о далеких и близких событиях, которые в изобилии хранил в своей памяти талантливый народный сказитель. Никто, кроме Йока, не мог с такими захватывающими вни мание подробностями, образами и художественными деталями рассказывать о волшебном посохе, из которого выскакивали великаны-помощники, о вороне, о старинных народных празд никах и обрядах. В сказках Йока волшебный мир часто сосуществовал с миром реальным, бытовым.

В повести «Время таяния снегов» воссоздана и старинная чукотская легенда о происхож дении приморских жителей, ее вспоминают улакские охотники во льдах полярного моря.

«Справа между скал показалась могила. В ней была погребена дочь моря. По преданию, она являлась прародительницей всего прибрежного населения. Когда-то в далекие времена, в этих местах жила красавица — дочь белого ледяного моря. В светлые летние ночи, когда солнце ненадолго погружалось в море, к берегу подходил кит и едва касался прибрежной гальки, как обращался в красивого юношу» (с. 92).

При первых лучах восходящего солнца юноша спешил от своей возлюбленной в море, и как только его роскошные торбаса, расшитые беломорской красавицей, омывала волна, он снова принимал вид кита. Беломорская женщина родила от мужа-кита несколько китенков и сыновей в человечьем обличье.

Исследователь фольклора и литератур народов Севера Сибири А. Пошатаева отмечала, что в раннем творчестве «Юрий Рытхэу привлекает фольклорные мотивы… Зачастую на родные предания чукчей служат для него только фоном, помогающим передать, например, атмосферу чарующих лет детства» (Пошатаева, 1981, с. 7).

Следует также отметить, что введение различных сюжетов и мотивов северного фолькло ра в содержание и художественную структуру произведения выполняет еще одну весьма важную функцию: способствует раскрытию чувства любви молодого писателя к своему наро ду и родной его сердцу Чукотке.

Библиографический список 1. Рытхэу Ю. Истоки великой общности // Коммунист. 1972. № 6. С. 45.

2. Рытхэу Ю. В тени айсберга: повести и рассказы. Л., 1971. С. 8.

3. Рытхэу Ю. Владилен Леонтьев и его книги // Леонтьев В. Антымавле — торговый человек: повести, расска зы, новеллы. М., 1974. С. 5-6.

4. Тан-Богораз В.Г. Собр. соч.: в 4 т. Т. 1. М.—Л., 1929. С. 6.

5. Смольников И. Современные легенды: О литературе малых народов Крайнего Севера и Дальнего Восто ка. М., 1976. С. 28—29.

6. Рытхэу Ю. Время таяния снегов: трилогия. М.: Известия, 1969. С. 99— 7. Пошатаева А. Литература и фольклор: взаимодействие современных литератур народов Севера Сибири и Дальнего Востока с устным народным творчеством. М., 1981. С. 7.

R УДК 517.977.1/. МАТЕМАТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ ОРГАНИЗАЦИИ УПРАВЛЕНИЯ ОБУЧЕНИЕМ СТУДЕНТОВ В ВУЗЕ С.Н. Щеглова Актуальность разработки математических и информационных моделей организации уп равления обучением студентов обусловлена как практическими задачами обеспечения каче ства образования, так и научными целями теоретического исследования социальных про цессов массового обучения. В целях индивидуализации процесса обучения необходимо раз рабатывать математические и информационные модели, учитывающие индивидуальные особенности обучаемых (например, способность к восприятию учебной информации и склон ность к ее забыванию), что позволяет, формализовав учебный процесс, с одной стороны, описать его в общих терминах, а с другой — создать индивидуальное управление для каждо го обучаемого.

Математическая модель. Рассмотрим некоторого условного студента и обозначим его номером i. Пусть этот i-студент должен достигнуть состояния обученности Li, где Li — сумма всех смысловых зачетных единиц, или условных баллов, которые должен иметь (знать) i-студент к концу обучения). Отметим, что если в учебной группе всего студентов, то каждый из них должен достигнуть какого-либо состояния обученности L1, L2, L3,..., Li,..., LN и эти состояния могут быть либо различными, либо одинаковыми (например L), что определяется целями обучения.

Введем время длительности одного шага обучения, равного 0. Считаем, что все студен ты с одинаковой периодичностью посещают занятия, но на занятиях они могут получать раз ное количество учебной информации и по-разному ее забывают за время 0. Таким образом, пусть i-студент за время 0 получает -учебных единиц и забывает -учебных единиц (полу ченных на любом из предыдущих шагов обучения).

После каждого шага обучаемый переходит в одно из k-возможных состояний, которое задается тем количеством учебной информации, которая есть у обучаемого в данный мо мент времени (k может принимать значение от 0 до L). Введем понятие вероятности нахож дения состояния обучаемого в том или ином значении.

Пусть после некоторого числа шагов обучения h: Px, h — это вероятность того, что i-cту дент обладает уровнем знаний, равным ( x ) единицам;

Px,h — уровнем знаний, равным х-учебным единицам;

Px +,h — уровнем знаний равным ( x + ) учебным единицам. На одном шаге обучения 0 может быть получено -единиц учебной информации и забыто -учебных единиц.

Таким образом, можно ввести вероятность Px, h +1того, что на следующем (h+1) шаге обуче ния студент будет знать x-единиц учебной информации, которая будет равна (см. рис.):

+ x 1 x + x x Схема возможных переходов между состояниями обученности для i-студента на (h +1) шаге обучения Px, h +1 = Px, h + Px +, h Px, h.

(1) Пусть t = h 0, где t — время процесса обучения;

h — номер шага;

0 — длительность одного шага. Тогда, переходя от h к 0, получим:

P( x, t + 0 ) = P( x, t ) + P( x +, t ) P( x, t ). (2) Раскладывая уравнение (2) в ряд Тейлора, получим:

P ( x, t ) 02 2 P ( x, t ) P ( x, t) + 0 + +... = t t P ( x, t ) i2 2 P ( x, t ) P ( x, t ) i2 2 P ( x, t ) = P ( x, t ) i +... + P ( x, t ) + i + +... P ( x, t ).

x x 2 x x 2 Учитывая в правой и левой части полученного уравнения не более чем вторые производ ные, получим:

P( x, t ) 02 2 P( x, t ) 2 + 2 2 P( x, t ) P( x, t ) 0 + = ( i ) ;

(3) t t x x 2 2 P ( x, t ) определяет общее изменение состояния обученности с течением времени;

t 2 P ( x, t ) описывает процесс, при котором полученные знания структурируются и сами ста t новятся источниками дополнительных знаний. В силу специфики мышления человека ему свойственно при определенных условиях, имея некоторый набор связей между элементами знания, находить новые или неизвестные связи, которые также являются знанием (процесс P( x, t ) самообучения). Если — быстрота изменения состояния обученности (скорость), то t 2 P( x, t ) P( x, t ) = можно рассматривать как быстроту изменения скорости, причиной t 2 t t которой является то, что полученные знания сами являются источниками других знаний.

P( x, t ) описывает упорядоченный переход либо в состояние, когда знания увеличивают x 2 P ( x, t ) ся, либо, когда они уменьшаются. описывает случайное изменение состояния обу x ченности, что по сути дела избавляет от предположения о том, что и являются постоянны ми величинами на любом шаге процесса, т. е. за одно и то же время 0, и могут являться произвольными величинами.

Считая функцию P ( x, t )непрерывной, перейдем от вероятности P ( x, t ) к плотности вероят P( x, t ) ности ( x, t ), проведя операцию ( x, t ) =, что позволяет сформулировать следую x щую граничную задачу.

При состоянии обученности x = L процесс обучения можно закончить. Сама вероятность обнаружить такое состояние будет отлична от 0. Однако плотность вероятности, определяю щая поток учебной информации в состоянии x = L необходимо положить равной 0 (мы пре кращаем обучение, прекратив поток), т. е.

( x, t ) x=L = 0. (а) Второе граничное условие выберем исходя из следующих соображений: состояние определяет полное отсутствие знаний у студента. Сама вероятность обнаружить такое со стояние может быть отлична от 0, однако плотность вероятности, определяющую поток зая вок в состоянии x = 0 необходимо положить равной 0 (так как мы стремимся избежать этого состояния), т. е.

(b) ( x, t ) x=0 = 0.

2 + = b, получим:

=aи Считая, что и от x не зависят и введя обозначение 2 P ( x, t ) 2 ( x, t ) P( x, t ) (4) = a b.

t x x Поскольку в момент времени t = 0 состояние i-студента уже может быть равно некоторому значению x0, то начальное условие зададим в виде:

1, x = x0, ( x, t = 0) = ( x x0 ) = 0, x x0.

Используя методы операционного исчисления для плотности вероятности 1 ( x, t ) и 2 ( x, t ) обнаружения состояния обученности i-студента, в одном из значений на отрезке от 0 до L можно получить следующие уравнения:

bt (x0 - x)+ 2 n 2 at 2a L x x n + M 1 ( x, t ) = e (1) sin n 0 sin n, при x x0 ;

L b e (5) n = L L L bt (x 0 - x)+ 2 n2 bt 2a x L x0 n+ M 1 ( x, t ) = e (1) sin n sin n, при x x0.

L b L (6) e n = L L R УДК 167/168:001. ФИСЛОСОФИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ПОИСКА М.М. Этлис Философские основания информационного поиска (ИП) в одинаковой мере важны не толь ко для отдельной личности, но и для исследовательских коллективов, в которых эти личнос ти составляют ансамбль индивидуальных предрасположенностей, интересов и возможностей.

С философской точки зрения любая деятельность в сфере информации и культуры, на уки и образования, искусства и политики должна соответствовать критериям, выработанным в истории культуры и философии, и быть актуальной в текущем времени. Эти критерии ак сеоматичны и служат основой для рекурсивных или интуитивных суждений. Речь идет не о методологии в обычном значении этого понятия, а об обеспечении эвристической, поисковой направленности всех видов поисковой деятельности.

Представление об ИП поможет преодолеть «технократизм» в определении места челове ка во взаимодействии с информационными технологиями, в научно-технических направле ниях, объединенных парадигмой информатизации и информатики.

ИП как акт поведения многообразен и, можно сказать, индивидуален. Даже при макси мальном использовании технологий и возможности привлечения специалистов-информати ков, программистов высокого класса для создания баз данных, файлов и порталов в Интер нете и оптимальном оргтехническом обеспечении, поиск информации успешен и продукти вен за счет реализации творческого потенциала исследователя и/или исследовательского коллектива. Информационный запрос (=«заказ») несет стилевое своеобразие, противосто ящее стандартизации и «сопротивляющееся» нормативам. Например, один из стилей можно определить как импрессионистический. Он соответствует сангвинистическому темперамен ту, эмоционально насыщенной установке на поиск положительного результата и ясной («кра сивой») информации. Неудачи в поиске разочаровывают вплоть до депрессии, но ча-ще все го не мешают новому проявлению поисковой активности. Другой стиль — сюрреалистичес кий стиль поиска информации свойственен меланхолическому темпераменту. Информаци онный поиск здесь часто получает па-радоксальный маршрут. Любой результат оценивается преимущественно с негативной стороны, а неудачи принимаются как норма.

С этической точки зрения поиск информации оправдан только в том случае, если цель овладения ею не противоречит принятым в обществе представлениям о морали, а затем и праве ставить реальные и любые мыслимые цели. Это не означает, что поиск может быть своего рода интеллектуальной «игрой» и что находки в этой игре не могут быть удачными и окончательно непригодными для осознания. Однако зрелость и ответственность личности, занятой поиском той или иной актуальной информации, проходит фильтр совести, чести и человеческого достоинства.

Подспорьем для соблюдения морали при поиске информации оказывается свойственный человеку критерий гармонии, красоты. Речь идет не только о так называемом «золотом сечении», но о и возникшем в антропогенезе и в развитии культуры интуитивном чувстве единства красоты и справедливости.

Возможна информационная изоляция, возникшая по соображениям цензурным, запре тительным, закрытости информации и др. С философской и практической точек зрения мож но было бы ограничиться утверждением, что в глобальном масштабе диалектика развития информации, рост ее объема и качества затрудняет и усложняет ИП, что в этом отношении диалектика развития и научно-технической прогресс пасуют перед хаосом «текущей совре менности». П.А. Сорокин, его друг и единомышленник А. Тойнби, В.П. Эфроимсон, А.Д.Са харов и многие другие мыслители, и ученые XX века своим примером показали значение ИП и искусства его «приложения» для получения знания, позволяющего человеку действовать, мыслить и возможно полнее реализовать свой интеллектуальный и духовный потенциал.

Особое место в ИП занимают средства массовой информации и как участники (акторы) поиска информации, и как его объект.

Мир не только материален и одухотворен человеком, он реален. Реальна культура и цик лические формы ее выражения в «бесконечности подлинной реальности», панорама ко торых представлена, например, в сочинениях Питирима Александровича Сорокина.

Информация, оставаясь объектом теоретического анализа, всегда была и ныне особенно ярко становится важнейшим условием успешной выработки ответственных решений во внут ренней социальной политике и международных отношениях. В научно-практическом смысле нельзя считать поиск информации лишь овладением источниками, ее отражающими. Явная и/или скрытая информативность существует как одно из свойств всех объектов в природе и обществе, а задача исследователя — найти, выявить, определить ее смысл и значение.

Соприкосновение с реальностью неизбежно имеет информационный характер, который раскрывается лишь при активном участии человека — деятеля, мыслителя, ученого или по литика.

Инструментальный характер ИП и его технологическая оснащенность не препятствуют размышлению о миссии поиска. Без участия личности, без отражения информации во мно жестве зеркал возможных смыслов, без одушевления, соединенного с пониманием, ИП ут рачивает качества своего участия в развитии культуры на любой стадии этого развития.

Информационному поиску можно посвятить всю свою жизнь.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.