авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«Вилков А.А. Николаева А.А. Российский менталитет и перспективы социал- демократии и левоцентризма в политической жизни России ...»

-- [ Страница 5 ] --

См.: Ожегин Д.Ю. Новая идеология социал-демократии // http://lib.socio.msu.ru/l/library?e=d-000-00---0lomon--00-0-0-0prompt-10---4------0-1l--1-ru-50 --20-about---00031-001-1-0windowsZz-1251 00&a=d&cl=CL1&d=HASH703a8ca832c6cad0685868.4.5Просмотр 5 июля дало бы каждому жить богатой и осмысленной жизнь» на основе воплощения «идей о свободе, равенстве и солидарности»281.

Однако со временем обнаруживалось, что различные партии социал демократической ориентации в Европе, провозглашая приверженность основным ценностям социал-демократии, по-разному понимали их содержание. Важнейшей причиной, повлекшей новую дискуссию по поводу основополагающих принципов западной социал-демократии, стало разрушение социалистической системы в СССР и странах «восточного»

блока. Данное событие многими воспринималось как триумф принципов либерализма и рыночной демократии. Не случайным в этой связи было появление либерального «манифеста» Ф. Фукуямы, провозгласившего на рубеже 1980-90-х гг. «конец истории» в результате казавшейся очевидной неизбежности перехода большинства стран мира к либеральной модели развития. Однако триумф либералов продолжался относительно недолго, и социал-демократы вновь стали укреплять свои позиции как в странах с устоявшейся демократической системой, так и в переходных обществах.

Важнейшими факторами стали как внутренние проблемы, с которыми столкнулись различные страны в новых условиях, так и процессы глобализации, поставившие на повестку дня большое количество вопросов, требующих незамедлительных принципиальных ответов на уровне идеологий. По мнению Е.Л. Петренко, «крах мировой социалистической системы, крушение СССР обозначили реальную победу капитализма, как экономической и политической силы. Но, победив, он снова борется за первенство и приоритеты в мировом масштабе. Очевидно, что пришло время помыслить о социализме, как он существует внутри капитализма. Триумфы современного капитализма делают усилия по его преобразованию не менее важными, чем в начале XX века»282.

Поэтому не случайно, что в программе Социал-демократической партии Швейцарии, принятой в 2008 г., подчеркивается: «У глобализации много лиц – также и левое. Возникает вопрос, о какой глобализации мы ведем речь: о глобализации тех, кто эксплуатирует человека и природу или о глобализации солидарности»283. По мнению швейцарских социал демократов, «неолиберализм есть не что иное, как безудержный, проявляющий свою очевидную сущность капитализм». Поэтому, главные вопросы, на которые предстояло ответить социал-демократам: Удастся ли обуздать этот капитализм или преодолеть в его сути? Может ли См.: Программа Социал-демократической рабочей партии Швеции. Стокгольм, 1992.

Петренко Е.Л. В поисках новых путей. Западная социал-демократия и современные реалии // Свободная мысль. 2002. № 4. Электронная версия // http://www.postindustrial.net/content1/show_content.php?table=free&lang=russian&id=26Прос мотр 5 июля См.: «Демократический социализм во времена глобализации» // Программа Социал-демократической партии Швейцарии. – http://www.politobras.ru/dokumenti/2008 12-011programma-sotsial-demokraticheska...

экономическая власть в смысле ранее принятых партийных программ вообще поддаваться контролю и демократизироваться? Что было в результате выиграно тем самым для социальной справедливости в национальном, но также глобальном масштабе и для экологической устойчивости?» В программе австрийских социал-демократов, принятой в 1998 году, в первом разделе, носящем символическое название «Новые вызовы – новые подходы к решению проблем», провозглашалось: «Мы, социал-демократки и социал-демократы, чувствуем себя связанными с идеалом гуманного, демократического и справедливого общества». Что же это за идеал? «Мы стремимся к обществу, в котором преодолены классовые противоречия, в котором проблемы мирно разрешаются и в котором человеческая личность может развивать свои способности, будучи освобожденной от страха и нужды»285.

О месте и роли социал-демократии в политической жизни свидетельствуют данные по эволюции электоральных результатов, получаемых левоцентристскими партиями в некоторых странах Западной Европы после второй мировой войны286.

Испания 1977 г Социальный и демократический 34,83% центр 1979 г. Социальный и демократический 35,05% центр 1982 г. Социалистическая рабочая партия 48,44% 1986 г. Социалистическая рабочая партия 44,34% 1989 г. Социалистическая рабочая партия 39,84% 1993 г. Социалистическая рабочая партия 38,79% 1996 г. Социалистическая рабочая партия 37,58% 2000 г. Социалистическая рабочая партия 34,73% Франция 1946 г. Социалистическая партия 17,87% 1951 г. Социалистическая партия 14,35% 1956 г. Социалистическая партия 15,11% 1958 г. Социалистическая партия 15,6% 1962 г. Социалистическая партия 12,65% 1967 г. Социалистическая партия 18,96% 1968 г. Социалистическая партия 16,53% 1973 г. Социалистическая партия 19,2% 1978 г. Социалистическая партия 24,98% 1981 г. Социалистическая партия 37,52% 1986 г. Социалистическая партия 31,05% 1988 г. Социалистическая партия 34,76% 1993 г. Социалистическая партия 17,59% 1997 г. Социалистическая партия 23, Там же.

SP. Das Grundsatzprоgramm. – www.spoe.at.

Данные приводятся согласно: Выборы во всем мире. Электоральная свобода и общественный прогресс. Энциклопедический справочник. М., 2001.

ФРГ 1949 г. Социал-демократическая партия 29,22% 1953 г. Социал-демократическая партия 28,84% 1957 г. Социал-демократическая партия 31,75% 1961 г. Социал-демократическая партия 36,22% 1965 г. Социал-демократическая партия 39,28% 1969 г. Социал-демократическая партия 42,67% 1972 г. Социал-демократическая партия 45,85% 1976 г. Социал-демократическая партия 42,56% 1980 г. Социал-демократическая партия 42,86% 1983 г. Социал-демократическая партия 38,18% 1987 г. Социал-демократическая партия 37,04% 1990 г. Социал-демократическая партия 33,46% 1994 г. Социал-демократическая партия 36,39% 1998 г. Социал-демократическая партия 40,93% Как видим, левоцентристские партии в этих, а также и в других государствах послевоенной Европы представляли ранее и представляют ныне довольно серьезную политическую силу.

Левоцентризм и социал-демократия вновь стали чрезвычайно популярны в Западной Европе в конце последнего десятилетия ХХ века.

Левоцентристские партии несколько лет находились у власти в большинстве стран Европейского Союза. Однако, социал-демократическая эйфория, охватившая Европу в результате победы на парламентских выборах британских лейбористов и французских социалистов в мае 1997 года и германских социал-демократов в сентябре 1998 года, быстро улеглась.

Выяснилось, что лгких путей решения доставшихся новым правительствам проблем не существует. Проявились не только схожесть их позиций по ряду вопросов, но и серьзные отличия.

В Европе левоцентризм нашел современное выражение в так называемой идеологии "третьего пути". Е эффективность можно отследить по результативности лидерства Тони Блера в Британии, Герхарда Шредера, а теперь уже и Ангелы Меркель - в Германии. Насколько непростой этап в своей истории переживает западноевропейский левоцентризм, свидетельствует тот факт, что ряд известных политиков и учных говорят о происходящей, с их точки зрения, замене социал-демократической модели на нечто новое. Среди них Ральф Дарендорф, Джон Грей, Антони Гидденс.

Одни оценивают этот процесс как поступательный, другие как регрессивный.

Широкое развитие получила тема "пост-социал-демократии". Под вопрос ставят социал-демократическую природу "новолейбористского проекта" в Великобритании. Один из близких к Блэру коллег лорд Ирвин однажды заметил: "Тони никогда не хотел быть лидером Лейбористской партии. Он хотел стать премьер-министром". Указывали на серьзные идейные разногласия в СДПГ между сторонниками Герхарда Шрдера и Оскара Лафонтена. Не менее существенные отличия существовали между Блэром и Шрдером, с одной стороны, и Лионелом Жоспеном и Массимо Д'Алема, с другой287.

Каждый член "большой четврки" по-своему трактует суть современного левоцентристского проекта. Расхождения между идейными позициями значительны - от "демократического социализма" Лионела Жоспена до "левого либерализма" Тони Блэра. В значительной степени эти отличия основаны на разной социальной и экономической культуре каждой из стран, их специфике, а следовательно и индивидуальных вариантах решения схожих проблем. В то же время велико желание согласовывать не только практические действия, координация которых в условиях европейской интеграции вс больше носит не добровольный, а обязательный характер, но и идеологические.

Таким образом, европейский левоцентризм на распутье. Особенно данная неопределенность проявилась в условиях современного финансового кризиса. Предлагаемые представителями левоцентризма пути решения современных проблем во многом отличаются и зачастую трудно совместимы.

Но глобализация является сильнейшим фактором, заставляющим разные течения социал-демократии, а именно она является идейным фундаментом практически всех современных левоцентристских проектов, активно искать точки соприкосновения во имя общих целей преобразования288.

Современное возрождение социал-демократии во многих странах имеет общее начало. Она стала ответной реакцией на предшествующий период, когда контроль за деятельностью рыночных сил сильно ослаб.

Причиной тому было не только становление пост-индустриального общества.

Сдвиг вправо в годы тэтчеризма и рейганомики значительно увеличился в связи с распадом СССР и мировой социалистической системы. Неолибералы считали, что левые силы, включая социал-демократические, исторически обречены. Но как накопившиеся проблемы капиталистического развития в начале 20 века привели к буржуазному реформизму, так и теперь социал демократия призвана сыграть роль стабилизатора мировой рыночной экономики.

По мнению крупнейшего исследователя социал-демократии Б.С.

Орлова, суть дискуссии можно свести к вопросу о том, к какому обществу стремятся социал-демократы – к обществу демократического социализма «без эксплуатации, угнетения и насилия», либо к обществу социальной демократии, в котором рыночная экономика и демократия взаимодействуют друг с другом289. По большому счету, речь идет о формировании более четких перспектив социал-демократии в эпоху глобализации, о способности дать ответ на ее проблемы со стороны социал-демократии.

См.: Громыко А. Европейский левоцентризм: проблемы и перспективы // Вестник аналитики. М, 2003.

См.: Царегородцев Р.А. Социал-демократия в глобализирующемся мире // http://www.ibci.ru/konferencia/page/statya13.htm См.: Орлов Б.С. Новая программа германской социал-демократии. Итоги идейной дискуссии в СДПГ. – М.: РАН, ИНИОН, 2008.

В 1999 году Стокгольмская декларация перед выборами в Европарламент была пересмотрена. На е основе была выработана концепция «третьего пути», важнейшими элементами стала ориентация на создание надежных условий для рыночной экономики, способствующих развитию конкурентоспособности, стимулированию постоянного экономического роста, защите малого и среднего бизнеса290.

Однако последние выборы в Европарламент и в ряде европейских государств свидетельствуют, что не вс так просто в решении данных вопросов. Несмотря на мировой финансовый кризис, активная деятельность социал-демократов по составлению программ его преодоления не всегда находит соответствующую электоральную поддержку большинства291.

Ключевая причина, на наш взгляд, заключается в том, что тенденции в развитии социал-демократии (расширение социальной базы, апелляция к универсальным общечеловеческим принципам взаимоотношений, признание важнейших либеральных демократических ценностей, плюрализма собственности, роли рынка и конкуренции) обозначили ряд новых проблем, главной из которых является проблема позиционирования социал демократии в партийно-политическом спектре. Идеологические границы, идентифицирующие четкие отличия социал-демократов от консерваторов и либералов, все более размываются. В свою очередь, это приводит к достаточно существенным изменениям характера социал-демократических партий и их функциональности.

Количество избирателей, традиционно голосующих за социал демократов из «классовой солидарности», сокращается и увеличивает число «неиделогизированного» электората, ориентированного на удовлетворение конкретных (зачастую сиюминутных) проблем. Это заставляет социал демократических лидеров быть более гибкими и прагматичными в своих тактических программных предложениях. Однако стратегические цели «третьего пути» становятся в этом случае вс более расплывчатыми и неопределенными.

Для того, чтобы привлечь неиделогизированного избирателя на свою сторону, социал-демократы вс более используют имиджевые технологии информационно-коммуникационного воздействия, апеллируя при этом не столько к разуму, сколько к настроениям и эмоциям граждан. Неизбежная «театрализация» политических действий и избирательных кампаний партии объективно усиливает «имиджевую» роль партийных лидеров, их умение понравиться публике, найти нужные «струны» в их душевном состоянии и подобрать «правильные аккорды» для целенаправленного эмоционального воздействия.

См.: Громыко А.А. Победы и поражения современной социал-демократии // Полис. 2000. № 3.С.140- Орлов Б. Социал-демократы после выборов в Европейский парламент. Взгляд из России // http://www.politobraz.ru/glavnaya-tema/2009-06-15/sotsial-demokrati-posle-viborov v-evropeyskiy-parlament-vzglyad-iz-rossii.htmlПросмотр 4 июля В этом случае социал-демократические партии неизбежно становятся на путь трансформации из массовых в элитарные, включающие наиболее ярких, харизматических лидеров различного уровня. Главная их задача – сделать партию привлекательной для различных социальных групп. Их разнородные интересы, объективно делают программы социал демократических партий прагматичными, но одновременно более эклектичными. Объединяющим их началом постепенно становятся не только базовые социал-демократические ценности (социальная справедливость, равенство возможностей, солидарность), но и предложения по решению важнейших общественных проблем современности (экологические проблемы, последствия глобализации, мирового финансового кризиса, угроза терроризма, и т.п.).

Российская социал-демократия с момента своего возрождения на рубеже 1980-90-х гг. испытала на себе воздействие этих общемировых тенденций, но одновременно обнаружила и ряд своих специфических характеристик.

Прежде всего, оценивая становление современной российской социал демократии, необходимо учитывать, что оно началось по инициативе М.

Горбачева в период «перестройки» внутри самой КПСС.

В этот период была осуществлена первая попытка сближения идеологии КПСС и западной социал-демократии. Это сближение не афишировалось, но внимательное прочтение работ идеологов перестройки и официальных партийных документов позволяет говорить об этом вполне определенно. Уже на ХХVIII съезде КПСС было заявлено, что «гуманный, демократический социализм — это общество, в котором: — целью общественного развития является человек, для него создаются условия жизни и труда, достойные современной цивилизации, преодолевается отчуждение человека от политической власти, созданных им материальных и духовных ценностей, обеспечивается его активное включение в общественные процессы;

— на основе многообразия форм собственности и хозяйствования обеспечивается превращение трудящихся в хозяев производства, гарантируется социальная справедливость;

— единственным источником власти является суверенная воля народа;

государство, подконтрольное обществу, гарантирует защиту прав и свобод, чести и достоинства человека, независимо от его социального положения, пола и возраста, национальной принадлежности и вероисповедания;

осуществляется свободное соревнование всех общественно-политических сил, действующих в рамках закона;

— это общество, которое последовательно выступает за мирное и равноправное сотрудничество между народами, уважение прав каждого народа определять свою судьбу»292.

Из программного заявления XXVIII Съезда КПСС «К гуманному, демократическому социализму» // Материалы ХХVIII съезда КПСС. М., 1990. С. 131 – 132.

Данные постулаты, по мнению В.И. Головченко, свидетельствуют о том, что официальные идеологи сделали шаг по «пути превращения КПСС в реформистскую социал-демократическую партию западного типа. Однако акцент делался на том, чтобы сохранить преимущества общественной формы собственности на средства производства, позволяющей создавать ресурсы для выполнения социалистическим государством большинства социальных гарантий, закреплнных в Конституции (право на бесплатное жилье, медицину, образование и т.д.). В большинстве европейских социал демократических партиях акцент в это время делался на роли частной собственности, инициативности, признании роли рынка и конкуренции, которые обеспечивают социальный прогресс и создание ресурсов для социальной защиты населения»293.

Анализ основных предложений по обновлению идеологической платформы партии и принципов е деятельности позволяет констатировать, что их можно охарактеризовать как двухуровневые. На первом, публично официальном уровне задачи архитекторов «перестройки» состояли в том, чтобы не противопоставить себя убежденным сторонникам коммунистической идеологии, не быть обвиненными в измене идеям и идеалам социализма и коммунизма. Поэтому акцент делался на необходимости «возвращения к ленинской модели социализма», к «очищению социализма от сталинских наслоений и извращений» и переходу к «социализму с человеческим лицом», к «гуманному социализму». Такое обновление должно было, прежде всего, демонстрировать преемственность «перестроечной» идеологии с предшествующим периодом, с «прочитанным по-новому» наследием К.Маркса, Ф.Энгельса и В.И. Ленина.

Реально, на неофициальном, не афишируемом уровне, шло заимствование и включение в программу КПСС основных идей западноевропейской социал-демократии.

Бурные политические процессы конца 1980-х – начала 1990-х гг.

привели к тому, что обозначившаяся эволюция КПСС в сторону европейской социал-демократии не состоялась294. Однако потенциал социалистических и социал-демократических настроений в советском обществе был настолько велик, что его приходилось учитывать радикально-демократическим реформаторам. Не случайно, что на первых выборах Президента Российской Головченко В.И. Партийно-идеологический фактор трансформации современной России. Саратов: Издательский центр «Наука». 2009. С. 58-59.

Данные процессы достаточно всесторонне рассмотрены в политической науке и поэтому их подробный анализ не входит в качестве самостоятельной исследовательской задачи. См.: Андреев А. Политический спектр России: структура, идеология, основные субъекты. М., 1997;

Голосов Г.В. Становление и развитие российской партийной системы.

Дис. … д-ра полит наук. М. 1999;

Зотова З.М. Партии России: испытание выборами. М., 1994;

Зотова З.М. 100 лет российской многопартийности. М.: РЦИОТ. 2006;

Коргунюк Ю.Г., Заславский С.Е. Российская многопартийность (становление, функционирование, развитие) / Под ред. Ю.Г.Коргунюка. М., 1996;

Политические партии России: история и современность. – М.: РОССПЭН, 2000;

. Феномен многопартийности в российском обществе. Саратов: Изд-во «Научная книга», 2006;

и др.

Федерации победоносные «оси» избирательной кампании Б.Н. Ельцина составили обещания обеспечения материального благополучия и установления демократической политической системы на основе подлинной справедливости без привилегий и льгот.

Однако важно подчеркнуть, что ожидания большинства избирателей, на базе которых шло формулирование основных тактических лозунгов будущего президента, не имели ничего общего с его стратегической программой радикально-демократических преобразований в случае победы.

Появление этих массовых предпочтений стало следствием перестроечных процессов социалистической системы и вс недовольство е неэффективностью было, тем не менее, ментальным отражением структур социалистического сознания с вполне определенными представлениями о социальной справедливости и иерархией ценностей. Для большинства граждан надежды на улучшение своей жизни связывались не столько с получением возможности открытия частного предприятия, или творческой самореализацией профессиональных возможностей на любом рабочем месте в условиях рыночной системы, а с совершенствованием социальной роли государства. Эти патерналистские представления вошли за годы советской власти, а особенно в годы перестройки, в плоть и кровь нашего народа.

Тем самым, изначально было заложено глубочайшее противоречие:

тактическая борьба за власть демократических сил шла с опорой на особенности менталитета советских граждан, а стратегия преобразований объективно была направлена на разгосударствление, приватизацию, либерализацию, децентрализацию и т.д. Внедрение этих либерально демократических принципов объективно сужало ресурсы государственных возможностей в социальной сфере и делало невозможным даже ее поддержание на прежнем уровне, не говоря уже о расширении и совершенствовании. Поэтому большая часть либерально-демократических лозунгов и обещаний изначально была невыполнимой даже в случае более успешной реализации задуманной программы социально-экономических преобразований.

Ситуация осложнялась ещ и тем, что реальная практика политических преобразований 1990-х гг. характеризовалась наихудшим из возможных вариантов: «западный» принцип плюрализма политических партий сочетался с «восточным» принципом их структурирования как противостоящих кланов, выстраиваемых не снизу (на основе трансляции наверх определенных социальных интересов и ожиданий), а «сверху» - под конкретного лидера, подбирающего свою «клиентеллу». Западные механизмы конкурентных выборов сочетались с самыми грязными технологиями, которые выхолащивали саму суть представительства интересов граждан и дискредитировали идею демократии и е основные институты и ценности.

Это существенно повлияло на неопределенный характер партийной (соответственно и идеологической) идентификации большинства российских граждан в начальный период становления многопартийности, в том числе и в отношении к социал-демократии.

Обоснование социал-демократических ценностей и их внедрение в массовое сознание в нашей стране представляет собой одно из самых противоречивых и сложных явлений. Главная причина сложности данного процесса заключается в том, что эти идеи инкорпорировались и встраивались в систему сложившейся коммунистической идеологии и мировоззрения.

Поэтому в «чистом виде« социал-демократическая идеология не была воспринята российскими гражданами295.

Для того, чтобы более глубоко и всесторонне проанализировать особенности и вектор трансформации места и роли социал-демократических партий в обществе в современных российских условиях, необходимо критически осмыслить специфику зарождения российской многопартийности и политического плюрализма.

Анализируя процессы партогенеза в постсоветской России, исследователи выделяют ряд негативных характеристик, свойственных большинству политических партий и общественно-политических объединений в Российской Федерации в 1990-е гг.

Очевидной была чрезмерная многочисленность296 российских субъектов политики и отсутствие у них прочной социальной базы. Этот недостаток дополнялся тем, что большинство из них не имели реально действующей региональной организационной структуры (исключая КПРФ), и активизировались лишь в период выборов депутатов в Государственную думу297.

Кроме того, большинством исследователей отмечалась ограниченность взаимодействия партий с обществом рамками борьбы за голоса избирателей, целевое формирование партий сверху для нужд лоббирования личных и корпоративных интересов, зависимость партийных структур от влияния «административного ресурса», слабая роль партий в становлении России298.

гражданского общества в современной Некоторыми Головченко В.И. Партийно-идеологический фактор трансформации современной России. Саратов: Издательский центр «Наука». 2009. С. 121.

Достаточно вспомнить ситуацию на выборах в Государственную Думу 1995 г., когда в бюллетень были включены 43 избирательных объединения и избирательных блоков. В целом же, по состоянию на 17 июня 1995 г. правом участия в выборах депутатов Государственной Думы обладали 258 общественных объединений и 15 профессиональных союзов.

См.: Краснов В.Н. Система многопартийности в современной России (очерк истории). М., 1995;

. Олещук В.А., Павленко В.Б. Политическая Россия. Партии, блоки, лидеры. Год 1997. М., 1997. С. 3-11;

Голосов Г.В. Элиты, общероссийские партии, местные избирательные системы (О причинах развития политических партий в регионах России // Общественные науки и современность. - М.,2000, № 3;

Второй электоральный цикл в России. 1999-2000. М, 2002. С. 10-43.

См.: Гельман В.Я. Демократическая оппозиция в постсоветской России. // На путях политической трансформации. М., 1997. С. 7-57;

См.: Он же. О становлении российской партийной системы и практика политических коалиций. // Полит.

исследования. 1997. №3. С. 189;

См.: Холодковский К. Политические партии в России и выборы 1995-96 годов. // Мировая экономика и международные отношения. 1997. №2. С.

36;

См.: Первый электоральный цикл в России (1993-1996). М., 2000;

Проблемы исследователями высказывалась точка зрения, что партии в российской политической системе вообще не являются самостоятельными акторами из за институционально-правовых ограничений, недостаточности ресурсов и отсутствия в их арсенале эффективных стратегий развития299. Последнее утверждение, на наш взгляд, не совсем верно по отношению к ряду партий, весьма успешно укрепивших свои позиции в российском электоральном пространстве300.

Ещ одним существенным недостатком стала декларативность и расплывчатость партийных программ, отсутствие оформленных партийных идеологий301. С одной стороны, этот недостаток был обусловлен нечеткостью границ между российскими социальными группами и неоформленностью их политических интересов302. С другой, - его можно объяснить «детской болезнью» большинства российских партий, их молодостью и отсутствием практического опыта работы с населением.

Практика показала, что надежды партиологов на то, что процесс партийно-политического структурирования элиты постепенно сомкнется с медленным и противоречивым процессом кристаллизации политических представлений, ценностей и установок, идейно-политического размежевания в толще общества303, оказались не подтвержденными. Стихийно-естественное начало партстроительства проявлялось, прежде всего, в оформлении лидерских партий различного толка (харизматики, «чудотворцы», «спасители», «борцы» и т.п.). Очевидно, что реально за ними чаще всего соответствия партийной системы интересам гражданского общества современной России (тез. докл. и сообщений на российско-германской научно-практической конференции).

Май 2004 г. Выпуск второй. Ростов н/Д.: Изд-во СКАГС, 2004.

См.: Левин И.Б. Партийно-политическая система России перед вызовами современности. // Политические институты на рубеже тысячелетий. Дубна, 2001. С. 464 478.

Речь идет не о стратегиях укрепления партий, как связующих элементов между властью и обществом, а о стратегиях развития в качестве субъектов политики, наиболее успешно использующих имеющиеся у них ресурсы и преимущества (административный, информационно-коммуникационный, финансовый и пр.) для обеспечения победы на выборах.

См.: Голосов Г. Роль идеологий в процессе формирования посткоммунистических партийных систем: Восточная Европа и Россия. // На путях политической трансформации. М., 1997. С. 137-145.

См.: Марков С. Формы существования политических партий в современной России. // Формирование политической системы России. М., 1996. С. 15. Абрамов В.Н.

Многопартийность в постсоветской России: тенденции, проблемы, общественные потребности. М., 1997. С. 21-23. Кисовская Н.К. Партии и перспективы демократизации в России. // Политические институты на рубеже тысячелетий. Дубна, 2001. С. 444. Коргунюк К).Г. Заславский С.Е. Российская многопартийность: становление, функционирование, развитие. - М., 1996.

См.: Холодковский К. Политические партии России // Гражданское общество в России: структуры и сознание. М., 1998, С.175-203;

он же. Идейно-политическая дифференциация российского общества: история и современность // Полития. № 2, лето 1998, С. 5-40.

стояли не определенные социальные группы, оказывающие партии осознанную и стабильную поддержку, а какие-то финансово-промышленные (либо криминальные) группы, которым нужны были свои представители во властных структурах.

Значительная часть общественно-политических движений формировалась на основе каких-либо идейно-мировоззренческих позиций и представляла собой множество направлений и групп. Партии и движения использовали как апробированные в мировой практике метаидеологии (либерализм, консерватизм, социал-демократия), так и разнообразные «почвеннические» идейные основания. Многие общественно-политические образования дублировали и повторяли друг друга по формально программным признакам.

Главные причины такой фрагментарности и разрозненности заключались в том, что процесс партогенеза был слишком скоротечным, а амбиции многочисленных политических лидеров данных идеологических направлений нельзя было ни подтвердить, ни опровергнуть никаким иным способом, кроме проверки на действенность в условиях конкурентных выборов. Поэтому процессы объединения даже близких по программным положениям организаций проходили сложно из-за претензий их руководителей на лидерство в новых структурах.

2.3. Организационная эволюция политических партий левого центра в постсоветской России Организационная эволюция партий левого центра охватывает в постсоветской России практически весь период проведения масштабных избирательных кампаний, которые, главным образом, связаны с выборами в Государственную думу. Каждые выборы становились своеобразным рубежом, «промежуточным финишем», на котором можно было подводить некоторые итоги произошедших за минувшие годы изменений как количественного, так и качественного плана. В связи с этим, мы будем анализировать трансформацию левоцентристского сегмента партийного спектра России в привязке к итогам голосования в Госдуму 1993, 1995, 1999, 2003 и 2007 годов.

Тем не менее, было бы ошибкой считать, что зарождение левоцентризма в современной России связано исключительно с выборами 1993 года.

Уже в 1990 г. была основана Социал-демократическая партия России (СДПР), учредительный съезд которой состоялся в мае в Москве, а осенью того же года СДПР влилась в движение «Демократическая Россия».

Изначально характерной чертой СДПР был широкий идеологический плюрализм в е рядах, причем большинство членов тяготело скорее к либерализму, чем к аутентичной социал-демократии. В рядах партии, констатировал лидер СДПР в 1992-93 гг. Б.С. Орлов, есть «почитатели Гегеля и Канта, Поппера и Вебера, Чаадаева и Герцена, Бердяева и Вернадского»304.

В силу чрезмерного плюрализма воззрений внутри партии СДПР так и не смогла перерасти рамки большого интеллектуального клуба, имевшего в своих рядах множество теоретиков и весьма малое число людей, способных к практической организационной работе. По существу, как отметил политолог Ю.Г. Коргунюк, СДПР была «типичным интеллигентским образованием»305.

И именно с этим связаны такие е черты, как клубный характер, множество внутрипартийных фракций и течений, слабая дисциплина, постоянные конфликты и расколы, сыгравшие фатальную роль в судьбе партии.

Реально первой партией левого направления, созданной в постсоветской России, была Социалистическая партия трудящихся (СПТ). В начале октября 1991 года в газетах «Правда», «Советская Россия» и «Гласность» было опубликовано заявление «Инициативной группы по объединению российских левых сил социалистической ориентации» Авторы заявления А.А. Денисов, А.Н. Мальцев, Р.А. Медведев, В.И, Севастьянов Орлов Б.С. Теоретические и практические проблемы российской социал демократии // Актуальные проблемы социал-демократии. Вып. 1. Реф. сб. ИНИОН РАН.

М., 1993. С.117.

Коргунюк Ю.Г. Современная российская многопартийность. М. 1999. С. 70.

призывали «создать неаппаратную сильную партию единомышленников, объединенных здравыми идеями, благородными целями, товариществом»306.

26 октября 1991 года, в Москве состоялась Учредительная конференция СПТ, на которой присутствовало 315 делегатов из 68 областей, краев, республик России, представлявших 5 тысяч членов новой партии. В числе делегатов было 85 депутатов различных уровней, в том числе народных депутатов СССР и РСФСР307. СПТ позиционировала себя как левосоциалистическая партия, «чуждая как экстремизму, так и буржуазному социал-реформизму»308. Устав СПТ, в отличие от Устава КПСС, разрешал создание фракций и платформ в партии. 21 ноября 1991 года представители партии получили свидетельство Министерства юстиции о регистрации СПТ, в котором указывалось, что «целью партии является мирный, конституционный вывод российского общества из глубокого экономического, политического и духовного кризиса;

формирование на основе радикальных реформ правового демократического государства, многоукладной экономики, демократического общества»309. Подобные постулаты уже провозглашались ранее М.С. Горбачевым, поэтому их тиражирование лидерами СПТ не могло не вызвать неприятия со стороны представителей других левых организаций. Наиболее ортодоксальные коммунисты называли членов СПТ «горбачевцами без Горбачева»310.

Тем не менее, в условиях приостановки деятельности КП РСФСР и ликвидации КПСС партии удалось в ряде случаев возглавить левое движение России. Так, руководителем фракции «Коммунисты России» в Верховном Совете РФ был член СПТ И.П. Рыбкин, который в дальнейшем проявил себя как достаточно заметный представитель левоцентристского сегмента российского политического пространства. В октябре 1992 года был основан печатный орган СПТ «Левая газета», выходивший ежемесячно 25-тысячным тиражом. Появляются и региональные издания. Сопредседатели СПТ регулярно выступали на страницах газет «Правда», «Независимая газета», журнала «Диалог».

Лидеры СПТ смотрели на будущее с оптимизмом. По их мнению, приход к власти левоцентристских сил в бывших социалистических странах Восточной Европы позволяет надеяться на укрепление позиций СПТ в российском обществе и на е победу на выборах. Для реализации этих задач СПТ проводила работу по нескольким направлениям. В 1991 -1993 гг. СПТ установила прочные связи с левыми и левоцентристскими партиями Европы.

Особенно тесным было сотрудничество СПТ с Французской компартией, Партией демократического социализма (Германия), Венгерской социалистической партией. В начале 1990-х годов СПТ стремилась консолидировать леводемократические силы России. Лидеры СПТ были Гласность. 1991. 3.окт.

Левая газета. 1993 №10 (16).

Там же. 1994 №1 (23).

Там же. 1993 №10 (16) Андреева Н.А. Неподаренные принципы. СПб. 1992. С.28.

постоянными участниками всех мероприятий, организуемых левоцентристскими организациями.

В отношении «объединенной оппозиции» СПТ проводила весьма осторожную политику. Заявляя о своем неприятии проводимых в стране реформ, лидеры СПТ в то же время дистанцировались от националистических и ортодоксально коммунистических структур и акций.

Все усилия в отношении «непримиримой оппозиции» сводились к тому, чтобы придать ей более умеренный, парламентский характер Особенно рельефно эта тенденция проявилась в ходе восстановления российской компартии. Лидеры СПТ участвовали в заседаниях Конституционного суда по делу КПСС в 1992 году. В условиях, когда левые партии относились к восстановлению российской компартии отрицательно, усматривая в этом аппаратные игры, лидеры СПТ не только приняли участие в восстановительном съезде КПРФ (февраль 1993 года), но и предоставили региональным структурам новой партии свою материальную базу. Однако участие СПТ в восстановлении компартии было началом е конца. Многие члены СПТ рассматривали е не как самостоятельную силу, а как легальное прикрытие для политической работы коммунистов311.

В связи с этим после образования КПРФ начался массовый выход из СПТ. В частности, в КПРФ ушла большая часть московской организации СПТ во главе с В.Зоркальцевым, И.Рыбкиным, В.Севостьяновым. Попытки оставшихся членов СПТ сохранить партию не удались. Таким образом, создание СПТ было попыткой со стороны группы интеллектуалов, выдвинувшихся в период «перестройки», предложить уже постсоветской России левоцентристскую альтернативу либеральному курсу Ельцина Гайдара. Признавая определенные успехи и заслуги СПТ в подготовке идейного фундамента для формирования в России левоцентристского блока, нельзя не отметить и слабость этой партии, что было вызвано рядом причин:

- отсутствие социал-демократических традиций в российском обществе. Если в странах Восточной Европы социал-демократические партии не только сохранялись, но и входили в состав правящих компартий, то в России на протяжении более 70 лет единственной партией была КПСС;

- отсутствие у СПТ подготовленных политических кадров. Ученые интеллектуалы из СПТ не могли соперничать с профессиональными политиками ни по организаторским, ни по пропагандистским качествам. За годы своего существования СПТ так и не выдвинула популярного, харизматического лидера, чему в известной мере мешал институт сопредседателей312.

Пассивная промежуточная политика СПТ в условиях политического кризиса 1991-1993 годов делала е объектом критики «справа» и «слева» и не См.: Смирницкий А.Е. Социалистическая партия трудящихся (СПТ): ее место и роль в становлении политической системы постсоветской России (1991-1995 гг.) // 100 лет российского парламентаризма: история и современность. Нижний Новгород, 2006. С. 395 399.

Там же.

прибавляла ей авторитета в обществе. Таким образом, опыт создания левоцентристской партии в постсоветской России в начале 1990-х годов завершился неудачей.

После этого социал-демократические силы в России оказались на обочине политической жизни. Директор Европейского Форума при Европейском парламенте и представитель социал-демократической фракции Европейского парламента Ф. Ролль, оценивая сотрудничество с российскими социал-демократическими партиями этого периода, очень точно отмечал, что это были «лишь партии центра (имеется в виду Москвы – А.В.), они концентрировались только в центре, они были латентными. Их члены были очень начитанными, очень хорошо информированными о развитии социал демократии на Западе, о развитии рабочего движения в Западной Европе.

Затем они исчезали с политической арены, потом, вдруг, они начинали размножаться, получать новые имена, но они были абсолютно безуспешны на выборах» 313.

Перманентные неудачи (в отличие от многих стран «восточного блока») «явных» социал-демократов в постсоветской России объясняются совокупностью разнообразных причин. Среди них необходимо выделить, прежде всего, провал реформистских замыслов М. Горбачева, в результате которого большинство населения отторгало политические проекты, в той или иной степени идентичные «перестроечным». Для одной части населения это отторжение было связано с ориентацией на доперестроечный вариант социализма, для другой – с альтернативой рыночного развития. Первые голосовали за КПРФ, а вторые за различные варианты центристско либерального и центристско-консервативного развития.

Электоральная история левоцентристских партий в России начинается с 1993 года. Проанализировав состав принявших участие в выборах политических объединений, мы пришли к выводу, что к числу левоцентристских можно отнести такие организации, как Движение демократических реформ, «Достоинство и милосердие», «Женщины России»

и «Будущее России - Новые имена». Из их числа, наиболее заметными были Российское Движение демократических реформ (РДДР) и «Женщины России»314.

ДДР можно считать одной из первых в России (и СССР) "центристской" организацией. Инициаторы его создания пытались найти компромисс между своей принадлежностью к КПСС и приверженностью принципу политического плюрализма. В перспективе ими предполагалось придание КПСС статуса "обыкновенной" политической партии. 1 июля г. президент Научно-промышленного союза СССР Аркадий Вольский, директор Института проблем рынка АН СССР Николай Петраков, мэр Ролль Ф. Европейская социал-демократия и сотрудничество ЕС — Россия // http://hist.asu.ru/aes/roll.htmПросмотр 5 июля См.: Выборы во всем мире. Электоральная свобода и общественный прогресс.

Энциклопедический справочник. М., Москвы Гавриил Попов, вице-президент России Александр Руцкой, мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак, председатель Совета Министров РСФСР Иван Силаев, академик Станислав Шаталин, президент Внешнеполитической ассоциации Эдуард Шеварднадзе, старший советник президента СССР Александр Яковлев выступили с совместным обращением, в котором призвали к созданию движения, которое объединило бы всех демократов - как в рядах КПСС, так и вне е. Тем самым некоммунистические организации как бы "легитимизировались" в глазах КПСС, а КПСС - в глазах демократов. Организационно РДДР было довольно аморфным образованием, поскольку многие политически заметные фигуры того времени, вроде Н. Травкина, В. Лысенко и др., реально не включились в политическую деятельность движения, ограничившись лишь декларациями.

РДДР так и не сумело проявить себя как реальная политическая сила, тем более, что последующее развитие политического процесса очень скоро развело лидеров движения по различные стороны политических баррикад и государственных границ республик СНГ. Вся его деятельность сводилась к проведению редких организационных мероприятий (II съезд, заседания Политсовета) и к середине 1993 г. сошла на нет316. Некоторая активизация Движения была связана с первыми выборами в Госдуму в 1993 году, на которых оно получило 4,08% голосов избирателей и не смогло создать свою фракцию в парламенте.

В программном заявлении целью движения было названо "проведение комплексных реформ, призванных обеспечить переход от тоталитарной системы бюрократического социализма к социальному государству с рыночной экономикой". Движение выдвинуло следующие требования:

"приватизация государственной и защита частной собственности";

"согласованное проведение демонополизации, приватизации и либерализации цен";

"смягчение тягот переходного периода за счет компенсаций с ежемесячным учетом роста цен";

"осуществление аграрной реформы и формирование частных крестьянских хозяйств";

"преобразование монополизированной и милитаристской структуры экономики в рыночную структуру";

"реформирование системы власти на основе разделения властей законодательной, исполнительной и судебной";

"развитие многопартийной системы, обеспечение независимости средств массовой информации";

"обеспечение прав человека как главного критерия государственной политики и формирования гражданского общества";

"объединение независимых республик бывшего СССР в СНГ";

проведение военной реформы с целью создания профессиональной армии и пр317.

См.: Заславский С.Е. Российская модель партийной системы // Вестник Московского университета. Сер.12. 1994. №4. С. 42.

См.: Коргунюк Ю.Г., Заславский С.Е. Российская многопартийность:

становление, функционирование, развитие. М., 1996. С.65.

См.: Куксин А.Н., Кодин Е.В. Политические партии России: Документы и материалы. Смоленск, 1993. С.37.

После начала гайдаровских реформ значительная часть руководства ДДР подвергла критике правительственный курс, выражая, в частности, несогласие с политикой сдерживания денежной массы, с либерализацией цен в условиях монополизированной экономики и т.п. Позже многие из лидеров ДДР (в частности, А. Вольский, А. Владиславлев и др.) выступили инициаторами создания Всероссийского союза "Обновление" и "Гражданского союза".

Гораздо более заметным оказалось движение «Женщины России», которое также «стартовало» в большой российской политике на выборах 1993 года. Политическое движение "Женщины России" было учреждено в октябре 1993 года - специально для участия в парламентских выборах - тремя организациями: "Союзом женщин России" (в основе - бывший Комитет советских женщин - формально общественная организация, а фактически министерство по делам женщин) во главе с Алевтиной Федуловой, "Ассоциацией женщин-предпринимателей России" (лидер - Татьяна Малютина) и "Союзом женщин Военно-морского флота" (председатель Марина Добровольская)318.

В программных установках Движения ЖР делался отчетливый акцент на цели и задачи, наиболее интересующие женскую часть населения России.

Было выдвинуто требование обеспечить равноправие женщин в социально экономической и политической сферах, положить конец их дискриминации де-факто во многих профессиональных сферах. Предлагались также масштабные социальные программы, прежде всего касающиеся обеспечения детей, семей, помощи образованию и воспитанию. Такая нацеленность программы автоматически вела к отсутствию акцента на традиционализм, поскольку таковой связан с неравноправным положением женщины в обществе. В сфере общественного устройства Движение ЖР, избегая большой детализации, выступало за социально-ориентированную рыночную экономику и "активный конституционный строй"319.

В программе ЖР значимость активной, масштабной социальной политики, необходимость в которой признают все без исключения партии, доведена до высшей возможной степени. Социальные цели провозглашались вообще главными, по сравнению с которыми экономические и политические играют подчиненную роль, что, однако, не сопровождалось никакими конкретными предложениями экономического и финансового характера.

Выборы 1993 года оказались самыми успешными для «Женщин России». На них движение получило голоса 8,13% избирателей, что позволило провести в Госдуму 21 депутата и еще 4 были избраны по одномандатным округам320.

Кроме обозначенных выше в выборах 1993 года приняли участие еще две политические организации, которые можно отнести к числу См.: Политические партии России: Справочник. Сост. Б.Н. Кондрашев. М., 1995.

См.: Политические партии и блоки на выборах (тексты избирательных платформ). Сост. З.М. Зотова, Т.А. Штукина. М., 1993. С.47.

См.: Политические партии, движения и организации современной России на рубеже веков. СПб., 1999. С.166.

левоцентристских: «Будущее России – Новые имена» и «Достоинство и милосердие». Первая из них набрала 1,25% голосов избирателей, а вторая – 0,7%321. В дальнейшей политической жизни данные политические образования реального участия не принимали и были растворены в политической массе. Таким образом, итоги выборов 1993 года в левоцентристском сегменте выглядят следующим образом:

1993 год Политическое объединение голосов % Движение демократических реформ 4,08 Достоинство и милосердие 0,7 Женщины России 8,13 Будущее России - Новые имена 1,25 Итого 14,16 Выборы 1993 года оказались первым опытом построения реальной партийной системы в России. У многих участников политического процесса имелись определенные иллюзии относительно перспектив дальнейшего развития событий. Одним из заблуждений того времени было представление, что эволюция российской партийной системы пойдет по сценариям уже апробированным в странах Центральной и Восточной Европы, которые предполагали расширение левоцентристского сегмента. Вс это вылилось в то, что на следующих парламентских выборах 1995 года число партий левого центра заметно увеличилось, как минимум до шести: Блок Ивана Рыбкина, Партия самоуправления трудящихся, «Социал-демократы», «Союз труда», Блок Станислава Говорухина, «Женщины России»322.

Наиболее заметным «новичком» стала Партия самоуправления трудящихся (ПСТ), сумевшая получить поддержку 4,06% избирателей323.

Создание ПСТ представляет собой результат «левой» эволюции известного врача-офтальмолога, генерального директора Межотраслевого научно технического комплекса "Микрохирургия глаза" Святослава Федорова, ранее бывшего членом руководства Демократической партии России (1990-92 гг.) и Партии экономической свободы (1992-93 гг.), а на выборах в Госдуму I созыва входившего в общефедеральный список Российского движения демократических реформ. В основу программы ПСТ, по словам С.Федорова, положены идеи "юного Маркса и Энгельса", а также опыт преобразований в МНТК "Микрохирургия глаза". В целом платформа ПСТ представляет собой смесь либеральных и социалистических положений. С либералами партию сближают ярко выраженные антиэтатистские, антибюрократические тенденции;

с социалистами - отстаивание "прав трудящихся" в вопросах собственности на средства производства.

Выборы во всем мире. Электоральная свобода и общественный прогресс.

Энциклопедический справочник. М., См.: Выборы – 1995: Справочник. М., 1995.

См.: Выборы во всем мире. Электоральная свобода и общественный прогресс.

Энциклопедический справочник. М., 2001.

Основные требования ПСТ: проведение реформ "снизу";

предоставление свободного выбора форм собственности;

передача производственных мощностей трудящимся без выкупа;

увеличение инвестиций в производство;

первоочередное развитие наукоемкого производства;

запрет на вывоз сырья за рубеж (кроме отдельных случаев);

введение фиксированных (на 30% ниже мировых) внутренних цен на сырье;

введение паритетных цен на продукцию города и села;

отмена налога на прибыль (должен взиматься только налог на землю);

воссоздание на добровольной основе союзного государства;


приоритет человеческих ценностей перед интересами государства;

введение регрессивной шкалы налогов и пр. Квинтэссенция программы ПНС - построение "народного социализма" в противовес "компрадорско-мафиозному капитализму по Чубайсу". По оценке руководства ПСТ, партия насчитывала до 350 тыс.

членов. В действительности ее численность была как минимум на порядок меньше - на момент регистрации ПСТ официально насчитывала 2685 членов.

Организации партии действовали в 64 регионах РФ, однако реально основу ее региональных отделений составляли местные филиалы МНТК "Микрохирургия глаза"324.

Другим колоритным участником избирательной кампании 1995 года стал Блок Ивана Рыбкина. Создан он был летом 1995 г. после заявления Президента РФ Б.Ельцина (26 апреля 1995 г.) о том, что он "поручил" главе правительства В.Черномырдину и спикеру Госдумы И.Рыбкину создать "центристские блоки правой и левой руки". Если создание "правоцентристского блока" проходило весьма оперативно, то формирование "левоцентристского блока" затянулось - главным образом из-за отсутствия сколько-нибудь заметных сил и структур, желающих войти в его состав.

Заявление о создании "Блока левоцентристской ориентации" было подписано только 21 июля 1995 г. О своем участии в нем заявили объединение "Регионы России", движение "Мое Отечество", Союз реалистов, Российский союз молодежи, Российская объединенная промышленная партия, Федерация независимых профсоюзов России, Народное движение "Россия". Однако вскоре ФНПР и РОПП отказались от участия в блоке и его учредителями выступили 6 организаций: движение "Согласие", объединение "Регионы России", Союз реалистов, движение "Мое Отечество", Российский союз молодежи, Народное движение "Россия"325. Утвержденный на конференции 7 сентября 1995 г. общефедеральный список блока возглавили И.Рыбкин и представители движения "Мое Отечество" Борис Громов и Станислав Шаталин, однако 12 сентября "Мое отечество" заявило о своем выходе из блока. В результате, в первую тройку списка, кроме И. Рыбкина, вошли лидер Союза реалистов Ю. Петров и заместитель И. Рыбкина по объединению "Регионы России" А. Чилингаров.

См.: Коргунюк Ю.Г., Заславский С.Е. Российская многопартийность:

становление, функционирование, развитие. М., 1996. С.82.

См.: Выборы – 1995: Справочник. М., 1995.

Блок Ивана Рыбкина многие исследователи считают прообразом «Справедливой России», усматривая между ними схожие черты как в способах формирования, в методах работы, так и в идейном базисе326. Блок И. Рыбкина изначально задумывался как некий левоцентристский проект, который в тандеме с правоцентристским «Нашим домом – Россией» должен был создать новый формат российской партийной системы.

Методы, которые изначально были выбраны для осуществления этих целей, опирались исключительно на административные ресурсы центральной и региональных администраций. Однако административный ресурс власти был практически полностью нацелен на обеспечение электорального успеха НДР, а Блок И. Рыбкина рассматривался чиновниками как «запасной» и необязательный проект. Блок И. Рыбкина набрал на выборах 1,13% голосов, то есть фактически провалился327.

Вместе с тем, необходимо отметить, что 1995 год – время, когда манипулятивные возможности исполнительной власти на выборах не были совершенны и многие оппозиционные партии продемонстрировали хорошие результаты. Из этого можно сделать вывод, что провал проправительственного левоцентристского проекта был связан не только и не столько с неэффективностью административного воздействия на избирательные комиссии и самих избирателей, но, в большей степени с отсутствием у Блока И. Рыбкина сколько-нибудь внятной и понятной обществу системы взглядов328.

Среди основных причин электорального провала данного блока, на наш взгляд, можно выделить, кроме прочего, крайне неудачную агитационно пропагандистскую и, соответственно, рекламную кампанию, которая не соответствовала крайне негативному и критическому настрою электората.

Сыграл свою негативную роль и резкий переход И. Рыбкина из фракции «Коммунисты России» на пропрезидентские позиции в Государственной Думе. Беззубая и бессодержательная критика И. Рыбкиным существующего политического режима, Президента, правительства и других политических институтов не могла привлечь на свою сторону оппозиционно настроенный электорат, невзирая на разнообразную прямую и косвенную политическую рекламу в СМИ, и в специальных агитационных материалах, раскрывающих позитивную программу блока и позитивный образ самого И. Рыбкина.

См, например: Кагарлицкий Б. Призрак Рыбкина // Взгляд. 10 сент.2007 г.

См.: Выборы – 1995: Справочник. М., 1995.

Показательно в этом смысле высказывание Б.Кагарлицкого: «Провозгласив создание «левого центра», авторы проекта задались резонным вопросом: а что это, кстати, такое – «левый центр»? Поскольку внятной идеологии у них не было, как не было и реальной организации, то кандидатов собрали откуда ни попадя, не слишком озаботившись идейным единством, благо не было и самих идей. Организацию слепили из наемных работников, которые за деньги хоть правых изобразят, хоть левых. Лозунги кое как написали, полагаясь на таланты пиарщиков и политтехнологов. Последние, не имея четкого задания, тоже растерялись. Но после некоторого размышления придумали ту самую прелестную рыбку да бычка Ваню. Конец истории известен». (См.: Кагарлицкий Б.

Призрак Рыбкина // Взгляд. 10 сент.2007 г.).

Можно сделать вывод, что на выборах 1995 года одним из ключевых факторов успеха стала чткая и даже прямолинейная идеологическая платформа. Декабрьское голосование подтвердило, что российское общество воспринимает только наиболее прямолинейные идеологические ориентации, ассоциирующиеся с агрегированными тенденциями политической жизни.

От каждой из четырех партий, прошедших в Думу, в общество поступал сигнал такого рода: «коммунизм» (апеллирующий скорее к тоске по прошлому и «уравниловке», чем к марксистской идеологии), «стабильность режима» (что сочеталось с двумя разными мотивировками — «почтительность к власти» для одних и продолжение реформ для других), «нонконформизм» (таков реальный смысл платформы В. Жириновского) и «другая реформа» («Яблоко»). Избиратели недвусмысленно отвергли все попытки изобрести компромиссные или «комплексные» платформы типа «умеренного национализма» КРО, «демократического патриотизма» Б.

Федорова, «популистского капитализма» С. Федорова. Провалились и все идеологические крайности (либерализм Е. Гайдара, шовинизм Н. Лысенко, несколько версий ортодоксального коммунизма), а также все корпоративные партии. В числе последних оказались даже столь мощные и представленные в прошлой Думе «корпорации», как «Женщины России» и АПР329.

В целом в 1995 году ни одно из левоцентристских объединений не смогло пройти в парламент, показав довольно скромные результаты:

1995 год голосов % Блок И.Рыбкина 1,13 Партия самоуправления трудящихся 4,06 Социал-демократы 0,13 Союз труда 1,58 Блок С.Говорухина 1,01 Женщины России 4,7 Итого 12,61 Избирательная кампания 1999 года отличалась значительным своеобразием. За четыре года, прошедших с парламентской кампании 1995 г., произошла существенная (хотя и малозаметная на первый взгляд) трансформация электорального поля. Это связано с изменением ценностных и политических ориентаций граждан, их представлений о себе, своем месте в мире, о будущем страны. Произошло массовое осознание неудач российского варианта либеральных реформ, наблюдалось беспрецедентное в российской истории падение доверия общества к власти, резко усилились настроения тревоги, связанные как с угрозами внешнего характера, так и с углубляющимся системным кризисом внутри страны. Августовский См.: Бунин И., Макаренко И. Политические партии: испытание выборами // Формирование партийно-политической системы в России. М., 1996. С. финансовый кризис 1998 г. в той или иной степени затронул каждого россиянина, привел к снижению жизненного уровня почти 80% населения330.

Наибольшее распространение среди сторонников различных политических течений получают идеи социальной справедливости и национального возрождения, укрепления государственной мощи. В то же время ряд проблем и социальных ценностей продолжает раскалывать общество. Так, сохраняется противоречие между «традиционалистскими»

представлениями об обществе, как системе, требующей регулирования (доходов, общественной морали, других социальных отношений), о первичности государства и его интересов над частными интересами — и более свойственными современному горожанину «индивидуалистическими»

представлениями, которые отдают приоритет личной свободе и доминированию частных интересов над коллективными331. Таким образом, можно предположить, что общество за прошедшие годы сдвинулось в левонационалистическом направлении.

Специфика выборов 1999 года проявилась, в том числе и в левоцентристском сегменте российского партийного спектра. Прежде всего, обращает на себя внимание резко расширившийся состав участников «левого центра». Кроме того, после неудачи с созданием Блока Ивана Рыбкина, властные элиты не оставили попыток всерьез использовать электоральный потенциал лево-ориентированного электората. В конечном итоге, это вылилось в создание объединения «Отечество - Вся Россия», левоцентристская сущность которого выражалась краткой, но емкой формулой: «производить по капиталистически, распределять по социалистически», произнесенной Ю. Лужковым. Помимо ОВР другим политическим объединениям этого сегмента не удалось набрать солидного политического веса, только лишь «Женщины России» и Партия пенсионеров смогли набрать примерно по 2% голосов избирателей332.

Избирательный блок "Отечество – Вся Россия" был создан в августе 1999 года на основе избирательного блока "Вся Россия" и общероссийской общественной политической организации "Отечество" для участия в выборах депутатов Государственной Думы 19 декабря 1999 года. Лидер блока и первый номер в федеральном списке "Отечества - Всей России" – бывший премьер правительства России Евгений Примаков. Кроме него в первую тройку списка вошли мэр Москвы Юрий Лужков и губернатор Санкт Петербурга Владимир Яковлев.


Официальными учредителями блока "Отечество – Вся Россия" стали несколько организаций. В частности, блок "Вся Россия" в блоке ОВР представляли организация "Регионы России" и движение "За равноправие и справедливость". Организационной основой для блока ОВР послужило См.: Бызов Л. Электорат основных политических сил // Россия накануне думских выборов 1999 года. М.,1999. С. 38.

См.: Левин И.Б. Партийно-политическая система России перед вызовами современности // Политические институты на рубеже тысячелетий. Дубна. 2001. С. 154.

См.: официальный сайт Центральной избирательной комиссии (www.cikrf.ru).

движение "Отечество", созданное московским мэром Юрием Лужковым. В качестве учредителя к блоку присоединилась Аграрная партия России, вернее е часть во главе с председателем - Михалом Лапшиным, который баллотировался в Госдуму по федеральному списку ОВР. Аграрии во главе с председателем Аграрной депутатской группы Николаем Харитоновым выступили на парламентских выборах в союзе с КПРФ. Координационный совет блока "Отечество - Вся Россия" возглавил председатель депутатской группы "Регионы России" в Государственной Думе РФ Олег Морозов.

Предвыборный штаб блока - бывший министр РФ по налогам и сборам Георгий Боос, который после своей отставки в мае 1999 года был назначен руководителем избирательной кампании движения "Отечество"333.

Результаты участия избирательного блока "Отечество - Вся Россия" в парламентских выборах можно расценивать скорее как поражение, поскольку на протяжении избирательной кампании лидеры блока оценивали свои шансы сформировать не менее трети депутатского корпуса как весьма высокие. По итогам голосования 19 декабря блок "Отечество - Вся Россия" получил 13,59% голосов избирателей и 37 мандатов по федеральному списку.

По одномандатным округам блок выступил более успешно: в Думу от "Отечества - Всей России" прошли 32 депутата (в том числе Георгий Боос, Олег Морозов, Артур Чилингаров, Михаил Лапшин). Как и предполагалось, наибольших успехов блок "Отечество - Вся Россия" добился в Москве, Татарстане и Башкортостане - регионах, где высока личная популярность лидеров блока334.

Другим «новичком» политической сцены стала в 1999 году Партия пенсионеров, на которую также возлагались большие надежды как на реального конкурента на левом фланге с КПРФ. Проект Партии пенсионеров был начат в ноябре 1997 г. тюменским предпринимателем С. Атрошенко, принимавшим в 1996 г. участие в выборах губернатора Тюменской области и занявшим второе место после действующего главы Л. Рокецкого.

Организация была зарегистрирована в 1998 г. «Технологи», имевшие непосредственное отношение к формированию партии, предполагали, что это будет не столько классическая партия, сколько широкое движение социальной направленности, объединяющее тех, кто либо находится в пенсионном возрасте, либо имеет соответствующую запись в трудовой книжке. В качестве потенциальных сторонников создатели Партии пенсионеров рассматривали всех российских граждан, достигших пенсионного возраста или приближающихся к нему. Своего рода аналогом Партии пенсионеров предлагалось считать американскую AARP, созданную в США в 1958 г. и являющуюся в настоящее время одной из наиболее влиятельных общественных структур страны (30 млн членов, 4 тыс.

См.: Избирательный блок «Отечество – вся Россия». Чем мы отличаемся от других: Предвыборный буклет. М., 1999.

См.: Лихтенштейн А.В. Закон о политических партиях. Стратегии партийного строительства российских элит: «партии власти» // http://www.democracy.ru/library/practice/media/rfelec_gor/page53.html отделений на территории США), или германский Союз зашиты интересов пенсионеров «Серая пантера», который был создан в 1975 г. как общественное движение, а в 1989 г. на его базе была сформирована политическая партия пенсионеров (партия «седых»)335.

Программа Партии пенсионеров включала в себя пять главных экономических требований к президенту, правительству и Госдуме:

«увеличить пенсии до уровня, вдвое превышающего минимальный прожиточный минимум;

компенсировать вклады населения, обесценившиеся в результате реформы 1992 г.;

приостановить проведение жилищно коммунальной реформы до тех пор, пока не будут выполнены первые два требования;

восстановить определенные стандарты медицинского обслуживания для людей старше 50 лет;

принять закон о недопустимости возрастной дискриминации». Еще одна задача, которую ставит перед собой Партия пенсионеров, заключается в «восстановлении разрушенной связи между поколениями». В предвыборной платформе значительное место уделено также необходимости улучшения положения российских пенсионеров. Для этого предлагается кардинально реформировать систему пенсионного обеспечения336.

Перед началом предвыборной кампании Партия пенсионеров рассматривалась в президентских структурах как возможный участник предвыборного блока прокремлевской ориентации. В этой связи прорабатывались различные сценарии е электоральной стратегии, в том числе участие в блоке либо вместе с движением «Кедр», либо с «Женщинами России» А. Федуловой, а также в более широком альянсе, где наряду с упомянутыми партиями фигурировал еще и НДР. В то же время в политических кругах было широко распространено мнение, что фактическим инициатором и покровителем партии выступал управляющий делами президента П. Бородин. Тогда же появились сведения о том, что избирательная кампания Партии пенсионеров будет поддерживаться Пенсионным фондом РФ, обладавшим значительными финансовыми и кадровыми ресурсами. Последнее представлялось особенно важным, поскольку работники Фонда являются весьма важными и значимыми фигурами в жизни каждого пенсионера.

Планы участия Партии пенсионеров в составе некоего «социального предвыборного блока», апеллировавшего к ценностям советского периода и эксплуатировавшего социальные темы, были нацелены на то, чтобы оттянуть как можно большую часть голосов у ОВР и КПРФ. Однако после создания блока «Единство» все остальные аналогичные проекты в президентской администрации были заморожены. Возможно, именно поэтому Партия пенсионеров так и не получила поддержки со стороны П. Бородина и Пенсионного фонда.

См.: Политические партии и движения на выборах 99. М., 2000.

См.: Там же.

Всю избирательную кампанию Партия пенсионеров испытывала серьезные трудности с финансированием. Денег не было ни на производство полиграфической продукции, ни на покупку эфирного времени для рекламных роликов. Не могла партия и оказать финансовую поддержку своим региональным организациям и одномандатникам. В итоге самым заметным предвыборным мероприятием стал съезд партии, который прошел 9 октября в Государственном Кремлевском дворце. Костяк предвыборного штаба составили работники исполкома партии и сотрудники Института избирательных технологий. В ходе кампании ставка была сделана на эксплуатацию ценностей советской эпохи и темы нынешнего плачевного положения людей пенсионного возраста. В этом плане избирательная кампания Партии пенсионеров во многом совпадала с элементами кампании КПРФ. Однако отсутствие ресурсов привело к тому, что Партия пенсионеров действовала довольно вяло. Основная тяжесть агитационной работы легла на региональные отделения, которые, по оценкам центрального штаба, оказались не готовы к решению столь сложных задач. Лишь томская и приморская организации развернули энергичную агитационную кампанию337.

В целом в выборах 1999 года приняли участие достаточно много мелких и даже карликовых политических образований, претендующих на выражение левоцентристских политических взглядов, которые, однако, не смогли преодолеть рубеж и в 1% голосов. Общая картина выборов 1999 года по левоцентристским организациям выглядит следующим образом:

1999 год голосов % Духовное наследие 0,1 Социалистическая партия 0,09 Социал-демократы 0,08 Партия самоуправления трудящихся 0,57 Партия пенсионеров 1,99 Партия народа 0,11 Отечество - Вся Россия 13,59 Женщины России 2,08 За гражданское достоинство 0,62 Российская социалистическая партия 0,24 Мир, Труд, Май 0,59 Итого 20,06 Как видим, одной из основных отличительных черт избирательной кампании 1999 года стало активное использование левоцентристской риторики, хотя реальный, но значительное меньший, чем ожидалось, успех она принесла только блоку ОВР. На следующих выборах 2003 года число политических объединений, претендующих на звание левоцентристских, См.: Черкасов Г. Партии-аутсайдеры // Россия в избирательном цикле 1999- годов. М., 2001. С. 203-204.

значительно сократилось – до трех: Российская партия пенсионеров и партия социальной справедливости, Партия возрождения России – Российская партия жизни, и, с некоторыми натяжками, блок «Родина».

Одной из отличительных черт кампании 2003 года стало то, что левоцентристские организации шли на выборы в составе избирательных блоков. Возможно, это связано с осознанием того, что электоральное поле левоцентризма к 2003 году заметно сузилось в результате объединения ОВР с «Единством» и образованием «Единой России» и предыдущим неудачным опытом участия в выборах мелких партий. Кроме того, левоцентристские блоки обзавелись достаточно узнаваемыми лидерами: А. Подберезкиным, Г.Селезневым, С. Мироновым, С. Глазьевым, Д. Рогозиным и др.

Одним из новых левоцентристских проектов стал альянс Российской партии пенсионеров, о которой уже шла речь выше, с Партией социальной справедливости (ПСС), которая была создана в сентябре 2002 года группой политиков, ранее участвовавших в общественно-политическом движении "Образование - будущее России", пытавшимся принять участие в думских выборах 1995 года (список движения не был зарегистрирован). Почти весь первый год своего существования ПСС не имела единоличного лидера, обходясь коллегиальным руководством. Официальный сайт ПСС сообщает, что ПСС "не возникла совершенно неожиданно, как птица Феникс из пепла.

Она вышла из Всероссийского общественно-политического движения "Духовное наследие", созданного нынешним лидером партии Алексеем Подберезкиным еще в 1994 году"338. Однако, по другим сведениям, в году к ПСС примкнул, став в июне лидером партии, бывший сотрудник спецслужб и успешный бизнесмен Владимир Кишенин339, о чем партийная пресс-служба почему-то умалчивает. На партийном сайте фамилия Кишенина вообще не упоминается - никаких сведений о том, что именно он повл ПСС на ее первые думские выборы в 2003 году и стоял во главе партии более года, до сентября 2004-го, там найти не удалось.

К декабрю 2003 года в ПСС состояло около 25 тысяч постоянных членов, а в качестве социальной базы партии ее лидер называл всех тех, кто "не удовлетворен распределением материальных доходов в российском обществе". Отдельное внимание в программных установках партии было отведено развитию малого и среднего предпринимательства, как основы экономики государства. На выборы в Думу ПСС пошла не одна, а в блоке с Российской партией пенсионеров (РПП), которую тогда возглавлял Сергей Атрошенко. Лидером блока был Кишенин. Надо сказать, что блок очень неплохо выступил на этих выборах, чуть не догнав СПС и «Яблоко» - за него проголосовало почти два миллиона человек, блок набрал 3,09 процента и занял по итогам выборов восьмое место из 23 участников. В Думу, правда, блок все равно не прошел340.

См.: http://www.pp-pss.ru/main.php?ID= См.: http://duma.lenta.ru/parties/pss/ См.: официальный сайт Центральной избирательной комиссии (www.cikrf.ru).

Еще одним левоцентристским проектом, который, как рассчитывали его создатели, имеет неплохие шансы на успех, стал альянс Партии возрождения России Г. Селезнева и Российской партии жизни С.Миронова341. Партия возрождения России во главе с Председателем Государственной думы 3-го созыва Г.Н. Селезневым была создана на базе движения «Россия», возглавляемого им же. Первоначально, при создании партии был расчт на то, что она сможет существенным образом потеснить на электоральном поле компартию и отобрать у не голоса неортодоксальных сторонников. Однако даже включение в состав партии таких известных личностей, как путешественник Ф. Конюхов и певец Н. Басков не смогло поднять е рейтинг по самым оптимистичным опросам выше 3-4%, тогда как для попадания в Думу требовалось как минимум 5%. Своими ближайшими соседями по политическому спектру Селезнев считал "Единую Россию".

Объясняя расстановку сил, Селезнев отмечал, что многие не понимают, в чм заключается идея центризма - и тут же популярно объяснил, что заключается она в идее конвергенции. А вот идею объединиться с партией Сергея Миронова, ранее в симпатиях к коммунистам и бывшим коммунистам не замеченным, Селезнев считал совершенно естественной: "Мы проводили исследования, все говорят, что этот блок будет удачным"342.

Российская партия жизни была создана Председателем Совета Федерации С.М. Мироновым 29 июня 2002 года. Она выражала левоцентристские взгляды по всем ключевым вопросам российской политики. Хотя среди учредителей РПЖ были экологи, защитники прав животных и прочие "общественники", фактически у партии было одно единственное предназначение: повысить статус Миронова. Однако электоральные шансы РПЖ были еще боле туманными и призрачными, чем у ПВР, что вынуждало С. Миронова искать коалиции с другими политическими акторами. По некоторым сведениям, в коалицию предполагалось включение не только партии Сергея Миронова. Но, по словам Селезнева, переговоры с Аграрной партией не увенчались успехом, а Евразийскую партию Павла Бородина завернули уже сами селезневцы Бородин выдвинул неприемлемые условия343.

Совместная избирательная программа Партии возрождения России и Российской партии жизни была чрезвычайно лапидарна и абстрактна в своих левоцентристских устремлениях, уместившись всего на двух страницах, Г.Селезнев поставил задачу собрать более 10% голосов, а вкупе с депутатами одномандатниками взять 15% мест в новой Думе. Как подчеркнул Селезнев в своем часовом докладе на съезде, люди обязательно проголосуют за его партию, главным тезисом которой является построение в России социального государства - то есть такого государства, которое обеспечивает достойную жизнь всем гражданам России. (Эфир радио Би-би-си от 06 сент.2003 г. 21: (http://news.bbc.co.uk/hi/russian/russia/newsid_3086000/3086756.stm)) http://news.bbc.co.uk/hi/russian/russia/newsid_3086000/3086756.stm Там же.

набранных крупным шрифтом344. В программе декларировалось: «Партия Возрождения России и Российская Партия Жизни решили идти на выборы вместе, чтобы вместе взять на себя всю полноту ответственности за будущее страны, восстановить попранную социальную справедливость. Партии видят свою задачу в построении социального, справедливого, государства, создающего условия для достойной жизни и свободного развития каждого человека»345. Квинтэссенцией программы можно считать требование максимального расширения объма государственных социальных гарантий и программ.

Еще одной политической силой, активно заявившей о себе на левом и левоцентристском фланге, стал блок «Родина», представляющий для нас интерес не только сам по себе, но и как «прародитель» наряду с Партией пенсионеров и Партией жизни партии «Справедливая Россия», которая стала крупнейшим левоцентристским проектом за последнее время. Блок, созданный в августе-сентябре 2003 г. для участия в выборах в Государственную Думу 2003 г. Первоначально предполагалось, что блок будет называться "Товарищ" (такое же название, Товарищ было дано информационному агентству, образованному для информационной и агитационной поддержки блока).

Идея блока во главе с Сергеем Глазьевым начала широко обсуждаться с весны 2003 г. Существовали три основных варианта состава и направления блока: блок цивилизованных левых (Сергей Глазьев, Олег Шеин);

широкий коммуно-патриотический блок (Валентин Варенников, Игорь Родионов, Сергей Бабурин, Сергей Глазьев);

лево-патриотический некоммунистический блок (Дмитрий Рогозин, Виктор Геращенко, Алексей Подберезкин, Юрий Скоков). Окончательный вариант блока получился ближе всего к последнему, третьему варианту. С самого начала возникновения блока его сопровождали комментарии о поддержке проекта со стороны администрации президента (Александра Волошина, Вячеслава Суркова), заинтересованной в появлении блока, который отнимал бы голоса у КПРФ346.

Коалиция, ставшая основой избирательного блока, была оформлена Соглашением о совместной деятельности народно-патриотических сил, подписанным в августе 2003 г. в ходе организованного Центризбиркомом форума Выборы-2003. Официально избирательный блок "Родина (Народно-патриотический союз)" был учрежден 14 сентября 2003 тремя партиями – Партией российских регионов, Партией национального возрождения "Народная воля" и Социалистической единой партией России "Духовное наследие" (СЕПР). Другие партии и организации, подписавшие Соглашение о совместной деятельности народно-патриотических сил, вошли в состав блока на неформальной основе. В ходе учредительного съезда было См.: Предвыборная программа избирательного блока «Партии возрождения России и Российской партии жизни» // http://gd2003.cikrf.ru/way/ Там же.

См.: http://www.orodine.ru/org/rod-blok.html объявлено, что в избирательный список блока по общефедеральному округу будут включены представители 13 партий, а по одномандатным округам при поддержке блока будут выдвигаться представители всех 28 партий и движений – участников коалиции. На учредительном съезде 4 сентября г. была объявлена федеральная часть избирательного списка блока Родина и создан Высший совет избирательного блока "Родина" - руководящий орган блока на период избирательной кампании и на время работы Государственной Думы четвертого созыва347.

На выборах 7 декабря 2003 г. список блока "Родина" занял четвертое место, набрав 9,0% (5469,6 тыс.) голосов, и получил 29 депутатских мест в Государственной Думе. В одномандатных округах были избраны восемь кандидатов, выдвинутых блоком "Родина". На основе депутатов, списочников и одномандатников, избранных от блока, в январе 2004 г. была создана фракция "Родина" в Государственной Думе, в которую первоначально вошли 36 депутатов. Блок Родина и его уполномоченный орган, Высший совет, юридически должны существовать до конца срока полномочий Государственной Думы четвертого созыва. На практике он потерял дееспособность уже к 2004-2005 гг. из-за внутренних противоречий между партиями и ведущими политиками, входящих в блок. В октябре г. СЕПР отозвала своих представителей из Высшего совета блока. В конце 2004 г. обсуждалась возможность объединения партий Родина и Народная воля, однако съезд Народной воли в декабре 2004 г. отказался от объединения на условиях, предложенных партией "Родина".

В целом, электоральная ситуация по левоцентристскому сегменту российского политического спектра в 2003 году выглядела следующим образом:

год голоса % Российская партия пенсионеров и партия социальной справедливости 3,09 Партия возрождения России - Российская партия жизни 1,88 Родина 9,02 Итого 13,99 Рассмотрев организационно-программные особенности левоцентристских сил, принимавших участие в избирательных кампаниях постсоветской России, можно прийти к некоторым обобщениям, которые характеризуют, как нам представляется, общее состояния левого центра в российской политике.

Представляют интерес в этой связи три момента: во-первых, количество партий левоцентристского плана в избирательном цикле, во вторых, полученные проценты всем сегментом и отдельными партиями, в третьих, абсолютное число избирателей, отдавших свое предпочтение левоцентристским организациям.

См.: Там же.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.