авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАБАРДИНО-БАЛКАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ им. Х.М. БЕРБЕКОВА

ТОЛЕРАНТНОСТЬ

В ОБЩЕСТВЕ И

СЕМЬЕ

НАЛЬЧИК 2003

УДК 316.3

ББК 60.55 53

Монография издана в рамках Федеральной целевой программы "Формиро-

вание установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в россий-

ском обществе (2001-2005 гг.)" теме "Дети, семья и толерантность в российском

обществе".

Руководитель А.Г. Асмолов Авторский коллектив:

Хубиев Б.Б. – научный руководитель темы, введение, гл. 3, гл. 5, заклю чение – кандидат исторических наук Кильберг-Шахзадова Н.В. – ответственный редактор, введение, гл. 1, гл. 2, гл. 5, заключение – доктор философских наук, профессор Шогенов З.А. – гл. 2, составитель программы, кандидат социологических наук Вислова А.Д. – гл. 4, кандидат психологических наук.

Шанибов А.М. – электронная обработка данных, кандидат технических наук Толерантность в обществе и семье. – Нальчик: Каб-Балк. ун-т, 2003. – 189 с.

Монография посвящена исследованию роли и места толерантности в обществе и семье как социальном институте, формирования установок толе рантного сознания в общности людей. Расширение "поля" рациональности, признание значимости исторического, социокультурного и эволюционного подходов в формировании толерантных установок в сознании индивидов и отдельных социальных групп, к которым относится семья, эти проблемы вы ходят на передний план и нуждаются в современной оценке и осмыслении.

Сложность и неоднозначность современных подходов исследования толе рантности в обществе и семье ставит вопрос о новом уровне мышления. Ра бота насыщена эмпирическим и научно-исследовательским материалом.

Монография предназначена для студентов, аспирантов, преподавате лей и слушателей специальных факультетов соответствующих специально стей, всех тех, кто интересуется проблемами толерантности в обществе и других социальных институтах.

Рекомендовано РИСом университета УДК 316. ББК 60.55 ISBN 5-7558-0268-8 Кабардино Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова, ВВЕДЕНИЕ Для современной социокультурной ситуации в нашей стране все более насущным и значимым становится исследование феномена формирования установок толерантного сознания в условиях социальных институтов обще ства, в том числе и семьи.

Федеральная целевая программа "Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе" является свиде тельством актуальности данной проблемы, осознание этого факта учеными и прак тиками. Сегодня такое осознание происходит. При этом признается исторический характер толерантности, смены ее типов при одновременном существовании в бытии, культуре и познании, с выходом на идею "открыть рациональности", пре одолевающую ее догматический "закрытый" характер и в определенных случаях деструктивный потенциал самой идеи рациональности как таковой.

Все более осознается, что толерантность является важнейшим услови ем нахождения компромиссов, преодоления конфликтов не только в общест ве, но и семье. Возникает необходимость рассматривать толерантность как социально-философскую проблему, предусматривающую структурно-фун кциональный анализ изменения семьи в процессе социальных реформ, как условия социального развития, как его субъект и объект, как важнейший фактор процесса социализации и становления личности в условиях семьи.

Приближение к реальному познанию толерантности порождает необ ходимость, прежде всего исследовать теоретическую базу представления о толерантности в различных социальных институтах.

В специфике российской ситуации на передний план выдвигается про блема толерантности в обществе. И здесь встает немало сложных теоретических вопросов. Главный из них состоит в следующем: влияет ли на формирование толерантности в обществе современная российская семья? Вопрос закономер ный. Как представляется, адекватное толкование толерантности возможно лишь в том случае, если принимается во внимание ее конкретное содержание.

Проблема толерантности в структуре научного мышления рассматривает ся как особая категория. Толерантность в нашем исследовании осмыслена се годня не только как ориентация сознания, но и как тип определенного образа жизни, основанный на гармоничной совместимости общественного и инди видуального бытия, социальной природы развития человеческого общества.

Без адекватного решения этой проблемы нельзя рассчитывать на толерант ность человеческих отношений вообще, семейных в частности.

В разделе "Социально-философские проблемы толерантности в совре менном обществе" исследуется понятие толерантности, выявляется разносто ронние его значения, стремясь связать с индивидуальным и общественным бы тием проявление терпимости. Предложенная схема типов толерантности отража ет этапы ее формирования на протяжении предшествующих эпох, включая со временный период. Используя теорию среднего уровня, авторам удается вклю чить понятие "толерантность" в структуру исследовательских задач и рассмот реть влияние данного концепта на процессы, происходящие в обществе.

Толерантность может по-разному трактоваться, входить в различные парадигмы. Поэтому теоретическая трактовка толерантности имеет не только научное, но идеологическое и социально-политическое значение.

Для нашего исследования принципиальное значение имеет этническая толерантность. В этой части монографии выделены основные сущностные характеристики формирования социокультурной толерантности как мораль ного качества личности, реализуемого в интересах успешности ведения "культурного" диалога и в целях избежания межкультурных конфликтов с различными социальными группами или их представителями.

Далее, в главе "Феномен толерантности в семье как особой общности лю дей" раскрывается семья как фактор социальной эволюции. Авторы, как бы ак центируя внимание на семье, раскрывают свойства социальной организации, социальной структуры семьи как социального института и малой группы. Это позволяет лучше понять процессы социального контроля и социальной дезадап тации, социальной мобильности и демографических изменений.

Основывая свое исследование на традиции О. Конта, авторы рассмат ривают семью как основную единицу общества и его наиболее устойчивый институт, подвергая изучению, прежде всего, ее социализирующей функции.

Этим утверждается то важное положение, что семья как сфера и инструмент социализации индивидов служит хранительницей культурных традиций об щества, что она есть та форма жизнедеятельности, в которой вырабатываются механизмы согласования взглядов индивидов, принадлежащих к разным по колениям. В монографии изучены особенности формирования толерантных установок в семье, проведен сравнительный анализ ролевых функций семьи вообще, воспитание толерантности у детей, в частности.

Используя конкретные социологические исследования, в третьей главе "Структурно-функциональная характеристика семьи в процессе социальных реформ", авторы дают структурно-функциональный анализ современной рос сийской семьи как субъекта социальной системы.

Обоснование новой парадигмы идет на фоне широкого использования научно-теоретического и эмпирического материалов. В этой части работы используется большое количество фактического материала, подкрепленного социологическим исследованием. По мнению авторов, в нынешних условиях смены формации, утраты ценностной ориентации в обществе, идеологиче ской неопределенности и вакуума, безусловно, на первый план выходят вос питательные функции семьи, вопросы социализации личности. К этой плос кости исследовательских проблем относится и проблема формирования уста новок толерантного сознания и поведения. Это обстоятельство диктует необ ходимость систематического и целенаправленного изучения и анализа се мейной проблематики именно в современных условиях радикальной рефор мы всей общественной системы. В предлагаемом исследовании авторы про блему формирования толерантности рассматривают в рамках функциониро вания такого социального института общества, как семья.

Особый научный и практический интерес представляет исследование степени размытости поведенческих норм в микросоциальной системе, какой является семья как источник толерантности, выявление факторов, влияющих на выполнение данной ролевой функции, рассмотрение ролевых стереотипов семьи в динамике, через призму культурно-исторических, этносоциальных и поселенческих факторов.

Требуются усилия для того, чтобы операционализировать предложен ное рассмотрение толерантности и использовать его в исследовательских процедурах, которые позволили ответить на важные в теоретическом и прак тическом плане вопросы: "Каким образом ценности толерантности проявля ются в различных сферах жизнедеятельности людей?" и "Можно ли сформи ровать толерантные установки и готовность к соответствующему поведению и если это возможно, то каким образом?" Анализ этих и подобных вопросов позволил автору главы "Семья и вопросы формирования установок толерантного сознания детей" в психоло гическом аспекте рассмотреть толерантность как систему ценностей, норм и образов поведения.

Понимая актуальность проблемы воспитания, было проведено специ альное исследование. Результаты имеют несомненную ценность, так как они получены на репрезентативной выборке: представлены разные районы рес публики, соответствующие основным национальным признакам, с учетом таких показателей как пол, возраст, семейное положение, стаж семейной жизни, количество детей в семьях, их возраст и др.

В контексте рассматриваемой дилеммы толерантности-интолерант ности, проблема заключается в способности воспринимать не только "своих", но и "чужих" без предубеждения.

Результаты исследования позволили прийти к достоверным выводам, что между людьми существуют определенные различия, которые могут про являться во внешности, в манере одеваться, в поведении и т. д.

В особом ракурсе исследуются вопросы подростковой идентификации, в том числе с родителями, как один из показателей близости ценностей раз ных поколений.

В завершающей части монографии "Семья как объект и субъект совре менного общества", авторы раскрывают практическое значение тех мер, которые предпринимаются государством для укрепления семьи, выполнения ею своих основных общественных функций. Принимаемые в рамках семейной политики меры, по мнению авторов, безусловно, оказывают влияние на укрепление семьи.

Однако недостаточно учитываются ее интересы как социального института. Се мейная политика связана с укреплением социального института семьи, она за щищает его интересы и права в процессе общественного развития, а также по зволяет выявить и решить специфические проблемы семьи.

Семья продолжает быть объектом внимания политиков и исследователей.

Поэтому в этой части работы раскрыты различные периоды в динамике измене ния жизнедеятельности российской семьи, описаны модели современной семьи, изучены особенности региональной системы поддержки семьи, даются методи ческие основы формирования системы социальной поддержки семьи.

ГЛАВА I. СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ТОЛЕРАНТНОСТИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ Непрерывно упражняясь в искусстве выносить всякого рода ближних, мы бессознательно упражняемся выносить самих себя, – что, по сути, является самым невероятным достижением человека.

Фридрих Ницше 1. К истокам толерантности Толерантность во все времена считалась человеческой добродетелью.

Она подразумевала терпимость к различиям среди людей, умением жить, не мешая другим, способностью иметь права и свободы, не нарушая прав и сво бод других.

Современные философы дают свою трактовку исторической толерант ности. Так, основываясь на признаках толерантности, ряд российских ученых исследуют сущность сознания и типы толерантности [8. С. 33–37;

15;

18;

25.

С. 46–54;

32. С. 127–129;

45. С. 138–155;

51]. В свою очередь, мы даем свою интерпретацию типам толерантности. При этом мы дополняем уже сущест вующие. В результате их осмысления, позволим себе выразить их схематич но и раскрыть характеристику каждого из типов (см. схему 1).

Схему 1. Типы толерантности 1. Мифологический "скрытый" 2. Античный "монотеистический" 3. Религиозный "парадоксальный" Типы толерантности 4. Реформаторский "просвещенский" 5. Философский "классический" 6.Секулярный "культурологический" 7. Научно-общественный "научный" Первый тип толерантности – мифологический "скрытый". Он ос нован на базе различий в системе нравственных и этических норм, обычаев и традиций. Уже в первобытную эпоху появились антитезы: "мы – они", "свои – чужие", "Я – другой". Так, например, рассматривая антитезис "Я – другой", следует отметить: человек как субъект и как личность не существует без "другого", той единицы, той точки отсчета, которая дает представление о соразмерности человека в его сравнении себе подобным. Философская кате гория "Другой" рассматривается в качестве центральной в трудах Д. В. Зи новьева, Л. В. Скворцова и др. [18. С.50–61;

45. С. 138–155].

Толерантность в структуре мифологического сознания возникла как предпосылка абсолютной истины. Как ни странно, но ее признание находит свое выражение в трактовках философской мысли, которые раскрывают ра зумное истолкование мифа. Процесс такого истолкования выражен в формах логического или фактического доказательства. В этом есть неопровержимое обоснование мифологического представления и путь к "абсолютной истине".

На первых порах, как представляется, мифологическое сознание и фило софия легко уживаются друг с другом. Такое явление ученые называют "скры той" толерантностью. Толерантность здесь еще не осмыслена концептуально. По мнению Л. В. Скворцова, общество терпимо относится к специфике философ ского мышления, поскольку оно еще не ведет к разрушению образов мифологи ческого сознания, но "эрозия мифологического сознания уже не могла быть пре дотвращена путем подавления философии [45, с. 140–143].

Второй тип толерантности – античный "монотеистический". Для социальной консолидации он стал необходим как новый тип сознания, фор мирование которого как раз и требовало толерантности.

На почве разлагающегося мифологического сознания с его политеиз мом вырастает христианская монотеистическая религия [45. С. 142].

Утверждение монотеистического сознания связано с историческим па радоксом: испытав на себе жестокие гонения язычников и нуждаясь в обще ственной толерантности, христиане, завоевав господствующие позиции в общественном сознании, добиваются двух фундаментальных результатов в духовной жизни: во-первых, они утверждают понятие Абсолюта, высшего и совершенного Бытия как Демиурга всего существующего, его начала и кон ца;

во-вторых, они превращают философию в служанку религии, ограничивая движение мысли рамками основной догмы" [45. С. 143].

Утверждение полученное через откровение единственной абсолютной истины делает толерантность логически и нравственно невозможной.

Утверждение абсолютной истины оказывается предпосылкой преодо ления социального хаоса, создания социально-психологического климата для восприятия общего закона, сковывающего обручем субъективную волю и представителя низов, и тирана.

Утверждение абсолютной веры стало путем к социальному миру. Вме сте с тем, очевидно, что встреча абсолютных верований чревата опасным и непримиримым конфликтом.

Постоянное очищение веры от потенциальных носителей внутреннего конфликта с течением времени оказывалось все более трудной задачей. Фер ментом разрастания внутреннего конфликта оказывался конфликт внешний, где противостояли друг другу взаимоисключающие доктрины, в равной мере претендующие на абсолютность [45. С. 140–143].

Нетерпимость и гонения инакомыслящих лишь углубили кризис античного общества. Результатом этого кризиса стал, по мнению некоторых исследователей, распад, тесно связанный с предотвращением эрозии духовного и социального единства полиса, общины, в структуре которых она возникает, устранением при чины, которые становятся ферментом социального хаоса.

Третий тип толерантности – религиозный "парадоксальный". Ис торически толерантность – духовное, а не физиологическое явление – осмыс ливается и получает свое отражение вследствие мировоззренческого кон фликта, становящегося предпосылкой религиозных войн. Религиозные войны провоцировались людьми, убежденными в том, что именно они владеют аб солютной истиной" [45. С. 144]. В связи с этим толерантность первоначально была воспринята как осмысление итогов Тридцатилетней войны, в ходе ко торой представители враждующих религиозных конфессий почти поголовно истребили друг друга, видя благородную и спасительную для человечества цель – утвердить абсолютную истину.

Как решение проблемы отношения к религиозным меньшинствам, по степенно вырабатывались принципы гуманных взаимоотношений с инакове рующими и инакомыслящими, включающие в себя такие компоненты, как терпимость, лояльность, уважение к вере и взглядам других людей, народов.

В этом виделась благородная и спасительная для человечества цель – утвер дить абсолютную истину всюду, где это возможно.

Именно религиозные войны и подготовили легитимизацию толерант ности. Естественно, толерантность несла бы на себе неизбежную печать бес принципности, если бы не философская критика метафизики. Именно эта критика позволила придать толерантности легитимность и вполне осмыслен ный характер. Критика метафизики – это отрицание претензий любой веры на окончательную и абсолютную, единственную истину, а вместе с тем и ключевой этап в установлении духовно зрелого общества. Отношения с рели гией, которые позволяют сохранять ее нравственные функции и вместе с тем достаточно определенно очерчивают границы ее компетенции, превращают толерантность в постоянную черту жизни общества [45. С. 145].

Толерантность, однако, укреплялась не везде. Она оказалась постав ленной под удар критики, но теперь уже не с позиций религиозной догмати ки, а с позиций идеологии, не допускающей компромисса принципов. В структуре абсолютной веры толерантность невозможна в принципе, посколь ку она разрушает абсолютность.

Культурный и религиозный плюрализм, развившийся в западном мире, особенно среди англосаксов, вызвал к жизни толерантность, необходимую для установления общности в условиях плюрализма. Толерантность была, с одной стороны, необходимым побочным продуктом этого плюрализма, а с другой – условием его дальнейшего развития.

Примечательно, что проблема толерантности впервые возникла в за падной цивилизации именно на религиозном уровне, а религиозная толе рантность положила начало всем другим свободам, которые были достигну ты в свободном обществе.

Решающей главой в истории толерантности явился кромвелевский пе риод английской истории 17 века. В то время среди различных пуританских сект, входивших в армию Кромвеля, только индепенденты и левеллеры были заинтересованы в свободе и терпимости. Согласно их взглядам, ни одно убе ждение не может быть настолько непогрешимым, чтобы ему в жертву можно было принести другие убеждения, существующие в сообществе. Джон Со лтмарш, один из видных защитников толерантности в эпоху Кромвеля, гово рил: "Твои доводы будут столь же темны для меня, как мои доводы для тебя, пока Господь не откроет нам глаза".

В целом, толерантность была установлена как в Англии, так и в Аме рике не столько в качестве идеального принципа, сколько по необходимости, когда было разрушено монолитное единство общества. Оказалось, что в об ществе будет больше мира, если не пытаться навязывать ему сверху религи озного единства.

Иногда полагают, что нет ничего труднее, чем быть терпимым в отноше нии людей, придерживающихся иных религиозных убеждений. Это суждение зиждется на допущении, что религия в основе своей фанатична, и это отчасти верно в том смысле, что религия означает всецелую самоотдачу личности. В идеале вера должна порождать милосердие, а не фанатизм, поскольку она приво дит к сопоставлению фрагментарных и ограниченных ценностей с абсолютным и божественным. Однако на деле религиозный человек может легко впасть в соблазн освящения своих ограниченных ценностей светом того абсолюта, кото рому он предан, и при этом еще призвать в союзники Бога. Так что религия ино гда может содействовать углублению и ужесточению фанатизма, каким бы он ни был – культурным, государственным или этническим.

Этим объясняется необходимость нового осмысления проблемы толе рантности и определения контуров ее решения применительно к новой исто рической ситуации.

Четвертый тип толерантности – реформаторский "просвещен ский". Духовное раскрепощение человека наряду с его экономической и по литической свободой отстаивали лучшие мыслители прошлого, которые опи рались на различные научные знания. Они пытались ответить на ряд вопро сов, связанных с исследованием абсолютной истины.

Значительный вклад в разработку естественного права, правового оформления и законодательного введения принципа свободы совести и веро терпимости внесли гуманисты эпохи Возрождения и Реформации, деятели Просвещения.

О толерантности в условиях сильной церковной цензуры писал, напри мер, английский философ и политический деятель Дж. Локк в "Очерках о терпи мости" (1667) и в "Письмах о терпимости" (1685);

Вольтер "Трактат о веротер пимости";

П. Бейль в нескольких своих философских сочинениях [51].

Эпоха Просвещения XVIII века, которую часто наделяют духом толе рантности, породила очень опасный якобинский фанатизм рационалистиче ского типа. Видным и, пожалуй, единственным представителем толерантно сти в ту эпоху был Вольтер. Ему приписывают изречение: "Я не согласен с тем, что вы говорите, но пожертвую своей жизнью, защищая ваше право вы сказывать собственное мнение", – афоризм, в котором выражена классиче ская теория толерантности. Взгляды Вольтера сложились, когда он наблюдал за событиями в Англии, где в XVII веке в условиях религиозного плюрализма и религиозной толерантности был заключен гражданский мир и установилась общая атмосфера милосердия.

Классическое понимание толерантности сформулированно Джоном Локком – основоположником либерализма. "Но попробуем согласиться с фана тиками, – писал Джон Локк, – осуждающими все чуждое их вере, в том, что при таких обстоятельствах возникают различные и в различных направлениях ведущие пути. Чего же, в конце концов, мы достигнем? Ведь в действительно сти только один-единственный из них ведет к спасению. Но среди тысяч путей, на которые вступают люди, трудно выбрать истинный, ни власть над государ ством, ни право издавать законы не открывают правителю более надежный путь, ведущий на небо, чем обыкновенному человеку" [27;

28].

Джон Локк считал, что принцип толерантности имеет реальный смысл лишь в отношениях между представителями различных религиозных конфес сий, если они не подрывают самих оснований общественной жизни. Если бы Локк следовал логике современного универсального либерализма, то он дол жен был бы либо предложить католицизму "отмереть" во имя утверждения исключительной истины протестантизма, либо следовать признанию особой духовной сущности католицизма как philosophia perennis (вечной филосо фии), определяющей конец истории в то время.

Постепенно проблема толерантности перестала ассоциироваться с проблемой лишь религиозной терпимости. Логика абсолютной истины обя зывает быть последовательным. Последовательность – нравственный импе ратив. Нарушая его, человек проявляет свою неуверенность в себе, слабово лие, недопустимые колебания. Он становится жертвой общественного пре зрения. Кто судит с абсолютных позиций, тот легализует право судить и себя аналогичным образом. Вера в абсолютную истину – это бритва, которая без жалостно режет по живому. Значит ли это, что во имя сохранения жизни лю дей следует отречься от истины? Такая постановка проблемы кажется непри емлемой. Истина придает жизни смысл. Истина присутствует в сознании че ловека даже тогда, когда он занимает скептические позиции. На признании общей истины держится упорядоченная индивидуальная и общественная жизнь. Человеку, ограниченному существу, противостоит бесконечность, которая в принципе не может быть познана до конца [45. С. 138–155].

Пятый тип толерантности – философский "классический". Оправ данный и философски осмысленный скептицизм становится логической и нрав ственной основой толерантности, а затем и политики терпимости, отде ления церкви от государства. Однако государственная толерантность не ле гитимизирует терпимость ко всему, к любым социальным явлениям и фор мам практического поведения. Под понятие "толерантность", полагает Л. В.

Скворцов, нельзя подводить и требование абсолютной истины индивидуаль ного и общественного бытия [45. С. 138–155]. Абсолютная истина и абсо лютная свобода – это синонимы толерантности. Государственная легитими зация толерантности несет в себе возможность утверждения демократиче ской формы правления. С этим связаны и новая интерпретация духовной эволюции человечества, и сомнение в адекватности абсолютной идеи свя щенной истории, основанной на откровении, одномоментном постижении истины бытия человека. Истина бытия осмысливается как процесс: она есте ственным образом соединяется с толерантностью.

Наиболее убедительную попытку соединения абсолютной истины с при знанием многообразия мировоззренческих позиций предпринял Гегель [12]. Со гласно Гегелю, абсолютная истина есть конечный результат движения идеи, кото рая последовательно проходит стадии, зафиксированные в исторически сформиро вавшихся философских системах. Все они несут в себе моменты истины и поэтому не могут отвергаться с порога: истина многогранна и прекрасна, как алмаз. Соеди нение абсолютной истины с толерантностью следует рассматривать как осмысле ние философского разума, той мудрости, которая выше религиозного мировоззре ния в силу своей универсальности.

С такой трактовкой философского разума связан общий критерий аб солютной истины, благодаря которому воздается должное каждому индиви ду, человеку, отдельному народу. Диалектическая логика разума и есть уни версальный критерий оценки исторической роли личностей в обществе как носителей и средства реализации Абсолютной идеи.

Шестой тип толерантности – секулярный "культурологический".

Секулярный тип формируется в результате признания истинных, универ сальных, нравственных принципов. На данной основе возможно уважение к иному, принятие этнических и национальных особенностей, различий в со циальных воззрениях, которые порождаются особенностями условий жизни, профессиональной деятельности, культурных традиций. Толерантность здесь – следствие высокой духовной и нравственной культуры.

В структуре этого типа эрозия толерантности происходит в силу абсо лютизации социальной роли определенного исторического субъекта, которо му приписываются черты совершенства, исторического превосходства и уни версальности. Определенность исторического субъекта – этноса, нации, клас са, цивилизации – это эмпирический факт. Для традиционного общества ха рактерно формирование способности человека подчинять свои чувства и ин тересы всеобщим принципам. Однако утверждение универсальной мессиан ской роли субъекта и соответственно определение его особых качеств – это идеологический постулат.

Идеологический продукт секулярного сознания и порождает нетерпи мость. Догматические постулаты в секулярном сознании не требуют эмпири ческого подтверждения и логических доказательств. Они обладают свойст вом самоподтверждения, поскольку совпадают со скрытым массовым уст ремлением. Любые выводы и суждения, противоречащие принятой догме, автоматически попадают в категории "клеветнических", "очернительских", "подрывных" представлений. Соответственно, они служат основанием для того, чтобы социальные институты, к которым относится семья, выполняли основные функции, формировали толерантные установки, необходимые для предотвращения распространения враждебных влияний.

Один важный момент в понимании секулярной нетерпимости заключа ется в характере открытия, на которое опирается идеологическая доктрина.

Это не открытие нового явления и не обоснованный логически вывод, а от крытие истинного будущего. Поэтому в принципе ни одна идеологическая доктрина не может быть окончательно опрокинута эмпирическими и логиче скими доводами.

Другой – состоит в том, что идеологическая сублимация этнической или социальной самооценки определяется относительностью возвышения:

унижение своего визави автоматически ведет к самовозвышению. Этот ас пект идеологического самосознания обычно остается в тени: принимаются во внимание лишь экономические, социальные, политические выгоды самовоз вышения. При этом оказывается необъяснимым факт экономических и иных уступок ради сохранения видимости превосходства.

Сила влияния этнического и социального эгоцентризма может быть столь велика, что возможны огромные материальные и даже человеческие жертвы ради самоутверждения. Самоутверждение может стать фактором ре нессанса традиционных религиозных, культурных, духовных ориентаций.

Самоутверждение формирует черно-белую действительность. Все свое предстает в одеяниях святого. Все чужое – в облике сатаны. И это наглядно обнаруживает тот факт, что такое самосознание не отражает реальность, а формирует ее определенным образом.

Вместе с тем выделяется общая субстанция всемирной истории, закла дываются предпосылки глубинного преодоления ксенофобии, разного рода предубеждений и предрассудков [45. С. 140–143].

Седьмой тип толерантности – научно-общественный "научный".

Данный тип толерантности – терпимость в сфере научной и общественной ментальности. Механизм осуществления идеи толерантности предполагает такой принцип, как сомнение, несовместимый с догматическим мышлением.

Особенно опасен догматизм для науки, политики, культуры, поиска нового в разрешении национальных, социально-политических проблем. Как отмечал Ж. Ж. Руссо, созданный божеством творческий ум враждебен бюрократиче скому спокойствию. Сомнение – признак творческой личности, процесса со зидания нового, в ходе которого человек имеет право на честное заблужде ние. Это позволяет личности проявлять свою индивидуальность и нести нравственную ответственность за свои идейные позиции, не жертвуя при этом свободой творчества, без которой не проявится добровольная привер женность гуманистическим идеалам. Сомнение – показатель духовной куль туры личности, самокритической оценки по отношению, прежде всего, к са мому себе, к своим мыслям и мнениям. Духовно богатый человек в большей степени обладает чувством сомнения, чем дилетант, и не может не проявлять терпимость к иным людям, к их воззрениям. Сомнение в правильности того или иного действия предостерегает от непродуманных, скоропалительных решений. К сожалению, как показывает мировая политика, не все государст венные деятели наделены сомнением, этим нравственно-совестливым при знаком, что приводило и приводит к трагедиям целых народов.

Осуществление идеи толерантности предполагает наличие условий для творческих дискуссий, диалога. Они способствуют свободе выражения взглядов и нахождению истины. Учеными выделяются два вида диалогов:

казенно бюрократический и раскрепощенный.

Казенно бюрократический диалог не нуждается во взаимном обмене мнений, ему чужда толерантность. "Верхи" спускают в массовое сознание непререкаемое "мономнение" и изолируют себя от критических выступлений оппонентов. В таких условиях нет равного обсуждения вопросов.

Раскрепощенный диалог позволяет не только выслушать иные мнения, но и на основе тактического материала обосновать свою позицию, выявить сильные и слабые аргументы участников дискуссии. В ходе взаимных крити ческих выступлений высвечиваются новые грани проблемы, по иному и бо лее углубленно понимаются дискутируемые вопросы.

Уважительность к иным мнениям основывается на компетентности, достоверности фактов и информации. А информированность строится на объективном мнении, независимо от ведомственных интересов познания на шего, прошлого и настоящего. И здесь еще много "закрытых зон", чья "за крытость" часто определяется не какими-либо государственными секретами, а чисто ведомственными запретами. Ведь теряя свое "право" единолично владеть информацией, должностное лицо теряет и монополию на информи рованность. Появляются другие мнения, вступающие в противоречия с коры стными официальными положениями. Нетерпимость к иным точкам зрения, сокрытие от общественности информации ведет порой к дезинформации ра ди защиты сугубо ведомственных интересов, а не ради объективного освеще ния проблемы, информационное неравенство выступает своеобразной разно видностью социального неравенства. Только доступная для различных заин тересованных субъектов объективная информация способствует равноправ ному высказыванию по определенной теме, воспитанию чувства толерантно сти к иным суждениям. Отсутствие своевременной и правдивой информации может привести к такому разбросу мнений, который не будет способствовать установлению истины, повышению человеческой культуры. Это возможно в том случае, если мнения основываются на слухах, вымыслах, на непроверен ных фактах. Главной основой для циркуляции слухов среди социальных групп становится интерес к какой-либо теме, к какому-либо событию при отсутствии необходимой информации. Слуху верят и его воспроизводят не столько потому, что он кажется правдой, сколько потому, что он отвечает эмоциональному состоянию и интересам людей, не получивших удовлетво рения из официальных каналов информации. Осуществление механизмов материализации идеи толерантности требует уважительного отношения к оппозиции, которая действует в рамках закона. Она выражает отношение граждан к государственно-политическим институтам в виде их несогласия с экономическими, политическими методами и целями общественных преобра зований. Граница, отделяющая диктатуру от демократии, выявляется посред ством официальной деятельности оппозиции. Она выступает как бы камерто ном, с помощью которого настраивается демократическая жизнь общества, предохраняя его от деспотического режима, к которому тяготеет государст венная власть, не имеющая над собой должного общественного контроля.

Толерантность к иным воззрениям, к оппозиционным движениям в целях укрепления демократической власти способствовала осознанию важности идеи толерантности и осознанию опасности запретов оппозиции, преодоле нию предрассудка об этих запретах как символах правопорядка и солидарно сти общества. Антитолерантная практика создает иллюзию единства и по рядка, а на самом деле ведет к тому, что часть общества не только выпадает из созидательного творчества, но и своей деятельностью противостоит дос тижению общих интересов, усиливая в стране конфликтную ситуацию. Толе рантность к оппозиции, учет со стороны власти коренных социальных инте ресов, которые оппозиция отстаивает, позволяет переводить объективные требования в русло практической политики для достижения общественно значимых целей. Проблема налаживания механизмов соблюдения в обществе толерантности поднимает вопрос о содержательном характере плюрализма мнений, его связи с интересами социальных слоев, общества и государства.

Этот вопрос далеко не праздный. Он всегда поднимался прогрессивными мыслителями, когда речь шла о праве личности, демократическим путем от стаивать свои взгляды и убеждения. "Обязанности, которые имеет каждый человек, и его права, вытекающие из этих обязанностей, свидетельствуют о том, что свобода высказывания мнений не может быть ограничена", – писал французский философ О. Ламерти, – "Чтобы можно было иметь право пре пятствовать высказыванию какого-либо мнения, необходимо, чтобы было доказано что это мнение повредит обществу". Действительно, не все мнения, действия заслуживают терпимого к ним отношения. С каким же критерием следует подходить к разнокачественному многообразию мнений? На наш взгляд, плюрализм мнений следует рассматривать с точек зрения научности, социальных интересов, права и морали.

Во-первых, красочный спектр мнений предполагает объективное и всестороннее исследование проблемы, которое только в состоянии уберечь от односторонности и догматизма, от ошибок в целеполагании и методах дос тижения желаемых результатов.

Во-вторых, мнения выражают определенные социальные интересы.

Поэтому, вполне справедливо поставить вопрос: кому выгодны данные вы сказывания, чьи интересы они выражают и защищают, куда ведут массы, способствуют укреплению или ослаблению общества?

В-третьих, с точки зрения права – "разрешено все, что не запрещено законом". Закон уголовно наказуемыми признает открытые призывы к на сильственному свержению государственного и общественного строя, пропа ганду войны, призывы к разжиганию расовой и национальной розни. В иных случаях инакомыслие ненаказуемо.

В-четвертых, свобода отстаивать свои мнения не должна выражаться в оскорбительной для других людей форме. Здесь должен быть определенный уровень культуры полемики, чувство толерантности, умение не ущемлять достоинство оппонента в отстаивании своих убеждений [10]. Терпимость к чужим мнениям в сфере науки имеет значение лишь там, где вопрос еще не выявлен окончательно;

теоретическая истина, построенная на неопровержи мых доказательствах, требует признания. В тех случаях, когда в известном вопросе могут быть представлены доводы pro et contra, терпимость имеет место при оценке доводов противника [61. С. 61].

Становление научной ментальности как общественного сознания име ет своим следствием критическое восприятие идеологии, критику всех ее форм как "извращенного сознания", затеняющего действительные механизмы социального действия.

Научная ментальность является средством освобождения сознания от идеологического субъективизма. Такое освобождение должно "снимать" и идеологическую нетерпимость, и связанные с ней конфликты.

Научная ментальность предполагает анализ реальных причин и след ствий так, как они понимаются в естественных науках: имеется причина как установленный материальный феномен, факт и порождаемые им определен ные следствия. Все, что находится вне этой реальной материальной связи, есть фантом, продукт воображения.

Сущностные аспекты самосознания в такой ментальности утрачивают свою легитимность. Ведь порожденные самосознанием фантомы как раз и становятся действующей причиной определенного практического поведения.

Терпимость в сфере самосознания – это терпимость к фантомам в зависимо сти от их практических последствий. Научная ментальность не может быть в принципе терпима к фантомам: она подчиняется принудительной силе мате риальной объективности". Толерантность здесь – следствие высокой духов ной и нравственной культуры. Для традиционного общества, однако, выявля ется и проблема способности человека подчинять свои чувства и интересы таким всеобщим принципам [45. С. 140–143].

Постепенно проблема толерантности перестала ассоциироваться с пробле мой лишь религиозной терпимости, – одной из составляющих понятия "социо культурная толерантность". Мировая культура накопила демократический опыт реализации идеи толерантности. Он приобретает особую актуальность в период коренных общественных преобразований, слома монопольно-идеологических концепций, обострения межнациональных конфликтов, утверждения гуманных межгосударственных связей. И не случайно, в процессе обсуждения важнейших общечеловеческих проблем Российского государства идет интенсивный поиск путей и механизмов материализации идеи толерантности.

Современный аргентинский философ и теолог Энрике Дуссель, под черкивая этический характер латиноамериканской философии и полагая, что осмыслить существование латиноамериканца в его самобытности можно только с позиции этики, считает, что категория "Другой" отражает специфи ческое положение Латинской Америки по отношению к Европе. Фихте ис пользует собственный вариант данной категории, заключая его в антитезу:

"Я есть" – "Это не я", или, как заметил А. Ламартин, одной души нет рядом, и весь мир опустел". Другое мнение по этому вопросу выражает М. М. Бахтин.

Он определяет потребность в соразмерности "себя с Другим" понятием "зна чимый Другой";

а сущность человека, его самость, по его мнению, проявля ются лишь в диалоге, во взаимодействии с другим человеком [18. С.50–61].

Такой же точки зрения придерживается Р. Р. Валитова. По ее мнению, " … толерантность предполагает заинтересованное отношение к Другому, жела ние прочувствовать его мироощущение, которое побуждает к работе разум уже потому, что оно – иное, чем-то не похожее на собственное восприятие действительности" [8. С. 33–34].

Но в силу индивидуального восприятия окружающего мира, "каждая личность по-своему понимает особенности культурной среды представителя аутгруппы, которая в нашем исследовании определяется как группа, к кото рой данная личность не принадлежит. Такой взгляд на общество, при кото ром определенная группа считается центральной, а все остальные группы соизмеряются и соотносятся с ней, называется этноцентризмом" [57, с. 60].

По мнению С. С. Фролова, этноцентризм становится порой причиной враждебного отношения индивида к ценностям культуры представителя аут группы, к которым мы вслед за Э. Тейлором относим знания, верования, ис кусство, мораль, законы, обычаи [57, с. 47].

Факты негативного влияния этноцентризма подтверждаются рядом социологических исследований. Так, например, еще до распада СССР Инсти тут социологических исследований АН СССР опросил 12 тысяч человек в ряде республик и областей. Выявилось, что имеет место "значительная рас пространенность отрицательных высказываний о людях других националь ностей, их обычаях и традициях. Они имели место в различных регионах России" [20].

Таким образом, понятие толерантности формировалось на протяжении многих веков, накапливая разносторонние значения, стремясь соответство вать действительности, в которой многообразные проявления терпимости связывали с индивидуальным и общественным бытием. Предложенная нами схема типов толерантности отражает этапы ее формирования на протяжении предшествующих эпох, включая современный период.

2. Понятие "толерантность" в научном знании Основным понятием нашего исследования является "толерантность".

Значение данного слова при употреблении его в обыденных ситуациях легко улавливается из контекста. Однако при попытке дать научное определение толерантности возникают немалые трудности, так как данное понятие ис пользуется в самых разных научных знаниях.

Что такое толерантность? Это слово в последнее время часто повторяется, но до сих пор знакомо не всем. Типичные черты толерантности как целостного образования проявляются на основе анализа социологической, философской, куль турологической, психологической, педагогической точек зрения.

Для понимания сущности толерантности крайне важны попытки со циологического осмысления данного термина. Социологический подход предполагает разработку и использование так называемой теории среднего уровня для научного анализа предмета исследования. Использование теории дает возможность описать предмет и исследовательские задачи на языке чет ких, научно обоснованных понятий, вписывающихся в понятийный аппарат социологической теории, грамотно построить типологии и классификации, разработать объяснительные модели и осуществить научно-обоснованный прогноз развития социальных процессов и явлений. Такая теория позволяет включить понятие "толерантность", которое изначально имело философско этический, культурологический, идеологический и политический смыслы, в структуру исследовательских задач и рассмотреть влияние данного концепта на процессы, происходящие в обществе. При этом важно понимать, что поня тие толерантность многоаспектное явление и поэтому для его адекватного описания необходимо использовать фрагменты различных социологических теорий. Данный вопрос весьма сложен и требует дальнейшего изучения. Ос тановимся вкратце на примере возможности использования одной из весьма распространенных социологических теорий.

Описание толерантности в процессе межличностного взаимодействия основывается на теории символического интеракционизма, созданной Дж.

Мидом и развитой Г. Блумером. Одним из ее основных положений является тезис, содержание которого состоит в том, что "личность и социальные дей ствия формируются с помощью символов, которые приобретаются в процес се социализации и взаимно подтверждаются и изменяются в социальном взаимодействии (интеракции) его участниками [1]. В процессе коммуникации большое значение придается репродуктивной роли знаков ("жестов"), обо значающих отношение, позицию, социальную установку и действующих на другого индивида как специфические раздражители. Субъекты коммуника ции интерпретируют жесты и обобщают ситуацию до определенного содер жащегося в ней смысла. Этот процесс Мид называет "символизацией". Ком муникация между людьми происходит за счет создания общезначимых сим волов. По словам Мида, "значимыми символами называются знаки и симво лические жесты, вызывающие у другого индивида то же самое представление о присущих им значениях, что и у первого, и поэтому определяющих одина ковую реакцию" [1]. Участники взаимодействия интерпретируют друг друга, что является предпосылкой взаимодействия. Важным понятием в теории символического интеракционизма выступает "идентичность", которая осоз нается, по мнению Мида, только в том случае, когда индивид смотрит на себя глазами другого.

В процессе социологического анализа понятие "толерантность" может по разному трактоваться и, в соответствии с этим, входить в различные парадигмы. Л.

М. Дробижева справедливо отмечает, что теоретическая трактовка толерантности имеет не только научное, но и идеологическое, политическое значение [16].

Многочисленные исследования и повседневная практика убеждают, что одной из характерных черт современного общества являются ускоренный рост агрессивности его членов. Чрезвычайно мобильное и динамичное общество бли жайшего будущего требует, чтобы личность обладала умением отстаивать свою точку зрения. Однако это приводит к появлению противостояния между взаимо действующими субъектами (индивидами, группами, нациями). В массовом созна нии возникает негативизм и агрессия к иной точке зрения [5].

В. Васильев связывает идею толерантности со всей системой общест венных отношений, с соблюдением конституционно-демократических прав и свобод, с уровнем духовной культуры личности и общества в целом. Не пре тендуя на бесспорность своих суждений, он выделяет некоторые наиболее важные положения, соблюдение которых обеспечивает возможность толе рантности между различными социальными субъектами. Так, например, уче ный полагает, что толерантность немыслима без свободы слова. Только га рантированное законом право самовыражения позволяет человеку отстаивать свои убеждения, предполагая уважительное отношение к ним со стороны другой личности, коллектива или государства. У каждого человека свой внутренний мир, жизненный опыт, свое видение и оценка различных аспек тов социальных явлений. Это неизбежно порождает широкий диапазон взглядов, противоречий и конфликтов, разрешение которых требует толе рантного сознания. Свобода слова формирует естественную среду общест венного мнения, приближает коллективную мысль к истине, к выработке наиболее эффективных путей и методов решения жизненно важных целей.

Сберечь и рационально использовать богатый духовный потенциал страны – серьезная задача для практического налаживания механизмов осуществления не только идеи толерантности, но и демократического общественного устройства.

Толерантность требует воспитания данного чувства, которое несо вместимо в духовной жизни с монополизмом. Он присваивает "право" на истину, искусственно возводя ограничения на право человека мыслить от лично от официально признанных суждений, навязываемых пропагандист скими институтами. Творческая мысль способствует восприятию и усвоению толерантного сознания и толерантного поведения. В то же время, творческая мысль, не имея официального выхода на публичные выступления, или сми ряется с социальными условиями, или уходит в подполье. Там она начинает звучать по отношению к провозглашенным идеям и стоящей на их защите цензуре в форме инакомыслия, получившего название – диссидентства. Не реализованная творческая потребность, обостряя чувство социальной неспра ведливости, оборачивается не только драмой, но и трагедией в судьбах лю дей. Но догматическое неприятие иных, кроме официально узаконенных, взглядов не дает в своей сути положительного результата. Об этом свиде тельствует мировой опыт истории, можно было послать на костер инквизи ции Дж. Бруно и устрашить Галилео Галилея, но их идеи продолжали слу жить истине и науке. Зарождение и распространение христианства или исла ма также рассматривалось как воинствующее инакомыслие, вступившее в противоборство с господствующими мировоззрениями. Однако, пройдя через все запреты, религиозные учения обогатили общественное сознание чувством толерантности, оказали огромное воздействие на общемировую культуру.

Запретительное инакомыслие неизбежно порождает повышенный общест венный интерес. Люди испытывают желание лично прочитать, увидеть и оценить то, что подвергается критике со стороны монопольной цензуры. Она подменяет собой многомиллионный коллективный разум и не может не вы зывать у людей отчужденность, идейную опустошенность, гражданскую пас сивность, в условиях которых становятся возможными нравственная дегра дация, кумовство, казнокрадство, монополизм в духовной жизни не способ ствует воспитанию культуры толерантности. Нетерпимость к иным воззрени ям – антигуманна. Она показатель не силы, а слабости [10].


Академик А. Г. Дмитриев считает, что одной из первых и важнейших характеристик демократического государства является толерантность взгля дов, суждений людей [14]. Развитие гуманного общества невозможно без развития и повышения уровня толерантности современного человека.

В справочных изданиях термин толерантность определяется как тер пимость к чужим мнениям, верованиям, поведению. Такая терпимость из древле считалась признаком высокого духовного и интеллектуального разви тия индивидуума, группы, общества в целом. Она полностью соответствует тем гуманитарным задачам, которые ставит перед нами новый век в новом тысячелетии.

Слово "толерантность" вошло в употребление русского языка сравни тельно недавно.

В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона (изд. 1901 года) [61.

С. 61] не содержится сведений ни о существительном "толерантность", ни о при лагательном "толерантный". Однако, в появившемся позднее Малом словаре тех же издателей [35], дается лишь небольшая статья о существительном "толерант ность", как терпимости иного рода к религиозным воззрениям.

По сути своей, понятия "толерантность" и "терпимость" синонимичны.

Согласно толковому словарю русского языка под редакцией Д. Н. Ушакова "толерантность" – производное от французского tolerant – терпимый [52].

Подобные примеры синонимичности данного понятия содержатся и в других языках;

например: нем. Duldsamkeit – терпимость и Toleranz – толерантность.

В переводе с латинского языка толерантность (tolerantta) как терпение. Но понятие "терпимость" не только не отражает полноты "толерантности", но и может быть прямо противоположно ему. Русский глагол "терпеть" имеет не гативную окраску: терпение всегда пассивно и означает лишь внешнее сдер живание своего отношения ("я его еле терплю"), никак не меняющее самой позиции нетерпимости. Напротив, "толерантность" толкуется в Декларации как "активное отношение, формируемое на основе признания универсальных прав и основных свобод человека" [51].

В словаре В. И. Даля слово "терпимость" трактуется как "свойство, или качество, или способность что или кого-либо терпеть "только по мило сердью, снисхожденью" [13. Т. 4, с. 755].

Подобным же образом трактует данное понятие Современный словарь иностранных слов. В нем терпимость – "снисходительность к кому-либо, че му-либо" [48, с. 610].

Несколько иное толкование в "Большом энциклопедическом словаре".

В нем "толерантность" означает как "терпимость к чужим мнениям, верова ниям, поведению" [4. Т. 2.].

Расширенное определение толерантности, раскрывающее необходи мость и позитивную сущность данного качества, содержится в Краткой фи лософской энциклопедии: Толерантность (от лат. tolerantia – терпение) – тер пимость к иного рода взглядам, нравам, привычкам. Толерантность необхо дима по отношению к особенностям различных народов, наций и религий.

Она является признаком уверенности в себе и сознания надежности своих собственных позиций, признаком открытого для всех идейного течения, ко торое не боится сравнения с другими точками зрения и не избегает духовной конкуренции [22, с. 457].

Толерантность в общеупотребительном понимании определяется как настойчивость, упорство и выдержка в каком-нибудь деле, работе и как спо собность терпеть [43].

Согласно определению, данному в Декларации принципов толерант ности (подписана 16 ноября 1995 года в Париже 185 государствами членами ЮНЕСКО, включая и Россию), толерантность означает "уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуально сти". На русский с английского языка Декларация была переведена как "Дек ларация принципов терпимости". В ней "толерантность" трактуется как "ак тивное отношение, формируемое на основе признания универсальных прав и основных свобод человека [51].

Определение "толерантность" наиболее масштабное. Его можно при менять для толкования как терпимого отношения к иным национальностям, расам, цвету кожи, полу, сексуальной ориентации, так и к возрасту, инвалид ности, языку, религии, политическим или иным мнениям, национальному или социальному происхождению, собственности. Неслучайно, в ходе научных дискуссий обсуждались существующие в других странах определения поня тия "толерантность" – терпимость, терпение, готовность принять другого таким, какой он есть, уважение к другому, к его мнениям, взглядам [16].

Типичные черты толерантности, как целостного личностного образования, проявляются на основе анализа философской точки зрения. В современном фило софском знании толкование понятия "толерантность" неоднозначное [23].

Одни исследователи проводят зависимость между доминирующим в государстве общественным сознанием и сложившимся типом толерантности.

Так, например, Л. В. Скворцов считает, что эффективность толерантности зависит от того, насколько ее форма соответствует характеру доминирующе го мифологического, религиозного, секулярного или научно-общественного сознания [45. С. 140–143].

Другие – рассматривают возможные модели толерантности. К ним от носится Владислав Лекторский, который предлагает четыре возможных спо соба понимания толерантности, которые соответствуют некоторым реально существовавшим и существующим философским концепциям: 1) толерант ность как безразличие;

2) толерантность как невозможность взаимопонима ния;

3) толерантность как снисхождение;

4) терпимость как расширение соб ственного опыта и критический диалог.

Первая модель, "толерантность как безразличие", предполагает суще ствование мнений, истинность которых никогда не может быть доказана (ре лигиозные взгляды, специфические ценности разных культур, особенные этнические верования и убеждения и т. д.).

Толерантность при таком ее понимании выступает как по существу безразличие к существованию различных взглядов и практик, так как послед нее рассматриваются в качестве неважных перед лицом основных проблем, с которыми имеет дело общество.

Вторая модель, "толерантность как невозможность взаимопонима ния", ограничивает проявление терпимости уважением к другому человеку, которого вместе с тем понять невозможно и с которым невозможно взаимо действовать.

Согласно данному пониманию толерантности, религиозные, метафи зические взгляды, специфические ценности той или иной культуры не явля ются чем-то второстепенным для деятельности человека и для развития об щества. Толерантность в данном случае понимается как уважение к другому человеку, которого я вместе с тем не могу понимать и, с которым не могу взаимодействовать.

Третья модель, "толерантность как снисхождение" подразумевает привилегированное в сознании человека положение своей собственной куль туры, поэтому все иные оцениваются как более слабые: их можно терпеть, но при этом одновременно и презирать.

В случае данного понимания толерантность выступает как снисхожде ние к слабости других, сочетающаяся с некоторой долей презрения к ним.

Например, я вынужден терпеть взгляды, несостоятельность которых я пони маю и могу показать, но вступать в критическую дискуссию с таким челове ком не имеет смысла.

И, наконец, четвертая модель, "терпимость как расширение собствен ного опыта и критический диалог". Толерантность в этом случае означает как уважение к чужой позиции в сочетании с установкой на взаимное изменение позиций в результате критического диалога. Это позволяет не только уважать чужую позицию, но и изменять свою в результате критического диалога.

Такое понимание толерантности, может выступать в качестве желае мого в современной российской ситуации [25. С. 46–54].

Из вышеперечисленных моделей толерантности лишь последняя пред ставляется плодотворной в современной ситуации.

Толерантность необходима по отношению к особенностям различных народов, наций и религий.

По мнению Отфрида Хеффе, толерантность тоже предполагает взаим ное уважение различных культур и традиций, признание самоценности дру гих культур [55. С. 16–28].

В более широком смысле – как терпимость и уважение ко всему "ина кому" – понимают толерантность приверженцы социокультурного подхода.

Они связывают толерантность с необходимостью просвещать общество, вос питывать терпимость и уважение, уничтожать психологические барьеры, способствующие возникновению фобий.

Социокультурная толерантность является признаком уверенности в себе и сознания надежности своих собственных позиций, признаком откры того для всех идейного течения, которое не боится сравнения с другими точ ками зрения и не избегает духовной конкуренции. Толерантность выражается в стремлении достичь взаимного уважения, понимания и согласования разно родных интересов и точек зрения без применения давления, преимуществен но методами разъяснения и убеждения [18. С. 50–61].

Некоторые современные ученые, основываясь на признаках толерант ности, раскрывают это понятие в социокультурном аспекте. Такой точки зре ния придерживается Д. В. Зиновьев. Это позволяет ему дать свою трактовку социокультурной толерантности. При этом он полагает, что "социокультур ная толерантность" – "моральное качество личности, характеризующее тер пимое отношение к другим людям, независимо от их этнической, националь ной либо культурной принадлежности, терпимое отношение иного рода взглядам, нравам, привычкам необходима по отношению к особенностям культур различных групп или к их представителям.

Происходящие сдвиги в социальной психологии коренным образом видоизменяют иерархию традиционных и модернистских ценностей, которые определяли сущность жизни.


Подлинная действительность бытия человека кажется совпадающей с потоком сознания. Критерии высокой и низкой морали, истины и заблужде ния перестают действовать либо оцениваются как субъективные, как резуль тат предпочтения в зависимости от личных устремлений. В бытии как потоке сознания возникает терпимость ко всему вообще. Традиционные духовные и социальные ценности входят в систему информации наряду со всякой иной информацией. Элементы информации могут либо представлять интерес для индивида, служить стимулом определенных форм жизни и поведения, либо нет. Индивидуальный выбор в системах ценностных ориентаций делает мо заичной систему общественной жизни [45. С. 138–155].

Проблема толерантности встает в иной плоскости. Традиционно толе рантность означала терпимость к чужому, готовность сосуществовать с ним.

И это, прежде всего, относилось к различиям религиозным, к различиям в обычаях, образах жизни, привычках, культурных, эстетических ориентациях.

Теперь ситуация меняется радикально. Все различия переносятся в сторону исходной ячейки общества – семью. Эрозия общих критериев нравственно сти в самосознании человека порождает деструктивные следствия для лично сти. Человек с неустойчивым социальным сознанием, лишенным общих кри териев, обретает полную свободу. Однако парадоксальным образом эта сво бода ведет к его саморазрушению. Выражением этой ситуации можно счи тать признание Генри Миллера: "Я во всем мгновенно распознавал противо положности и противоречия, иронию и парадокс реального и нереального. Я был самым страшным врагом самому себе" [45. С. 138–155].

Исследование толерантности в психологических науках отражено в зарубежных и отечественных исследованиях. Как заметил еще Е. Френкель Брунсвик (1949), один из первых, кто исследовал непереносимость неопреде ленности, люди подчинены потребности "определенности" в большей или меньшей степени. Согласно известному исследованию [Т. Adorno, Е. Frenkel Brunswik, D. Levinson, R. Sanford, 1950], низкая толерантность к неопреде ленности является характеристикой когнитивного стиля авторитарной лично сти наряду с преувеличенным уважением к власти, неаналитичным взглядом на людей, готовностью использовать стереотипы и серьезными личностными проблемами [30. С. 53–62].

С. Баднер (S. Budner, 1962) определял толерантность к неопределенно сти как тенденцию восприятия неопределенных ситуаций как желаемых, а противоположную ей характеристику, как источник угрозы. В кросс куль турных исследованиях Г. Хофштеда (G. Hofstede, 1984) и Р. Бриолина (R.W.

Brislin, 1981) данная характеристика рассматривается как культуральная со ставляющая, определяющая отношение к риску и неоднозначности. Р. Брис лин понимает под толерантностью к неопределенности способность размыш лять над проблемой, даже если не известны все факты и возможные послед ствия принятого решения [29].

В зарубежных исследованиях толерантность к неопределенности рас сматривается в связи с различными аспектами деятельности: в процессе моз гового штурма (М. Comadena, 1984), в процессе личностного консультирова ния (А.В. Heilbrun, 1972), в обучении (M.D. Kroll, 1988;

L.M. Sallot, 1992).

Толерантность к неопределенности является реакцией на неопределенность.

Низкая толерантность проявляется стрессом и дискомфортом в противоречи вой ситуации. И напротив, индивиды с высокой толерантностью находят та кие ситуации желаемыми и вызывающими (challenging). Различия индивидов по реакции на неопределенность могут определяться тем, является ли эта ситуация привлекательной, а также тем, как собирается и обрабатывается информация индивидом (F. Delmar, 1996) [29].

Первоначально толерантность к неопределенности являлась состав ляющей шкалы предубеждений (H.G. Gough, 1951). Как культуральная со ставляющая, толерантность к неопределенности была объектом исследования Г. Хофштеда (1984). Для изучения данной переменной ученый разработал индекс избегания неопределенности – UAI, состоящий из трех индикаторов – ориентация на правила, стабильность занятости и стресс. Как показывают приведенные автором данные, индекс направлен на изучение именно культу ральных различий и не выявляет профессиональных. Выявленные различия между мужчинами и женщинами незначительны, однако обнаружена явная связь индекса избегания неопределенности со средним возрастом респонден тов в дочерних компаниях. Согласно Г. Хофштеду, наиболее важные связи индекса- с уровнем национальной тревожности (national anxiety level) и отри цательная связь- с потребностью к достижению [31. С. 32–33].

В настоящее время за рубежом существует ряд вербальных шкал, на правленных на измерение толерантности к неопределенности – Ambiguity Tolerance-20 (Me. Donald, 1970), Measurement Ambiguity Tolerance-50 (R.W.

Norton, 1976), Multiple Stimulus Types Ambiguity Tolerance-1 (D. McLain, 1993), вопросник С. Баднера (S. Budner, 1962) и др.[32. С. 127–129].

Толерантность имеет тесную связь с волевыми качествами человека:

выдержка, самообладание, саморегуляция, формируемыми в процессе воспи тания. Эта тесная связь наблюдается в определении толерантности психоло гами, которые считают выдержку и самообладание внешним проявлением толерантности. Несомненно, что первая реакция должна иметь такое прояв ление со стороны толерантного индивида. Но волевые качества, прежде все го, заключаются в умении владеть своими эмоциями и сдерживать отрица тельные побуждения (волевая сфера личности), а толерантность настраивает на диалог. Саморегуляция характеризуется свободой выбора целей и средств их достижения.

Толерантность к неопределенности, по мнению Е. Г. Луковицкой, опреде ляется и как тенденция восприятия, и как когнитивная характеристика личности, и как реакция на неопределенность. В своем исследовании она рассмотрела только субъективную неопределенность. При этом, наиболее полным понимани ем толерантности к неопределенности, по мнению автора, если подойти к нему как к системе отношений, рассматриваемых как установка с ее трехкомпонент ной структурой, поскольку содержит в себе и когнитивное оценивание неопре деленности, и эмоциональное реагирование (угрожающее, привлекательное и т.д.), и определенное поведенческое реагирование [32. С. 127–129].

Свойство толерантности может проявиться при общении и взаимодей ствии индивидов. Считается, что методологической основой теории толе рантности должны стать основные положения теории общения, касающиеся его сущности, его места, его роли в становлении человеческой индивидуаль ности, социальном и культурном развитии общества, а также положения эти ки, определяющие роль нравственности в процессе общения [9].

Елена Русакова в статье "Методические аспекты работы по теме "Об раз врага" обусловливает возникновение нетерпимости психическими осо бенностями человека [50].

Понятие "толерантность" в современных этических знаниях трактуется как "терпимость". Более полным нам представляется определение терпимости, данное в словаре по этике: "Терпимость – моральное качество, характеризующее отношение к интересам, убеждениям, верованиям, привычкам и поведению дру гих людей. Выражается в стремлении достичь взаимного понимания и согласо вания разнородных интересов и точек зрения без применения давления, преиму щественно методами разъяснения и убеждения …" [46, с. 351].

Данное определение не ограничивает, в отличие от предыдущего, применения толерантности только к представителям иных наций, народно стей и религий и отмечает моральную основу данного качества личности. Но и это определение в словаре по этике не является окончательным, так как в нем, подобно, как и в ранее упомянутом определении, данном американским словарем "American Heritage Dictionary", трактующим толерантность в широ ком смысле как "способность к признанию или практическое признание и уважение убеждений и действий других людей [54. С. 16], не идет речи о признании и уважении самих людей, которые отличаются от нас признаком как отдельных личностей, так и социальных или этнических групп, к кото рым они принадлежат.

Умение принять иную точку зрения становится одним из критериев человека, обладающего устойчивыми социальными и нравственными убеж дениями, способного к социальной адаптации и социальному творчеству, способного усваивать и перерабатывать новую информацию.

Определяя толерантность как педагогическую цель, можно предпо ложить ее как способность личности признавать существование иной точки зрения, поступиться собственными принципами. Педагог Всеволод Луховиц кий, председатель правления Молодежного центра прав человека и правовой культуры (МЦПЧиПК), выводит обоснование толерантности из естественных прав человека, понятия человеческого достоинства:

а) как способность субъекта признавать существование иной точки зрения, многообразие культурных отличий, на основе уверенности своих по зиций, не избегающая конкуренции, в рамках универсальных прав и свобод личности, и при этом обеспечивающая устойчивость индивидуальности лич ности человека (т. е. не позволяет поступиться собственными принципами) и гармоничное развитие личности в социуме;

б) как черта характера человека имеет важнейшее значение в индиви дуально-личностном развитии, в социализации и образовании. В целом же служит развитию творческой личности, обеспечивает профессиональную социализацию индивида. Основные функции толерантности в образовании могут быть поняты, исходя из учета специфики самой толерантности и твор ческой деятельности личности.

Кроме того, в процессе творческой деятельности человека уже само по себе развитие толерантности может рассматриваться в качестве одного из проявлений результативности педагогической деятельности, но кроме этого целесообразным будет отметить у индивида наличие более глубокой мотива ции к творчеству на занятиях в учреждениях образования.

В процессе творческой деятельности у индивида формируются функ ции, которые можно отнести к тому или иному аспекту толерантности. Так, например, любая деятельность требует определенного побуждения к ней. Это значит, что человек должен иметь представление о той деятельности, которая способна вызвать у него интерес, побудить к действию. Такой процесс может называться побуждающим и претендовать на функцию, которую можно на звать побуждающей.

Особая роль отводится толерантности при взаимодействии и общении.

Данный компонент обеспечивает реализацию побуждающей функции толе рантности.

По мере того, как формируется интерес и способность к творческой деятельности, индивид овладевает вместе с другими индивидами различные формам деятельности.

Для осуществления такого варианта важны два момента.

Во-первых, не обязательно все должно начинаться с труда. Вначале может быть художественно-эстетическая, умственная деятельности и другие, к которым лишь в последствии подключается труд, как средство более пол ного достижения усложняющихся целей, осуществления новых видов дея тельности (например, нравственного, экологического характера). Затем тру довая деятельность может выделиться в качестве самостоятельной сферы удовлетворения групповых, коллективных стремлений, результаты которой представляют значимые для коллектива ценности.

Во-вторых, интересы и способности прикладного характера являются недостаточной питательной средой для образования прочных коллективных связей, отношений.

Воспитательная результативность обоих вариантов связана с тем, на сколько индивиды включены в преобразовательную деятельность. Например, занимаясь декоративно-прикладным искусством, постоянно развивается творческая активность индивида. Это может проявляться в составлении эски зов, в самих изделиях.

Побуждающая функция позволит раскрыть творческие способности к той или иной человеческой деятельности, вооружать индивида нужными знаниями, развить трудовые умения и навыки, вести психологическую и практическую подготовку к труду, к выбору профессии, становлению личности.

Другой функцией толерантности является адаптационная. Она позво ляет личности выработать в процессе творческой деятельности устойчивое отношение к самой деятельности, к объекту и субъекту совместных отноше ний. Эта функция тесно связана с определенными усилиями, которые должен прилагать индивид в процессе творческой деятельности (например, саморе гуляция). Она как волевой компонент толерантности подразумевает положи тельное, эмоционально-устойчивое отношение в совместной деятельности и общении между индивидами. Многочисленные исследования отечественных ученых показывают, что толерантность имеет тесную связь с волевыми свой ствами личности. В развитии творческой личности саморегуляция проявляет ся как адаптационная функция и заключается в умении владеть своими чув ствами и настроениями, сдерживать непосредственные побуждения, если они ведут к неправильным реакциям, не допускать импульсивных действий, воз держиваться от ненужных и вредных поступков.

Могут быть и другие функции.

Толерантность как целостное образование имеет свою структуру, ко торая выражается в соподчинённости её компонентов. Их содержательное наполнение обусловлено различными видами деятельности и особенностями творческих, познавательных и преобразовательных проявлений личности.

Следовательно, толерантность трактуется в таких значениях, как тер пение, выдержка, самообладание.

Толерантность, сформированная в процессе развития личности, явля ется одним из важнейших условий снижения напряженности в социуме, ко торый представляет собой образовательное пространство.

И, наконец, остановимся на социальной толерантности. Толерант ность в общественных отношениях, как организацию живой материи, можно разделить на две группы: конструктивную и деструктивную.

Конструктивная толерантность способствует совершенствованию че ловеческого бытия (общества).

Деструктивная толерантность направлена на создание условий для разрушения общественных отношений в человеческом обществе, попусти тельства разгула социальной деструктивной резистентности, то есть распро странения настроений тревожности, недоверия, ненависти между людьми, социальными группами и слоями [6]. Можно выделить такой компонент то лерантности, как анализ собственных действий и сил, направленный на взаи модействие с другими людьми и группами.

Толерантность – явление интегрированное, складывающееся под влиянием многих факторов.

Применительно к человеку, совершенствование толерантности, по мнению Д. Бродского, зависит от 3-х групп факторов: развития, формирова ния, становления.

Факторы развития – это особенности генетического материала особи, определяющие основные этапы морфофизиологических изменений индивида как особи.

Факторы формирования – это условия, в которых изменяется индивид как человеческая индивидуальность.

Факторы становления – это те влияния, которые применяет к себе сама эта человеческая индивидуальность, желая стать таким человеком, каким она себя видит в идеале, то есть личностью [7].

Процесс формирования толерантности связан с социализацией лично сти, обеспечивающей адаптацию к активной деятельности человека, более глубокому осознанию мотивации труда, выработкой суждений, основанных на моральных ценностях. В образовании уже само по себе развитие толе рантности у индивидов может рассматриваться в качестве одного из прояв лений результативности педагогической деятельности.

Обучение никогда не начинается на пустом месте, напротив, точное знание наследственных (этнопсихологических) форм, познавательных, пси хологических процессов и поведения человека является фундаментальным для усвоения информации из социальной среды.

Обучение определенному виду деятельности включает в себя такие познавательные психические процессы человека, как ощущение, восприятие, память, воображение, внимание, наблюдение, мышление, самоопределение.

Самоопределение как компонент толерантности характеризуется устой чивыми межличностными и общественными отношениями. Наличие данного компонента толерантности возможно у любой личности, достаточно развитой группы, коллектива. Функциональная сторона этого компонента выражена оценочно-прогностическим значением толерантности. Единство самоопреде ления с самооценкой и самосознанием обеспечивает реализацию интегрирую щей функции при ведущей роли первого и имеет значение в развитии и выяв лении особенностей групп высшего уровня творческого развития.

Кроме этого целесообразным будет отметить у них наличие более глу бокой мотивации к учению, знанию, формированию навыков к учебной, на учной и практической деятельности.

Толерантность имеет специфику в зависимости от уровня образования и его особенности идентификации с различными социальными структурами.

Идентификация – это установление тождества объектов по их призна кам, в данном случае, на уровне образования, как компонента воспроизводст ва человека, через развитие творческой личности.

Человек деятелен, и поэтому приложение творческих действий и сил осуществляет в различных сферах жизни. Мотивы же, побуждающие его к этим действиям бывают разными. Но каковы бы они ни были, реализовать свои намерения и жизненные установки он может только через творческую деятельность.

Развитие творческой деятельности предполагает формирование инте ресов и способностей в их органичном единстве. Виды творческой деятель ности взаимосвязаны и взаимно дополняются. Они влияют на характер и ре зультат развития личности в социуме.

Смысл толерантности, таким образом, заключается в творческой спо собности личности к выработке суждений, основанных на моральных ценно стях. Воспитание в духе толерантности должно обеспечивать формирование этих способностей. Толерантность человека проявляется в индивидуальной и коллективной деятельности на основе ценностных установок и ориентаций, являющихся целью развития творческой личности.

Таким образом, феномен толерантности – есть многоаспектное явле ние, требующее теоретического и прикладного исследования. На наш взгляд, толерантность есть приобретенное в процессе жизнедеятельности челове ком качества, отражающие такие типичные черты, как терпимость, со чувствие, сопереживание. При этом терпимость – главный признак духов ного и интеллектуального развития человека, в то время как сочувствие и сопереживание есть свойства проявление активности к другому человеку или группе лиц. Одной из главных характеристик цивилизованного общества является толерантность взглядов, суждений, поведения людей.

3. Проблемы толерантности в современном обществе Эмоционально декларируемый принцип толерантности сегодня неред ко сводится лишь к побуждению сочувствия к людям иной этнической, рели гиозной принадлежности, либо к выявлению несоответствия тех или иных общепризнанных прав человека реальной политике в конкретном государст ве. Такой эмпирический подход ведет к смешению не толерантности с раз личными видами дискриминации. Толерантность требует видения общест венной жизни как позитивного целого. Понимание этого целого и есть объек тивное основание подлинной толерантности. Толерантность – это не бес принципность, не социальный эклектицизм;

это глубинное понимание необ ходимости иного, различий и особенностей как моментов целого. Не толе рантность – это игнорирование истины социальной жизни.

В отличие от толерантности дискриминация – это искусственное куль тивирование особенностей, оправдывающих ограничение прав, возможно стей экономической, социальной, политической и духовной активности, вы теснение, подавление иного субъекта. Дискриминация основана на субъек тивной воле, устанавливающей иерархию таких ценностей, которая ставит в привилегированное положение определенного субъекта.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.