авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ СЕВЕРО-ВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА № 12 ...»

-- [ Страница 9 ] --

R УДК 82(091) СВОЕОБРАЗИЕ АВТОБИОГРАФИЧЕСКОГО ГЕРОЯ В ТВОРЧЕСТВЕ А. МИФТАХУТДИНОВА М.А. Юрина Творчество писателя в той или иной мере автобиографично. Это относится и к произве дениям одного из ярких прозаиков Северо-Востока России А.В. Мифтахутдинова, автобиографический герой которого имеет свои особенности и трансформируется в ходе твор ческой эволюции художника. Уже в первом его сборнике рассказов «Расскажи про Одис сея» (1967) мы находим некоторые зачатки автобиографизма. Да и сам автор об этом заяв ляет. «Вся моя биография в первой книге», — отмечал прозаик в переписке с читателем К. Малиновой в 1968 году. «Эта книга во многом автобиографична, — утверждал он в письме к В. Овчаренко, — так всегда бывает с первой книгой. Каждый рассказ так или иначе связан с личным опытом, что, конечно, не исключает художественных приемов, домыслов, обобще ний и развитий ситуаций» [1]. Однако это именно наметки, отдельные штрихи к автобиогра фическому герою.

Он проявляется позднее — в повестях с психологической проблематикой. Причем автор намеренно подчеркивает свою близость к главным героям. Он дает им имена, инициалы которых совпадают с его личными: Медучин, Алекс Мурман, Андрей Маркин, Антон Машкин, Аникей Марков… Социально-психологическая лирико-исповедальная повесть «Воспоминание о Крабовой реке» (1974) отмечена некоторыми совпадениями ситуаций жизни автора и его героя. Здесь отразились отдельные факты работы автора в ихтиологической экспедиции летом 1970 года, воспоминания о разводе с женой, беспокойство за судьбу сына. Однако главный акцент произведения в том, что размышления Медучина во многом отражают нравственные поиски писателя. Это придает повествованию свойства лирической исповеди, в жанре которой, по наблюдению теоретиков, автор часто «высказывает собственное видение мира через из бранного им положительного героя, вкладывая в этот образ часть своей души» [2, 8].

Существенной приметой лирического повествования является и композиционное своеоб разие повести: акцент делается на раскрытии внутреннего мира главного героя, что выража ется в его воспоминаниях и размышлениях. Не случайно особое хронотопическое построе ние произведения, «составленного» из ретроспекций, наслоений разных пространственно временных планов. В произведении присутствуют одновременно близкое и далекое. Здесь и заснеженная палатка среди бесприютной тундры, где в одиночестве умирает больной Меду чин, и «маленькое поселение Ост-Кейп на восточном берегу в устье Крабовой реки», и село Избяное, и город Магадан, и безбрежная тайга, и дальний «материк»... Пространственный мир в повести движется и как бы оживает в соответствии с внутренним состоянием героя.

Картины природы пронизаны изменяющимся лирическим настроением: одиночество и стра дание — «тяжелые, мокрые хлопья снега»;

неожиданно прорвавшийся в щель палатки сол нечный луч, возродивший в Медучине надежду;

предсмертное фантастическое видение — «много белого снега, и много больших белых солнц, и белое лицо большой женщины, уди вительной, как большая рыба»… Время в «Воспоминании о Крабовой реке» соотносимо с его пространством — оно расширено, рассредоточено. В рамках небольшой повести свобод но совмещаются эпизоды отдаленного и недавнего прошлого Медучина, его настоящей жиз ни, мысли героя о будущем… В произведении преобладает мотив нравственных исканий, свойственных духовно бо гатым людям. Для Медучина важно осмыслить свое предназначение. Он размышляет о мире, жизни, судьбе человека. Его раздумья конкретны, индивидуальны и одновременно широки, обобщенны: «Когда мы больны, или в беде, или предчувствуем беду, нам хочется наверстать упущенное в добрых делах. Мы даем себе слово отныне и дальше вести новую жизнь... так уж устроен человек, но когда тебе за тридцать, надо надеяться на себя, и от неизбежной оче видности этой мысли Медучину стало еще холодней, не надо судить обстоятельства, поду мал он, а раз уж что-нибудь случилось, все равно в итоге виноват ты сам». Герой пытается ответить на вопросы «Где жить?» и «Среди кого жить?». Он думает о предназначенном для каждого человека месте. «Пульс человека и пульс окружения должны совпадать — и тогда он обретет спокойствие». Эту мысль разделяют и рассказчик, и герой.

Произведение свидетельствует о выходе писателя на новый творческий уровень. Худож ник приблизился к глубинному проникновению в психологию человека, сумел показать слож ность его духовного мира, характерные нюансы его переживаний. Автор попытался осмыс лить явления, проблемы бытийного и философского значения. В мироощущении А. Мифта хутдинова возникли вечные вопросы смысла жизни человека, его гармонии с миром и самим собой.

Повесть «Совершенно секретное дело о ките» (1973—1974) — абсолютно иное явление в творчестве писателя. Она характеризуется многослойностью жанровой структуры. Наряду с юмористическим и сатирико-бытовым существует ещё элегический план повествования, свя занный с автобиографическим образом Алекса Мурмана. Его чувства и мысли также отража ют авторскую позицию. Пытаясь постичь смысл своего существования, радист Мурман при ходит к выводу, что его жизнь — служение Северу, этой земле и людям. «Что-то оставлено здесь, ведь не зря я чувствую Старого Старика и слышу его слова? Ничего не бывает просто так, ничего не бывает зря». Не случайно писатель связывает размышления Алекса со ска зочно-аллегорическим образом Старого Старика — воплощением сущности сурового края.

По утверждению одного из критиков, этот образ, возникающий в сознании героя, «в ответ ственные моменты направляет поведение Алекса» [3, 107]. Видение «эскимосского пращу ра» как бы активизирует сознание собирающегося уехать на «материк» Мурмана, пробуж дает его совесть, напоминает герою о том, что именно на Чукотке «осталось его сердце».

Это придает повествованию определенную философическую тенденцию: Алекс Мурман при «содействии» Старого Старика размышляет о жизни, ее быстротечности, нравственных истоках человеческих поступков. С помощью образа «пращура» художник подчеркивает бли зость своего героя мироощущению коренных жителей Севера, что непосредственно относит ся и к самому писателю. Повесть с несколько недоработанным, «рыхлым» сюжетом благода ря автобиографическому герою, своеобразному резонеру мыслей автора, приобретает неко торую полновесность и законченность.

Автобиографичностью обладает и образ героя повести «Наблюдатель» (1976) Андрей Маркин. Однако здесь он представлен более сложно и противоречиво. Маркин, как и А. Миф тахутдинов, — искатель, стремящийся послужить людям, передать им богатый опыт север ного народа. С его поисками связан еще один аспект проблемы «человек и среда его оби тания» — вопрос о выживании людей на холодной и бесприютной земле. Ученый приходит к выводу, что нужна книга «об опыте жизни человека в суровых условиях Севера». О том, что сам писатель хотел в свое время создать такую книгу, свидетельствуют его собственные вы сказывания в письмах и воспоминаниях В. Христофорова. Это подтверждает автобиографи ческий контекст повести.

Однако Андрей — человек, подверженный влиянию цивилизованного мира с его противо речиями. В произведении проявляется и критическое отношение автора к герою, взаимоот ношения которого с местными людьми приобретают сложный характер. В связи с этим сле дует обратить внимание на роль художественной детали, имеющей концептуальный смысл.

Это и щенок, подаренный Андреем заезжим красавицам-морячкам;

и кукла, с которой сопо ставляется эскимоска Аминак, что подчеркивает всю степень легкомысленного отношения Маркина к местной красавице, родившей от него внебрачного ребенка. Такое поведение героя позволило исследователю К. Николаеву трактовать жизненную позицию Андрея как полицию «наблюдателя», забывшего о своем нравственном долге [4, 17].

Заметим, однако, что противоречия в обрисовке образа молодого исследователя не сви детельствуют о художественной неполноценности повести, хотя ее структура в целом не лишена некоторых издержек. В противоречивости и сложности человеческих взаимоотно шений писатель стремился показать благотворное влияние Севера на человека Большой земли, что выражено в духовном росте Андрея, образ которого дан не в статике, а в динами ке, в движении, поисках. В финале повести перед нами уже другая личность, исполненная осознанием своего нравственного долга, проблему которого и обозначает символическое за главие произведения. Герой решает остаться на суровой земле, в поселении Айси-Кейп с Аминак и сыном.

Важно, что в определенной степени поиски А. Маркина отражают и желания, стремления самого автора, пути формирования его как личности. В результате духовных исканий он при ходит к мысли, повторяющейся и в других книгах: «Надо… во всем видеть смысл — и в той же тундре, и в этом вот кустике… Земля требует, чтобы мы учились жить, — и она права.

А если не умеешь,… не приучен, уходи. Уходи, если Север тебя не научил ничему. Уходи, если знания, добытые на Севере, ты не отдал людям… Но надо все же менять образ жизни...

Надо жить их жизнью, жизнью Вири и его людей». Писателю, как и его герою, «наверное...

хотелось бы что-то перекроить в своем... бытии, как и все люди, он ошибался и страдал, снова ошибался и снова страдал — но... неизменной оставалась бы его любовь к Северу» [5, 141].

Можно сделать вывод о том, что духовный рост прозаика характеризуется более глубин ным осмыслением этико-нравственной, экологической проблематики. Автор уже не просто констатирует те или иные явления: его повесть проникнута аналитической мыслью, нрав ственными обобщениями. Некоторые ее строки являются своеобразным обращением к со вести читателя.

Таким образом, автобиографический герой А.Мифтахутдинова, видоизменяясь и разви ваясь, имеет одно устойчивое свойство: он близок автору не столько совпадениями био графических подробностей (хотя они также присутствуют), а мировидением. Главные герои почти всех ведущих повестей писателя выступают своеобразными резонерами, проводника ми мыслей А. Мифтахутдинова о красоте и богатстве северного края, о необходимости бе режного отношения к его природе, об уважении к традициям коренного населения региона и, в конечном счете, о верности Северу.

Библиографический список 1. Архив писателя. Переписка. 1968 год.

2. Орехова Л.А. Современная лирическая проза (проблемы стиля и жанра) // Автореф. дис.... канд. филол.

наук. — М., 1983.

3. Комисарова Т. Утверждение интернационализма: народы Севера в творчестве современных писателей // Север. — 1982. — № 3.

4. Николаев К. Севером овеянные строки: статьи и очерки о творчестве писателей Северо-Востока. — Мага дан, 1977.

5. Христофоров В. Не размениваясь на суету. Альберту Мифтахутдинову — 50 лет // На Севере Дальнем. — 1987. — № 1.

R Научное издание Вестник Северо-Восточного государственного университета № Спецвыпуск Ответственный за выпуск Козенко К. П.

Редактор Гарипов А. А.

Технический редактор Крюкова И. К.

Компьютерная верстка Славолюбова И.В.

Подписано к печати 10.03.2010 г.

Формат 70108/16. Объем 11,41 усл.-печ. л. Гарнитура Arial Cyr.

Тираж 200 экз.

Северо-Восточный государственный университет, 685000, Магадан, ул. Портовая, 13.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.