авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 29 |

«ЧЕХОВ И МИРОВАЯ ЛИТЕРАТУРА В томе собран и исследован огром­ ный документальный материал, отра­ жающий роль Чехова — прозаика и драматурга — в ...»

-- [ Страница 12 ] --

21 Ibid. S. 283-284. "В драматизме содержания, в редкой способности возвыситься над изображаемым заключено sui generis романа, на которое Чехов с полным правом указал во введении и которое оправдывало его произведение тем, что оно во многом отделяло автора "Драмы на охоте" от потопа схематичных, стереотипных олеографий бульварных криминалистов" (S. 283-284) - в этом в конечном итоге видит Хальм ценность раннего произведения писателя.

22 Filp-Miller R. Nachwort //Tsehechoff A. Der unntz e Mensch Platonoff. Mnchen, 1928. S. 159.

23 Ibid. S. 159-160.

24 Ibid. S. 162. В заключение послесловия P. Фюлеп-Миллер благодарит за помощь, оказанную ему при издании перевода первой пьесы Чехова, Ю.М. Соболева, Е.Э. Лейтнеккера, В.М. Фриче, - одна из не прочтенных пока страниц русско-австрийских культурных связей 1920-х годов.

25 Ibid. S. 7.

26 Tschechow A. 1) Humoristische Erzhlungen. Wien, 1946. 109 S. (Tagblatt-Bibliothek. N 1270);

2) Lustige Geschichte / Autorisierte bersetzung von Alexander Eliasberg und Wladimir Czumikow. Linz u.a., 1947. 96 s.;

3) Knaben. Kindern. Wien, 1947. 61 S.

27 DUnndruckausgabe - издание на тонкой печатной бумаге собрания сочинений писателя в одном томе. Tschechow A. Werke / Ausgewhlt, bersetzt und mit Nachwort versehen von Richard Hoffmann. Wien;

Mnchen;

Basel, 1958. 1135 S.

28 Ibid. S. 1123.

29 Ibid.

30 Tschechow A. Das Duell und andere Erzhlungen / bersetzung, Nachwort und Zeittafel Marion Jerschowa.

Wien, 1970. 574 S.

31 Altenberg P. Selbstbiographie // P. Altenberg. Diogenes in Wien. Aphorismen, Skizzen und Geschichten / Hrsg. und mit einer Nachbemerkung versehen von Diertrich Simon. Berlin, 1979. Bd. 1. S. 23-24.

32 Altenberg P. Der Besuch (Der Revolutionr besucht einem "Jour”) // Atenberg P. Op. cit. Bd. 1. S. 81-82.

33 Wagner P. Peter Altenbergs Prosadichtung. Untersuchungen zur Thematik und Struktur des Frhwerks.

Diss. Westfllischen Wilhelms-Universitt zu Mnster. 1965. S.136. Fin de sicle. Kommentar zu einer Epoche.

ЧЕХОВ В АВСТРИИ Von Jens М. Fischer. Mnchen, 1976. S. 168;

Schfer H.-D. Peter Altenberg und die Wiener "Belle Epoque” // Literatur und Kritik. Salzburg und Wien, 1968. H. 21/27. S. 385.

34 Das Tagebuch / Hrsg. von St. Grossmann. 1. Jg. H. 48. S. 1543.

35 Altenberg P. Premiere "Der Kirschgarten". Tragikomdie in 4 Akten, von Anton Tschechow // Altenberg P. Op. cit. Bd. 2. S. 173.

?6 Ibid. S. 173.

37 Ibid. S. 174.

38 Ganz H. Vor der Katastrophe. Ein Blick ins Zarenreich. Frankfurt, 1904. S. 1-2. Zit.: Wegner M.

Deutsche Arbeiterbewegung und russische Klassik. 1900-1918. Theoretische und praktische Probleme Erbe Rezeption. Berlin, 1971. S. 90.

39 Otten K. Die expressionistische Generation // Ahnung und Aufbruch. Expressionistische Prosa / Hrsg. und eingeleitet von K. Otten. Neuwied / Ph. und Berlin;

Spandau, 1957. S. 16.

40 Rilke R.-M. Briefe, Verse und Prosa aus dem Jahre 1896. S. 6.

41 R.-M. Rilke an Sofia N. Schill, 16. Febr. 1900 // Rilke und Ruland. Briefe, Erinnerungen, Gedichte / Hrsg. von Konstantin Asadowski. Berlin;

Weimar, 1986. S. 120. См. также: Рильке P.M. Письма в Россию / Публикация, вступительная статья, перевод и примечания К. Азадовского // Вопросы литературы. 1975.

№ 9. С. 214-242;

Полоцкая Э.А. Вступительная статья к примечаниям - 13, 354-355.

42 Rilke und Ruland. S. 122.

43 Левитан И.И. Письма. Документы. Воспоминания. М., 1956. С. 10.

44 Впервые опубликовано: Записки отдела рукописей / Гос. б-ка им. В.И. Ленина. Вып. 8.

А.П. Чехов. М., 1941. С. 56. Поскольку во французском тексте письма и русском переводе в данной публикации содержится ряд ошибок, приводим наш перевод по изданию: Rilke und Ruland, где оригинал письма воспроизведен без ошибок.

45 Rilke und Ruland, S. 29.

46 Ibid. S. 130.

47 Ibid. S. 130.

48 Ibid. S. 134-135.

49 Ibid. S. 138-139.

50 Ibid. S. 140-141.

51 Ibid. S. 147.

52 Ibid. S. 192.

53 Ibid. S. 223.

54 Если C.H. Шиль с помощью М. Метерлинка приближала Рильке к пониманию новаторства Чехова, то П.Д. Эттингер, сопоставляя Чехова с Метерлинком, отдавал предпочтение Метерлинку.

Речь об этом идет в письме П.Д. Эттингера к P.M. Рильке от 18 февраля 1901 г., целиком посвященном "Трем сестрам" и представляющем собой яркую, хотя и субъективную страницу в истории восприятия пьесы современниками: «Пьеса - типичная работа Чехова, в которой его постоянный недостаток отсутствие драматизма - заметен еще больше. Содержание Вы знаете из посланной в свое время газеты, и я освобождаю себя от малоприятной задачи излагать его, тем более, что это и в самом деле трудно - передать действие, которого почти нет. Совершенно отсутствуют четкая драматическая завязка, последовательно развивающийся мотив, драма вообще лишена напряжения. Здесь ряд пронизанных настроением сцен, в которых великолепно передана меланхоличность русской провинциальной жизни, немало жизненно.правдивых, истинно русских типов. Однако тщетно было бы искать общую основу, связующий все психологический элемент. А может быть, драматическую основу образует всепроникающая меланхолия, глубоко пессимистическая мысль, что все стремления к чему-то высокому, лучшему никогда не осуществятся? В течение целого вечера эта меланхолия струится со сцены и въедается в самые укромные уголки наших душ.

Автор прямо-таки с рафинированной жестокостью играет на наших нервах и принуждает нас смотреть на жизнь, как он, что, конечно, свидетельствует о его великом таланте (...) И в большинстве сцен покоряешься его живописи настроений, отдельные из них в высшей степени восхитительные, но они исключают великое, покоряющее, синтез.

Играли чудесно, сомневаюсь, что где-нибудь в Европе такого рода пьеса может быть сыграна лучше и эмоциональнее (...) Простая декорация комнат, мебель, сотни мелочей, костюмы - все свидетельствует о любовном проникновении в замысел автора, так что трудно сказать, что принадлежит последнему и что режиссеру. Отдельные сцены исполнены такой увлекательной, тонкой по настроению жизненной правды, что впечатление от них так скоро не изгладится.

В целом же - слабая драма талантливого писателя. Нового Чехов здесь не дает, те же мотивы и в "Дяде Ване", и в "Чайке'\ драматическая жизнь в этих пьесах даже сильнее. Мне даже показалось, что сюжет "Трех сестер" лучше бы подошел для повести. Ведь в конце концов пьеса эта не что иное, как перенесенная на сцену повесть.

Не знаю, указал ли уже кто-нибудь на родство Чехова-драматурга с Метерлинком, оно мне кажется поистине великим. У обоих исключительное место занимает настроение, которого оба добиваются, действие же исчезло почти полностью. Однако Метерлинк более великий драматург, у него все второстепенное отодвинуто в сторону, все строго и сознательно устремлено к конечной цели. В "Там, внутри", "Непрошенной", "Слепых" и т.д. каждому ясно, чего автор хочет и для чего написана 264 ЧЕХОВ В АВСТРИИ пьеса. Соответственно впечатление очень сильное, даже в посредственной постановке, и, удовлетворенный, уходишь из театра, потому что писатель дал то, что обещал. У Чехова я часто задаю себе вопрос, для чего собственно пьеса написана. В ней четыре акта, однако может быть два или шесть.

Но для того, чтобы вызвать в нас смутное настроение, - для этого ведь и одного акта достаточно. Его пьеса, его многие последние повести не имеют конца не потому, что психологический мотив исчерпан, но потому, что автор в этом месте захотел закончить. Я признаю его великий талант, но у него нет постижения жизни, необходимого для создания великого произведения» Rilke und Ruland. S. 273-276.

Различия между Чеховым и Метерлинком С. Брутцер пыталась объяснить "противоположностью романского и славянского духа", но больше приближало ее к истине стремление установить различия эстетических систем символизма и реализма. "Форме, ставшей стилизованным символом действитель­ ности у Метерлинка, —пишет она, - противостоит бесформенная повседневность у Чехова, которая лишь временами освещается, подобно молнии, символом. С одной стороны, завершенность, чеканная форма, с другой, - казалось бы, произвольный отрезок без начала и конца из бесконечного потока повседневности (...) Драмы Чехова, которые, казалось, были лишь передачей самой суровой повсед­ невности, означали часть России, которая как раз ближе всего была Рильке, - пьесы о простом, о связи с землей, о связи с вещами, тем самым, пьесы большой правдивости (...) Благодаря теплой, истинно русской интерпретации Шиль Чехов становился близким молодому Рильке. Так и Чехов внес вклад, хотя для молодого Рильке сначала бессознательно, в его возвращение к простоте, к земле и к вещам" // BrutzerS. Rilkes russische Reisen. Darmstadt, 1969. S. 65 (репрографическое воспроизведение первого издания, вышедшего в 1934 г. в Кенигсберге).

55 Rilke R.M. Tagebcher aus der Frhzeit. Frankfurt am Main, 1973. S. 311. Положения эти вошли в статью Рильке "Театр Метерлинка" // Der Lotse. Hamburgische Wochenschrift fr Deutsche Kultur. 1. Jg. H.

14. 5. Jan. 1901. S. 470-472. Рильке послал ее A.H. Бенуа, "поскольку она имет касательство к нашему разговору в Петергофе" о Чехове //Rilke und Ruland. S. 217.

56 Mnchow U. Das "tgliche Leben". Die dramatischen Experimente des jungen Rilke // Rilke-Studien. Zu Werk und Wirkungsgeschichte. Berlin;

Weimar, 1976. S. 45.

57 Rothbauer G. Nachwort // Weitende. 33 Erzhlungen von der Jahrhundertwende bis zum Beginn der faschistischen Diktatur. Berlin, 1977. S. 486-487. Мысль о том, чтобы вернуться к переводам произведений Чехова даже после неудачи с публикацией "Чайки", жила в сознании писателя. Свидетельство тому письмо А.Н. Бенуа австрийскому поэту от 4/17 августа 1902 г., в котором читаем: "Вы спрашиваете, что бы Вам перевести? Переведен ли Чехов полностью? Вероятно, да". И Бенуа рекомендует Рильке перевести "Сон смешного человека" и "Бобок" Достоевского, рассказы JI. Андреева, "Симфонии" А. Белого // Rilke und Ruland. S. 346.

58 Шницлер A. Зеленый попугай: Трилогия (Парацельс. - Подруга. - Зеленый попугай). М., 1900.

См.: Б а л у х а т ы й С. Библиотека Чехова // Чехов и его среда. Л., 1930. С. 313.

59 Норвежский О. Литературные силуэты. СПб., 1909. С. 64.

60 Schnitzler A, Briefe. 1875-1912 / Hrsg. von Theresa Nicki und Heinrich Schnitzler. Frankfurt am Main, 1981. S. 530.

61 Ibid. S. 624. На русском языке в неточном переводе письмо было опубликовано в ежедневной театральной газете "Театр" (М., 1910. № 583. 27 января. С. 7).

62 Звездич П. Антон Чехов перед лицом немецкой публики // Одесские новости. 1897. № 4099.

29 сентября. Статья эта была известна Чехову - см. комментарий В.Б. Катаева - VII, 452.

63 Звездич П. Большой поэт маленького поколения // Современный мир. СПб., 1913. 6 2. С. 74-75.

64 Там же. № 3. С. 41-42.

65 Цит. по: Urbach R. Schnitzler - Kommentar zu den erzhlenden Schriften und dramatischen Werken.

Mnchen, 1974. S. 17.

66 Wagner R. Arthur Schnitzler. Eine Biographie. Wien;

Zrich;

Mnchen;

New York, 1981. S. 161.

Шницлер пришел в медицину несколько иными, чем Чехов, путями. Его карьера медика была проложена ему его отцом, известным ларингологом, профессором Венского университета Иоганном Шницлером, в прошлом бедняком, прибывшим в столицу империи, где он, пройдя лишения и испытания, достиг высокого положения. Молодой Шницлер без энтузиазма изучал медицину, из-за чего между ним и отцом возникали напряженные отношения. Тем не менее Артур проявлял интерес к вопросам психиатрии, в частности, к труду Теодора Мейнерта "Вопрос о связи безумия и сочинительства", к новым методам психотерапии, производил эксперименты, которые были обобщены им в работе "О функциональной афонии и ее лечении с помощью гипноза и внушения" (1889), опубликованной в "Международном клиническом обозрении". Эта работа о вызванной поражением нервной системы утрате голоса была осуществлена за шесть лет до известной работы 3. Фрейда об истерии. До смерти отца в 1893 г. Артур работал его ассистентом, не занимаясь частной практикой, после смерти отца одно время был практикующим врачом. Нежелание его врастать в профессиональную медицинскую среду объяснялось решением посвятить себя литературе. Сам Шницлер считал, что врач должен жить в писателе.

67 Rieder H. Arthur Schnitzler. Das dramatische Werk. Wien, 1973. S. 18.

68 Ibid. S. 25.

69 Zweig S. Notizen zum Erzhler Arthur Schnitzler // Zweig S. Das Geneimnis des knstlerischen Schaffens.

Frankfurt am Main, 1981. S. 194.

70 Ibid. S. 194.

71 Ibid. S. 198.

ЧЕХОВ В АВСТРИИ 72 Ibid. S. 193.

73 Ibid. S. 195-196.

74 Ibid. S. 200.

75 Tagebuch, 10. Febr. 1929. C m.: Scheible H. Arthur Schnitzler in Selbstzeugnissen und Bilddokumenten.

Reinbek bei Hamburg, 1976. S. 127. В дневниках Шницлера нередки записи о чтении Чехова (от 13 сентября 1913 г., 26 января 1914 г., 25 мая 1914 г.), о впечатлении от премьеры "Вишневого сада” в Нойе Винер Бюне (запись от 12 октября 1916 г.: "(...) прекрасно - но понимают это очень немногие...").-Schnitzler A. Tagebuch. 1913-1916. Wien, 1983. S. 74, 94, 116, 319.

16 Rieder H. Op. cit. S. 91.

11 Hamann R., Hermand J. Epochen deutscher Kultur von 1870 bis zur Gegenwart. Impressionismu Frankfurt am Main, 1977. Bd. 3. S. 154.

78 Dr. J. Elegie auf das Leben // Volksblatt. 16. Mai. 1952.

79 Viertel B. Anton Tschechow "Die Mwe" (1952) // Viertel B. Schriften zum Theater. Berlin,1970. S. 54.

80 О. B. Akademietheater: "Die Mwe" // Neues sterreich, 16. Mai. 1952.

81 Bayr R. Das Lebens bittere Komdie // Salzburger Nachrichten. 21. Mai. 1952.

82 Bednarz K. Theatralische Aspekte der Drameniibersetzung. Dargestellt am Beispielderdeutschen bertragungen und Buhnenbearbeitungen der Drama Anton Cechovs. Wien, 1969. S. 110.

83 Torberg F. Ein Garten voll mit reifen, edlen Frchten // Presse. 17. Mai. 1960.

84 Blaha P. Josef Gielens groartige Schaubhne der Seele // Express. 17. Mai. 1960.

85 Kahl K. Optimismus auf weite Licht // Arbeiter Zeitung. Wien. 6. Mrz. 1956.

86 Flp-Miller R. Nachwort // Anton Tschechoff. Der unnutze Mensch Platonoff. S. 158-159.

87 Предисловие к русскому изданию собрания сочинений // Цвейг С. Собр. соч.: В 12 т. Л., 1927.

Т. 1. С. 11.

88 См.: Нечепорук Е.И. Сгефан Цвейг и русская литература // Учен. зап. Московского областного педагогического института им. Н.К. Крупской. 1968. Т. 220. Зарубежная литература. Вып. 11. С. 70-82;

Dieckmann E. "Der Tod des Iwan Iljitsch" und "Untergang eines Herzens". Ein Vergleich zwischen Lew Tolstoj und Stefan Zweig // Begegnung und Bndnis / Hrsg. von Gerhard Ziegengeist. Berlin, 1972. S. 418-426;

Hoefert S. Stefan Zweigs Verbundenheit mit Ruland und der russischen Literatur // Modem Austrian Literature.

V. 14. N 3/4. 1981. Riverside. P. 251-270.

89 Зингерман Б. Очерки по истории драмы XX века. М., 1979. С. 97.

90 Катаев В.Б. Проза Чехова: проблемы интерпретации. М., 1979. С. 214-216.

91 Zweig S. Episode am Genfer See // Zweig S. Der Amoklufer Hrsg. und mit Nachbemerkung versehen von Knut Beck. Frankfurt am Main, 1984. S. 189.

92 Ibid. S. 196.

93 rth (d. i. Josef Roth). Der letzte Mann // Frankfurter Zeitung. 1925. N 20. In: RothJ. Werke. Bd. 4.

S. 493.

94 Huppert H. Tschechow als Humorist // Anton Tschechow. Humoristische Erzhlungen. Wien, 1946. S. 5 9;

Der lchende Tragiker. Zu Anton Tschechows kundertsten Geburtstag am 29. Jnner 1960 //W eg und Ziel.

Wien, 18. Jg. 1960. N 1. S. 51-54;

Poetischer Heilknstler und Herztne // Die Weltbuhne. 1960. H. 2. Auch in:

Huppert H. Minuten und Momente. Ausgewhlte Publizistik. Halle;

Leipzig, 1978. S. 264-270.

95 Ibid. S. 264.

96 Ibid. S. 264-265.

97 Ibid. S. 265-266.

98 Ibid. S. 267-269. Вильгельм Буш (Wilhelm Busch, 1832-1908) - популярный немецкий поэт юморист, автор стихотворной повести с картинками "Макс и Мориц" (1865).

99 Ibid. S. 270.

100 Hirschmann М. Anton Pawlowitsch Tschechow. Leben und Werk. Wien, 1947.

101 Ibid. S. 6.

102 Hoffmann R. Ein groer Dichter und warmherziger Menschenfreund // sterreichische Zeitung. 15. Juli 1954. Далее цитаты до следующей сноски из данного источника.

103 В австрийской прессе 1954 г. публиковались всякого рода материалы и информация о писателе.

Так, "sterreichische Volksstimme" в номере от 15 июля помещает заметку "Писатель и его театр" и отрывок из книги К.С. Станиславского "Мбя жизнь в искусстве". В статье отмечалось, что пьесы Чехова были решающими для театра, который должен был быть "художественным", но не чуждым миру, что путь к мировому успеху мог открыть лишь такой коллектив режиссеров и актеров, каким • является коллектив МХТ. В "sterreichische Zeitung” от 14 июля 1954 г. было опубликовано сообщение о Чехове и Чайковском, от 15 июля - об издании произведений писателя в СССР, заметка М.П. Чеховой о Доме-музее в Ялте, рассказ "Детвора" в переводе Ф. Фукс, от 16 июля - информация о мероприятиях, посвященных памяти Чехова на родине, о новых советских фильмах по произведениям Чехова, от 17 июля - передовая статья из "Правды" от 15 июля, заметка о торжественном заседании в Москве. В декабрьском номере этой газеты сообщалось и о мероприятиях Австрийско-советского общества. Речь на празднике в честь Чехова произнес знаток русского театра профессор Йозеф Грегор. Он оценил предоставленную ему возможность говорить о Чехове как награду и воздал должное Чехову не только как драматургу и рассказчику, но и врачу, самоотверженно помогавшему беднякам в русских деревнях.

266 ЧЕХОВ В АВСТРИИ Профессор Глазер рассказал о восхищении и особой теплоте, с какими говорил о Чехове К.С. Станиславский. Известный актер Бурггеатра Феликс Штайнбек выступил с чтением рассказов "Пассажир 1-го класса" и "Смерть чиновника".

104 Hoffmann R. Anton Pawlowitsch Tschechow. Nachwort // Anton Tschechow. Werke. Wien;

Mnchen;

Basel, 1958. S. 1123.

105 Ibid. S. 1130.

106 Ibid. S. 1134.

107 Wimmer E. Der Dichter der hoffnungsvoller Schwermut. Zum 100. Geburtstag von Anton Tschechow // Volksstimme, 17. Jnner 1960.

108 Kauer. Dichter der Wende. Tschechows "Kirschgarten" im Akademietheater // Volksstimme, 16. Mai.

1960.

109 Weigel H. Viele Kirschen verderben den Garten // Illustrierte Kronen Zeitung. 17. Mai. 1960.

1,0 h. h. h. Ein Tschechow-Fest im Akademietheater // Arbeiterzeitung. 17. Mai. 1960.

111 Weigel H. Op. ciL 112 OB. Gewitterschwle unter alten Kirschbaumen // Neues sterreich. 17. Mai. 1960.

113 Blauhut R. sterreichische Novellistik des 20. Jahrhunderts. Wien, 1966, S. 294. Изменения в структуре новеллы и рассказа в XX в. пытался осмыслить австрийский философ, теоретик культуры, писатель и переводчик Пушкина, Гоголя, Толстого и Достоевского Рудольф Касснер (1873-1959). В послесловии к философскому рассказу "Ночь нерожденной жизни" (1950), размыш ляя над теоретическими вопросами новеллы, он сопоставляет теорию "сокола" Пауля Хейзе с практикой Мопассана и Чехова. Если в "Ожерелье" Мопассана есть поворот в развитии действия ("сокол"), благодаря которому можно "вышелушить" содержание и передать «го в немногих словах, то у русских писателей и прежде всего у Чехова поворот замещен настроением, психологией, глубиной. В этом и видит искусство рассказа Касснер, когда содержание рассказа переходит в форму, а осознание личности самой себя превращается в осознание мира и придает новелле смысл. См.: В 1 a u h u t R. Op. cit.

S. 55-58.

114 Eisenreich H. Bse schne W elt Gtersloh. 1957.

115 Eisenreich H. Cechow-Kassette. Цит. по ксерокопии машинописной рецензии, написанной для издательства "Diogenes Verlag" (Zrich), выпустившего десятитомное издание прозы Чехова (1976).

116 Наши гости. Петер Хандке // Иностранная литература. 1978. № 11. С. 260.

117 Наши гости. Барбара Фришмут // Иностранная литература. 1980. № 2. С. 264.

118 Фришмут Б. Время читать Чехова // Австрийская новелла XX века / Составление и предисловие Ю. Архипова. М., 1981. С. 496-503.

АВСТРИЙСКАЯ СЛАВИСТИКА О ЧЕХОВЕ Обзор Е.И. Н е ч е п о р у к а Основы научного изучения Чехова в Австрии1 были заложены в докторской диссертации Павла Наумовича Беркова ’'Отражение состояния России в конце XIX века в произведениях Чехова"2, защищенной им в Венском университете в мае 1923 г. Это была первая диссертация о писателе на немецком языке, первая подлинно научная работа о нем, сознательно противостоящая "импрессионизму" его оценок в критике. Берков был тогда единственным в странах немецкого языка ученым, знавшим творчество Чехова в полноте доступного тогда объема, а глав­ ное, глубоко чувствовавшим и понимавшим его. Берков сразу же заявил о себе как славист широкого историко-филологического профиля: это была работа ученого историка, однако на материале художественной литературы. Новаторской работа была не только для австрийской науки, но и для русского чеховедения (и шире литературоведения 20-х годов) в избранном автором методологическом аспекте изучения художественной литературы как исторического источника.

В отзыве, подписанном Г. Юберсбергером и Н.С. Трубецким и датированном 26 мая 1923 г., отмечалось, что диссертация "возвышается над посредственностью подобного рода сочинений и является выдающейся работой, которая не только готова к набору, но и достойна печати"3. И хотя диссертация так и осталась среди неопубликованных до сих пор работ ученого, даже в рукописном своем виде она на протяжении ряда десятилетий оказывала благотворное воздействие на австрийских чеховедов и историков русской литературы.

На глазах у всех ушел значительный этап истории, настало время оценить творчество писателей недавнего прошлого уже с позиции современности.

Своеобразие проблематики, исследуемой Берковым, заключалось в том, что в центр своей работы автор ставит "не творчество Чехова", "не самого Чехова и психологический момент", "не публицистическую оценку произведений Чехова", но "обычаи и состояние России в конце XIX в., насколько они нашли отражение в произведениях Чехова"4. Исследователь воспринимает творчество писателя как "художественную поэтическую картину его времени"5.

Полемический вызов в работе сформулирован ясно: для ее автора неприемлемо представление, что "все, что написал Чехов, будто бы хвалебный гимн сумеречным 80-м и 90-м годам", как это утверждалось А. Скабичевским, Ю. Айхенвальдом, И. Шмидтом, на работы которых ссылается Берков. Оценивая такой подход как поверхностный и ложный, он заявляет, что "принятие этой точки зрения было бы равнозначно отказу от какой-либо объективности, было бы пристрастной оценкой и тем самым - нарушением исторического метода"6.

Обосновывая методологию своего исследования, Берков в вопросе "о сути ху­ дожественного и исторического, следовательно, научного творчества", за которым он видит старый спор между "чистым искусством" и искусством, имеющим социаль­ ную, общественную направленность, стоит на стороне последнего.

В контроверзах о "пессимизме - оптимизме" Чехова, начавшихся еще при жиз­ ни писателя, Берков стремится к диалектическому решению вопроса. В том, что Чехов не был пессимистом, ученого убеждают и свидетельства современников А. Куприна, И. Бунина, В. Короленко, С. Елпатьевского, О. Книппер-Чеховой, и письма писателя, и, конечно, прежде всего его творчество. Он не склонен разде­ лять утверждение критика Ю. Айхенвальда, что пессимизм - постоянное свойст­ во русского человека. "Однако этот пессимизм не был основной составной частью ЧЕХОВ В АВСТРИИ ЧАЙКА Вена, Бургтеатер, Постановка Э. Акксра Треплев - Г. Бекман русской души, как это утверждалось в поспешных обобщениях, но лишь настрое­ нием, может быть, долго длившимся, затяжным. То, что это не был постоянный пессимизм, следует уже из того, что почти все чеховские герои предаются мечтам о будущей жизни, что будущее влечет их и что они ни за что так сильно не цепляются, как за грядущее. Если бы они были подлинными пессимистами, то будущее влекло бы их так же мало, как современность и прошлое. Напротив, в типах Чехова мы открываем даже мощную оптимистическую черту"7.

Вместе с тем Беркову было свойственно понимание, что Чехов - это нечто большее, чем определенная историческая эпоха. Он писал: "Может быть, придет время, когда чеховские произведения обретут широкую, освобожденную от временного и локального оценку, признание их универсального характера, как и сам писатель, который учит нас за материальной и духовной бедностью, жестокостью и отсталостью видеть, любить и ценить доброе в людях, стремление к лучшему, высшему"8. Нельзя забывать, что сказано это тогда, когда отношение к Чехову как к мировому писателю было еще не столь определенным и безусловным, как в наши дни, когда во многом еще предстояло открывать значение его творчества, во что свой вклад П.Н. Берков внес еще в начале 1920-х годов, будучи диссертантом Венского университета.

Раскрытие общих закономерностей творчества Чехова в свете взаимосвязей русской и мировой литературы - в этом вклад австрийской чеховианы в изучение писателя. Интерес к Чехову в Австрии отражал сложный комплекс взаимоотно­ шений культур. Именно с этой стороны подошел к Чехову австрийский славист Ханс Хальм (1887-1975) в своей монографии "Жанр короткой истории у А.П. Чехова и его предшественники" (1933)9.

Характеризуя Чехова как лучшего русского рассказчика, оказавшего "глубокое влияние на всех прозаиков последних сорока лет”, отмечая интенсивность освоения русской литературы в странах немецкого языка, Хальм вместе с тем трезво ЧЕХОВ В АВСТРИИ констатировал, что именно "немцы не оценили Чехова, за исключением тонких знатоков"10. Ученый видит проблему изучения Чехова в том, "насколько он оценен по достоинству как художник в глубиннейшей тайне своей формы и тем самым своего успеха, глубокого, тотчас захватывающего читателя впечатления"11.

Недооценки этой не смог избежать и сам Хальм, в частности, в характеристике Чехова-драматурга, что проистекало из его концепции, по которой "славяне и тем самым русские умышленно проходили мимо внешнего действия, лирика и эпика развивались у славян сильнее и своеобразнее, чем драма"12. Несмотря на то что Хальм прожил несколько лет в России, где он работал в Иркутском университете (1920-1923), в своей монографии и он отдает дань легенде о "русской душе".

Русские видятся ему в таком свете: "Нервная впечатлительность, женское в славянах вообще, нежная мимозоидность, которая столь часто подчеркивается в характеристике чеховского искусства, были благоприятной почвой для развития короткой истории. Женское и лирическое, которые столь часто проступают в славянине-муже, в противоположность мужским чертам славянской женщины, находит свое справедливое применение прежде всего к русским"13.

Чехов в глазах Хальма, несмотря на столь значительного предшественника, как Мопассан, был "завершителем особо культивируемой с XIX в. формы эпи­ ческого рассказа", которую он определяет как "короткую историю" ("Kurz­ geschichte") и которая в англо-американском литературоведении называется short story. Исследователь определяет XIX век в эпической литературе как век короткой истории. "Короткий рассказ столь ж е древен, как и устная литература, а в форме short story имел в XIX в. более богатое развитие, чем какой-либо иной поэтический жанр, который в сущности уже существовал до XIX в. Несмотря на это, еще не была предпринята попытка определить достойное место в этом поэтическому жанру. Свой самый совершенный облик обрел он в русской литературе, у Чехова, благодаря которому история этой формы обретает особую привлекательность"14, который "сумел придать молодой, быстро развивающейся форме эпохальный отпечаток"15. Давая жанровое определение short story в сравнении с романом и новеллой, в соотношении родовых начал в ней, Хальм приходит к выводу, что "в чеховских коротких историях мы оказываемся перед пограничным жанром, в котором поддерживают друг друга эпика, драматургия и лирика. В своей под­ вижности, в неповторимости он близок всем разновидностям повествовательной прозы, однако как жанр не совпадает полностью ни с одним из них". При этом он Считает, что "короткая история" в большей степени, чем любая другая форма, подтверждает картину первосостояния поэзии, которую А.Н. Веселовский назвал "синкретизмом литературных жанров". "Преобладание то одного, то другого из трех основных элементов наблюдается у различных представителей короткой истории в разных литературах"16.

Интересно проследить, как Хальм с помощью сопоставлений, подчас неожидан­ ных, помещает Чехова в контекст мировой литературы. Так, например, Хальм сближает значение художественной прозы Чехова с деятельностью миннезингеров:.

"Чехов первым направил свое внимание на тысячи настроений, которые приходят в потоке шумной повседневности в жизнь обыкновенных людей (...) Удерживать эти настроения в их мимолетности и недолговечности в такой широкой, исключитель­ ной мере, находить их достойными фиксации в соответствующей им форме короткой истории - что можно сравнить с записью первых миннезангов - величай­ шая, бессмертная заслуга Чехова"17.

Новаторство Чехова Хальм рассматривает как результат всего развития рус­ ской литературы в XIX в. "Новые формы, которые соответствовали бы краткому, мимолетному впечатлению и мимолетному настроению мгновения, искали в России в течение всего XIX столетия"18. Отмечая, что "в постоянном соприкосновении с западноевропейской литературой Тургенев подарил русской литературе новый литературный жанр, который в краткости и компактности может быть поставлен рядом с короткой историей, - жанр "стихотворения в прозе", Хальм выделяет тех ЧЕХОВ В АВСТРИИ русских писателей, которые непосредственно предшествовали Чехову, - Н.В. Ус­ пенского, В.Н. Слепцова, И.Ф. Горбунова, Г.И. Успенского, высказывает тонкие суждения о связях Чехова с М.Е. Салтыковым-Щедриным и В.М. Гаршиным.

Вместе с тем в этой линии развития русской литературы Чехов, по Хальму, представлял новый этап. "Чехов, изображая жизнь, не встает со своими взглядами и учением между жизнью и читателем. Чехов порывает сознательно с глубоко укоренившейся идеей направления"19. Все это, однако, не дает основания Хальму относить эту особенность творчества писателя к принципу "чистого искусства"20.

"Чехову можно приписать как великую заслугу то, что он первым в России внушил уважение к короткой истории, преодолел высокую стену, которую возвели "толстые журналы" и их строго охраняемое направление, и дал свое имя жанру"21.

"Можно сказать, что Чехов в своих различных фазах развития еще раз прошел всю историю short story XIX в.: от юмористического источника американской ступени через серьезный лиризм, в котором встретились друг с другом По и другие русские современники Чехова, до эпики Мопассана. В слиянии лирических и драма­ тических элементов его зрелый период нашел для свойственного ему выражения и жанра свою вершину"22. Хальм убедительно показывает, что для Чехова старый эпический реквизит - техника рамочного рассказа, дневник, письмо —не мог быть самоцелью, как отказался он и от параболических вставок. «Подобного множества разрушений иллюзии редко дает короткая история. Обращение к читателю становится намеренным разрушением иллюзии, "романтической иронией", которую, как известно, в XIX в. Брентано в романе "Годви" довел до крайности в той же самой мере, как Гейне в лирике, привел ее к вершине»23.

Лучшие страницы в книге Хальма посвящены анализу лиризма чеховской прозы. "Сильнее всего и ощутимее всего Чехов мог пленить читателя своим лиризмом, силой музыки, волшебству которой он сам был подчинен, как и его язык"24. Ученый стремится "и лирическое содержание чеховских рассказов, и их музыкальность свести к ритму чеховской прозы"25, показывая, как "на повторе основано воздействие лейтмотива, который в музыке и у Чехова играет выдаю­ щуюся роль"26, дает глубокий анализ звукового состава чеховской прозы, выявляя совершеннейшую виртуозность писателя во владении звуковым материалом языка.

Размышляя о драматическом зачине рассказов Чехова, Хальм не мог не привлечь опыт австрийской литературы XIX в., достигшей вершины в области новеллистики. Отмечая, что поиски австрийских мастеров "малой прозы" шли в русле общеевропейского реалистического развития, он писал: "Короткие истории Чехова имеют то общее, что Юлиус Якоб Давид однажды прославил в письме к Марии фон Эбнер-Эшенбах, а именно:

1) искусство характеристики через действие;

2) живое ведение диалога;

3) усиление концовки, которая часто звучит остро, как эпиграмма, однако час­ то - должны мы прибавить для Чехова - дана мягко"27. Отсюда сценичность многих чеховских коротких историй, которые "пробуждают впечатление, будто сидишь перед сценой, на которой разыгрывается изображенное писателем действие", ведь "во многих рассказах Чехова между чтением и представлением, между книгой и сценой —лишь один шаг"28. Все это позволяет ученому сделать вывод: "Чехов — завершитель короткой истории, которую он возвел на драматические высоты, сохранив свою национальную сущность, несмотря на связи со своими пред­ шественниками в жанре, в особенности с Мопассаном".

Обратил внимание Хальм и на то, что обычно зарубежные исследователи не учитывали и что можно назвать фольклорной памятью жанра, его фольклорными истоками. "И путь к драматическому он разделял с простыми рассказчиками из русского народа. Если сравнить немецкие сказки с русскими, затрагивающими сходный материал, то бросается в глаза значительно больший драматизм, иногда даже театральность русских вариантов"29.

В книге есть моменты спорные, недоказанные или ошибочные, но все же ра ЧЕХОВ В АВСТРИИ ЧАЙКА Вена, Бургтеатер, Постановка Э. А ккера Аркадина - А. Дюрингер % бота эта, написанная более полувека назад, заслуживает внимания и позволяет оценить ее как интересное явление австрийской чеховианы.

По пути, проложенному Хальмом, пошли и другие исследователи в странах немецкого языка, обращавшиеся к изучению «короткой истории» в годы после второй мировой войны30.

Подход ученого к творчеству Чехова эволюционировал с годами. В 1962 г. он публикует статью "Названия и зачины в рассказах Чехова"31. Поэтику чеховской прозы Хальм исследует теперь как чисто формальную структуру. Новая работа написана в духе структурального анализа, не позволяющего сделать из наблюдений каких-либо значительных выводов.

Мы узнаем, что были исследованы названия двухсот рассказов Чехова с собственными именами, что обозначение героев по именам выражается в пропорции мужские: женские, как 5:9, что определения к именам собственным у Чехова редки, что чаще всего встречаются обозначения профессий (34), что "одаренный выдаю­ щимся чувством семьи" автор указывает на место героя или героини в семье 15 раз, в классовой структуре общества 10, что зверей автор, их друг, называет 12 раз.

Отбирая рассказы для собрания сочинений, Чехов, по Хальму, в двадцати случаях зачеркнул нехарактерный подзаголовок "Рассказ", в четырех "Сценка", в двух "Сказка" и "Разговор", в одном "Уголовный рассказ";

сняты общие подзаголовки и в 10 других рассказах. Изменения в названиях относятся в основном к рассказам до 1887 г. (23), писатель их конкретизирует, убирает иностранное или диалектное слово.

Чехов особенно предпочитал зачины драматического рода, в которых домини­ руют глаголы движения ("ходить", "идти" - 20 или "ехать" - 9). Действие это свя­ зано, как отмечает Хальм, или с болезнью и смертью (10) или с душевными переживаниями (10). Рассказы, которые начинаются с любви, помолвки или женитьбы (6), появляются впервые у двадцатичетырехлетнего автора.

272 ЧЕХОВ В АВСТРИИ Писатель редко применял в зачинах восклицания (3), чаще - обращение, устное (39) или в виде письма (15) и прямой речи (11), использовал он и вопросы (11).

Лирические зачины (20) в основном падают на ранний период (15 — описания природы), после 1887 г. - лишь 5. При подготовке рассказов для собрания сочи­ нений Чехов полностью зачеркивал зачины общего содержания, описания, в том числе описания природы, и начинал in mdias res: так статичное сочетается с динамичным, эпическое с драматическим.

Хальма особо интересует, как в зачинах выявляется значение медицины для творчества Чехова;

В двадцати эпических зачинах содержится картина психических состояний (9) или констатация болезней (11). Из драматических зачинов в тринадцати речь идет о болезни или смерти;

в зачинах с вводной характеристикой персонажей почти треть (18) указывает на их патологическое состояние. Ученый приходит к выводу: "Писатель Чехов едва ли мыслим без страдавшего в течение двадцати четырех лет от туберкулеза легких врача Чехова. Профессия врача учила его трезво абстрагироваться, быть предусмотрительным и деловым, соблю­ дать дистанцию по отношению к людям и вещам, никогда не занимать не терпя­ щую возражений позицию или поклоняться тенденции, но не в последнюю очередь - острее наблюдать"32.

В конце 1930-х — первой половине 1940-х годов творчество Чехова для австрийских деятелей культуры становится предметом интенсивного изучения. Об этом свидетельствует ряд статей и заметок известного писателя, теоретика и практика театра Бертольда Фиртеля (1885-1953), извлеченных из его рукописного наследия, труднодоступных эмигрантских изданий и опубликованных в 1970 г. Человек леводемократических взглядов, сформировавшийся под влиянием Карла Крауса, содействовавший утверждению острой социальной драматургии на немец­ ких сценах, Фиртель как теоретик стремился осмыслить вклад Чехова в драма­ тургию и театральное искусство XX в. Как свидетельствует предположительно датируемый 1925 г. фрагмент его рукописи, Фиртель утверждал, что для современности весьма важен тип драматурга-режиссера "по призванию". К ним наряду с Гете, Гауптманом, Стриндбергом, Ведекиндом он относит и Чехова34.

В опубликованной в 1938 г. в связи со смертью великого режиссера статье "Станиславский" значительное место уделено Чехову. "Прославлять театральный гений Станиславского невозможно, не называя имени поэта, на чьем творчестве он, может быть, раскрылся наиболее значительно: Антона Чехова”35, - справедливо утверждал он. Отмечая, что плодотворное воздействие театрального искусства Станиславского как "великого искусства правды жизни и правды сцены"36 обнару­ живается во всем мире, что следовать Станиславскому - значит "постоянно опираться на новое в живых первоистоках", что главный урок его искусства ансамбль, порождающий не звезд, но спектакли, живущие собственной мощной многообразной жизнью "почти бесконечной долговечности"37, Фиртель подчерки­ вает, что МХТ "остался гордостью новой России так же, как он был человечески художественным чудом старой России"38. Далее Фиртель делает первую в австрийском чеховедении попытку обоснования различия между пониманием драмы в России и на Западе в связи с отражением в них личности и народа. "Были ли пьесы Чехова драмами? Или они были изобретательными книгами текстов для великого режиссера и семьи актёров-единомышленников? Драмы в нашем — в эллинском, французском или шекспировском - понимании, как строгой, само­ стоятельной формы искусства в России, собственно, никогда не существовало.

Драматург - в нашем понимании —диалектик, доказывающий справедливость на примере дерзновенной гордости личности, ведущей к трагическим последствиям. В России для театра писали великие лирики и эпики. Достаточно сопоставить два ряда имен мастеров: немецких - Гете, Шиллер, Клейст, Бюхнер, Геббель — и русских - Островский, Гоголь, Тургенев, Лев Толстой, Чехов, Горький. Русский театр не упрекнешь в гипертрофии индивидуальности, прославленной как сверхчеловеческое величие. Это не высшее, демонически вознесенное, полубожест ЧЕХОВ В АВСТРИИ венное состояние человеческой природы, но жизнь в ее широте и характерности.

Жизнь была героем, жизнь в ее норме, и человек являлся в своей - часто религиозно постигнутой — социальности. Проблематика состояла в вопросе о кровной связи отдельного человека с повседневной реальностью, о существовании всех (...) Театральная миссия Чехова состояла в прогнозе мудрого врача, который как поэт писал элегии погибающему миру, не теряя надежды на грядущий.

Точность симптома, неумолимая последовательность процесса: отчет о социальной болезни включает в себя трагедию индивидуума"39.

Фиртель первым из австрийских Теоретиков театра обратился к раскрытию мирового значения драматургии Чехова. Как режиссер он связан в годы эмиграции с театрами Англии и США, и это дает ему хорошее знание специфичности восприятия пьес русского драматурга в этих странах. Весьма интересна опубликованная в антифашистском журнале "Ди нойе Вельтбюне" статья "Чехов в Англии" (1938), первое в немецкоязычном театроведении обращение к данной теме.

Отмечая любовь к Чехову в Англии, предпочтение, которое отдается ему в сравнении с такими драматургами, как Ибсен и Стриндберг, подход к его пьесам как к "шедеврам современной классики", Фиртель говорит о близости худо­ жественного мышления писателя английскому складу ума и мироощущению. В его анализе "Трех сестер" в постановке Майкла Сен-Дени на сцене театра "Олд Вик" в Лондоне спектакль представляет новое, соответствующее современности проч­ тение пьесы Чехова как "неумолимой политической сатиры, большого социального обвинения"40. Вместе с тем Фиртель говорит и о меланхолической идилличности Чехова, и эти два определения не согласуются друг с другом.

Для выявления мирового значения драматургии русского писателя Фиртелю было важно сопоставить две линии в развитии театра - линию, идущую от Метер­ линка, и линию, представленную Чеховым, обладавшим огромным преимуществом перед драматургами, "увлеченными всяческими мистическими чарами". Об этом он говорил в докладе "Борьба за драму", произнесенном перед членами "Stage Society" в Нью-Йорке в 1942 г. "Если драматург спрашивает себя, существует ли он в жизни или является мечтательным фанатом, то он не способен к суждению. От Метерлинка до Кокто и Жироду видим мы это отклонение, превращающее сцену в средоточие всяческих чар, власть которых так мала в сравнении с полнотой жизни и жизненных характеров. Сколько силы в сравнении с этими попытками у Чехова, который не был ведь врожденным драматургом, но гениальным новеллистом! Тем, что он соединяет свои новеллы и делает их трехмерными, он создает драматиче­ ские элегии, глубоко затрагивающие нашу эмоциональную жизнь. В показе прозы жизни Чехов был самым человечным поэтом. Однако то, что делало его писателем, достигшим большого успеха, - это то, что он был врачом, великим диагностом, знавшим болезни души и социальные эпидемии в мельчайших симптомах"41. Вновь касаясь выдающегося значения трактовки М. Сен-Дени "Трех сестер", Фиртель видит наметившуюся с середины 1930-х годов новизну интерпретации Чехова в следующем: "Чудесное представление Сен-Дени было не столь мелодраматично, как знаменитое представление Станиславского, беднее в чувствах и в исполь­ зовании нежной меланхолии, трезвее и потому жестче и комичнее, однако и, с нашей точки зрения, яснее. Он сотворил мир этой пьесы с немилосердным сочув­ ствием художника, который ставит драму и ничего иного не вводит в дело, кроме характеров, который не соблазняется лирической красотой, хотя и не пренебрегает ею, однако держит ее в границах, так как конфликт развивается беспре­ пятственно"42.

С наступлением 1945 г. изучение творчества русского писателя было продолжено университетской наукой. В диссертации Илзе Зонтхаймер "Русские пьесы в Вене в 1884-1914 гг."43 наряду с обзорами развития русского и австрийского театров и сведениями о постановках русских пьес в Вене содержатся некоторые, правда скудные, материалы о восприятии австрийскими рецензентами спектаклей по пьесам Чехова. На диссертации лежит печать трудностей, порожденных военным 274 ЧЕХОВ В АВСТРИИ временем (она защищалась в феврале 1945 г. в Венском университете) - театраль­ ный отдел Национальной библиотеки с лета 1944 г. был закрыт, из-за недостатка работников в библиотеках ежедневные газеты с критическими рецензиями были привлечены в очень незначительной мере.

Как отмечает И. Зонтхаймер, в изученный ею период предпочтение при выборе русских пьес для постановок отдавалось современным писателям, причем их произ­ ведения оценивались критикой как "натуралистические" или, по меньшей мере, испытавшие якобы сильное натуралистическое влияние, и "недраматические".

Преимуществом при выборе русских пьес пользовались те, которые "разделяли особенно сильную общественно-критическую и революционную точку зрения"44. К их числу исследователь относит пьесы М. Горького и JI. Андреева. Как свиде­ тельствует анализ рецензий, "русские пьесы в их существенных чертах оставались непонятными для немецкой публики", «в особенности "Ревизор" Гоголя и "Чайка" Чехова, которые как раз для истории русского театра имели столь большое значение»45. Упрек, который многократно повторялся при обсуждении русских пьес вообще и чеховских в особенности, состоял в том, что им недостает драматического воздействия. Русские пьесы — от первой, поставленной в Вене, - "Месяца в деревне" Тургенева, шедшего под названием "Натали", до "Мещан" Горького разочаровывали публику, привыкшую к поверхностной, хотя и веселой, остроумной французской салонной пьесе. Критиков поражала "недраматическая" форма русских пьес, и они, не задумываясь, оценивали ее как недостаток русских драматургов. В качестве главного свойства русских пьес рассматривали их политически-социальную тенденцию;

подходя к ним с художественной точки зрения, воспринимали политическую направленность как помеху для чисто художественного наслаждения.

Венская публика, привыкшая проявлять всю полноту своей симпатии к тому или иному персонажу в пьесе, не видела такой возможности, когда смотрела "Ревизора" или "Месяц в деревне". Драматургические произведения русских авторов австрийские критики чаще всего рассматривали как пессимистические, а пессимизм как характерное русское явление, что выливалось "в очень поверхностную, довольно мелкую сентиментальность"46. Тем не менее "Власть тьмы" и "На дне" имели в Вене чрезвычайный успех. И все же широкие слои публики стремились развлекаться, русская драматургия с ее трудной, общественно-критической проблематикой мало подходила для удовлетворения этой потребности, и глубокое воздействие могла оказать лишь на узкий круг литературно образованной публики.

И Чехов тут не был исключением.

Защищенная в 195G г. в Венском университете диссертация Гизелы Грубер "Драма настроения А.П. Чехова" - свидетельство начала нового подхода к творчеству писателя, более полного учета работ на русском языке.

Диссертант ставит перед собой задачу - "констатировать моменты напряжений в драме настроений Чехова"47. Под "драмой настроений" Чехова Грубер имеет в виду "исполненную настроения картину общества. Этим драмы Чехова существенно отличаются от драматургий классицизма, романтизма и реализма, какой она представлена, например, Густавом Фрейтагом в его работе "Техника драмы" (...) Без исполнения требований Фрейтага, по существовавшему тогда мнению, драма вообще не могла иметь удовлетворительного воздействия. Она была бы просто немыслима"48. Отмечая, что "драмы Чехова сегодня, как и раньше, сценично действенны не только в России, но в остальной Европе", исследовательница справедливо рассматривает их как "новый этап в истории европейской драмы", поскольку они "отклоняются и по содержанию и по форме от традиции реалистической и натуралистической драмы Г. Гауптмана или Г. Ибсена. Оба эти представителя реалистически-натуралистической драмы все еще могут быть рассмотрены как конечный результат непрерывного развития, которое началось с французской драмы"49. И далее автор поясняет суть этой своей паралле­ ли, выявляющей отличие от них Чехова: "Что касается содержания, то как Ибсен, так и Герхарт Гауптман выдвигали на первый план и обсуждали проблему своего ЧЕХОВ В АВСТРИИ ЧАЙКА Вена, Б ургтеатер, Постановка Э. Аккера Аркадина - А. Дюрингер, Треплев - Г. Бёкман времени, причем проблема находила либо негативное, либо позитивное решение.

Замысел писателя поэтому повсюду ясно виден. Напротив, у Чехова мы находим противоположное. Тенденция не ясно и четко разработана, она не берет отдельную проблему и не обсуждает ее, причем писатель не возвещает о своей утверждающей или отрицающей позиции. Чехов как личность стоит, так сказать, вне происходящего на сцене. У Ибсена и Гауптмана всегда возникает ощущение, что автор ставит в стесненное положение действующих лиц, что он по возможности заостряет и подчеркивает смысл главной проблемы. Чехов же этого не хочет делать. Он не конструирует катастроф и, казалось бы, не высказывает никакого мнения. Он не хочет объясняться (...) Из того, что Чехов избегает в своих драмах дискуссий и решений по отдельным проблемам, вытекает и большое различие между техническим оформлением драм и Чехова и Ибсена и Гауптмана.

Отсутствие единой проблемы порождает отсутствие единого действия и тем самым рушится и у Чехова прежде привычная драматическая форма. Моменты напряже­ ния, усиления, завязки, развязки и т.д. у Чехова нельзя найти в той форме, в какой они до сих пор были привычны"50.

276 ЧЕХОВ В АВСТРИИ Для исследовательницы несомненна принадлежность Чехова к реализму. Об этом она заявляет с той прямотой и ясностью, которую в этом вопросе предпочитают избегать послевоенные исследователи в странах немецкого языка.


При этом во избежание недоразумения она отграничивает реализм Чехова от того течения в реализме Германии и Австрии во второй половине XIX в., которое в работах ряда ученых получил определение "поэтического", в частности, из-за его тенденции к приукрашиванию действительности, уходу от острых социальных проблем. "Главный признак драм Чехова - разработанное в широкой реалис­ тической манере изображение персонажей и связь этих характеров друг с другом, взятая из повседневной жизни. Реализмом, который можно увидеть во всех его драмах, объясняются структурные и содержательные особенности его произве­ дений. Драмы Чехова - реалистические, хотя они и не имеют ничего общего с так называемым поэтическим реализмом"51. По Грубер, "поставить перед глазами современников как бы зеркало для размышления - таков замысел драмы Чехова"52.

Автор считает необходимым отметить, что Чехов не предлагал "никаких философских или религиозно-философских решений''53, что он "был, несомненно, атеистом”54, что "его занятия медициной и естественными науками оставили глубокие следы в его взглядах и произведениях"55. Автор делает при этом вывод, что Чехов был "прежде всего позитивистом и рационалистом"56, и находит в этом объяснение его "пессимизма". "Может быть, именно отсутствие каких-либо метафизических идей, каких-либо представлений о нереальной жизни, трансцен­ дентальном бытии позади внешних явлений поможет объяснить его пессимизм, его в определенной мере усталое разочарование, каким он познается из содержания его драм"57. Точно так же горьковским словам о чеховских персонажах —"рабах тем­ ного страха перед жизнью" - она придает смысл, не свойственный Чехову, когда пишет: "Почти вся жизнь героев Чехова протекает в постоянных поисках смысла и цели жизни и в постоянном страхе перед жизнью, который оканчивается лишь со смертью"58. Нет ли здесь отклика экзистенциалистских теорий, становившихся модными в первые послевоенные годы в кругах европейской интеллигенции? Не есть ли это невольная попытка истолковать Чехова в их духе? Но справедливости ради надо сказать, что у Грубер это единственное место, позволяющее высказать такое предположение. Нельзя признать верным и взгляд на проблему труда в творчестве Чехова. "Попытка, которую он делает в большинстве своих драм, охарактеризовать труд как выход из тупика, в котором оказалась русская интеллигенция, отнюдь не подчеркнута с помощью формального изображения, но представляется в итоге как эмоциональное предложение испытать и это последнее средство. Однако ни один из его героев не имеет интересной для него самого работы, они совершают ее принудительно"59. При этом Грубер ссылается на таких персонажей, как Чебутыкин, Ольга, Ирина, не говоря уже о Маше, не замечая того, что для чеховских персонажей потребность в труде глубоко органична и осознанна, а неосуществляемость ее подчеркивает драматизм их существования, что для самого Чехова отношение его героев к труду выступало существенным критерием оценки человека, что культура, будущее человечества для него неизбежно соотносились с понятием "труд". "Все же никто не противится своей судьбе, никто не пытается ее изменить"60, - прибавляет она и совершает тем самым типичную ошибку, которая многократно делалась критикой в странах немецкого языка, когда отношение чеховских героев к жизни принималось за пассивность, едва ли не фатализм. "Совсем в духе декаданса должна, естественно, вести безотрадная действительность к так назы ваемому бегству от действительности". Поэтому, считает Грубер, Чехов часто вводит в свои драмы мотив мечты, впрочем, понимаемой не в смысле сна-мечты, но мечты о будущем и фантазии о лучшей прекрасной жизни через триста, четыреста или тысячу лет.

"Это единственная надежда некоторых его героев, которая не получает никакого логического обоснования, но опирается лишь на индивидуальные эмоциональные устремления"61.

ЧЕХОВ В АВСТРИИ Далее, характеризуя чеховских персонажей, Грубер пишет: «Они не имеют никакого чувства моральной ответственности и долга ни по отношению к себе самим, ни к другим, труд становится для них лишь грузом, они, по словам Горького, лишь "рабы своей собственной любви, глупости и лени"»62. В таком резко критическом подходе, намечающемся в суждениях австрийских критиков после второй мировой войны, повинна была сама история. Взгляд на чеховских персонажей в свете событий мировой войны и послевоенной действительности, которые не могли не привести к переоценке ценностей, стал критичнее, беспощаднее, и заключенная в пьесах Чехова историческая правда постепенно открывалась зарубежным исследователям - процесс, длящийся до наших дней и еще далекий от завершения.

Давая общую оценку драматургии писателя, Грубер считает, что ее можно рассматривать как документ духовной ситуации 80-90-х годов. В своих драмах Чехов изображал главным образом идеи и искания русской интеллигенции, к которой он сам принадлежал. Она отмечает, что писатель "пытался показать бессмысленность и бесцельность современной жизни”63. Любопытно, что диссертант, в общем отмежевывающий Чехова от декаданса и нереалистических направлений, пытается взглянуть на персонажей писателя с точки зрения здоровья и болезни, - проблемы, встававшей на рубеже веков при выборе героев и средств психологического анализа перед теми писателями, которые не были свободны от влияния шопенгауэровско-ницшеанских философем. При этом она констатирует:

"Изображение духовно больных, ненормальных на первом плане - у Гаршина, Сологуба, Андреева и др. У Чехова же мы не находим характерных патоло­ гических типов, однако многие его персонажи обнаруживают черты, которые уже не могут быть охарактеризованы как полностью психически здоровые (ср. Треплев, Нина, Войницкий, Раневская)"64.

Во второй главе автор касается вопроса о выборе Чеховым материала и действующих лиц. "Он не берет никакой отдельной драматической ситуации, никакой отдельной проблемы, чтобы их драматически изображать, но дает нам в своих драмах лишь поперечный разрез всего общественного слоя"65. "Отсутствие единого события и стремление к реалистическому изображению и описанию среды и манеры мышления отдельных персонажей и общества приводят с собой то, что почти незаметно преобразует материал"66. Именно эта особенность драмы Чехова дает возможность сравнить ее еще раз, но уже конкретнее, с драмами "северо- и западноевропейских натуралистов", под каковыми Грубер имеет в виду Г. Ибсена и Г. Гауптмана, что вряд ли справедливо, поскольку они никак не укладываются в прокрустово ложе натуралистического мировоззрения и эстетики натурализма.

"Очевидно известное сходство. И они применяли среди другого в изображении материала сильную психологическую мотивировку и т.д. И их герои имели мировоззрение, которое в основном родственно мировоззрению героев Чехова. И у них находим мы предпочтение явлениям духовно ненормальным, безвольным и декадентски болезненным. Все же трактовка материала, которая, как у Чехова, состоит в том, чтобы отразить носящиеся в воздухе проблемы их времени, обнаруживает различие. Как Ибсен, так и Гауптман из большого числа встающих перед ними проблем выхватывают соответственно одну. Будь это проблема алкоголизма (Г. Гауптман "Перед восходом солнца") или проблема индивидуальной свободы в религии, мировоззрении и браке (Г. Гауптман "Одинокие"), или у Ибсена проблема наследственности ("Привидения"), вопрос о свободе женщины в браке.

("Нора"), борьба против показной общественной морали ("Столпы общества") и т.д., они могут быть наглядно продемонстрированы на отдельных примерах. У натуралистов все события драмы ведут в высшей степени драматически к вершине и к катастрофе. Каждый эпизод и каждая вводимая личность соопределяющи для хода драматического действия. Чехов идет совсем другим путем"67.

"Их (чеховских персонажей. - Е.Н.) поведение на сцене ни в коем случае не театрально, но совершенно непринужденно и естественно, и как раз поэтому драмы 278 ЧЕХОВ В АВСТРИИ Чехова предъявляют к актерам большие требования. Это — в числе других причина того, что многие постановки в Западной Европе характеризуются как неудачные. Эта естественность и близость к действительности простираются вплоть до мельчайших деталей"68.

Если мы сравним состав действующих лиц у Чехова с составом действующих лиц у Гауптмана и Ибсена, то укажем здесь на некоторые немногие, однако кажущиеся важными различия (...) бросается в глаза то, что персонажи натуралистической драмы намного меньше близки реальности, чем чеховские. В особенности Ибсен, но и Гауптман рисуют персонажей с более сильными и характерными чертами, чем это делает Чехов. Персонажи у Ибсена, в меньшей мере у Гауптмана взяты отнюдь не из повседневной жизни (...) Персонажи Ибсена в каждой его драме превышают рамки нормального. Они все в известной мере даже патологичны. И как раз благодаря этому Ибсен хочет достичь ожидаемого эффекта (...) У Герхарта Гауптмана дело обстоит несколько иначе, так как он значительно реже ставит в центр анализ психически ненормального и рисует персонажей с помощью преувеличений, последовательнее и острее выделяя проблему, как, например, проблему алкоголизма в драме "Перед восходом солнца". Действующие лица пьесы сгруппированы вокруг этой проблемы, и каждое из них заранее имеет свою позицию. При чтении драмы становится ясным, что Гауптману важна при этом лишь та или иная точка зрения на проблему. Все остальное - аксессуары. У Чехова, напротив, персонажи действуют и говорят обо всем, так, к примеру, Треплев говорит не только о литературе и художественных вопросах. Чехову более важно показать поведение человека в целом, не только по отношению к проблеме, но и по отношению ко всему обществу и к разным проблемам, возникающим в той или иной ситуации"69.

Насколько исследовательница справедлива здесь к Ибсену и Гамсуну? Оставляя в стороне этот специальный вопрос, отметим, что суждения Грубер дают интересный материал для типологического сопоставления европейской драмы идей с драмой Чехова70.


Главы третья и четвертая посвящены рассмотрению отражения "моментов напряжения" в композиции чеховских пьес. Автор отмечает, что действие в привычном смысле слова у Чехова отсутствует, но широко разработаны психо­ логические переживания действующих лиц и дается психологическая мотивировка их отношений, что и определяет построение его драмы. Такой подход к созданию драмы Грубер сопоставляет с теорией драмы, сформулированной немецким писателем и теоретиком Густавом Фрейтагом в книге "Техника драмы" (1863).

Опираясь на кассические образцы жанра, Фрейтаг выдвигал следующие требования к ее создателям: "напряженное внимание слушателя нужно создавать не с помощью характеров, какими бы интересными они ни были, но лишь с помощью структуры действия";

"действие серьезной драмы должно быть вероятным", "должно обладать важностью и величием", "содержание драмы всегда - борьба с сильными душевными движениями, которую герой ведет против воинствующего насилия. И всегда главный герой должен быть намного выше антагониста"71. Исходя из этих предпосылок, Фрейтаг устанавливал пять компонентов драмы: экспозицию, усиление (завязка узла), кульминацию, случай (происшествие) и поворот, ката­ строфа. Оказывается, Чехов не следует почти ни одному из этих требований: "У Чехова главное - характеры, и он воздействует на зрителей благодаря им. Второе требование, что действие серьезной драмы должно быть более, чем вероятным, у Чехова более, чем исполнено. Он стремится идти значительно дальше. У него действие должно создавать иллюзию реальности. А то, что действие драмы должно быть важным и обладать величием, Чехов оставляет без внимания, так как он использует самые повседневные и незначительные мотивы для построения своих драм (...) Конечно, Чехов должен был придерживаться экспозиции, она различна по продолжительности в отдельных его драмах и соответственно по-разному разработана.. Драматическая и достаточно напряженная отдельная ситуация ЧЕХОВ В АВСТРИИ ЧАЙКА Вена, Бургтеатер, Постановка Э. Аккера Тригорин - Н. Коплен отнюдь не служит возбуждающим моментом, поскольку благодаря ей никакое действие не приводится в движение (...) Усиление действия Чехов возмещает другим фактором. Он ставит своих персонажей во взаимную связь. Ни один персонаж не стоит изолированно здесь, но все связаны друг с другом (...) Концовка пьесы отнюдь не предначертана действием (...) В ней очевиден характерный символический момент. Мы встречаемся с удивительным фактом: в каждой драме Чехова - свой финал"72. Особо выделяет исследовательница "Вишневый сад":

"Здесь можно говорить о почти едином главном действии"73.

Рассматривая в специальной главе (четвертой) "настроение как возмещение факторов драматического напряжения"74, автор высказывает свое мнение о право­ мерности применения термина "лейтмотивы" у Чехова. Она полемизирует как с Ю. Соболевым, считавшим, что лейтмотив - самый существенный элемент, создающий настроение у Чехова, так и с английским ученым Уильямом Джерарди, утверждавшим, что произведения Чехова построены так, точно они оперы Вагнера, —на "лейтмотивах". По мнению Г. Грубер, у Рихарда Вагнера "отдельная драма­ тическая ситуация подчеркивает и углубляет определенный музыкальный мотив.

Этот мотив основан на ассоциативной способности человеческой психики (...) У Чехова же подчеркнуты слова, которые в ходе драмы часто повторяются и никогда 280 ЧЕХОВ В АВСТРИИ не являются тем, что понимает под лейтмотивом Вагнер. Лейтмотив у Вагнера важен композиционно. У Чехова он служит меткой характеристике реалистического образа. У Вагнера музыкальное сопровождение действия получает выдающееся значение для настроения и драматического содержания. У Чехова высказанные и повторяющиеся слова являются более или менее случайными. У Вагнера речь идет о субстанции, у Чехова же о случайном явлении, и потому лейтмотиву у Чехова не может быть придано приписанное ему большинством авторов решающее воздействие и значение"75. Грубер явно неправа в отношении Чехова, объедняя одну из существенных примет творческой манеры писателя как в идейном, так и художественно-эстетическом отношении.

Специальная глава посвящена сценическому оформлению чеховских пьес. Автор считает важным при постановке пьес русского драматурга учитывать связь между высказанным словом и зрительным впечатлением, которое оставляет оформление сцены, декорации. "Главная задача режиссера при постановке драм Чехова состоит не в том, чтобы создать оригинальные или новые декорации, но, наоборот, по возможности широко следовать желаниям и предписаниям Чехова"76. Постановки пьес Чехова в Западной Европе, когда режиссеры не обращали внимания на авторские ремарки, оказывались неудачными. Мысль исследовательницы о необходимости скрупулезно учитывать ремарки при постановке пьес Чехова, придерживаться точнейшей фиксации движений, жестов и мимики нашла многократное подтверждение в лучших спектаклях австрийских (разумеется, и не только австрийских) театров послевоенных лет.

В заключительной части работы предпринимается попытка соотнести реализм Чехова с символизмом в русской литературе. "Чехов стоит в конце эпохи русского реализма. И у него находим мы уже отдельные черты, которые можно констатировать впоследствии у символистов. И оказывается, что Чехова можно охарактеризовать как типичное переходное явление: с одной стороны, он считается завершителем реализма, с другой - некоторые элементы его произведений указывают на последующее развитие"77. Конкретизируется это положение следующим образом: "Связь между застреленной чайкой и Ниной, между деревьями, которые рубят, и закатом старого поколения указывает уже на то, что установлена глубокая внутренняя связь между разными вещами, которые с внешней точки зрения совсем ничего общ его не имеют друг с другом. (В символизме позже этот фактор был так развит, что любое внешнее действие означало нечто глубинное.) Так соединились в его личности оба эти момента, и Чехова можно охарактеризовать как писателя, который стоит в середине между этими обеими стилевыми манерами, реализмом и символизмом"78. И все же последнее слово Грубер на эту тему: "«(...) духовное поведение Чехова было весьма реалистическим, даже материалистическим, и столь сильное "симво­ лическое" творчество плохо включалось в общую картину его духовного пове­ дения»79, выдает то недоумение, которое проистекает из непонимания ею реалисти­ ческого характера символики Чехова80.

Чеховедение как наука развивалось в Австрии медленно, и поэтому функции теоретического осмысления и общей оценки драматургии Чехова брала на себя театральная критика, получившая в Стране в послевоенные годы значительное развитие. В роли театральных критиков выступали многие известные писатели, что предопределяло неординарность их суждений о Чехове. Характерно, что наиболее выдающиеся послевоенные постановки, начиная с "Чайки", поставленной Бертоль дом Фиртелем (1952), содействовали осмыслению ряда проблем творчества Чехова.

Суждениям, приближавшим читателя к Чехову, нужно было пробиваться сквозь строй легенд о писателе. Чехова по-прежнему стилизовали в грустно-нежного поэта сумерек, вознося его на вершины мирового натурализма. В этом отношении характерно суждение Эрвина Роллетта: «Самые нежные цветы, которые привели в движение натурализм мировой литературы, выросли на русской почве: новеллы Антона Чехова, которым присуща мелодия сумерек, тихого, вечернего, предопре­ ЧЕХОВ В АВСТРИИ деленного к неизбежному угасанию полусвета, которая концентрируется пятикрат­ но до драматической формы. Бедная "провинциальная скрипка", о которой он пишет в одном из рассказов, сопровождает все его творчество, окрашенное усталым серым цветом, эпическое и драматическое (,..)»81.

Другая "творимая" легенда целиком и полностью вписывала Чехова в декаданс, хотя й стыдливо заключала это слово в кавычки, видя неубедительность этой попытки. Предпринималось это следующим образом. «Пьесы Чехова дают реалистическую картину русского общества fin de sicle. Его сцена кишит экстремальными, экстравагантными персонажами, патологическими индивидуаль­ ностями, индивидуалистами, которые страдают от своей изолированности, от своей духовной отторгнутости или разрушены ими - это чистые Дон Кихоты, Иваны Карамазовы, Вертеры и Гамлеты. Чехов был гениальным юмористом, однако в пьесах его смех звучит приглушенно и сардонически. Глубокая грусть и меланхолия витают надо всем, осенний свет и тревожная духота заполняет сцену - театр Чехова можно назвать с полным основанием пессимистическим, даже "деструк­ тивным" и "декадентским". В этом пессимизме (который, конечно, никогда не опускался до нигилизма, например, Арцыбашева) отразилось общество, у которого Чехов позаимствовал свои подлинные до самых последних глубин характеры, так же как смертельную болезнь, которая постепенно истощала его. Искусство Чехова в своих внезапных переходах от лихорадочно экзальтированного жизнеутверждения к душевному упадку точно отражало клиническую картину настроения больного туберкулезом. Какой великой должна была быть сила этого писателя, что он мог вознестись на крыльях юмора снова и снова над собственным убожеством и убожеством своих современников! К его творчеству применимы слова, сказанные однажды Альбертом Тибоде о "русских историях": в каждой настоящей русской истории речь идет о нереально проживаемой жизни»82. Критик навязывает Чехову психологический типаж декадентской литературы и тут же "великодушно" отводит его персонажам место среди "вечных образов" мировой литературы, одно перечисление которых, лишенное чувства меры и ощущения сходства, едва ли не невольная пародия на слова дяди Вани ("из меня мог бы выйти Шопенгауэр, Достоевский"). Автор превращает Чехова в пессимиста-нигилиста и тут же "объективности" ради величает его "гениальным юмористом", вроде бы находит у Чехова жизнеутверждающее начало (почему-то только у раннего Чехова), но и оно предстает "лихорадочно-экзальтированным", т.е. вымученным, неподлинным, преходяще-случайным и т.д.

В этих условиях особый вес обретали простые и точные слова о главном в творчестве Чехова, и их произнес известный переводчик Рихард Хоффман. "Антон Павлович Чехов не только один из самых значительных представителей критического реализма, того направления, которое делает русскую литературу во второй половине прошлого века столь великой, но и достойный любви писатель России и мира. В нем соединились острый взгляд на социальное и политическое зло с теплой, сочувствующей человечностью, острейшая наблюдательность и тонкий юмор с поэтическим даром глубоко потрясать человеческие сердца, страстная, любовь к справедливости с боевым духом"83.

Характер драматизма пьес Чехова по-прежнему волновал критиков, искавших ключ к его разгадке. Самым простым путем шли те критики, которые называли театр Чехова недраматическим. "Драматическое творчество Чехова не заслужи­ вает собственно этого имени, - утверждал Э. Роллетт, - столь недраматичны все эти богатые чувствами и бедные действием концептуальные произведения, которые, однако, более полувека принадлежат к неотъемлемой составной части интернационального театра"84. Вместе с тем выявилось огромное преимущество избранной Чеховым драматической формы, значительность вместившегося в нее содержания, «В отличие от иных "эпических" театральных пьес нашего времени, замечает Петер Лоос, - расположенные в ряд монологи, пространные разговоры и лишь слегка набросанные события приковывают больше, чем дюжина новейших 282 ЧЕХОВ В АВСТРИИ произведений, полных драматических неожиданностей, потому что автор "Чайки” истинный поэт! Сцены и пассажи дают ответы на бесчисленные вопросы писателя, художника вообще, выявляя его отношение к миру»85. Вряд ли плодотворным был и путь отождествления формы повествовательной прозы и драматургии Чехова.

«Между эпическим описанием и театральной пьесой Чехова едва ли существует различие. Возникает невольное впечатление, что персонажи произносят монологи длиной в страницу. Персонажи собираются вместе и начинают подробно сообщать о событиях, "рассказывать". Перед нами - полностью действующая против правил "драма". Это-то и печалило Чехова»86. Подавляющее большинство критиков констатировало отказ Чехова от "правил", предписываемых драме. «"Чайка" отказалась почти полностью от действия, утверждал Херберт Мюльбауэр, —по крайней мере от драматургической конструкции. Как жизнь, которая также не знает этой конструкции, перевод которой в душевную драму предпринят Чеховым»87. Попытку конкретного определения того, в чем состоит отход Чехова от привычной структуры драмы, предпринимает на материале "Вишневого сада" писатель Фридрих Торберг. "Напряженно и с участием следит публика за этими четырьмя актами, которые все же реально лишены напряжения и автор которых реально все же ничего не делает, что могло бы вызвать наше участие (...) Загадка в том, как на такой основе может покоиться одна из прекраснейших театральных пьес новейшей драматургической литературы. Это чисто поэтическая магия, конечно, опирающаяся на невероятное владение профессией. Рука мастера обнаруживается уже в преображении всех драматургических основных правил".

Суть этого преображения Торберг видит в минимуме действия благодаря максимуму экспозиции, в развертывании ситуации на протяжении трех актов, вплоть до "вспышки" Лопахина, а то, что происходит до того, как глухие удары топора возвестят о конце вишневого сада, не что иное, как "паралич заката, который ничего о себе не знает"88.

В сущность чеховского драматизма в то же время, в 50-е годы, с наибольшей глубиной проник писатель Оскар Маурус Фонтана. «В этот драматизм, каким он зрим во всех чеховских драмах, вовлечен не только человек, но и все в мире, — утверждал он — Этот драматизм в основе отличен от того, которому учили Аристотель или Шекспир или Ибсен, это драматизм не взаимного противодействия отдельных героев, которые выступают против мира, но это драматизм вечного течения потока, несущего людей рядом друг с другом, где все вместе - герои и жертвы, что для них означает одно и то ж е, где нет никаких отдельных протагонистов, где есть лишь неразрывная вплетенность друг в друга всех трагедий, скорее, трагикомедий. Поэтому не имеет никакого смысла называть "Чайку" недраматической или новеллистической, нет, это иная форма драматизм а»89. О том, как эта форма драматизма содействует выражению чеховской концепции жизни его героев и жизни вообщ е, Фонтана скажет несколькими годами позже: "Чехов смеется и плачет о людях разом, он дает важнейшую лирику для них и делает их одновременно участниками шутовской игры, которая никогда не кончается, ибо это сама жизнь. Это придает "Вишневому саду" и широту и поэтическое величие"90.

К 1954 г. относится первая в австрийской славистике попытка подведения итогов изучения творчества писателя. Ханс Эммер в обзоре "Метаморфозы обзора Чехова" считает, что повод к различного рода толкованиям давала "чрезвычайная социальная многослойность разрабатываемых в творчестве Чехова сюжетов, многозначность его личных суждений"91. Отмечая живучесть вплоть до современности суждений, отрицавших идейность творчества писателя, Эммер относит к их выразителям не только Н.К. Михайловского, но и Л.Н. Толстого и даже М. Горького, который-де "рассматривал Чехова прежде всего как индифферентного художника"92. Приводя суждения тех, кто писал об оптимизме Чехова - М. Неведомского, Е. Соловьева, И. Замотина, Л. Андреева, автор обзора все же делает безоговорочный вывод: "Все эти суждения не могут обмануть ЧЕХОВ В АВСТРИИ ЧАЙКА Вена, Бургтеатер, Постановка Э. А ккера Аркадина - А. Дюрингер, Яков - Г. Филзер, Сорин - О. Коллин в том, что Чехов до революции казался образованным русским людям пес­ симистически настроенным писателем. Он был для них идентичен той большой части интеллигенции, которая, по словам Венгерова, "жила в ощущении бан­ кротства перед ходом истории"93. В советском периоде он находил две противо­ положные стадии в познании Чехова: примерно два десятилетия господствует взгляд на "пессимистического" Чехова, в 40-е годы одерживает победу образ "оптимистического" Чехова. Исследователи формы произведений писателя С. Балухатый, В. Волькенштейн, М. Григорьев придерживались концепции пессимистического Чехова, подчеркивали статические черты, "отсутствие какого либо действия - особенно в драмах, в то время как в его повествовательном искусстве (...) большое внимание уделялось динамическим моментам критического спора Чехова со своим временем и его проблематикой"94. Отметив, что решающим фактором в победе "нового" Чехова стало открытие неизвестного раннего и позднего Чехова - издание переписки Чехова с О. Л. Книппер и Горьким, публикация суждений В.В. Вересаева, В.И. Немировича-Данченко, Эммер делает неожиданный вывод: "Творчество и жизнь Чехова с его реалистичностью и романтичностью представлялись как образец, предвосхищение идеи социалисти­ ческого реализма для советской литературы"95. Выражение этой линии он находит в вышедших в 1944 г. книгах К. Чуковского и В. Ермилова, дающих образ "оптимистического" Чехова. Сжато охарактеризовав работы о Чехове на английс­ ком и немецком языках, Эммер пришел к выводу, что "в общем образ Чехова за рубежом пережил изменения, сходные с изменениями в самой России. Он оставался во многом зависимым от переработанного материала исследований в России"96.

Констатируя, что "в отличие от богатой англоязычной литературы едва ли существует значительная немецкая литература о Чехове", он объяснял это тем, что "вымирание политических связей с Востоком могло содействовать застою 284 ЧЕХОВ В АВСТРИИ немецкоязычного изучения Чехова и что немцы тем самым утрачивали возможность существенно пересмотреть свои типичные представления о Чехове"97. "В своей дисциплинированной и все же внутренне основанной на независимости культуре личности - заключающей в себе феномен русской духовной культуры - Чехов был очень близок европейской традиции", - утверждал Эммер, заявляя, что в определении "личной сущностной субстанции" (или, как он пишет в другом месте более ясно, "подлинной сущности личности Чехова") и "заключены задачи и возможности дальнейшего изучения Чехова"98.

Попыткой вневременного, внеисгорического и внесоциального прочтения Чехова стала статья Курта Марко "Люди в футляре. Об одном мотиве у А.П. Чехова" (1955)99. "Рассказы зрелого Чехова вновь и вновь показывают запутанность человека в мучительном образе действий, ему самому в большей части непонятом, однако глубоко в его существе укоренившемся. И читатель причастен к этой коллизии в односторонней, постоянно, однако, переживаемой как судьба и абсолютно взятой ситуации в разнообразных формах: картина судьбы, казалось бы нарисованная тонко и трезво, позволяет предчувствовать скрытый трагизм внутренней несвободы;

мучительные поиски и неотступные вопросы указывают на то общее, что обусловило этот образ действий, на фон, в котором принимает участие и читатель;

жизнь с ее внутренней пустотой и отречением выставлена в качестве примера"100.

Такова исходная посылка, и оказывается, что героям чеховских рассказов и повестей конца 80-х - 90-х годов ничего иного не остается, как спасаться бегством от действительности, до которой они не доросли. "Чехов видит лишь бегство в построенную самим собой тюрьму, в недостойное человека растительное существование, эгоизм, леность, возврат в животное существование. И за усердием и богатством скрывается стремление избежать ответственности за свою жизнь и замкнуться в несвободе"101. Так и пребывают чеховские герои - нам намекают: и мы вместе с ними - в каком-нибудь футляре, они хотели бы выйти из него, но любая попытка освобождения заканчивается тем, что они оказываются лишь в новом футляре. «Чем больше предпринимается попыток бежать из принудитель­ ного или созданного самим собой футляра в "иной мир", тем болезненнее познание, что в этом мире человеку нет места»102.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 29 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.