авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 29 |

«ЧЕХОВ И МИРОВАЯ ЛИТЕРАТУРА В томе собран и исследован огром­ ный документальный материал, отра­ жающий роль Чехова — прозаика и драматурга — в ...»

-- [ Страница 18 ] --

("Дом с мезонином") - IX, 178) Chekhov, v. VIII, p. 101) Русское предложение, в котором состояние выражено глагольной формой с дополнением (не имела забот, проводила жизнь) в одном случае переданы по-английски глаголом-связкой с предикативным членом (was a carefree person), что естественно для английского синтаксиса, а в другом изменен порядок слов и введен глагол с дополнением, выраженным однокоренным существительным (lived a life of..) - специфическая для английского языка синтаксическая структура (cognate object).

Строя синтаксис своих переводов подобным образом, Р. Хингли добивается естественного звучания английских чеховских текстов, сохраняет правильную инто­ нацию и правильное распределение логических и эмфатических ударений как в повествовании, так и в диалогической речи.

Главная же особенность переводов Хингли в том, что в них в значительной мере воссоздается несобственно-прямая речь, характерная для стиля зрелого Чехова, который широко использовал эту лексико-синтаксическую структуру в повествовании. Именно через этот стилистический элемент реализовалась чехов­ ская объективность в показе жизненных явлений и раскрытии человеческой психо­ логии. Английские тексты чеховских переводов Хингли построены, как правило, с учетом тех необходимых вкраплений, которые делают авторское повествование близким по духу и тональности к речи того героя, чье видение является в рассказе господствующим. Это воссоздание несобственно-прямой речи, последовательно про­ веденной Хингли во всех переводах чеховской прозы, делает его тексты по сравнению с предыдущими интонационно более адекватными чеховским.

"Оксфордский Чехов" вызвал большой интерес в английской критике, в целом оценившей это новое английское собрание сочинений Чехова весьма положительно.

"Ни один русский автор не был еще представлен английским читателям с такой полнотой, как представлен им Чехов на страницах этого издания" - писал один из рецензентов "Оксфордского Чехова", критик К. Браун177. Переводческие принципы Хингли нашли полную поддержку у рецензента, считающего, что по сравнению с предшествующими переводами, включая гарнетовские, значение которых он никоим образом не отрицает, "английский Чехов" Хингли отличается естествен­ ностью звучания, в особенности в диалогах.

Еще более хвалебный отзыв переводы Хингли получили у английского исследо­ вателя чеховской прозы Д. Рейфилда, полагавшего, что «появление "Оксфордского Чехова" в значительной мере снимает языковые барьеры»178, существующие для восприятия Чехова англоязычным читателем.

Более трезвой точки зрения придерживается известный английский критик B.C. Притчет179. Оценивая переводы Хингли в основном положительно, он, тем не менее, далек от того, чтобы считать их безупречными и указывает, что в своем стремлении оживить диалог, Хингли иногда теряет меру, используя просторечные формы и слэнг, относящиеся к значительно более позднему, чем чеховский, периоду. В целом его высказывания подтверждают мнение К. Чуковского, что, хотя "к чеховским тексам переводчики стали относиться любовно и бережно, но даже перед самыми лучшими из них встают порой почти непреодолимые труд­ ности..."180 При всем внимании к передаче просторечья и различных экспрессивно и эмоционально окрашенных форм языка, отклоняющихся от грамматической нормы, он, как пишет Чуковский, воспроизводит их далеко не всегда, и язык перевода во многом уступает подлиннику в лексическом многообразии и колоритности.

"Оксфордский Чехов" подытожил работу над созданием нового "английского Чехова" и в известной мере ограничил число попыток на этом поприще других 398 ЧЕХОВ В АНГЛИИ переводчиков. В 70-е годы, за редкими исключениями 181, ежегодно публикуемые сборники прозаических произведений зрелого Чехова являлись либо переизданиями старых переводов, в том числе и ранних182, либо удешевленными выпусками пере­ водов Р. Хингли, рассчитанными на широкие круги читателей.

Переводы Р. Хингли из прозы Чехова ограничились произведениями зрелого перйода. В 1980 г. издание "Оксфордский Чехов" прекратилось, однако работа по воссозданию новеллистического наследия Чехова на английском языке на этом по-видимому не закончилась. В 1982 г. в Лондоне вышел однотомник "Чехов.

Ранние рассказы, 1883-1888"183, составленный и переведенный английскими чеховедами П. Майлзом и Г. Питчером, уже известными своими переводами из Чехова и работами о нем. Однотомник включил тридцать пять рассказов. Все они уже в разное время переводились на английский язык, некоторые, как, например, "Страшная ночь", "Ванька" (1886), "Верочка", "Поцелуй" по многу раз. Цель нового однотомника, как указывают в предисловии составители-переводчики, состояла в том, чтобы показать становление Чехова-новеллиста и передать характерные стилевые особенности его ранней прозы, которая, как подчеркивают П. Майлз и Г. Питчер, и сама по себе представляет большой интерес. Как переводчики Майлз и Питчер следуют принципам, заявленным Р. Хингли: они добиваются стилистического соответствия, широко используя все виды функциональных замен и уделяя особое внимание передаче несобственно-прямой речи, которую считают "одним из тончайших приемов показа характера"184 у Чехова. Стремясь сохранить в диалогах индивидуальные речевые характеристики, они вводят просторечные обороты на всех языковых уровнях. Например:

-... С каковой гайкой он и задержал тебя. "... And he detained you with the said nut in your Так ли это было? - Чаво? - Так ли это было, possession. Is that correct?

как объясняет Акинфов? - Знамо, было....Мы "Wossat?" "Did all that happen as Akinfov has из гаек грузила делаем. - Кто это - мы? stated?" "Course, it did... We make sinkers of - М ы, народ... them nuts..." "Who do you mean - we?" ("Злоумышленник" - IV, 84) "Us folks... "Chekhov. The early stories. 1883-88.

Op. cit. P. 45.

Стяженная форма, с фонетическими отклонениями "Wossat", избыточное слово - местоимение them - them nuts, объектный падеж местоимения us вместо we, существительное folks в разговорном значении "родня, близкое окружение" - все это придает репликам героя рассказа, крестьянина Дениса Григорьева, соответст­ вующее оригиналу звучание.

Впервые переводчики попытались передать так называемые "говорящие име­ на", которыми пестрят ранние юмористические рассказы Чехова. Червякову из рассказа "Смерть чиновника" дана фамилия Kreepikoff от английского to creep (произносится kri:p) - ползать, пресмыкаться;

конторщику Самолучшеву из рассказа "Жалобная книга" - Paragonsky, от английского paragon - лучший образец, идеал;

надзирателю Очумелову из рассказа "Хамелеон" - Moronoff от moron - слабоумный, идиот;

домовладельцу Трупову из рассказа "Страшная ночь" - Kadavroff от cadaver труп и т.д.

Усилия Майлза и Питчера вдохнуть новую жизнь в английский перевод раннего Чехова вызвали много одобрительных откликов185, хотя излишняя "модернизация" ими текста за счет американизмов, в последнее время проникших в разговорный английский язык, встретили справедливые нарекания B.C. Притчета186.

Это неустанное и неуклонное стремление по возможности максимально прибли­ зить английские тексты к подлинникам, постоянный и неубывающий спрос на его книги более всего другого свидетельствуют о любви к Чехову в странах англий­ ского языка. Он пользуется признанием не только как "писатель для писателей", у которого последующие поколения учатся методу, технике, приемам письма, но и как писатель, необходимый широкой читательской аудитории, сердца которой он неизменно трогает и ум которой все больше и больше питает. Подобно Шекспиру в России, Чехов в англоязычных странах, в особенности в Англии, воспринимается как "свой", вошедший в национальную литературу писатель.

ЧЕХОВ В АНГЛИИ ПРИМЕЧАНИЯ '"The Athenaeum". 1889. N 3219. July 6. P. 26-28.

2'Philosophy et home". Tr. by Isabel F. Hapgood // Short Stories. A magazine of fact and fiction. 1891.

October. P. 64-72. В наиболее полной англоязычной библиографии по Чехову: Munir Sendich. Anton Chekhov in English: A Comprehensive Bibliography of Works About and By Him (1889-1984) - переводы учтены во второй части: Part two. Translations (Russian Language Journal. Русский язык. Ed. by S.

Senderowich. Cornell University and M. Sendich. Michigan State University. V. XXXIX. 1985. N 132-134.

P. 339-379).

3 Two tales from the Russian by Anton Tchechov: The biter bit. Sorrow" // Temple Bar. A London magazine. 1897. V. III. P. 104-113. To же в журнале "The Livingage" CCXIII (June 26, 1897), p. 879-892.

‘‘The universal anthology;

a collection of the best literature, ancient, medieval and modern... ed by Richard Garnett. L. V. 31. 1899. P. 328-403. Английское название "Сестра" (The Sister).

В 1903 г. были переведены: "В семье" (In exile. Transi, by R.E.C. Long - The Fortnighgtly review.

L., 1903.V. 80. P. 529-535), "Предложение" ("A marriage proposal". Transi, by W.H.H. Chambers // Bates A.

The drama;

its history, literature and influence on civilization. L. 1903. V. 18. P. 175-192).

5B письме к А.П. Чехову от 19 июня 1898 г. В.Д. Чайлдс сообщал: "Я только что Получил Ваше открытое письмо. Мои переводы не пойдут..." (II. VII, 728). В 1897 г. с просьбой о разрешении перевести ряд рассказов на английский язык к Чехову обращался В. Стерн (II. VII, 718). O.P. Васильева, знакомая Чехова по Ницце, в 1898 г. обратилась к нему с просьбой разрешить ей: "перевести кое-что из (...) рассказов" (Там же, 516). Когда в письме от 20 июля 1898 г. Чехов поинтересовался: "А как Ваши переводы?" (Там же, 242), Васильева ответила: "Что касается переводов моих, то я недавно писала в редакцию одного английского журнала "New Age", думаю послать на рассмотрение Вашего "Егеря" (Там же, 594). Перевод этот опубликован не был. В том же письме O.P. Васильева сообщала со слов Ф. Волховского: "...еще год назад целый том Ваших рассказов переведен на ан(глийский) язык хорошей переводчицей, но... до сих пор странствует от одного издателя к другому" (Там же). Этой переводчицей, возможно, была Констанс Гарнет, которая в письме от 11 декабря 1896 г., обращаясь к Чехову за разрешением перевести на английский язык "Чайку", писала: "Я с восхищением прочла несколько Ваших рассказов и, переведя один-два на английский язык, сейчас пытаюсь познакомить с ними нашу читающую публику. Короткие повествования обычно не в чести у английских читателей, однако мы надеемся найти в молодом поколении достаточное число любителей, способных рценить психоло­ гическую достоверность и тонкое мастерство Ваших рассказов". С.: Алексеев Н.А. Письма к Чехову от его переводчиков // Вестник истории мировой литературы. 1961. № 2. С. 103.

бС.М. Степняк-Кравчинский (1851-1895)-революционер-народник - с 1884 г. поселился в Лондоне.

Вынужденный жить в эмиграции, он посвятил себя делу пропаганды идей русской революции "среди заграничной публики”. В 1888 г. по его инициативе было образовано "Общество русской свободы”, а с 1890 г. начал издаваться орган этого общества "Free Russia", где наряду с политическими и экономическими статьями появлялись переводы из русских писателей.

7The Humour of Russia. Tr. by E.L. Voynich, with an Introduction b Stepniak. L., 1895.

8The Anglo-Russian literary society proceedings, 1893-1916. Рецензия на статью E.M. де Вогюэ "Антон Чехов" (Vogue Е.-М. Littrature Russe. Anton Tchekhoff//Revue des Deux Mondes. 1902. LXXI Anne.

T. VII. P. 201-217) в этом издании в 1902 г. (№ 35) и раздел о Чехове в статье Дж. Колдерона о русской литературе (Calderon G. Beauties o f Russian Literature) в 1905 г. (№ 43) принадлежат к наиболее ранним откликам английской критики на творчество Чехова.

9См.: Григорьев А Л. Русская литература в зарубежном литературоведении. JL, 1977. С. 70-71.

10Роберт Эдуард Крозьер Лонг (1872-1938) - английский журналист и литератор. В 1898 г. приехал в Россию, чтобы взять интервью у Л. Толстого, в 1899 г. находился в России в качестве специального корреспондента английской газеты "Дейли", а затем в 1906-1907 гг. в качестве корреспондента раз­ личных английских и американских газет.

n The black monk, and other stories;

translated from the Russian by R.E.C. Long. L., 1903;

The kiss and other stories;

translated from the Russian by R.E.C. Long. L., 1908.

12Long R.E.C. Anton Tchekhoff // The Fortnightly review. 1902. V. 78. P. 103-118.

13To же. Living age. 1902. N 234. P. 720-727.

14 The Fortnightly review”. Op. ciL P. 104.

15The black monk and other stories. Op. cit. P. IX.

1бСм. примеч. 8.

17Strannik I. "La pense russe contemporaine". P., 1903. Во вступительной статье к сборнику Лонг ссылается на эту книгу, считая название главы о Чехове "Неспособность к жизни" (L'impuissance de vivre) весьма удачным. Странник Иван - псевдоним Анны М итрофановны А ничковой (1868-1935), проживавшей в Париже и сотрудничавшей во французских журналах "Revue de Paris", "Revue Bleu", "Figaro" и других.

18The Anglo-Russian literary society proceedings. 1909. P. 54, 67.

l9Bennet A. The journal of Arnold Bennett, 1896-1928. N.Y., 1933. P. 320.

20Цит. no: Bennett A. Books and persons. Being comments on a past epoch, 1908-1911. L., 1915. P. 117.

2‘ibid. P. 117-118.

400 ЧЕХОВ В АНГЛИИ 22Ibid. Р. 119.

2iSwinnerton F. Background with chorus. A footnote to changes in English literary fashion between 1901-1917. L„ 1956. P. 144.

24"Один из ее (Мэнсфилд. - М.Ш.) рассказов, опубликованных в "New age" был плагиатом чеховской новеллы", - замечает по этому поводу Фрэнк Свиннертон (Swinnerton Fr. Op. cit. P. 148). См. также:

Schneider E. K. Mahsfield and Chekhov // Modem language notes. 1939. V. 5. P. 304-339. Однако не исключена возможность, что Мэнсфилд впервые прочла рассказы Чехова в немецком переводе. См.:

AlpersA. Katherine Mansfield. A biography. N.Y., 1953. Р.124.

25См.: Шерешевская М.А. К. Мэнсфилд и Чехов // Ученые записки ЛГУ. № 234 (Серия фило­ логических наук. Вып. 37). Л., 1957. С. 213.

«"Fugitive coffins: a weird Russian tale" by Anton Petrovich (sic) Tschechoff. Tr. from, the Russian by Grace Eldredge // Short stories. A magazine of fact and fiction. N.Y. 1902. July. P. 50-53;

A terrible night // Current Literature. N.Y. 1907. V. 42. P. 112-114.

27Sleepyeye //Cosmopolitan magazine. N.Y. 1906. V. 41. P. 151-156.

28"Anthology of Russian literature". N.Y.;

L. 1902. V. 2. P. 459-467. Во вступительной заметке соста­ витель Л. Винер писал: "...все его (Чехова, - М.Ш.) произведения отмечены пессимизмом, а все персонажи таковы, что, кажется, подлежат лечению у психиатра. Русская публика его очень любит, но иностранцы, прочтя его книги, закроют их, восхищаясь его талантом и содрогаясь при мысли о беспросветных жизненных обстоятельствах, в которых существует русское общество” (Там же. С. 459).

29A street scene in Russia;

from "Chameleon" // The Canadian magazine. Toronto. 1905. V. 24. P. 556-557.

^"A work of art;

the story of a gift". Tr. from the Russian by Arcibald J. Wolfe // Short stories. A magazine of fact and fiction. N.Y. 1906. January. P. 53-56.

31Safety match // Library of world's best mystery and detective stories, ed. by Julian Hawthorne. N.Y. 1908.

V.4.

32Kashtanka // New England magazine. Boston. 1909. New series. V. 30. P. 564-577.

33Just for a lark! // The English review. L. 1910. V. 6. P. 625-628.

34 Three sketches”, tr. by Constance Garnett // The English review. 1910. V. 4. P. 385-392. (В подборку вошли рассказы: "Злой мальчик", "В усадьбе", "Знакомый мужчина".) 35Впоследствии перевод "Вишневого сада" вошел в книгу: Tchkhov A. Plays, from the Russian by Constance Garnett L., 1923. V. 1.

3eSwinnerton F. Background with Chorus. Op. cit. P. 142.

37"Two plays". The seagull. The cherry orchard. T. R.with an intr. and notes by George Calderon. L., 1912.

38"Plays by Anton Tchekhoff: Uncle Vanya, lvanoff, The seagull, The swan song." Tr. from the Russian, with an intr. by Marian Fell. N.Y., 1912. L., 1912. Мариан Фелл (Marian Fell, псевдоним Marian F. Vans Agnew, 1886-1942)- американская переводчица Чехова и Короленко.

39Plays by Anton Tchekhoff. Op. c it P. 3.

40Ha стр. 11, предваряя текст перевода, М. Фелл дает "Список произведений Антона Чехова в хронологическом порядке", поражающий своей безграмотностью. Так, под рубрикой "Романы (sic!) и рассказы” значатся: "Забавные люди", 1887 г. (очевидно, имеется в виду сборник "Невинные речи");

"Старые женщины России", 1894 г. (имеется в виду рассказ "Бабы", вышедший в России отдельным изданием в 1894 г.);

"Каштановое дерево", 1895 г. (имеется в виду рассказ "Каштанка", 1891 г., который с 1882 г. по 1899 г. ежегодно выходил отдельным изданием). В разделе "Разное" числятся "Остров Сахалин", "Мужики", "Жизнь в провинции” (имеется в виду "Моя жизнь". Обе повести вышли отдель­ ным изданием под общим заглавием: "Рассказы. 1) Мужики, 2) Моя жизнь", изд. A.C. Суворина. СПб., 1897). В этот же раздел включен сборник "Детвора", 1899 г. Сборник вышел в России отдельным изданием в 1889 г.

41См.: Чуковский К.И. Мед и деготь // Театр и искусство. 1916. № 37. С. 746-747. Частично повторено в книге: Чуковский К.И. Высокое искусство. О принципах художественного перевода. М., 1964. С. 14-17, и в книге: Чуковский К.И. О Чехове. М., 1967. С. 194.

^Tchekhoff A. Stories of Russian life, tr. from the Russian by Marian Fell. N.Y., 1915;

Tchekhoff A.

Russian silhouttes, more stories of Russian life, tr. from the Russian by Marian Fell. L., 1915;

N.Y., 1915.

43Toee A JI. Переводы Чехова в Англии и США // Научные доклады высшей школы. 1963. № 1.

С. 150.

44 Чуковский К.И. Высокое искусство. С. 16.

45Anglo-Russian literary society proceedings. 1915. N 72. P. 45.

46Ibid. N 74. P. 73.

41Tchekhov A. The steppe and other stories / Tr. by Adeline Lister Kaye. L., 1915;

N.Y., 1916.

48The Athenaeum. 1915. June 5. N. 4571. P. 505.

49См.: Шерешевская М Л. Мэнсфилд и Чехов. С. 214-218.

50Самуил Соломонович Котелянский (Koteliansky S.S., 1880-1955) - английский переводчик русской классики. Сыграл значительную роль в увлечении русскими писателями целой группы английских лите­ раторов. "Надо полагать, - пишет английский литературовед Дж.Дж. Зитарук, - что своим знакомством с произведениями русских писателей Вирджиния Вульф, Кэтрин Мэнсфилд и Дж.М. Марри частично обязаны переводческой деятельности Котелянского" (Zytaruk G J. The Quest for Rananim. D.H. Lawrence's letters to S.S. Koteliansky, 1914-1930. L„ 1970. P. XXVIII).

ЧЕХОВ В АНГЛИИ 5'Джон Миддлтон Марри (Murry John Middleton, 1889-1957) - автор первой английской книги о Достоевском (Murry J.M. Fyodor Dostoevsky. L., 1916), оказавшей большое воздействие на восприятие Достоевского в Англии. См.: Лурье М.М. Миддлтон Марри о Достоевском // XXI Герценовские чтения.

Л., 1968. ' 52Bennett A. Books and persons. Being comments on a Past Epoch, 1908-1911. L., 1915. P. 117 (c m. JIH.

T. 68.. 807).

53Anton Tchkhov. The bet and other stories // Tr. by S.S. Koteliansky and J.M. Murry. Dublin, 1915;

Boston, 1915.

54Так как родным языком С.С. Котелянского был русский, большая часть его переводов, особенно в начале его переводческой деятельности, была выполнена в соавторстве с английскими литераторами Дж.М. Марри, К. Мэнсфилд, Г. Кэнненом, Л. Вульфом, Ф. Томлинсоном, Д.Г. Лоренсом, которые редактировали его английский текст. См. об этом: Woolf L. Kot // The New Statesman and Nation. 1955.

V. XLIX. N 1248. P. 170-172. Впоследствии при переизданиях Котелянский снял имена своих соавторов с титулов.

55Сб. "The bet and other stories" получил положительный отзыв в литературно-критическом еже­ недельнике "Атенеум". См.: The Athenaeum. 1915. December 18. N 4599. P. 480.

s6Tchekhov A. The house with the mezzanine and other stories / Tr. from the Russian by S.S. Koteliansky and Gilbert Cannan. N.Y., 1917;

L„ 1920.

57B 1917 г. только в различных периодических изданиях и антологиях появилось семь переводов чеховских рассказов (Dushitchka) // The Pagan. N.Y., 1917. V. II. N 5. P. 3-11;

The trousseau // The Touchstone. N.Y., 1917. V. I. P. 376-380;

A work of art // A Russian anthology in English. L., 1917. P. 4-9;

The darling, The bet, Vanka - Best Russian short stories. N.Y., 1917. P. 134-159;

The trousseau // The Warner library... N.Y., 1917. V. 6. P. 3600e-3600i). Составители сборника «"Скрипка Ротшильда" и другие рассказы» (Rothschild's fiddle and other stories. N.Y., 1917) даже имели возможность сделать выбор, взяв те переводы, которые считали лучшими.

58См.: Chekhov A. The kiss and other stories // Kansas, 1921 (Little Blue Book. N. 24);

Tchekhoff A. Plays and stories / Tr. by S.S. Koteliansky. L., 1937;

N.Y., 1938, то же 1958. Неоднократно публиковался рассказ Чехова "Пари" в переводе Котелянского (см.: Heifetz A. Chekhov in English. A list of works by and about him. N.Y., 1949. N 38, 83, 88, 109, 111).

59B 1920 г. Котелянский опубликовал переводы трех рассказов Чехова: "На кладбище", "В почтовом отделении", "В Москве" в литературно-критич. еженедельнике "Атенеум". Вошли также в сб.: Tchkhov A. Literary and theatrical reminiscences / Tr. and ed. by S.S. Koteliansky. L., 1927 и в сб.: Plays and stories. Op. cit. В 1925 г. в переводе Котелянского отдельным изданием вышла пьеса "Леший" С Tchkhov A. The wood demon. A comedy in four acts / Tr. by S.S. Koteliansky. L., 1925;

N.Y., 1926). Им же переведена одноактная пьеса-шутка "Татьяна Репина" (Tatiana Repin. L., 1925. V. 12. P. 579-597;

Plays and stories. Op. cit.).

60Tchkhov A. The darling and other stories / From the Russian by Constance Garnett. L., 1916;

N.Y., (The tales of Tchehov. V. I);

llie duel and other stories / From the Russian by Constance Garnett. L., 1916;

N.Y., 1916 (The tales of Tchkhov..V. II). Все издание - 13 томов - выходило в течение семи лет: с 1916 по 1922 г.

61Об оценке переводческой деятельности К. Гарнет см.: Тове А. Л. Констанция Гарнет переводчик и пропагандист русской литературы / Русская литература. 1958. № 4. С. 193-199, а также:

Heilbrun C.G. The Garnett family. N.Y., 1961. P. 163-166.

61Heilbrun C.G. The Gamett family. Op.cit P. 185.

63Ibid. P. 179-180.

м См. примеч. 5.

65Swinnerton F. Background with chorus. Op. cit. P. 173-174. См. также: Swinnerton F. An autobiography. Garden City (N.Y.), Doubleday, 1936. P. 127-128.

66Garnett E. Introduction // Tchehov A. The darling and other stories. Op. cit. P. 5. Позднее "Введение” вошло как первый раздел в статью Гарнета "Чехов и его искусство" (Tchehov and his art // London quaterly review. 1921. V. 236. N 469. P. 257-269);

включено также в книгу: Garnett Е. Friday nights, Literary criticism and appreciations. L., 1922. P. 41-62.

67Garnett E. Friday nights. Op. cit. P. 42.

68Rid. P. 43-45.

mMurry J.M. The humanity of Tchehov // The Athenaeum. 1920. V. 152. P. 299-301.

10WoolfL. Tchehov // The New Statesman. L„ 1917. V. 9. P. 496-498.

7|См. "Английские писатели и критики о Чехове", публ. Шерешевской М.А. IIЛН. Т. 68. С. 813— 814, 819-823.

n Heifetz A. Chekhov in English. Op. cit. См. также: Субботина К.А. Творчество А.П. Чехова в оценке английской критики 1910-1920-х годов //Русская литература. Л., 1964. С. 139-146.

73См.: Brewster D. East-West passage. A study in literary relationship. L., 1954. P. 232-235. См. также:

Пучкова Г.А. Кэтрин Мэнсфилд и традиции А.П. Чехова;

Альфред Коппард и Чехов (К вопросу о традициях Чехова в английской новеллистике 20-х годов XX века) // Ученые записки МГПИ им.

В.И. Ленина. 1966. Т. 245. С. 121-142, 143-158.

7*Bates Н.Е. Modem short story. L., 1942. P. 85.

402 ЧЕХОВ В АНГЛИИ 75См.: Bruford W.H. Chekhov and his Russia, a sociological study. L., 1948.

16Galswarthy J. Letters from John Galswarthy, 1900-1932 / Ed. by dw. Garnett. L., 1934. P. 227.

77Conrad J. Letters from J. Conrad, 1895-1924 / Ed. by Edw. Garnett. L., P. 311-312.

Murry J.M. Fyodor Dostoyevsky. A critical study. L., 1916. p. XIII.

19Woolf V.. The Russian point of view // Woolf V. The common reader. L., 1925. P. 222-223. См. рус.

перевод в кн.: Писатели Англии о литературе. М., 1981. С. 282-288.

mGerhardi W. Anton Chekhov. A critical study. N.Y., 1923. P. 22.

8|См.: JIH. T. 68. C. 816-818.

slGalsworthy J. Four novelists in profile // Galsworthy J. Candelabra. Selected essays and addresses.

L., 1932. P. 229-230. Фрагмент статьи в русском переводе см.: JIH. Т. 68. С. 811.

83См.: Heifetz A. Chekhov in English. Op. c it N 21, 28, 33;

Yachnin R. Chekhov in English. A selective list of works by and about him, 1949-1960. N.Y., 1960. N 22, 46,48.

84Cm.: Heifetz A. Op. cit. N 40, 4 2,4 6, 48, 49, 55, 61, 79, 82, 84, 100, 117, 118.

85Letters of Anton Tchehov to his family and friends;

tr. from the Russian by Constance Garnett. L., 1920;

N.Y., 1920.

86Имеются в виду 1890 писем, опубликованных М.П. Чеховой в шеститомнике "Письма А.П. Чехова" / Под ред. М.П. Чеховой. М., 1912-1916.

87Letters of Anton Tchehov... Op. c it P. 1.

88B 1937 г. такого рода биография была опубликована в США (Toumanova N.N. Anton Chekhov, the voice of twilight Russia. N.Y., 1937), а в 1960 г. в Англии (Saunders В. Tchehov, the man. L., I960). Ни та, ни другая книга научного значения не имеют.

89В 1973 г. составитель и комментатор очередного сборника избранных писем Чехова С. Карлин ский, отдавая дань восхищения переводческому таланту Констанс Гарнет, отмечал в предисловии:

"Несмотря на отдельные ошибки, ей удается передать тон и дух чеховских писем с изобретательностью и точностью, с которыми пока еще никто не сравнялся" // Anton Chekhov's life and thought Selected letters and commentary. Tr. from the Russian by Michael H. Heim in coll. with S. Karlinsky. Berkeley, 1973. P. IX.

90 Murry J.M. The humanity of Tchkhov // Athenaeum. 1920. V. 159. P. 299-301. Вошла в статью "Мысли о Чехове”, опубликованную в книге: Murry J.M. Aspects of literature. Op. cit. P. 82-90. Частичный русский перевод см.: JIH. T. 68. C. 813-814.

91 The Athenaeum. 1920. V. 159. P. 300.

92 Ibid.

93 Ibid. P. 301.

94 Статья Jl. Шестова "Творчество из ничего" (1905) была переведена на английский язык и вошла в книгу: Shestov L. Anton Chekhov and other essays. Dublin and London, 1916. P. 3-60.

95 Cm.: Lynd R. Books and authors. L., 1922. Ch. X "The alledged hopelessness of Tchehov". P. 223-229.

N. Y., 1923. P. 213-220.

96 Lynd R. Books and authors. N.Y., 1923. P. 220;

рецензии на "Письма Антона Чехова..." появились также в американских журналах: The Freeman. 1920. V. I. Р: 93-95;

Yale Review. 1922. V. II. P. 399-406.

97 См.: Mansfield К. The scrapbook of Katherine Mansfield / Ed. by J.M. Murry. N.Y., 1942. P. 143-144, 154-159, 278-279;

The letters of Katherine Mansfield / Ed. by J.M. Murry. L., 1928. V. 1. P. 242;

V. 2. P. 113, 152,218,226,249.

98 The diary of Anton Tchehov / Tr. by S.S. Koteliansky and K. Mansfield // The Athenaeum. 1920. V. 152.

P. 460-461.

99 Reminiscences of Anton Chekhov by Maxim Gorki, Alexander Kuprin and I.A. Bunin / Tr. by 5.5. Koteliansky and L. Woolf. N.Y., 1921. Воспоминания Горького о Чехове публиковались и ранее: в 1905 г. в американском журнале (Personal recollections of Anton Pavlovitch Chekhov / Tr. by L.B. Gorin // The Independent. N.Y., 1905. V. 59. P. 299-304) и в 1911 г. в английском журнале (What Tchekov thought of it / Tr. by D. Wienstein // The English Review. L., 1911. P. 256-266).

100 The note-books of Anton Tchekov // The London Mercury. 1921. V. 3. P. 285-295;

The Freeman. N.Y., 1921. P. 79-80, 104-105.

101 The note-books of Anton Tchkhov, together with Reminiscences of Tchkhov by Maxim Gorky / Tr. by 5.5. Koteliansky and L. Woolf. Richmond (Eng.), 1921.

102 Chekhov A. Letters on the short story, the drama and other literary topics / Selected and ed. by Louis S. Friedland. N.Y., 1924;

L., 1924.

103 Brewster D. East-West passage. Op. cit. P. 233.

104 Ibid. P. 232-235.

105 Три письма к Я.П. Полонскому впервые опубликованы в кн.: Слово. Сб. 2. М., 1914. С. 223-234;

письмо к В.Э. Мейерхольду (начало октября 1899 г.) впервые опубликовано в кн.: "Ежегодник импера­ торских театров". Вып. V. 1909. С. 10-11.

106 priestiey j g "Chekhov' as critic" // The Saturday Review. 1925. 17 O ct P. 446. Частичный русский перевод см.: JIH. T. 68. C. 826-827.

107 Ibid.

108 The life and letters of Anton Tchkhov / Tr. and ed. by S.S. Koteliansky and Philip Tomlinson. L„ 1925.

ЧЕХОВ В АНГЛИИ 109 The letters of К. Mansfield. Op. cit. V. 2.. Речь идет о письме к A.C. Суворину от 27 октября 1888 г., в котором Чехов писал: "...Вы смешиваете два понятия: решение вопроса и правильная постановка вопроса. Только второе обязательно для художника" (П. III, 46).

110 К. Mansfield's letters to J.M. Murry. 1913-1922. L., 1951. P. 450. Несколько писем А. Чехова в переводе С.С. Котелянского и К. Мэнсфилд были опубликованы в журнале "Атенеум” - The Athenaeum.

1920. V. 152. P. 460-461.

1,1 "Letters of Tchehov to Gorki” / Tr. by S.S. Koteliansky // Adelphi. L„ 1923. V. I (November). P. 504 510;

A letter of Anton Tchehov // Ibid. 1924. V. 2 (June). P. 38-45;

Tchehov and his wife. Letters / Tr. by S.S. Koteliansky // Ibid. 1924. V. 2 (august), 224-235.

112 Архив A.M. Горького. КГ-П 39. 92.

113 The life and letters of Anton Tchkhov. Op. cit. P. 1.

114 Woolf L. "Chekhov's letters" // The Nation and Athenaeum. 1925. V. 36. N» 20. P. 717.

115 Anton Chekhov's life and thought. Op. cit. P. IX.

116 The letters of Anton Pavlovich Tchehov to Olga Leonardovna Knipper / Tr. from the Russian by Constance Garnett. L., 1925;

N.Y., 1925.

117 Письма А.П. Чехова к O.JI. Книппер. Берлин, 1924.

118 Anton Tchkhov;

literary and theatrical reminiscences / Tr. and ed. by S.S. Koteliansky. L., ltd., 1927.

119 См.: T. XVI. C. 271-272.

120 Переводы этих воспоминаний сделаны по кн.: Соболев Ю. Антон Чехов. Неизданные страницы.

М., 1916.

121 Чехов М. Об А.П. Чехове // О Чехове. Воспоминания и статьи. М., 1910. С. 269-275 (отрывок).

122 Перевод сделан по: Короленко Вл. Памяти Антона Павловича Чехова // О Чехове. Воспо­ минания. С. 79-83 (отрывок).

123 См.: Суворин A.C. Дневник / Ред. и предисл. Мих. Кричевского. М.;

Пг„ 1923. С. 125, 147, 164— 165, 294-295.

124 Отзывы Толстого о Чехове, по воспоминаниям Горького, Котелянский мог перевести по русским текстам: 1) Горький М. Воспоминания о Льве Николаевиче Толстом. Изд. 2. Берлин;

Петербург;

Москва, 1922. С. 2, 20, 61-62, 70, 78 (или по другим изданиям этих мемуаров);

2) Горький М. Заметки.

О Льве Толстом // Беседа. Берлин, 1923. № 1. Май-июнь. С. 181;

3) Горький М. Воспоминания. Изд.

"Книга". Берлин. 1923. С. 76-77, 82.

125 Гольденвейзер А.Б. Вблизи Толстого (Записи за пятнадцать лет). Том 1. М., 1922. С. 31, 38, 70, 71, 90, 146.

126 Перевод сделан по: Куприн А. Памяти Чехова // О Чехове. С. 93-128;

Бунин И.А. А.П. Че­ хов // Там же. С. 11-24.

127 См. примеч. 94.

128 Эфрос Н.Е. Чехов и Московский художественный театр // Московский художественный театр.

Пьесы Чехова. Альбом "Солнца России". № 7. СПб., 1914 (без пагинации);

Немирович-Данченко Вл.И.

Вступительная заметка // Там же.

129 Сулерж ицкийЛ.А. Из воспоминаний об А.П. Чехове в Художественном театре // Лит.-худ.

альманах изд-ва "Шиповник". Кн. 23. СПб., 1914. С. 148-193.

130 Андреев Л.Н. Письма о театре (отрывок) // Лит.-худож. альманах изд-ва "Шиповник". Кн. 22.

СПб., 1914. С. 882-884.

131 Перевод сделан по книге: Чехов М.П. Антон Чехов. Театр, актеры и "Татьяна Репина". Пг., 1924. С. 79-99.

132 Tchkhov A. Two sketches: At the cemetry, 2. At the post-office;

A Moscow Hamlet // The Athenaeum.

L„ 1920. V. 153. P. 198-199, 882-884.

133 Cm.: Heifetz A. Chekhov in English. Op. cit. № 37, 41, 43, 45, 47, 53, 56, 60, 63, 64, 69, 77.

134 Chuckle with Chekhov: a selection of comic stories by Anton Chekhov / Chosen and tr. by H. Pitcher in coll. with J. Forsyth, Cromer, Swallow House Books, 1975.

135 Chekhov A. Nine humorous tales / Tr. and with an intr. by I. Goldberg and H.T. Schnitkind. Boston, 1918.

136 Ibid. P. III.

137 Chekhov A. The grasshopper and other stories / Tr. and with an intr. by A.E. Chamot. L., 1926;

Philadelphia, 1926. Шамо Альфред Эдвард - английский переводчик Чехова.

138 Chekhov A. The shooting party / Tr. by A.E. Chamot. L., 1926;

Philadelphia, 1926.

139 The shooting party. Op. cit. P. X.

140 The grasshoper and other stories. Op. cit. P. 14.

141 В 1946 г. в Лондоне вышел третий сборник рассказов Чехова в переводе А.Е. Шамо: Chekhov А.

Short stories / English translation by A.E. Shamot. L., 1946 (содержащий "Цветы запоздалые”, "На реке”, "Ушла" и еще шесть рассказов А. Чехонте, переведенные на английский язык впервые).

142 Chekhov A. The works. One volume edition. N.Y., 1929.

143 The stories of Anton Tchkhov / Ed. with an intr. by R.N. Linscott. N.Y., '1932.

144 The personal papers of Anton Chekhov / Intr. by Matthew Josephson. N.Y., 1948.

145 Ibid. P. 11.

404 ЧЕХОВ В АНГЛИИ 146 Ibid. Р. 26.

147 Ibid. Р. 12.

148 The selected letters of Anton Chekhov / Ed. by Lillian Heilman. Tr. by Sidonie Lederer. N.Y., 1955.

149 Ibid. P. 5.

150 O'Connor Fr. He had an unerring nose for humbug of any sort // The New York Times Book Review.

1955. Apr. 24. P. 5.

151 В 1973 г. в Нью-Йорке вышел еще один сборник избранных писем Чехова: Letters of Anton Chekhov, - появившийся затем вторым изданием в Беркли под заглавием: Anton Chekhov's life and thought... Berkley, 1973. Книга включает 185 писем Чехова в новых переводах М.Г. Хайма и С. Карлин ского.

152 Hingley R. Chekhov. A biographical and critical study. L., 1950;

N.Y., 1950;

MagarshackD. Chekhov, the dramatist. L., 1951;

Chekhov as a dramatist. N.Y., 1952;

Magarshack D. Chekhov, a life. L., 1952;

Bruford W.H. Anton Chekhov. New Haven, 1957. В том же году в Лондоне вышел перевод книги: Ерми­ ло в В.В. Антон Павлович Чехов, 1860-1904 (Yermilov Vl.Vl. Anton Pavlovich Chekhov, 1860-1904. L., 1957).

153 См.: П олоцкая Э Л. Чехов (личность, творчество) // Время и судьбы русских писателей. М., 1961. С. 322-328.

154 См.: Simmons E J. Chekhov, a biography. Boston;

Toronto, 1962;

Winner Th.G. Chekhov and his prose.

N.Y., 1966.

155 См.: Виннер Т.Г. Чехов в Соединенных Штатах Америки IIJIH. Т. 68. С. 785-786.

156Hingley R. A new life of Anton Chekhov. N.Y., 1976. P. 331. Как указывает К.Дж. Хайлбрун, Констанс Гарнет всегда работала, "подгоняемая тяжелыми финансовыми обстоятельствами'1 После.

перевода "Войны и мира" (1902) она почти потеряла зрение и в дальнейшем пользовалась услугами лектрис, читавших ей русский текст вслух, сама же диктовала по-английски. "Констанс Гарнет, - при­ водит Хайлбрун цитату из воспоминаний Д.Г. Лоренса (Lawrence D.H. A composite biography. V. II.

Madison, 1958. P, 413), - сидела в саду, трудясь над своими великолепными переводами. Обычно, кончив страницу, она не глядя, сбрасывала ее вниз и начинала следующую. Груда росла и росла, буквально доходя ей до колен, и каждая страница была чудом” // Heilbrun С.G. The Garnett family. Op. cit. P. 164.

Быстрота исполнения перевода, восхищавшая современников К. Гарнет, в 50-е годы, когда требования к этому виду искусства изменились, рассматривалась уже скорее как недостаток.

157 Chekhov A. The Woman in the case and other stories / Tr. by April Fitz Lyon and Kyril Zinovieff. 1953;

Chekhov A. Early stories / Tr. by Nora Gottlieb. L„ 1960.

158 The unknown Chekhov. Stories and other writings hitherto untranslated / Tr. with an intr. by Avrahm Yarmolinsky. N.Y., 1954;

Chekhov A. S t Peter's day and other tales /T r. by Fr.H. Jones. N.Y., 1959.

159 The portable Chekhov / Ed. and with intr. by Avrahm Yarmolinsky. N.Y., 1947. Книга неоднократно переиздавалась - в 1954, 1956, 1957, 1958, 1959, 1968, 1976 гг.

160 The unknown Chekhov. Op. cit;

книга переиздавалась в 1958, 1959, 1969 гг.

161 Ibid. Р. 12.

162 См.: Чудаков А.П. Поэтика Чехова. М., 1971;

Кож евникова H.A. Об особенностях стиля Чехова (несобственно-прямая речь) // Вестник Московского университета. Сер. VII. 1963. № 2. С. 51-62.

163 Chekhov A. Selected stories / Newly translated by Ann Dunningan. With a foreward by E.J. Simmons.

N.Y., 1961;

Chekhov A. Selected stories / Tr. with an intr. by J. Coulson. L„ 1963;

Chekhov A. Seven short novels / Tr. by Barbara Makanowitsky. N.Y., 1963;

The image of Chekhov, forty stories in the order in which they were written / Newly tr. and with intr. by Robert Payne. N.Y., 1963;

Chekhov A. Lady with lapdog and other stories / Tr. and with an intr. by D. Magarshack. Baltimore, 1964;

Chekhov A. The thief and other tales / Tr. from the Russian by Ursula Smith. N.Y., 1964;

Chekhov A. Late-blooming flowers and other stories / Tr. by S.C. Chertok and J. Gardner. N.Y., 1964;

Chekhov A. Ward Six and other stories / A new translation by Ann Dunningan. With an afterward by R.W. Matthewson. N.Y., 1965;

Shadows and light. Nine stories by A. Chekhov. Selected and translated by Miriam Morton, Garden city (N.Y.), 1968.

164 Garnett E. Tchehov and his art // Garnett E. Friday nights. Op. cit. P. 43.

165 Mirsky D.S. Chekhov and the English // The Monthly Criterion. 1927. V. VI. W 4. P. 292.

° 166 речь вдет 0 кщ ге;

Toumanova N.N. Anton Chekhov, the voice of twilight Russia. Op. cit.

167 Chekhov A. Ward Six and other stories. A new translation by Ann Dunningan. Op. c it P. 380.

168 The Oxford Chekhov / Tr. and ed. by R. Hingley. L.;

N.Y., 1964-1980. V. I-IX.

169 Hingley R. Chekhov, a biographical and critical study. Op. cit P. 6.

170 Ibid. Со значительно более резкой критикой гарнетовских переводов выступил Д. Магаршак в своем введении к сборнику пьес Чехова, который подчеркнуто озаглавил: "Подлинный Чехов" //The real Chekhov. L., 1972.

171 См.: Гиленсон Б. Новые английские работы о Чехове // Вопросы литературы. 1958. № 7. С. 222.

172 Gerhardi W. Anton Chekhov, a critical study. Op. cit. P. 20.

173 Hingley R. Chekhov, a biographical and critical study. Op. cit. P. 217;

цитируется статья Д.С. Мир­ ского "Чехов и англичане" - см. выше, примеч. 165.

174 Ibid. Р. 216;

цитируется статья М. Горького «По поводу нового рассказа А.П. Чехова "В ов­ раге"».

ЧЕХОВ В АНГЛИИ 175 Preface to The Oxford Chekhov. V. VIII. L., 1964. P. X.

176 В этой связи приводим выдержки из полемики между К.И. Чуковским и Р. Хингли по поводу перевода просторечья в рассказе Чехова "Убийство". Говоря о трудности передачи чеховской лексики во всей ее полноте и многообразии на иностранный язык, К.И. Чуковский приводит пример из перевода Р. Хингли: "В 1965 г. в Лондоне в издательстве "Oxford University Press" вышел восьмой том Собрания сочинений Чехова в переводе Хингли (Hingley), автора книги о нем (1950). Там слово леригия переведено религия (47), гравилий - гравием (51), малафтит - малахитом (52). И только грызь передана соответ­ ственно: ructure вместо канонического rupture (46)... Профессор Хингли неплохой переводчик, порою он даже передает музыкальную тональность чеховской повествовательной речи, но, воспроизводя диалоги чеховских персонажей, он обедняет их колоритную речь, делает ее бескрасочной, пресной..." (Чуков­ ский К.И. О Чехове. М., 1967. С. 198-199).

В ответ на эту критику Хингли в предисловии к шестому тому "Оксфордского Чехова" объяснял, что, поскольку приводимая Чуковским просторечная лексика не может быть передана по-английски на соответствующем языковом (лексическом) уровне - искажение слова malachite не дало бы необходимого стилистического эффекта, - при переводе была использована просторечная форма на уровне морфо­ логии: "Именно передавая соответствующий оттенок, я и перевел the pillars WAS done to look like malachite” (The Oxford Chekhov. V. VI. P. XI) (выделено ед.ч. was вместо грамматически правильного were). Приведены и другие примеры компенсаций на различных языковых уровнях. Поэтому, заключает Хингли, "я никак не могу признать себя виновным в тяготении к рутинной гладкости, противоречащей стилистическим установкам Чехова" (The Oxford Chekhov. V. VI. Op. cit. P. XI).

Тем не менее переводчик явно учел замечание К.И. Чуковского, так как в работе над последую­ щими томами просторечный элемент в лексике был им усилен.

177 Brown С. All or nothing (рец. на The Oxford Chekhov. V. V "Stories. 1889-1891” / Tr. and ed. by Hingley R.) // Spectator. 1970. March 21. V. 224. P. 380.

178 Rayfield D. Chekhov. The Evolution of his art. L„ 1975. P. 2.

179 Cm.: Pritchett V.S. A fast Heart-Beat // New Statesman and Nation. 1976. Febr. 13. V. 91. № 2343.

P. 192.

180 Чуковский К.И. О Чехове. Указ. соч. С. 194.

181 Chekhov A. The sinner from Toledo and other stories / Tr. by Hinchcliffe A. Rutherford, 1972;

The short stories by Anton Chekhov / Tr. by Helen Muchnic. Avon (Connecticut), 1973;

Chekhov A. Short stories / Tr. and with an intr. by Fen E. L., 1974.

182 Начиная с 1970 г. издательством Books for libraries Press (Издательство для библиотек) было переиздано несколько ранних переводов: Кей (1970), М. Фелл (1970), а также издан сборник "Самые знаменитые произведения Чехова" (The best works of Anton Chekhov), куда вошли различные переводы;

в других издательствах вышел ряд сборников, включивших разные переводы: Chekhov A. Peasants and other stories / Selected and with an intr. by Wilson E. N.Y., 1977;

Anton Chekhov's short stories. N.Y., 1979.

183 Chekhov. The early stories, 1883-1888 / Chosen and tr. by Patrick Miles and Harvey Pitcher. L., 1982.

184 The early stories, 1883-1888. Op. cit 185 Asquith Cl. Master of the story-// The Standard. 1982. June 9;

Johnson C.A. Early promise // The Yorkshire Post. 1982. June 10;

Sparkling squibs // The Scotsman. 1982. June 19, etc.

186 p ritchett VS. Chekhov: the aitist as outsider // The Sunday Times. 1982. June 27. P. 41.

ЧЕХОВ В АНГЛИЙСКОЙ КРИТИКЕ И ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИИ Обзор М. А. Ш е р е ш е в с к о й и М.Г. Л и т а в р и н о й * Популярность Чехова в Англии носит особый характер. Для английских чита­ телей и зрителей Чехов, в отличие от других иностранных писателей, стал "своим", какими стали в России Шекспир, Бернс, Байрон, Диккенс. Рассказы и пьесы Чехова оказали сильнейшее воздействие на формирование современной английской литера­ туры - в первую очередь ее новеллистики и драматургии. Неудивительно, что английская критика и литературоведение уделяли и уделяют Чехову очень боль­ шое внимание. Английская чеховиана насчитывает более двух десятков солидных монографий, а число журнальных статей, рецензий и откликов на переводы чехов­ ских произведений, на постановки его пьес превышает несколько сотен1.

В предлагаемом ниже обзоре "прочтение" новеллы и драмы Чехова английской критикой прослеживается на посвященных ему монографиях. В обзоре также частично учтены разделы и главы из книг по истории и теории новейшей литера­ туры, в которых отразилась судьба Чехова в Англии.

Отдельные беглые критические замечания о творчестве Чехова появились в английской прессе, когда в Англии о нем знали только по нескольким переведенным рассказам. Впервые Чехов был упомянут в обзоре П. Милюкова "Литература евро­ пейских стран за июль 1888 г." (раздел "Россия"), напечатанном в одном из июль­ ских выпусков литературно-критического журнала "Атенеум" за 1889 г.2 Более обстоятельная оценка творчества Чехова появилась в книжном обозрении "Review of Reviews" за июль-декабрь 1891 г.3 Ее автор, Е.Дж. Диллон, отмечал широкий диапазон социальных типов в рассказах Чехова и художественные достоинства его прозы, указывая, что Чехов - "писатель, легко подхвативший и с изяществом нося­ щий тургеневский плащ"4. Однако при всей глубине трактовки и "удивительной вер­ ности русской натуре", от рассказов Чехова веет такой безысходностью, что "невозможно прочесть пять-шесть из них подряд, не впав в тоску"5. В дальнейшем это суждение о Чехове как о чрезвычайно мрачном писателе, почерпнутое из рус­ ской критики, будет на разные лады повторяться в английской печати вплоть до начала 20-х годов.

С 1902 г. имя Чехова встречается на страницах английских периодических изда­ ний более или менее регулярно. Так, в журнале "Атенеум" за этот год о Чехове говорилось дважды: в рецензиях (без подписи) на переводы рассказов М. Горького его называли в ряду ведущих русских, писателей - наследников реализма Толстого.

Чехову уже целиком посвящена анонимная заметка "Пессимизм современной русской литературы", помещенная в "Отчетах англо-русского литературного общества" за 1902 г., кн. 357. Отзываясь на французские статьи о Чехове Мельхио­ ра де Вогюэ8, автор заметки представлял Чехова как "выразителя философского нигилизма". Художником "протекающей без пользы жизни" называл Чехова и его первый переводчик на английский язык P.E. К. Лонг, напечатавший о нем статью в журнале "Фортнайтли ревью"9. В том ж е духе характеризовали Чехова А.Е. К итон10, Ч. Бринтон11, Дж. Колдерон12, М. Беринг13 в посвященных его прозе (Китон, Бринтон) или драматургии (Колдерон, Беринг) работах. При всей ЧЕХОВ В АНГЛИИ высокой оценке чеховского мастерства, они повторяли с некоторыми вариациями суждения русской критики 90-х - 900-х годов о пессимизме Чехова. Такое же мнение высказывали о Чехове те иностранные авторы - Брюкнер, Перский14, - чьи обзоры современной русской литературы англичане читали в переводах.

По мере более широкого знакомства с чеховской прозой и драматургией эта точка зрения находила среди английских критиков все меньше сторонников.

Несколько сборников чеховских рассказов, вышедших в английских переводах на протяжении 1903-1915 гг., постановки его пьес в Глазго (1909) и в Лондоне (начиная с 1911 г.) достаточно познакомили англичан с творчеством Чехова, чтобы вызвать более самостоятельные оценки. Так, английские писатели-реалисты Арнольд Беннет, Дж.Б. Шоу, Дж. Голсуорси, Фр. Свиннертон - обратили внимание на художественные открытия Чехова, благодаря которым, говоря словами А. Беннета, он достиг "предельного реализма"15.

«Чехов обладает юмором и добротой, - писал о чеховской прозе Е.М. Форстер, рецензируя новые переводы его рассказов на английский язык в 1915 г. - Но, пожа­ луй, главный его дар - дар негативного свойства: Чехов достигает эффекта тем, что отказывается от патентованных эффектов. Редактор одного английского жур­ нала, специализировавшегося на рассказах, как-то заявил: "Рассказ, каким я его вижу, должен раскручиваться с треском (must go with a slap)". Если сей редактор прав, Чехов неправ... В таких рассказах как "Степь" не происходит ничего такого, чего не могло бы произойти в повседневной жизни - т.е. в нем нет никакого "трес­ ка" - но само сцепление происшествий таково, что они вызывают чувства, рождае­ мые только поэзией. Чехов - если уж навешивать на него ярлыки - одновременно и реалист и поэт»16.

После первой мировой войны Чехов приобретает в Англии широкий круг чита­ телей и зрителей. Начиная с 1920 г. его пьесы с неизменным успехом идут на сценах нескольких лондонских театров;

завершается начатое в 1916 г. тринадцати­ томное собрание "Рассказы Чехова" в переводе Констанс Гарнет17. Все спектакли по пьесам Чехова, как и книги переводов его прозы, писем и т.д. регулярно рецен­ зируются в английской прессе - в "Атенеум", "Нью Стейтсмен", "Нейшн", "Санди Таймс", "Обзервер" и других газетах и журналах18.

Исключительный интерес к Чехову в Англии был вызван несколькими причина­ ми. Прежде всего война обострила внутренние противоречия в жизни страны, усилила и углубила мировоззренческий кризис, коснувшийся в первую очередь английской интеллигенции. Для художников-гуманистов война с еще большей силой поставила вопрос о ценности человеческой личности.


Именно как художника-гуманиста, открывшего более глубокие пласты чело­ вечности в духовном мире человека, увидели в Чехове критики Э. Гарнет и Дж.М. Марри. Оба они придавали особое значение любви Чехова к человеку, "чистоте души" Чехова, считая их основой его мировоззрения и творчества. "Бес­ пристрастная объективность современного ученого и глубокая человечность (...) восприимчивого художника" определяют, по мнению Гарнета, особенности чехов­ ского реализма. "Он был гуманистом во всем. Он смело смотрел в глаза действи­ тельности, не забывая при этом и о собственной душе”, - писал Дж.М. Марри в статье, озаглавленной "Гуманность Чехова"19.

Самых горячих поклонников творчество Чехова нашло в кругу так называемых "блумсберийцев" - писателей, критиков, искусствоведов, объединившихся вокруг романистки Вирджинии Вульф. Именно в этой группе был создан настоящий "культ” Чехова, искусство которого Вульф и близкие к ней литераторы объявили воплощением пропагандируемых ими принципов.

Выступая с критикой современной им английской реалистической литературы, главным образом критического реализма, представленного социальными романами А. Беннета, Дж. Голсуорси, Г. Уэллса, блумсберийцы в качестве основного недо­ статка их художественного метода выдвигали то, что жизнь и судьба человека объяснялись ими сугубо "материальными" факторами, целиком выводилась из соци­ 408 ЧЕХОВ В АНГЛИИ альных условий существования, тогда как внутренний мир либо вовсе игнорировал­ ся, либо получал самое поверхностное освещение. "Они заняты телом, а не духом..." - декларировала В. Вульф в своем программном памфлете "Современная литература" (1919). Поэтому, как писала она далее: "...они пишут о несуществен­ ных вещах;

затрачивают массу искусства и массу труда, выдавая незначительное и преходящее за истинное и вечное"20.

Обвиняя А. Беннета, Дж. Голсуорси, Г. Уэллса в поверхностном изображении жизни, она призывала писателей следующего поколения сделать главным объектом художественного исследования "непознанные глубины психологии", сознание, душу, для раскрытия которых традиционные приемы литературного анализа были, с ее точки зрения, неприемлемы. Наряду с содержанием социального реалистического романа начала XX в. резкой критике подвергалась также и его форма - непремен­ ная фабула, любовная интрига, традиционная - счастливая или несчастливая развязка и т.д. Все эти, по мнению Вирджинии Вульф, литературные условности мешали воплощению "правды жизни" в романе, под которой ею прежде всего понималось изображение психологии.

"Жизнь - это не ряд симметрично развешенных светильников, —писала она. Жизнь - это светящийся ореол, полупрозрачная оболочка, окружающая нас с пер­ вого проблеска сознания и до последнего вздоха. Задача романиста - передать эту изменчивую, непознанную, необъятную субстанцию с наименьшей по возможности примесью чуждого ей и внешнего"21.

В русских писателях - Толстом, Достоевском, а более всех других, в Чехове блумсберийцев привлекал их интерес к внутреннему миру человека. «Именно душа - одно из главных действующих лиц русской литературы, - писала Вирджиния Вульф в памфлете "Русская точка зрения" (1919). - Тонкая и нежная, подвержен­ ная бесконечному числу причуд у Чехова, куда более необъятная, склонная к жесточайшим болезням и сильнейшим лихорадкам у Достоевского, она остается основным предметом внимания»22.

Этот интерес к "исследованию души" в русской литературе, вершиной которого блумсберийцы считали творчество Чехова, и привело, по их мнению, к созданию новых художественных структур, прежде всего в жанре новеллы и драмы.

«Только писатель нового направления и только русский писатель мог, пожалуй, заинтересоваться ситуацией, из которой Чехов извлек рассказ, названный им "Гусев" (...) Акценты расставлены в таких неожиданных местах, что вначале кажется, будто в рассказе вообще ничего не выделено, и только, когда глаза при­ выкают к полумраку и начинают различать отдельные предметы, мы замечаем, как, в полном соответствии со своим видением мира, Чехов отобрал одно, другое, третье и, поместив все вместе, создал нечто совершенно новое»23.

В своих рассуждениях о задачах и формах современной художественной лите­ ратуры, прежде всего романа и новеллы, Вирджиния Вульф, как отмечает Г. Фелпс, "неоднократно ссылается на рассказы Чехова"24.

Однако при всем преклонении блумсберийцев перед искусством Чехова их знания о нем были весьма ограничены. Неудивительно, что именно в этой среде в первую очередь появилась потребность в более обстоятельном и полном обзоре и истолковании творчества русского писателя, чем это могли сделать в своих статьях Э. Гарнет и Дж.М. Марри, не владевшие русским языком и судившие о Чехове по переводам.

Такой обстоятельной работой о творчестве Чехова была вышедшая в Лондоне в 1923 г. первая английская монография о русском писателе — "Антон Чехов.

Критическое исследование"25. Ее автор - Уильям Джерхарди26 —родился и вырос в Петербурге, где его отец владел бумагопрядильной фабрикой. В отличие от других английских почитателей русской литературы Уильям Джерхарди знал ее в подлин­ никах. Чехов был его любимым писателем, что сразу сблизило его с блумсберийца ми, когда в начале 20-х годов он вернулся в Англию. Свое знание русской действи­ тельности и русского языка Джерхарди использовал в романе из русской жизни ЧЕХОВ В АНГЛИИ "Тщетность" (Futility, 1922), написанном, как ему казалось, в духе Чехова. Он посвятил свое выпускное сочинение в Оксфордском университете анализу творче­ ства Чехова. Это выпускное сочинение, за которое Джерхарди удостоился степени бакалавра, сравнительно быстро нашло издателя —факт, свидетельствующий о том, что рассказы и пьесы Чехова начали пользоваться популярностью в Англии.

"Ваша книга о Чехове очень меня интересует, - писала ее автору новеллистка К. Мэнсфилд, активно содействовавшая выпуску в свет монографии о Чехове, когда работа над ней была еще не закончена. - Сейчас как раз самое время для такой книги (...) Чехова понимают очень плохо. Его все время рассматривают под каким-нибудь одним углом зрения, а он из тех, к кому нельзя подходить только с одной стороны. Нужно охватить его со всех сторон - увидеть целиком..."27.

Именно такой попыткой дать цельный творческий портрет Чехова и должна была стать книга Джерхарди, в которой, как значилось в предисловии, ее автор намеревался рассмотреть идейные основы творчества Чехова, познакомить чита­ теля с основными фактами жизни писателя и с особенностями его творчества.

Творчество Чехова оценивается в монографии как новая, более высокая ступень в развитии литературы, конечная цель которой - раскрыть жизнь в ее многогранности, в ее, по выражению Джерхарди, "текучести, сложности и неулови­ мости"28. Чехову, как он считает, удалось преодолеть ограниченность художест­ венного видения трех основных существующих в современной литературе направ­ лений, каждое из которых отражало жизнь в более или менее упрощенном варианте.

"Романтическая" литература, - рассуждал Джерхарди, - передает иллюзорную сторону жизни, отрывая ее от основных фактов материальной действительности;

так называемая "реалистическая" литература, оперирующая действительными фак­ тами с прямолинейностью, возможной разве что в рыцарском романе и игнорирую­ щая иррациональную, иллюзорную сторону жизни, только льстит себе, что "верна жизненной правде";

наконец, что касается "литературы психоанализа", этой шаткой структуры, то в ней применяются такие средства, которые умаляют ее художест­ венность, и в итоге каждое из этих направлений по необходимости беднее, худосоч­ нее, чем гармоническое соединение их основных элементов"29. Заслуга Чехова в том, что в его творчестве гармонически сочетаются достоинства всех трех направ­ лений. "Его искусство, - продолжал Джерхарди, - это искусство создания досто­ верного аналога жизни такой, какая она есть. А жизнь такая, какая она есть - это материальные факты, плюс все романтические иллюзии и мечты, плюс все тайные, сокровенные чувства, догадки, предположения, которые существуют наряду с "официальной" голой жизнью фактов"30.

По мнению Джерхарди, в основе новизны и оригинальности чеховского искусст­ ва лежит его отношение к явлениям действительности. В отличие от своих литера­ турных предшественников - классиков XIX в. - Чехов отказался от полярных, альтернативных оценок, завещанных формальной логикой, согласно которой суще­ ствует либо "да", либо "нет”, либо " правда", либо "ложь" и т.д. Чехов судит о реальном мире, учитывая все промежуточные ступени, градации и оттенки. "Во всякой неправде, - пишет Джерхарди, - Чехов видел скрытую правду... Индивиду­ ализируя каждое явление, он всегда видел неизбежность любого поступка, вытека­ ющего из совокупности всех обусловивших его обстоятельств, и скрытая за неправ­ дой правда возбуждала в нем сострадание. Именно это и делает его великим художником"31.

Взгляд Чехова на жизнь не был ни «пессимистическим, ни "мрачным", как считали многие критики. Также совершенно неверно мнение, будто его рассказы и пьесы выражают "безысходность человеческого существования"32. Напротив, его никогда не покидала надежда на лучшее будущее как для отдельного человека, так и для человечества в целом. Знаменательно, что многие его высказывания в пись­ мах, так же как и высказывания его героев - Вершинина, Трофимова и других перекликаются с суждениями Г. Уэллса. Оба писателя верят в прогресс науки, с 410 ЧЕХОВ В АНГЛИИ развитием которой земля со временем "превратится в сад". (Джерхарди приводит множество параллельных высказываний из произведений русского и английского писателей.) При этом Чехов понимал, что сад этот - дело рук самих людей, и пока они не осознают своих возможностей преобразить жизнь, они обречены на пустое, никчемное существование, наполненное ненужными страданиями. Отсюда чувство жалости к человеческой слепоте, которое возбуждают чеховские рассказы и пьесы.


Анализируя поэтику и технику чеховской новеллы, которым в книге уделяется основное внимание, Джерхарди видит их художественную новизну прежде всего в том, что Чехову удалось облечь новеллу в форму, гибко и тонко воспроизводящую реальную действительность. Главное достоинство и особенность чеховского реализ­ ма заключается для Джерхарди в отказе от фабулы - этого традиционного стержня художественной прозы.

"Существенное различие между старой манерой и новой (пионером которой является Чехов), - пишет он, - заключается в том, что представители старой манеры игнорировали неуловимую текучесть жизни... Реализм дочеховский был не более как условность. По мере того как писатели перестали бояться вводить в литературу незначительные случайности, из которых и состоит живая жизнь, реалистическая литература стала больше походить на нее. Однако даже Флобер, даже Тургенев, даже сам Толстой продолжали придерживаться старой традицион­ ной формы - крепко сколоченного костяка, именуемого фабулой. Правда, они пред­ почитали "истории", почерпнутые непосредственно из жизни, но все же "истории" с соразмерным, законченным и явно спланированным расположением частей. А это разрушало иллюзию живой жизни"33.

Новаторство Чехова, по мнению Джерхарди, в том, что "правда жизни" вопло­ щена им не только в содержании рассказов, но и в их форме, отражающей реаль­ ную действительность во всей ее совокупности, ее текучести и изменчивости.

"Сама текучесть жизни составляет одновременно и форму и содержание его расска­ зов"34, - заключает Джерхарди.

Однако "бесфабульность" или "бессобытийность" чеховской новеллы, которую Джерхарди демонстрирует на ряде рассказов и повестей разных лет, вовсе не озна­ чает - что всячески подчеркивается автором книги о Чехове - утрату художествен­ ной целостности, превращение художественного произведения в нанизывание всех и всяческих фактов из жизни героя или в фиксацию его ассоциативного "потока созна­ ния" - метод, избранный Джеймсом Джойсом в его романе "Улисс” (1922). Искус­ ство Чехова - в отборе тех, кажущихся незначительными, мелких подробностей обыденного существования, которые сопоставленные друг с другом и сведенные воедино, образуют многообразную, многоаспектную картину, раскрывающую прежде всего духовный мир современного человека. "Незначительные случайнос­ ти", которые отбирает Чехов, служат для передачи состояния его героев и их манеры мыслить, ненавязчиво и правдиво выражая внутренние движения их сокро­ венного " я". Таким образом, чеховская поэтика основана на умелом отборе и соче­ тании "незначительных случайностей"35.

Новые художественные принципы, освоенные Чеховым, утверждаются им на различных уровнях и компонентах его новеллы и драмы - не только в построении произведения, но и в приемах характеристики героев, в структуре описаний приро­ ды, где вместо традиционной "живописи словом" (word-painting) используется одна две выразительных детали, и в "эмоциональной сдержанности", определяющей тональность повествования, и во введении лейтмотивов, которые служат для выяв­ ления скрытых движений сознания героя, а также в ряде других приемов, каждому из которых посвящается отдельный раздел. Джерхарди первым в английской кри­ тике указал на исключительную музыкальность чеховской прозы и на значение этой музыкальности в его художественной системе.

Книга Джерхарди внесла существенный вклад в "прочтение" Чехова в Англии и положила начало филологическому изучению его произведений. Она вызвала много критических откликов как в Англии, так и в США. Среди ее первых рецензентов ЧЕХОВ В АНГЛИИ был уже завоевавший себе известность новеллист А.Э. Коппард, впоследствии испытавший влияние чеховского художественного метода. Как справедливо отме­ тил Ч.П. Сноу, главная заслуга Джерхарди состояла в том, что он "первым в Англии глубоко интерпретировал Чехова для своих собратьев по профессии"36.

Оставаясь до 1947 г. единственной английской монографией о творчестве Чехова, книга Джерхарди выдержала несколько переизданий и впоследствии, когда чехов­ ская новелла и драма стали предметом изучения английских славистов, не утратила своего значения, прочно войдя в основной фонд английской чеховианы.

При всем том нельзя не учитывать, что на суждения Джерхарди о Чехове наложили свою печать художественные искания группы "Бумсбери" и прежде всего ее идейного вдохновителя - Вирджинии Вульф. Те проблемы, которые затрагивает Джерхарди в связи с творчеством Чехова, во многом перекликаются с вопросами, волновавшими блумсберийцев, а его трактовки и оценки личности Чехова, содержа­ ния и поэтики его творчества, сама терминология, используемая в книге, очень близки высказываниям представителей группы "Блумсбери". Не случайно самую восторженную рецензию исследование Джерхарди получило у критика Дезмонда Маккарти —одного из членов этой группы: "Недавно вышла книга, которую ни один любящий Чехова читатель не должен оставить без внимания. Это лучшее критическое исследование из всех, какие мне доводилось читать. Оно без сомнения займет прочное место на полках библиотеки критической литературы"37.

После окончания второй мировой войны в Англии чрезвычайно повысился инте­ рес к русской и советской литературе. Значительно активизировалась работа кафедр славистики английских университетов. В 1945 г. была открыта русская кафедра в Оксфордском университете, в 1948 г. в Кембриджском университете было создано славянское отделение, в 1949 г. кафедра русского языка и литера­ туры открылась в Лондонском университете38. Изучение и интепретация русской литературы стало делом не столько критики, сколько историков литературы, русис­ тов, владеющих русским языком и осведомленных о русской истории, культуре, о русском укладе жизни. Концепции творчества русских классиков, и в первую оче­ редь Чехова, сложившиеся в конце XIX - начале XX в., все чаще и все активнее стали подвергаться коренному пересмотру. Для изменения представлений о личнос­ ти Чехова и трактовок его творчества, бытовавших в Англии, начиная с lO-20-x годов, большое значение имела книга К.И. Чуковского "Чехов как человек", издан­ ная на английском языке в 1945 г. Основываясь на большой мемуарной литературе и переписке писателя, К.И. Чуковский решительно перечеркивал усердно навешивавшиеся на Чехова его ранними критиками, а вслед за ними и многими зарубежными поклонниками, ярлыки, приписывавшие Чехову пессимизм, аполитичность, равнодушное созерца тельство, следование программе "малых" дел" и тому подобное. Приведя ряд фак­ торов из биографии писателя, его высказывания по социальным и политическим вопросам, рассыпанные в его письмах и мемуарах о нем, проследив и проанализиро­ вав общественную деятельность Чехова, его отношения с литераторами, худож­ никами, вообще с людьми, причастными к искусству, показав его заботу о членах семьи, главой которой он стал чуть ли не с восемнадцати лет, Чуковский предста­ вил английским читателям совершенно иной облик Чехова чем тот, который рисо­ вала английская критика, начиная со статьи Е.Дж. Диллона в 1891 г. Чуковский обращал внимание англичан на чеховскую гуманность, сдержанность, скромность, терпимость - черты, неизменно присутствовавшие в английских портретах Чехова, - а также на его исключительное радушие, душевную широту и жизне­ радостность, не оставлявшие его даже в период болезни и упадка сил, - качества, которые английские критики чаще всего упускали из виду. Немалое место в книге Чуковского отводилось характеристике Чехов-врача, общественного деятеля, 412 ЧЕХОВ В АНГЛИИ наставника молодых литераторов. Наконец, что имело особенно существенное зна­ чение, Чехов-автор был четко отделен от своих героев, жизненные позиции кото­ рых нередко приписывались их создателю английскими критиками.

Английские филологи-слависты не преминули в свою очередь начать кампанию по "опровержению легенды", как назвал поворот в английском чеховедении совет­ ский критик А. Наркевич40. В 1947 г. в Лондоне вышла книга У.Х. Брэфорда "Чехов и его Россия. Социологическое исследование"41. В отличие от критиков 20-х годов, в первую очередь "группы Блумсбери" (В. Вульф, У. Джерхарди) и близких к ним по духу (Д.П. Мирский), пытавшихся рассматривать Чехова как творца некоей квинтэссенции человеческой натуры и отрицавших значение социаль­ ной типизации в его произведениях, Брэфорд ставил себе задачу "рассмотреть творчество Чехова как продукт определенного времени, определенной страны"42.

Впервые в Англии творчество Чехова рассматривалось в социальном аспекте.

Само построение книги, включавшей девять глав, из которых семь были посвя­ щены изображению Чеховым русской действительности 1880-1900-х годов (гл. II "Россия в изображении Чехова. Страна и народ. Общая характеристика", гл. III "Крестьянство", гл. IV "Помещики", гл. V "Чиновничество, правосудие, полиция", гл. VI "Церковь", гл. VII "Интеллигенция: врачи, учителя и т.д.", гл. VIII "Предста­ вители промышленности, торговли, городские обыватели"), обилие ссылок на социо­ логические, статистические, этнографические исследования о России второй поло­ вины XIX - начала XX в., а, главное, попытка использовать художественное твор­ чество Чехова как источник информации о жизни страны, говорили о полемической направленности исследования Брэфорда. Уже в предисловии он выражал несогласие с концепциями Д.П. Мирского, чьи книги о русской литературе43, включавшие выг сказывания о Чехове, широко использовались английскими литературоведами.

Мирский не считал возможным рассматривать русскую классику как источник сколько-нибудь достоверных знаний о России.

Брэфорд же, напротив, утверждал, что именно русская литература с ее высокоразвитым социальным сознанием и тесной связью с окружающей действительностью давала право социологу использо­ вать ее как материал для своего исследования. Сопоставляя работы русских и английских литературоведов и критиков о Чехове, Брэфорд обращал внимание на то, что соотечественники писателя делали предметом своего изучения главным образом содержание его творчества (прежде всего - идейное, социальное), тогда как англичан в основном занимала форма. И хотя некоторые советские чеховеды, абсолютизировавшие социальный подход к творчеству писателя, вызывали возра­ жения Брэфорда, в целом он предпочитал опираться на советскую чеховиану, считая, что авторы английских работ о Чехове проглядели "конкретный жизненный фундамент" его творчества. Не уяснив себе критический характер нарисованных Чеховым картин, они "приняли за глобальное осуждение жизни как таковой t, ч т о на деле было обвинением по адресу современной Чехову российской действитель­ ности44. Подлинное понимание возможно лишь тогда, утверждал Брэфорд, когда сама Россия, ее история перестанут быть для англичан "терра инкогнита". Отсюда двухаспектность книги, в которой должна была предстать Россия, "увиденная глаза­ ми Чехова"45 и Чехов как художник своей страны и эпохи. В заключительной главе Брэфорд пытается сформулировать позицию Чехова по отношению к окружающей его действительности и выстроить шкалу его нравственных ценностей. Брэфорд показывает, что чеховская объективность не имеет ничего общего с безразличием, что каждая написанная Чеховым жизненная картина неизменно освещена светом его собственных идеалов, четких представлений о добре и зле.

Этическое кредо Чехова выводится Брэфордом из якобы присущей ему - как всякому русскому - приверженности к догматам православной церкви. По мнению Брэфорда, не только произведения, но и письма Чехова "отличаются христиан­ скими этическими представлениями"46. Под рубрику христианства подводятся также и чеховская нетерпимость ко лжи, насилию над личностью, унижение человече­ ского достоинства, его кодекс порядочности. Более того, Брэфорд утверждает, что ЧЕХОВ В АНГЛИИ "талант гуманности", который английская критика особенно отмечает в Чехове, результат привитого с детства религиозного чувства, которое не смогло уничто­ жить даже научно-естественное, материалистическое образование, важность како­ вого для мировоззрения и метода Чехова несомненна. Вслед за Гарнетом, Брэфорд отмечает связь между Чеховым-художником и Чеховым-врачом. Аналитический метод, приобретенный в результате занятий медициной, научил Чехова распозна­ вать корни явлений, рассматривать человека в его общественных связях. Однако, по мнению Брэфорда, мир Чехова-художника определяется также в значительной степени и его приверженностью к христианским заповедям. Все это Брэфорд пыта­ ется доказать на образах священнослужителей в рассказах Чехова, которым в книге отведена обширная глава.

Художественные открытия Чехова, поэтика и стилистика его произведений не анализируются Брэфордом, считающим, что эти вопросы находятся за пределами его "социологического исследования". Тем не менее, он отмечает мастерство психо­ логического рисунка у Чехова в его "биографиях настроения" (термин, заимствован­ ный у Д.П. Мирского, на которого Брэфорд охотно опирается в оценке чеховского художественного мастерства) и придает большое значение тому, что Чехов умеет показать "влияние подсознательных моментов на человеческое поведение"47. При этом Брэфорд не забывает подчеркнуть, что даже в тех рассказах, где, по его мнению, преобладает интерес к физиологическому и психологическому состоянию героя (а к ним английский литературовед относит "Именины", "Припадок" и "Скуч­ ную историю"), социальная типизация отнюдь не исчезает, а только отступает на второй план. Это особый тип рассказов, в основном о людях интеллигентного труда (professionals), для которых характерна "невозможность взаимного понимания", "непреодолимая изоляция друг от друга".

Несомненная ценность монографии "Чехов и его Россия", несмотря на ее огра­ ниченность - и в отношении материала (ряд значительных произведений Чехова не попали в поле зрения Брэфорда) и по характеру анализа (многие рассказы только названы под соответствующей рубрикой или же истолкованы весьма поверхност­ но) - состояла в том, что Брэфорд взглянул на русского классика под иным углом зрения, чем это долгие годы было свойственно английским критикам, и тем самым положил начало разрушению укоренившихся в Англии стереотипов: Чехов - певец "русских сумерек" и "хмурых людей" или: Чехов - поэт больной человеческой души и тщетности человеческих усилий изменить что-либо к лучшему в существующей действительности.

Книга Брэфорда "Чехов и его Россия. Социологическое исследование" открыла список английских монографий о Чехове, оказавших влияние на изменение восприя­ тия чеховской новеллы и драмы в Англии. Начатое Брэфордом развенчание "чеховской легенды” было продолжено в книгах Р. Хингли и Д. Магаршака.

Одна из задач, которую ставил себе Р. Хингли, автор книги "Чехов. Исследова­ ние жизни и творчества"48 - первой в Англии обстоятельной научной биографии Чехова-писателя, - положить конец все еще бытовавшему в 50-х годах среди английских читателей и критиков ложному представлению о Чехове как о "нежной, страдающей душе" и "мудрому наблюдателю с грустно-задумчивой улыбкой и истомленным болью сердцем" (явный намек на "блумсберийских" почитателей Чехова). Признавая заслуги советских чеховедов в освоении чеховского наследия, Хингли не упускал случая упрекнуть тех из них, кто видит в Чехове сознательного "ниспровергателя современного ему общества" (метя главным образом в В.В. Ерми­ лова, с книгой которого "Антон Павлович Чехов, 1860-1904"49 он то и дело полеми­ зирует, хотя отдельные ее положения и оказали воздействие на его восприятие Чехова).

Одной из причин, по которой "чеховская легенда" смогла на долгие годы утвер­ диться в Англии, Хингли считает то обстоятельство, что в гарнетовском тринадца­ титомном собрании рассказов Чехова50 его проза была представлена хаотично, без какого-либо следования хронологическому порядку. Английские читатели и критики 414 ЧЕХОВ В АНГЛИИ не могли судить о той эволюции, которую проделал русский писатель от своих ран­ них юмористических набросков до повестей и рассказов последних лет. Поэтому образ Чехова-человека и Чехова-писателя получился абстрактным, туманным.

Главный пафос книги Хингли - осветить жизненный и творческий путь писателя на конкретном фоне, показав среду, которая его питала и от которой он отталкивался, показать, как постепенно менялись его вкусы и взгляды, как формировались черты новаторства в чеховской новелле и драме.

Книга состоит из двенадцати глав, большая часть которых уделена главным этапам в жизни и писательской эволюции Чехова - детство и отрочество в Таган­ роге, первые литературные опыты (вернее, "заработки", так как побудительной причиной обращения молодого Чехова к литературе Хингли считает материальную нужду), работа в "Осколках", в "Новом времени", переломные годы - 1888- (определившие идеологический и художественный поворот Чехова), годы путешест­ вий, мелиховский период, работа с Московским Художественным театром и послед­ ний - ялтинский - период. Четыре главы - "Успехи и сомнения" (гл. 5), "Чеховская картина России" (гл. 8), "Литературные взгляды Чехова" (гл. 10) и "Подход к драме" (гл. 11) —посвящены непосредственному анализу чеховской прозы и драма­ тургии.

Приводя факты биографии Чехова, почерпнутые целиком из русских источни­ ков - писем Чехова, писем к нему, воспоминаний его родных и современников, Р. Хингли уделяет основное внимание тем факторам, которые, по его мнению, сыграли существенную роль в становлении личности Чехова или в его творческом развитии. Так, в картине детства на передний план выносятся суровость домашней обстановки, деспотизм отца, тяготы религиозного воспитания, казарменный дух гимназии - все это, как комментирует Хингли, с одной стороны, закаляло характер будущего писателя, с другой, вызывало в нем сильное отталкивание. В целом же, считает Хингли, Таганрог не наложил большого отпечатка на молодого Чехова:

"произошло только то, что обычный жизнерадостный паренек превратился в обыч­ ного жизнерадостного молодого человека"51.

Вслед за Гарнетом, Хингли придает большое значение естественно-научному образованию, полученному Чеховым в Московском университете, полагая, что оно укрепило в нем объективный подход к жизненным явлениям. Занятия медициной сыграли и в дальнейшей жизни Чехова значительную роль, во многом расширяя его круг общения с людьми самых различных социальных пластов - например, в Воскресенске и в Мелихове. Путешествию Чехова на Сахалин, так же как и его поездкам за границу, в книге отведено очень мало места: очевидно, по мнению Хингли, эти поездки не внесли существенных изменений ни в жизненные взгляды писателя, ни в его творчество. Так же предельно кратко охарактеризован ялтин­ ский период.

Говоря о личности Чехова, Хингли утверждает, что образ писателя идеализиро­ ван мемуаристами и литературоведами. Чехову с самого начала были свойственны противоположные, даже взаимоисключающие черты: общительность и крайняя, граничащая со скрытосгью сдержанность, широкая гостеприимность и отсутствие близких друзей, духовное одиночество, любовь к бесшабашному веселью, шутке, розыгрышу и раннее чувство ответственности, предельная скромность и отмечае­ мая рядом мемуаристов надменность. (Противоречивость черт личности Чехова станет одной из основных проблем, рассматриваемых во второй книге Рональда Хингли: "Новое жизнеописание Чехова", вышедшей в 1976 г.).



Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 29 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.