авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

1

ФГБНИУ «Российский научно-исследовательский институт

культурного и природного наследия имени Д. С. Лихачева»

На

правах рукописи

УДК: 504.75 + 55 (1/9)

Титова Оксана Владимировна

ОЦЕНКА ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ КАК

ЧАСТИ РЕГИОНАЛЬНОГО ЭКОЛОГО-КУЛЬТУРНОГО КАРКАСА

25.00.36 – геоэкология (науки о Земле) Диссертация на соискание ученой степени кандидата географических наук Научный руководитель д.г.н., профессор Ю. А. Веденин Москва 2014 2 Содержание Введение……………………………………………………………………………….. Глава 1. Географические подходы и методы изучения наследия…………….. Подходы к определению понятия «наследие» и формы его охраны……….. 1.1.

Каркасный подход как инструмент пространственного изучения природного 1.2.

и культурного наследия……………………………………………………………… Оценка потенциалов как метод выявления возможностей сохранения и 1.3.

использования природного и культурного наследия………………………………. Глава 2. Сетевой анализ размещения объектов природного и культурного наследия Вологодской области …………………………………………………… Особо охраняемые природные территории как основа экологического 2.1.

каркаса Вологодской области ……………………………………………….......... Культурное наследие Вологодской области как основа историко 2. культурного каркаса …………………………………………………………………. Глава 3. Особо охраняемые природные территории как узлы эколого культурного каркаса Вологодской области …………………………………… Структура и наполнение эколого-культурного каркаса …………………... 3.1.

Методика и результаты инвентаризации культурного наследия в сети особо 3.2.

охраняемых природных территорий……………………………………………….. Оценка потенциала сохранности объектов наследия и историко-культурного 3.3.

потенциала особо охраняемых природных территорий…………………… Туристский потенциал особо охраняемых природных территорий и 3.4.

возможности его реализации………………………………………………... 3.5.

Заключение……………………………………………………………..................... Список сокращений……………………………………………………………….. Список литературы……………………………………………………................... Введение Актуальность темы исследования. В развитии современного общества в условиях гуманизации все большее значение приобретает природное и культур ное наследие. Постепенно происходит осознание того, что наследие является не просто украшением жизни, а составляет основу духовного и интеллектуального развития каждого человека и человечества в целом. В связи с этим наблюдается усиление внимания к природному и культурному наследию своего региона. Это подтверждается активным включением объектов наследия в социально экономическую среду, расширением сферы туризма и рекреации и вовлечением объектов наследия в перечни брендовых маркеров регионов. В число таких объек тов изначально попадают элементы и комплексы культурного наследия, рассмат риваемые и воспринимаемые в их природном окружении.

В эпоху развития представлений о доминировании в обыденном окружении человека измененных природных комплексов формируется потребность в эколо гически чистой среде, что вызывает к жизни стремление к посещению заповедных уголков природы. Реальное выражение это находит в нарастании рекреационных нагрузок на особо охраняемые природные территории. Наблюдается противоре чие между возрастающими потребностями общества в посещении ценных при родных и культурных территорий с одной стороны, и недостаточной изученно стью наследия, отсутствием четких законодательных и управленческих механиз мов, регулирующих посещение территорий, ориентированных на сохранение на следия – с другой.

На лицо острая необходимость изучения объектов наследия, анализа их пространственных сочетаний, информационного наполнения и значимости. Реше нию этой задачи способствует выявление эколого-культурного каркаса, сочетаю щего в себе элементы экологического и историко-культурного каркасов и вклю чающего в себя наиболее ценные в природном и культурном отношении террито рии. Анализ его структуры позволяет изучить закономерности формирования на сыщенных объектами наследия территорий, а также установить механизмы управления ими, в том числе и за счет определения охранного статуса. Только при таком подходе возможна разработка не противоречащей сохранению наследия стратегии его использования.

Основная проблема заключается в том, что в настоящее время существуют две разные, практически не связанные между собой системы охраны природного и культурного наследия. Природное наследие подлежит охране в системе особо охраняемых природных территорий (ООПТ), а культурное – как памятники, ан самбли, достопримечательные места и исторические поселения, однако террито риально объекты природного и культурного наследия зачастую пересекаются, совпадают. При этом законодательная база разработана отдельно для природного и культурного наследия, то есть отсутствует единая система комплексной терри ториальной охраны и управления наследием, что очень затрудняет возможность его эффективного использования.

Вне поля исследований остались вопросы охраны объектов культурного на следия на охраняемых территориях. Между тем, число таких объектов в границах ООПТ чрезвычайно велико. Об этом свидетельствует проделанная в 1997– годах сотрудниками Эколого-просветительского центра «Заповедники» работа по выявлению историко-культурного наследия природных заповедников России. В границах 60 заповедников было обнаружено около 6 тысяч объектов историко культурного наследия (Памятники историко-культурного…, 1998). Однако реаль ное число объектов культурного наследия в пределах ООПТ значительно больше, поскольку этой работой не были охвачены национальные парки и ООПТ регио нального значения. В связи с этим особенно актуальной представляется разра ботка и реализация методики полноценной инвентаризации объектов культурного наследия в границах ООПТ региона и оценка их историко-культурного и турист ского потенциала.

В качестве примера региона, обладающего богатым и природным, и куль турным наследием, может выступать наша Вологодская область. Сеть ООПТ об ласти включает большое количество объектов культурного наследия. Это под тверждают результаты инвентаризации культурного наследия на территории на ционального парка «Русский Север», выполненные при составлении «Менедж мент плана национального парка Русский Север на 2001–2005 годы» (План дей ствий…, 2001). Подобные исследования проводились на ООПТ регионального значения вдоль трассы Волго-Балтийского водного пути (Соколова, 2005). Значе ние ландшафтной привязки объектов культурного наследия отмечено Е. А. Ску пиновой (Скупинова, 2007).

В области существуют территориальные формы охраны культурного насле дия – исторические поселения, музеи-заповедники и музеи-усадьбы. Зачастую на блюдается пространственное наложение территорий и объектов природного и культурного наследия, которое особенно четко проявляется при выявлении струк тур эколого-культурного каркаса. Поэтому эколого-культурный каркас представ ляется нам наиболее эффективным инструментом выявления наиболее ценных и в природном, и в культурном отношении участков, для которых актуальной являет ся полноценная инвентаризация и оценка потенциала наследия на основе разрабо танных нами методик. Такие методики в дальнейшем могут быть реализованы и в других регионах России.

В связи с этим цель данной работы – определение и оценка потенциала на следия особо охраняемых природных территорий Вологодской области как узло вых структур эколого-культурного каркаса.

Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

• изучить географические подходы и методы исследования природного и культурного наследия в условиях гуманизации общества (в том числе кар касный подход и методы оценки потенциалов);

• изучить особенности состава и размещения природного и культурного на следия Вологодской области посредством выявления экологического, исто рико-культурного и эколого-культурного каркасов;

• провести инвентаризацию культурного наследия в сети особо охраняемых природных территорий Вологодской области;

• оценить на основе разработанных методик потенциал сохранности объектов наследия и историко-культурный потенциал особо охраняемых природных территорий Вологодской области и их соотношение с позиций экологиза ции управления наследием для его эффективной охраны и использования;

• дать оценку туристского потенциала особо охраняемых природных терри торий и разработать рекомендации по его реализации.

Объект исследования: особо охраняемые природные территории как эле мент эколого-культурного каркаса Вологодской области.

Предмет исследования: оценка потенциала природного и культурного на следия в сети особо охраняемых природных территорий.

Методология и материалы исследования. Работа рассматривает геогра фические и геокультурные аспекты изучения наследия (А. А. Григорьев, В. П.

Максаковский, М. Е. Кулешова, П. М. Шульгин, Е. Ю. Колбовский, С. Б. Потахин и другие). В качестве теоретической и методологической основ работы выступают концепция культурного ландшафта (Р. Ф. Туровский, Ю. А. Веденин и другие) и уникальных территорий (П. М. Шульгин, Н. В. Максаковский, С. В. Кулинская) и разработанные на их основе комплексный и территориальный подходы к охране природного и культурного наследия;

каркасный подход к анализу пространствен ной организации территории: природный (экологический) каркас (В. В. Владими ров, П. П. Каваляускас, Н. А. Соболев, Е. А. Шварц, М. Е. Кулешова, А. В. Елиза ров, Н. В. Стоящева, Н. В. Вышегородских и другие), экономический каркас (Н.

Н. Баранский), опорный каркас расселения (Б. С. Хореев, П. М. Полян, Г. М. Лап по), историко-культурный и природно-культурный каркасы (Ю. А. Веденин. М. Е.

Кулешова);

методика оценки потенциалов территорий и объектов (В. С. Преоб раженский, А. А. Минц, Н. С. Мироненко, И. Т. Твердохлебов, Б. И. Кочуров, Б.

Б. Родоман, А. Ю. Александрова, А. В. Дроздов, Е. Ю. Колбовский, М. А. Саранча и другие);

теоретические основы картографирования природного и культурного наследия, в том числе, с использованием ГИС-технологий (А. А. Лютый, Б. И. Ко чуров, А. И. Ельчанинов, В. В. Свешников, А. В. Любимов, П. В Боярский, М. А.

Саранча, В. К. Бронникова и другие).

В качестве основных информационных источников исследования высту пают фондовые материалы лаборатории геоэкологии и кафедры географии Воло годского государственного педагогического университета (ВГПУ), Центра анали за региональных систем (г. Москва), Департамента культуры и охраны объектов культурного наследия Вологодской области, Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Вологодской области, Вологодского православного духовного училища;

федеральные и региональные нормативные документы в об ласти охраны природного и культурного наследия;

материалы собственных поле вых исследований;

литературные и интернет-источники по проблематике природ ного и культурного наследия, их комплексной охраны и использования;

карто графические источники: карты Вологодской области различного масштаба и со держания, схемы и космические снимки Вологодской области.

Исследование базируется на следующих методах: описательном, сравни тельном, системном анализе, историко-географическом, картографическом.

Научная новизна работы.

Обновлен подход к выявлению и структуре экологического и историко культурного каркасов и разработано понятие эколого-культурного каркаса;

впервые проведена работа по выявлению эколого-культурного каркаса Вологодской области и анализу его структуры;

произведен углубленный анализ историко-культурной ценности особо охраняемых природных территорий регионального значения на основе разработанной методики инвентаризации объектов культурного наследия в их границах.

разработаны и апробированы авторские методики оценки потенциала сохранности наследия, историко-культурного и туристского потенциала особо охраняемых природных территорий;

внесены предложения по изменению режима особо охраняемых природных территорий Вологодской области и организации их туристского посещения с учетом охранного статуса территории.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Использование эколого-культурного каркаса как инструмента анализа пространственного сопряжения природного и культурного наследия дает возможность выявить наиболее ценные с точки зрения туристского интереса территории.

2. Сравнение и ранжирование таких территорий, проведенное на основе ин вентаризации наследия особо охраняемых природных территорий, высту пающих узлами эколого-культурного каркаса, позволяет оценить потенциал сохранности наследия и историко-культурный потенциал по авторским ме тодикам.

3. Сопоставление потенциала сохранности наследия и историко-культурного потенциала особо охраняемых природных территорий лежит в основе раз работки рекомендаций по наиболее эффективной комплексной охране на следия.

4. Возможность вовлечения особо охраняемых природных территорий в тури стско-рекреационную деятельность определяется туристским потенциалом, учитывающим режим их охраны.

Теоретическая значимость работы определяется тем, что автором введено понятие эколого-культурного каркаса и разработаны методики инвентаризации культурного наследия в пределах особо охраняемых природных территорий, оценки потенциала сохранности наследия, историко-культурного и туристского потенциалов в их границах. На основе данных, полученных при реализации этих методик, доказана необходимость применения комплексного территориально дифференцированного подхода для организации охраны и рационального исполь зования пространственно сопряженных объектов природного и культурного на следия.

Практическая значимость работы заключается в выявлении структуры и разработке рекомендаций по сохранению элементов эколого-культурного каркаса Вологодской области;

в предложении мероприятий по повышению потенциала сохранности наследия особо охраняемых природных территорий Вологодской области (ужесточение контроля за соблюдением охранного режима, расширение границ, проведение зонирования, изменение профиля и/или категории охраняе мой территории);

разработке рекомендаций по созданию охраняемого природного комплекса «Юношеское» в Грязовецком районе Вологодской области.

Апробация результатов исследований проводилась на 6 международных конференциях «Культурный ландшафт: объект наследия и ресурс регионального развития» (Можайск, 2009), «Гуманитарные ресурсы регионального развития (на примере естественно-природного и культурного наследия)» (Вологда, 2009), LXIII и LXV «Герценовских чтениях» (Санкт-Петербург, 2010), «Природное и культур ное наследие: междисциплинарные исследования, сохранение и развитие» (Санкт Петербург, 2012), «Экологическое равновесие: человек и окружающая среда»

(Санкт-Петербург, 2012, 2013). Также результаты работы представлены на 5 все российских конференциях: II, III и IV «Студенческий научный форум» (электрон ная конференция Российской Академии естествознания, 2010, 2011, 2012), «Ма риинская водная система: природный, культурологический, экономический и со циально-экологический потенциал развития» (Вологда, 2010), «Эколого географические проблемы регионов России» (Самара, 2012) и на 4 региональных конференциях «Сессия молодых ученых и аспирантов» (Вологда, 2008), «Интел лектуальное будущее Вологодского края» (Вологда, 2007, 2010), «57 студенче ской научно-практической конференция ВГПУ» (Вологда, 2010).

Внедрение результатов работы произведено при выполнении проекта «Ис торико-культурное и природное наследие в районе трассы Волго-Балтийского водного пути» в рамках договора № 16/03/10-РГ от 16.03.2010 по гранту Попечи тельского совета ВОО «Русское географическое общество» «Мариинская водная система: природный и социально-экологический потенциал развития». В ходе вы полнения проекта была создана электронная информационно-справочная база данных, которая содержит сведения о местоположении 250 объектов культурного и 21 объекте природного наследия в районе трассы Волго-Балтийского водного пути, фотографии, краткую информацию об объектах наследия, их статусе, со временном состоянии, использовании.

Сведения об историко-культурном наполнении особо охраняемых природ ных территорий предоставлены автором в Департамент природных ресурсов и охраны окружающей среды Вологодской области, на основе которых был состав лен раздел Доклада о состоянии и охране окружающей среды Вологодской облас ти в 2009 году (Доклад…, 2010). Материалы исследования используются в учеб ном процессе в курсе «Охрана и использование природного и культурного насле дия» в Вологодском государственном педагогическом университете.

Достоверность результатов обеспечена опорой на современные представ ления в области охраны и использования природного и культурного наследия. Ра бота согласуется с уже проведенными исследованиями по применению каркасно го подхода при изучении наследия, учитывает последние достижения в области оценки потенциала наследия. Положения и выводы, сформулированные в работе, не противоречат действующим в России нормативным актам в области охраны природного и культурного наследия.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 20 работ, в том числе работы в научных изданиях, входящих в перечень ВАК.

Структура и объем работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения, списка сокращений и списка литературы. Со держание изложено на 174 страницах, текст иллюстрируют 8 таблиц, 19 рисунков.

Список литературы включает 222 источника.

Во введении показаны актуальность и практическая значимость работы, из ложены цели и задачи исследования, дана характеристика теоретической и ин формационной базы. Первая глава «Географические подходы и методы изучения наследия» излагает анализ существующих подходов к определению понятия «на следие», рассмотрению его видов и форм, положений, связанных с регламентаци ей охраны. В главе представлены теоретические основы использования каркасно го подхода как инструмента пространственного изучения наследия. Описаны ме тодики оценки потенциалов наследия и сферы их применения. Вторая глава «Се тевой анализ размещения объектов природного и культурного наследия Вологод ской области» раскрывает влияние особенностей природы и истории освоения и заселения территории Вологодской области на формирование природного и куль турного наследия. Особое место уделено характеристике природного и культур ного наследия области в структуре экологического и историко-культурного кар касов. В третьей главе «Особо охраняемые природные территории как узлы эко лого-культурного каркаса Вологодской области» представлены результаты выяв ления наиболее ценных в природном и культурном отношении территорий Воло годской области. Особое внимание уделено региональным ООПТ как узловым структурам эколого-культурного каркаса. Приведены результаты инвентаризации объектов культурного наследия в сети ООПТ Вологодской области, оценки по тенциала сохранности наследия и историко-культурного потенциала ООПТ по разработанным методикам. На основании результатов, полученных при сопостав лении потенциала сохранности наследия и историко-культурного потенциала, внесены предложения по изменению статуса и/или категории особо охраняемых природных территорий. Освещены результаты оценки возможностей реализации историко-культурного потенциала ООПТ путем оценки их туристского потенциа ла и представлены соответствующие рекомендации. Заключение отражает основ ные выводы диссертационного исследования.

Глава 1. Географические подходы и методы изучения наследия Подходы к определению понятия «наследие» и формы его охраны 1.1.

Анализ существующих в публикациях определений «наследия» позволяет сделать вывод, что однозначной трактовки его сущности и времени возникнове ния не существует. Это связано, прежде всего, с тем, что данный термин исполь зуется широким кругом исследователей в разных отраслях науки: истории, фило софии, социологии, культурологии, юриспруденции, экономики, географии, кото рые решают различные теоретические и практические задачи.

Английское слово heritage, которое переводится на русский язык как «на следие», появилось в средневековой Англии в XIII веке. Значение этого слова трактовалось как собственность, которая передаётся в наследство. В XIX веке в ряде европейских стран и в Северной Америке наследие становится объектом об щественного внимания, при этом под наследием понимаются такие категории, как исторические здания и сооружения, а также ценности сельской местности в кон тексте культурной, а затем и экологической политики (Мазуров, 2006).

XIX век стал веком формирования первых национальных общественных ор ганизаций в сфере наследия. В 1844 году такая организация была создана в Нор вегии, а позже на северо-востоке США (Массачусетский национальный траст) и Великобритании (Английский национальный траст). Опыт этих стран в дальней шем активно перенимался другими и регионами.

Сама концепция наследия зародилась в конце 40-х гг. XX века, когда миро вое сообщество осознало огромные потери культурных ценностей в связи с раз рушительными войнами начала и середины XX века (Нурмаметов, 2007, с. 178).

Однако осознание необходимости защиты памятников от военных действий про слеживается уже в рамках Гаагских мирных конференций (Нидерланды, 1899 и 1907 гг.). Возможно, именно тогда был сформулирован изначальный социальный заказ на разработку теории сохранения культурных ценностей как важнейшего социального феномена и её практических приложений.

Затем был принят ряд документов, которые сыграли значительную роль в формировании идеологии отношения к наследию, обосновали необходимость со хранения наследия для будущих поколений. Так, в 1935 году в Вашингтоне был принят «Пакт Рериха» для «обеспечения охраны, в случае угрозы, всех памятни ков, составляющих культурное наследие народов и находящихся как в государст венной, так и в частной собственности» (Международный центр Рерихов:

http://www.icr.su/rus/evolution/pact). В 1954 году в Гааге принята «Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта», которая стала отправной точкой движения за сохранение наследия, в ней впервые было дано оп ределение понятия «культурные ценности». Под культурными ценностями, со гласно данной конвенции понимались:

а) ценности, движимые или недвижимые, которые имеют большое значение для культурного наследия каждого народа, такие, как памятники архитектуры, ис кусства или истории, религиозные или светские, археологические месторасполо жения, архитектурные ансамбли, которые в качестве таковых представляют исто рический или художественный интерес, произведения искусства, рукописи, кни ги, другие предметы художественного, исторического или археологического зна чения, а также научные коллекции или важные коллекции книг, архивных мате риалов или репродукций ценностей, указанных выше;

б) здания, главным и действительным назначением которых является сохра нение или экспонирование движимых культурных ценностей, указанных в пункте «а», такие как музеи, крупные библиотеки, хранилища архивов, а также укрытия, предназначенные для сохранения в случае вооруженного конфликта движимых культурных ценностей, указанных в пункте «а»;

в) центры, в которых имеется значительное количество культурных ценно стей, указанных в пунктах «а» и «б», так называемые «центры сосредоточения культурных ценностей» (Электронная библиотека международного центра Рери хов: http://lib.icr.su/node/1386).

Необходимо отметить, что все вышеперечисленные документы имеют ярко выраженный «культурный» акцент в понимании наследия, кроме того, они рас сматривают необходимость сохранения наследия преимущественно в связи с во енными действиями.

Качественные изменения в сфере охраны наследия происходят в 1972 г., ко гда Генеральная конференция ЮНЕСКО принимает «Конвенцию об охране Все мирного культурного и природного наследия» (Париж 1972 г.). «С того момента понятие наследие (культурное и природное наследие) становится общепризнан ной категорией мировой политики, опирающейся на культурную и экологическую политику государств или инициирующей таковую в них» (Мазуров, 2006, с. 51).

Однако, сама конвенция не дает четкого определения понятия «наследие», хотя подробно описывает категории уже не только культурного, но и природного на следия.

Согласно Конвенции об охране Всемирного культурного и природного на следия под «культурным наследием» понимаются следующие категории.

• Памятники: произведения архитектуры, монументальной скульптуры и живописи, включая пещеры и надписи, а также элементы, группы элемен тов или структуры, имеющие особую ценность с точки зрения археологии, истории, искусства или науки.

• Ансамбли: группы изолированных или объединенных строений, которые в силу их архитектуры, единства и связи с пейзажем представляют собой ценность с точки зрения истории, искусства или науки.

• Достопримечательные места: топографические зоны, совместные творе ния человека и природы, представляющие особую ценность в связи с их красотой или интересом с точки зрения археологии, истории, этнологии или антропологии.

Согласно Конвенции под «природным наследием» три группы объектов.

• Природные памятники, образуемые физическими и биологическими фор мациями или группами таких формаций, которые представляют особую ценность с эстетической и научной точек зрения.

• Геологические и физико-географические образования и точно ограни ченные районы;

составляющие ареал ценных или находящихся под угрозой видов животных и растений, которые представляют особую ценность с точ ки зрения науки и сохранения.

• Природные достопримечательные места или строго ограниченные при родные зоны, которые представляют собой ценность с точки зрения науки, сохранения, природной красоты, или совместные творения человека и при роды (Всемирное культурное и природное …, 1999, с. 9).

Советский Союз ратифицировал Конвенцию «Об охране Всемирного куль турного и природного наследия» в 1988 году, именно в это время понятия и тер мины, связанные с проблематикой культурного и природного наследия, получили широкое распространение в отечественной научной литературе. Однако, вопросы, связанные с культурным и природным наследием начали рассматриваться в Рос сии гораздо раньше.

Формирование терминологии и методики изучения культурного наследия в России началось уже в XVIII – первой половине XIX в. В данный период объекты культурного наследия (античные раритеты, монеты, «курганные вещи») именова лись «памятниками старины», «старинными редкостями», «памятниками древно сти» и рассматривались историками как источники дополнительной информации об исторических событиях. С середины XIX века по начало XX века в сфере изу чения культурного наследия происходят качественные изменения. Расширилось понятие «памятников старины», под которыми стали пониматься также монасты ри, храмы, церковная утварь, редкие книги и документы, городища, курганы, мес та битв и сражений, клады и тайники, пещеры, памятники городского зодчества (дворцы, терема, остроги, старинные деревянные дома), народная одежда, музы кальные инструменты и т.п. Расширение спектра культурного наследия требовало более углубленного его изучения и классификации. Большой вклад в разработку этих вопросов внесли И. П. Сахаров, И. Е. Забелин, В. С. Иконников и другие. На следие стало изучаться различными специалистами – художниками, археологами, архитекторами, искусствоведами. То есть уже в конце XIX - начале XX века начал формироваться системный, междисциплинарный подход к изучению и культурно го, и природного наследия, который и в настоящее время не утратил своей акту альности (Полякова, 2008, с. 257-266).

Проработка терминологического аппарата, связанного с вопросами насле дия, позволяет выделить несколько групп понятий.

Первая группа понятий – «прагматическая», демонстрирующая взгляд на наследие с точки зрения правовых и имущественных отношений в обществе. Для этой группы определений характерно скрупулезное исследование внутреннего со става наследия, но при этом отсутствует характеристика его роли как фактора со циально-экономической жизни, объекта политики, т.е. системы всех внешних взаимосвязей.

Вторая группа понятий – «информационная» или «синергетическая».

Этот подход к терминологии обусловлен взаимосвязью между культурой, насле дием и информацией и подходом к наследию как к информационно-культурному феномену.

Третья группа понятий – «экономическая». В этой группе понятийный аппарат связан с проблемами и перспективами использования наследия в качестве ресурса для экономического развития, туризма и т.д.

Четвертая группа понятий – «социально-гуманитарная». Несмотря на определенные черты сходства с предыдущей группой, подход здесь шире и ори ентирован на рассмотрение наследия, как ресурса развития для общества в целом, включая не только экономические, но и широкий круг социальных и гуманитар ных аспектов, в том числе образование, борьбу с бедностью, качество жизни, ус тойчивое развитие.

Для наших исследований наибольшее значение имеет вторая, информаци онная, группа понятий наследия. Большой объем работы в этом направлении был проделан специалистами НИИ Культурного и природного наследия, который был создан в 1992 г. в Москве. Д. С. Лихачев, именем которого назван НИИ На следия, в своем проекте Декларации прав культуры дает определение понятию «наследие», как «форме закрепления и передачи совокупного духовного опыта человечества», при этом указывает на духовную и материальную составляющие наследия (Декларация…, 2000, с. 11).

На приоритетное значение информационной составляющей наследия ука зывает также М. Е. Кулешова, которая рассматривает наследие как «информаци онный потенциал, запечатленный в явлениях, событиях, материальных объектах и необходимый человечеству для своего развития, а также сохраняемый для пере дачи будущим поколениям» (Кулешова, 2007, с. 7).

Большой заслугой специалистов НИИ Наследия также является разработка понятийного аппарата наследия и доказательство необходимости комплексного и территориального подходов к вопросам сохранения природного и культурного наследия (концепция уникальных территорий, концепция культурного ландшаф та). Можно говорить о разработке специалистами института (П. В. Боярским, Ю.

А. Ведениным, Ю. С. Захаровым, Н. В. Максаковским, Ю. Л. Мазуровым, П. М.

Шульгиным и др.) новой географической группы понятий наследия. Ю. А. Ве денин отмечает, что «подключение географии к сфере наследия позволило значи тельно расширить принципы и методы его изучения и сохранения. В основу этой новой для географии сферы было положено представление о системности насле дия и его особой роли как фактора устойчивого развития» (Веденин, 2008, с. 37).

Географические аспекты определения понятия «наследие» рассматривают в своих работах также А. А. Григорьев, Е. Ю. Колбовский, С. Б. Потахин и другие.

Так как для целей нашего исследования любой из этих подходов ограничен, мы будем использовать некий симбиоз информационного и географического подходов к определению понятия «наследие», которые позволяют рассматривать его как потенциал информации, заключенный в объектах материальной и духов ной культуры, необходимый для жизни будущих поколений, неразрывно связанный с окружающей средой, в которой он сформировался и продолжает развиваться.

Существующие виды и формы охраны наследия Согласно уже упомянутой конвенции «Об охране Всемирного культурного и природного наследия» выделяется две группы объектов наследия по содержа нию: культурное и природное. Однако существуют объекты наследия, в которых можно выделить и природную, и культурную составляющую, которые неразрыв но связаны между собой. Таким образом, наследие состоит из трех составляющих:

природное наследие, культурное наследие и природно-культурное наследие.

Природное наследие составляют разнообразные природные объекты: ред кие виды растений и животных, участки коренных лесов, лесные урочища, кар стовые озера, уникальные болота, «исчезающие» реки, ключи, родники, мине ральные источники, водопады, геологические обнажения, крупные валуны, от дельные особо примечательные формы рельефа и другие.

Культурное наследие включает объекты и элементы истории и культуры общества: городища, селища, стоянки, курганы, могильники, наскальные изобра жения, остатки древних поселений или укреплений, мемориальные кладбища, мо гилы, места жизни и деятельности известных людей, места сражений, памятники, монументы, и другие.

Природно-культурное наследие – это комплекс объектов и естественного, и антропогенного происхождения, результат творческого взаимодействия приро ды и человека, например: сады, парки, дендрарии, усадебные комплексы, замки, ландшафты искусственных островов, искусственные водоемы и их прибрежные зоны и другие.

Наследие по исторической значимости и ценности подразделяется на объекты глобальной ценности (общечеловеческой), национальной или государст венной, региональной, локальной (местной).

Для того чтобы определиться, зачем охраняется тот или иной природный или культурный феномен наследия разработаны критерии ценности, которые конкретно отражают информационную ценность объектов наследия. Наиболее полно они разработаны для объектов Всемирного наследия. Выделяют обяза тельные и вариантные критерии ценности природного и культурного наследия. В результате выявления ценности объектов наследия возникает задача обеспечения их охраны. Эта задача может быть решена путем распространения на данные объ екты того или иного охранного статуса, определяемого спецификой наследия.

Объекты природного наследия Российской Федерации состоят на госу дарственной охране, тогда как объекты культурного наследия могут охраняться и в частном порядке. В настоящее время в сфере управления культурным наследи ем все большее значение приобретает доверительная форма управления – частно государственная (траст), где государство, бизнес и гражданское общество дей ствуют как партнеры Центр Опеки Наследия:

(Национальный http://www.ntrust.ru). Такая форма управления особенно популярна за рубежом, тогда как в России она только начинает развиваться.

Основной формой охраны природного наследия в Российской Федерации являются особо охраняемые природные территории (ООПТ). Согласно Федераль ному закону «Об особо охраняемых природных территориях» (1995 г. с после дующими поправками), выделяют следующие категории и виды ООПТ: государ ственные природные заповедники, в том числе биосферные, национальные парки, природные парки, государственные природные заказники, памятники природы, ден дрологические парки и ботанические сады, лечебно-оздоровительные местности и курорты. О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах в 1995 г. принят также отдельный закон. В этих законах определены каж дая из ООПТ, установлены функциональные зоны, профили, значение. То есть ох рана природного наследия базируется на территориальном подходе, помимо ос новного закона об ООПТ, правовые нормы, касающиеся тех или иных особо ох раняемых природных территориях содержатся также в Федеральном законе «Об охране окружающей среды» (2002 г. с последующими поправками), Земельном кодексе (2001 г. с поправками), Водном кодексе, Лесном кодексе (оба - 2006 г. с последующими поправками), Федеральных законах «О животном мире» (2004 г. с последующими поправками), «О недрах» (1992 г. с последующими поправками) (Информационно-правовой портал «Гарант»: http://www.garant.ru).

Виды и статус культурного наследия в СССР определял Закон «Об охране памятников истории и культуры» (1976. 1978 и 1985 гг.). Согласно этому Закону основной единицей, использовавшейся для обозначения объектов наследия, стал «памятник». В Законе дано следующее определение памятников истории и куль туры: «сооружения, памятные места и предметы, связанные с историческими со бытиями в жизни народа, развитием общества и государства, произведения мате риального и духовного творчества, представляющие историческую научную, ху дожественную и иную культурную ценность» (ст.1). В законе также выделены виды памятников.

Памятники истории – здания, сооружения, памятные места и предметы, связанные с важнейшими историческими событиями в жизни народа, развитием общества и государства, революционным движением, с Великой Октябрьской со циалистической революцией, Гражданской и Великой Отечественной войнами, социалистическим и коммунистическим строительством, укреплением междуна родной солидарности, а также с развитием науки и техники, культуры и быта на родов, с жизнью выдающихся политических, государственных, военных деятелей, народных героев, деятелей науки, литературы и искусства.

Памятники археологии – городища, курганы, остатки древних поселений, укреплений, производств, каналов, дорог, древние места захоронений, каменные изваяния, наскальные изображения, старинные предметы, участки исторического культурного слоя древних населенных пунктов.

Памятники градостроительства и архитектуры – архитектурные ансамб ли и комплексы, исторические центры, кварталы, площади, улицы, остатки древ ней планировки и застройки городов и других населенных пунктов;

сооружения гражданской, промышленной, военной, культовой архитектуры, народного зодче ства, а также связанные с ними произведения монументального, изобразительно го, декоративно - прикладного, садово-паркового искусства, природные ландшаф ты.

Памятники искусства – произведения монументального, изобразительно го, декоративно - прикладного и иных видов искусства.

Документальные памятники – акты органов государственной власти и ор ганов государственного управления, другие письменные и графические докумен ты, кинофотодокументы и звукозаписи, а также древние и другие рукописи и ар хивы, записи фольклора и музыки, редкие печатные издания (ст.5).

Кроме того, в Законе отмечается, что к памятникам истории и культуры мо гут быть отнесены и другие объекты, представляющие историческую, научную, художественную или иную культурную ценность (ст. 5).

Понятия и термины, обозначенные в Законе «Об охране памятников исто рии и культуры» (1976. 1978 и 1985 гг.) претерпели значительные изменения по сле выхода в 2002 году Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». Основным понятием в данном Законе является «культурное наследие», к которому относятся «объекты недвижимого имущества со связанными с ними произведениями живо писи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства, объектами науки и техни ки и иными предметами материальной культуры, возникшие в результате истори ческих событий, представляющие собой ценность с точки зрения истории, архео логии, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и техники, эстетики этнологии или антропологии, социальной культуры и являющиеся свидетельст вом эпох и цивилизаций, подлинными источниками» (ст. 3). Виды объектов куль турного наследия определены в законе соответствии с «Конвенцией об охране Всемирного культурного и природного наследия»: памятники, ансамбли, досто примечательные места (см. выше). Данный Федеральный закон рассматривает в большей степени территориальные объекты, чем предыдущий, однако, большой минус его заключается в том, что движимые объекты наследия оказались вне сфе ры его влияния (Кулешова, Веденин, 2009, с. 4).

Согласно действующему законодательству выделяют следующие категории объектов культурного наследия (ст. 4).

Объекты культурного наследия федерального значения – объекты, обла дающие историко-архитектурной, художественной, научной и мемориальной ценностью, имеющие особое значение для истории и культуры Российской Феде рации, а также объекты археологического наследия.

Объекты культурного наследия регионального значения – объекты, обла дающие историко-архитектурной, художественной, научной и мемориальной ценностью, имеющие особое значение для истории и культуры субъекта Россий ской Федерации.

Объекты культурного наследия местного (муниципального) значения – объекты, обладающие историко-архитектурной, художественной, научной и ме мориальной ценностью, имеющие особое значение для истории и культуры муни ципального образования.

Кроме того, согласно «Положению об особо ценных объектах культурного наследия народов РФ» (1992 г.) выделяют особо ценные объекты культурного наследия, определяется Государственным сводом объектов и включает музеи, ар хивы, библиотеки, театры, учебные заведения, предприятия народно художественных промыслов, научно-исследовательские учреждения. Наиболее масштабно представлены музеи: от узкопрофильных (исторический, художест венный, политехнический, театральный и др.) до комплексных музеев заповедников, музеев-усадеб, природных музеев, занимающих обширные терри тории. А также объекты Всемирного наследия, которые регламентируются спи сками ЮНЕСКО.

Помимо Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памят никах истории и культуры) народов Российской Федерации» в настоящее время в России в сфере охраны культурного наследия действуют многочисленные Поло жения, Перечни и Приказы, подзаконные акты. Однако, как отмечают М. Е. Ку лешова и Ю. А. Веденин в нашей стране зачастую отсутствуют связи между раз личными законодательствами в сфере охраны природного и культурного насле дия, вновь создаваемые законы и поправки к ним не всегда тщательно проработа ны (Кулешова, Веденин, 2009, с. 12).

Таким образом, в России в отношении объектов природного наследия зако нодательно закреплена только государственная форма охраны. Система государ ственной охраны включает 9 категорий особо охраняемых природных террито рий. Заказники и памятники природы в зависимости от специализации могут иметь следующие профили: ландшафтный (комплексный), геологический, гидро логический, биологический, рекреационный.

Законодательно закрепленными формами охраны культурного наследия яв ляются: исторические поселения, памятники, ансамбли, достопримечательные места. К охраняемым историко-культурным территориям также относятся исто рические зоны городов, территории музеев-заповедников и музеев-усадеб, охран ные зоны ряда памятников истории и культуры. Основная проблема историко культурных территорий заключается в отсутствии такого понятия в законодатель стве (там же). В Федеральном законе - 73 (2002 г.) идет речь об историко культурных заповедниках, однако термин «охраняемые историко-культурные»

территории не употребляется. В Земельном кодексе выделяются земли историко культурного назначения. К ним относятся:

• объекты культурного наследия народов Российской Федерации (памятников истории и культуры), в том числе объектов археологического наследия;

• достопримечательные места, в том числе места бытования исторических промыслов, производств и ремесел;

• военные и гражданские захоронения кодекс, ст.

(Земельный 99:

http://vladrieltor.ru/zemkodeks17).

То есть земли историко-культурного назначения трактуются как памятники и их ансамбли, а не охраняемые территории. Реально претворяют в жизнь ком плексный и территориальный подходы охраны природного и культурного насле дия музеи-заповедники и музеи-усадьбы, но они являются учреждениями культу ры и не имеют официально закрепленного статуса охраняемых историко культурных территорий.

Таким образом, существующая практика государственной охраны состоит из двух разных ведомственных систем сохранения – отдельно объектов природно го и отдельно – объектов культурного наследия. Следует отметить, что к сущест вующим формам комплексной и территориальной охраны объектов и природного, и культурного наследия, относятся только национальные парки (система особо охраняемых природных территорий) и земли историко-культурного назначения (система сохранения культурного наследия), количество которых очень ограниче но.

Перспективные формы комплексной и территориальной охраны наследия В настоящее время остро стоит вопрос о сохранении наследия в целом, а не отдельных объектов – памятников культуры или природы. Поэтому ведущая роль в изучении и сохранении наследия принадлежит комплексному и территориаль ному подходам, которые неразрывно связаны между собой. Согласно этим подхо дам в качестве важного фактора сохранения наследия принимается сохранение природно-исторического ландшафта, что необходимо как в связи с восприятием памятника, так и для сохранения его жизнеспособности.

В связи с этим заслуживают особого подхода две концепции комплексной охраны природного и культурного наследия: концепция уникальных территорий и концепция культурного ландшафта.

Согласно концепции уникальных территорий «уникальная историко культурная и природная территория» может быть определена как «особый цело стный пространственный объект, где в традиционной природной и социокультур ной среде находятся природные и историко-культурные объекты исключительной ценности и значимости» (Уникальные территории …,1994, с. 44). Она создается на основе памятников и территории, объективно связанной с ними в силу эконо мических, исторических, экономических, этнических, географических и других факторов.

В результате исследований, проводимых специалистами НИИ Культурного и природного наследия, были выделены следующие типы историко-культурных территорий: исторические города, исторические сельские поселения, историче ские сельские территории, монастырские комплексы, усадебные комплексы, поля сражений, исторические производственные территории, исторические пути и до роги, этноэкологические районы проживания малочисленных народов и этногра фических групп, археологические территории.

Важнейшим аспектом создания уникальных территорий является формиро вание «целостного социально-экономического образования, способного в ком плексе решить проблемы не только охраны, но и использования наследия» (Уни кальные территории …,1994, с. 44). Данная деятельность имеет своей целью со хранить памятник и его естественную среду, воссоздать традиционное природо пользование, национальные традиции, циклы обыденной жизни и весь бытовой уклад с одновременным органическим вхождением в современные хозяйственные и социальные процессы.

Подобный путь находит выражение в региональной политике – в особой специализации ряда регионов на сохранении и использовании природного и куль турного наследия. Это предполагает особый статус таких территорий, особую хо зяйственную политику и возможность на этой основе обеспечить достойное соци альное развитие населения и возрождение национальной культуры.

Другая концепция, которая получила в настоящее время широкую извест ность в сфере охраны и использования природного и культурного наследия – кон цепция культурного ландшафта. Изучению появления и трактовки термина «культурный ландшафт» посвящены работы В. Н. Стрелецкого (2001), Ю. А. Ве денина (1997, 1999, 2001, 2003, 2004, 2009), В. Н. Калуцкова (1998, 2000), В. Л.

Каганского (2009, 2011), Р. Ф. Туровского (1998, 2001), М. А. Оболенской (2004), П. М. Шульгина (2007) и других.

Большинство исследователей отмечают, что термин «культурный ланд шафт» впервые появился в физической географии в 1920-х гг. и связан с работами Л. С. Берга. Под культурным ландшафтом понимался природный ландшафт, пре образованный человеком, приспособленный для его жизнедеятельности. «Куль турные ландшафты либо отождествлялись с антропогенными, либо рассматрива лись как одна из его разновидностей» (Стрелецкий, 2001, с. 401). В таком случае культурный ландшафт рассматривался как «хороший» антропогенный ландшафт, измененный по определенной программе и поэтому обладающий особыми каче ствами и свойствами.

В настоящее время в географии можно выделить три подхода к пониманию и трактовке культурного ландшафта.

1. Классический ландшафтный географический подход (В. А. Низовцев, А. Н.

Иванов, В. А. Николаев, Г. А. Исаченко). В рамках данного подхода культур ный ландшафт определяется как ландшафт, изменённый человеком по оп ределённой программе и обладающий высокими эстетическими и функцио нальными качествами. Применение классического географического подхо да особенно эффективно при решении экологических проблем.

2. Этнолого-географический подход (В. Н. Калуцков). Под культурным ланд шафтом при таком подходе понимается местность, которая в течение длительного исторического периода была местом обитания определённой группы людей, являющихся носителями специфических культурных ценно стей. Большим плюсом данного подхода является то, что культурный ландшафт не ограничивается лишь материальными ценностями, а включает «семантический слой, создаваемый этносами и фиксируемый в фольклоре и топонимике» (Культурный ландшафт…, 2004, с. 15).

3. Информационно-аксиологический подход (Ю. А. Веденин, М. Е. Кулешова, Р. Ф. Туровский). Культурный ландшафт рассматривается как «сложный территориальный комплекс, являющийся структурным элементом куль турного пространства» (Веденин, 2009, с. 6). Культурный ландшафт явля ется результатом тесного взаимодействия человека и природы, которые яв ляются частями единого целого. Большое внимание уделяется не только ма териальной, но и духовной составляющей, которая является фактором, оп ределяющим направление развития культурного ландшафта. Такой подход позволяет подчеркнуть важность в ландшафте и природной, и культурной составляющей, что особенно необходимо учитывать при разработке про грамм комплексной охраны природного и культурного наследия и создании систем охраняемых территорий (Культурный ландшафт…, 2004).


В том случае, когда культурный ландшафт обладает историко-культурной, научной, художественной ценностью, он может быть признан объектом насле дия. «Культурный ландшафт – объект наследия определяется как созданная и со храненная нашими предками система материальных и нематериальных ценно стей, универсальная значимость которых не только признана современным об ществом, но и рассматривается им как необходимое условие для жизни будущих поколений» (Веденин, 2009, с. 6).

Документальное закрепление на международном уровне понятия «культур ный ландшафт как объект Всемирного наследия» произошло в 1992 году 16-й сес сии Комитета по Всемирному наследию. Тогда это понятие было включено, как от дельный пункт в систему подразделений культурного наследия и получило разъясне ние в Руководящих указаниях ЮНЕСКО по применению Конвенции о Всемирном наследии (Operational Guidelines for the Implementation of the World Heritage Conven tion, UNESCO: http://whc.unesco.org/en/guidelines).

Тогда же экспертами Комитета Всемирного наследия была составлена клас сификация культурных ландшафтов как объектов наследия.

1. Наиболее просто опознаваемый – это ясно определенный ландшафт, разра ботанный и созданный человеком специально. Он охватывает садовые и парковые ландшафты, созданные для эстетических целей, которые часто (но не всегда) связаны с религиозными или другими памятными зданиями и ан самблями.

2. Естественно развивающийся ландшафт. Эта категория представляет собой результат исходной необходимости социального, экономического, админи стративного или религиозного характера. К ней относятся следующие под категории.

• Реликтовый (ископаемый) ландшафт – это ландшафт, где процесс эво люции завершился в какое-то время в прошлом резко или в течение оп ределенного времени. Его основные отличительные черты, тем не менее, до сих пор видны в материальной форме.

• Продолжающийся ландшафт. Сохраняет активную социальную роль в современном обществе, тесно связан с традиционным стилем жизни, и где процесс эволюции находится все еще в развитии. Он демонстрирует материальные доказательства своей эволюции.

3. Ассоциированный культурный ландшафт. Включение таких ландшафтов в список Всемирного наследия оправдано посредством сильных религиозных, художественных или культурных ассоциаций природного элемента в боль шей степени, чем доказательствами материальной культуры, которые могут быть незначительными или вовсе отсутствовать (Там же).

И культурная, и природная составляющие определяют сложившееся много образие подходов к систематизации культурных ландшафтов. М. Е. Кулешова предложила несколько вариантов типологических признаков, по которым может быть осуществлена более дробная классификация культурных ландшафтов.

• По исторической функции: сельскохозяйственные, промысловые, сакраль ные, заповедные, мемориальные и т.д. ландшафты. Функциональная ориен тация ландшафтов указывает на воспроизводящие процессы и действия, не обходимые для поддержания их в «рабочем» состоянии.

• По типу культуры: ландшафты усадебные, дворцово-парковые, монастыр ские, горнозаводские, военно-исторические, сельские и городские. В дан ном случае типы культуры обладают или обладали собственным «почер ком» освоения ландшафта.

• По природным характеристикам также проводится классификация куль турных ландшафтов, т. к. культурный ландшафт – это результат совместной деятельности природы и человека. Среди природных параметров, по кото рым по которым проводится классификация, выделены гипсометрический уровень и рельеф (ландшафты низменные, равнинные, холмистые, грядовые, горные, нагорные и т.д.), характер растительности (лесной, луговой, бо лотный, степной и пр.), отношение к водотокам и акваториям (примор ский, приозёрный, приречный), генезис и морфология (водно-ледниковые, дюнные, террасовые, долинные ландшафты и т.д.). Чаще всего, выбираются те характеристики, которые наиболее весомы в процессе созидания куль турного ландшафта (Культурный ландшафт…, 2004).

По данным на 2012 год Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО насчитывает 936 объектов в 153 странах. Из них 725 объектов культурного насле дия, 183 объекта природного наследия и 28 – смешанных. В Список включены российских объектов. (Список объектов Всемирного наследия: http://unesco.ru).

Идея культурного ландшафта в неявной форме присутствует в большом числе ох раняемых объектов различного ранга от Всемирного до муниципального. Напри мер, по сути, культурными ландшафтами являются Соловецкий историко культурный комплекс, проходящий в Списке Всемирного наследия как культур ный объект, Убуснурская котловина, обозначенная как объект природного насле дия и другие. Для таких объектов возможна процедура реноминации.

В целом, концепция культурного ландшафта объединяет многие проблемы сохранения и рационального использования природного и культурного наследия.

Общество всё более осознаёт недостатки отраслевых принципов и подходов в об ласти охраны окружающей среды и территориального управления и закономерно пытается компенсировать их возвратом к целостному, системному, комплексному и территориально гармоничному восприятию и устроению окружающего про странства – культурному ландшафту (Веденин, Кулешова, 2001).

Каркасный подход как инструмент пространственного изучения 1.2.

природного и культурного наследия В настоящее время одним из подходов, позволяющим, изучить систему тер риториального планирования является построение (выявление) каркасов различ ных видов. В толковых словарях В. И. Даля, Д. Н.Ушакова дается следующее оп ределение каркаса: «каркас, от франц. – остов, основание чего-нибудь в виде кос тяка».

Таким образом, каркас какой-либо территории представляет собой систему основных, опорных элементов, взаимосвязанных между собой.

В зависимости от генезиса элементов опорные каркасы можно подразделить на 2 категории: природные и социально-экономические. К природным карка сам относятся: собственно природный, экологический, природоохранный и дру гие. К категории социально-экономических каркасов относятся градостроитель ные, каркасы расселения, производственные, историко-культурные и другие.

Причем, первоначальным, а, следовательно, и основополагающим является при родный каркас территории, который, по мнению большинства авторов, занимаю щихся разработкой этого вопроса, представляет собой систему взаимосвязанных участков территории, которые являются наиболее ценными по своим природ ным свойствам и качествам, обеспечивающих поддержание экологической ус тойчивости территории (Елизаров, 1998;

Кулешова, 1999, 2004, 2007;

Стояще ва, 2001, 2007).

Тесно связан с природным каркасом экологический каркас. Зачастую иссле дователи используют эти термины как синонимы. Само понятие «экологический каркас» начало активно использоваться в отечественной науке в 1980-е годы для обоснования развития сети ООПТ. Подчеркивалась необходимость создания на одной территории ООПТ различного статуса с различными режимами природо пользования (Кулешова, 2004). В настоящее время существуют различные подхо ды к определению понятия «экологический каркас».

1. Экологический каркас – «система территорий – антиподов урбаниза ции» (Родоман, 1974, 1988, 2002;

Владимиров, 1982). Данные авторы противо поставляют экологический каркас урбанизированным территориям. В частно сти основная идея концепции поляризованного ландшафта Б. Б. Родомана за ключается в том, чтобы максимально удалить друг от друга структуры эколо гического каркаса от урбанизированных территорий с целью сохранения био логического разнообразия и рекреационных ресурсов.

2. Экологический каркас – «система функционально взаимосвязанных природных территорий (природный каркас), защищенная необходимыми для этого правовыми нормами» (Соболев, 1998, 1999). При таком подходе эколо гический каркас выступает в качестве формы охраны природных территорий (природного каркаса).

3. Экологический каркас отражает не происхождение (генезис) природ ных структур, а функцию, которую они выполняют. «Любой природный каркас является экологическим, но не любой экологический – природным, поскольку может включать антропогенные структуры, например, искусственные лесопо лосы, каналы, агроценозы, выполняющие важнейшие экологические функции»

(Кулешова, 2007).

Как видно, различия в трактовке понятия «экологический каркас» и его со отношения с природным каркасом невелики, однако при выполнении конкретных прикладных задач необходимо четко определять смысл понятий. Кроме того, в практике территориальной дифференциации природных территорий используется такое понятие как «природоохранный каркас», под которым понимается «эколо гический каркас, содержащий в себе рекомендуемые режимные ограничения»

(там же). Этот каркас отражает систему природных объектов «находящихся под охраной или претендующих быть поставленными на охрану». В этом подходе прослеживается тождественность природоохранного каркаса экологическому кар касу Н. А. Соболева (1998, 1999).


Учитывая специфику настоящей работы, мы принимаем следующее опреде ление экологического каркаса: система взаимосвязанных природных (включая природно-антропогенные – водоохранные, лесозащитные полосы) территорий, защищенных необходимыми правовыми нормами.

В структурном плане все виды каркасов, отнесенных к группе природных, по мнению большинства авторов, состоят из трех элементов.

1. Узлы каркаса (ядра, ключевые природные территории) – наиболее цен ные в природном отношении участки территории, обладающие максимальным экологическим, информационным потенциалом. Это территории с высоким уров нем биоразнообразия, как правило, имеющие достаточно большие площади, не обходимые для поддержания экологической стабильности. К ним относятся, на пример, лесные массивы, высотные доминанты рельефа (геоэкологические окна – Кулешова, 2004). Именно на таких территориях, как правило, создаются ООПТ различных категорий.

2. Оси каркаса (транзитные территории, экологические мосты, коридоры, линейные связующие структуры) – «каналы», по которым осуществляется связь между узлами каркаса. По ним происходит водный обмен, обмен химическими и органическими веществами, растениями, животными, микроорганизмами. Боль шинство авторов относят к ним элементы гидрографической сети – реки, ручьи, цепочки озер, пути миграции животных (Елизаров, 1998;

Соболев, 1998, 1999;

Кулешова, 2004), линейно-вытянутые тектонические структуры (Кулешова, 2007), «лесополосы различного ранга, полосы отчуждения вдоль железных и шоссейных дорог, полосы природных сообществ по административным и другим границам и по некоторым хозяйственным объектам» (Елизаров, 1998), водоохранные и зеле ные зоны (Стоящева, 2007).

3. Средообразующие компоненты (буферные зоны) – зоны стабилизации окружающей среды, выполняющие средозащитные и средообразующие функции.

Представлены крупными нетронутыми лесными и болотными массивами, водо раздельными пространствами, а также территориями, которые сохраняют состоя ние, близкое к естественному (леса хозяйственного значения, ненарушенные па стбища и сенокосы, охотничьи угодья) (Стоящева, 2007). В системе ООПТ – это буферные зоны вокруг заповедников, заказников. Средообразующие компоненты являются «подушкой безопасности», экологическим буфером между элементами природного каркаса (узлами, осями) и системой расселения, т. е. являются «гаран тами экологической стабильности» (Кулешова, 2004).

Ряд авторов в качестве четвертого элемента экологического каркаса выделя ет реставрационный фонд или территории экологической реставрации (Ели заров, 1998;

Соболев, 1999;

Стоящева, 2007). К ним относятся природные терри тории, испытавшие сильное антропогенное влияние, и, по сути, являющиеся ан тропогенными ландшафтами (эродированные, заовраженные пашни, пастбища, испытавшие перевыпас, радиоактивно загрязненные территории). Они выведены и системы экологического каркаса, но в восстановленном виде являются важными его звеньями, обеспечивающими непрерывность каркасных структур.

Каркасный подход реализован при разработке схемы особо охраняемых природных территорий в рамках исследовательских, в том числе и диссертацион ных работ во многих регионах России. Например, схемы экологического (природ но-экологического) каркаса разработаны для следующих территорий:

• регионов: Ставропольского края (Кондратьева, 1999), Курганской области (Герасимов, 2006), Ивановской области (Новичков, 2004), Оренбургской области (Чибилева, 2004) и других;

• муниципальных образований: Кирово-Чепецкого района Кировской области (Гриднев, 2011), Пронского района Рязанской области (Юхина, 2000) и дру гих;

• городов: Солнечная долина (Гриднев, 2011), Курск (Полякова, 2010), Яро славль (Георцига, 2006), Биробиджан (Макаренко, 2006) и других;

• физико-географичесих образований: юга Западной Сибири на примере Ал тайского региона (Стоящева, 2005), бассейна оз. Байкал (Лопаткин, 2004), бассейна р. Хилок и Ивано-Арахлейского водосборного бассейна (Воропае ва, 2011) и других.

Большое внимание каркасному подходу изучения территории уделяют эко ном-географы. Термин «экономический каркас» был впервые употреблен Н. Н.

Баранским который он определил как «остов, на котором все держится, остов, который формирует территорию, придает ей определенную конфигурацию»

(Баранский, 1980).

В настоящее время не только в природоохранной, но и в социально экономической сфере используется большое количество «каркасных» терминов:

городской каркас, инфраструктурный каркас, опорный каркас расселения, каркас освоения новых районов, демоэкономический каркас, историко-культурный кар кас.

Одним из видов социально-экономических каркасов, активно разрабаты вающимся многими учеными, является опорный каркас расселения (Хорев, 1971;

Полян, 1988;

Лаппо, 1983), который определяется как «сочетание главных фоку сов (центров) хозяйственной, социальной и культурной жизни страны, а также соединяющих их социально-экономических линий» (Лаппо, 1983). Узловыми структурами в таком каркасе служат крупнейшие центры (города и поселения) и агломерации, а осями – магистрали и полимагистрали. Все оставшееся простран ство Г. М. Лаппо (1983) назвал «глубинными территориями» или «межагломера ционными пространствами».

А. И. Трейвиш (1987) предложил более широкое понятие, чем опорный кар кас расселения – понятие «опорный демоэкономический каркас», под которым он понимал территории достаточно высоко- и «концентрировано» освоенные. Де моэкономический каркас включает в себя каркас расселения, производства и ин фраструктуры. Элементы же демоэкономического каркаса аналогичны элементам опорного каркаса расселения.

Достаточно новой является концепция культурного (историко-культурного) каркаса территории, которая активно разрабатывается сотрудниками НИИ Куль турного и природного наследия. Под историко-культурным каркасом понимается «территориальная система иерархически организованных историко-культурных центров и ареалов, объединенных между собой в единое целое через исторически и функционально обусловленные связи» (Веденин, 2008, с. 47). В структурном пла не историко-культурного каркаса Ю. А. Веденин выделяет два таксона.

• Историко-культурные центры – «наиболее мощные места кон центрации объектов наследия, включённые в современные социокультурные и социально-экономические процессы» (там же, с. 48). К ним относятся крупней шие города, малые города, усадебные комплексы, природные ландшафты, опи санные великими поэтами и художниками, монастырские комплексы, историче ские сельские ландшафты.

• Линейные исторические территории – связующие элементы между узлами каркаса – исторические пути, которые определили характер связи между различными странами и народами. Это, например, торговые пути, пути завоева ния и колонизации новых территорий, пути перемещения народов: реки, каналы, старинные тракты, некоторые участки железных дорог, вдоль которых сконцен трированы культурные и природные ландшафты, объекты историко-культурного наследия.

Авторы этой концепции обращают внимание на то, что построение истори ко-культурного каркаса необходимо для формирования устойчивого культурного пространства. А сама идея может быть использована при разработке маршрутов культурно-познавательного туризма.

Историко-культурный каркас тесно связан с опорным каркасом расселения, но эти понятия не тождественны. Каркас расселения чаще всего рассматривается как совокупность населенных пунктов и путей сообщения между ними, сущест вующих сейчас, на данный момент, а не в историческом плане. Однако если рас сматривать каркас расселения по этапам его формирования, то он будет очень близок к историко-культурному каркасу.

Под историко-культурным каркасом мы понимаем сложную систему объ ектов историко-культурного наследия, неразрывно связанную с окружающей их природной средой. Историко-культурный каркас является частью каркаса рассе ления, в которой основными элементами выступают объекты, их скопления, тер ритории и пути сообщения между ними, которые представляют ценность с точки зрения истории и культуры.

Разработке схем историко-культурного каркаса посвящено гораздо меньше работ, чем схемам экологического каркаса. Историко-культурный каркас в рамках исследовательских работ выявлен для Республики Татарстан (Забирова, 2009), Самарской области (Вавилонская, 2010), Самарского Поволжья (Косенкова, 2003) и других.

Многие исследователи противопоставляют каркасы природного и социаль но-экономического генезиса, в связи с различием выполняемых ими функций, по этому отмечают недопустимость их пространственного совмещения (П. Каваляу скас, Б. Б. Родоман). Так, Н. В. Стоящева, опираясь на концепцию поляризованно го ландшафта Б. Б. Родомана, построила демоэкономический каркас юга Западной Сибири с целью выявления наиболее нетронутых участков и построения экологи ческого каркаса данной территории (Стоящева, 2007).

Но необходимо отметить двойственность любых антропогенных структур – с одной стороны многие из них действительно разрушают компоненты природной среды, а с другой стороны способствуют приданию им новых, особых качеств.

Особенно ярко это можно продемонстрировать при совмещении природного (эко логического) и историко-культурного каркасов. Формирование историко культурного каркаса зависит от природных условий и особенностей конкретной территории, поэтому мы считаем целесообразным выявление зон взаимодействия различных каркасов. Данный подход, как отмечает М. Е. Кулешова, основан не на противодействии, а на взаимодействии «природного и антропогенного начал ландшафтного покрова Земли» (Культурный ландшафт…, 2004, с. 95).

М. Е. Кулешова разработала концепцию природно-культурного каркаса.

Под природно-культурным каркасом понимается «совокупность ключевых струк тур территории, где природные и культурные компоненты находятся в тесной взаимосвязи и взаимообусловленности и предопределяют характер и направлен ность геоэкологического и одновременно социокультурного развития, а также особенности формирования культурного ландшафта, образуемого в результате та кого развития» (Кулешова, 2007, с. 11). Марина Евгеньевна разработала схемы природно-культурного каркаса для исторической территории «Кунгурский край»

и Соловецкого архипелага (Кулешова, 2004). Выделение природно-культурного каркаса территории является одним из способов, которым можно изучить законо мерности формирования культурных ландшафтов и установить возможности управления ими.

Поскольку в данной работе рассматривается экологический каркас террито рии, каркас, полученный при совмещении его с историко-культурным, назван эколого-культурным. Под эколого-культурным каркасом мы понимаем совокуп ность ключевых структур территории, где в тесной взаимосвязи находятся природные и социокультурные объекты, представляющие ценность с точки зре ния поддержания экологической стабильности и культурного развития терри тории.

Таким образом, каркасный подход является инструментом пространствен ного изучения территории и позволяет:

• упорядочить и «привязать» к территории большое количество информации;

• выделить основополагающие структуры и установить взаимосвязи между ними;

• найти «белые пятна» (пробелы) между различными структурами и затем – заполнить их;

• создать единую эффективную систему управления различными структурами каркаса и всего каркаса в целом на различных уровнях – глобальном, феде ральном, региональном и местном.

• при наложении различных каркасов можно выделить зоны взаимодействия их структур. Выявить участки с гармоничным и конфликтным сосущество ванием этих структур. Предложить меры по сохранению гармоничных зон взаимодействия и сглаживанию противоречий в конфликтных зонах.

Каркасный подход универсален, подходит для изучения структур различно го генезиса и функциональности. Выявлять и строить каркасы можно на разных территориальных уровнях – от глобального до местного. Причем, структуры кар каса более низкого ранга будут встраиваться в структуры каркаса более высокого уровня, т. е. для каркасного подхода характерна иерархичность структур. В связи с вышесказанным каркасный подход широко применяется в территориальном планировании развития страны и отдельных ее регионов.

Большую работу по разработке схем территориального планирования, кото рые включают экологический и историко-культурный каркасы выполняет Науч но-проектный институт пространственного планирования «ЭНКО» (г. Санкт Петербург). Сотрудниками института выполнены схемы территориального пла нирования с использованием ГИС-технологий для Вологодской области (отдельно для Шекснинского района и Харовского сельского поселения), Гатчинского рай она Ленинградской области, Брянской области (отдельно Карачевского района), Весьегонского района Тверской области и других. Всего за время существования института с 1992 года выполнено 28 различных схем территориального планиро вания (Научно-проектный институт пространственного планирования «ЭНКО»:

http://www.enko.spb.ru/projects/).

Кроме того, другими организациями по заказу Правительств регионов вы полнены схемы территориального планирования Архангельской области, Респуб лики Татарстан, Рязанской области, Республики Карелия, Чеченской Республики, Ростовской области и других.

1.3. Оценка потенциалов как метод выявления возможностей сохранения и использования природного и культурного наследия В настоящее время в различных сферах все чаще применяются методики оценки потенциалов. Об этом свидетельствует, например, тот факт, что при рас ширенном поиске в каталоге диссертаций РГБ всплывает более 132 тысяч диссер таций, в названиях которых есть термин «потенциал». Чаще всего, речь идет о ре сурсном, инвестиционном, кадровом, налоговом, психофизическом, рыночном, управленческом, человеческом, производственном, инновационном, трудовом, интеллектуальном, транспортном, техническом, образовательном, лидерском по тенциалах и других.

В географии и туризме используются следующие термины: экономический потенциал, научный и научно-технический потенциал, природно-ресурсный по тенциал, природный потенциал, рекреационный потенциал, производственный потенциал, ресурсный потенциал, промышленный потенциал, туристский потен циал, туристско-рекреационный потенциал, природно-рекреационный потенциал и другие. В сфере охраны наследия используются такие понятия как историко архитектурный потенциал, потенциал культурного наследия, потенциал развития сферы наследия, культурно-исторический потенциал, историческое наследие как потенциал развития, потенциал культурного наследия и т.п.

В толковом словаре Д. Н. Ушакова термин «потенциал» определяется как сила, возможность (от латин. potentia). Более подробное определение потенциала дано в Большой советской энциклопедии – «возможности, средства, запасы, кото рые могут быть использованы для решения какой-либо задачи, достижения опре деленной цели» (Академик: http://dic.academic.ru/dic.nsf/bse/168433). Для опреде ления качественных возможностей какого-либо объекта проводится оценка его потенциала.

В контексте данной работы наиболее актуальным представляется рассмот рение следующих терминов: историко-культурный потенциал, природный потен циал, потенциал сохранения (сохранности) объектов наследия, туристский (рек реационный, туристско-рекреационный) потенциал, а также различных методик оценки этих потенциалов. Все эти термины не имеют единой трактовки и офици ально закрепленного статуса, используются преимущественно в рекреационной географии и географии туризма. Историко-культурный и природный потенциалы чаще всего рассматриваются как составные части туристского (рекреационного) потенциала.

Термин потенциал»

«историко-культурный (культурно-исторический, культурный потенциал), чаще всего используется для обозначения совокупности объектов культурного наследия на определенной территории. А под оценкой историко-культурного потенциала подразумевается выявление и описание объектов культурного наследия. Например, в учебнике по рекреационной географии Кускова А. С. дано следующее определение «историко-культурный потенциал … представлен различными видами исторических памятников, мемориальных мест, народными промыслами, музеями, то есть сочетаниями объектов материальной и духовной культуры» (Рекреационная география, 2005, с.

104).

Е. А. Зубович, говорит об историко-культурном потенциале Могилевской области Республики Белоруссия как о части туристского потенциала территории и лишь перечисляет наиболее привлекательные для развития туризма объекты культурного наследия (Зубович, 2008);

П. И. Караневский также рассматривает культурный потенциал объектов как часть туристских ресурсов (Караневский П.

И. Комплексная методика оценки потенциала культурных и природных объектов туризма: http://www.intacadem.ru);

Ю. А. Шаповалова и А. В. Кузнецов приравни вают историко-культурный потенциал НП «Самарская Лука» к совокупности культурного наследия и рассматривают различные виды наследия на территории национального парка, проблемы его охраны и использования (Шаповалова, Куз нецов, 2009). Об историко-культурном потенциале как совокупности объектов на следия идет речь на некоторых официальных сайтах субъектов РФ, муниципаль ных районов и сельских поселений. Например, в таком контексте представлена информация на официальном сайте Нижегородской области туристско (http://www.government-nnov.ru/?id=17802&query_id=1421063), информационном портале Республики Коми (http://www.tourism komi.ru/Section/172), официальных сайтах Урмарского района Чувашской респуб лики (https://www.cap.ru/hierarhy.asp?page=./5023/83309/83322), Хрещатовского сельского поселения Калачеевского муниципального района Воронежской облас ти (http://hreshatoe.ru/?page_id=115).

Часть исследователей акцентируют внимание не только на описательной, но и на оценочной стороне историко-культурного потенциала и предлагают различ ные методики. Так, А. С. Кусков и др. предлагают оценивать культурные ком плексы для рекреационных целей, во-первых, ранжированием культурных ком плексов по их месту в мировой и отечественной культуре. Производится ранжи рование экспертным путем: устанавливаются объекты мирового, федерального, регионального и местного значения;

во-вторых, необходимым и достаточным временем для осмотра. Этот метод позволяет сравнивать различные территории по перспективности историко-культурного потенциала для туризма (Рекреацион ная география, 2005, с. 105). В данных методах отсутствует количественная оцен ка, что затрудняет объективное сравнение различных территорий.

П. И. Караневский предлагает методику комплексной балльной оценки при родного и историко-культурного потенциала. Он выделил 25 факторов, влияющих на оценку потенциала культурных и природных объектов. По каждому из этих факторов предлагается оценивать какие-либо территории по 10-балльной шкале и по сумме баллов определять комплексный природный и историко-культурный по тенциал. Для большей объективности результата расчета потенциала автор пред лагает привлечь к работе нескольких независимых экспертов, и в качестве окон чательной оценки потенциала принять среднее значение от полученных ими ре зультатов (Караневский: http://www.intacadem.ru). По нашему мнению недостат ком данной методики является отсутствие конечного ранжирования территорий по уровню потенциала.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.