авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«УДК:32.019.51 ББК: 66.2(2Рос) В44 Вилков А.А., Захарова Т.И. Сакральные основания власти в политической жизни России. Саратов: Издательский центр «Наука». 2010. - 200 ...»

-- [ Страница 6 ] --

В то же время, возникает резонный вопрос: так ли велико значение процедуры выборов как ритуала с учетом существующей политической реальности? Вопрос этот закономерен, поскольку в современных условиях значимость выборов в России (и, как следствие, эффективность их как демократической процедуры) часто ставятся под сомнение. Попытаемся подвергнуть разбору эту проблему на основе наиболее наглядных политических ситуаций.

Как представляется, наиболее целесообразно при выявлении элементов сакрального в современном политическом процессе рассматривать политические события с точки зрения политической мифологии.

Использование данного подхода позволяет констатировать, что многие политические действия, события и процессы по схеме развития соответствуют канве наиболее известных мифологических сюжетов.

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России Рассмотрим алгоритм процедуры очередной смены главы государства в Российской Федерации в последние десятилетия в контексте их соответствия мифологическим образам и «сценариям», используя «сюжетный элемент» мифа с его «расшифровкой» в виде соответствующих ему событий, личностей, явлений.

Часть I.

1. Молодой «герой»

Б. Ельцин. В 1987 году Ельцин выступил на пленуме ЦК КПСС, требуя более радикального проведения перестройки. Вскоре после этого он был выведен из Политбюро, что, в совокупности с его частыми призывами к «борьбе с привилегиями», способствовало созданию образа «героя-заступника» с оттенком мученичества. Популярность его быстро возрастала.

2. борется со «слугами Зла», Компартия, М Горбачев.

3. побеждает «чудовище» - финальная стадия обряда перехода (инициации).

Подписан указ о приостановке деятельности Коммунистической партии в России. В декабре 1991 СССР перестает существовать.

4. Наградой становится «царство» / «восшествие на престол».

Занимает304 пост президента. В 1993 году победой Ельцина заканчивается его противостояние с парламентом (разгон Верховного Совета РФ) – таким образом, ликвидируется возникшее двоевластие, и, кроме того, происходит устранение всех органов власти, потенциально ориентированных на возрождение Советского Союза или сохранение элементов его политического строя уже в рамках нового государства. Принятая всенародным Концепция перехода от мирского к священному в момент обретения власти, полученной благодаря подвигу завоевания, подробно описаны А. ван Геннепом и Р. С.

Уортманом (подробнее см. Геннеп А. ван Обряды перехода и Уортман Р. С. Сценарии власти). В своих исследованиях они убедительно доказывают, что образ правителя завоевателя уходит корнями в древние мифы о родоначалии, и, соответственно, завоеватель представляется основателем, богоподобной личностью, отвергнувшей старые формы власти (продемонстрировав при этом обществу свое могущество и силу) с целью создания новых (ситуация же политической и социальной нестабильности, возникающая в результате разрушения старого строя, в символической плоскости может трактоваться как воспроизведение первоначального хаоса).

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России голосованием 12 декабря 1993 г. Конституция логически завершила процесс и символически закрепила его результат.

В дальнейшем описанный сюжет становится центральной частью описания образования нового, демократического государства. По сути, возникает новый политический миф, функционально соответствующий характерному для всякого традиционного общества «мифу о сотворении».

Часть II.

1. «Герой» на склоне лет – трансформация образа: «пожилой правитель», «отец-основатель». С трудом удерживает бразды правления, но от власти отказаться не хочет / не может – некому доверить государство (по аналогии: «Жил-был царь, и не было у него детей…» - политических, разумеется).

Выбор «из двух зол» и «кампания «Голосуй, или проиграешь!».

Интересно то, что кампания эта строилась в первую очередь не на агитации «за», а на агитации «против», целью которой было убеждение избирателей не в том, что Ельцин настолько хорош, что следует переизбрать его на второй срок, но в том, что альтернативы ему нет.

Сам Ельцин практически не появлялся в рекламных роликах, на плакатах и листовках – и если учитывать состояние его здоровья на тот момент, это не только объяснимо, но и более чем оправдано. Его агитация «за» была относительно нейтральной. Зато антиреклама, направленная против его основного соперника Г. Зюганова поражала своим масштабом и разнообразием форм, начиная от телевизионных сюжетов о «кровавом коммунистическом режиме» и заканчивая красочным фотомонтажем в газете «Не дай Бог!».

Исследователь манипуляционных технологий В. Авченко в своей книге отмечал: «В агитационных материалах штаба Ельцина, а также в формально нейтральных («информационных») материалах поддерживающих Ельцина СМИ Коммунистическую партию Российской Федерации и ее лидера Геннадия Зюганова (хотя он шел на выборы не от КПРФ, а от Союза народно патриотических сил) представляли как людей, жаждущих «всех посадить и расстрелять». Также ходовым стал тезис о том, что в случае победы Зюганова немедленно начнется гражданская война. Причем подобные сообщения постоянно повторялись, варьировались, «долбили камень частым падением» во всех крупнейших СМИ»305.

2. После долгих поисков достойного… Авченко В. Теория и практика политических манипуляций в современной России // размещено на сайте Библиотека «Пси-фактор», http://psyfactor.org/polman.htm Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России «Правительственная чехарда» – неоднократная смена глав Правительства (параллельно: популярность президента постоянно снижается) 3. …происходит явление нового молодого «героя»: соответственно, возникает традиционный мотив испытания, первый этап которого «герой»

успешно выдерживает, доказывая тем самым, что достоин доверия «отца основателя».

В. Путин занимает пост премьер-министра, становясь (учитывая состояние здоровья действующего президента) как бы соправителем. Таким образом, на политическую арену выходит новый персонаж – молодой, энергичный, малоизвестный. Последнее тоже оказывается плюсом: его политический имидж не страдает от причастности к знаковым политическим скандалам и кризисам последних лет. Он получает возможность проявить себя, продемонстрировать способность / неспособность действовать в сложной для страны ситуации: в первую очередь успехи в проведении антитеррористической операции на Северном Кавказе, а также активность правительства на пути решения экономических проблем привели к существенному возрастанию его политического рейтинга.

В символической плоскости подобные действия потенциального правителя способны послужить дополнительным оправданием притязаний на власть и способом ее дальнейшей легитимации: силовое решение ситуации, когда происходит посягательство на целостность государства, а значит и на распространенность государственной власти на всей территории страны (и, соответственно, на его собственную власть в перспективе), отображает сценарий завоевания власти и противостояния угрозе Отечеству. Реализацию подобного же сценария осуществлял при вступлении на престол Николай I, подавив восстание декабристов.

К проявлениям лидерской «силы» можно также отнести и политический курс на централизацию власти, выстраивание «вертикали власти», на вершине которой находится правитель – образ «сильной руки, которая нужна государству» воспринимался населением положительно307. А. Кольев, Интерес вызывает тот факт, что «преемнику» В. Путина, президенту Д. А.

Медведеву, уже после официального завершения антитеррористической операции на Северном Кавказе приходится вновь решать проблему возросшей активности террористов, примерами которой служат многочисленные террористические акты на Северном Кавказе и взрывы в Московском метрополитене 29 марта 2010 г.

Результаты социологических опросов показывают, что большая часть граждан не только не считают себя способными оказывать влияние на политические процессы в России (84%), но и не имеют желания принимать участие в политической жизни страны и даже своего города (62%) (См. Взаимоотношение граждан и власти: незащищенность, бессилие, произвол // Опубликовано на http://www.levada.ru/press/2010062501.html от 25 июня 2010 г.) – в этих условиях вполне логичным является желание граждан видеть во главе государства Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России рассуждая на тему традиции консервативного отношения к государственной власти, писал: «Об эффективности российской государственной традиции говорит и тот факт, что иерархическая централизованная система власти превратилась в русский национальный архетип, который не могли сломать никакие революции. Эта система обеспечивала возможность сверхмобилизации в условиях постоянных иноплеменных нашествий… Русская традиция превращает миссию Государя в таинство. Решения его принимаются исходя из информации, имеющейся только в системе власти… «Правила игры» не оглашались, к ним не допускалась чернь, власть была ограждена от профанного политического творчества»308.

4. Происходит первая, временная передача власти: символическая.

(особая роль – мотив перемен) В конце 1999 года (в канун Нового года – время, традиционно воспринимаемое как возможность «начать жизнь с чистого листа»;

символ обновления, перемен, надежды на лучшее) Б. Ельцин добровольно покинул свой пост. При этом он предложил избирателям поддержать на выборах кандидатуру Путина, уже занимающего пост премьер-министра (и, соответственно, автоматически становящегося исполняющим обязанности президента в случае досрочного ухода последнего в отставку).

Возникает преемственность: впервые в истории постсоветской России появляется образ «преемника» (новая цепочка наследования, раньше: «Ленин – Сталин»).

5. Финальное испытание.

На практике власть нельзя передать сразу, необходимо соблюсти ритуал (процедура демократических выборов, соблюдение законности). Всячески подчеркивается, что ритуал – формальность, и тем самым закладывается определенное противоречие: с одной стороны, как бы отрицается важность ритуала до (тем самым уменьшается значимость мотива «герой, прошедший / выдержавший испытание»), а с другой – подчеркивается его же важность после, по факту успешного завершения (52,94 % при явке избирателей 59,50 %)309. Но:

в результате ценность полученного процента голосов меньше, чем была бы после «тяжелой битвы» если не с превосходящим, то хотя бы с равноценным, достойным противником.

сильного политического лидера, способного взять на себя всю полноту ответственности за происходящее в стране.

Кольев А. Политическая мифология: реализация социального опыта. С. 271.

Здесь и далее используются данные, размещенные на официальном сайте Центральной избирательной комиссии Российской Федерации http://www.cikrf.ru.

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России 6. Замыкается круг: завершается история первого героя, образ «отца основателя» обретает всю полноту. Соответственно, вводится новый образ:

дух-предок, покровитель.

Смерть и пышные похороны первого президента, прямую трансляцию которых по федеральным теле- и радиоканалам имела возможность увидеть и услышать вся страна. Б. Ельцин стал первым государственным деятелем, прощание с которым происходило в храме, за сто с лишним лет. Церемония стала дополнительным поводом для выделения положительных, светлых черт «отца-основателя» и дало возможность в очередной раз подчеркнуть преемственность.

В рассмотренном сюжете мы видим реализацию третьего способа решения вопроса о преемнике по М. Веберу – «путем выдвижения нового носителя харизмы предшествующим и через признание его общиной». Может показаться, что выдвижение кандидатуры преемника ослабленным и непопулярным лидером само по себе эффективным быть не может, но это как раз и есть тот самый случай, когда личная харизма не достаточно сильна, и в качестве движущей силы выступает харизма ритуальная. При прочих равных условиях человек «со стороны» не имел бы и половины того доверия и интереса к себе со стороны избирателей, которое обрел малоизвестный кандидат, получивший «благословение» правящего лидера, а следствием стала поддержка на выборах человека, возвышенного прикосновением к власти.

Процедура выборов придает завершенность всей цепочке политических событий и действий, представляя собой массовый ритуальный акт политического волеизъявления «всех» (в данном случае – 59,50 %) граждан страны, легитимируя передачу власти, по сути своей свершившуюся ранее.

Тот же механизм был задействован и на выборах 2008 года, хотя имеется существенная разница в стартовых условиях. В первую очередь это образ действующего правителя: в отличие от своего предшественника в сходной ситуации, он все еще был молод и энергичен, а его политический рейтинг достаточно высок;

средства массовой информации настроены по отношению к нему довольно-таки благожелательно, и часто поднимался вопрос об изменении Конституции с целью либо продлить срок его полномочий до семи лет, либо предоставить возможность избираться на третий срок подряд.

Кроме того, усиленно внедрялось в массы «понимание» того, что именно тот человек, которого президент обозначит в качестве «преемника», сменит его на высшем посту. Во многом этому способствовала традиция проведения «Прямой линии с Президентом России Владимиром Путиным» – президент отвечает на вопросы граждан (заданные в телеэфире, по телефону (бесплатный звонок из любой части Российской Федерации), через центр СМС обращений и в Интернете) в прямом эфире телеканалов «Россия», «Первый», информационного канала «Вести», радиостанций «Маяк» и «Радио России».

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России Подобные мероприятия отражались на его имидже чрезвычайно благотворно, не только позволяя «сблизиться с народом», но и демонстрируя могущество президента, значимость его слова: все видят, что обратившийся к президенту со своей просьбой гражданин может получить желаемое практически сразу. Отсюда и внимание к двум потенциальным «преемникам»

(С. Иванов и Д. Медведев), и ажиотаж вокруг человека, которому в конечном итоге президент выразил симпатию. Статьи и сюжеты в средствах массовой информации однозначно трактовали это как то, что «президент назначил преемника», хотя ни одним из действующих законов страны, и в первую очередь – Конституцией, механизм «назначения преемника», равно как и сам «преемник» в общепринятом смысле, не предусмотрены.

Кандидат Д. Медведев не отличался яркостью, в его «послужном списке» не было значительных политических деяний, способных дать ему преимущества в глазах избирателя. Он даже не являлся председателем правительства, однако его лицо практически не сходило со страниц печатных СМИ и постоянно появлялось на экранах телевизоров. Дело в том, что фактически первая часть ритуала к тому моменту уже завершилась – произошла символическая передача власти, часть своей харизмы действующий президент передал ему, и продолжал укреплять имидж своего «преемника», оказывая ему широкую поддержку. Таков элемент личностной харизмы, его дополняет харизма должностная: так, например, в дебатах во время предвыборной гонки Медведев не участвовал, позиционируя себя как «человека дела», развивая повышенную политическую активность, и начиная вести себя так, словно он уже избран.

Но, опять-таки, оставалась острая необходимость в реализации третьего элемента, в воплощении в жизнь ритуальной составляющей выборного процесса. В. Полосин подчеркивал, что для «вхождения в миф» не через личную харизму, а через занятие определенной должности, требуется ритуал, мистерия, в которой кандидат на должность должен пройти инициацию «умертвления», отсечения «крайней плоти» своих недостатков и «воскресения»

сверхчеловеческих качеств, необходимых для данной должности. … Поэтому опосредованное личное вхождение в харизматический мифический образ – в постоянную должность – требует весьма серьезного отношения к ритуалу: все компоненты, все качества недостающей личной харизмы должны быть публично символически обозначены, проиграны в ритуале с достаточной для массового сознания убедительностью»310.

В свою очередь народ (массово) должен закрепить своей волей, своим участием принятое политическое решение – каждый человек вносит свою малую лепту, выполняя в заведомо установленный день ряд действий, четкая последовательность которых закреплена законом. И власть делает все, чтобы повысить явку избирателей (что, казалось бы, не принципиально важно при Полосин В. Указ. соч. С. 187.

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России отмене порога явки): этим подчеркивается важность процедуры, ее значимость и необходимость для людей. Итог – 70,28 % (по сравнению с 59,50 % предшественника) проголосовавших за кандидата-«преемника».

Следует также упомянуть еще одну интересную особенность сакральности политического лидера в современной России. В отличие от, к примеру, монархической власти дореволюционной России, сакральная составляющая современной политической власти не только не страдает от публичности и от контактов с подданными, но напротив – усиливается, позволяя повысить эффективность легитимации власти путем ее сакрализации.

Так, например, путешествия по России, традиционно совершаемые наследниками престола, являлись не только последним этапом их образования, позволявшим наследникам на практике познакомиться со своими будущими владениями и со своими подданными, но и являлись, по сути, своеобразным церемониалом, демонстрирующим связь народа с царем через его сына.

Жуковский писал о путешествии наследника Александра Николаевича:

«Каждый говорил: «Государь посылает нам своего сына;

он уважает народ свой, и каждое сердце наполнено благодарностью»311. Образ «сына-наследника»

укреплял образ «царя-отца», и, устанавливая связь между правителем и подданными, между сферой сакрального и профанного, в то же время подчеркивал наличие между ними дистанции.

В остальных же случаях попытки единения с подданными позиционировали правителя не как высшее существо, всесильное и непогрешимое, но как простого смертного, имеющего свои слабости и способного совершать ошибки. И если ситуативно это помогало решать какие то текущие политические задачи, то в долгосрочной перспективе вело к десакрализации монархической власти.

То же относится и к расширению образа правителя за счет включения в него образа семьи: идеальная царская семья должна была представлять собой образец для подражания, воплощая собой традиционные ценности и поддерживая мотив непогрешимости, однако всякое отклонение от этого образа наносило монархии серьезный ущерб. Еще одной составляющей процесса десакрализации монархической власти стало тиражирование образа императора на бытовых предметах (почтовые марки, открытки, сувениры), перемещавшее подвергшийся популяризации образ царя в сферу обыденного, профанного.

В современном политическом процессе мы видим обратную ситуацию:

поскольку на сегодняшний день религиозный тип сакрализации не является основным, политический лидер не просто может позволить себе активно контактировать с народом или же популяризировать свой образ, превращая его в продукт массового потребления путем тиражирования и распространения своего изображения, биографических данных и так далее – ему необходимо это делать.

Цит. по Уортман Р. С. Сценарии власти Т. 1. С. 477.

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России Сегодня, когда в сфере политики в качестве основного сакрального (и сакрализующего) явления предстает демократия (и как концепция, и как форма политического устройства, и как одна из высших ценностей), сакральными являются и ее атрибуты (демократические права и свободы, рыночные отношения, парламентская демократия, выборы и другие);

сакрализуется и народ, как «носитель суверенитета и единственный источник власти в Российской Федерации»312.

Соответственно, в основу конструирования политического имиджа современного лидера ложится необходимость создания представления о нем как о «первом среди равных», не допускающем разрыва с «единственным источником власти», и в то же время подразумевающем позицию превосходства и доминирования: превосходство достигается путем вступления в сакрализованную должность, которая сама по себе уже является особым качеством лидера, при этом периодически демонстрируются «человеческие»

черты («ничто человеческое ему не чуждо»), дополняющие образ.

Это могут быть эпизоды из частной жизни, становящиеся достоянием общественности, отношения с семьей – жены / мужья, дети и даже домашние животные (например, лабрадор Конни, собака Путина), становящиеся отдельным информационным поводом и предметом широкого обсуждения в массах (так, множество телевизионных сюжетов и статей в печатных СМИ были посвящены питомцам Д. Медведева и Б. Обамы после их избрания на пост президента).

Помимо стандартных действий, позволяющих продемонстрировать связь с массами, не нарушая при этом дистанцию, подчеркивающую превосходство, таких как рабочие поездки по стране313 (в ходе которых возможны контакты с «простыми гражданами») или «Прямая линия с президентом», иногда используются достаточно необычные методы моделирования имиджа, направленные на восприятие лидера не только как живого человека, но и как популярного персонажа (примером могут служить книги обозревателя газеты «Коммерсантъ» А. Колесникова «Я Путина видел!»

и «Меня Путин видел!», а также материалы интернет-сайта «Владимир Владимирович»).

Кроме того, обращает на себя внимание разнообразие существующих художественных способов и форм презентации современной российской власти (в первую очередь – президентской). Так, помимо Internet-сайтов, существует множество других форм популяризации образа президента, и особенно активно они развивались в период нахождения у власти президента В. Путина: это и Конституция Российской Федерации. Ст. 3.

Пример – поездки Д. Медведева накануне президентских выборов, когда, будучи одним из претендентов на высшую должность, он, не участвуя в дебатах, символически дистанцировался от общей массы остальных претендентов, демонстрируя тем самым 1) знание государственных проблем «изнутри»;

2) знакомство с проблемами регионов;

3) готовность и способность решать эти проблемы «не словом, а делом».

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России стихи, и песни, и книги самых разнообразных жанров – от публицистики до альтернативной истории и юмористической фантастики. В подобных произведениях присутствовал сам В. Путин (в качестве действующего лица или фонового персонажа), или же создавался образ, обладающий достаточно узнаваемыми чертами, свойственными (приписываемыми) президенту. См.

Приложение 2.

Например, по инициативе управления по делам образования администрации г. Челябинска, в 2008 году было собрано более тысячи детских открыток с приветствиями президенту Путину в канун 14 февраля, Дня всех влюбленных. Акция с названием «Отправь «валентинку» президенту»

проходила во всех муниципальных общеобразовательных учреждениях города:

«Дети, испытывающие симпатии к действующему главе государства, признаются ему в этом в вольной форме: кто-то делает открытку собственными руками, кто-то покупает ее в магазине. Текст признания также произвольный»314.

По мнению исследователей, традицию новогоднего обращения президента к народу также можно считать ритуальным актом поддержания сакральности власти. Выступления высшего должностного лица не только дают представление о его имиджевых характеристиках, но и обозначают специфические особенности периода его государственной деятельности315.

В 2007 г. идея сохранения Путина во власти в качестве национального лидера была озвучена координатором «Единой России» по национальной политике и взаимодействию с религиозными объединениями А.-Х.

Султыговым. В размещенном на официальном сайте партии документе под названием «О феномене национального лидера России», в частности, говорилось, что нарастающее массовое движение граждан всех регионов страны, требующее сохранить Путина как национального лидера России, подталкивает к созыву Гражданского Собора российской нации, на котором может быть принят Пакт гражданского единства316.

А.-Х. Султыгов утверждал, что национальный лидер Владимир Путин необходим стране, так как «сегодня Россия не имеет сложившуюся двухпартийную систему, которая в странах зрелых демократий и является важнейшей гарантией стабильности и преемственности их политических систем. Отсюда, в период становления устойчивой двухпартийной системы институт национального лидера собственно и призван обеспечить устойчивость «полуторопартийной» политической системы России – преемственность курса на утверждение России как суверенного демократического государства. В этот Ко дню влюбленных Путин получит 1000 «валентинок» от челябинских детей. // Опубликовано на http://www.newsru.com/russia/12feb2008/1000.html 12 февраля 2008 г.

Бухарова О. Сакрализация власти. Карнавальный аспект Pr-технологий // Космополис. 2008. № 3. С. 45-46.

Султыгов А. О феномене национального лидера России // Опубликовано на http://www.preemniki.ru/publications/41 8 ноября 2007 г.

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России исторический период хранителем воли народа, гарантом народовластия объективно выступает национальный лидер». Он будет выполнять функцию недостающего ключевого звена системы сдержек и противовесов партии власти и властных органов в целом, обеспечивать гарантии «преемственности» и «необратимости», характерные для зрелых двухпартийных систем317.

Хотя этот документ был оперативно удален с сайта, сама формулировка должности получила широкий резонанс – в СМИ появились различные варианты его интерпретации, порой достаточно причудливые 318. Во всех случаях акцент делался на то, что остаться у власти Путина просят именно широкие слои населения.

Сакральность власти поддерживается путем использования классических канонов, например, принципа триады, который в последнее время все чаще озвучивается как политиками, так и специалистами различных сфер.

Так, в «Концепции долгосрочного социально-экономического развития России до 2020 года» рассматриваются три возможных пути: инерционный, энергосырьевой и инновационный319.

Еще будучи кандидатом в президенты, Медведев вывел новую триаду национальной идеи, идентичной сакральной формуле царского министра просвещения С. Уварова («православие, самодержавие, народность»):

«Свободный, образованный и здоровый человек – главное, что определяет сегодня перспективу развития страны320.

На пресс-конференции в марте 2008 г. заместитель главы комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций, директор Института политических исследований С. Марков назвал «три подвига Путина»: «победа над радикальным исламизмом и бандитизмом на Северном Кавказе», «победа над олигархами и установление контроля над доходами от нефти и газа», «победа над экономическим кризисом в России», и предложил Медведеву последовать этому примеру для того, чтобы иметь возможность удержаться у власти два срока321.

К курьезам можно отнести ярлык «триединый Путин», прикрепившийся к президенту после того, как он дал согласие единолично возглавить федеральный список «Единой России».

Путина предложено объявить национальным лидером с полномочиями псевдомонарха // Опубликовано на http://www.newsru.com/russia/07nov2007/sultuga.html ноября 2007 г. Просмотр от 6 июня 2010 г.

Как россияне видят будущее Путина: премьер, нацлидер, псевдоцарь, Святой дух или «мегасупермедведь» // Опубликовано на http://www.newsru.com/russia/06dec2007/varianty.html 6 декабря 2007 г.

План Путина: президент снабдит преемников экономической программой до года. У России три пути – как в сказке // Опубликовано на http://www.newsru.com/russia/02nov2007/programma.html 2 ноября 2007 г.

Вардуль Н. 2007. «Свобода, образование, здоровье». // Газета. 2007. 26 декабря.

Названы 3 подвига, совершенные Путиным, и 3 будущих подвига для Медведева. // Опубликовано на http://www.newsru.com/russia/12mar2008/podvig.html 12 марта 1008 г.

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России Будущее Путина нередко видится россиянам и вовсе в религиозном ключе. Например, писатель и известный блогер Алмат Малатов в своем тексте о поездке в Чечню отметил, что в Грозном почти на каждом доме весят портреты лидеров. «Часто встречается такой триптих: Кадыров-отец, Кадыров сын, и Путин – вероятно, Святой дух, и это – в мусульманской республике»322.

Оригинальное использование сакральной связи общества и власти в России продемонстрировали жители Санкт-Петербурга. Жильцы домов 151 и 155 по Приморскому проспекту, используя образ Владимира Путина и его собаки, отстояли сквер между домами, на месте которого коммерсанты хотели построить бизнес-центр. Жители прилегающих домов начали требовать от чиновников запрета на строительство коммерческой недвижимости, параллельно разбив на спорной территории сквер. Там, в день 55-летия Владимира Путина, 7 октября 2007 года, жители провели субботник и зачитали вслух поэму, сочиненную одной из жительниц в честь Владимира Путина.

Тогда же возникла идея оборудовать детскую площадку между домами скульптурой, изображающей Кони, любимую президентскую собаку – «Кони и восемь щенков»323.

Популяризации образа правителя также может способствовать нестандартное, эксцентричное и даже эпатирующее поведение или высказывания лидера (дирижирующий оркестром Б. Ельцин, резкие высказывания В. Путина, такие как «мухи отдельно, котлеты отдельно» и т. п.), порождающие бурную общественную реакцию и в то же время вызывающие интерес, а в некоторых случаях и одобрение.

Подобная реакция характерна, прежде всего, для традиционного общества324, где правитель (вождь) для подтверждения и закрепления своего статуса должен был быть способен на нарушение существующих с обществе обычаев и табу (запретов, ограничений), призванное продемонстрировать его отличие от массы и превосходство над ней. В конечном же итоге модель формирования политического имиджа правителя, равно как и форма дальнейшей сакрализации его образа и его власти, направленная на дополнительную легитимацию, зависит в первую очередь от источника сакрального, являющегося основным для данного общества и его политического устройства.

Такой же двойственной особенностью отношения к власти можно назвать и своеобразное отношение к личности, находящейся на вершине Как россияне видят будущее Путина: премьер, нацлидер, псевдоцарь, Святой дух или «мегасупермедведь» // Опубликовано на http://www.newsru.com/russia/06dec2007/varianty.html 6 декабря 2007 г. Просмотр от 7 июня 2010 г.

В сад Путина в Петербурге привезли траву для насекомых, чтобы заманить соловьев // Опубликовано на http://www.newsru.com/russia/12mar2008/sadputina.html 12 марта 2008 г.

Подробнее об этом см.: Жирар Р. Насилие и священное, Мосс М. Социальные функции священного, Элиаде М. Аспекты мифа.

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России власти. С одной стороны, власть изначально персонифицирована, какие бы внешние формы она не принимала. В принципе, на уровне культуры повседневности мало изменилось восприятие образа человека, стоящего на самой вершине властной структуры, будь то князь, царь, генеральный секретарь, президент, сменявшие друг друга на протяжении сложной истории России. В конце концов отличия сводились только к внешней атрибутике.

Внутренне индивид видит в стоящем у власти человеке определенную личность, концентрирующую в себе все ментальные характеристики власти. С другой стороны, в силу последнего утверждения, как бы ни именовался тот, кто находится над всем и всем управляет, постепенно его личностные, индивидуальные черты, а также политические нюансы стираются, «подгоняясь» под собирательный образ верховной властвующей персоны.

Таким образом, мы чаще всего имеем дело с ярко выраженным, проявленным архетипом власти, который, по К. Г. Юнгу, определяется как коллективный «осадок» исторического прошлого. Он может приобретать некоторые отличия чисто внешнего характера, не затрагивающие внутреннего, сложившегося за долгие века российской истории ее синкретичного, имманентно вписанного в картину мира образа325.

Листвина Е. В. Политическая ситуация: социокультурный аспект политического выбора // Известия Саратовского университета. Серия Социология. Политология. Выпуск 4.

2009. Т. 9. С. 89.

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России 4.2. Сакральные основания деятельности политических партий Кроме рассмотрения процесса сакрализации в современной политической практике применительно к существующим властным институтам, представляется логичным рассмотреть элементы сакрального в том, что связано с политическими партиями. Будучи одним из основных атрибутов демократического общества, в современном российском политическом процессе партии проявляют довольно-таки высокую степень активности.

Известно, что основной функцией политической партии является борьба за политическую власть. При этом подразумевается, что партии создаются, в первую очередь, для осуществления связи между государством и обществом, а также для представительства интересов отдельных социальных групп в органах государственной власти326.

Но ввиду того, что в соответствие с существующим законодательством нельзя создавать партии по признакам профессиональной, расовой, национальной или религиозной принадлежности327, спектр интересов, которые могут быть представлены при создании и функционировании политических партий, а соответственно и количество граждан, чьи интересы могут быть реализованы подобным образом, существенно уменьшается. Это значит, что внешнее партийное многообразие не подкрепляется реальным многообразием представляемых ими интересов328.

Кроме того, как мы уже отмечали в начале данного параграфа, при смене политического строя был осуществлен не переход власти от старой элиты к народу, а переход власти от одной элиты к другой. Участие народа в политическом процессе происходит по большей части через избранных представителей, то есть, нет возможности прямого влияния на политику, количество контактов со сферой политического невелико, равно как и ограничены возможности политического самовыражения и снятия социальной напряженности за счет участия в политическом процессе.

В соответствии с Федеральным законом «О политических партиях», политическая партия - это общественное объединение, созданное в целях участия граждан Российской Федерации в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в органах государственной власти и органах местного самоуправления (Ст. 3. п.1) // Опубликовано на сайте Центральной избирательной комиссии РФ http://www.cikrf.ru/newsite/law/fz/2001_95fz.jsp.

Федеральный закон «О политических партиях». Ст. 9. п. 3.

Подробнее об этом см. Вилков А. А. Смешанная избирательная система как фактор партогенеза в современной России // Политическая и правовая жизнь изменяющейся России.

Саратов: Издательство Саратовского университета, 2007. Вып. 1.

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России С другой стороны, политические партии призваны вырабатывать идеи, не только отражающие интересы и потребности различных общественных слоев, но и способные объединить и мобилизовать общество, а в случае необходимости – участвовать в создании государственной идеологии;

однако на сегодняшний день в политическом пространстве практически нет политических сил, способных вырабатывать интегративные идеи в государственном масштабе.

Все это привело к тому, что по сравнению с концом 80-х – началом 90-х годов ХХ века интерес общества к парламентской активности и к политике вообще существенно снизился. Вероятно, именно поэтому всплески политической активности населения и интерес к политическому процессу преимущественно совпадают с выборами в органы государственной власти и выборами президента страны.

Подобная цикличность возрастания и убывания интереса масс к политическому процессу вообще и к политическим партиям как его субъектам в частности приводит, в свою очередь, к тому, что политические партии практически не пытаются осваивать существующее пространство политической мифологии, встраиваться в него, не говоря уже о том, чтобы самостоятельно вырабатывать политический миф: их активность ограничивается набором относительно стандартных имиджевых технологий и деятельностью в сфере политической рекламы, рассчитанных на максимально быстрый результат в рамках электорального цикла.

Еще одной особенностью современных российских политических партий является низкий уровень идеологической дифференцированности: их политический спектр, при формальном наличии «правых», «левых» и «центристов», в действительности не отличается разнообразием, и потому место партии на этой шкале достаточно условно и не несет серьезной идеологической нагрузки, оставаясь одним из второстепенных имиджевых элементов.

Дополнительным элементом формирования партийного имиджа является степень оппозиционности, но отсутствие существенных идеологических различий способно свести оппозиционность партии к простому идеологически неподкрепленному позиционированию. В результате наиболее значимым фактором формирования и функционирования политической партии на сегодняшний день является политическое лидерство: большинство наиболее влиятельных современных российских политических партий были сформированы как партии лидерского типа и именно в этом ключе продолжают функционировать по сегодняшний день.

Попытаемся ответить на наиболее существенный в контексте данного исследования вопрос: соприкасаются ли политические партии со сферой сакрального, и если да, то каким образом происходит их сакрализация?

Проведенный анализ ключевых особенностей современных российских политических партий позволяет констатировать, что они практически не Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России способны выступать в качестве объекта сакрализации, равно как и сакрализовать себя самостоятельно.

В качестве образца для сравнения наиболее удачным будет пример КПСС – партии, в течение нескольких десятилетий занимавшей исключительное положение в государстве. Более того – для этой партии было характерно полное сращивание с государственным аппаратом. Кроме того, она обладала крепкой и тщательнейшим образом разработанной идеологической платформой, опиравшейся на мощный комплекс традиций, ценностей и ритуалов. Это позволяло партии постоянно использовать сакрализацию своего образа в массовом сознании (с использованием практически всех рассмотренных нами выше механизмов сакрализации) и одновременно выступать в качестве инструмента сакрализации, в первую очередь по отношению к государственным лидерам.

Все перечисленные характеристики сложно отнести к современным партиям. К примеру, упомянутый выше запрет на создание партий по религиозному принципу является одной из причин усложнения применения в отношении политических партий механизма религиозной сакрализации, который, пусть и в несколько измененной форме, применялся даже в дехристианизованном советском государстве.

Партий, созданных на религиозной основе, при наличии подобного закона не может быть вообще, а немногочисленные партии и движения, подчеркивающие свою ориентацию на какие-либо религии и использующие в качестве своей идеологической платформы их духовные ценности, редко добиваются существенных результатов (так, например, по итогам выборов в Государственную Думу в 2003 году «За Русь Святую» получила лишь 0,49 % голосов избирателей329).

Большинство же крупных и влиятельных партий, за редким исключением330, в своих программных документах либо дистанцируются от религиозных институтов, ссылаясь на конституционное отделение религии от государства, а также культурное и религиозное многообразие российского общества, либо ограничиваются тем, что подчеркивают их значимость в сфере сохранения народной культуры и национального самосознания 331. При этом Протокол Центральной избирательной комиссии Российской Федерации о результатах выборов по федеральному избирательному округу и о распределении депутатских мандатов между политическими партиями, избирательными блоками // опубликовано на сайте Центральной избирательной комиссии РФ // http://gd2003.cikrf.ru/gd2003/WAY/76799135/sx/art/76805049/cp/1/br/76799124. Просмотр от 24 ноября 2008 г.

Так, например, В. Жириновский предлагает придать православию статус государственной религии «хотя бы на 10 лет» в целях идеологической декоммунизации (ЛДПР. Все позиции. М.: Издание Либерально-демократической партии России, 2007 г.).

См, например, Райков Г. Народная партия Российской Федерации на рубеже тысячелетий. М., 2002 г.;

Народная партия – альтернатива выбору между правыми и левыми.

М., 2003 г.

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России лидеры партий отнюдь не пренебрегают использованием механизма религиозной сакрализации для улучшения собственного политического имиджа.

Пожалуй, единственным сакрализованным (и сакрализующим) образом, успешно и весьма результативно эксплуатируемым современными политическими партиями (помимо обращенных в стандартный ритуальный атрибут демократии и присущих ей прав и свобод), стало государство и соответствующая ему патриотическая символика (в первую очередь – национальные интересы и концепция национальной безопасности).

Примером эффективного использования этого образа является успех «Родины», позиционировавшей себя как «народно-патриотический союз». В парламентских выборах 2003 года она набрала 9,02 % голосов, что позволило не просто преодолеть пятипроцентный барьер, но и занять четвертое место в списке лидеров, уступая лишь таким политическим «тяжеловесам», как «Единая Россия» (37,57 %), КПРФ (12,61 %) и ЛДПР (11,45 %)332.

Если же рассматривать сакрализацию партий через призму сакрализации лидерства, то даже при том, что большинство из них относится к лидерскому типу (а, как мы уже отмечали ранее, в современном российском политическом процессе политические лидеры занимают особое место в ряду носителей сакрального), наличия харизматического лидера оказывается недостаточно для сакрализации его партии.

В этой связи особую роль играет феномен так называемых «партий власти» – подразумеваются партии пропрезидентской ориентации, имеющие доступ к «административному ресурсу» и возглавляемые представителями политической элиты (обычно – входящими в органы государственной власти);

на данный момент этим статусом обладает партия «Единая Россия».

Для укрепления своих позиций данная партия целенаправленно конструирует имидж партии-аналога КПСС, представляющей интересы большинства населения и отвечающей за успешное решение всех общественных проблем на основе встраивания в единую вертикаль власти.

Интерес для нас представляет тот факт, что, во многом повторяя имиджевую конструкцию КПСС333, (обладавшую, как мы уже выяснили, высокой степенью сакральности) и ориентируясь на главу государства (то есть, соприкасаясь с Протокол Центральной избирательной комиссии Российской Федерации о результатах выборов по федеральному избирательному округу и о распределении депутатских мандатов между политическими партиями, избирательными блоками // опубликовано на сайте Центральной избирательной комиссии РФ // http://gd2003.cikrf.ru/gd2003/WAY/76799135/sx/art/76805049/cp/1/br/76799124. Просмотр от 24 ноября 2008 г.

Подробнее см.: Вилков А.А. Особенности институционального имиджа «Единой России» (аналогии с КПСС: общее и особенное) // «Новая Россия»: проблема доверия в современном российском политическом сообществе: сб. науч. статей. М., 2007. Ч.1. С. 133 143..

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России образом наиболее сакрализованного политического лидера), сама партия все еще не сакрализовалась.

Но при этом, не относясь к сфере сакрального, партия участвует в процессе сакрализации главы государства – то есть, по отношению к Президенту Российской Федерации она выступает в качестве своеобразного проводника сакрального.

Для более конкретного и всестороннего изучения роли сакрального в деятельности важнейших политических институтов и лидеров в современной России нами был использован метод контент-анализа документов и программ, играющих важную роль в политическом процессе современной России.

В качестве материала для анализа, прежде всего, мы использовали тексты президентских посланий Федеральному Собранию Российской Федерации с 2000 по 2009 годы334, а также тексты программ российских политических партий335, прошедших в Государственную Думу в результате Послание Федеральному Собранию Российской Федерации 8 июля 2000 г. // Размещено на http://www.kremlin.ru/text/appears/2000/07/28782.shtml. Просмотр от 4 июля 2009 г.;

Послание Федеральному Собранию Российской Федерации 3 апреля 2001 г. // Размещено на http://molgvardia.clan.su/_ld/0/23_2001-.doc. Просмотр от 4 июля 2009 г.;

Послание Федеральному Собранию Российской Федерации 18 апреля 2002 г. // Размещено на http://www.politnauka.org/library/public/posl-2002.php. Просмотр от 4 июля 2009 г.;

Послание Федеральному Собранию Российской Федерации 16 мая 2003 г. // Размещено на http://www.politnauka.org/library/public/posl-2003.php. Просмотр от 4 июля 2009 г.;

Послание Федеральному Собранию Российской Федерации 26 мая 2004 г. // Размещено на http://www.politnauka.org/library/public/posl-2004.php. Просмотр от 4 июля 2009 г.;

Послание Федеральному Собранию Российской Федерации 25 апреля 2005 г. // Размещено на http://www.politnauka.org/library/public/posl-2005.php. Просмотр от 4 июля 2009 г.;

Послание Федеральному Собранию Российской Федерации 10 мая 2006 г. // Размещено на http://www.politnauka.org/library/public/posl-2006.php. Просмотр от 4 июля 2009 г.;

Послание Федеральному Собранию Российской Федерации 26 апреля 2007 г. // Размещено на http://www.kreml.org/other/148084218. Просмотр от 4 июля 2009 г.;

Послание Федеральному Собранию Российской Федерации 5 ноября 2008 г. // Размещено на http://www.kreml.org/other/196380834. Просмотр от 4 июля 2009 г;

Послание Федеральному Собранию Российской Федерации 12 ноября 2009 г. // Размещено на http://www.kremlin.ru/transcripts/5979. Просмотр от 22 января 2010 года.

Программное заявление партии «Единая Россия» // Опубликовано на официальном сайте партии «Единая Россия» http://edinros.er.ru/er/rubr.shtml?110100. Просмотр от 4 июля 2009 г.;

Программа политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации» // Опубликовано на официальном сайте партии КПРФ http://www.cprfspb.ru/22.html. Просмотр от 4 июля 2009 г.;

Программа политической партии «Либерально-демократическая партия России» // Опубликовано на официальном сайте партии ЛДПР http://www.ldpr.ru/partiya/prog/963/. Просмотр от 4 июля 2009 г.;

Программа политической партии «Справедливая Россия» // Опубликовано на официальном сайте партии «Справедливая Россия» http://www.spravedlivo.ru/information/section_11/section_99/.

Просмотр от 4 июля 2009 г.;

Программа политической партии «Яблоко» // Опубликовано на официальном сайте партии «Яблоко» http://www.yabloko.ru/Union/programma.html. Просмотр от 4 июля 2009 г.;

Программа политической партии «Правое Дело» // Опубликовано на официальном сайте партии СПС http://sps.ru/?id=228381. Просмотр от 4 июля 2009 г.;

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России выборов 2007 года («Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия»), а также менее успешных, однако же относящихся к числу партий «долгожителей» «Яблоко» и СПС. Кроме того, была включена считающаяся политически перспективной партия «Патриоты России».

Выбор обозначенных объектов отчасти обусловлен выводами и оценками, к которым мы пришли ранее. Для политической сферы современной России характерна следующая закономерность: политические лидеры (в первую очередь – президент) и политические партии прямо и косвенно оказывают существенное влияние на процесс сакрализации власти вне зависимости от того, являются ли они при этом объектами / субъектами сакрализации или же проводниками / носителями сакрального.

Соответственно, объектом анализа стали тексты, имеющие к ним прямое отношение – программы основных политических партий (при этом были исключены предвыборные документы, привязанные к определенному электоральному циклу и нацеленные на краткосрочную перспективу) и тексты Посланий Президента РФ Федеральному Собранию.

Положительными чертами последних является то, что это официальные документы, отражающие официальную позицию властных кругов и, соответственно, публикация которых происходит ежегодно. Послания Президента РФ Федеральному Собранию (далее Послания) обладают строго выверенными структурой и содержанием и являются важнейшим официальным источником политических, ценностных и идеологических установок. При этом, в отличие от партийных программ, Послания ориентированы в первую очередь на политическую элиту, представителей органов государственной власти, высшего и высшего среднего класса, интеллигенции, и лишь затем, в меньшей степени – на рядовых граждан страны336.


Программа политической партии «Патриоты России» // Опубликовано на официальном сайте партии «Патриоты России» http://patriot.townnet.ru/down/programma.doc. Просмотр от 4 июля 2009 г.

На первый взгляд, очевидной кажется целесообразность использования в качестве объекта контент-анализа также текстов стенограмм «Прямой линии с Президентом Российской Федерации», так как именно в них элементы сакрального используются для целенаправленного воздействия на массовое сознание.

Действительно, анализ текстов стенограмм «Прямой линии» изначально предполагалось включить в текст данной работы, однако обнаружилось их несоответствие самой концепции исследования: анализ текстов партийных программ и президентских Посланий предполагал, в конечном итоге, их сопоставление между собой, а для минимизации возможных искажений необходимо было качественное сходство анализируемого материала. И программы, и послания являются официальными документами, это тщательно выверенные по структуре и содержанию тексты с конкретной направленностью. В случае же с текстами стенограмм, сложно вычислить соотношение в них подготовленной, выверенной и случайной информации. Кроме того, эти тексты содержат информацию, идущую в двух направлениях: от граждан к президенту и от президента к гражданам, в то время как тексты Посланий и партийных программ представляют собой своеобразный message от властных субъектов во вне. Именно поэтому мы не сочли Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России Единицами анализа в нашем случае стали смысловые понятия, способствующие раскрытию проблематики сакрального. Для этого мы выделили пять групп слов, отчасти соответствующих выстроенной нами ранее типологии сакрализации: сакральное как священное, сакрализация прошлого / истории (и, в качестве особой ее разновидности – сакрализация предков, «культ памяти» - при сопоставлении результатов эти два блока целесообразно суммировать), сакрализация власти / силы и группа, включающая элементы сакрального, характерные для демократического общества. В указанные группы вошли следующие понятия:

1. бог (божественный), вера (верить, доверие), миссия, религия (религиозный), священный (святой), ценности, церковь;

2. будущее, история (исторический), прошлое;

3. наследие (наследство, наследник), память, предки, преемственность;

4. величие (великий), власть (властный), держава, могущество (могучий), мощь, превосходство, сила (сильный);

5. государство (государственный;

по отношению к России), демократия (демократический, демократ), народ (народный), нация (национальный;

но: не «национальность, национальный»), свобода (свободный), страна (по отношению к России), суверенитет (суверенный).

Целью проведения контент-анализа стало выявление удельного веса выделенных нами групп слов в данных документах, и соотношения их между собой, что давало возможность выделить «доминирующий» блок. Вычисление отношения отмеченных смысловых блоков к общему количеству слов в каждом из анализируемых нами текстов позволило в определенной степени минимизировать погрешность, возможную при сравнении текстов, отличающихся по объему.

Относительно общего объема информации, доля этих смысловых блоков очень мала. Однако нас в первую очередь интересовало сопоставление полученных числовых значений между собой.

возможным на данном этапе включить анализ стенограмм «Прямой линии» в наше исследование.

Еще одним потенциально возможным объектом анализа можно считать инаугурационные речи президентов России. Их ритуальный смысл достаточно ярко выражен, а сама процедура инаугурации перекликается с церемонией восшествия царя на престол. Однако же для нашего исследования большую значимость представляет сам факт наличия традиции произнесения этих речей, поскольку именно эта их смысловая нагрузка оказывает влияние на массовое сознание, в то время как смысл речи, ее содержание может теряться на фоне «ритуальности» происходящего.

Послания президента, напротив, воспринимаются именно как установка, политический и ценностный ориентир, и именно в этом качестве способны привлечь внимание граждан, несмотря на то, что адресованы в первую очередь представителям органов государственной власти, политической и экономической элите страны. Кроме того, тексты инаугурационных речей соответствуют не всем необходимым техническим параметрам, поскольку процедура инаугурации происходит регулярно, но не ежегодно.

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России Для сравнения полученных результатов анализа текстов Посланий с аналогичными результатами обработки текстов программ политических партий, мы посчитали возможным вывести среднее арифметическое значение.

Результаты проведенного контент-анализа и последующих вычислений представлены в виде таблиц (см. Приложения 3 – 5) – по одной сводной таблице (А, и Б), включающих в себя количество упоминаний в тексте выбранных нами понятий и общее количество слов в каждом тексте, и по четыре таблицы (А1 – А5, Б1 – Б5), представляющих собой результаты вычисления количества упоминаний выбранных слов по смысловым блокам и их доли в общем количестве слов.

После каждой из таблиц А1 – А5 приводится среднее количество упоминаний подсчитываемых понятий за десять лет (с 2000 по 2009 годы), а затем, в качестве обобщения, – диаграмма соотношения долей блоков за обозначенный временной период..

Таблицы Б1 – Б5 дополнены диаграммами, отображающими соотношение рассчитанных долей в программах политических партий и в посланиях президента (для сравнения используем средний показатель).

Анализ полученных материалов позволяет констатировать, что подтверждается отмеченная выше закономерность о том, что процесс сакрализации лидера в большей степени происходит «снизу», а не «сверху».

Этим, отчасти, объясняется небольшое количество случаев использования слов, выбранных нами в качестве единиц анализа, в текстах посланий президента.

При этом более половины (около 69 %) этих случаев приходится на пятый смысловой блок – в него входят элементы сакрального, присущие демократическому обществу.

На втором месте – блок сакрализации власти и силы. Показатели же оставшихся блоков очень малы. Подобный результат подтверждает один из наших прежних выводов о том, что в условиях современного демократического государства и информационного общества, сакрализация власти политического лидера часто осуществляется в форме харизматического лидерства посредством обретения политическим лидером должностной харизмы.

Сакрализованная должность подразумевает наличие ряда атрибутов и необходимость соблюдения определенных ритуалов, предназначенных для поддержания и укрепления «сверхъестественного» статуса ее носителя. Потому естественной и необходимой в президентском обращении является апелляция к демократии и ее атрибутам, являющимся сакрализующими элементами современной политической системы. Также и обращение к образам власти и силы является необходимым, поскольку именно этим образам наше население традиционно отдает предпочтение.

При сопоставлении числовых показателей, полученных в результате анализа программ политических партий (см. Приложение 4), мы обнаруживаем, что доля содержащихся в их текстах единиц анализа существенно превышает результат, полученный при анализе текстов посланий президента.

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России Причинами этого могут являться, как различие целевых аудиторий данных документов (в отличие от посланий, программы партий в большей степени рассчитаны на рядовых граждан страны, на массовый электорат), так и особенности применения сакрального в современном политическом процессе.

Современные российские политические партии практически не выступают в качестве объекта сакрализации (хотя иногда и выступают в качестве проводников сакрального по отношению к политическим лидерам). В тоже время партии отнюдь не пренебрегают возможностью использовать сакральное в качестве одного из наиболее эффективных инструментов легитимации политической власти и создания эффективного политического имиджа.

Поэтому, хотя числовые показатели наличия анализируемых смысловых блоков в программах различных политических партий отличаются между собой в зависимости от их политико-идеологической ориентации, они значительно превосходят аналогичные показатели в посланиях президента. И в то же время, несмотря на активное использование в данном случае всех смысловых блоков, преимущественное обращение к четвертому и пятому блокам, как и в первом случае, является очевидным.

Таким образом, данные материалы еще раз подтверждают констатацию того факта, что в политическом процессе современной России политические партии как субъекты политики существенно уступают лидерам и в политической активности, и по степени результативности деятельности, и в эффективности формирования политического имиджа.

При этом лидер выступает и как объект, и как субъект сакрализации (в том числе, и по отношению к себе), в то время как партии практически не способны использовать потенциал сакрального и с трудом поддаются сакрализации.

Помимо этого, нами был выявлен интересный эффект, связанный с тем, что сфера сакрального и политический лидер могут действовать взаимонаправленно. То есть лидер может не только извлекать пользу из процесса сакрализации, но и способствовать расширению и укреплению пространства сакрального, за счет поддержания и развития существующих, а также выработки и внедрения новых политических мифов, ценностей и установок, символов в политическую сферу.

В свою очередь, процесс сакрализации, базирующийся на системе мифов, символов и ценностей, приведенных в соответствие с требованиями существующей политической реальности, существенно влияет на улучшение политического имиджа лидера и повышение степени легитимности его правления, будь то управление политической организацией или государством.


Еще одной группой проанализированных текстов, соответствующих интересующим нас параметрам, стали Новогодние обращения президента РФ к гражданам России337.

Новогоднее обращение президента РФ Владимира Путина к гражданам России декабря 2000 года // опубликовано на Новости NEWSru.com // Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России Новогодние обращения также носят регулярный характер, тексты подготавливаются заранее, а содержащаяся в них информация направлена от президента к гражданам страны. Однако необходимо учитывать, что, несмотря на официальный характер, данные тексты в большей мере ориентированы на иррациональное восприятие, поскольку «привязаны» к государственному празднику, который является одним из самых популярных среди граждан и при этом не несет идеологической, политической или социальной смысловой нагрузки. (Тексты Посланий, напротив, рассчитаны на рациональное восприятие, а политические партии в текстах своих программ стараются максимально использовать и рациональные, и иррациональные рычаги воздействия на массовое сознание). Соответственно, сопоставление результатов обработки всех обозначенных текстов также представляло интерес в контексте выявления в них элементов сакрального (см. Приложение 5).

Анализ данных материалов показывает, что в случае Новогодних обращений доля пятого смыслового блока, включающего в себя элементы сакрального, характерные для демократического общества, оказывается заметно ниже, нежели в текстах, проанализированных нами ранее – она не достигает и 50 %.

Сравнительно уменьшилась и доля четвертого блока, соответствующего силе и власти. В то же время существенно возросла доля блоков, более ориентированных на эмоциональное восприятие – для них характерно обращение к ценностям, прошлому и будущему. В основном это обусловлено спецификой события, являющегося в данном случае поводом для президентского обращения к гражданам – традиционно празднование наступления нового года сопровождают два основных мотива: мотивы перехода и обновления. Кроме того, в сознании большинства граждан этот праздник связан с ожиданием перемены жизни к лучшему. Соответственно, ритуал произнесения президентом обращения к гражданам непосредственно перед наступлением Нового года оказывается важной составной частью http://www.newsru.com/russia/28dec2007/last_song.html. Просмотр от 10 июля 2009 г.;

Новогоднее обращение Президента РФ Владимира Путина к гражданам России 31 декабря 2001 года // там же;

Новогоднее обращение Президента РФ Владимира Путина к гражданам России 31 декабря 2002 года // там же;

Новогоднее обращение Президента РФ Владимира Путина к гражданам России 31 декабря 2003 года // там же;

Новогоднее обращение Президента РФ Владимира Путина к гражданам России 31 декабря 2004 года // там же;

Новогоднее обращение Президента РФ Владимира Путина к гражданам России 31 декабря 2005 года // там же;

Новогоднее обращение Президента РФ Владимира Путина к гражданам России 31 декабря 2006 года // там же;

Новогоднее обращение Президента РФ Владимира Путина к гражданам России 31 декабря 2007 года // опубликовано на http://nidhoggr.ucoz.ru/news/2008-01-01-75. Просмотр от 10 июля 2009 года;

Новогоднее обращение Президента РФ Дмитрия Медведева к гражданам России 31 декабря 2008 года // опубликовано на http://vpulse.ru/2008/12/31/novogodnee-obrashhenie-prezidenta-rossii-dmitriya anatolevicha-medvedeva. Просмотр от 10 июля 2009 года;

Новогоднее обращение Президента РФ Дмитрия Медведева к гражданам России 31 декабря 2009 года // опубликовано на http://news.kremlin.ru/transcripts/6557. Просмотр от 21 января 2010 года.

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России позитивно воспринимаемого праздника и может быть оценен как одна из символических составляющих формирования положительного имиджа.

В целом, анализ места и роли сакральности и сакрализации в деятельности и имидже политических партий в современной России позволяет констатировать их достаточно слабую институциональную выраженность.

Более значимую роль они играют в образах лидеров политических партий, составляя основу их харизматической составляющей.

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России 4.3. Сакрализация силы: армия как атрибут сакральности и объект сакрализации.

Проведенный нами контент-анализ, результаты которого представлены в предыдущем разделе, выявил значительную роль образов власти и силы, и, соответственно, мы сочли необходимым отдельно рассмотреть сакрализацию армии: будучи одним из силовых ресурсов государства, она может служить наглядным примером сакрализации государственной мощи. Следует также определить, является ли современная российская армия объектом сакрализации, или же используется в качестве одного из инструментов сакрализации государственной власти.

На уровне массового сознания образ сильного государства и сильного лидера в первую очередь включает в себя способность политического руководства в полной мере осуществлять свою политику как внутри страны, так и за ее пределами, что неизбежно подразумевает наличие возможности навязывать свою волю не только силой убеждения, но и посредством принуждения.

При этом из всех силовых ресурсов современного государства именно вооруженные силы могут быть наиболее эффективно использованы при формировании положительного имиджа государственной власти. Отчасти это обусловлено тем, что, в отличие от деятельности органов внутренней безопасности, деятельность армии ориентирована в первую очередь на защиту страны от внешних угроз, а также на поддержку ее внешнеполитических интересов.

Кроме того, армия обладает множеством атрибутов, в совокупности своей создающих благоприятные условия для ее участия в процессе сакрализации: традиции, ценности, ритуалы, символика, мифы и сакрализованная история, зачастую находящие свое отражение в праздниках, днях воинской славы, памятных датах, особый внешний вид, правила и нормы поведения – как неписаные, так и документально закрепленные.

На протяжении многих веков российской истории правители не пренебрегали использованием этого ресурса. Наиболее активная его эксплуатация началась в период царствование Петра I: если до него существенную роль играли религиозные ритуалы и церемонии, то при Петре I большую значимость приобрели триумфы и военные парады, более соответствовавшие его рационалистической идеологии. Объявив армию и флот единственными союзниками России, и предпринимая все возможные меры для их укрепления и развития, он поднял их престиж на невиданную ранее высоту.

Это на много лет вперед определило и особый политический статус вооруженных сил (в первую очередь – гвардии). Его потомки также выработали Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России свои модели взаимоотношений с вооруженными силами и привлечения их конструированию собственного политического имиджа. Так, именно особый статус войск не в последнюю очередь позволил прийти к власти Елизавете I и Екатерине II. А Павел I, сочетая роли религиозного лидера и полководца и принимая за образец средневековые рыцарские ордена, по мнению Р. Уортмана, «соединил символику религиозного, военного и придворного превосходства, пытался возвысить свою власть как объект почитания и послушания338».

Императоры Николай I и Александр II приезжали на фронт и находились в районе боевых действий, тем самым закладывая основу для создания образа правителя-героя.

После октябрьской революции символическая роль армии также претерпела целый ряд трансформаций. На смену образу рабоче-крестьянской Красной Армии, успешно отразившей угрозу со стороны первых врагов молодого советского государства – белогвардейцев и интервентов, пришел образ советской армии, одержавшей победу над фашизмом. Эти образы последовательно встраивались в политические мифы (такие, как «миф о сотворении» советского государства), способствуя сакрализации политической истории, а символический образ армии постепенно терял прежнюю значимость, поскольку в период «холодной войны» для демонстрации силы большее значение приобрели достижения оборонно-промышленного комплекса в рамках «гонки вооружений».

К концу ХХ века влияние вооруженных сил на политические процессы заметно уменьшилось: война в Афганистане, а затем и в Чечне, повлекшие за собой многочисленные человеческие жертвы и в итоге не принесшие стране сколько-нибудь значимой пользы, негативно отразились на имидже не только государственной власти, но и вооруженных сил. В свою очередь недостаточное финансирование и низкий уровень технического оснащения войск, а также материальная необеспеченность военнослужащих и их семей окончательно подорвали престиж военной службы и армии как института.

Кроме того, изменение геополитической ситуации в мире после распада СССР и отсутствие у современного российского государства единой идеологии привело к исчезновению образа «внешнего врага» и, соответственно, к отсутствию необходимости постоянной готовности к военному вторжению.

При этом возрастающая активность террористических организаций требует укрепления других силовых ведомств (МВД, ФСБ). Во многом следствием этого стало массовое сокращение армии в рамках ее реформирования.

В большинстве случаев в символическом пространстве политики вооруженные силы не обладают полной самодостаточностью. Помимо основной символической функции – демонстрации военной силы и мощи государства, обеспечивающей безопасность от внешних угроз (боевые действия, учения и – в качестве ритуального воплощения – парады и смотры), Уортман Р. С. Сценарии власти Т. 1. С. 243.

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России они либо выступают в качестве символического воплощения нации, представляя собой силу, покорную политическому лидеру (подчеркивая тем самым и его способность держать эту силу под контролем), либо как фоновое сопровождение правителя-героя339 в процессе совершения им подвига на благо Отечества.

Подобная функциональность образа армии вполне объяснима с точки зрения построения политического имиджа правителя и его сакрализации.

Очевидно, что лидерские качества могут проявляться только при наличии последователей / подчиненных, но в случае правителя государства, во власти которого находятся народные массы, лидерские качества должны быть не только реализованы, но и соответствующим образом продемонстрированы.

С этой точки зрения армия предстает не просто в качестве фона – она может быть рассмотрена в качестве несколько упрощенной модели государства, поскольку обладает собственной организационной и социальной структурой, территорией, имуществом и нормативными документами, а подчиняется тому же правителю. И в случае успешности ее деятельности у правителя есть возможность обозначить свою сопричастность к этим успехам, свою состоятельность в качестве воплощения силы государства.

В некоторых ситуациях лидер может продемонстрировать и свои личные качества (вне зависимости от их реального наличия или отсутствия), соответствующие «силовому» образу: физическую силу, ловкость, смелость, решительность, специфические навыки, вызывающие интерес или одобрение (владение оружием, умение управлять различными видами боевой техники), что может способствовать укреплению его личного авторитета в дополнение к авторитету должностному. А соприкасаясь время от времени с этой «моделью»

государства и общества, относящихся к сфере профанного, правитель лишь подчеркивает на символическом уровне свою исключительность, сакральность властного статуса.

Оценивая технологии формирования «силового» компонента в имидже политического лидера, следует отметить их разнообразие340. В зависимости от Говоря об образе правителя-героя, уместно будет вспомнить о том ущербе, который способно нанести имиджу главы государства присутствие в информационном пространстве образа военачальника, героический статус которого был результатом его личных заслуг и достижений. Подобная ситуация представляет существенную угрозу властному авторитету и ставит под сомнение способность правителя быть воплощением силы. Наиболее наглядными примерами могут служить генерал М. Д. Скобелев при Александре II, а также маршал Г. К. Жуков при И. В. Сталине и генерал А. А. Лебедь при Б.

Н. Ельцине, популярность которых могла составить серьезную конкуренцию популярности руководителей государства.

См.: Абашкина Е., Егорова-Гантман Е., Косолапова Ю. Построение героя.

Формирование имиджа политического лидера. М., 2004;

Егорова-Гантман Е. В. Имидж политического лидера. М., 2006;

Образы государств, наций и лидеров / под ред. Е. Б.

Шестопал. – М.: Аспект Пресс, 2008;

Шестопал Е. Б. Образы российской власти: от Ельцина до Путина. М.: РОССПЭН, 2008 и др.

Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России статуса лидера, его политических предпочтений и личностных характеристик акцент может быть сделан на визуальной, вербальной, или идеологической составляющей.

Одним из направлений внедрения «силового» компонента политического имиджа является изображение лидера в военной форме. В результате лидер наделяется в глазах аудитории такими характерными качествами «типичного военного», как решительность, воля, сила духа и т.д.

Более того, подобные видео и фото материалы, демонстрирующие причастность данного политика к силовым структурам, выполняют кроме всего определенную идентификационную функцию, нацеленную на завоевание доверия к нему со стороны представителей соответствующих ведомств, в частности, военнослужащих. Также возможен вариант использования данных материалов как канала для усиления маскулинной составляющей имиджа для повышения его эффективности среди целевой женской аудитории.

Ярким примером сакрализации силовой составляющей является политический имидж В. В. Путина. Именно данный элемент в значительной степени позволяет объяснить стабильно высокий рейтинг его в качестве Президента Российской Федерации. На протяжении всех восьми лет его пребывания на данном посту роль силовой составляющей была очень значительной. Кроме таинственного и романтизированного силового прошлого (разведчик), В. Путин постоянно демонстрировал свою текущую причастность к силовым структурам. Его награждение военнослужащих, «военное окружение» на парадах в честь Дня Победы, посещение объектов Министерства Обороны Российской Федерации постоянно дополнялись полетами на сверхзвуковом истребителе, спуском в рубку атомной субмарины, обкаткой различной военной техники, стрельбой из различных видов вооружений.

Тем не менее, ни в одном из обозначенных выше случаев армия не выступает в качестве полностью самостоятельного политического субъекта:

подконтрольность силы и жесткие рамки, регламентирующие деятельность ее носителей являются обязательными атрибутами демонстрации ее гражданам.

На сегодняшний день российская армия находится в состоянии реформирования, что уменьшает вероятность проявления ею политической активности. Кроме того, нынешнее положение отнюдь не способствует ее функционированию в качестве объекта или субъекта сакрализации. Но при этом, будучи одним из необходимых атрибутов силы государства и государственной власти и обладая богатым историческим прошлым, традициями и ритуалами, она вполне способна выступать в качестве проводника сакрального и атрибута сакральности в процессе сакрализации государственной власти.

*** Подводя итоги по главе в целом, можно констатировать: проведенный анализ сакрализации как явления и как самостоятельного политического процесса, продемонстрировал не только сложность, многоаспектность данного Глава 4. Сакрализация политических институтов в современной России явления, но и его способность к трансформации и развитию в соответствие с вызовами сменяющих друг друга исторических периодов и изменениями политической реальности.

Это позволяет процессу сакрализации не только оставаться атрибутом архаического или традиционного общества, но и проявлять себя в качестве неотъемлемого элемента современного общества и одним из существенных факторов, оказывающих влияние на его политическую сферу.

Анализ основных механизмов проявления сакрального в современной политике и проявления процесса сакрализации в качестве одного из базовых факторов легитимации власти, позволяет сделать вывод о том, что сакральное в политике продолжает играть ключевую роль, несмотря на повсеместное распространение и внедрение (в той или иной степени и форме) институтов и механизмов демократии в современном мире. Представляется, что данный феномен не утратит своей актуальности и в будущем с укреплением политических позиций институтов гражданского общества (об этом свидетельствует опыт стран с устоявшимися демократическими традициями).

Заключение Заключение Проведенный анализ места и роли сакрального и сакрализации в истории и политической жизни современной России еще раз подтвердил сложность и многоуровневость данной проблемы и необходимость использования не только методологического инструментария и имеющихся исследований политической науки, но и материалов культурологических, религиоведческих, социально-психологических, философских, антропологических исследований. Это позволяет более полно проанализировать и оценить рассматриваемое явление, отобразить всю его сложность и многообразие.

Элементы сакрального присутствуют в политической жизни общества с древнейших времен в условиях различных политических режимов. Процесс сакрализации на протяжении многих веков человеческой истории являет собой пример гибкого и довольно-таки эффективного механизма упрочения легитимности власти и конструирования политического имиджа властных субъектов. Проведенный анализ позволил сделать вывод о том, что в современных условиях сакрализация не является архаичной формой политических взаимоотношений, равно как нельзя отнести ее полностью и к религиозной сфере.

На основе исследования явлений политической сакрализации и политического манипулирования было выявлено их сущностное и функциональное сходство, взаимное влияние и взаимозависимость. Материалы показали, что в процессе сакрализации широко используются манипулятивные технологии, при этом по сути своей сакрализация как политический процесс (в тех случаях, когда она происходит не стихийно, а целенаправленно) может считаться одним из инструментов манипуляции массовым сознанием.

Целью политической сакрализации чаще всего является формирование определенного политического имиджа объекта сакрализации, будь то политический лидер, партия или институт, явление, посредством придания объекту ряда свойств, специфических характеристик, относящихся в той или иной степени к сфере сакрального и рассчитанных на благоприятную реакцию, положительное восприятие массовым сознанием. Именно это делает сакрализацию востребованной политическими субъектами и достаточно актуальной. Сакрализация, таким образом, выступает в качестве эффективного механизма, способствующего повышению легитимности власти в массовом сознании.

Анализ показал, что в условиях современной политики сакральное и элементы, входящие в его структуру, не только представляют собой сложные идейно-мировоззренческие конструкции, внедряемые в сознание общества и Заключение народных масс с помощью наиболее современных технологий массовой информации и коммуникации, но и опираются на социокультурные и социопсихологические ментальные особенности российского общества, на исторические традиции, ценности и менталитет народа.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.