авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Ивановский государственный университет СОВРЕМЕННАЯ ...»

-- [ Страница 3 ] --

«Народная этимология» не менее важна, чем «научная»: обычный пользователь языка редко имеет представление о настоящем происхождении фразеологической единицы, но почти всегда может предложить собственное объяснение, зачастую не имеющее ничего общего с научным. Это объяснение представляет не меньшую важность, чем научная трактовка, так как именно обычные пользователи и являются создателями фразеологических единиц и их видение мира взаимосвязано с народной трактовкой фразеологических единиц. При составлении сопоставительного фразеологического словаря для каждой единицы необходимо указывать наряду с точным её значением научную (при возможности) и народную этимологию, а также конкретное применение при помощи примеров. Таким образом, каждая вокабула должна содержать 1) значение;

2) этимологию;

3) народную этимологию;

4) примеры.

При учёте этих четырёх пунктов становится очевидным, что при изучении фразеологических единиц существует множество пробелов и неточностей. Каждая единица принадлежит одному конкретному языку и развивается в нём.

Безусловно, нельзя отрицать наличие интернационального фонда, но представляется более корректным говорить о том, что всякая фразеологическая единица в корне национальна. Действительно, несмотря на кажущуюся схожесть не только референтов, но и структуры и значения, многие «эквиваленты» лишь относительны и представляют большое количество нюансов и градаций.

Возьмём к примеру четыре языка: русский, английский, французский и немецкий. Условно разделим эквиваленты на идентичные (с одинаковым референтом) и синонимичные (с разным референтом, но с одинаковым значением).

‘Козёл отпущения’ является идентичным эквивалентом:

(ру.) ‘козёл отпущения’ (анг.) ‘a scapegoat’ (прибл. главный козёл) (фр.) ‘le bouc missaire’ (букв. козёл отпущения) (нем.) ‘ein Sndenbock’ (букв. греховный козёл) Но идентичный не значит абсолютный. Во-первых, как можно видеть, по своей структуре русский и французский эквиваленты состоят из двух слов, а английский и немецкий языки предлагают сложное слово. Во-вторых, несмотря на идентичность референта ‘козёл’, в английском языке речь идёт о ‘главном козле’, а в немецком – о ‘греховном козле’. Безусловно, главным критерием для выделения эквивалентов является значение и поэтому речь идёт в данном случае об идентичных эквивалентах. Но в то же время нельзя упускать из виду маленькие нюансы, являющиеся особенностью языков.

Большой интерес представляют синонимичные эквиваленты. Немалое количество фразеологических единиц может быть понято без сложностей носителями разных языков, как, например, синонимические эквиваленты:

(ру.) ‘Всяк кулик на своём болоте велик’ (фр.) ‘Tout chien est lion dans sa maison’ (букв. Всякая собака – лев в своём доме) (ру.) ‘словесный понос’ (фр.) ‘c’est un vrai moulin paroles’ (букв. это настоящая мельница для слов) Наряду с «прозрачными» фразеологическими единицами, существуют и те, которые невозможно понять без дополнительного объяснения даже в конкретном контексте.

Рассмотрим синонимические эквиваленты:

(ру.) ‘это проще пареной репы’ (анг.) ‘duck soup’ (букв. утиный суп) (фр.) ‘c’est du gteau’ (букв. это кусочек торта) (ру.) ‘точить лясы’ (анг.) ‘to talk the hind leg off a donkey’ (букв. говорить так долго, что даже осёл не выдержал бы, его задняя нога отвалилась бы) В двух вышеуказанных русских фразеологических единицах трудно усмотреть какую-либо схожесть с их эквивалентами в языках перевода.

Эквиваленты представляют собой множество градаций.

Этот факт необходимо принимать во внимание при составлении многоязычных словарей. Как можно констатировать, основой для построения сравнительного фразеологического словаря является схожесть значения. Для пользователей словарь должен содержать ясную информацию и быть лёгким в употреблении. Ясность и лёгкость могут показаться несовместимыми с фразеологическими единицами, которые являются сложными и запутанными по своей природе, но, соблюдая определённые правила, можно их представить в системе, где все элементы структурированы и взаимосвязаны.

В. М. Дебов Ивановский государственный университет К ВОПРОСУ ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКОГО ОПИСАНИЯ ИННОВАЦИЙ МОЛОДЕЖНОГО ФРАНЦУЗСКОГО АРГО “Словарь верланизмов современного молодежного французского языка”[1] является результатом исследований, проводившихся в течение ряда лет на кафедре романской филологии и латинского языка ИвГУ [2], и представляет собой первую отечественную попытку лексикографического описания верлана (verlan a l’envers) – одного из аспектов словообразовательного творчества в молодежном языке Франции рубежа ХХ – ХХI веков [3].

В теоретическом введении приводится краткий исторический обзор спoсобов порождения кодированной арготической лексики во французском языке, предшествовавших © Дебов В. М., верлану (таких, как javanais, largonji) который приобрел широкое распространение в молодежной среде со второй половины ХХ века, а также представлены основные реализации его слогового криптомеханизма.

Лексикографическое издание является одноязычным (франко-французским) словарем дескриптивного типа и включает традиционные структурные зоны словарной статьи, такие как:

заглавное слово, транскрипция, грамматическая информация, толкование значения, иллюстративные примеры употребления лексемы, лингвистический комментарий типа и особенностей образования верланизма, ссылки на его фиксирование в текстах и словарях, а также частоту его встречаемости в современных художественных произведениях и текстах наиболее известных представителей французского рэпа.

В словаре верланизмов предпринята попытка проследить и описать функционирование лексической единицы в ее гиперонимических и парасинонимических отношениях с другими лексемами, поэтому в заключительной части словарных статей приведены ссылки как на интра-верлановские синонимы и антонимы, а также на экстра-верлановские омонимические и паронимические единицы.

Таким образом, аутентичный фактический материал словаря позволяет расширить и дополнить представление о словообразовательных процессах современного французского языка, неотъемлемой частью которого является молодежный социолект.

Список использованной литературы 1. Дебов В. М. Словарь верланизмов современного молодежного французского языка. Иваново, 2006.

2. Дебов В. М. О проекте словаря верланизмов французского молодежного языка // Теоретическая лексикография:

современные тенденции развития. Материалы V международной школы-семинара. Иваново, 8-10 сентября 2003 г.

И. П. Зленко Воронежский государственный педагогический университет К РАЗРАБОТКЕ РУССКО-ФРАНЦУЗСКОГО КОНТРАСТИВНОГО СЛОВАРЯ Основными отличительными особенностями контрастивной лингвистики как направления сопоставления и изучения национальной специфики языков являются следующие два положения:

1. Контрастивная лингвистика изучает отдельные явления и единицы родного языка в сопоставлении со всеми возможными средствами их передачи в изучаемом языке.

Цель контрастивной лексикологии – изучение межъязыковых соответствий двух языков для выявления их сходств и различий.

2. Национальная специфика семантики какой-либо лексической единицы – это её отличие по значению от сходных по семантике единиц языка сравнения.

В качестве материала нашего исследования избраны наименования лиц по отношению к труду и глагольные наименования процесса труда в русском и французском языках.

Эти две лексические группировки являются отдельными подгруппами обширного тематического поля «трудовая деятельность» (т. е. выступают как тематические микрогруппы).

Они избраны в качестве материала исследования в связи с тем, что предварительный анализ показал наличие в этих тематических подгруппах заметной национальной специфики семантики. Кроме того, была поставлена задача сравнить в контрастивном плане единицы разных частей речи – имя и глагол.

Национальная специфика семантики слова, выявляемая в рамках контрастивного описания, проявляется в следующих основных формах:

• безэквивалентность семем;

• несовпадение сем по семным конкретизаторам;

© Зленко И. П., • безэквивалентность сем;

• лакунарность сем.

Процедура дифференциальной семантизации контрастивных пар позволяет эффективно выявить и описать национальную специфику семантики лексических единиц.

Исследование показало, что для русского языкового сознания характерна более расчленённая номинация трудовой деятельности по коннотативно-оценочному признаку, в то время как для французских наименований характерна более широкая дифференциация лексем по характеру выполняемой деятельности и по признаку трудовой деятельности в разное время суток. Для русских и французских наименований трудовой деятельности характерен низкий уровень эквивалентности.

Национальная специфика языка особенно ярко проявляется в сфере семантики. В языках выявляются национально специфические семемы, которые либо:

1. являются безэквивалентными (есть в исходном языке, но отсутствуют в языке сравнения):

баклушничать 1. отсутствие стремления работать 2. ведение праздного образа жизни 3. стремление заниматься пустяками 4. неодобрительное 5. пренебрежительное 6. разговорное 7. малоупотребительное 8. устаревшее 2. содержательно отличаются в сравниваемых языках:

горбатить chiader 1. интенсивно работать 1. интенсивно работать экв.

2. длительность действия 2. длительность действия экв.

3.выполнять большой объём работы 3. безэкв.

4. преимущественно на кого-либо 4. безэкв.

5. преимущественно в сфере 5. преимущественно в сфере физического труда физического труда экв.

6. во имя материальной цели 6. во имя материальной цели экв.

7. с упорством безэкв.

7.

8. очень качественно безэкв.

8.

9. целенаправленно безэкв.

9.

10. неоценочное 10. неоценочное экв.

11. неэмоциональное экв.

11. неэмоциональное 12. просторечное 12. арго несовп.

13. употребительное 13. употребительное экв.

14. усилительное 14. усилительное экв.

3. полностью отсутствуют в изучаемом языке по сравнению с языком сравнения:

grandeur 1. лицо 2. сознательно уклоняется от работы 3. занимается пустяками 4. не делает ничего полезного 5. неодобрительное 6. отрицательно-эмоциональное 7. фамильярное 8. употребительное На базе полученных семных описаний может быть создан контрастивный дифференциальный двуязычный словарь.

Приведем фрагмент такого словаря:

выкладываться неоценочное = se dfoncer;

ср. s’acharner не думать о получении вознаграждения, одобрительное;

ср.

s’adonner не думать о получении вознаграждения, жить работой, одобрительное, положительно-эмоциональное;

ср. s’absorber не думать о получении вознаграждения, жить работой, углубляться в работу, положительно-эмоциональное, одобрительное выцарапывать = tirer головотяп невнимательный – ср. ganache не хватает профессиональных знаний горбатить преимущественно на кого-либо, преимущественно в сфере физического труда, во имя материальной цели, просторечное = bosser;

ср. plancher преимущественно в сфере умственного труда, разговорное;

ср. chiader с упорством, очень качественно, целенаправленно, арго, сниженное, одобрительное, положительно-эмоциональное гореть = brler дармоед бранное – ср. cornifleur разговорное;

ср. parasite усилительное дармоедничать просторечное, устаревшее, малоупотребительное – ср. cornifler желание поживиться за чужой счёт, разговорное, современное, употребительное дармоедство сознательное проживание на чужие средства, малоупотребительное, отрицательно-эмоциональное, разговорное – ср. parasitisme стремление проживать на чужие средства, презрительное, книжное, употребительное, усилительное делать межстилевое, неоценочное, неэмоциональное = faire;

ср.

bacler делать наспех, работать некачественно, пренебрежительное, отрицательно-эмоциональное;

ср. bricoler преимущественно ручной труд, одобрительное, положительно эмоциональное;

ср. confectionner преимущественно ручной труд;

ср. ficher фамильярное, грубое, отрицательно эмоциональное;

ср. foutre фамильярное дело = affaire деятельность = activit дока ловкий, иногда проявляет хитрость, просторечное, малоупотребительное – ср. connaisseur межстилевое, употребительное;

ср. matois проявляет хитрость, отрицательно эмоциональное, употребительное заниматься с применением личных знаний и умений = s’occuper;

ср. tudier с применением личных знаний, преимущественно в сфере учёбы;

ср. s’appliquer с применением личных знаний, в узкой области знаний, без отдыха, старательно;

ср. s’attacher с применением личных знаний, старательно, без отдыха, изучать детально;

ср. s’escrimer с применением личных знаний, старательно, без отдыха, изучать детально, делать всё возможное для достижения цели Целесообразна практическая разработка подобных двуязычных словарей.

М. А. Кириллов Ивановский государственный университет ОНОМАСТИКОН КАК ЛИТЕРАТУРНАЯ ФОРМА Как известно, писательская лексикография формировалась на основе произведений наиболее выдающихся авторов. До определенной степени эта тенденция остается актуальной и в настоящее время. Словари высших лексикографических форм составляются к трудам писателей прошлых лет, чье творчество принадлежит мировому литературному наследию, и только к малой части работ современных писателей.

В конце XX – начале XXI вв. популярность эпических произведений Дж. Р. Р. Толкина, С. Кинга, Дж. Роулинг привела к появлению значительного количества дискуссионных исследований творчества и справочников к их произведениям [1, 2, 3]. При этом значительная часть словарей была переведена на другие языки либо составлена к переводам книг [4, 5]. Многие справочники являются ономастиконами, размещенными в сети Интернет. В данных справочниках энциклопедического типа толкования входных единиц носят глубоко субъективный, авторский характер и могут, в определенной степени, считаться литературными упражнениями поклонников творчества писателей.

© Кириллов М. А., Идея написания литературных произведений в форме словаря не нова, достаточно упомянуть такие произведения, как «Слова в науке» А. Азимова и «Хазарский словарь» М. Павича [6, 7]. Лексикографическим явлением особого порядка представляется издание в Харькове в 2003-2004 годах русскоязычной серии справочников, автор которых использует псевдоним «Гарри Поттер» со всемирно известным графическим изображением этой надписи, которое призвано привлечь потенциальных читателей. «Драконология» (Д), «Энциклопедия начинающего мага» (ЭНМ), «Всемирный волшебный лексикон»

(ВВЛ), «Магический бестиарий» (МБ) и «Путеводитель по магическому Лондону» (ПМЛ) [8, 9, 10,11, 12] предназначены, по всей видимости, для людей, увлекшихся магической и фантастической литературой под влиянием серии произведений Дж. Роулинг. Все эти труды, в дальнейшем фигурирующие как «Справочники «Гарри Поттера», позиционируются авторами как литературно-художественные издания и регистрируют входные единицы, встречающиеся в фантастической литературе, либо придуманные самими авторами.

Несмотря на предположительно юный возраст пользователей и коммерческий характер рассматриваемых справочников, их авторы включают в состав словарной статьи ссылки на адрес литературных произведений, в которых встречается входная единица. Среднее количество указанных в списках источников – 125. Исключение составляют ПМЛ и МБ, где ссылки на источники содержатся в словарной статье. Вместе с тем, в списке цитируемой и использованной литературы встречаются и вымышленные источники.

Степень достоверности источников употребления входных единиц можно разделить на 4 категории: 1) не содержат адресной отсылки;

2) отсылка к несуществующим источникам;

3) отсылка к источникам без указания точных библиографических данных;

4) отсылка к конкретным изданиям. Следует отметить, что случаи отсутствия адресной отсылки и отсылок к несуществующим источникам единичны. Точные выходные данные книг приводятся, как правило, к русскоязычным источникам, тогда как для литературы на иностранных языках указывается лишь год издания. Примечательно, что только в ЭНМ в список источников включена одна книга Дж. Роулинг о Гарри Потере.

В мегаструктуре рассматриваемых справочников можно выделить красочное оформление обложки, стилизованные предисловия о пользовании словарем, содержание книги.

Тематическое расположение входных единиц характерно для трех книг (ВВЛ, ПМЛ, МБ). При этом ПМЛ и МБ стилизованы под отдельные виды справочников, соответственно, путеводитель и бестиарий, и не содержат приложений. Вместе с тем, в конце этих справочников приведены алфавитные указатели (индексы), тогда как в трех других книгах читателю предлагается для поиска необходимых входных единиц использовать содержание, где все они перечислены с указанием страниц. Примечательно, что приложения в Д занимают лишь чуть меньше места ( страниц, 114 входных единиц), чем основной словник ( страницы, 66 входных единиц). Объем словника других книг характеризуется следующими цифрами: ВВЛ – 744 входных единицы;

ЭНМ – 447 водных единиц;

МБ – 182 входных единицы;

ПМЛ – 458 единиц. ЭНМ снабжена, так называемой, срединной частью, содержащей красочно иллюстрированные «карты волшебных стран».

Словарные статьи всех книг содержат авторскую интерпретацию сведений о сказочных существах, явлениях, предметах, местах, которые можно найти в литературных произведениях. Излагая полученный материал, автор зачастую использует собственную фантазию. Наряду со сведениями энциклопедического характера и отсылками к текстам источников в словарных статьях встречаются отсылки к другим входным единицам справочников, дающих дополнительную информацию об интересующем читателя предмете.

Представляется, что практически все вымышленные магические предметы и явления, обозначающие вполне уникальные и конкретные вещи, могут рассматриваться как имена собственные. Для их систематического описания в указанной серии справочников избрана форма словаря, дающая почву для авторского литературного самовыражения и не требующая какого-либо сюжетного оформления, присущего другим литературным формам.

Список использованной литературы 1. Винсент Б. Темная Башня: путеводитель. М., 2006.

2. Залеская М. К. Феномен Гарри Поттера, или разоблачение черной магии. М., 2007.

3. Бэггет Д., Клейн Ш. Э. Философия Гарри Поттера: если бы Аристотель учился в Хогвартсе. СПб., 2005.

4. Кириллов М. А. Лексикографическая интерпретация произведений Дж. Р. Р. Толкина // Научно-практическая деятельность в классическом университете: ИвГУ – 2004.

Материалы научной конференции. Иваново, 2004.

5. Залеская М. К. Энциклопедия магии и волшебства в книгах Джоан Роулинг. М., 2003.

6. Азимов А. «Слова в науке». История происхождения научных терминов. М., 2006.

7. Павич М. Хазарский словарь: роман-лексикон. Женская версия.

СПб., 2004.

8. Поттер Г. Драконология. Харьков, 2003.

9. Поттер Г. Энциклопедия начинающего мага. Харьков, 2004.

10. Поттер Г. Всемирный волшебный лексикон. Харьков, 2004.

11. Поттер Г. Магический бестиарий. Харьков, 2004.

12. Поттер Г. Путеводитель по магическому Лондону.

Харьков, 2004.

Е. А. Маклакова Воронежская государственная лесотехническая академия ПРИКЛАДНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ КОНТРАСТИВНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ (на материале русского и английского языков) В докладе обосновываются возможности использования результатов контрастивного анализа семантики лексики для совершенствования толковых и разработки двуязычных контрастивных словарей.

© Маклакова Е. А., Разрабатываемые приемы дифференциальной семантиза ции дифференциального толкования значения слова на примере сопоставительного изучения русского и английского языков позволяют по-новому подойти к решению ряда вопросов учебной лексикографии в свете современной контрастивной лингвистики.

Результаты контрастивного лексического анализа, оформленные в виде словарных статей, могут стать основой для создания нескольких типов контрастивных словарей сопоставляе мых языков. В докладе приводятся образцы словарных статей словарей нескольких типов, в частности контрастивного толково переводного, контрастивного дифференциального и словаря национальных особенностей семантики слова.

Контрастивный толково-переводной словарь, в котором слово исходного языка дается в форме толкования, включающего результаты полного компонентного анализа его семантики, толкование иностранных слов содержит только национально специфические (дифференциальные) семы, например:

БОБЫЛЬ – лицо мужского пола зрелого возраста, одинокое, бессемейное;

неоценочное, неэмоциональное;

разговор ное, общенародное, современное, общераспространенное, малоупотребительное.

ср. solitary мужского или женского пола, книжное, употребитель ное;

ср. lonely man межстилевое, употребительное;

отс.: бесемейный;

ср. single man межстилевое, употребительное;

отс.: одинокий;

ср. singleton мужского или женского пола, любого возраста.

Контрастивный дифференциальный словарь, в котором приводятся семантические компоненты, дифференцирующие переводные соответствия и составляющие национальную специф ику семантики данных лексических единиц, толкования значений слова исходного языка не приводятся, например:

ДЕВОЧКА ср. girl от рождения до зрелого возраста;

ср. lass от рождения до зрелого возраста, шотландское;

ср. colleen от рождения до зрелого возраста, ирландское ДЕВЧОНКА ср. chit дерзкая, неодобрительное;

ср. hoyden девчонка-сорванец, межстилевое;

ср. tomboy ведет себя и одевается как мальчик, межстилевое Словарь национальных особенностей семантики слова базируется на результатах контрастивного анализа семантики лексических единиц двух языков и представляет собой учебный вариант контрастивного словаря, в котором национально специфические различия сопоставляемых слов представлены не в виде дифференциальных сем, а с помощью более понятных учащимся лексических толкований для получения дополнительной информации о культурно-социальных и народно-исторических особенностях изучаемого языка как проявлений образа мира, говорящего на нем народа, например:

ШКОЛЬНИЦА = schoolgirl ср. pupil (школьник или школьница детского или подросткового возраста) в Великобритании ср. student (школьник или школьница старших классов) в США ср. infant (школьник или школьница от 5-7 лет) в Великобритании ср. schoolchild (младший школьник или школьница) ср. schoolkid (младший школьник или школьница, разговорное) При этом принципы и методика разработки и подготовки к изданию подобных словарей, их внешний вид и форма словарных статей будут определяться конкретными целями, задачами и адресованностью издания.

Приведенные примеры контрастивных исследований семантики лексических единиц, как русского, так и английского языков, могут быть востребованы переводчиками и языковедами, а также использованы в учебном процессе.

А. М. Мелерович, А. Е. Якимов Костромской государственный университет ТРАНСФОРМАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ РАЗЛИЧНЫХ СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКИХ ТИПОВ (по материалам проспекта учебного словаря «Жизнь русских фразеологизмов в художественной речи».

Кострома, 2006) Работа выполнена в рамках исследовательского проекта, поддержанного грантом РГНФ № 06-04-00135а (2007 г.).

Трансформационный потенциал фразеологических единиц (ФЕ) зависит от особенностей их семантической структуры, что дает возможность дифференцировать определенные структурно семантические типы ФЕ, обладающие своими особыми системами трансформаций. В зависимости от потенциальных возможностей различных видов структурно-семантических преобразований и степени их продуктивности в плане образования трансформ выделяем следующие группы идиом:

1. ФЕ, обладающие образной мотивировкой и изоморфизмом значения и формы (делать из мухи слона, пускать козла в огород);

2. ФЕ с образной мотивировкой, не обладающие изоморфизмом значения и формы (яблоку негде упасть, седьмая вода на киселе, кот наплакал);

3. ФЕ, обладающие изоморфизмом значения и формы, лишенные образной мотивировки (баш на баш, от аза до ижицы, попадать впросак);

4. ФЕ, лишенные образной мотивировки и не обладающие изоморфизмом значения и формы (разлюли малина, у черта на куличках, ни бельмеса).

ФЕ первой группы обладают наибольшим разнообразием и частотой структурно-семантических преобразований. Им свойственны как преобразования главным образом семантического плана, связанные с актуализацией внутренней © Мелерович А. М., Якимов А. Е., формы, буквализацией значения, каламбурным сопоставлением буквального и фразеологического значений словосочетания, народно-этимологическим переосмыслением, так и изменения лексического состава и грамматической структуры, сопряженные с разложением ФЕ на лексические компоненты, осмысляющиеся как отдельные слова – носители внутрифразовых значений, конкретизируемых применительно к определенной ситуации.

См., например, преобразования ФЕ выносить сор из избы в значении «разглашать неблаговидные дела, конфликты, касающиеся узкого круга лиц»:«Вы что, читали этот опус? – Подозрительно спросил Иван Александрович, вынимая из лежащей на столе папки многостраничный документ. – Это сор из нашей халупы. И мы его за ворота не выбрасываем» (Н.

Асанов. Богиня победы).

ФЕ второй группы подвергаются трансформациям преимущественно семантического плана, связанным с актуализацией внутренней формы, образной основы. В отличие от ФЕ первого типа для них не характерно разложение на компоненты, эксплицирующие элементы инвариантного фразеологического значения: «И только перед сном выкраиваешь время почитать. Сколько его остается? Кот наплакал, а зверь этот скуп на слезы» (С.Абрамов. Двое под одним зонтом).

Для ФЕ третьей группы характерно разложение на отдельные компоненты и сочетания компонентов, эксплицирующие элементы фразеологического значения и контекстуального смыслового содержания ФЕ. Такое разложение ФЕ может осуществляться посредством распространения компонентов и других видов структурно-семантических преобразований, обычно не связанных с буквализацией значения ФЕ или отдельных компонентов. См. следующее употребление ФЕ попадать впросак («оказываться в затруднительном, неприятном положении из-за своей неосмотрительности, неосведомленности»): «В наши дни довольно многие «осторожно-бюрократические» выражения и обороты внедряются в речь из ложной боязни «сказать грубовато».

Проявляя такую языковую «трусость», люди попадают в печальный просак (Л. В. Успенский).

Идиомы четвертой группы характеризуются наименьшим диапазоном преобразований семантической структуры. Им не свойственны структурно-семантические преобразования, выявляющие семантическую членимость ФЕ в соотношении с входящими в их состав лексическими компонентами, а также актуализирующие буквальные значения слов-компонентов. Чаще всего наблюдается замена компонента словом, служащим усилению эмотивно-оценочного плана. Так, ФЕ с три короба обычно употребляется с глаголами-сопроводителями наговорить, наобещать, наплести, нагородить и т.п. У В. Распутина экспрессия данной ФЕ усиливается употреблением просторечного глагола наворотить и заменой числительного:

«Трепало было несусветное, сто коробов наворотит и не поперхнется, язык как молотилка» (В. Распутин, Прощание с Матёрой).

Словарь «Жизнь русской фразеологии в художественной речи» представляет разработку индивидуально-авторских трансформаций ФЕ в художественной литературе ХIХ-ХХI веков. В соответствии с учебной направленностью Словаря каждая словарная статья должна отражать своеобразие «жизни»

ФЕ в русской прозе и поэзии, помочь читателю получить представление о семантических, эмотивно-экспрессивных свойствах ФЕ, об особенностях их стилистического употребления;

дать их характеристику в социолингвистическом, историко-этимологическом аспектах, часто мотивирующих индивидуально-авторское использование ФЕ. Основные компоненты словарной статьи: 1) заголовочная ФЕ и ее узуальные варианты;

2) экспрессивно-стилистическая характеристика;

3) словарная дефиниция;

4) иллюстративная часть;

5) историко-этимологический комментарий. В иллюстративной части словарной статьи фиксируются индивидуально-авторские употребления с указанием основных видов трансформаций, стилистических приемов употребления ФЕ, часто даются толкования смыслового содержания ФЕ в контексте. Данная лексикографическая разработка поможет выявлению текстообразующей, стилеобразующей, концептообра зующей роли ФЕ в художественном тексте;

будет способствовать приобретению навыков использования ФЕ в разных речевых жанрах.

Л. А. Нефёдова Московский педагогический государственный университет О ПРОЕКТЕ СЛОВАРЯ ЗАИМСТВОВАННЫХ СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ НЕМЕЦКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ Одной из проблем лексикографической репрезентации заимствованных/иноязычных слов, оставшихся за пределами лексикографирования, является их участие в словообразовании.

Несмотря на то, что словообразование из заимствованных элементов очень распространено в современных языках, в германистике выделяется отдельный раздел словообразования Fremdwortbildung/Lehnwortbildung «словообразование из иноязычных/заимствованных элементов», нет специальных лексикографических изданий, занимающихся решением данной проблемы.

Как замечает проф. В. Д. Девкин, частично эту проблему решают в словарях другого профиля, иногда лишь в виде отдельных наметок. Так, в трехтомном словаре морфем [1] приводится свод иноязычных словообразовательных элементов.

Перечень латинских и греческих основ дан в словаре [2].

Продуктивными в настоящее время заимствованными/иноязычными элементами являются конфиксы.

Термин появился не так давно в германистике в связи с повышением интереса к изучению образования слов из заимствованных/иноязычных элементов, так как конфикс в основном представляет собой заимствованный элемент. Конфикс (от лат. configere «соединять друг с другом») – это связанная производящая основа как bio-, -therm-, -drom (Э. Доналис и др.).

© Нефёдова Л. А., Вместе с лексемой или другим конфиксом они образуют композиты (Thermostat), с суффиксом – дериваты (Thermik).

При составлении словаря заимствованных словообразовательных элемепнтов (морфем) немецкого и русского языков приходится сталкиваться с рядом проблем.

Так, если морфема tele-, Tele- в немецкой лексикографии представлена в одной словарной статье, то мнения отечественных лексикографов расходятся по этому вопросу. В «Словаре иноязычных слов» Крысина Л. П. эта морфема также находится в отдельной статье:

tele-, Tele- [griech. tele (Adv.)= fern, weit]:

1. Best. in Zus. mit der Bed.: fern, weit, in der/die Ferne (z.B. Teleobjektiv, telekinetisch).

2. steht in Bildungen mit Substantiven fr Fernsehen: Teleshow (Duden).

ТЕЛЕ... Первая составная часть сложных слов, имеющая значения: 1) «действующий на дальнее расстояние или осуществляемый на расстоянии», напр.: телескоп, телеграмма;

2) телевизионный, напр.: телеантенна, телепередача.

В «Большом толковом словаре» под редакцией С. А. Кузнецова находим две морфемы ТЕЛЕ…:

1. ТЕЛЕ... (от греч. tele – далеко). Первая часть сложных слов. 1. Обозначает действие на далеком расстоянии. 2.

Обозначает психическое воздействие на расстоянии;

телепатический.

2. ТЕЛЕ... Первая часть сложных слов. 1. Обозначает отнесенность к телевещанию;

телевизионный. 2. Обозначает продукцию, транслируемую по телевизору. 3. Обозначает отнесенность к телевизору.

В нашем словаре предполагается дать основные словообразовательные модели словообразований с конфиксами.

Как показал анализ таких образований, в немецком языке наиболее продуктивно словосложение. Различают:

• неоклассическое словообразование (классич. яз. + классич. яз.) по модели конфикс Tele- + конфикс:

Telefon/Telephon, Telegraf/ Telegraph, Telegramm, Telekinese, Teleskop, Telepathie (Tele- 1) – Telekratie (Tele 2);

конфикс Tele- + лексема: Telekarte = Telefonkarte, Telekommunikation, Telekopie, Telekopierer, Telemedizin, Teleobjektiv (Tele- 1) – Telekolleg (Tele 2);

конфикс Tele- + конфикс + суффикс: Teleologie.

• смешанное словообразование (классич. яз. + соврем.

иностр. яз.): конфикс Tele- + лексема английского языка:

Telebanking, Telemarketing (Telefonbanking, Telefonmarketing), Teleshopping, Teleplayer, Teleprocessing (Tele- 1) – Teleprompter (Jargon) (Tele- 2);

• смешанное словообразование (классич. яз. + нем. яз.):

конфикс Tele- + лексема немецкого языка: Telearbeit, Telearbeitsplatz, Telebrief, Teledienst (Tele- 1) Telespiel (Tele- 2).

Целесообразным было бы показать в словаре синонимию заимствованных и автохтонных словообразовательных элементов, например: Telespot (selten): Fernsehspot.

Словарь должен отразить словообразование с конфиксами в сопоставительном аспекте. Так, в русском языке морфема теле более продуктивна при образовании сложных слов в значении телевизионный. В немецом языке Tele-/tele- в этом значении не является продуктивной морфемой, она вытесняется компонентом Fernseh-. Ср. телебашня – Fernsehturm, телецентр – Fernsehanstalt, телезритель – Fernsehzuschauer, телекамера – Fernsehkamera, телепередача – Fernsehsendung, телереклама – Fernsehwerbung, телесериал – Fernsehserie, телефильм – Fernsehfilm. При выражении понятий со значением «на расстоянии» в немецком языке используется компонент Fern-, а в русском языке предпочтение отдается прилагательному «дистанционный»: дистанционное управление, телеуправление – Fernbedienung, Fernlenkung, Fernsteuerung;

дистанционный датчик, теледатчик – Ferngeber;

дистанционный контроль, телеконтроль – Fernkontrolle, Fernberwachung.

Список использованной литературы:

1. Augst G. Lexikon zur Wortbildung. Morpheminventar.

Tbingen: Narr, 1975.

2. Latein und Griechisch im deutschen Wortschatz. Lehn- und Fremdwrter altsprachlicher Herkunft. 5. Aufl.Berlin, 1979.

Б. А. Силантьев Ярославский государственный педагогический университет МУЛЬТИМЕДИЙНЫЕ СЛОВАРИ:

КРИТЕРИИ АНАЛИЗА Цель настоящей статьи – исследовать, в какой мере могут быть применимы лексикографические параметры, предложенные Ю. Н. Карауловым [2] для анализа «бумажных» словарей, к новым видам лексикографических описаний языка, представленным в мультимедийных словарях.

Мультимедийный словарь – это словарь, содержащий помимо текстовой информации другие виды представления данных (графической, звуковой, видео), на различных носителях (CD, DVD, размещение в сети Интернет) [2].

Лексикографические параметры, предложенные Ю. Н. Карауловым в полной мере применимы и для анализа мультимедийных словарей (язык (языки), хронологический параметр), но некоторые из них модифицируются, например, остенсивный параметр (картинный по Ю. Н. Караулову). Можно говорить о появлении совершенно новых параметров, таких как, «интерактивность».

Если рассматривать остенсивный параметр в узком смысле, то есть картинный по Ю. Н. Караулову, то это только лишь графическая иллюстрация, нам представляется, что необходимо рассматривать остенсивный параметр в широком смысле, как параметр, включающий в себя аудио, видео информацию, оформление статьи (гипертекст, выделение цветом).

Мультимедийный словарь подразумевает не только соединение в себе различных видов представления информации, но и такое явление как «интерактивность», то есть наличие обратной связи между пользователем и словарём, непосредственное участие в создании словаря, следовательно, этот признак требует его выделения в отдельный параметр, так например, статьи, текст которых представлен не только как © Силантьев Б. А., графическое произведение, но и как звукозапись, рассчитан на пользователей с ограниченными возможностями, слабовидящими («Википедия»), наличие гипертекстовых ссылок предполагает, что пользователь может использовать для семантизации той или иной лексемы все связи, имеющиеся в словаре, то есть характер связей между статьями в мультимедийном словаре приобретает многомерный характер, а не одномерный как в «бумажном».

При анализе словарей мы пытались выявить различие и сходство при остенсивной семантизации лексики между мультимедийными словарями и их бумажными вариантами. При этом мы опирались на критерии остенсивной семантизации, предложенные В. Д. Девкиным [1] и О. В. Яичниковой [4]. В частности, наиболее эффективно семантизируются лингвострановедческие реалии, представители флоры и фауны.

Также эти исследователи указывают на то, что остенсивное определение оптимально для иллюстрации национальной специфики предметов обихода. Прагматический аспект также может быть передан через невербальное определение.

В. Д. Девкин и О. В. Яичникова указывают на неудачное применение зрительного кода в «бумажных» словарях, по их мнению, остенсивно нельзя передать абстрактные понятия, динамику движения.

Представляется неверным положение о невозможности применения зрительной наглядности при передаче динамики движения, так как в мультимедийных словарях движение может быть остенсивно семантизировано с помощью разного рода видеоматериалов («adjust», «wring»). О. В. Яичникова делает вывод о невозможности остенсивной семантизации различных материалов (золото, серебро), так как при этом они часто заменяются на иллюстрации различных предметов, сделанных из этого материала. В проанализированных мультимедийных энциклопедиях, эти понятия семантизировались с помощью иллюстраций их природного состояния (самородки, монокристаллы).

Таким образом, различия как в остенсивной семантизации, и при анализе мультимедийных словарей с помощью лексикографических параметров Ю. Н. Караулова обусловлены в первую очередь природой мультимедийных словарей коренным образом отличающихся от «бумажных». Во-вторых, гетерогенностью самих мультимедийных словарей, которая выдвигает свои требования к анализу. В-третьих, вероятнее всего мультимедийные словари следует рассматривать в динамическом аспекте, постоянно дополняя и изменяя список параметров Ю. Н. Караулова.

Список использованной литературы 1. Девкин В. Д. Немецкая лексикография. М., 2005.

2. Караулов Ю. Н. Лингвистическое конструирование и тезаурус литературного языка. М., 1981.

3. Кобозева И. М., Захаров Л. М. Мультимедийный словарь дискурсивных слов русского языка: проблемы и решения. // II Международный конгресс русистов-исследователей: тезисы докладов. М., 2004.

4. Яичникова О. В. Остенсивная семантизация лексических единиц в словаре: Автореф. дисс. … канд. филол. наук.

5. Энциклопедия «Британника» [Электронный ресурс]. Электрон.

дан. (100 тыс. статей).: http://www.britannica.com/.

6. Энциклопедия «Википедия» [Электронный ресурс]. Электрон.

дан. (1,3 млн. статей).: http://en.wikipedia.org/.

7. The Longman Active Study Dictionary. 4th edition, 2003.

Т. А. Чубур Воронежский государственный педагогический университет СЕМНЫЙ КОНТРАСТИВНЫЙ СЛОВАРЬ И МЕТОДИКА ЕГО РАЗРАБОТКИ (на материале повседневной лексики в русском и английском языках) При создании семного контрастивного словаря перед исследователем встает немало как собственно научных, так и методологических трудностей. Имеющиеся в распоряжении © Чубур Т. А., словари зачастую не отражают в полном объеме значения слов, поэтому, например, информацию о коннотативных и функциональных особенностях лексической единицы исследователь может получить только с помощью интервьюирования носителей языка, а также изучая контекст употребления слова в художественной литературе, что весьма трудоемко.

Основным условием для создания семного контрастивного словаря является дифференциальное толкование значения.

Разрабатываемые нами принципы дифференциальной семантизации слов в рамках контрастивного исследования позволяют осуществить дифференциальное толкование значений русских слов в объеме национально-специфических сем на фоне английского языка, что дает принципиальную возможность создать русско-английский контрастивный семный словарь.

Для создания такого словаря необходима разработка технических приемов семантизации слов. Принцип дифференциальной семантизации слов лежит в основе построения словарной статьи любого контрастивного словаря.

Безэквивалентные слова не подлежат дифференциальной семантизации, так как они не имеют соответствий. Объяснение таких слов может быть дано с помощью семного толкования.

При дифференциальной семантизации членов контрастивных пар описываются значения обоих членов контрастивной пары в объеме несовпадающих сем. Это означает, что при описании значений слов исходного языка и языка сопоставления значение каждого слова описываются как перечисление только тех сем, которые не совпадают с семами другого члена контрастивной пары.

Например, дифференциальная семантизация наименований отдыха в русском и английском языках:

Прогуливаться (обычно неторопливо) – to saunter (медленно) Отдохновение (устаревшее) – repose (современное) Передышка (употребительное) – respite (малоупотребительное) Безделье (межстилевое) – idleness (книжное) Баклушнчать (сниженное) – to idle away one’s time (разговорное) Если в одном языке есть эндемичная сема (то есть, зафиксированная только в одном из сравниваемых языков), она фиксируется для соответствующего слова, а отсутствие семы в соответствующей единице второго языка сигнализирует, что эта сема в данном значении не представлена, например:

Прогуливать (пропускать работу) – to play truant (Br.) Кайф – high (обычно связано с употреблением наркотиков или алкоголя) Созерцать – to contemplate (размышлять о чем-либо) Отпуск – leave (обычно в армии) Дифференциальное толкование слов – это результат дифференциальной семантизации, представленный в виде словарной статьи.

В контрастивном семном словаре представлено посемное описание значений слов, выступающих близкими соответствиями или эквивалентами, а также лакунами.

Каждое слово исходного (русского языка) представлено последовательным набором сем – денотативных, коннотативных и функциональных. Параллельно представлен семный набор переводного соответствия, где каждой семе русского слова ставится в соответствие сема иноязычного слова.

Несовпадающие семы выделяются шрифтом, чтобы пользователь словаря сразу зафиксировал имеющиеся семные несоответствия.

ОТПУСК – SABBATICAL период времени период времени для отдыха свободный от основной работы свободный от основной работы свободный от учебы для творчества для научных исследований для путешествий неоц. неоц.

неэмоц. неэмоц.

межстил. книжн.

общенар. общенар.

совр. устар.

употр. малоупотр.

общераспр. общераспр.

БАКЛУШНИЧАТЬ – TO IDLE AWAY ONE’S TIME отдыхать отдыхать ничего не делать ничего не делать пребывать в праздности пребывать в праздности уклоняться от работы уклоняться от работы бесцельно проводить время бесцельно проводить время неод. неод.

отриц.-эмоц. отриц.-эмоц.

сниж. разг.

общенар. общенар.

совр. совр.

малоупотр. употр.

общераспр. общераспр.

Если слово русского языка однозначно и имеет лексический эквивалент, то в словаре приводится эквивалент через знак равенства:

ОБЕДЕННЫЙ ПЕРЕРЫВ = LUNCH BREAK прекращение деятельности для отдыха для принятия пищи во время рабочего дня неоц.

неэмоц.

межстил.

общенар.

совр.

употр.

общераспр.

При безэквивалености сем в одном из языков ставится знак, что означает, что сема безэквивалентна.

ОТДЫХАТЬ – TO REST восстановить силы отдыхом восстановить силы отдыхом восстанавливать силы сном проводить время проводить время без обычных занятий, работы без обычных занятий, работы проводить свой отпуск где-либо неоц. неоц.

неэмоц. неэмоц.

межстил. межстил.

общенар. общенар.

совр. совр.

высокоупотр. употр.

общераспр. общераспр.

Подобный словарь может быть использован как при изучении языка, так и при переводе для того, чтобы уловить возможные семантические несовпадения единиц двух языков.

Раздел IV ТЕРМИНОВЕДЕНИЕ И LSP:

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ДОСТИЖЕНИЯ И ПРАКТИЧЕСКАЯ ЭКСПАНСИЯ Tove Bjrneset, Sindre Srensen Bergen University, Norway THE NORWEGIAN LEXIN PROJECT:

ILLUSTRATED NETBASED AND PRINTED DICTIONARIES FOR IMMIGRANTS AND REFUGEES IN NORWAY The Norwegian LEXIN project is based on a Swedish dictionary series of the same name, originally published by the Swedish National Board of education. Swedish LEXIN has been developing bilingual dictionaries aimed at teaching Swedish to linguistic minority immigrants since the late 1970s. The initiative was taken by the Swedish parliament in the wake of the decision that Sweden should promote active bilingualism and educationThe present employer is Sprkrdet.

The Swedish LEXIN series comprises approximately 20 languages regarded as minority languages in the Nordic countries, e.g. Arabic, Kurdish, Russian, Somalian, Spanish and Turkish, and more dictionaries are forthcoming.

In the 1990’s Swedish LEXIN offered all the Nordic countries use of the LEXIN database to facilitate the production of similar dictionary series in the respective countries. The objective was to utilize all the translations already available in the Swedish database, so that a major part of the translation work could be carried out semi automatically.

The most characteristic feature of the Norwegian project may be that the source language material has been transferred from one language to another, while keeping the target language data. The first step in this procedure was to develop a complete Norwegian © Bjrneset Т., Srensen S., vocabulary database, partly by establishing equivalences to the Swedish entries, partly by adding Norwegian concepts to achieve a representative lemma selection. The transfer was carried out by mapping and establishing equivalences between the Swedish and Norwegian records. Approx. 80% of the Swedish source material was equivalated.

Presently the Norwegian database contains approx. 25, entries including 15,000 everyday phrases, 9,000 compounds and derivations, and 2,500 idioms and set phrases. The project team have developed netbased dictionaries into Arabic, English, Kurdish (Sorani and Kurmanji), Persian, Somalian, Tamil, Tigrinya and Turkish, and printed dictionaries into Somalian, Kurdish and Tamil. Forthcoming target languages from 2007 on are Russian, Thai and Urdu. Approx.

2,700 entries are illustrated, and the illustrations are divided into picture themes such as “Family and relations”, “Nature and landscape”, “School, Training and Education” and “Time”. All the words are linked to the pictures they display, and vice versa, making it easy to move back and forth between the picture themes and the dictionary entries. The flexible user interface makes it possible to use LEXIN both as a dictionary and as a learning tool.

In our paper we would like to present some of our tailormade solutions and user interfaces for editing, searching and browsing electronic lexicographical data. The various user interfaces are intended for dictionary editors, translators and end-users who are implementing, editing or searching lexicographical data via the Internet. Various options for underlying data structures, including one that enable and might facilitate version controls, quality controls and import and export of data will also be presented.

All the Norwegian LEXIN dictionaries are netbased and available free of charge on the project’s homepage:

http://skolenettet.no/lexin Maja Bratani University of Zagreb, Croatia EU TERMINOLOGY – CHALLENGING THE TERMINOLOGICAL AND TERMINOGRAPHIC PRINCIPLES The European Union is unique among the world's international organizations in that it conducts all its affairs in the official languages (currently 23) of all its Member States (currently 27). Dealing with multilingualism in the EU is in many ways a controversial and delicate issue, and with the recent “accession” of twelve new languages the challenge has become considerably greater. The ideal of multilingualism is, however, in the very foundation of the EU democracy and it is in many ways perceived as one of the main instruments of preserving not only the linguistic but also the cultural diversity of Europe, as well as a safeguard of its countries’ and regions’ respective identities.

One of the prerequisites for accession of a new state to the EU is that the total body of EU law in force – known as acquis communautaire (Fr.) – be transposed into national legislation. Doing so involves a tremendous translation effort. In the context of this enterprise, the specific EU legal terminology acquired over the past half century stands out as its most sensitive area. Apart from entailing the task of creating new terminological resources, it forces the languages in question to develop linguistic resources which will make a whole range of common European concepts and phenomena become more transparent to speakers of those languages.

Any translation of a legal instrument should strive to convey the sense of the original as closely as possible. Since in this case there are so far twenty-three equally authentic versions among which some degree of divergence is inevitable, the translation has to reflect all other language versions.


This implies that all of them, or in practice at least several, should be consulted and compared during the process of translation [2, p. 41-43]. Since Croatia, like most central and eastern European countries, has opted to translate the acquis primarily from © Bratanic M., English, it is very important to keep in mind that the English “authentic” texts (especially of the primary legislation produced prior to UK accession to the Union) are in the majority of cases translations themselves. The reliability and clarity of these translations cannot always be assumed. Much of the EU legal terminology is from the conceptual point of view new to most European languages and cultures. Therefore, conscious efforts have to be made to avoid using the existing national legal terms for newly created Community concepts;

rather, the aim must be to create terms transparent enough to be easily understood and translated. This, however, often turns out to be a rather debatable matter. Even if many concepts are new to most target languages, the translators tend to use the already existing terminology, which can cause false equivalence to be assumed. On the other hand, translating new concepts by new names is a long-term process, even under the assumption that a reasonable consensus among legal experts can be reached, which rarely happens to be the case. The result is that the EU terminology is still largely created on a term-by-term basis without an overall, clearly articulated strategy.

Quite a number of the European Union concepts have no exact parallel at national level (e.g. subsidiarity, codecision, convergence etc.). There are basically three solutions to this situation: 1) to adopt an internationalism, 2) to assign the new meaning to an existing lexeme of ordinary language or a term of other special language, 3) to use another type of equivalent (paraphrase etc.) Thus, the EU term creation in the “new” languages will, ironically, often defy some of the generally accepted terminology formation principles – mainly the preference for domestic terms or localisms over internationalisms, short and succinct lexemes over clumsy multiword units or paraphrases etc. While dealing with the Croatian language – which has rather recently been reinstituted as the national language and is still in a lively phase of its restandardization – the creation of new terminological resources can be particularly sensitive, since the long-standing tendency to favor Croatian localisms over internationalisms sometimes threatens to blur conceptual distinctions.

The view presented here stems from the experience gained in compiling several documentation and lexicographic tools as an initial attempt towards the standardization of Croatian terminology to be used in EU-related documentation [1].

It has often been suggested that the specific EU concepts should best be expressed by unambiguous, consistent, preferably newly coined terms – but such instances are actually rather rare in any of the EU languages. Literal equivalents are the most common type of equivalents in all languages (although not all languages will use the same type of equivalent for a particular concept). Terms from the national legal system can be used only if they are conceptually equivalent with the EU terms and have the same level of abstraction and identical scope of application [3, p. 133].

Internationalisms existing in the national legal system with a different meaning have to be avoided. On the other hand, internationalisms are sometimes a practical solution for the new concepts and should not be rejected on linguistic grounds alone.

Another concern is that the terms selected should be capable of derivation and compound forming.

In the compilation of the Croatian version the following approach was taken in order to avoid the most obvious traps: a) neutral terms clearly expressing meanings related to EU legal (or other) concepts were used where possible;

b) terms used in national contexts were avoided to a reasonable extent;

c) in some cases direct borrowings were resorted to for lack of a more precise term (including a number of original Latin terms.). Namely, loan translations often seem to be the most reliable solution, although it is not always clear what language should be borrowed from;

d) recently-created neologisms were used when we agreed that the term in question can be considered as relatively well established in the professional context.

There is no explicit Community policy which would favor either internationalisms or localisms. On the whole the EU encourages the use of national terms on the premises that this can even endow the translation of the acquis with a cultural dimension. This can, however, sometimes prove to be a dangerous policy since terminology must in the first place be unambiguous and precise.

Long-term terminographic strategies should ideally ensure a transparent and coherent national vocabulary in EU law bearing in mind that the terms created in the process of translation, after the authentication of the national versions of the acquis by the EU institutions – permanently stay in the language and become its integral part.

References 1. Bratani M. Challenges and Pitfalls of the Harmonization of EU legal Terminology, Terminology at the Time of Globalization.

Ljubljana, 2004.

2. arevi S. Preserving Multilingualism in an Enlarged European Union. Terminologie et Traduction 2, 2001.

3. arevi S. Creating EU Legal Terms: Internationalisms vs.

Localisms, Terminology at the Time of Globalization. Ljubljana, 2004.

К. М. Денисов Ивановский государственный университет ФОНЕТИЧЕСКАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ И ЕЕ ОТРАЖЕНИЕ В СПЕЦИАЛЬНЫХ СЛОВАРЯХ Сопоставительный анализ словарей фонетической терминологии, изданных в нашей стране и за рубежом, свидетельствует о необходимости создания нового типа словаря для широкого круга пользователей.

В первую очередь, бросается в глаза отсутствие общепринятых стандартов в сфере описания фонетической терминологии и, как следствие этого, произвольный и непоследовательный, а значит, во многом несистемный характер отбора, трактовки и презентации терминоэлементов.

Такое положение дел сложилось из-за того, что возникновение многих, отпочковавшихся от общей фонетики дисциплин не предполагало до конца четкой специализации терминологического аппарата.

Известные термины, свободно кочуя из раздела в раздел, безгранично расширяли свое семантическое поле, и это, в © Денисов К. М., результате, привело к полисемии, явление которой мы зачастую наблюдаем при чтении существующих фонетических работ и анализе некоторых справочников.

Другой проблемой фонетической терминосистемы стала синонимия: одно и то же понятие описывается в разных школах по-разному, и ученые выбирают не единое, унифицированное обозначение, а «понравившийся» им терминоэлемент из ряда исторически возможных вариантов, никак при этом не объясняя свои преференции.

Многие термины, появляющиеся в той или иной школе и обозначающие чрезвычайно важные явления устной речи, просто не находят место в справочниках. По этой причине, чтение многих работ, в частности на английском языке, трудно для понимания в частях текста, содержащих эти единицы.

Словарь фонетических терминов (СФТ) как частный случай словаря, отражающего язык для специальных целей, должен содержать четкие дефиниции и ясные комментарии, предоставляющие необходимую и достаточную информацию для глубокого и всестороннего понимания каждого концепта, то есть все то, что составляет расширенную форму термина, способную заменить его в любом контексте.

Дефиниции должны быть свободны от омонимии и полисемии, то есть не допускается использование элементов, содержащих более одного значения. Любой термин, необходимый для дефиниции и имеющий в своем плане содержания элементы того или другого, должен быть помечен специальным значком, уточняющим его актуальный смысл.

Дефиниции должны быть свободны от синонимии, то есть никакое значение не может быть выражено двумя различными формами. При наличии нескольких синонимических терминов или просто синонимических словосочетаний, только одна единица речи может быть выбрана и использована в дефиниции.

Система дефиниций должна быть столь же логично выстроена, как и собственно терминосистема, и не содержать в своем развертывании порочных кругов. Это предполагает, в частности, то, что каждая дефиниция может содержать только такие выражения, которые уже определены (независимо от данной дефиниции) или не нуждаются в определении, то есть носят базовый характер. Перечень всех базовых единиц должен быть представлен в предисловии (вступительной статье). Система дефиниций не должна нарушать естественного порядка введения и представления новых понятий: любое понятие необходимо определять через ближайшие ему по степени инклюзивности понятия.

Словарь фонетических терминов не должен сводиться лишь к дефинициям и комментариям (неформальным комментариям по дефиниции для лучшего понимания, написанные в свободной форме). Его следует наполнить информацией структурно-лингвистического характера о семантических связях, лексической сочетаемости и синтагматическом поведении определяемых терминоэлементов как для лучшего понимания их сущности, так и для наиболее осознанного их использования в дискурсе.

В ткань словаря должны необходимо вплетаться парадигматические связи и отношения определяемого термина.

Речь идет о синонимических терминах, перечисляемых в статье для упрощения сравнения сосуществующих терминосистем как основы для выбора лишь одного из них;

антонимических терминах, обозначающих противоположные понятия;

гипонимических терминах, обозначающих ближайшие по ассоциации понятия.

В словаре необходимо: представить когнитивный аспект в виде комментариев к использованию данного понятия в составе более крупных (объемных) понятий, определяемых через него, равно как и взаимосвязи между собственными компонентами этого понятия;


провести обоснование появления и введения того или иного определяемого в словаре понятия в концептуальной сфере фонетики и фонологии и привести ссылки на тестирование параметров надежности и обоснованности применения определяемого понятия в связи с фонетико-фонологическими сущностями, отраженными в нем (квалификативный и квантитативный подходы).

Справочник подобного вида должен включать дополнительные сведения: междисциплинарные оттенки понятия и его сигнификата, другие дефиниции данного понятия, отвергнутые как необоснованные (история развития терминосистемы), подобные и близкие понятия, неприемлемые, но широко распространенные употребления термина.

Подобный набор признаков необходимо выдвигает довольно жесткие требования к структуре словаря, который призван сочетать в себе многосторонность описания и лаконичность позиционирования каждой входящей единицы.

М. А. Ковязина Тюменский государственный университет ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНАЯ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ В МНОГОЯЗЫЧНОМ ТЕЗАУРУСЕ В условиях глобализации, результатом которой является укрепление культурных, экономических и политических связей между народами, происходит активное взаимодействие языков, что приводит к образованию особого фонда интернациональных слов, имеющихся как в родственных, так и в неродственных языках. Лексические единицы приобретают статус интернационализма, если они функционируют не менее чем в трёх мировых языках, близки по звуковой, графической и семантической форме и выражают общие для многих культур понятия из областей науки, техники, бизнеса, политики и т.д.

Экологическая терминология насчитывает значительное количество интернационализмов, возникновение которых вызвано повышением интереса к проблемам охраны окружающей среды во второй половине прошлого столетия. Примерами такого типа единиц в экологической терминологии являются интернационализмы экосистема – ecosystem, биосфера – biosphere, экологический фактор – ecological factor и т.д.

Многоязычные отраслевые словари наиболее наглядно представляют терминологические интернационализмы. В настоящее время самым полным многоязычным словарем по © Ковязина М. А., экологии является General European Multilingual Environmental Thesaurus (GEMET), разработанный коллективом лексикографов из Италии и Германии при содействии природоохранных комитетов других европейских стран. Изначально GEMET создавался как поисковая информационная система для Европейского агентства по окружающей среде. Тезаурус GEMET версии 2000 г. включает более 6500 экологических терминов.

Макроструктура тезауруса состоит из 5 томов, включающих систематический, тематический и алфавитный списки дескрипторов, а также список конкордансов и многоязычный список дескрипторов. Анализируемый нами пятый том представляет собой алфавитный перечень английских терминов (британский вариант), сопровождаемых эквивалентами на 13 европейских языках и терминологическими вариантами на американском английском (см. Рис. 1).

Рис. 1. Словарная статья в многоязычном перечне дескрипторов GEMET Анализ словника многоязычного тезауруса GEMET показал, что в данный тезаурус включены интернациональные экологические термины, образованные на базе нескольких словообразовательных моделей. М.Н. Володина выделяет три основных способа интернациональной терминологической номинации: термины, а) созданные на базе конкретного национального языка, б) созданные из греко-латинских морфем, в) созданные путём калькирования [Володина, 1993]. Данные способы достаточно продуктивны для терминологии рассматриваемой отрасли.

Выделяются четыре доминирующих языка-источника экологических интернациональных терминов, а именно латынь, французский, английский, голландский язык, например: литораль – littoral (англ.) – littoral (фр.) – Litoral (нем.) от лат. Littoral – береговой;

дренаж – drainage (англ.) – drainage (фр.) от фр. Drainage – отток;

мониторинг – monitoring (англ.) – Monitoring (нем.) от англ. monitoring – наблюдение;

польдер – polder (англ.) – polder (фр.) – Polder (нем.) от голл. Polder – участок суши.

Интернациональные термины, созданные на базе греко латинских элементов, отличаются тем, что они не имеют своего собственного, родного источника заимствования в отличие от большинства иноязычных слов. Морфемы греческого происхождения используются для создания экологических терминов чаще морфем латинского происхождения.

Интернациональными экологическими терминами, созданными из греко-латинских морфем являются следующие: экология – ecology (англ.) – cologie (фр.) – kologie (нем.) от гр. oikos – дом, жилище, место пребывания, logos – учение;

атмосфера – atmosphere (англ.) – atmosphre (фр.) – Atmosphre (нем.) от гр.

atmos – пар и sphaira – сфера;

микроклимат – microclimate (англ) – microclimat (фр.) – Mikroklima (нем.) от гр. mikros – малый и klima – наклон земной поверхности к солнечным лучам.

Третий способ образования терминологических интернационализмов – калькирование, т.е. перевод терминов одного языка на другой. При данном способе номинации копируется не только значение, но и морфологическая структура термина-образца: кислотный дождь – acid rain (англ.) – pluie acide (фр.) – saurer Regen (нем.);

химическая обработка отходов – chemical treatment of waste (англ.) – traitement chimique des dchets (фр.) – chemische Abfallbehandlung (нем.);

экологическая ниша – ecological niche (англ.) – niche cologique (фр.) – kologische Nische (нем.).

Анализ терминов-дескрипторов в многоязычном тезаурусе GEMET показал, что проиллюстрированные выше модели номинации активно используются для пополнения современной экологической терминологии интернационального характера.

Список использованной литературы 1. Володина М. Н. Национальное и интернациональное в процессе терминологической номинации. М., 1993.

2. General Environmental Multilingual Thesaurus. Vol. 5: Multilingual List of Descriptors. Consiglio Nazionale delle Ricerche;

Umweltbundesamt, Berlin, 2000.

Ю. В. Кокунова Ивановский государственный университет ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ЛАТИНСКИХ ЮРИДИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ Латинская лексика в английском языке права представляет собой довольно значительный пласт, о чем свидетельствует практика ее лексикографирования [1, 4, 5, 6]. Этот языковой факт проистекает из исторической реальности: «главная роль в истории становления современной юриспруденции принадлежит римскому праву» [2, с. 48]. В результате в юридической терминологии наследие латинского языка занимает первое место, но не остается в статическом состоянии. По мнению исследователей, латынь является базой для образования новых терминов. Латынь сыграла значительную роль в формировании не только собственно терминологического аппарата, но и стилистики правого текста. Латинские выражения в юридическом дискурсе – это далеко не однородная по составу лексическая группа. Как свидетельствуют словари, большинство латинских выражений и слов многозначны в том смысле, что могут употребляться в различных профессиональных сферах, обозначая, соответственно, различные денотаты и выражая различные понятия [3]:

© Кокунова Ю. В., lacuna (lacuna, lacunae, lacunas) общ. пробел;

пропуск;

пробел (в знаниях и т. п.);

пустота;

впадина;

углубление;

лакуна;

пропуск (в тексте, рукописи, книге) авиа. мед. провал памяти;

провал сознания геол. отверстие;

пробел (напр. в последовательности отложений) картогр., афт. разрыв;

«окно»;

пробел (на карте или в схеме листов карты) мед. полость;

лакуна психол. пропуск (в тексте, книге);

пробел (в знаниях и т. п.) юр. пробел (в праве) Вопрос определения терминологической или нетерминологической сущности латинского выражения в большинстве случаев решается достаточно легко. Термином следует считать то латинское выражение, которое обозначает конкретное понятие, имеющее отношение к правовой сфере:

• actus reus объективная сторона преступления;

• non bis in idem юр. запрещение привлечения к ответственности за одно и то же деяние;

• jus cogens юр., лат. общее международное право;

• ad litem в суде, для целей судопроизводства.

Даже в словосочетаниях терминологические латинские выражения сохраняют свое значение:

• actus reus requirement – требование наличия виновно совершенного действия;

• administration ad litem – управление наследством на период рассмотрения дела;

administrator ad litem – администратор наследства на период рассмотрения дела;

appoint guardian ad litem – назначить опекуна на время судебного процесса;

guardian ad litem – опекун представитель в судебном деле;

representative ad litem – представитель в суде.

Отношения номинации между языковой единицей и понятием профессиональной сферы формально определяются по данным специальных лингвистических и толковых словарей, в которых дается специальная помета о терминологическом статусе единицы: Ordre Public междун. прав. «публичный порядок».

Однако формальный критерий не всегда достаточен. Как показывает анализ лексикографического описания латинских выражений, некоторые словарные единицы, принадлежащие к правовой сфере общения, не имеют свидетельствующих о том помет. Их терминологическая сущность определяется по содержательному признаку, а именно: по информации представленной в дефиниции латинского выражения (см.

примеры выше).

Ряд латинских выражений представлены в словаре не как самостоятельные, а только в фиксированной лексической сочетаемости: motion in limine ходатайство перед началом процесса, дословно «на пороге»;

res genus вещи родовые (римское право).

Наибольшую ценность словарные дефиниции имеют для определения значений многозначных терминологических правовых выражений. Однако словарь предлагает лишь варианты формулировок на языке перевода, что само по себе важно, но недостаточно. Окончательный выбор значения термина можно сделать лишь с опорой на конкретный профессионально ориентированный контекст. Так, латинское выражение prima facie, толкуемое как юридическое, имеет переводческое соответствие диспозитивный. Лексическая сочетаемость конкретизирует терминологические значения этого понятия, но даже одно и то же сочетание может иметь несколько терминологических толкований: prima facie evidence доказательство, достаточное при отсутствии опровержения;

презумпция доказательства;

очевидные доказательства.

Список использованной литературы 1. Гамзатов М. Г. Латинско-русский словарь юридических терминов и выражений для специалистов и переводчиков английского языка. СПб., 2002.

2. Гамзатов М. Г. Техника и специфика юридического перевода.

СПб., 2004.

3. Деревнин А. А. Юридические термины в праве. // Академический юридический журнал. № 4 (6) (октябрь декабрь) 2001 г. // http://www.izpi.ru/aum/php?a=73&u= 4. Дворецкий И. Х. Латинско-русский словарь. М., 2000.

5. Темнов Е. И. Латинские юридические изречения. М., 1996.

6. http://www/multitran/ru З. И. Комарова Уральский государственный педагогический университет, Екатеринбург Г. Н. Плотникова Уральский государственный университет, Екатеринбург ТОЛКОВЫЙ СЛОВАРЬ В ОБЩЕЙ ЛЕКСИКОГРАФИИ И ТЕРМИНОГРАФИИ 1. Сопоставление одного типа словаря – толкового – в общей лексикографии и терминографии – задача, несомненно, актуальная. Общеизвестно, как велика научно-информативная и общекультурная роль толковых словарей, которые по праву считаются вершиной лексикографического искусства, поскольку, по словам В. Г. Гака, создание толкового словаря – это свидетельство «совершеннолетия» данного языка и лингвистической «зрелости» общества. Для сопоставления избраны МАС-2 и «Толковый словарь по почвоведению» (М.:

Наука, 1975).

2. Обозначенная проблема напрямую связана с вопросом о взаимодействии общей лексикографии и терминографии, что в свою очередь вытекает из пониманием взаимосвязи языкознания и терминоведения и прежде всего – прикладного языкознания и прикладного терминоведения. По этому вопросу существуют две полярные точки зрения. Однако анализ внутренних и внешних предпосылок возникновения и развития истории, теории и практики лексикографии убеждает нас в том, что в наши дни эти две научно-прикладные дисциплины сосуществуют параллельно как смежные науки: лексикография как прикладная лингвистика, а терминография как прикладное терминоведение, хотя они неизбежно взаимодействуют, что, в частности, проявляется в наличии одного типа словаря – толкового.

3. Если методология терминографии в силу ее интегративности междисциплинарна и в целом обусловлена © Комарова З. И., Плотникова Г. Н., уровнем развития терминоведения, то ее методика как техника словарного дела более «филологична», поскольку во-первых, любое знание, как общеязыковое, так и научно-техническое, манифестируется средствами языка, а во-вторых, формирование теории общей лексикографии опережает формирование теории терминографии, которая «пока недостаточно теоретически разработана»], поэтому единое, универсальное основание для нашего сопоставления толковых словарей ищем в общей лексикографии.

4. Полагаем, что таким общим подходом может быть параметрический анализ, в основу которого положено понятие «лексикографического параметра», выдвинутого Ю. Н. Карауловым, под которым он понимает «квант информации о языковой структуре, который находит специфическое выражение в словарях». Опираясь на исследования Я. Л. Донского;

В. М. Лейчика;

Ю. Н. Марчука;

В.Морковкина;

В. Д. Табанаковой;

И. С. Кудашева, разграничиваем карауловские понятия «квант информации о языке» и «квант информации о словаре», а также более новое понятие «зона словарной статьи», возникшее при развитии компьютерных словарей, терминологических банков данных и терминологических банков знаний. В связи с этим под языковым параметром понимаем определительный тип информации о языковой единице, подлежащей лексикографированию;

под лексикографическим (словарным) параметром будем понимать лексикографические характеристики словаря, то есть его метаязык, или язык для специальных целей, под зоной словарной статьи – «поле» или «слот» в словарной статье, в которой в соответствии с концепцией словаря размещается информация о лексикографируемой единице.

При этом принимаем предложение Ю. Н. Караулова о том, что в «словаростроении», то есть в лингвистическом конструировании словарей, действует «закон свободы параметров, а значит, неограниченность количества возможных параметров и их комбинаций. Именно это делает невозможным использование параметрического анализа для типологии словарей, но, поскольку параметрический анализ служит для выявления различий между однотипными словарями», то есть «для паспортизации словарей, то он вполне может быть использован для решения нашей задачи при условии ограниченного, заранее заданного списка лексикографических параметров, минимально-достаточных для атрибуции словаря.

5. Сопоставление толковых словарей проводится, во первых, по 7 параметрам авторской установки: 1) предметная ориентация;

2) ареальная ориентация;

3) языковая ориентация;

4) временная ориентация;

5) функция словаря;

6) принцип расположения единиц;

7) читательский адрес, которые манифестируются в макроструктуре словаря, и, во-вторых, по группам параметров, манифестированных в микроструктуре словаря: 1) регистрационные параметры;

2) формальные параметры;

3) этимологические параметры;

4) атрибутивные параметры;

5) интерпретационные параметры;

6) ассоциативно парадигматические параметры;

7) ассоциативно-синтаксические параметры;

8) прагматические параметры.

6. Проведенный анализ свидетельствует, с одной стороны, об универсальности словарного знания как ступени моделирования языковой системы в целом (в МАС) или подсистемы (подъязыка) информатики, что проявилось в формализации лексикографического метаязыка;

но, с другой стороны, – в существенных различиях в содержательном плане, которые проявляются почти по всем проанализированным параметрам, особенно – в интерпретационном (5-ый параметр микроструктуры, раскрывающий способы семантизации вокабул словарей) и языковой ориентации (3-ий параметр макроструктуры). Последнее проявилось в закрытой концептосфере отраслевого словаря, репрезентирующего концептуальных категорий (к примеру: химия почв, физика почв, биология почв, генезис почв и т.д.), тогда как МАС репрезентирует «открытую» концептосферу русского языка.

А. В. Кувшинова Ивановский государственный университет МОДЕЛЬ АНГЛО-РУССКОГО СЛОВАРЯ ПРЕДМЕТНОЙ ОБЛАСТИ «ТЕКСТИЛЬНОЕ ДЕЛО»

Прогресс во всех областях науки и техники, в том числе и в текстильной отрасли, заставляет исследователей, специалистов, экспертов, студентов и всех, кто работает в соответствующих областях, вносить свой вклад в создание новых терминов или же пользоваться уже существующими терминами для выражения новых концептов, которые появляются в процессе развития знания. Решение вопросов лексикографической обработки терминов имеет особое практическое значение и ведет к разработке принципов составления LSP-словарей, востребованных различными группами пользователей.

Идея создания модели англо-русского словаря предметной области «текстильное дело», обоснованная результатами лексикографического анализа словарей современного английского языка и опроса пользователей, базируется на следующих принципах построения.

Тип словаря можно охарактеризовать как терминологический (описываются единицы предметной области «текстильное дело»), переводной, англо-русский (дается перевод единиц на русский язык). Перспектива описания современного состояния терминологии предметной области характеризует настоящий словарь как синхронический. Модель данного словаря базируется на принципах построения LSP-справочников, выделенных в отечественной и зарубежной школах лексикографии.

Составлению модели словаря предшествовало моделирование ЛПС специальности, лингво-статистическое исследование специальных аутентичных PR-текстов, лексикографический анализ словарей современного английского языка различных типов, а также анкетирование пользователей.

© Кувшинова А. В., Адресатом справочника, в первую очередь являются специалисты текстильной области знания. Пользуясь справочником, начинающий специалист укрепит свою лингвистическую компетенцию, приобретет навыки профессионального общения на английском языке. Во-вторых, словарь может быть востребован студентами технических вузов, изучающих данную дисциплину.

Мегаструктура словаря предполагает наличие трех составляющих: вводной части, состоящей из введения, раздела «как пользоваться словарем», а также краткое описание предметной области «текстильное дело», непосредственно словника и индекса, включающий алфавитный список всех входных единиц для удобства информационного поиска.

В разрабатываемом проекте представлен тематический порядок расположения словарных статей, в соответствии с внутренней ЛПС: fabric types (типы тканей);

fabric characteristics (характеристики тканей);

fabric construction (структура ткани);

fabric properties (свойства ткани);

testing (испытание свойств ткани);

fabric faults (дефекты ткани);

treatment (способы обработки ткани);

chemical finishes (химическая отделка);

mechanical finishing (механическая отделка);

type of machines (тип оборудования);

dyes and colour (красители и цвета);

auxiliaries (вспомогательные средства).

В пределах тематического блока статьи расположены по алфавитно-гнездовому принципу. Такой выбор макрокомпозиционных характеристик обусловлен задачами, которые поставлены перед словарем, которые включают:

• представление системной организации терминологии;



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.