авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАБАРДИНО-БАЛКАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. Х.М. БЕРБЕКОВА ТОЛЕРАНТНОСТЬ В ОБЩЕСТВЕ И ...»

-- [ Страница 2 ] --

Толерантность имеет свой механизм самореализации. Член общества как общественный субъект удостоверяет свое достоинство через признание достоинства иного и находит в этом подтверждение своей собственной поли тической культуры. Политическая культура обретает характер общего разу ма, сужающего сферу действия дискриминации по мере того, как все боль шее число граждан усваивают универсальные принципы и признают их своими, что удостоверяется конкретными формами их конструктивного взаимодействия.

В обществе социальной дискриминации складывается атмосфера рав нодушия к универсальным критериям оценки достоинств человека. Если да же они признаются на словах, индивиды продолжают стремиться использо вать возможности своего положения для получения привилегий за счет дру гих. Если в таком обществе нет черных негров, то обязательно возникают "белые негры".

В атмосфере социальной дискриминации индивиды не знают критери ев своего достоинства. Существует и нравственный аспект этой проблемы:

социальному достоинству не учат в семье, оно не формируется и в системе образования. В итоге граждане видят в качестве реалий лишь свои естествен ные и социальные различия. Люди, являющиеся друг для друга "природными вещами", никогда не увидят своей универсальной сущности. Соответственно перед ними не встает и проблема толерантности.

Проблема толерантности возникает лишь тогда, когда члены общества начинают "видеть" свою универсальную сущность. В зависимости от доми нирующего в государстве общественного сознания складываются и различ ные типы толерантности, в том числе и социокультурный. Он как никакой другой отражает этническую толерантность, т. е. принятие людей с другим антропологическим обликом, цветом кожи, культурой;

гендерную толерант ность;

поколенную;

социальную;

толерантность в сфере безопасности. Это целый комплекс проблем, требующий специальных исследований и решений на уровне государственных и неправительственных организаций.

Толерантность, или терпимость, стремление и способность к установлению и поддержанию общности с людьми, которые отличаются в некотором отношении от превалирующего типа или не придерживаются общепринятых мнений.

Все современные нации в культурном, религиозном и политическом отно шении более плюралистичны, чем традиционные сообщества, которые сохраняли свое единство за счет фундаментальных традиций в культуре или религии.

Терпимость в отношении людей, принадлежащих к другой националь ности, предполагает, что мы сознаем существование скрывающихся под раз личиями сходств и тождеств;

например, сознаем принадлежность отдельных групп к человечеству в целом. Толерантность в отношении людей, которые отличаются от нас своими убеждениями и привычками, требует понимания того, что истина не может быть простой, что она многолика и что существу ют другие взгляды, способные пролить свет на ту или иную ее сторону. Спо собность постигать разнообразные аспекты истины или осознавать ограни ченность истин, в которые мы сегодня верим, появляется благодаря рацио нальному и терпеливому анализу трудностей, с которыми сталкивается лю бое познание, а также духу религиозного смирения, готовому признать ус ловный и исторический характер самой "абсолютной" из всех истин.

Мы объединяемся в одной общности с теми, кто разделяет наши убеж дения, или с теми, кто разговаривает на том же языке, или имеет ту же куль туру, что и мы, или с теми, кто принадлежит к той же этнической группе. В сущности, общность языка и чувство этнической близости на всем протяже нии человеческой истории выступают в качестве оснований сообщества. В то же время мы склонны враждебно или со страхом относиться к "другим" – тем, кто от нас отличается. Различие может иметь место на любом уровне биологической, культурной или политической реальности.

Освобождение от диктата традиции открывает возможность выбора любого духовного ориентира. Индивид делает самого себя полигоном для апробирования различных типов образа жизни. Как следует относиться к этому? Возможно, это симптом цивилизации будущего, состоящей из духов но независимых индивидов. А быть может, это массовое проявление обыч ных отклонений от нормы, пробы и ошибки маргиналов, которые всегда ос танутся таковыми?

Нельзя вместе с тем не видеть, что все более массовый характер мар гиналов требует своих объяснений. Одно из них – в кризисе общих социаль ных и нравственных ценностей. Каждый индивид включен в систему соци альных институтов. При этом индивиды "как бы" соблюдают общие нормы общественного и индивидуального бытия.

Можно ли легализовать в общественном сознании то, что находится за поверхностью жизни? Суть проблемы не в преодолении самого явления, а в возможности или невозможности его открытого влияния. Общество должно находить компромиссы в решении таких проблем. Эти компромиссы можно трактовать как толерантность в ее современной интерпретации. Толерант ность обозначает двойную ментальность человека. Ценностные знаки в структурах этой ментальности имеют противоположный смысл.

Воспитание толерантности предусматривает отказ от социальных пре дубеждений в пользу объективного, трезвого отношения к любому человеку вне зависимости от его индивидуальных особенностей. Но такое толкование толерантности (именно оно сегодня широко пропагандируется) допускает противоположную крайность, и даже не одну.

Во-первых, отказ от негативных социальных стереотипов (предубеж дений, предрассудков) легко обращает его в замену на позитивные стереоти пы, которые, по большому счету, представляют собой такие же неадекватные обобщения, то есть предрассудки наоборот. Нередко воспитание толерантно сти сводится к демонстрации положительных примеров, а именно того, что представители другого пола, вероисповедания, социального слоя и т.п. обла дают достоинствами. Фактически взамен стереотипа "NN плохой" формиру ется противоположный стереотип "NN хороший", хотя оснований для такого суждения ничуть не больше.

Во-вторых, подлинная толерантность состоит в отказе от оценочных суждений на основании несущественных, индивидуальных и групповых раз личий – таких, как внешний облик, национальные особенности характера, культурно-обусловленные манеры поведения и т.п. Однако некоторые вариа ции объективно заслуживают оценки, и отказ от нее представляется более чем спорным. Например, широкое применение слова "толерантность" по от ношению к так называемым сексуальным меньшинствам оборачивается под линными извращениями общественного сознания в форме легализации одно полых "браков", публичных демонстраций сексуальных перверсий. Брезгли вое отношение к извращенцам – естественная реакция нормального человека, и подавление извращения под лозунгами толерантности производит впечат ление перегиба в другую сторону.

Подлинная толерантность действительно является ценным качеством развитой личности. То есть такой личности, которой ради самоутверждения не требуется унижение кого-то другого. В то же время это качество требует сохранения естественной, здоровой неприязни к негативным явлениям в пла не идеологии, общения и поведения. Иными словами, принципы толерантно сти можно выразить следующим образом. Нельзя осуждать человека другой национальности и веры на том основании, что он принадлежит не к моему народу и исповедует другую веру. Однако, вне зависимости от этого, нельзя и не осуждать его, если он совершил преступление.

Научная ментальность объединяет всех, кто признает приоритет объ ективного знания. Здесь толерантность естественно вытекает из доказатель ности. Однако в сфере социального самосознания общая логика доказатель ности перестает действовать: приоритет здесь имеет иерархия ценностей [45.

С. 138–155].

Так, основой дружбы считается верность. Нет верности, нет и подлинной дружбы. Даже тогда, когда проявляют терпимость по отношению к измене, по скольку она как бы нехарактерна для духа данного человека, а значит, случайна, то это не означает терпимости по отношению к измене как таковой.

Можно ли считать измену адекватной нормой подлинных дружеских отношений? Очевидно, что нельзя.

Аналогичным образом существуют и другие формы человеческих от ношений, которые определяются постоянными принципами, играющими роль критериев. Совокупность критериев, признаваемых обществом, форми рует его качество. [45. С. 140–143].

Для более полного выяснения сущности понятия "толерантность" рас смотрим его противоположное значение – "интолерантность" ("нетерпимость").

Исходя из определения толерантности, идентифицируем интолерантность как качество личности, характеризующееся негативным, враждебным отношением к особенностям культуры той или иной социальной группы, к иным социальным группам в общем или к отдельным представителям данных групп.

Чувства, составляющие "триаду враждебности" являются сущностны ми характеристиками понятия "интолерантность", антонимичного толерант ности. Можно предположить, что сущностными характеристиками толерант ности являются понятия, противоположные по значению чувствам, состав ляющим "триаду враждебности", для которых характерно сочетание высокой импульсивности и низкого уровня контроля и которая поэтому чревата на сильственной формой агрессии.

Исследованию понятия "враждебность", по сути своей, противополож ного понятию "толерантность", посвящена работа О. Шемякиной "Эмоцио нальные преграды во взаимопонимании культурных общностей (заметки ис торика о межгрупповой враждебности)". Чувства превосходства, в частности, ею выделены в качестве эмоциональных сущностных характеристик враж дебности [58. С. 105]. Эти чувства превосходства часто обусловливают не достаток внимания к реальным свойствам того объекта, на который направ лена эмоция презрения-неуважения, является нарциссическим продуктом развития человеческой культуры. Данная эмоция гораздо опаснее по своим последствиям, чем гнев. Из трех эмоций "триады враждебности" презрение – наиболее холодное чувство. Опасность презрения заключается в устойчивом характере этой эмоции, в отличие от гнева или отвращения. Гнев предполага ет достаточно быструю аффективную разрядку, а чувство отвращения спо собствует переключению внимания на что-либо другое. Ситуация же презре ния вызывает подчас удовольствие. Следовательно, оно само и связанное с ним поведение легко могут быть возобновленными.

Исторически культурным рецидивом древней эмоции, происходящей из представления о ритуально "чистом" и "нечистом", является эмоция отвраще ния. Например, известно, что враждующие представители христианской и му сульманской общин Бейрута взаимно считают друг друга "грязными". Отвра щение побуждает человека отстраниться от объекта, вызывающего отвраще ние, или устранить сам объект. Причины появления данной эмоции, с точки зрения общей психологии, заключаются в контакте с вещью, разложившейся или испорченной в физическом или психологическом смысле. Порочность в сочетании с физической нечистоплотностью – идеальный объект для отвраще ния. "Контакт с живой человеческой реальностью может разрушить первона чальные установки на объективизм восприятия тогда, когда одним из контр агентов общения выступает человек, несущий на себе груз системы ценностей той культуры, к которой он принадлежит…" [58. С. 105–114].

Согласно словарю антонимов русского языка М. Р. Львова, чувством, противоположным презрению является, "уважение" [33];

чувство, согласно Словарю русского языка под редакцией А. П. Евгеньевой (Т. 4), основанное на признании чьих-либо достоинств, заслуг, качеств [47, т. 4, с. 447].

Ко второму компоненту "триады враждебности" – отвращению – сло варь антонимов пояснений не дает, но в словаре русского языка в статье "Ан типатия" (Т.1) в синонимичном ряду данного понятия приведено и понятие "отвращение", и чувство, противоположное ему – "симпатия" [47, т. 1, с. 40].

Таким образом, следующей сущностной характеристикой толерантности яв ляется понятие – симпатия.

Словарь А. П. Евгеньевой определяет гнев как чувство сильного него дования, возмущения, состояния раздражения, озлобления. В данном сино нимичном ряду ни одно из определений не имеет, согласно словарю М. В.

Львова, "эквивалентного" антонима [33]. Но антонимом к эмоции "зло", близкой по значению к "озлоблению", является "добро" ("доброта");

то есть понятие "доброта" представляет собой также одну из сущностных характери стик толерантности.

Таким образом, можно рассмотреть различные точки зрения понятия "толерантность" на различных этапах развития общества, выделить основные сущностные характеристики, сделать вывод о необходимости формирования социокультурной толерантности как морального качества личности в интере сах успешности ведения "культурного" диалога и в целях избежания меж культурных конфликтов с различными социальными, культурными группами или их представителями.

Некоторые современные исследователи склонны принять определение "толерантность" "как уважение к мнению другого человека, готовность по нять его и осуществлять взаимодействие" [15].

Россия – многонациональная страна, и проблемы межкультурного, межконфессионального взаимопонимания остро нуждаются в научном ос мыслении, создании конкретных рекомендаций для различных регионов с учетом социально-культурных, экономических условий, миграции, психоло гической напряженности в обществе.

В России 176 национальностей, и уровень межэтнического общения достаточно высок почти на всех территориях. Раньше этническая проблема была проблемой союзных, автономных республик, сейчас это проблема поч ти каждого города и каждой области, особенно больших городов с многона циональным населением.

Это связано с высоким уровнем миграции, что официально она реги стрируется примерно на треть. Мигранты – это не только люди других на циональностей. Это и русские, прибывающие в Россию из СНГ. Однако рос сияне воспринимают их уже не просто как русских, а как "приезжих" рус ских. Часто вокруг этого возникают конфликтные ситуации. Во-первых, по тому что у этих людей другие жизненные установки: они рассчитывают на поддержку, а им не могут создать нормальных условий жизни, например, не выделяют жилплощадь, хотя много и горячо говорят о вине России перед русскими, "оставленными" за ее нынешними пределами. Во-вторых, не толь ко потому, что растет поток мигрантов, но и потому, что меняется этниче ский состав населения России. Это происходит из-за того, что у русских и других славянских народов довольно низкая рождаемость – примерно 1,3–1, рождений на женщину, в то время как в мусульманских и буддийских куль турах уровень детности намного выше – 2–3 рождения как минимум и до детей. И поэтому в ближайшей перспективе мы ожидаем увеличения этниче ского состава в нашей стране. К этому следует добавить достаточно высокий приток населения в поисках работы из Казахстана, Узбекистана, Таджики стана, других стран. Некоторые территории, например, Волгоградская, Орен бургская области, превращаются в зону повышенного притока мигрантов. А, кроме того, на территорию России прибывают китайские, вьетнамские, ко рейские мигранты. Заинтересована ли в этом Россия? [15].

Наверное, ответ положителен, так как при такой низкой рождаемости, особенно на территории центральной Россия, в недалеком будущем будет нехватка рабочей силы, и наша страна заинтересована в притоке населения.

Значит, мы должны подготовиться к тому, что надо принять поток мигран тов, обеспечить им нормальную жизнь. При этом очень важно не ухудшить положения коренного населения. Именно так можно предотвратить социаль ные и межэтнические конфликты, сохранить стабильность.

Какие аспекты при этом следует учитывать? Надо признать, что мужчи ны, по данным социологических исследований, более толерантны к мигрантам, потому что чаще исходят из производственных интересов, из практических со ображений – нужен работник. Приезжие более покладисты, с более низким уровнем притязаний – пусть работают. А у женщин более развита эмоциональ ная сфера, поэтому они, с одной стороны, сочувствуют, сопереживают и готовы помогать вынужденным переселенцам, но с другой стороны, сильнее реагируют на несоблюдение этими людьми принятых норм поведения.

Возрастает конфликтность на семейном уровне, мы по опросам видим, недовольство семейными отношениями: женщины считают, что мужья не способны обеспечить семью, а мужчинам кажется, что женщины слишком многого от них требуют [15].

Хотя толерантность, или способность установить и сохранить общ ность с людьми, отличающимися от нас в каком-либо отношении, должна считаться добродетелью, столь же редкой, сколь высока ее ценность (по скольку человек от природы склонен к общности на основе родового созна ния), она все же имеет два недостатка. Один из них – склонность к безраз личному отношению к ценностям, питающим убеждения. "Толерантность – это добродетель людей, которые ни во что не верят", – говорил по этому по воду Г. К. Честертон.

Другой недостаток – необходимость установления минимальных мо ральных стандартов, серьезное нарушение которых не допускается сообще ством;

и необходимость защиты сообщества от заговоров и измен, особенно от измены, во главе которой стоят фанатичные и тоталитарные политические движения, стремящиеся к уничтожению свободы и справедливости. Но даже в этой сфере, где в качестве нормы выступает нетерпимость к нетерпимости, необходимо сохранять осторожность, чтобы простое отклонение от традиции не принималось за измену фундаментальным ценностям свободы и толерант ности. Например, в большинстве современных свободных обществ постоянно ведутся споры о том, в какой степени предпринимательство должно регули роваться государством, чтобы не допустить экономических кризисов и гаран тировать минимальный уровень благосостояния и безопасности людей. Спо ры эти не имеют и не должны иметь окончательного решения, поскольку же лательно сохранение как ценности свободы, так и ценности безопасности, пусть в некоторых отношениях эти вещи несовместимы.

Институт социологии РАН проводил опросы женщин, живущих в зо нах недавних конфликтов, или на граничащих с ними территориях, например, в Северной Осетии, где очень большой приток беженцев из Южной Осетии.

И женщины, как правило, оказываются более агрессивными, чем мужчины.

Например, говорят такое: "Я не могу принять ингушей в нашем селе, потому что они убили моего мужа. Как я, врач, буду лечить их детей?" [15].

В общественном сознании еще существует образ кавказской женщины с "платком мира", которая прекращает ссоры, кровопролитие. И она, дейст вительно, способна это сделать. Но особенность женской психологии в том, что у женщин повышенное чувство опасности. Женщины более чувствитель ны, они боятся за своих детей, за своих родных больше, чем мужчины, кото рые более практичны, более прагматичны. Женщины чаще свои опасения связывают с незнакомыми, чужими людьми, в частности, с мигрантами. По этому не стоит думать, что мы можем в большей мере рассчитывать на жен щин в формировании толерантности в отношении людей другой этнической общности.

Конечно, проблемы межэтнических отношений есть почти во всех странах. Но дело в том, что там есть специальные курсы, государственные и проводимые общественными объединениями, для того, чтобы снимать эти конфликтные ситуации.

И мы, россияне, зная, что конфликты возможны и даже неизбежны, должны объединить усилия в поиске путей их эффективного разрешения в интересах национальной и глобальной безопасности.

Наиболее ярко выражается нетерпимость в современном обществе.

Одновременно признание толерантности в более широком смысле является эффективной борьбой с дискриминацией, основанной на признаках расы, цвета кожи, родового, национального или этнического происхождения. На пример, толерантное отношение к видимым различиям (в мировой практике употребляется термин "визуальное меньшинство") означает невозможность нарушения прав по внешнему признаку, как это происходит в России приме нительно к выходцам с Кавказа [51].

Сейчас мы знаем, что формирует в нашей стране интолерантность, т. е.

неприятие другого человека. Прежде всего, это такой важнейший социаль ный фактор, как высокий уровень бедности. По опросам, от 30 до 40 процен тов людей определяют свое положение в категории: "терпеть наше бедствен ное положение больше невозможно". В этой ситуации всегда ищут виновно го. И виноватыми чаще всего оказываются те, "другие": приезжие, мигранты, люди другой национальности, другого социального слоя. Прежде всего, не обходимо найти факторы, которые могут влиять на формирование толерант ных установок.

Очень болезненно воспринимается представительство на высших уровнях власти лиц, вокруг которых сформировался "образ врага". Партии националистического толка всегда ищут виноватых иноверцев, инородцев, которые попадают в верхние эшелоны власти или в бизнесструктуры [51].

Можно привести множество примеров формирования толерантности в таком социальном институте общества, как семья. Этому посвящен следую щий раздел монографии.

Литература 1. Абельс Х. Интеракция, идентичность, презентация // Введение в ин терпретативную социологию. – СПб.: "Алтейя", 2001.

2. Бахтин М. М. К философским основам гуманитарных наук // Собр.

Соч. В 7-ми т. – М., 1996.

3. Бахтин М. М. К философии поступка // Философия и социология науки и техники. Ежегодник 1984-1985. – М., 1986.

4. Большой энциклопедический словарь. В 2 т. / Гл. ред. А.М. Прохо ров. – М.: Сов. Энциклопедия. Т. 2. М., 1991. – 768 с.

5. Байдаков А. М. Толерантность как цель воспитания подростка. Ин тернет. 2002.

6. Бродский Д. Опыт типологии государственных устройств. В бюлле тене "Обратная связь", № 4–5.

7. Бродский Д. Обратная связь. Интернет. Web-страница группы:

http://feedbackgroup.narod.ru.

8. Валитова Р. Р. Толерантность: порок или добродетель? // Вестн.

Моск. ун-та. Сер. 7. Философия. 1996. № 1. С. 33–37.

9. Валитова Р. Р. Толерантность как этическая проблема: Автореф.

дис... канд. филос. наук. – М., 1997.–20 с.

10. Васильев В. Толерантность – важный фактор культуры. Интернет, 2002.

11. Воронина О. А. Новые формы брака и семьи в США: практический и теоретический аспекты // В поисках альтернативного будущего обществен ного развития. – М., 1988.

12. Гегель. Работы разных лет. В 2-х томах. – М., 1971.

13. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка (в 4-х томах). Репринтное воспроизведение издания 1903-1909 гг. осуществленного под редакцией профессора И.А. Бодуэна де Куртенэ. Т. 4. – М.: Прогресс Универс, 1994.

14. Дмитриев Г. Д. Многокультурное образование. – М.: Народное об разование, 1999.–208 с.

15. Дробижева Л. М. Социальные аспекты этнокультурной толерант ности // Женщина Плюс...2000. Вып. 1.

16. Дробижева Л. М. Проблемы этнической толерантности в условиях роста этнического самосознания народов Российской Федерации // Толерант ность в общественном сознании России. – М.: Центр общественных ценно стей, 1998.

17. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социоло гии. – М., 1991.

18. Зиновьев Д. В. Социокультурная толерантность – ее сущностные характеристики // Парадигма. – 1998. – №1. – С. 50–61.

19. Зиновьев Д. В. Социокультурная толерантность – ее сущностные характеристики. Интернет, 2002.

20.Иванов В. В зеркале социологии // Советская культура. 19 сентября. 1989.

21.Корсаков Н. Н. Цивилизационный кризис и перспективы новой идеологии России // Полигнозис. – М., 1999. № 4.

22.Краткая философская энциклопедия. – М.: Прогресс-Энциклопедия, 1994. – 576 с.

23.Кильберг-Шахзадова Н. В. Проблемы толерантности в научных знаниях // Образование и молодежная политика в современной России: Ма териалы Всероссийской науч.-практ. конф. 26–28 сентября 2002 года. / Отв.

Ред. А. А. Козлов. – СПб.: Изд. С-Петер. ун-та. 2002, с. 474–475.

24.Кукушкина Е. И. Семья и семейные традиции в современной глобали стике // Вестник Московского университета. 2000. № 1. Январь–март. С. 54.

25.Лекторский В. А. О толерантности, плюрализме и критицизме // Вопросы философии. 1997. № 11. С. 46–54.

26.Лекторский В. О толерантности, плюрализме и критицизме // Фи лософия, наука, цивилизация. – М., 1999.

27.Локк Д. Опыт о человеческом разумении // Соч. В 3-х т. – М., 1985.

Т. 1. С. 237–238.

28.Локк Дж. Соч. в трех томах. – М., 1985.

29.Луковицкая Е. Г. Социально-психологическое значение к неопреде ленности: Автореф. дис. … канд. псих. наук. – СПб., СПбГУ, 1998.

30.Луковицкая Е. Г. Неопределенность и отношение к ней: психологи ческое определение // Теоретические и прикладные вопросы психологии (па раметры личности). – СПбГУ. 1996. Вып. 2, ч. 2. С. 53–62.

31.Луковицкая Е. Г. Феномен неопределенности в психологии // Пси хология: итоги и перспективы // Тезисы научно-практической конференции. – СПбГУ. 1996. С. 32–33.

32.Луковицкая Е. Г. О возможности измерения толерантности к неоп ределенности // Тезисы научно-практической конференции. – СПбГУ. 1996.

С. 127–129.

33.Львов М. В. Словарь антонимов русского языка: Более 2 000 анто ним. пар / Под ред. Л. А. Новикова. – М.: Рус. яз., 1988.–384 с.

34.Магомедов А. А. Семья на Северном Кавказе. – Ставрополь, 1999.

35.Малый энциклопедический словарь. Издатели: Ф. А. Брокгаузъ (Лейпцигъ), И. А. Ефронъ (С.-Петербургъ). – СПб. Тiпографiя акц. общ. "Из дательское дhло", Брокгаузъ-Ефронъ, 1901.

36. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология. Соч. 2-е изд., т. 3. С. 7–544.

37. Мацковский М. С. Социология семьи: проблемы, теории, методоло гии и методики. – М., 1989. С. 21.

38. Мацковский М. С. Толерантность как объект социологического ис следования // Век толерантности: Научно-публицистический вестник / Гл.

ред. А. Асмолов. – М.: Центр СМИ МГУ им. М. В. Ломоносова. Вып. 3–4, 2001.–156 с.

39. Мчедлов М. Терпимость – свойство культуры, путь к гражданскому согласию // Свободная мысль. 1994. № 5. С. 59–69.

40. Нетерпимость в России: старые и новые фобии / Под ред. Г. Вит ковской и А. Малашенко. – М.: Московский Центр Карнеги, 1999.

41.Ницше Ф. К генеологии морали // Соч. в 2-х т. – М., 1999. Т. 2.

42.Новичков В. Б. Столичный мегаполис как полиэтническая и поли культурная среда // Педагогика. 1997. № 4. С. 83–87.

43.Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка:

80000 слов и фразеологических выражений / РАН;

Рос. фонд культуры. 2-е изд., доп. и перераб. – М., 1994.–928 с.

44.Росс Л., Уорд Э. Наивный реализм в повседневной жизни и его роль в изучении социальных конфликтов и непонимания // Вопросы психологии, 1999.

45.Скворцов Л. В. Толерантность: иллюзия или средство спасения?

// Октябрь. 1997. № 3. – С. 138–155.

46.Словарь по этике / Под. ред. А. А. Гусейнова И. С. Кона. – М.: По литиздат, 1989. – 447 с.

47.Словарь русского языка: в 4-х т. / АН СССР, Институт русского языка / Под ред. А. П. Евгеньевой. – М.: Русский язык, 1981.

48.Современный словарь иностранных слов: Ок. 20 000 слов. СПб.:

Дуэт, 1994.–752 с.

49.Сорокин П. Человек, цивилизация, общество. – М., 1992.

50.Русакова Е. Методические аспекты работы по теме "Образ врага" // Нетерпимость и враждебность в российском обществе. Рабочие материалы для учителя. – М., 2000.

51.Темичева Е. Толерантность как условие существования // http.

//www.asi.org.ru.

52.Толковый словарь русского языка. В 4 т. / Сост. В. В. Виноградов, Г. О. Винокур, Б. А. Ларин и др. / Под ред. Д. Н. Ушакова. – М.: Русские сло вари, 1994.

53.Тоффлер А. Третья волна. – М., 1992.

54.Уэйн К. Образование и толерантность // Высшее образование в Ев ропе. 1997. № 2. С. 14–28.

55.Хеффе О. Плюрализм и толерантность: к легитимации в современ ном мире // Философские науки. 1991. № 12. С. 16–28.

56.Франкл В. Человек в поисках смысла. – М., 1990.

57.Фролов С. С. Социология: учебник для высших учебных заведений.

– М.: Логос, 1997.–360 с.

58.Шемякина О. Эмоциональные преграды во взаимопонимании куль турных общностей (заметки историка о межгрупповой враждебности) // Об щественные науки и современность. – М., 1994. № 4. – С. 104–114.

59.Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В. Семейная психотерапия. – М., 1990.

60.Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и госу дарства. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 21, с. 23–178.

61.Энциклопедический словарь. В 4 т. Издатели Ф.А. Брокгаузъ (Лейпцигъ), И. А. Ефронъ (СПб.): Тiпографiя акц. общ. "Издательское дhло", Брокгаузъ-Ефронъ, 1901. С. 61.

62.Юлина Н. С. Проблема природы женщины: биологицистская и со циологическая объяснительные модели // Проблема человека в современной буржуазной философии. – М., 1988.

63.Nicholson P. Toleration as a Moral // J. Horton, S. Mendus, eds.

Methuen. Aspects of Tolerance. 1985.

64.Reardon B. A. Tolerance – The Threshold of Pease. N–Y.: The Teacher’s Library, 2001.

65.Ross L., Greene D., House P. The false consensus effest: An egocentric bias in social perception and attribution processen // Journ. Exp. Soc. Psychol.

1977. V. 13. P. 279–301.

66.Copyright © 2000, 2001. Central European University Regents. All right reserved. www.rol.ru.

ГЛАВА II. ФЕНОМЕН ТОЛЕРАНТНОСТИ В СЕМЬЕ КАК ОСОБОЙ ОБЩНОСТИ ЛЮДЕЙ 1. Семья – фактор социальной эволюции На протяжении истории семья менялась и развивалась вместе с обще ством. В качестве устойчивого социального объединения семья возникла в эпоху позднего неолита с разложением родового строя и появлением частной собственности, прибавочного продукта и классов. Чем больше, писал Ф. Эн гельс, унаследованные издревле отношения между полами утрачивали свой наивный первобытный характер, тем более они должны были казаться жен щинам унизительными и тягостными, тем настойчивее должны были женщи ны добиваться права на временный или постоянный брак лишь с одним муж чиной [28, с. 56–59]. Однако главной причиной возникновения моногамии была потребность в сохранении, приумножении и передаче по наследству частной собственности. В целом среди предпосылок генезиса той семьи, ко торые сохранились до наших дней, выделяют экономические, социальные, биологические и психологические причины.

В дальнейшем становление и изменение происходят в контексте фор мационных преобразований, приобретает различные формы, развивается от эндогамии к экзагамии, от полигамии к моногамии. Существующие издавна моральные нормы семейно-брачных отношений со временем дополняются религиозным и юридическим подкреплением. В результате постепенно сло жился распространенный сегодня и единственно законный в России парно моногамный семейно-брачный союз [161, С. 117].

Семья первоначально появляется как элементарная ячейка общества, которая определяется как "отношение между мужем и женой, родителями и детьми" [17. С. 27]. Несмотря на то, что семью долгое время было принято считать фундаментом, на котором основан общественный порядок, она оста ется одним из наименее исследованных институтов.

Семья, под каким бы углом зрения её не рассматривали, является столь многослойным социальным образованием, что неудивительны упоминания о ней практически во всех общественных науках. Из экономического института брак превращался в морально правовой союз мужчины и женщины, а семья уже больше сосредотачивалась на внутрисемейных проблемах.

Семья сочетает в себе свойства социальной организации, социальной структуры, института и малой группы. Она входит в предмет изучения со циологии воспитания и шире – социологии адаптации, социализации, социо логии образования, политики и права, труда и культуры и т.д. Изучение се мьи позволяет лучше понять процессы социального контроля и социальной дезадаптации, социальной мобильности и демографических изменений. Без изучения семьи немыслимы прикладные исследования во многих сферах жизнедеятельности человека – производства и потребления, массовых ком муникаций, творчества, досуга;

она легко вписывается в изучение любых, происходящих в обществе перемен и конструирование модели социальной реальности [20, 46–47].

Интерес к семье помимо собственно содержательного изучения её многофункциональности поддерживается когнитивным интересом к её по среднической роли между личностью и обществом, а также силой её социо культурной природы как феномена.

Семья как социальный институт, как важнейший фактор социальной эво люции выполняет в обществе роль своеобразного барометра, способного чутко реагировать на любые изменения и требования социальной жизни – в экономике, культуре, в сфере морали, в идеологии. В этом и заключена сущность института семьи как элемента глобальных процессов социального развития. И это качество семьи требует к себе особого внимания исследователей.

Семья до сих пор поддавалась лишь фрагментарному, одностороннему изучению. Выдающиеся экономисты, например, провозглашали семью осно вой экономической жизни, но ни в "принципах экономики" А. Маршалла, ни в "Основах политической экономии" Дж. С. Милля, ни в "Богатстве народов" А. Смита, ни в каком-либо ином великом труде не уделено значительного внимания функционированию семьи.

В социологии пока, к сожалению, не сложилась единая, целостная тео рия семьи, которая бы с достаточной полнотой отражала полифункциональ ность этого социального института и исторически обусловленное богатство его внутренней структуры. С первых шагов научной социологии в ней были сформулированы основополагающие принципы теоретического анализа се мьи и семейных отношений.

Согласно традиции, основанной О. Контом, семья как основная едини ца общества и его наиболее устойчивый институт, подвергалась изучению, прежде всего, с точки зрения ее социализирующей функции [13. С. 53]. О.

Конт, например, придавал очень большое значение семейной гармонии. Гар мония, согласованное взаимодействие, чувства симпатии и альтруизма, ца рящие в семье, – это, по Конту, вечная школа общественности, ее образец.

Социологи изначально видели в ней ту основу, на которой формиру ются политические структуры, складываются и развиваются любые истори ческие общности. Этим утверждалось то важное положение, что семья как сфера и инструмент социализации индивидов служит хранительницей куль турных традиций общества, что она есть та форма жизнедеятельности, в ко торой вырабатываются механизмы согласования взглядов индивидов, при надлежащих к разным поколениям. Семья служит выражением той естест венной среды, где постоянно встречаются старое и новое явления, и происхо дит соединение традиций и новаторства.

Г. Спенсер в своем анализе семьи как одного из главных факторов со циальной эволюции продолжил работу, начатую Контом. Он начинал рас сматривать социальные институты с института семьи, которому он отводил ведущую роль в развитии и функционировании социального организма. Кро ме того, Г. Спенсер углубляет контовское понимание семьи как механизма самоорганизации социума, как фактора обеспечения совместной жизни инди видов и регулирования общественных отношений [13. С. 54].

О. Конт и Г. Спенсер были едины в понимании того, что реализация социализационной функции семьи начинается с превращения существа асо циального в социальное, с воспитания способности индивида к совместным действиям с другими людьми.

Серьезный вклад в исследование возникновения и развития семьи вне сла работа Ф. Энгельса "Происхождение семьи, частной собственности и го сударства" [28, с. 23–178].

Изучение института семьи базируется на представлении о ней как о малой специфической группе. В этом смысле семья – это социально психологическая система, имеющая свои признаки, позволяющие определить её сущность. К признакам относятся:

1) состав семьи (совокупность тех индивидов, которые являются чле нами данной семьи);

2) структура семьи (иерархическая упорядоченность элементов семей ной системы);

3) семейные процессы, которые могут иметь как конструктивный, так и деструктивный характер;

4) семейные роли (выполнение тех ролей и функций, которые соответ ствуют статусу индивида в семье);

5) нормы и ценности в основе семейных процессов и регулирующие их;

семейные санкции (те меры контроля и воздействия, которые предусмот рены в каждой семье для формирования адекватного поведения членов семьи как малой группы).

Во-первых, это пространственно-временные предпосылки, Классиче ски семья – это группа, члены которой в течение определенных пространст венных и временных координат находятся друг с другом в активных взаимо отношениях или связях.

Во-вторых, это целевая установка. Семья как группа преследует опре деленные цели. При этом осуществление семейных интересов не должно противоречить удовлетворению индивидуальных потребностей во избежание флуктуации системы и дезадаптации её членов. Как правило, чем больше возможностей для удовлетворения своих интересов человек находит в семье, тем теснее и прочнее его связь с ней.

В-третьих, это совместная деятельность и общение. Познание целевой установки порождает необходимость в соответствующей совместной дея тельности и общении. Осуществление цели (рождения и воспитания детей и т.п.) предполагает её совместное достижение, сотрудничество. Такое взаимо действие является фактором укрепления семьи и важно для становления лич ности и его адаптации к внешней среде. Именно в процессе совместной дея тельности и общения складывается структура семьи, то есть относительно постоянные, привычные взаимоотношения членов группы в целом, форми руются нормы и роли, на основе которых устанавливается порядок их совме стного поведения и взаимодействия.

Не ограничиваясь анализом семьи как малой социальной группы, со все ми сложностями, многообразием, противоположностью ее потребностей, Ф. Эн гельс изучил брачно-семейные отношения в их историческом развитии примени тельно к каждой общественно-экономической формации. Использованный здесь научный, историко-философский метод обнаружил, как в процессе развития се мьи ее члены обретают определенную индивидуальность, в совокупности же они представляют новый социальный коллектив [28, с. 23-178].

Семья благодаря свойству внутренней самоорганизации выполняет функции регулирования воспроизводства общества. К. Маркс дал следующее определение: "семья есть отношение, через которое и благодаря которому осуществляется механизм этого воспроизводства" [17. С. 27]. Историческое развитие последнего ведет к превращению семьи также в социальную общ ность, и в социальный институт.

Семья рассматривается как элемент социальной структуры и оказыва ется зависимой от способа производства, экономического базиса общества, потому что доминирующим фактором ее единства и функционирования ста новятся социально-психологические связи, в которых находит выражение также и природная основа супружества [18. С. 21].

Не случайно А. Тоффлер, представляя историю человечества, посто янно обращает внимание на институт семьи: "большая семья" аграрного пе риода, "ядерная" ("нуклеарная") семья промышленной эпохи, "разнообраз ная" семья информационной фазы, которая, в зависимости от развития, меня ет свою форму, те или иные функции, способы коммуникации, но сам инсти тут семьи неизменно сохраняется [24].

Уже в начале ХХ века Э. Дюркгейм констатировал негативные тен денции в развитии семьи. Он отмечал, в частности, уменьшение солидарно сти современной ему семьи как жизненного источника межличностных от ношений, что было следствием уменьшения размера семьи. Для Э. Дюркгей ма семья – это особая "социализованная инстанция", то есть он рассматрива ет ее, прежде всего, с точки зрения влияния на жизнь индивида с момента его появления на свет [8].

Проблемами семьи занималось несколько поколений французских со циологов. Ими были подвергнуты изучению те процессы в жизни семьи, ко торые оказывают влияние на жизнь общества в целом.

Ф. ле Плэ в своих исследованиях семьи приходит к выводу, что ее ос новное назначение состоит в сохранении расы и жизненных ресурсов. Реали зацию этой функции семьи ученый связывает с фактором наследования по отцовской линии. Дальнейшее развитие и конкретизацию эти идеи получили в концепциях Э. Демулена и А. Де Турвиля, выделивших в качестве ведущей характеристики семьи ее воспитательную функцию. Именно благодаря вос питательной функции обеспечивается определяющая роль семьи в процессах социализации индивидов.

Еще дальше шли в этом направлении русские мыслители. В начале XX века в русской социологии повышается интерес к проблемам семьи, и появ ляются работы, в которых звучит тревога за будущее семьи. Эти настроения получили отражение в концепции семьи П. А. Сорокина, по определению которого семья является "важнейшей социальной координатой, характери зующей социальное положение индивида в социальном пространстве. Рас сматривая семью как реальную, объединенную ясным и определенным при знаком совокупность лиц, П. Сорокин подчеркнул важный момент, как при надлежность одного и того же человека не только к той одной семье, из кото рой он вышел, но и еще к нескольким разным типам.

Включение человека в разные семейные группировки есть неизбеж ность, независящая от воли и желания. Этот объективный факт важно учиты вать при изучении процессов формирования системы ценностей и типов взаимоотношений у индивидов. П. Сорокин отдавал предпочтение партику ляристской группировке как высшему типу семьи, где ведущая роль отводит ся не традиции, а общественному мнению. А поскольку в центре семьи нахо дится индивид, главной целью воспитания здесь является не формирование коллективистских навыков и не условия общинных традиций, а максималь ное усиление способности к проявлению личной инициативы. Ему удалось доказать, что семья после постигших ее изменений сможет сохранить свои сущностные признаки как залог своей незаменимости и неустранимости. Во все времена она будет исполнять ту роль, которую не может взять на себя ни один социальный институт. И эта роль состоит в изначальном и непосредст венном приобщении индивида к общественному целому. К этому следует добавить ту исключительную прерогативу семьи, которая связана с мораль ным воздействием на индивида с момента его рождения.

П. Сорокину принадлежит наиболее стройная система взглядов на се мью, которую он начал развивать в России с первых шагов своей научной деятельности. С самого начала он выделяет из всей проблематики семьи то, что связано с ее ролью в становлении личности. Он рассматривает исполь зуемые в семье средства воспитания, направленные на приобщение индивида к социальному целому. П. Сорокин разворачивает целый набор средств воз действия словами, примерами, семейными убеждениями, принуждением и наказанием, правил обычаев, вкусов, симпатий и антипатий.

Интегральная концепция П. Сорокина является наиболее полным вы ражением той моральной мерки, которая необходима человеку и человечест ву для выживания. Она может быть использована в качестве общей основы при исследовании социальной природы семьи [22].

Понятие социального института широко используются в работах Ф.

Бейте и Р. Харви, которые выделяют следующие моменты в его определении.

Во-первых, институт определяется как относительно сложная соци альная практика, подверженная обширному социальному контролю, прежде всего, системе позитивных и негативных санкций (например, институт част ной собственности или институт брака).

Во-вторых, данное понятие означает любую сложную организацию значительного размера.

В-третьих, институт определяется как сложная система действий и от ношений выполняющая определенные социальные функции.

В-четвертых, институт рассматривается как нормативная и устойчивая социальная практика.

По мнению социологов А. И. Антонова и В. М. Медкова, функциони рование семьи как социального института обусловлено потребностями соци альной систем, заинтересованной в сохранении человечества, общности, на ции, наконец [1, с. 23]. Т. Парсонс считает, что семья является не одной из дифференцированных подсистем общества, но особым типом группы или социальной системы, поскольку она не имеет общих элементов с другими типами групп. Она является независимой от государства, но обособленность её относительна, то есть по Парсонсу, семья и общество это – единое образо вание, состоящее из взаимосвязанных и взаимозависимых частей. Как часть целого, семья должна находиться в состоянии равновесия и интеграции с другими звеньями системы [12, с. 72–73].

Значительную трансформацию семья претерпела в последние десяти летия: развились процессы ее распада. Особенно быстро эти процессы проте кают на Западе под влиянием вовлечения женщины в производство, "сексу альной революции", движения феминизма, в ходе которого было переосмыс лено традиционное разделение на мужские и женские обязанности [2;

30].

Русский социолог А. И. Стронин, рассматривая условия сохранения целостности социального организма, обращает внимание на взаимодействие таких его элементов, как школа, семья, язык и их "чувствительный провод ник" – ребенок. Изучая эти элементы, как считает ученый, должно помочь науке найти ключ к совершенствованию общественного устройства.

Семья в России как социальный институт по-прежнему находится в эпицентре экономических, социальных и иных проблем, обусловленных об рушившимся на страну экономическим и финансовым кризисом. Собственно проблемы семьи, которые рассматриваются как актуальные проблемы буду щего страны, имеют устойчивую тенденцию к обострению. По данным пере писи населения 1989 года в России насчитывалось 40,2 млн. семей, кото рых проживали в городах. В настоящее время в неполных семьях воспитыва ется более 11% всех детей в возрасте до 18 лет. Среди семей с несовершен нолетними детьми преобладают однодетные. На долю многодетных семей, имеющих трех и более детей, приходится 9,8% всех семей.

Естественная ежегодная убыль населения составляет около 700 тыс.

человек. Рождаемость в стране опустилась до беспрецедентно низкого уров ня. По-прежнему остается высоким уровень распада браков. Все большее распространение получают нетрадиционные формы семьи, которые не впи сываются в сложившиеся каноны, культурные нормы и регламент семейных отношений. Кардинально не решаются проблемы планирования семьи, ре продуктивного здоровья и репродуктивных прав граждан. Продолжается снижение уровня и качества жизни большинства российских семей, что соз дает угрозу необратимых потерь физического и духовного здоровья населе ния страны. В последнее время заметно усилились миграционные процессы.

Происходящие в России процессы требуют по-новому взглянуть на семьи как институт воспроизводства и социализации подрастающего поколения, как основу стабильности общества, ее экономический и духовный потенциал.

Одним из главных факторов кризиса семьи стал цивилизационный кризис [11]. Он связан со сломом советского цивилизационного этапа и труд ностями построения нового. Это повлекло за собой утрату смысла, разруше ние системы ценностей. Наиболее сильно этот процесс затронул подрастаю щее поколение.

Убедительный анализ причин этого состояния дал видный западный теоретик психологии личности В. Франкл, который называл ощущение у лю дей бессмысленности жизни из-за разрушения старых ценностей и традиций экзистенциальным вакуумом. "Агрессивные импульсы, писал он, разраста ются, прежде всего, там, где налицо экзистенциальный вакуум" [25, с. 33].

Семья, ставшая в результате цивилизационного кризиса эпицентром всех негативных процессов в обществе, заслуживает большого внимания со стороны ученых и практиков. Сейчас возникла явная потребность в оздоров лении семьи, в ее дальнейшем развитии материальных, духовных, культур ных основ.

По мнению Борисова В.Э., институт семьи под действием внешних фак торов находится в состоянии не кризиса, а деградации. Причем она наблюдается не только в современной России, но и в индустриально развитых странах Запада, хотя по ряду показателей (по внебрачной рождаемости, однодетности, кон фликтности отношений, низкому качеству выполнения своих функций) россий ская семья может быть уверена в своем лидерстве. Поэтому В.Э. Борисов счита ет, что определение положения российской семьи как кризисного является ща дящим, более полно отражает его понятие "деградация", характеризующее воз можность и полного краха этого института, если происходящие изменения будут и дальше идти своим чередом [3, с. 69-74].

Парадигма кризиса семьи, как социального института, рассматривает семейные изменения как исторически конкретные выражения глобального системного кризиса в семье, вызванного не какими-то случайными, времен ными несоответствиями, проблемными ситуациями, а коренными, сущност ными, атрибутивными чертами индустриально-рыночной цивилизации. Кон цепция кризиса семьи ориентирует не на внешние по отношению к семье причины неблагоприятных явлений, а на пороки социальной организации рыночно индустриального типа.

Ослабление социально-нормативной регуляции семейности, транс формация культурных символов и образцов, снижение ценности брака, семьи с детьми, единства всех поколений – вот те социокультурные процессы, ко торые раскрывают сущность кризиса семьи.

Существует три "ключевых" измерения силы, устойчивости института семьи.

Во-первых, институциональная склонность или влияние, которое она оказывает на своих членов семьи.

Во-вторых, эффективность выполнения основополагающих функций.


В-третьих, влияние в обществе на другие социальные институты [3, с. 37].

Об институциональном кризисе семьи свидетельствует тот факт, что она не способна полноценно выполнять свои основные социальные функции по воспроизводству и социализации детей, сексуальной регуляции и эконо мическому сотрудничеству.

Другим фактором кризиса семьи является отношения к женщине как к рабочей силе. Это связано, во-первых, с тем, что члены семьи стали более закре пощенными и менее связанными группой, следовательно, группа – семья в це лом стала условной. Во-вторых, с увеличением числа женщин на рынке рабочей силы, к примеру, экономическое единство мужей и жен ослабло. Это приводит в целом к ослаблению, если не сказать ненужности супружеских союзов. Разру шаются узы не только между супругами, но и между родителями и детьми. В третьих, с ослаблением репродуктивной функции. Возможно, что сегодня семья имеет меньше детей, чем прежде, из-за того, что она хочет сделать больше для каждого ребенка. Однако уровень абстентизма отцов, уменьшение количества времени, которое родители проводят со своими детьми, увеличение продолжи тельности одиночества ребенка и времени, проводимого им на улице, служат количественным выражением неэффективности семейной социализации детей.

В-четвертых, распад целостности семьи.

Свидетельством упадка семьи является то, что "такая культурная цен ность, как фамилизм, то есть отождествление себя с семьей, преданность ей, взаимопомощь, забота о сохранении целостности семьи, подчинение интере сов членов семьи интересам и благосостоянию семейной группы, уступает место другим ценностям – сарказму, недоверию, что приводит к трагической неопределенности и одиночеству" [23, с. 85].

2. Толерантность – фундамент сознания родового общества Следует отиметить, что толерантность как объект и субъект имеет оп ределенное место в обществе и семье как особой общности людей. По мне нию П. Николсона [31], толерантность можно рассматривать как добродетель воздержания от употребления силы для вмешательства во мнение или дейст вие другого, даже если они и отклоняются в чем-то важном от мнения или действия субъекта толерантности и если последний не одобряет их. Ученый утверждает, что для понимания толерантности важно осознать следующие моменты, связывающие субъекта толерантности и предмета толерантности.

1. К предмету относятся толерантно, отклоняясь от того, о чем субъект то лерантности думает как о должном, либо оттого, что он делает как должное.

2. Предмет отклонения не тривиален.

3. Толерантный субъект морально не согласен с отклонением.

4. Субъект толерантности обладает силой, необходимой для попытки подавления или, по крайней мере, воспротивиться либо помешать субъекту интолерантности.

5. Тем не менее, толерантный субъект не употребляет своей силы, по зволяя тем самым существовать отклонению.

6. Толерантность верна, а толерантный субъект благ [31].

Отечественный исследователь М.С. Мацковский считает, что толерант ность "представляет собой определенное качество взаимодействия между субъ ектом и объектом толерантности, характеризуемое готовность субъекта принять социокультурные отличия объекта, включающие в себя внешние признаки, вы сказывания, особенности поведения и т. д. Это взаимодействие имеет свою исто рическую и социально-экономическую специфику и во многом ею определяется.

В качестве субъекта может выступать социальный институт (в данном случае это семья, в той или иной мере регулируемая государством), социальная организа ция, группа, индивид. Тот же перечень применим и к объекту толерантности. В принципе возможны различные сочетания субъектно-объектных отношений:

"социальный институт – социальный институт", "социальный институт – соци альная организация", "социальный институт – группа" и т. д. Ученый полагает, что в рамках социологической парадигмы толерантности можно выделить три основных предмета исследования.

1. Толерантность можно рассматривать как систему ценностей, входя щую в структуру общественного сознания.

2. Толерантность может рассматриваться в рамках функционирования какого-либо конкретного института общественной системы.

3. Предметом исследования может быть система межгрупповых взаи модействий (межнациональных, межэтнических, межконфессиональных) [19. С. 87–88].

Имеются работы, в которых рассматриваются различные аспекты жиз ни семьи в пределах одного какого-либо региона, такого, например, как Се верный Кавказ [14]. Однако в них нет достаточного освещения проблемы формирования толерантного сознания в семье.

Рассмотрим каждый аспект на примере нашего исследования.

Жизненный опыт людей позволяет утверждать, что они создают во круг себя не только материальный мир, но и мир человеческих взаимоотно шений, включающий в себя систему социального поведения, которая регули руется обычаями, традициями, нормами, характерными для определенных национальных и культурных сообществ. "Представители населения различ ных стран, каждая обособленная социальная группа, сельские и городские жители живут в мире своих правил и норм, обычаев и традиций, которые вы ражаются в особом языке, манере поведения, религии, системе эстетических взглядов..." [9. С.50–61]. Все это влияет на самосознание людей. Сущностные аспекты самосознания порой утрачивают свою легитимность. Это как раз и становятся действующей причиной определенного практического поведения каждого отдельного человека. "Терпимость в сфере самосознания – это тер пимость к фантомам в зависимости от их практических последствий. Научная ментальность не может быть в принципе терпима к фантомам: она подчиня ется принудительной силе материальной объективности". Толерантность здесь – следствие высокой духовной и нравственной культуры. Для традиционного об щества, однако, выявляется и проблема способности человека подчинять свои чувства и интересы таким всеобщим принципам" [21. С. 140–143].

Во-первых, в связи с этим возможен анализ государственной доктри ны государственной семейной политики, основных типов общественного сознания, а также исследование различных типов семейных групп.

Внимание к проблемам семьи и семейной политики было системно привлечено в процессе подготовки и проведения Международного года се мьи (1994). Национальный совет совместно с министерствами и ведомствами, неправительственными организациями осуществил комплекс организацион ных, информационных, научных, других мероприятий, направленных на ре шение проблем семьи, укрепление семейных ценностей и семейного образа жизни, активизацию конкретной работы по поддержке семей в регионах. В этом случае объектом исследования будут выступать проблемы разработки теоретически обоснованных показателей стратификации общественного соз нания, построение различных его типов, анализ влияния на каждый тип идеологических, социально-экономических факторов и воздействие опреде ленного типа сознания на социальные процессы и особенности поведения людей.

Происходящие сдвиги в семье как социальном институте коренным образом видоизменяют иерархию традиционных и модернистских ценностей, которые определяли сущность жизни.

Подлинная действительность бытия человека кажется совпадающей с потоком сознания. Критерии высокой и низкой морали, истины и заблужде ния перестают действовать либо оцениваются как субъективные, как резуль тат предпочтения в зависимости от личных устремлений. В бытии как потоке сознания возникает терпимость ко всему вообще. В зависимости от домини рующего в государстве общественного сознания складываются и различные типы толерантности [21].

Во-вторых, аспектом изучения проблем толерантности становится оп ределение подлинных механизмов поведения человека. Анализируя этот процесс функционирования в рамках какой-либо социологической теории, можно раскрыть особенности влияния толерантных ценностей, норм и обра зов поведения на установки отдельных индивидов и групп. Одновременно с этим исследованию будут подвергаться функции толерантных или интоле рантных ценностей, норм и их воздействие на выполнение институтом семьи своих основных функций и изменение распределения домашних обязанно стей между супругами. Как подтвердило наше исследование, это связано с четким и жестким делением работы по дому на "мужскую" и "женскую";

с распределением главенства в семье по полу и возрастному признаку (см.

табл. 1).

Таблица Деление работы по дому Характер распределения обязанностей В% Четкое и жесткое деление работы по дому на "мужскую" и "женскую" 10, Выполнение домашних работ супругами и другими членами семьи 53, В семье главой является отец 28, В семье главой является мать 11, В семье главой является старший человек по возрасту 9, Как видно из таблицы, характер распределения домашних обязанно стей в современной семье меняется. На первое место ставится "выполнение домашних работ супругами и другими членами семьи" (53,29%). Однако об ращает на себя внимание то, что по-прежнему главой семьи остается мужчи на.

Таблица Уровни Ценности % от числа опрошенных I Семья 52, II Семья и работа одновременно 50, III Работа 5, IV Карьера 4, Из таблицы видно, что 1-й уровень ценностей составляет "семья". На его указало 52, 94%, опрошенных респондентов.

Второй уровень – "семья и работа одновременно" (50,17%).

Третий – "работа" (5, 19%).

Четвертый – "карьера" (4,5%).

Таким образом, главной ценности жизни человека является семья. Для эмпирического анализа толерантности на уровне семьи необходимо выделить уровни проявления интолерантных установок и интолерантного поведения членов семьи.

За основу возьмем выделенные М. С. Мацковским сферы толерантно сти, одна из них: гендерная толерантность – непредвзятое отношение к пред ставителям другого пола, недопустимость априорного приписывания челове ку недостатков другого пола, превосходство одного пола над другим, дис криминация женщин в их правах на полноценное участие в профессиональ ной деятельности и общественной жизни [19. С. 93–95].


Результаты опроса подтвердили негативное отношение мужчин к об щественному труду женщин. Так, на вопрос: "Как Вы относитесь к занятиям женщин общественным трудом?" около 52% от числа опрошенных ответило, что предназначение женщины быть матерью и женой.

Таким образом, феномен толерантности в семье является одним из предметов эмпирического исследования.

3. Толерантность в функциональных позициях семьи Следует, однако, признать, что толерантность как особенность созна ния или личностная черта не присуща человеку изначально и может никогда не появиться, не будучи специально воспитана, сформирована.

Вполне оправдано, что приведенное выше толкование толерантности является весьма корректным и по сути не вызывает возражений. В то же время требуются усилия для того, чтобы операционализировать предложен ное рассмотрение толерантности и использовать его в исследовательских процедурах, которые позволили бы ответить на важные в теоретическом и практическом плане вопросы: "Каким образом ценности толерантности про являются в различных сферах жизнедеятельности людей?" и "Можно ли сформировать толерантные установки и готовность к соответствующему по ведению и если это возможно, то каким образом?" Анализ этих и подобных вопросов возможен в рамках комплексного исследования при условии рассмотрения толерантности как системы ценно стей, норм и образов поведения, объединенных с готовностью "принять та кими, какие они есть, и взаимодействовать с ними на основе согласия" [6].

Семья представляет собой комплексное социальное явление, в котором сплелись воедино многообразные формы общественных, межличностных отношений и процессов, которым присущи многочисленные социальные функции. Трудно найти другой социальный институт или группу, в которой удовлетворялось бы столько разнообразных человеческих потребностей. В семье разворачиваются основные процессы человеческой жизни. Она на столько связана с жизнью каждого индивида, что накладывает отпечаток на все его развитие. Именно поэтому семья является той социальной группой, которую человек легче всего идентифицирует с собой, со своими интересами и вообще со своим существованием [18, с. 14-15].

Семья – это вид социальной общности, важнейшая форма организации личного быта, основанная на супружеском союзе и родственных связях, т.е.

на многосторонних отношениях между мужем и женой, родителями и деть ми, братьями и сестрами и другими родственниками, живущими вместе и ведущими совместное хозяйство. Жизнь семьи характеризуется различными материально – биологическими, хозяйственными и духовно-нравственными, правовыми, психологическими, эстетическими процессами.

Семья как структурный элемент общества изменяется и развивается в со ответствии с динамикой общественных отношений. Традиционное распределе ние обязанностей и ролей супругов (муж – глава семьи, ее кормилец, хозяин;

жена – домохозяйка, воспитательница своих детей) уступило место демократи ческой кооперации в распределении внутрисемейных функций и ролей.

Семья обладает широким диапазоном возможностей и средств воспи тательного воздействия. В их числе характер самих семейных отношений с детьми, и авторитет старшего поколения в семье. Под воздействие семьи на ходится начальный, исходный момент жизненного пути индивида, характе ризующийся тем, что в этот период формируется основа развития собствен ных человеческих потенций. В отличие от других институтов воспитания семья воздействует на все стороны человека на всем протяжении его жизни.

Этот огромный диапазон воспитательных функций семьи сочетается с глубо кой специфичностью ее идеологического и психологического влияния, что делает ее не только в высшей степени действенным, но и необходимым эта пом процесса формирования личности. В семье закладываются основы соци ального, эмоционального, нравственного облика личности, вырабатываются многие привычки и навыки человека (трудовые, моральные и культурные), воспитывается характер, формируются установки толерантного сознания.

Семья выполняет ряд специфических и неспецифических для нее функций.

Неспецифические функции семьи: накопление и передача по наследству ча стной собственности, организация производства, организация потребления и быта.

Необходимо отметить, что положение человека в семье – величина ди намическая и может изменяться в зависимости от развития личности, изме нения её значимости в семейной системе, в результате каких-либо внешних событий. В самом деле, семья реализует такие функции, которые за неё ника кая другая структурная единица социума выполнить не в состоянии. К этим функциям, прежде всего, относится функция воспроизводства человека.

Однако биологическое воспроизводство человека в определенных раз мерах происходит вне семьи, но последнее по "замыслу" своему не ориенти ровано на воспроизводство человека. А если сегодня мы фиксируем в России начавшийся процесс депопуляции, то причину сего надо видеть не только в общей социально-психологической атмосфере неуверенности в обществе, причина и в кризисе семьи, прогрессирующем вытеснении семейно-брачных отношений между полами [15, с. 19–20].Специфические особенности семьи в отличие от признаков других малых групп является наличие кровного родст ва и родственных связей между членами данной группы, а также выполнение специфических семейных функций. Специфические функции обусловлены самой сущностью семьи, неспецифические – это то, к выполнению которых семья оказалась принужденной или приспособленной в процессе своего ис торического развития [26, с. 30]. К функциям, органически присущим семье как специфической социальной общности, относятся: деторождение и социа лизация детей, то есть подготовка их к выполнению определенных социаль ных ролей и, в первую очередь, к труду и различным формам социокультур ной деятельности. Напомним банальную истину: для того, чтобы человек стал существом общественным требуется длительный процесс его социали зации. И исторический опыт убеждает, насколько велика в этом процессе, особенно на его начальном, самом трудном этапе, роль семьи. Здесь перед нами функция социализации индивида, если иначе – функция социального воспроизводства человека. То, что может дать семья вновь появившемуся на свет человеку, не может дать ни один другой социальный институт, включая внешкольные, школьные и другие учебные заведения, способные в лучшем случае осуществить лишь общественное воспроизводство индивида.

Именно семья способна сочетать социализацию с индивидуализацией своих членов. Конечно, речь идет о семьях нормальных, здоровых. Но необ ходимость и состоит в том, чтобы сделать такие семьи явлением массовым и преобладающим.

За семьей закрепляется также хозяйственно-бытовая функция, увязан ная с ведением домашнего хозяйства и организацией быта членов семьи. В особенности велика значимость этой функции в селе в связи с необходимо стью сохранения личного подсобного хозяйства и неразвитостью бытовой инфраструктуры. Впрочем, роль этой функции значима и в городе. Кроме этого, к функциям семьи относятся: защитная – забота о здоровье, содержа нии членов семьи, их защита от неблагоприятных факторов;

воспитательная и образовательная – воспитание и обучение как детей, так и, возможно, взрослых членов семьи;

эмоциональная – духовная близость, положительные эмоции и чувства между супругами и родителями – детьми;

психотерапевти ческая – семья служит своего рода эмоциональным убежищем для своих чле нов, где возможно восполнение психических и физических сил – рекреаци онная функция семьи;

а также гедонистическая функция в рамках семейно брачных отношений человек имеет возможность более упорядоченно и опти мально удовлетворять свои сексуальные потребности. Необходимо отметить, что функции семьи динамичны и изменяются в ходе истории вместе с изме нением института семьи [18, с. 47–48].

Но, как нам представляется, эта последняя не может выполняться должным образом без своего опосредованного звена, без того, чтобы сама семья была социализирована, чтобы она являлась проводником обществен ных идеалов, норм, ценностей, что является основой толерантности. Поэто му, на наш взгляд, к специфическим функциям семьи следует добавить такие, как социализирующую и толерантную.

В современном мире нет единого типа семьи. Существование различ ных форм семейных отношений определяется степенью развития того или иного общества и характером существующих в нем общественных отноше ний. Считается, что сегодня преобладают следующие основные типы семей:

нуклеарная семья, представляющая собой пару супругов с детьми или без них. Численность таких семей достигает более двух миллионов и составляет 2/3 в структуре населения. Существует несколько видов структур нуклеар ных семей – партнерская, синкретическая семьи. В зависимости от социаль ного положения супругов нуклеарные семьи делятся на гомогенные и гетеро генные;

по демографическому признаку на гомогамные и гетерогамные;

в зависимости от пространственно-территориальной локализации на патрило кальные и матрилокальные [18, с. 52] В зависимости от наличия брачного партнера выделяют полные и неполные семьи;

последние (их около 12%) в структуре населения, возникают как следствие развода, смерти одного из супругов или внебрачного рождения. В зависимости от наличия и численности детей, выделяют бездетные семьи, т.е. те, которые по при чине нежелания или отсутствия возможности не обзавелись детьми, малодетные, то есть семьи с 1 или 2 детьми и многодетные (более 3 детей). Различают созна тельную, целенаправленную многодетность как результат объединения двух не полных семей с детьми и многодетность случайную, возникшую вследствие бес контрольного, безответственного поведения супругов.

Существует также такой тип, как расширенная семья, объединяющая две и более нуклеарных семей с общим домохозяйством и состоящая из трех или более поколений – прародителей, родителей и детей (внуков). Сегодня все чаще начинает встречаться неполная расширенная семья с детьми.

В зависимости от наличия официального закрепления различают за конный брачно-семейный союз и фактический, в котором существуют ин тимные отношения, совместное проживание, ведение совместного хозяйства, дети, но нет официальной регистрации отношений. На основании проходи мого жизненного цикла выделяют следующие этапы социализации семьи.

1. Формирующий тип (14–18 лет). Значение этого периода определяется тем, что молодежь данного возраста вступает в период половой зрелости (обост ряется интерес к другому полу, наблюдается тенденция к ранним бракам). Глав ным инструментом социализации на этом периоде является семья. Она воздейст вует на индивидов специфическими средствами, формами, методами.

2. Развивающий тип (18–24 года). Специфическая особенность этого перио да – это создание собственной семьи. Этот период характеризуется устранением не соответствующих взглядов, взаимного приспособления супругов друг к другу.

3. Саморазвивающий тип (24–30 лет). В ней не прекращается, а лишь изменяет свой характер процесс социальной эволюции (развитие внутренних отношений, совершенствование социализирующего процесса).

4. Стабильный тип (30 и более лет). Этот период можно назвать зре лой семьей. В ней стабилизированы взаимоотношения, основанные на при обретенном опыте выполнения основных семейных функций.

Следовательно, эти жизненные циклы заключают в себе особый про цесс социализации. В исследовании социализации семьи мы опирались на следующие положения:

а) процесс социализации определяется как освоение семьей необходи мых норм, убеждений, ценностей имеющих значение не только для собст венной семейной жизни, но и общественной деятельности;

б) социализация семьи – не инструмент, регулирующий проявление им манентных семье взаимоотношений, а социальный инструмент, формирующий семью как целостный организм, активно функционирующий в обществе. Инди видуальность каждой семьи – есть и предпосылка, и ее результат;

в) общество, как субъект социализации, также не остается неизменным – с изменением социально-экономической формации меняется система взаи моотношений и воздействие социальных институтов, а, следовательно, изме няются механизмы процесса социализации, укрепляется функция социализа ции, влияющая на жизненные циклы семьи и на всю систему взаимоотноше ний между членами семьи [26, с. 41–45].

На всем протяжении своей жизни семья неизбежно сталкивается с самыми разнообразными проблемами, оказывается в тех или иных ситуациях, порождающих напряжения, стрессы и воздействия со стороны окружения на ее судьбу.

Эти проблемы имеют различную природу и происхождение. Часть из них связана с происхождением семьи через различные стадии жизненного цикла, с теми обычными, естественными событиями, которые происходят в семьях и которые ограничивают одну стадию жизненного цикла от другой.

Любое событие в жизни семьи (вступление в брак, рождение детей, чья-то смерть или болезнь и т.д.), изменение ее структуры порождают в семьях те или иные ситуации, кризисы, требуют от семьи принятия соответствующих решений, мобилизации для этого необходимых ресурсов.

Для характеристики перехода с одной стадии жизненного цикла семьи на другую, американская исследовательница Рона Рапопорт ввела понятия "нормального стресса" и "нормального кризиса". В ее понимании, в нормаль ном развитии семьи существуют некие моменты, которые она назвала "точка ми необратимости" ("Points-of-no-return"). Они являются границами между ста диями жизненного цикла и имеют критическое значение для развития семьи в том смысле, что они ведут или к разрешению и развитию, или к семейной де задаптации и последующему разрушению семьи. По мнению, Р. Рапопорт, "способ, которым разрешается и купируется этот нормальный кризис, опреде ляет и его результаты, идет ли речь о душевном здоровье индивидов, или о сплоченности семьи и семейных отношений" [4, с. 34].

Подчеркнем, что эти нормативные кризисы жизненного цикла связаны с изменением семейной структуры – как внутренней, так и внешней.

Внутренняя – характеризует численность и состав семьи, взаимоотношения ее членов (ролевая структура, структура власти, структура интеракций и др.).

Внешняя структура – взаимодействие семьи как целого и ее отдельных членов с окружающей социальной средой (родственниками, друзьями, сосе дями, социальными институтами и организациями). Примером может слу жить таблица нормативных, структурных семейных кризисов (см. таб. 3).

Таблица Структурное изменение в семье Типы структурных Структурные стрессы, определяющие изменений в ходе физическое или психологическое членство жизненного цикла семьи в семейной системе Образование брачной пары обретение супруга обретение свойственников перестройка отношений с ориентационной семьей инкорпорация новых или исключение старых друзей Рождение первого ребенка – обретение нового члена семьи возможный уход из мира вне семейной работы если так, потеря коллег по работе Связанное с работой при- фруктуирующее обретение (отделение, связан сутствие (отсутствие) ро- ное с не семейными ролями) дителей или супругов в воинская служба, рутинное отсутствие в связи с семье исполнением служебных обязанностей. Стресс как результат повторяющихся уходов и возвращений.

Сюда относятся такие изменения, как возвращение матери на учебу или на работу, выход отца на пен сию и его постоянное пребывание в доме Потеря супруга (смерть, – отделение супруга из брачной пары, распад развод) брачной пары. В случае развода пара может продолжать функционировать на другом уров не, например, как сородительство Образование новой пары обретение нового супруга обретение новой сети свойственников перестройка отношений с ориентационной семьей и прежними свойственниками, дети от предыдущего брака. Старый супруг может оста ваться в партнерских отношениях с членами новой семьи по поводу родительства Не вступление в брак перестройка отношений с семьей ориентации в случае если раньше состояли в браке, пере стройка отношений со свойственниками обретение коллег, друзей, приятелей Эти внешние по отношению к развитию семьи события и порождае мые ими кризисы и проблемные ситуации, тем не менее, так же, как и норма тивные стрессы, определенным образом структурируют семью, нарушают ее адекватность и целостность и вызывают необходимость их разрешения и мо билизации с этой целью соответствующих ресурсов. Как и в случае норма тивного кризиса, семья должна измениться ради самосохранения и в интере сах ее членов.

С точки зрения способности семьи решать возникающие проблемы, основываясь на результатах исследования, мы пришли к следующему выво ду: можно разделить все опрошенные семьи на группы:

– семьи, в которых система взаимоотношений достаточно гибка, члены которых свободны в проявлении своих чувств и желаний, в таких семьях все возникающие проблемы обсуждаются всеми членами семьи, что дает воз можность строить новые образы отношений на таких чувствах, как терпи мость, соучастие, сопереживание, снисходительность и др.;

– семьи, в которых основная масса усилий направлена на поддержание согласия и единства перед внешним миром и в которых поэтому исключены любые проявления нетерпимости, жестокости и экстремизма. В таких семьях единство достигается как подчинение воли и желаний всех воле и желаниям одного (главы, старшего по возрасту, или полу);

– семьи, в которых взаимодействия основаны на беспрерывных спорах и конфликтах, ведущих к кризису, и в которых прошлый опыт не служит ориентиром для поведения в будущем. В качестве примера, предлагаем рас смотреть переходные состояния в ходе жизненного цикла (см. табл. 4).

Таблица Переходные состояния в ходе жизненного цикла Стадии Результаты Необходимые изменения в системе жизненного переходного семьи как единого целого цикла семьи периода 1 Эмоциональное признание супруги (супруга) члена Формирование вовлечение в но- ми семьи супружеской вую систему восстановление равновесия во взаи пары моотношениях для признания права на личную жизнь 2 Превращение дет- часть пространства отдается детям Семья с детьми ной семьи. Развитие признание ценности перемен гибкости, незави- признание ценности борьбы за свои симости взглядов и позиции поведения признание важности сохранения индивидуальности 3 Примирение с че- договорные отношения с повзрос Стабильная редующими ухода- левшими детьми семья ми и приходами переосмысление возможностей во детей (учеба в шко- внешнем мире по отношению к се ле, вузе, создание мье молодой семьи) 4 Примирение с поддержание брачного или индивиду Зрелая семья возросшей зави- ального функционирования перед (семья пожило- симостью от детей лицом надвигающейся старости го возраста) принятие зависимого положения пре старелых родителей без лишней опеки привыкание к мысли о возможной потере или смерти, включая собст венную смерть Среди важнейших тенденций, характеризующих развитие брачно семейных отношений, следует, прежде всего, формы взаимоотношений.

Существуют различные формы человеческих отношений, которые опре деляются постоянными принципами, играющими роль критериев. Совокупность критериев, признаваемых семьей, формирует поведение индивида. Важную роль для определения механизмов поведения человека играют критерии разрешения в семье проблемных ситуаций (см. табл. 5. Сведения приводятся в %).

Таблица Критерии разделения проблемных ситуаций в семье Критерии всегда иногда никогда затруд.

ответ.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.