авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Agreement between Bolivia and Peru concerning a preliminary economic study of the joint utilization of the waters of Lake Titicaca, 19 February 1957 [Electronic resource] // UN. UNLS ST/LEG/SER.B/12 [website]. URL: http://www.un.org 1964 г. Конвенции между Нигерией, Чадом и Камеруном134. Аналогичный режим был установлен Кенией, Танзанией и Угандой на озере Виктория.

Необходимо отметить, что в подавляющем большинстве случаев при определении статуса пограничного озера, прилежащими государствами был осуществлен раздел последнего, в то же время международное право не содержит обязательства осуществления раздела международного озера между прибрежными государствами135.

Часто обсуждается предложение, связанное с тем, чтобы начать разработку и заключение необходимых соглашений между сторонами до решения вопроса, связанного с определением статуса Каспийского моря (как моря или как озера).

Концепция закрытого моря В XIX в. Каспийское море считалось закрытым или внутренним морем или озером. Закрытое море традиционно принято характеризовать как море, которое является окруженным со всех сторон территорией нескольких государств, при отсутствии выхода к океану и другим морям.

Советско-иранские договора характеризуют статус Каспия как закрытого (внутреннего, внутриконтинентального) моря. Такой статус был в свое время признан всем международным сообществом государств.

Его распространение применительно к современному этап означает, что: во-первых, каждое из прикаспийских государств обладает суверенными правами на 10-мильную зону, во-вторых, все прикаспийские государства обладают равными правами на оставшуюся часть моря, в третьих, Каспийское море выступает как закрытое для государств, не обладающих естественным доступом в его бассейн, что автоматически Convention and Statutes relating to the development of the Chad basin, 22 May 1964 // Journal Officiel de la Republique Federale du Cameroun. 15 September 1964. P. 1003.

Анянова Е.С. Диссертация “Проблемы каспийского моря в современном международном праве”.М.Институт государства и права РАН. 2010г. с. исключает из морской деятельности все неприбрежные государства, а также их компании и организации.

По мнению Баку, а также других прикаспийских государств советско-иранские договора более не обладают юридической силой, в то же время подобная интерпретация проблемы вступает в известное противоречие с международно-правовыми нормами.

В настоящее время, следуя нормам международного права в водоеме «закрытого моря» какими-либо правами на его территории пользуются лишь прибрежные государства. Третьи государства никакими правами здесь не обладают, кроме случаев, когда прибрежными государствами устанавливается иное.

Пограничное озеро Водоем (море или озеро), который является окруженным территорией двух или более государств и не обладающий выходом в Мировой океан, выступает как пограничное озеро. Каспийское море иногда относят к числу пограничных озер.

Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. не регулирует правовое положение пограничных озер. В то же время необходимо констатировать отсутствие международно-правовых документов, регулирующих правовой режим пограничных озер.

Правовой режим пограничных озер полностью определяется прибрежными государствами.

Пограничные озера могут быть двух типов: пограничные бессточные озера, подобно Каспийскому морю и озера, соединенные с океаном, как, например, Великие озера Северной Америки.

Ф. Пондавен выделяет международные и пограничные озера.

Международное озеро в отличие от пограничного характеризуется тем, что в нем наличествуют водные судоходные пути международного значения, предусмотренные Барселонской конвенцией и статутом относительно режима судоходных водных путей международного значения 1921 г. Воды международного озера могут быть использованы в индустриальных или агропромышленных целях различными странами.

На некоторых пограничных озерах устанавливается особый режим, позволяющий пользоваться его водными путями третьим государствам (Чад, Рудольф, и др.) Формы и методы делимитации Делимитация границ представляет собой договорное установление линии государственной границы, осуществляемое по картам136.

Линия границы, как правило, определяется соглашениями между сопредельными государствами137.

При делимитации обычно договаривающиеся стороны обозначают линию границы на карте и сопровождают ее подробным описанием. Такая карта должна включаться в договор138. В противном случае они могут быть не приняты в качестве доказательства, подтверждающего проведение такой линии. В решении Международного суда ООН от 12 декабря 1999 г. по спору между Ботсваной и Намибией о линии прохождения границы по реке Чобе и Касикили/Сидуду139, принадлежности территории островов карта, представленная сторонами, не была принята Судом к рассмотрению. В связи с невозможностью установления принадлежности территории, решения судом по данному вопросу вынесено не было140.

Большой юридический словарь (под ред. A.B. Малько). М. : Проспект, 2009 [Электронный ресурс] // Система Гарант: правовая база данных [программа]. Источник: серверная коммерческая версия ООО «ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть».

Морское и рыболовное право / под ред. Волкова А. А. М. : Агропромиздат. С. 84.

Большой юридический словарь / под ред. Малько А. В. М. : Проспект, 2009.

Kasikili/Sedudu Island (Botswana/Namibia), Judgement // ICJ Reports. 1999. P. 1045.

Международное право, 3-е изд. / под ред. Ковалева A.A., Черниченко C. B. M. : TK Велби, Изд-во Проспект, 2008. С. 222.

Делимитация требует признания другими государствами141. После распада СССР, его бывшие административные границы, которые носили во многом условный характер, стали государственными границами новых независимых государств, что вызвало много споров о разграничении некоторых пространств, Каспийского моря в частности142.

Линия границы, как правило, определяется соглашениями между сопредельными государствами143.

В международной практике наиболее распространенные методы делимитации морских пространств связаны с проведением государственной границы на основе трех принципов: тальвега, береговой линии и срединной линии (медианы)144. Также используют методы астрономической границы, ранее отмеченной береговой границы, прямой линии либо ряда прямых линий, исторической границы145. Какой из них предпочтительнее, как правило, определяется статусом водоема, его особенностями и притязаниями прибрежных государств. Единого принципа раздела не существует и сегодня146.

При установлении границ необходимо учитывать географические факторы, конфигурацию побережья, природные ресурсы.

По общему правилу на пограничных озерах и иных водоемах граница обычно проводится по прямой линии, соединяющей выходы границы этих Колодкин А. Л., Шинкарецкая Г. Г. О континентальном шельфе России в Арктике // Государство и право. 2009. № 10. С. 24.

Международное право, 3-е изд. / под ред. Ковалева A.A., Черниченко C. B. M. : TK Велби, Изд-во Проспект, 2008. С. 224.

Pinto M. C. W. Maritime Boundary Issues and Their Resolution: An Oveview // Ando N. etc. (Eds.) Liber Amicorum Judge Shigeru Oda. The Hague : Kluwer law international, 2002. Р. 1115.

Brexendorff A. Rohstoffe im Kapischen Becken. Vlkerrechtliche Fragen der Frderung und des Transports von Erdl und Erdgas. Frankfurt-am-Maine : Peter Lang GmbH, 2006. S. 273.

Мамедов Р. Разграничение Каспийского моря. Баку, 2006. С. 80.

Brexendorff A. Rohstoffe im Kapischen Becken. Vlkerrechtliche Fragen der Frderung und des Transports von Erdl und Erdgas. Frankfurt-am-Maine : Peter Lang GmbH, 2006. S. 204.

государств к берегам водоема147 или по середине озера148. Линия границы не меняется при изменении уровня озера149.

Самым распространенным методом является метод равноотстояния506, а для наиболее объективного ее проведения необходимо учитывать такие дополнительные факторы как острова, полуострова, рисунок прибрежных линий и т.д.

Также допускается совместное пользование ресурсами водоема, хотя и редко. Мировая практика за исключением, к примеру, озера Титикака, показывает, что государства, как правило, соглашаются на раздел.

В Каспийском море в силу большого разнообразия и резкого отличия его участков одного от другого по геологическим и географическим составляющим делимитацию целесообразнее было бы проводить посредством сочетания нескольких методов.

При делимитации территориального пространства граница устанавливается посредством проведения береговой линии государствами вдоль берегов озера либо реки.

Впервые установление границы с помощью береговой линии было предусмотрено Договором Сан-Идльфонса от 1 октября 1777 г. в отношении озера Мирим в Латинской Америке. Территория озера осталась полностью под суверенитетом Португалии, а границу с Испанией провели по западному побережью. Пограничные договоры в Рио-де-Жанейро и Монтевидео от октября 1851 г. также использовали метод береговой линии при установлении границы.

См. Морское и рыболовное право. Указ. соч. С. 85;

Международное право / под ред. Колосова Ю. М., Кузнецова В. И. Указ. соч. С. 77;

Международное право / под ред. Ковалева A. A., Черниченко С.

В. Указ. соч. С. 220.

Бекяшев К. Л. Морское рыболовное право. М. : Колос, 2001. С. 153.

Горшков Г. С. Международное морское право. Справочник. М. : Военное издательство, 1985.

С. 62.

При делимитации территориального пространства граница может устанавливается посредством проведения береговой линии государствами вдоль берегов озера либо реки.

Впервые установление границы с помощью береговой линии было предусмотрено Договором Сан-Идльфонса от 1 октября 1777 г. в отношении озера Мирим в Латинской Америке. Территория озера осталась полностью под суверенитетом Португалии, а границу с Испанией провели по западному побережью. Пограничные договоры в Рио-де-Жанейро и Монтевидео от октября 1851 г. также использовали метод береговой линии при установлении границы.

Тальвег представляет собой линию, соединяющую наиболее глубокие части главного фарватера судоходной реки512. Если линия сдвигается, государства, как правило, договариваются о перенесении границы.

Обычно линия тальвега применяется к рекам или каналам.

Преимущество проведения границы по тальвегу в пограничных водных путях заключается в предоставлении равных условий судоходства прибрежным государствам.

В международной практике при делимитации пограничных озер и морских пространств используется чаще всего метод проведения срединной линии (линии равного отстояния или линии медианы). Ст. 6 Конвенции о континентальном шельфе 1958 г.150 упоминает проведение срединной линии как основной метод деления515. Около 89% государств воспользовались данным методом для разграничения границ.

Существует несколько подвидов срединной линии: географическая срединная линия, приблизительная срединная линия, (условная) астрономическая граница, прямая линия (ряд прямых линий), историческая граница, модифицированная граница.

Brexendorff A. Rohstoffe im Kapischen Becken. Vlkerrechtliche Fragen der Frderung und des Transports von Erdl und Erdgas. Frankfurt-am-Maine : Peter Lang GmbH, 2006. Op. cit. S. 273.

Географическая срединная линия применяется к озерам в случае неправильного очертания берегов. Такая линия устанавливалась на озере Танганьика, Мертвом море, озерах Малави, Лугано и Констанс.

Когда возникают сложности определения точной срединной линии, проводится условная срединная линия на основе достигнутого прибрежными государствами компромисса. 'Условные границы устанавливались на озере Леман (Женевское), Альберт, Титикака, Мирим, Скутари, Великих Североамериканских озерах (Гурон, Верхнее, Мичиган, Эри и Онтарио).

Астрономическая граница была установлена на озерах в Африке Виктория, Чад, Танганьика.

Прямая линия, установленная между точками наземной границы, используется на албано-македонском озере Охрида, македонско-греческом озере Дойран и российско-китайском озере Ханка.

Исторические границы установлены, на озере Ноусилд (Ферто) с учетом исторических традиций.

Прагматичной срединной линией называют срединную линию, проведенную в обход спорного месторождения в пользу того государства, которое ведет там разработку.

При установлении срединной линии на территории Каспийского моря в процентном отношении государства получили бы сектора следующих размеров: 20, 7% для Азербайджана, 14,6% для Ирана, 29,9% для Казахстана, 15,6 % для России, 19,2% для Туркменистана.

В протоколе Азербайджана и Российской Федерации от 27 марта г., стороны упоминают раздел на основе принципа равноудаленных точек (срединной линии). Этот же метод упоминается и в совместном заявлении Туркменистана и Ирана от 8 июля 1998 г.519, и в соглашениях между Россией и Казахстаном 1998 г. " и между Россией и Азербайджана 2002 г., хотя и с некоторыми модификациями.

Для того чтобы раздел был произведен справедливо, необходимо учитывать географические и геологические особенности, экономические интересы и интересы безопасности прибрежных государств.

Кондоминиум Международно-правовая практика также включает в себя и применение к пограничным озерам режима кондоминиума, под которым понимается совместное владение со стороны двух или более государств определенной территорией151, совместное осуществление суверенитета государствами на одну и ту же территорию на основании заключенных международных договоров152.

Институт кондоминиума был заимствован из гражданского права. Сам термин «кондоминиум» (от лат. condominium) был впервые разработан римскими юристами. В правовом понимании — это владение определенной территорией двумя или более государствами, которые совместно осуществляют над территорией и ее населением свой суверенитет. Его особенность заключается в том, что определенная территория одновременно принадлежит двум или более государствам В условиях, когда стороны неспособны договориться о проведении границы или разделяющей линии, подобный режим о совместном пользовании минеральными ресурсами представляется эффективным и правильным решением сложившейся ситуации.

При установлении кондоминиума граница проходит в международном озере вдоль берега водоема. Для осуществления хозяйственной и иной деятельности на территории водоема требуется получить согласие всех прибрежных государств. В качестве одного из главных достоинств данного Мамедов Р. Разграничение Каспийского моря. Баку, 2006. С. 30.

Guinchard S., Montagnier G. (eds.) Lexique des termes juridiques. 16 ed. Paris : Dalloz, 2007. P.

154.

Шин Д. С. Становление и развитие основ правового регулирования статуса Каспийского моря в российском законодательстве: историко-правовой аспект: автореф. дисс. канд.юр.наук. СПб. С. 15.

режима можно выделить возможность контроля рыбной ловли, т.к.

прибрежные государства не получат возможности бесконтрольно заниматься рыболовством в пределах своего сектора154.

При полном кондоминиуме ни одно из прибрежных государств не обладает суверенными правами. У каждого из них есть право доступа к любому участку Каспийского моря и его природным ресурсам. Для урегулирования данных вопросов требуются значительные многосторонние переговоры по определению конкретных прав на пользование и добычу.

Негативной стороной данной модели является то, что любое государство вправе наложить свое вето на решение другого государства и заблокировать экономическую деятельность соседних государств. Такой же подход был бы возможен в отношении рыболовных прав и проводки подводного трубопровода. Достоинством данной модели стали бы свобода судоходства, урегулирование военного аспекта, вопросов безопасности мореплавания, уголовной юстиции и охраны окружающей среды155.

Одной из существующих трактовок настоящего статуса Каспийского моря является его признание до распада СССР в качестве советско-иранского кондоминиума, который продолжает действовать и по настоящий момент.

Сторонники данного подхода полагают, что Каспийское море сегодня находится в совместном пользовании всех пяти государств156.

Представители данной концепции рассматривают односторонние действия прикаспийских государств по добыче минеральных ресурсов как нелегитимные, т.к. согласие других прибрежных сторон на проведение разработок получено не было157. Существование режима кондоминиума при таком подходе основывается также на том факте, что в XVIII веке на протяжении некоторого времени Каспийское море полностью находилось Brexendorff A. Rohstoffe im Kapischen Becken. Vlkerrechtliche Fragen der Frderung und des Transports von Erdl und Erdgas. Frankfurt-am-Maine : Peter Lang GmbH, 2006. Op. cit. S. 241.

Gizzatov V. Op. cit. P. 49.

под суверенитетом России. В поддержку данной концепции выступает тот факт, что в советский период стороны именовали Каспийское море советско иранским морем, а, следовательно, на водоем существовал режим совместной собственности.

Данное положение, однако, в первую очередь оспаривает тот факт, что в 1949 г. была начата добыча нефти на месторождении Нефтяные камни без согласования с Ираном. Проводимые в 50-х гг. Ираном разработки нефтяных месторождений у южного побережья Каспийского моря также осуществлялись без соответствующего согласования с СССР534.

Из поведения СССР также нельзя сделать вывод о наличии режима кондоминиума на территории Каспийского моря в то время. В советский период в северной части Каспийского осуществление СССР экономической деятельности, в том числе и разработок углеводородных месторождений, не согласовывалось с Ираном. Также, хотя государственной границы между СССР и Ираном на территории Каспийского моря не было установлено, фактически, суда обоих государств, в том числе и суда военного флота, не пересекали условно проведенную линию «Астара - Гассан-Кули».

В период существования СССР Иран не опротестовывал складывающуюся практику. В своем исследовании А. Брексендорфф рассматривает это обстоятельство как основание, достаточное для отклонения сегодняшних требований введения режима кондоминиума со стороны Ирана. В то же время исследователем подчеркивается, что подобное отсутствие протеста со стороны Ирана в советское время можно объяснить особенностями международно-политической обстановки того времени, а не согласия с осуществляемой политикой535. В пользу признания существования кондоминиума говорит тот факт, что в южной части Каспийского моря за пределами 10-мильной иранской зоны велась рыбная ловля советско иранским предприятием, учрежденным в 1927 г. на основе концессий.

Однако данное предприятие просуществовало всего лишь несколько лет.

Принцип совместного пользования теоретически предоставляет каждому прибрежному государству право вето в отношении добычи. Иногда Россия даже упрекалась в том, что данная позиция была занята Россией преднамеренно для оттягивания момента заключения пятистороннего соглашения и создания юридического вакуума, в котором иностранные нефтяные компании не смогут продолжать свое инвестирование.

Как уже упоминалось выше, А. Брексендорфф отрицает возможность признания существования кондоминиума в советский период (и, как следствие этого утверждения, неправомерность требования Ирана о выделении ему одной пятой части территории Каспийского моря).

Одностороннее обязательство Ирана от 15 сентября 1962 г. не разрешать иностранные ракетные базы на территории Ирана СССР рассматривал и как запрет на размещение иностранных военных баз на территории Каспийского моря.

Россией до сих пор поддерживается принципа осуществления режима совместной собственности для водного пространства Каспийского моря в первую очередь исходя из соображений сохранения рыбных запасов и экологической обстановки в районе. Аргумент охраны окружающей среды и ранее использовался Россией в поддержку своей позиции против раздела Каспийского моря. Как утверждалось представителями России, нефть можно добывать во многих других точках мира, а система Каспийского моря уникальна.

В своей работе о Каспийском море Студенецкий С.А. подчеркивает, что уникальность данного водоема - потребует уникальности самого политического решения.

ГЛАВА III. Геополитические стратегии США, стран ЕС, и стран соседей Каспийского региона 3.1. Этапы эволюции геополитической стратегии США в регионе Каспийского моря В регионе Каспийского моря администрация Б.Обамы унаследовала весьма сложную геополитическую ситуацию. По мнению американской стороны, в направлении Южного Кавказа, сильны последствия Российско грузинской войны августа 2008г., которая укрепила влияние Москвы в двух сепаратистских областях Грузии - Южной Осетии и Абхазии, когда они были официально преобразованы в российские протектораты.

Армянско- азербайджанский конфликт вокруг Нагорного Карабаха в регионе остается неразрешенным. В странах Средней Азии Россия пытается поддержать собственную монополию трубопроводов, направляющих центрально-азиатскую нефть и газ и, сотрудничая в данном направлении с Китаем, прилагает усилия, чтобы выдворить военные базы Соединенных Штатов, необходимых для ведения последними военных операций в Афганистане158.

Соединенные Штаты, которые находятся в перманентном состоянии экономического кризиса, торгового и бюджетного дефицита, и двух войн (Ирак и Афганистан), ограничивают интересы США для реализации преследуемых целей: обеспечения маршрутов разнообразных поставок в Афганистан, доступ к энергетическим ресурсам Каспийского моря так же как и создание препятствий России по привлечению в орбиту влияния государств Каспийского региона.

Нельзя не отметить, что отсутствует единая позиция Европейского Союза по налаживанию сотрудничества со странами Каспийского региона.

U.S. Policy Toward Central Asia and the Caspian Sea Basin Region // American Foreign Policy Interests. 2010. № 32. P. 114–115.

Новая американская администрация, озабоченная собственными проблемами, не обозначает приоритетысвоей деятельности в странах Каспийского бассейна. В основном все это продолжает политику предыдущей администрации. Некоторые проблемы, которые стали положительным опытом для Соединенных Штатов, произошли в результате грубых ошибок России, особенно агрессивность действий Москвы.

Как следствие, ни одна постсоветская республика (во всей Конфедерации независимых государств [СНГ]) не признали «независимые государства» мнению США территории находящиеся (по подпротекторатом России) Абхазии и Южной Осетии. Узбекистан и Кыргызстан способствовали США предоставивамериканским базам территорию для размещения. Узбекистан, старается сохранить темпы военного сотрудничества с Москвой. Туркмения выбрала вариант многочисленной диверсификации маршрутов газового и нефтяного экспорта и подняла цены для российских покупателей. Грузия по прежнему остается преданной тесным связям с ЕС и НАТО. Казахстан также сохраняет приверженность много-векторной международной политике159.

Американские исследователи отмечают, что подобный ряд положительных событий не будет продолжаться, если Вашингтон не воспользуется возможностью, чтобы установить долгосрочную превентивную политику по отношению к Каспийскому региону, которая учла бы не только интересы Соединенных Штатов, но и все вовлеченныев геополитический процесс страны.Это включало бы, во-первых, гарантию постоянства американского присутствия в регионе, что с одной стороны гарантирует стабильность регионального развития Каспия, Кавказа и Средней Азии, а с другой стороны столь раздражает российских и Ibid.

китайских геополитических акторов. Американские политологи отмечают важность влияния СШАи геополитическую ценность потенциала сотрудничества с Центрально-азиатскими государствами, стимулирования оценок их светского характера и прозападных ориентаций, снижения нереалистичных ожиданий о быстрой демократизации местных органов власти в пользу продвижения систем национального управления.Очевидные потребности политики США выстраиваются вокруг уваженияроссийских интересов, до тех порпока исключены попытки восстановления доминирования Москвы, и Китая,но они ограничены коммерческими аспектами.

Намерение США сохранить свое глобальное доминирование в Кавказском регионе и Центральной Азии не является секретом, именно поэтому их стратегическая цель лежит в основе источника глобальной власти через усиление влияния в регионе Каспийского моря. Эта цель уже была ясно изложена в «Проекте для нового американского века» (PNAC), на основе подходов разработанных бывшим Министром обороны Полом Вульфовитцем, который акцентировал внимание на исключительности нации США, отсутствии конкуренции стран решившихся бы бросить вызов гегемонии США, в PNAC конкретно не упоминается страна, но очевидно, это относится к России и Китаю, наиболее вероятным претендентам на глобальную власть США160.

Документ Стратегии Национальной безопасности СШАв 1998 ясно указывает на значение региональной стабильности и транспортировка энергоресурсов на мировые рынки, цит.: «Устойчивый и преуспевающий Кавказ и Средняя Азия могут способствовать стабильности и безопасности маршрутам от Средиземноморья до Китая, облегчить быстрое развитие и транспортную доступность к международным рынкам значительных The US Grand Strategy and the Eurasian Heartland in the Twenty-First Century // Geopolitics. 2009.

Vol. 14, № 1. P. 26–46.

нефтяных и газовых ресурсов Каспийского бассейна, способствовать существенным коммерческим успехам США»161.

В соответствии с подтверждением увеличивающего геополитического значения Каспийского региона, закон США162 «О Стратегии Великого шелкового пути» обосновал основные особенности политики США по отношению к регионам Средней Азии и Кавказу. Как утверждает Эрхан К., закон США «О Стратегии Великого шелкового пути» действует в рамках вектора согласования экономических интересов США и американских предпринимателей, с необходимым обеспечением демократии и поддержкой прав человека, которые соответствуют глобализации163.

американскому определению В стратегическом документе Национальной безопасности 1999 года подчеркнут вопрос о экономических интересах упомянутого трубопровода «Баку-Тбилиси Джейхан» (БТД) на основе проектного соглашения и транскаспийской декларации газопровода от 19 ноября 1999г.: «Мы сосредотачиваем особое внимание на инвестициях в Каспийские энергетические ресурсы и их экспорт через Кавказский регион на мировые рынки, таким образом, расширяя и разносторонне развивая мировые энергоресурсы и продвигая желания стабильности и процветания в регионе. Устойчивый и преуспевающий Кавказ и Центральная Азия облегчит быстрое развитие и транспортировку на международные рынки значительных Каспийских нефтяных и газовых ресурсов, с существенным коммерческим участием США»164.

A National Security Strategy for a New Century. Washington, DC : The White House, Oct. 1998. P.

41.

Silk Road Strategy Act of 1999. 106th Congress USA 1st Session. H. R. 1152. August 3, 1999.

See article on // http://www.govtrack.us/congress/bill.xpd [accessed 10 April 2008].

agri E. The US’s Central Asia Politics and post-September 11 Openings / Aydin M. (ed.), Central Asia in Global Politics. Ankara : Nobel, 2005. P. 25–26.

A National Security Strategy for a New Century. Washington, DC : The White House, Dec. 1999. P.

33.

Нельзя не акцентировать внимание на наличии американских военных сил в Каспийском регионе, что первоначально было принято Россией и Китаем как «Необходимое зло» по борьбе с терроризмом, тем не менее, неопределенность в отношении периода продолжительности действия такого силового фактора и растущей подозрительности в отношении истинных целей США, обеспечило рост критических настроений Москвы, Пекина и Тегерана, которые чувствуют угрозу их региональному влиянию и интересам, на своем «заднем дворе».

В самом деле, демонстрация американских военных возможностей в совместных учениях с вооруженными силами региональных государств Азербайджана, Казахстана и Узбекистана в конечном итоге привело ШОС к решению о запросе США в 2005 году отказаться от всех центрально азиатских баз165.

Проблема состоит в том, что нынешние усилия России по реализации энергетическойдипломатии, создания буфера «невмешательства в энергетические коридоры транзита» на основе весьма непрозрачной структуры собственности в собственном энергетическом секторе не дает стабильный и предсказуемый результат энергоснабжения и ценовой конъюнктуры.

Специалисты Института Бейкера отмечают, что Соединенные Штаты в перспективе могут столкнуться с другой реальностью, что политика России может быть источником нестабильности на энергетических рынках и вероятностью сокращения влияние действий России на падающих рынках Центрально-азиатских государств. Как отмечается в исследовании института общественной политики Университета Райс (США) снижение роста спроса на электроэнергию в Соединенных Штатах является эффективным способом, чтобы это продемонстрировать. Процесс интеграции и координации международной стабильности, стратегического http://www.globalsecurity.org/military/ops/caspian-guard.htm [05/05/2010] управления в регионе между Соединенными Штатами, ЕС, Китаем, Индией и Японией был бы перспективным вариантом166.

Потребности США в энергоресурсах растет очень быстро, и, несмотря на существование в течение 50 лет под эгидой правительства программы по снижению зависимости от нефти, потребление и импорт нефти из зарубежных стран в США неуклонно растет167. Богатый нефтью регион Каспийского моря имеет огромный потенциал, чтобы обеспечить и собственныепотребности в нефтяных ресурсах и в некоторой степени играть роль альтернативного источника. Азербайджан обладает огромными ресурсами нефти и газа. Разведданные и примерная оценка запасов нефти Азербайджана составляет от 11 и 38 млрд. баррелей нефти соответственно168.

Ряд исследователей Корнелл, Сванте, Церетели и Сокор, пишут, что в отношении Каспийского варианта транспортировки энергоресурсов, политика США может быть охарактеризована как стратегия трубопроводов, целью которой является «множественности»

диверсификация источников энергоносителей, для обхода конкурирующих Ирана169.С маршрутов, проходящие через территорию России и американской точки зрения, имеющийся выход трубопроводаресурсов Центральной Азии к Черному морю, и явная зависимость маршрута от контролируемых Россией поставок является большой проблемой.

Инструментом для решения этой геополитической задачи был нефтепровод «Баку-Тбилиси-Джейхан» (БТД),открытый в 2005 году, маршрут через Азербайджан и Грузию проходит рядом с потенциальными Russia and the Caspian States in the Global Energy Balance // James A. Baker III Institute for Public Policy of Rice University. May 2009. № 39.

Momayezi N., Rosenburg R. B. Oil, the Middle East and US National Security // International Journal of Humanities and Social Science. 2011. № 1.10. P. 1–7.

Ozkan G. Economic and Security Values of Caspian Energy for Azerbaijan [Electroniс source] // The Journal of Turkish Weekly (JTW) [website]. URL:http://www.turkishweekly.net/article/147/ Cornell S., Tsereteli M., Socor V. Geostrategic Implications of the Baku-Tbilisi-Ceyhan Pipeline.

Washington D.C. : Central Asia-Caucasus Institute and Silk Road Studies Program (CACI-SRSP), John Hopkins University, 2005. P. 19.

зонами конфликта, до конечной точки в турецком порту Джейхан. С самого начала, Трубопровод БТД был разработан, чтобы противостоять монополии России над энергетическим рынком Черноморско-Каспийского региона. По этой причине «Баку-Тбилиси-Джейхан» является прекрасным примером, роли ресурсов Каспийского моря, того где грань между экономикой, безопасностью и геополитикой начинает размываться в Центральной Азии и на Южном Кавказе.

Помимо этого, Азербайджан имеет очень важное стратегическое положение как транзитной страны между Центральной Азией и Европой.

Круассан М., отмечает, что данный регион расположен на стратегическом перекрестке интересов Европы и Азии, Каспийский регион это область внутреннего геополитического значения Евразии170.

Таким образом, для Соединенных Штатов важно, дабы втянуть в геополитическую зону собственных интересов регион по причинам названным выше. Чтобы глубже взглянуть на эти перспективы политолог Круассан М., утверждает, что США находятся в сильной зависимости от нефти Персидского залива, что делает их весьма уязвимыми.Момайези Н., Розенбург Р. пишут, что постоянство конфликтов в странах Ближнего Востока демонстрирует дальнейшую уязвимость экономики США, ее зависимость от импорта нефти171. Это означает, что США, несомненно, будут заинтересованы в диверсификации своих источников энергии и одним из потенциальных ресурсов являются запасы Каспийского бассейна.

Бреслайер Дж., отмечает, что именно Кавказ стал сосредоточием внешней политики США, в частности, чтобы предотвратить рост влияния России в регионе (геополитические факторы нефти, газа и экологии на Кавказе и в Croissant M. P. U.S. Interests in the Caspian Sea Basin // Comparative Strategy. 1997.

Momayezi N., Rosenburg R. B. Oil, the Middle East and US National Security // International Journal of Humanities and Social Science. 2011. № 1.10. P. 1–7.

Каспийском бассейне)172. Следующей причиной для активного участия США в регионе была попытка удержать рост влияния Россия на малые региональные страны, которые препятствовали бы транспортировки нефти из региона на мировой рынок.

На региональном уровне в Каспийском районе, США стремятся способствовать более активной политике в регионе, принимая следующие шаги:

Поддержка действий в направлении демократической • консолидации в трех странах Южного Кавказа и отмене для данных стран 907-й поправки «Акт в поддержку свободы» для того, чтобы продемонстрировать надежность и большую искренность в поддержании демократии в Азербайджане.

Обеспечение устойчивой интеграции стран Южного • Кавказа в Западные энергетические рынки, учреждений и организаций в приоритетные энергетические проекты, создании региональных организаций, таких как ГУАМ.

Работа на двусторонней основе с Россией по разрешению региональных конфликтов, не отказываясь или частично игнорируя интересы малых стран Южного Кавказа в процессе американо российского диалога.

Постоянно поддерживать европейские энергетические • проекты и помогать европейским странам в диверсификации поставок нефтяных и газовых ресурсов путем подключения их к энергетическим проектам региона Каспийского моря, Центральной Азии.

Breslauer G. W. Introduction / Geopolitics of Oil, Gas and Ecology in the Caucasus and Caspian Basin. Berkeley : Program in Soviet and Post-Soviet Studies Working Paper Series, Conference Report, 1998. P.

1–89.

Конкретно, США пытаются помочь Европе в продвижения проекта «Nabucco» который позволит диверсифицировать подачу природного газа в Европу на значительном устранении от России и вне поля ее интересов.

Эбель Роберт поясняет позицию США в следующем контексте:

американской политики основывается, но попытках «Стратегия построения несколькихконкурирующих трубопроводов и обеспечения диверсификации источников и поставок нефти»173. На самом деле, в течение 1990-х годов Россия была монополистом маршрутов нефти и газа, проходящих в регионе, так как все трубопроводы шли в Европу через территорию России (все маршруты, проходящие через Россию введены в советские времена), что дало последней значительное преимущество после окончания холодной войны. Иными словами, Россия очень активна в своих усилиях по контролю за экспортом каспийской нефти на мировые рынки.

До 1999 года, когда нефтепровод «Баку-Супса» не существовал и действовал конкурентный нефтепровод как «Баку-Новороссийск», маршрут транспортировки сырой нефти изАзербайджана на европейские и мировые рынки России. По словам Бланка С., участие США в проектах транскаспийскогонефте- газо- провода ускорилось, поскольку в 1994 он был окончательно отклонен Россией ввиду 1995гг., внешнеполитических претензий на энергетическую монополию174.Эбель Р., пишет, что «поддержка американских нефтяных компаний, их коммерческих интересов, стоят национальные приоритеты и политические интересы Соединенных Штатов, которые носят геостратегический характер в процессе выбора участия в проекте»175.

Ebel R. The Geopolitics of Oil in the Caucasus // Geopolitics of Oil, Gas and Ecology in the Caucasus and Caspian Basin. Berkeley : Program in Soviet and Post-Soviet Studies Working Paper Series, Conference Report, 1998. P. 15–28.

Blank S. American Grand Strategy and the Transcaucasian Region // World Affairs. 2000. P. 163.

Ebel R. The Geopolitics of Oil in the Caucasus // Geopolitics of Oil, Gas and Ecology in the Caucasus and Caspian Basin. Berkeley : Program in Soviet and Post-Soviet Studies Working Paper Series, Conference Report, 1998. P. 15–28.

С 1994 года, когда состоялась «Сделка века» и был подписан договор между Азербайджаном и рядом западных нефтяных компаний, инвестиции и капитальные вложения увеличивались с каждым годом. Президент Азербайджана подписал этот договор с 10 нефтяными компаниями, включая «BP», «Pennzoil» и др., на сумму в 7,4 млрд. долл. США. Кроме того, были подписаны контракты с другими крупнейшими американскими нефтяными компаниями, «Chevron» и «ExxonMobil»176. Таким образом, все эти контракты привлекают дополнительные инвестиции американских нефтяных компаний.

Тем не менее, в начале годов Бреммер отметил, 1990-х существование запрета в виде так называемой, 907-й поправки Акта в поддержку свободы (1992), что запрещало любую поддержку помимо гуманитарной помощи Азербайджану от США, но снятие данной поправки было поддержано крупной армянской лоббистской группой в Конгрессе.

Бабаян И., Шириев З., отмечают, что данная поправка была формой поддержки демократии и свободы в России и новых стран Евразии, акт открытой поддержки рынкам, принятый Конгрессом в октябре 1992 года для поддержки свободной рыночной экономики и демократических реформ, проводимых вРоссии, Украины, Грузии, Армении, Азербайджана и других постсоветских странах177.

Американцы видели поводом для принятия этого закона экономическую блокаду Армении Азербайджаном 178. В связи с условиями данного Акта, запрет мог бы быть продолен Азербайджаном для поддержки экономической блокады Армении, как отмечает Раси-Заде.

«Содержание 907-й поправки к Акту о поддержке свободы является самым Case D. The Crude Doctrine: Azerbaijan would seem the perfect place to test President Bush’s commitment to remaking the Muslim world. But its ruler has something that trumps democracy-control of billions of barrels of oil // Foundation for National Progress. 2004. № 29.4.

Baban I., Shiriyev Z. The US South Caucasus Strategy and Azerbaijan // Turkish Policy Quarterly.

2009. № 9.2. P. 93–103.

Bremmer I. Oil Politics. America and the Riches of the Caspian Basin // World Policy Journal. 1998.

сильным свидетельством успеха армянских лоббистов», по мнению Грегга Х.179. Это показывает, насколько приоритеты внешней политики влияют на выбор партнеров по внешней политике современными государствами.

Последующие события показали рост интересов и активного участия США в Азербайджане и в целом в Каспийском регионе, которая оказала большое влияние на развитие двусторонних отношений.

Известное всему миру нападение 9/11 на США, война против терроризма, необходимость выбора стратегии безопасности, повышенное внимания к региону, обусловило потенциальную роль Азербайджана как союзника США, тем более в результате отмены действия поправки №907 в 2002 году. Турецкий политолог Гюнер Озкан пишет, что Президенты США Б.Клинтон, а затем и Дж. Буш-мл. утверждали, что в ряде случаев, что 907 я поправка препятствует росту американского влияния на постсоветском переходе Азербайджана и их экономическим интересам»180. В результате многосторонних переговоров между странами Каспийского региона Азербайджаном, Турцией, Грузией и США, два магистральных трубопровода нефти и газа были построены и введены в эксплуатацию с 1999 года. Первый из них это нефтепровод «Баку-Супса», который осуществляет транспортировку азербайджанской нефти в грузинский город-порт на черноморском побережье181. Это был первый маршрут введенный в обход России. Других трубопроводов, аналогичных такому же большому проекту, в обход России нет, имеющейся трубопровод транспортирует азербайджанскую нефть (включая небольшие объемы закупаемой казахстанской нефти) через территорию Грузии в турецкий портовый город Джейхан на средиземноморском побережье. Этот трубопровод начал свою деятельность в 2005г. Существующий газопровод Gregg H. S. Divided The Conquer: The Success of Armenian Ethnic Lobbies in the US // The Rosemary Rogers Working Paper Series. 2002. P. 1–45.

Ozkan G. Economic and Security Values of Caspian Energy for Azerbaijan [Electronic source] // The Journal of Turkish Weekly (JTW) [website]. URL: http://www.turkishweekly.net/article/147/ Ibid.

берет свое начало в Баку проходит через территорию Грузии (как БТД) и продолжается до г.Эрзурума, города Восточной Анатолии.

Таким образом, есть возможность увидеть истинные причины и совокупность факторов энергии, стратегическая роль (источники Азербайджана, русская транспортная монополия, нападение 9/11), которые делают Каспийский регион и республики Кавказа жизненно важными для США и явно прослеживаются позитивные тенденции в успехе региональной стратегии США. Если посмотреть на этот вопрос с реалистичной точки зрения, то становится очевидной причинапо которой США пытается усилить собственную роль и власть, влияние и положение в Каспийском регионе (военно-силовой политики, внешней политики, основанной на национальных интересах). В последнее время ведутся дискуссии по реализации проекта который будет «Набукко»

транспортировать газ изАзербайджана, а также стран Центральной Азии в Центральную и Восточную Европу, как потенциальной альтернативы российским газовым поставкам в Европу.

Глобальная нефтяная политика реализуемая Соединенными Штатами основывается на 3 подходах: снижение (по возможности устранение) любых внешнеполитических ролей Ирана, укрепление экономических и политических связей между Турцией, как члена НАТО, и трех прикаспийских государств Казахстан и (Азербайджан, Туркменистан), а также поддержка экономического развития данных государств и экономическая независимость от России182. На основе данных подходов определяются внешнеполитические интересы, которые правительство США развивает и поддерживает для реализации двух основных проектов по транспортировке нефти и газа из Каспийского бассейна на мировые рынки. Первый из проектов является нефтепроводом Bahgat G. Splitting Water: The Geopolitics of Water Resources in the Caspian Sea // SAIS Review.

2002. № 22 (2). P. 273–292.

«Баку-Джейхан», из Азербайджана в Турцию через Грузию, минуя Россию и Иран, а вторым проектом является «Транскаспийский газопровод» из Туркменистана в Турцию через Азербайджан. Данные проекты хороши политически, но были подвергнуты критике из-за отсутствия экономической целесообразности.А.Расизаде пишет, что из 8 нефтяных компаний, составляющих группу инвесторов по проекту «Баку-Джейхан», только государственная компания Азербайджана и турецкая нефтяная корпорация однозначно поддержали проект, а поддержка других членов были половинчатыми в лучшем случае183.

Роль Соединенных Штатов приобретает все большее значение для прикаспийских государств, которые стремятся противостоять влиянию Москвы. В то же время, правительство США стремится поддерживать любую политику, которая соответствует уменьшению роли и гегемонии России в регионе. Но в процессе, роста приоритетности политических интересов над экономическими, Вашингтон разработал неэффективную повестку дня. Вместо того, чтобы заниматься экономическими проектами вместе с нефтяными компаниями и учитывать независимые исследования, которые подвергли критике данный трубопроводный проект, Государственный департамент США пытался заставить инвестировать компании в проект трубопровода, даже при отсутствии желания последних184.

Тем не менее, Томберг И.185 утверждает, что увеличивается восприятие уровнейриска в регионе Южного Кавказа, пропорционально воспринимается и рост стоимости затрат на проекты из-за разногласий с Россией, когда конфликт может повлиять на стратегические расчеты Rasizade A. The Bush Administration and the Caspian Oil Pipeline // Contemporary Review. 2001.

№ 279 (1626). P. 21–5.

Ibid.

Tomberg I. Impact of Five-Day War on Global Energy [Electroniс source] // GlobalResearch. Centre for Research on Globalization [website]. URL: http://www.globalresearch.ca/impact-of-five-day-war-on-global energy/ владельцев использования Каспийского ресурсов и развитие экспортных маршрутов для каспийских нефти и газа. Этот эффект будет усиливаться в случае долгосрочной нестабильности Грузии, да и другие замороженные конфликты в регионе, например, между Азербайджаном и Арменией по поводу Нагорного Карабаха, представляют угрозу политической устойчивости региона.

Очевидно проекты транзита энергоносителей будут способствовать росту отношений между странами, улучшение региональной безопасности и способствовать развитию регионального сотрудничества. Однако существует много нерешенных вопросов, которые могут нанести ущерб стабильности.

По мнению американских стратегов186 война в Грузии (08.08.2008г.) положила конец однополярности международных отношений, некоторые политические аналитики считают, что созданы условия для разбалансировки сил, особенно в регионах Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии. С другой стороны, в результате энергетического дисбаланса в Европе, Кавказ и Центральная Азия стали стратегическим коридором в Европу, на Ближнем Востоке и Восточной Азии, привлекла интерес крупных международных акторов.В этом регионе расположены на перекрестке 3 сетевые маршруты энергии:

- Европа, Кавказ, Центральная Азия;

- Центральная Азия, Кавказ, Турция, Израиль;

- Китай, Центральная Азия, Кавказ.

Эти маршруты очень важны, особенно для обеспечения стабильности европейского энергоснабжения, энергобезопасности, и для ЕС и для Соединенных Штатов, Израиля, России, Китая и Турции.

Vlad G., Craig R. Geopolitical Interests in the Black Sea // Caspian Region.Department of National Security and Strategy. U.S. Army War College, 2011. P. 53.

Вторжение США в Ирак и война в Афганистане определяется увеличением Американских жизненно-важных интересов в этом регионе.

Наблюдается рост активного присутствия США в этом регионе, чем обусловлено решение США по созданию новых военных баз в Болгарии и Румынии, установление противоракетного комплекса ПРОв Польше и Румынии, что сделало Россию более заинтересованной к ситуации в регионе, что подвигло ее к решительным действиям по возврату утраченной власти и влияние.

Ситуация вокруг диверсификации газового и нефтяного рынка стала немного проще после начала "сланцевой революции" в США, благодаря которой значительные объемы СПГ были переориентированы с американского рынка на европейский187. Однако ЕС не оставил надежды получить новые источники трубопроводного газа. И «арабская весна»

предоставила такую возможность. Правда, для этого должно было исчезнуть одно важное препятствие – политический режим Башара Асада в Сирии.

В 2000-е годы Катар, занимающий третье место в мире по разведанным запасам газа и имеющий крупнейшее на планете неразработанное месторождение Северное Поле (в Иране, который тоже имеет выход к этому месторождению, оно называется «Южный Парс»), сделал ставку на наращивание поставок СПГ188.

Танкерные поставки СПГ делают Катар более независимым с точки зрения диверсификации рынков сбыта. Однако, учитывая географическое положение страны, источники ее дохода во многом зависят от безопасности в регионе Персидского залива. В случае конфликта между Ираном и Западом Тегеран грозится перекрыть Ормузский пролив, через Журнал «Власть» описывал этот процесс в статье «И сбоку вентиль» в № 48 от 3 декабря года.

Подробнее см.: Султанов Э. Еще один газ [Электронный ресурс] // ЗАО «Коммерсантъ.

Издательский дом» [сайт]. URL: http://www.kommersant.ru/doc/ который идут все газовые танкеры государственной компании «Qatargas».

В связи с этим Катар старается развивать трубопроводы в обход пролива похожую тактику избрала и Саудовская Аравия, активно строящая обходные нефтепроводы189. Так, был построен газопровод в ОАЭ и Оман, который при необходимости может быть доведен до Оманского залива.

Однако эта труба не позволит Катару компенсировать потери в случае закрытия Ормузского пролива. Так что примерно с 2008 года катарское руководство начало изучать другой проект - строительство наземного газопровода в Европу.

Ресурсной базой новой трубы могло бы стать месторождение «Северное Поле», причем ее прокладка позволила бы укрепить права эмирата на освоение месторождения. В ситуации, когда Тегеран под давлением санкций вынужден был приостановить развитие своей части месторождения, Катар может опередить соперника.

В результате происходящих на Ближнем Востоке изменений перспектива строительства газопровода из Персидского залива к побережью Средиземного моря стала гораздо менее фантастической. В этом случае для Катара нужно найти консенсус с региональными странами - Саудовской Аравии, Иордании и Сирии.

Убедить Саудовскую Аравию согласиться на строительство газопровода через свою территорию вполне возможно, даже несмотря на ее территориальные претензии к Катару. И Запад может сыграть в этом процессе важную роль. Дело в том, что королевство как никогда заинтересовано во внешних гарантиях своей стабильности. Социальная ситуация в стране крайне напряженная, несмотря на большие вложения в социальные программы. Большинство саудовского населения составляет молодежь, значительная часть которой нигде не занята и не имеет каких См. Габуев А. Война пойдет по трубам [Электронный ресурс] // ЗАО «Коммерсантъ.

Издательский дом» [сайт]. URL: http://www.kommersant.ru/Doc/ либо перспектив роста. Кроме того, продолжается конфликт с местным шиитским населением в нефтяной Восточной провинции.


Ранее Эр-Рияд целиком полагался на союз с Вашингтоном, но сейчас политика США вызывает у Саудовской Аравии серьезное беспокойство.

Дело в том, что администрация США Б.Обамы не только стремится вывести войска из горячих точек, но и активно демонстрирует свое нежелание вмешиваться в новые конфликты. В свете этого для Эр-Рияда стало очевидно, что вероятность военной акции в отношении Ирана со стороны США низка.

На фоне охлаждения отношений с Вашингтоном Эр-Рияд стремится как можно крепче дружить с Европой. Показательно, что на сегодняшний день ЕС вышел на первое место (€3,3 млрд в 2010 году) в качестве поставщика продукции ВПК для Саудовской Аравии. Европа, в свою очередь, тоже проявляет готовность к сближению с политическим режимом Саудовской Аравии. ФРГ впервые одобрил продажу танков «Леопард II» в Саудовскую Аравию, несмотря на "недемократичность режима" и возможность их использования для подавления протестов в том же Бахрейне.

Ситуация в Иордании с газопроводной точки зрения еще больше отвечает интересам Катара и ЕС. Король Абдалла II получает значительные субсидии от Катара, кроме того, Доха имеет серьезное влияние на иорданскую оппозицию в лице "Братьев-мусульман". Так что, несмотря на нестабильность в стране, проект газопровода не пострадает даже в случае смены власти в Аммане. Единственным по-настоящему проблемным участком этого трубопровода остается Сирия, которой правит Башар Асад.

Сирия важна не только для транспортировки газа из Катара, но и для возможности транзита египетского газа. Каир, безусловно, заинтересован в поставках газа в Европу по экономическим причинам: новой власти крайне необходимы источники доходов. Кроме того, в этом случае правительству "Братьев-мусульман" не придется оправдываться в поставках газа по низким ценам в Израиль, который на сегодня является ключевым иностранным потребителем египетского газа. По сирийскому вопросу между Дохой и Каиром наметился стратегический союз - обе страны действуют сообща в рамках ООН, Лиги арабских государств и "Группы друзей Сирии"190.

Впрочем, у сирийского режима есть мощный союзник - Иран. И энергополитических соображений в действиях Тегерана по поддержке Дамаска ничуть не меньше, чем у Катара или ЕС.

Иранцы давно вынашивали свои планы на строительство газопровода к побережью дружественной Сирии. Долгое время реализации этих замыслов мешал суннитский режим Саддама Хусейна. Однако после того, как американская военная машина смела иракского диктатора, путь для иранского газа в Сирию оказался открыт - ведь к власти в Ираке пришло шиитское большинство во главе с премьером Нури аль-Малики, а влияние Тегерана на соседнюю страну возросло.

Строительство газопровода через Ирак в Сирию позволило бы Тегерану решить проблему вывода своего газа на мировые рынки. Дело в том, что по причине международных санкций, введенных из-за развития Ираном ядерной программы, западные инвесторы не рискуют вкладываться в углеводородные проекты на территории Исламской республики, а страны ЕС отказываются даже говорить о возможностях закупки там газа первоначально именно Иран считался (хотя потенциальным источником ресурсов для Nabucco). Вывод газа на берег Средиземного моря может решить эту проблему. Даже если западные энергетические компании откажутся покупать иранское сырье в конечной Подробнее см.: Султанов Э. Еще один газ [Электронный ресурс] // ЗАО «Коммерсантъ.

Издательский дом» [сайт]. URL: http://www.kommersant.ru/doc/ точке маршрута, Тегеран всегда сможет продать свой газ в Европу через вторые или третьи руки.

Эти аргументы с полезностью Сирии в качестве (наряду потенциальной угрозы для Израиля) заставляют Иран всячески поддерживать режим Башара Асада, отправляя ему всевозможную поддержку191.

Мирный настрой администрации Б.Обамы во внешней политике связан с потребностью в существенном снижении расходов. Если к концу 2008 года долг США составлял 40% ВВП, то в конце 2011-го он достиг уже 70% ВВП - наибольшего уровня со времен Второй мировой войны. В этой ситуации военные расходы, по мнению бюджетного управления Конгресса, должны быть снижены как минимум до 3% ВВП при текущем уровне 4,3% ВВП.

Одновременно для экономической перезагрузки администрация Б.Обамы выбрала отличную от администрации Буша политику. При Обаме приоритетами стали рост экспорта и снижение сырьевого импорта. В этой ситуации жесткой экономии о вмешательстве в серьезные военные конфликты не может идти и речи. За счет разработки сланцевых месторождений Вашингтон вышел на самообеспечение газом, а производство сланцевой нефти вообще может превратить США в экспортера углеводородов. Именно поэтому администрация Обамы и уступила ключевую роль в происходящем на Ближнем Востоке европейским партнерам.

Впрочем, у Вашингтона есть и свое видение того, как должна развиваться ситуация в регионе. Альтернатива дальнейшей дестабилизации Ближнего Востока - выстраивание новой системы сдержек и противовесов, в той или иной степени ориентирующейся на Вашингтон.

Наиболее удобным вариантом является создание треугольника, в котором Подробнее: Там же.

всегда можно было бы объединить при необходимости две стороны против наиболее сильной и тем самым поддерживать выгодный для Вашингтона баланс. Такой треугольник может быть создан с участием трех ключевых ближневосточных сил - Ирана, Турции и Египта. То есть с одной стороны сильный Иран, претендующий на влияние в большом шиитском мире, с другой - Египет и Турция, конкурирующие между собой за влияние в суннитской зоне и при этом совместно сдерживающие дальнейшую экспансию Ирана.

Таким образом, в борьбе вокруг Сирии симпатии США - на стороне катарцев и европейцев. Однако на военную операцию против Башара Асада Вашингтон сейчас вряд ли решится.

В этих условиях кризис на Ближнем Востоке может сыграть на руку России. Ведь Москву вполне устраивает именно нынешняя ситуация в Сирии, когда ни одна из сторон не близка к победе. Если оппозиция так и не сумеет свергнуть режим Башара Асада, то ни о каком газопроводе из Катара в Турцию и Европу не может идти и речи. Но и безоговорочная победа Асада Москве сейчас не очень нужна. В условиях продолжающейся гражданской войны об альтернативном иранском варианте трубы в Сирии говорить не приходится. Вполне возможно, именно этим расчетом можно объяснить то, что помощь Москвы последнему союзнику на Ближнем Востоке ограничивается непримиримой позицией в Совбезе ООН, не позволяющей Западу начать легальную интервенцию или установить бесполетную зону по ливийскому сценарию.

Выводы США наследник сложной геополитической стратегии и непредсказуемой ситуации Кавказского региона. Кризисные циклы мировой экономической и политической конъюнктуры ограничивают возможность реакции США и горизонт внешнеполитического планирования в регионе стран Каспийского бассейна. Американская администрация периода правления Б.Обамы вследствии сказанного выше старается не обозначать приоритеты внешнеполитической деятельности в странах Каспийского бассейна. Экспертное сообщества США постоянно подталкивает стратегические круги администрации Б.Обамы к формулированию долгосрочной превентивной политики по отношению к Каспийскому региону, гарантированному американскому присутствию в регионе, что зафиксировало бы стабильность регионального развития Каспия, Кавказа и Средней Азии, контроль со стороны США конкурентных потоков ресурсов на мировые рынки. США активно включают все имеющиеся силы и возможности в демонстрации геополитической заинтересованности собственного присутствия в регионе, включая военные и коммерческие. США как геополитический игрок заинтересован в развитии стратегии «множественности» трубопроводов, основной целью которой является диверсификация источников энергоносителей, игнорирование интересов и маршрутов России и Ирана.

В период правления Администрации Дж. Буша мл., регион Кавказа стал сосредоточием внешнеполитических усилий США, с целью предотвращения роста влияния России, использовались различные аргументы – безопасность, терроризм, нефть, газ и экология.

В орбиту своих геополитических интересов США активно вовлекает Азербайджан, привлекая сторонних геополитических игроков, как национального уровня - Великобритания, так и коммерческих - «BP «BritishPetrolium». США используя институциональные инструменты, такие как организация регионального сотрудничества в рамках ГУАМ стремятся обеспечить устойчивую динамику присутствия стран Южного Кавказа в Западные энергетические рынки, вовлекая многочисленных партнеров в приоритетные энергетические проекты. США активно вовлекают в процессы формирования транспортно-транзитных проектов нефти и газа дружественные политические режимы - Королевства Иордании, Саудовской Аравии, Эмирата Катар.

Таким образом выбранная геополитическая стратегия США по реализации национальных интересов основывается на 3 подходах:

• снижение (устранение) активности внешнеполитической роли Ирана, • укрепление геоэкономических и геополитических связей между Турцией, как членом НАТО, и прикаспийскими государствами (Азербайджан, Казахстан и Туркменистан), • поддержка экономического развития прикаспийских государств и экономическая независимость от России.

Внешнеполитические проекты США по транзиту энергоносителей основываются на позиции роста взаимоотношений между странами, улучшению региональной безопасности и развитию форм регионального сотрудничества. Однако не берутся в расчет многочисленные аспекты (например: национальный фактор треть азербайджанцев проживает в Иране, религиозная составляющая внутриполитических процессов данных стран, фактор террористической угрозы и т.д.) которые могут нанести ущерб стабильности региональному развитию.


3.2.Стратегические цели и задачи ЕС в Каспийском регионе.

Политика ЕС в Каспийском регионе как протостратегия Исследуя проблематику реализации интересов стран Европейского Союза в контексте энергополитики и геополитики региона Каспийского моря нельзя не отметить, что энергополитическое измерение и потенциал конфликта региона (в т.ч. и Сирии). Вооруженный конфликт в стране во многом эхо борьбы, которую начали крупнейшие игроки мирового энергетического рынка. Основное достоинство победителя в вооруженном конфликте на территории Сирии получение доступа на крупнейший и платежеспособный газовый рынок Европы.

К началу «арабской весны» в 2010 году ЕС подошел в тяжелом экономическом состоянии. Кризис суверенных долгов, затянувшаяся экономическая рецессия и высокие цены на энергоносители поставили перед Брюсселем вопрос о стратегии формирования долгосрочной энергетической политики. К середине 2000-х ЕС взял установку на сокращение выбросов углекислого газа и переход на низкоуглеродную энергетику к 2020 году. К этому времени ЕС рассчитывал увеличить долю возобновляемых источников энергии в своем энергобалансе до 20%, кризис от этой амбициозной цели Европу не заставил отказаться192.

Из-за кризиса многие страны ЕС сократили субсидии новых проектов в области возобновляемой энергетики (солнечной, ветряной).

Еще одной "зеленой" альтернативой углеводородам должна была стать атомная энергетика, которая бурно развивалась в 2000-е. В Германии правоцентристская коалиция даже включила сооружение новых реакторов в свою «зеленую» политику. Продолжилось возведение новых реакторов в Финляндии и Франции. Одновременно о намерении построить АЭС на своей территории объявили Италия и целый ряд стран Восточной Европы, прежде всего Польша. Причем ставка на потенциал атомной энергетики была связана во многом с потребностью в повышении конкурентоспособности европейских экономик. Однако после Японской трагедии «Фукусимы» количество сторонников атомной энергетики в Европе сократилось. Правительство Германии приняло решение о поэтапном закрытии до 2022 года всех действующих реакторов. На референдуме в Италии население выступило за отказ от использования Подробнее см.: Султанов Э. Еще один газ [Электронный ресурс] // ЗАО «Коммерсантъ.

Издательский дом» [сайт]. URL: http://www.kommersant.ru/doc/ атомной энергетики, а Испания и Швейцария ввели мораторий на строительство новых реакторов.

Доля электроэнергии, производимой на атомных станциях в Европе, будет неуклонно снижаться. Станции постепенно закрываются в силу возраста: с 1989 года погашено более 30 реакторов, а в планах до 2025-го предусмотрена остановка еще одной трети из ныне действующих реакторов193.

В перспективе доля газа в европейском энергобалансе (на начало 2010-х она составляла 18,8%) будет неуклонно расти. А учитывая ограниченные возможности наращивания добычи на месторождениях в Северном море, рост потребления будет удовлетворяться за счет газового импорта194.

Нельзя не отметить геополитические и экономические риски для единой Европы, прежде всего ценовые. Если цены на нефть и уголь фактически определяются биржевыми котировками, то газовые являются во многом предметом договорных соглашений между продавцом и покупателем. В этом плане Брюссель не устраивает цена долгосрочных контрактов на газ, устанавливаемых ОАО «Газпромом» и норвежской «Statoil». Средняя цена в Европе для индексируемого в привязке к нефти газа составляет порядка $12 за 1 млн. британских тепловых единиц, в то время как в США - $2,5. При этом в случае с газовым рынком ЕС речь идет о системе, в которой 90% газа поставляется по трубопроводам. А из приходящихся на сжиженный природный газ (СПГ) 10% только четверть продается на бирже в газовых хабах.

В итоге ЕС сделал приоритетными два направления своей газовой политики. Первое из них - давление на существующих поставщиков с целью снизить цены и больше учитывать спотовую цену на газ в Подробнее: Там же.

Там же.

долгосрочных контрактах (а не цены на нефть, как принято сейчас).

Именно в рамках этой новой ситуации в сентябре 2012 года началось "антимонопольное расследование" ЕС в отношении "Газпрома»195.

Второе направление - диверсификация источников поставок. ЕС рассчитывал на строительство газопровода «Nabucco» с проектной мощностью 30 млрд. кубометров газа в год. Реализация этого проекта, с одной стороны, давала дополнительные гарантии энергобезопасности на случай перебоев с поставками из других источников (как это было зимой 2008/09), а с другой - увеличивала конкуренцию среди поставщиков.

Однако до последнего времени проект так и не получил развития из-за отсутствия необходимой сырьевой базы. В этой связи показательно, что на случай закрытия «Nabucco» уже инициирован альтернативный проект Трансадриатического газопровода. Этот газопровод рассчитан на прокачку только 10 млрд. кубометров азербайджанского газа c месторождения Шах Дениз II, которое должно было стать базой и для Nabucco.

С целью сформировать стратегические установки и обеспечить стабильность спроса ЕС на Каспийский газ, Европейская комиссия инициировала новый проект «Каспийская корпорация развития» - «Caspian Development Corporation» (сокращенно CDC). Данное институциональное предложение в первую очередь касалось стран как добывающих так и транзитных, относилось это в частности к Туркменистану, с целью диверсификации трансграничных трубопроводов, в том числе как вариант снижения уровня сотрудничества русско-китайского по транспортировке газа. Данные инициативы кажутся спорными, и вероятность масштабной реализации остается сомнительной. Все это, идет вразрез с политикой открытого энергетического рынка ЕС, выбранная модель рынка так же как собственные обязательства ЕС стремятся к соответствию с нормами и См.: Габуев А. Газовая защита [Электронный ресурс] // ЗАО «Коммерсантъ. Издательский дом» [сайт]. URL: http://www.kommersant.ru/Doc/ правилами международной торговли и инвестиционного законодательства.

Внедрение концепции «Каспийской корпорация развития» остается совсем не бесспорным, отличается непоследовательностью, что подчеркивается необходимостью соблюдения всесторонних соглашений о свободной торговле, явным интересом Восточных стран ЕС о желании участвовать в CDC, включая регионы Каспийского бассейна и Южного Кавказа.

Это подчеркивает скептицизм правительств Центральных азиатских стран, которые с одной стороны не являются частью более широкой единой политической стратегии ЕС, а с другой стороны являются объектом многих региональных инициатив ЕС.

Хотя Европейская комиссия ведет энергетический диалог с Россией и приняла общую стратегию в отношении неё, влияние ЕС как полноценного актора в российско-европейских энергетических отношениях ограничено. Это стало ясным, когда Комиссия оказалась за бортом дискуссии о строительстве балтийского газопровода осенью 2005г.

КЕС оказалась неспособна сыграть роль толкового и деликатного посредника между Россией и Германией, с одной стороны, и малыми государствами ЕС, расположенными в Центральной и Восточной Европе, с другой. Несмотря на принятие Комиссией множества полезных стратегических документов в энергетической сфере, общая энергетическая политика ЕС, способная реально влиять на энергетические отношения с Россией, пока остаётся благим намерением. Поэтому подробно рассмотреть позиции наиболее влиятельных в настоящее время акторов Каспийского региона, а именно региональных национальных правительств Каспийского региона и Центральной Азии, некоторых крупных европейских энергетических корпораций.

Инициированный и активно продвигавшийся Европейской Комиссией проект строительства газопровода «Набукко» - «Nabucco» в рамках геостратегического энергетического Южного Коридора – один из больших важных элементов стратегии ЕС в формировании нового энергетического пространства. Это может оказать политическое влияние на распределение сил в регионе Южного Кавказа, подвергнуть риску систему региональной безопасности, если Европейский союз не предпримет своевременные шаги для предотвращения ухудшения ситуации196.

Регион Каспийского бассейна и Южного Кавказа является наиболее чувствительным в области системных угроз, в частности нерешенных конфликтов, угроз эскалации новых геополитических рисков. В этих условиях соблюдение энергетического баланса создает конкуренцию между политикой и ресурсами, полномочиями, стимулирует дополнительную напряженность в региональном контексте, где мир является очень шаткой конструкцией. Наращивание потенциала энергетической конкуренции в направлении региона Каспийского бассейна и стран Южного Кавказа, в свою очередь, влияет на замороженные конфликты в регионе, в частности региона Нагорного Карабаха.

Многие исследователи неоднократно подчеркивают, что Европейский союз должен разработать новый подход к институциональному оформлению и практическому воплощению систем безопасности в регионе, когда переоценивается роль Армении в Южном направлении энергетической системы, обеспечения безопасности Кавказского коридора. Поскольку данная политическая установка и интерес - это условие непрерывности инвестиций в энергетический сектор экономики стран Каспийского моря, Армении, Азербайджана –это создает ситуацию неустойчивости в регионе и ставит под угрозу систему региональной стабильности. Таким образом, данная неустойчивость См.: Energy 2020. A strategy for competitive, sustainable and secure energy. Luxembourg :

Publications Office of the European Union, 2011.

геополитической ситуации должна быть компенсирована равными объемами инвестиций во многих направлениях региональной экономики, требует осуществлять крупно-масштабные проекты экономической и гуманитарной помощи, что позволит сохранить существующую хрупкую стабильность в регионе.

Европейский союз должен сбалансировано оценить роль Армении в регионе как принципиального фактора поддержания мира, который играет ключевую роль в сохранении безопасности и мира, что выгодно не только Армении, но также и странам заинтересованным в устойчивом функционировании Южного направления энергетического Кавказского коридора.

Профессора Института международных исследований социологии и социальной антропологии (Нидерланды) Хугевеен Ф. и В.Перлот отмечают, что каждый раз, когда принимаются инициативы и рамочные условия политики ЕС в области энергетической безопасности, не совпадает конфигурация национальных интересов и появляется оппозиция со стороны Соединенных Штатов Америки (США). Таким образом, внешняя политика ЕС находится в перманентном состоянии кризиса и соглашениями с директивами из Международного энергетического агентства (МЭА), которое является частью Организации экономического сотрудничества и развития члены которой являются (ОЭСР), самостоятельными национальными государствами. В этом контексте никакой самостоятельной роли в качестве отдельного актора ЕС не исполняет197.

Следовательно, общая институциональная основа для энергетического законодательства ЕС является слабой и не соответствует принципу субсидиарности. Энергетическую политику еще в значительной Hugeeven F., Perlot W. The policies of security of energy supply the middle East and Caspian region:

major power politics? // The EU policies towards the middle East and Caspian region. Brill. P.474.

степени рассматривают как государства-члены под собственную ответственность198. Большинство геополитических интересов ЕС было институционализировано и разработано в рамках принципа «AcquisCommunautare» (в ЕС так означается ст. 7 Проекта Договора о Европейском Союзе, принятого Европейским Парламентом 14 февраля 1984 года, данный подход вносит лингвистические споры, так во французском варианте это буквально означало «то, что достигнуто в рамкахСообщества», то предусматривает выполнение всеми)199.

Тем не менее, Европейская комиссия (ЕК) играла и играет активную роль в продвижении общей энергетической безопасности политики ЕС.

Сегодня новая политика ЕС сформулирована в ответ на вызовы глобального повышения цен на нефть и опасений по поводу политической ситуации в странах-производителях. Готовность политиков к европейскому сотрудничеству получила дополнительный импульс по проблеме взаимоотношений России и Украине в разгар газового кризиса в январе 2006 года, в результате которого уменьшился экспорт газовых потоков в Польше, Германии и Австрии. Поскольку в ЕС кризис обычно воспринимается как образец русской геополитической игры власти в газово-ресурсном контексте, а не только как исключительно экономический конфликт по поводу ценообразования, он добавил к чувству недоверия к России и осознание повышенной уязвимости от поставок энергоносителей.

Анализируя конъюнктуру корпоративных отношений в нефтяной и газовых сферах Европы, английский профессор, политолог Университета Глазго Батлер Ивонн, пишет, что в 2007 австрийская нефтегазовая компания выпустила декларацию-заявление о намерении «OMV», Lyons P. K. EU Energy Policies towards the 21st Century // A BUSINESS INTELLIGENCE REPORT June 1998. EC INFORM. P. 4–8.

Hugeeven F., Perlot W. The policies of security of energy supply the middle East and Caspian region:

major power politics? // The EU policies towards the middle East and Caspian region. Brill. P. 473–493.

корпоративного слияния с венгерским конкурентом, нефте-газовой корпорацией «MOL». Слияние было расценено венгерской компанией «MOL», как намерении враждебного поглощения, и это соответственно начало серию мер, разработанных по защите независимости в пределах Центрально-европейского энергетического рынка200.

Предпринятые меры по защите компании «MOL» от угрозы слияния и приобретения более крупной компании, идет в русле требований ЕС свободы энергетического рынка, снижения вероятности экономической национализации в пределах стран ЕС и имеют определенные поощрения степени солидарности позиций на уровне ЕС. В то же самое время эти институциональные совместные усилия отражают стремление к энергетической безопасности стран ЕС. По мнению И.Батлер, это важно, когда полагается увеличение геополитических акторов на энергетическом рынке ЕС, включая действия России которая посредством «Сургутнефтегаза» приобрела часть акций венгерской компанией «MOL» в марте и таким образом создала дилемму энергетической 2009, безопасности, когда действия одного актора, увеличивают одну сторону безопасности и соответственно снижают степень самостоятельности действий другой.

В пределах Центрально-европейского энергетического рынка подобные действия компаний, зачастую представляющих геополитические интересы тех или иных стран, происходят на многократных институциональных уровнях и активно воздействуют на внешнеполитические и внешнеэкономические отношения между странами членами ЕС, ЕС и России.

Углеводородные ресурсы, особенно в контексте Европейского союза, в последние годы, стала центром ключевых политических дебатов, Eamonn B. The Geopolitics of Merger and Acquisitionin the Central European Energy Market // Geopolitics. University of Glasgow, School of Social and Political Sciences, 2011. P. 626–654.

отражающих экономические, политические аспекты и проблемы безопасности национального государства и негосударственных акторов.

Процесс расширения ЕС, охвативший значительные части Центральной и Восточной Европы значительно расширил (CEE) энергетический рынок ЕС, многократно увеличил число акторов, у каждого из которых есть их собственные интересы и повестка дня.

Эти акторы включают частные и принадлежащие государству энергетические компании, национальные правительства (и стран-членов ЕС и государств, не входящих в союз) и органы ЕС, представленные его учреждениями, в особенности Комиссией. Нельзя не отметить, что все акторы одновременно пытаются обеспечить множество различных результатов с выгодой для себя.

Однако, для всех выделенных геополитических акторов вовлеченных в процесс, это не игра и есть реальные перспективы и геополитические преимущества. Сложность и серьезность этой геополитической конъюнктуры может быть отмечена увеличенным использованием оружие»201,«энергетическая дефиниций таких как «энергетическое война»202, «война ресурсов»203, «новая холодная война»204 в пределах исследовательских позиций, сосредотачивающихся не только на Smith K. C. Russian Energy Pressure Fails to Unite Europe // CSIS Euro-Focus. January 2007. № 13/1. P. 6;

Spanjer A. Russian Gas Price Reform and the EU-Russia Gas Relationship: Incentives, Consequencesand European Security of Supply // Energy Policy. May 2007. № 35/5. P. 2889–2898;

Rutland P.

Russia Asian Energy Superpower // New Political Economy. 2008. № 13/2. P. 203–210.

Walker M. Russia v. Europe: The Energy Wars // World Policy Journal. 2007. № 24/1. P. 1–8;

Tudoroiu T. From Spheres of Influence to Energy Wars: Russian Influence in Post-Communist Romania // Journal of Communist Studies and Transition Politics. September 2008. №24/3. P. 386–414;

Gonchar M., Martyniuk V. Evolution of Energy Wars: From the Oil Embargo 1973 till Gas Aggression 2009 // International Issues and Slovak Foreign Policy Affairs. 2009. №18/1. P. 38–61.

Le Billon P. The Geopolitical Economy of “Resource Wars” // Geopolitics. 2004. № 9/1. P. 1–28;

Peters S. Coercive Western Energy Security Strategies: “Resource Wars” as a New Threat to Global Security // Geopolitics. 2004. № 9/1. P. 187–212.

Fox L. Energy: The New Cold War // The Times. 15 July 2007;

Romancov M. A Different Cold War // The New Presence. Winter 2007. № 4. P. 33–35;

Ferguson A. M. M. Energy Security: The New Cold War // International Journal of Global Energy Issues. 2004. № 29/4. P. 266–370;

Korinman M. and Laughland J. (eds.) Russia: A New Cold War? London : Vallentine Mitchell Academic Publishers, 2008;

Lucas E. The New Cold War: How the Kremlin Menaces Both Russia and the West. London : Bloomsbury, 2008;

Lucas E. How the West is Losing the Energy Cold War // The Times. 8 September 2008.

энергетических проблемах, но и освещающих более широкие аспекты геополитических и международных отношений. Использование подобной терминологии может быть подвергнуто сомнению с точки зрения вероятности увеличения случаев военного конфликта на энергетической основе205, но в то же самое время это несомненно отражает степень обеспокоенности энергетической безопасностью ЕС в пределах общей европейской политики.

Как пишут Наторский М. и Сурралеш А. большая часть энергетической безопасности ЕС сосредотачивается на дефинициях оэнергетических поставках206, например, события 2006 и 2009 гг. вокруг газового кризиса между Россией-Украиной, когда Россия сократила объем поставок природного газа, проходящего через Украину трубопровода из-за разногласий относительно цены за транзит между двумя государствами, непосредственно воздействовало на государства-члены ЕС, обозначило интерес к уменьшению уровня поставок российского газа на рынок ЕС.

Рассмотрение России–как крупнейшего поставщика природного газа в ЕС и основной поставщик для многих европейских государств, особенно те в регион Центральной и Восточной Европы подкрепляется следующими данными (см. Таблицу 1), Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года. Утверждена Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 537 [Электронный ресурс] // Совет Безопасности Российской Федерации [сайт]. URL: http://www.scrf.gov.ru/documents/99.html;

German T.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.