авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ...»

-- [ Страница 6 ] --

Поскольку китайские усилия, стимулирующие импорт дополнительных поставок нефти и газа из России оказались проблематичными, Пекин решительно настаивает на развитии наземных нефте-и газопроводов, которые направляют энергетические ресурсы Центральной Азии на восток в сторону Китая. Новые внутриконтинентальные маршруты обеспечат более безопасные поставки энергоносителей в Китай, чем существующие морские пути. Эти растущие энергетические связи, являются возможными сценариями нивелирующими политическую нестабильность в этих странах, что является предметом обеспокоенности китайских политиков.

Наращивание Пекином потенциала энергетической дипломатии с Казахстаном приобретает положительные тенденции и устойчивые формы взаимосвязи. Сохраняя бизнес-интересы и присутствие в экономике Пакистана, китайские фирмы активно наращивают инвестиционные вложения в новые рынки Южной и Центральной Азии, особенно в таких странах, как Индия и Казахстан. Китайское правительство оказывает помощь в финансировании инфраструктуры, в частности развития дорог, портов и нефте-газо трубопроводов, связывающих Южную и Центральную Азию с Китаем, что значительно увеличивает плотность китайских экономических связей с этими регионами и соответственно потребует значительных улучшений в качестве и безопасности транспортных связей по оси «восток-запад». За период 1998-2008гг., эти две страны создали основную инфраструктуру как базис расширения их экономических связей, созданы пограничные и таможенные посты, нефте газотрубопроводы, а также автомобильные и железные дороги, которые перешли этап неофициальной челночной торговли, стихийно возникшей в 1990-х годах в неконтролируемых масштабах, в стадию профессиональных экономических взаимоотношений333.

Китай импортировал казахстанскую нефть по железной дороге в течение десятилетий. Как отмечает Й. Прайд, помимо этого, гидроэлектростанции Китая поставляли около потребляемой 20% электроэнергии Казахстана334, и западные фирмы изначально были заинтересованы блокировать усилия китайских энергетических компаний по присоединению к крупнейшим нефтяным и газовым проектам Казахстана335. Потенциал энергетического сотрудничества набирает темпы в последние годы, когда официальная позиция Кахастана заключается в полной поддержке экспорта своих энергоресурсов в Китай.

Казахстан рассматривает развитие своих ресурсов углеводорода как краеугольный камень к национальному экономическому процветанию.

Однако, Казахстан не имеет выхода к морю. Другими словами, Казахстан ограничен в вариантах транспортировки собственных нефтяных ресурсов.

Непреложность данного факта, требует предусматривать транспортировку нефти и газа через трубопроводы, которые пересекают международные границы многих стран. Таким образом, как отмечает Дж. Нанай, важным является один факт запутывающий инвестора, нефтяные компании в Казахстане – как выбранный вариант американской стратегии выхода из наземных маршрутов. Противоречивость данной цели состоит в том, Ibid. P. 109.

Pryde I. Another Big Player for a Neighbor // Eurasia Insight. 23 March 2006.

New Rebuff for China on Kazakh Oil [Electronic source] // The New York Times [website]. URL:

http://query.nytimes.com/gst/fullpage.html?res=9B05E0DD143EF934A25756C0A9659C8B чтобы был обеспечен многократный обход трубопроводов России и Ирана, выбор любой политики, которая поощрила бы вариант дополнительной воднойтранспортировки нефти из Каспийского региона помимо России.

Все это сужает геополитический и экономический маневр компании инициатива которой строится на «Транснефть», противопоставлениипроекта стратегии мультинационального трубопровода и далее способствует укреплению зависимости Казахстана от России336.

Китай, так же как и Россия рассматривает казахстанские нефтяные ресурсы как жизненно важный приоритет для его энергетической безопасности337.

Это отчасти потому, что транспортная монополия России, связывает Центральный Китай с формирующейся азиатской трубопроводной системой, начиная от Туркменистана, проходя через территорию Узбекистана и Казахстана, и до распространения вплоть на китайской границы. Усилия США по поддержке новых трубопроводов, в т.ч. «Баку Джейхан», включая активную политическую поддержку Анкары, Баку и Тбилиси, играет свою роль в создание конкуренции и нейтрализации усилий России на Каспийском направлении, стимулирует строительство альтернативного Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) от Казахстана минуя Россию в Грузию.

В рамках «большой игры» формируя альтернативные пути для каспийских производителей нефти не контролируемых Россией, что представляет собой геополитический проигрыш для России и ее безопасности, показывает уязвимость этих спонсируемых маршрутов и трубопроводов в противостоянии с Грузией. По мнению специалистов Nanay J. Russia and the Caspian Sea Region / J. H. Kalicki, D. L. Goldwyn (eds.) / Energy & Security: Towards a New Foreign Policy Strategy. Baltimore : The John Hopkins University Press, 2005. P. 142.

Isery E. The US Grand Strategy and the Eurasian Heartland in the Twenty-First Century // Geopolitics. 2009. № 14. P. 26–46.

университета Райс (США), важным является, то, что Москва попыталась создать конкурентные ценовые условия для казахских, туркменских, узбекских акторов, на их природный газ в марте 2008 года в ответ на стимулирование конкурентных позиций со стороны Китая. В отличие от России, Китай преуспел в получении гарантий бесперебойных поставок ресурсов для своего нового трубопровода. Существующее положение и политико-правовое пространство фиксирует право Китайской стороны, в случае дефицита ресурсов для обеспечения бесперебойности работы трубопроводной системы, на развитие новых проектов в качестве совместного держателя лицензии, или доступ к трубопроводной системе региона, аналогичному России338.

Выводы Таким образом следует отметить, что Казахстан активно продолжает проявлять интерес к альтернативным проектам добычи и транзита нефти и газа, в частности к инвестиционным проектам подводных трубопроводов, которые позволят избежать контроля России. Казахстан полагается на западных инвесторов для обеспечения технологического преимущества в использовании обширных, но затрудненных для доступа морских нефтяных ресурсов Каспийского моря.

Решающее значение для политики энергетической реконфигурации в регионе является готовность Казахстана и Туркменистана, диверсифицировать энергопоставки на экспорт в страны Европы.

Казахстан активно предпринимает попытки значительно расширить возможности экспортных стратегий, основанных на расчете нескольких маршрутов.

Russia and the Caspian States in the Global Energy Balance // James A. Baker III Institute for Public Policy of Rice University. May 2009. № 39.

Итак, серьезность обязательств по инвестиционным проектам трубопроводов «Набукко» и «Транскаспийского» с целью обеспечения ресурсами рынка ЕС способствует проникновению геополитических интересов США в Евразии, когда определенно есть шансы для Казахстана обеспечить значительную долю экспорта энергоносителей.

Следует особо отметить транспортную и транзитную доктрину Казахстана, в условиях, когда Казахстан ограничен в вариантах транспортировки собственных нефтяных ресурсов. Непреложность данного факта, требует учитывать транспортировку нефти и газа через маршруты трубопроводов, которые пересекают международные границы многих стран. Наращивание Китаем потенциала энергетической дипломатии с Казахстаном приобретает положительные тенденции и устойчивые формы взаимосвязи. Китайское правительство оказывает помощь в финансировании Центрально-Азиатской инфраструктуры, в частности развития дорог, портов и нефте-газо - трубопроводов, связывающих Южную и Центральную Азию с Китаем, что значительно увеличивает плотность китайских экономических связей с этими регионами и соответственно потребует значительных улучшений в качестве и безопасности транспортных связей по оси «Казахстан-Китай» «Каспий-Желтое море».

4.3. Туркменистан: задачи диверсификации газотранспортных маршрутов и снижения зависимости от России По различным оценкам, Туркмения обладает самыми большими запасами природного газа в мире, но все же страна стоит перед значительным числом проблем в транспортировке тех же запасов на мировые рынки. Это обусловлено географическим отделением от рынков потребления и переработки, ощущается недостаток в достаточности инфраструктуры трубопровода, для увеличения экспорта углеводородов.

Помимо этого, другие богатые углеводородом Центральные азиатские и Каспийские государства с более благоприятным инвестиционным климатом и большим доступом к рынкам представляют собой конкурентов Туркмении. Страна стремится разносторонне развить экспортные маршруты для нефтяных и газовых ресурсов за пределами трубопроводной системы России, и как отмечаетсяесть: дефицит капиталов, техническая отсталость и отсутствие политической поддержки альтернативных трубопроводов339.

Приблизительно после 15 лет изоляции и политического изменения режима, Туркмения начала процессобновления дипломатических отношений с крупнейшими геополитическими игроками Каспийского региона - Россией, Китаем, Европой, США, и с 2007 года активизировала сотрудничество со всеми странами Центрально-азиатского региона.

Туркменская Доктрина «Позитивного нейтралитета» по-восточному преднамеренно неопределенна и одновременно затрагивает все международные вопросы. С политической точки зрения, это документ разработан, для презентации стратегических институций руководства страны, без демонстрации специфических особенностей Туркменской внешней политики. Доктрина «Позитивного нейтралитета» согласно австралийскому ученому Луке Анчески: «испытывает недостаток в ясности и сложности политики. Установленные цели были вообще неопределенны и мало доказательств непосредственных стратегий их достижения»340.

Единственным определенным аспектом Доктрины «Позитивного нейтралитета» была декларация невмешательства вдела других стран и Turkmenistan. Country analisys briefs. January 2012 [Electronic source] // U.S. Energy Information Administration [website]. URL: http://www.eia.gov/cabs/Turkmenistan/pdf.pdf Anceschi L. Turkmenistan‘s Foreign Policy: Positive Neutrality and the Consolidation of the Turkmen Regime. London : Routledge, 2009. P. 31.

заявления, что группы войск и военное вмешательство является не приемлемым средством разрешения спора.

Поддержанная Резолюция №50/80 Организации Объединенных Наций, - желание Туркмении играть более активную роль в развитии мирных, дружественных и взаимовыгодных отношений с соседними странами и другими государствами мира.

Как отмечает Д.Льюис во время второй половины президентства С.Ниязова доктрина нейтралитета уступилапозиции изоляции, ярко проявился культ личности. С.Ниязов использовал предпринятую против него попытку покушения в ноябре 2002, для осуществления репрессивной чистки среди политической оппозиции, проведенные впоследствии за года до его смерти, игнорировал нарастающее международное беспокойство в отношении потенциальных нарушений прав человека.

Исследователь Дэвид Льюис констатирует, что нейтралитет [стал] полезной маскировкой для реализации политики изоляции от остальных стран мира и игнорирование международных норм прав человека и прочих разделов международного права341.

В инаугурационной речи в 2006 году Г.Бердымухамедов заявил, что Туркменистан будет устойчив к соблюдению политики постоянного нейтралитета, полученного значительными усилиями СапармуратаНиязова и единодушно поддержанного государствами-членами ООН … Туркмения будет соблюдать международные соглашения, заключенные прежде на экспорте энергетических компаний на мировые рынки342.

Г.Бердымухамедов оказался более успешным главой государства, чем его предшественник в продвижении постоянного нейтралитета, договариваясь с любой страной и/или компанией для увеличения Lewis D. The Temptations of Tyranny in Central Asia. New York : Columbia University Press, 2008.

P. 98.

Ministry of Foreign Affairs of Turkmenistan, Foreign Policy and Diplomacy of Neutral Turkmenistan: Speeches, Statements and Interviews of the President of Turkmenistan Gurbanguly Berdymukhamedov. Ashgabat : Turkmen State Publishing Service, 2007. P. 10.

инвестиций в Туркменскую экономику. Г.Бердымухамедов публично обратился к Соединенным Штатам, Саудовской Аравии, Европейскому союзу, Бахрейну и другим ближневосточным геополитическим игрокам о намерении расширения сотрудничества с Ираном, Россией, и особенно Китаем.Туркмения находится не только в поисках инвестиций и кредитов в нефтяную и газовую промышленность Туркмении, но и в поисках новых технологий и методов, позволяющих Туркменистану, для извлечения и экспорта ресурсов.

По данным Объединения экономической безопасности за 2009г., которыеохарактеризовали ситуацию в Туркмении, как одну из стран с самой большей открытостью и стратегическими шагами:

Г.Бердымухамедов продолжает принимать многочисленные делегации самого высокого уровня, делегации потенциальных инвесторов в газовый сектор национальной экономики, прочих зарубежных инвесторов, что является неявным подтверждением дефицита не столько инвестиций, сколько инноваций и современных методик технической природно ресурсной экспертизы343.

Туркменско-иранские отношения не ограничились вопросами экспорта природного газа. В 2009г., иранские проекты в Туркмении превысили бюджет в 100 миллионов долл. США, были направлены на различные сектора национальной экономики: железнодорожное сообщение, портовое строительство, туристический отель в Аваза344. Эти инвестиции были следующим этапом вложений после инвестированных 700 млн. долл. США, вложенных в энергетический сектор в 2004г345.

Позитивный нейтралитет играет важную роль в установлении и поддержании билатеральных отношений между Ираном и Туркменией. Д.

Outlook for 2009-10: International Relations // Economist Intelligence Unit. 2009.

Ibid.

IPR Strategic Business Information Database, Iran–Turkmenistan Trade Volume Renewed. August 2004.

Денисон написал, несмотря на то, что С.Ниязов и Г.Бердымухамедов являются идеологическими противоположностями, Ниязов использовал политику нейтралитета достаточно эффективно, чтобы выстроить хорошие отношения с Ираном, снимая предпринимаемую активность последнего к вмешательству в дела соседей346. Ниязов использовал позитивный нейтралитет, чтобы в лице Ирана, приобрести весьма необходимого регионального союзника, помимо стран СНГ, при стремлении руководства Туркменистана выйти из под влиянияРоссии.

Европейские исследователи отмечают, что важным геополитическим фактором Туркменской политики, является российское культурное влияние - телевизионный канал ОРТ, который принадлежит Российской Федерации и вещает в рамках туркменской телевизионной системы.

Туркменское правительство ввело ограничения для этого канала по финансовым и этическим причинам. Учитывая это ограничение и низкий уровень программ развития туркменских телеканалов (TMT I–II), вследствие чего большая часть населения страны купили спутниковые антенны. ОРТ и другие российские каналы, так же как турецкие каналы, вещают в Туркмении через спутниковую связь. У российских каналов, есть большее преимущество в этой конкуренции из-за наследий советского прошлого и знания русского языка туркменским обществом (данные «Европейский Мир Онлайн», 2011).

В то время как Доктрина «Позитивного нейтралитета» играет важную роль в консолидации политического режима «Туркменбаши», С.Ниязов использовал собственное политическое влияние на борьбу с политикой России, что было достаточно неудачным. Важным актором международных отношений является корпорация «Газпром» которая до 1997 года эксплуатировала трубопровод «Корпежи – Кордокуй» с Ираном, Denison M. Book Review: Luca Anceschi, Turkmenistan‘s Foreign Policy: Positive Neutrality and the Consolidation of the Turkmen Regime // Central Asian Survey. December 2009. Vol. 28, № 4. P. 429–442.

и все экспортные возможности для Туркмении сосредотачивались на транзите через Россию347.

Американский исследователь Адам Штульберг отмечает, что Туркмения была вынуждена согласиться на требования корпорации которые были существенными и несоответствовали «Газпром», энергетическим стремлениям к безопасности [Туркмении]. Вследствии советского прошлого режим в Ашхабаде был настроен достаточно оптимистично на разностороннее развитие энергии и дипломатические отношения348. Важным противоречием в отношениях между двумя странами был фактор закупки Россией туркменскогогазапо ценам значительно ниже рыночных и затем реализуемый со значительной маржой на европейском рынке, что давало России большую часть прибыли.

После смерти С.Ниязова, его приемник Г.Бердымухаммедов активно поддерживал отношения с Москвой, так же как и со многими другими странами;

Россия осталась в спектре жизненно важных партнеров Туркменистана, как крупнейший клиент для природного газа. В апреле 2009г., когда спрос на природный газ уменьшился из-за международного спада на рынке, Туркмения продолжила экспорт природного газа в Россию.

СтефенБиерманн отмечает349, что именно российская сторона вызвала конфликт, закрыв кран в трубопроводе, что вызвало взрыв, который остановил поставки газа в Россию350. В это же время Туркмения обвинила российскую энергетическую монополию в «Газпром» инициировании взрыва и отношения между двумя странами достигли Energy Intelligence Group. Iran inaugurates Turkmen Pipe. 2010.

Stulberg A. N. Well-Oiled Diplomacy: Strategic Manipulation and Russia‘s Energy Statecraft in Eurasia. Albany : University of New York Press, 2007. P. 99.

Bierman S. Turkmenistan Plans to Triple Natural Gas Production by 2015 // Bloomberg News. December 2010.

Outlook for 2009–10: International Relations // Economist Intelligence Unit. 2009.

самой низкой точки с момента независимости Туркмении. Производство газа Туркмении упало наполовину до 36.4 млрд. кубометров на конец 2009г351.

Несмотря на дипломатические сложности в отношениях между Россией и Туркменией 2009 года, в публичной плоскости не было явного негатива, что выражалось и через государственно-дружелюбные СМИ, которые отмечали, что отношения между Москвой и Ашхабад как никогда не были лучше, активизировалось политическое сотрудничество между странами, доверие между лидерами России и Туркмении позволяет лучше обратиться к интересам друг из друга, поднимает качество политического сотрудничества на новый уровень, по словам Игоря Блатова, посла России в Туркмении352.

В последнее время, все более активное влияние оказывает Китайский фактор в геополитической конъюнктуре, так Туркмения проигнорировала установки собственной «Доктрины Позитивного нейтралитета», чтобы выстроить политические отношения в Китаем, в совместном заявлении в июле 2007г., подписанном в Пекине, Туркмения согласилась на признание правительство Китая как единственного законного правительства, представляющее весь Китай и Тайвань как неотъемлемую части территории Китая353.

Туркмения могла иметь дополнительные дипломатические проблемы в споре Китая с Тайванем;

однако, пока будущее Туркмении зависит от экспорта газа и нефти в Китай, привлекает китайские инвестиции для завершения строительства месторождения газа Южный Иолотан - все это указывает на очевидную линию игнорирования положений «Доктрины Bierman S. Turkmenistan Plans to Triple Natural Gas Production by 2015 // Bloomberg News. December 2010.

Gismatullin E., Shiryaevskaya A. Gazprom Expects Record 2011 Export Revenue of $72.4 Billion // Bloomberg News. 15 February 2011.

Ministry of Foreign Affairs of Turkmenistan, Foreign Policy and Diplomacy of Neutral Turkmenistan: Speeches, Statements and Interviews of the President of Turkmenistan Gurbanguly Berdymukhamedov. Ashgabat : Turkmen State Publishing Service, 2007. P. 109.

Позитивного нейтралитета», если это идет вразрез с интересами экономики страны. В апреле 2011г., Китай дополнительно инвестировал еще миллиарда долл. США, на срок более чем 10 лет, для поддержки газового экспорта из Туркменистана354.

С 2002г. Соединенные Штаты активизировали дипломатические контакты с Туркменией, опираясь на него как на ключевого союзника во время войны с террористами, договорились использовать туркменские аэродромы для дозаправки и покупки топлива для самолетов, воевавших в Афганистане. Американская зависимость от Центральных азиатских стран во время войны была достаточно объективной. Спустя меньше чем месяц после нападений 11 сентября 2001г., американский Министр обороны Дональд Рамсфельд полетел в Ташкент, где провел пресс-конференцию с узбекским Президентом Исламом Каримовым, и объявил о намеренияхиспользовать американскими войсками авиабазу Ханабад в качестве основы для боевых операций в северном Афганистане355.

Американский исследователь Оликер, отмечает, что США воспользовались разнообразными способами для заключения договоренности о размещении авиабаз США на основе доверия страны, граничащие с теми, в которых имеет место вооруженная борьба. Для Туркмении, однако, это было исключением, в условиях продолжительного действия «Доктрины позитивного нейтралитета», который содержал позиции о неприемлемости вооруженного решения политических конфликтов. Туркмения просила американское правительствопублично но подтверждать ее роль в конфликте, в то время как появились вполне ясные намерения Туркменистана на причастность впроведениирегиональных инициатив политики США. В дополнение к оказанию ключевой China loans Turkmenistan Another $4 billion in Exchange for Future Natural Gas Deliveries // Associated Press. 26 April 2011.

Lewis D. The Temptations of Tyranny in Central Asia. New York : Columbia University Press, 2008.

P. 11.

транзитной поддержки военной операции в Афганистане, текущее Американское военное присутствие устанавливает тесную связь с туркменским правительством, что является важным моментом в перспективе военного присутствия США в регионе Каспийского моря и Средней Азии в будущем356.

Исследование Д.Льюиса, констатирует, что в августе 2004г. Генерал Джон Абизэйд, Командующий американским Центральным Штабом, посетил Ашхабад, где по результатам встречи с туркменская таможенная служба получила помощь от американского посольства в форма инструкторов357.

транспортных средств и американских военных Дж.Абизэйд возвратился в Туркмению в 2005 году, но американские и туркменские правительства решительно отрицали любое соглашение о намерениях американских сил использовать Ашхабад как военный транзитный плацдарм358. В январе 2011г., Служба военного снабжения США все же подтвердила, что американские войска покупают топливо у Туркмении, и что они не платят налоги на покупку топлива359.

Сценарий развития Американо-туркменских отношений можно было бы отнести к стандартным для регионов Средней Азии, где правительства сообщатранслируют одну политическую позицию в публичную сферу и совершенно другое делают тайно;

однако, сама Туркменская практика нарушает дух и принятую доктрину о «Позитивном нейтралитете». Сама доктрина достаточно неопределенна, чтобы учесть косвенную поддержку политического режима Туркменистана, но непосредственная поддержка военного конфликта нарушает большую часть прошлых 20-летних международных достижений Ашхабада в области нейтралитета.

Oliker O., Shlapak D. A. U.S. Interests in Central Asia: Policy Priorities and Military Roles. Santa Monica, Project Air Force, RAND Corporation, 2005.

Lewis D. The Temptations of Tyranny in Central Asia. New York : Columbia University Press, 2008.

P. 105.

Ibid. P. 108.

Deirdre T. Ashgabat and CENTCOM Cozy Up for More Collaboration // Eurasianet. 12 January 2011.

Поддержка войны с терроризмом также указывает, что Туркмения трансформирует Доктрину «Позитивного нейтралитета», когда у страны есть личная заинтересованность в результате конфликта. Самый важный инструмент Западного культурного влияния в Туркмении английский язык. Туркменские телеканалы передают многие программы новостей на английском языке. Английский язык также начинает повсеместно использоваться в бизнесе, университетах и правительстве как международный язык.

Говоря о перспективах внешней политики Ашхабада, следует сказать, что туркменские отношения с Китаем, вероятно, останутся крайне важными для обеих сторон, поскольку туркмено-китайский трубопровод стремится к максимуму эксплуатационных возможностей. Сам проект трубопровода, вероятно, приведет к улучшению отношений между Туркменией, Узбекистаном и Казахстаном. Есть политический потенциал, для совершенствования международного сотрудничества экономических отношений Туркмении с государствами Среднего Востока. Важны последствия визита в 2007г. Г. Бердымухаммедовав Саудовскую Аравию, когда были достигнуты договоренности с саудовскими бизнес-лидерами и инвесторами об участии в развитии энергетического сектора Туркмении, туристических областей Каспийского Моря360. Обзор СМИ Азербайджана позволяет говорить, что Г. Бердымухаммедов после официального визита в Бахрейн подтвердил важность двусторонних отношений для будущего сотрудничества361 февраль Остаются неясными (AMD, 11, 2011).

последствия двусторонних соглашений с точки зрения эффективности вложений арабских государств в туркменскую экономику и внешнюю политику. Туркмения позиционирует себя, Ministry of Foreign Affairs of Turkmenistan, Foreign Policy and Diplomacy of Neutral Turkmenistan: Speeches, Statements and Interviews of the President of Turkmenistan Gurbanguly Berdymukhamedov. Ashgabat : Turkmen State Publishing Service, 2007. P. 57.

Turkmenistan-China: Expanding Cultural Cooperation // Turkmenistan–Azerbaijan Media Digest. February 2011.

какэнергетическийэкспортерчетырех региональных акторов: Россия, Китай, Иран и Афганистан. Если прошедшие 20 лет заложили вполне определенные позитивные акцентыдля Туркменской внешней политики, имея ввиду основы заложенные «Доктриной Позитивного нейтралитета», то теперь экономические запросы страны не отвечают геополитическим институциям.

Иностранные энергетические компании испытывали существенные политические затруднения и инвестиционные проблемы в период до 2007, и старались покинуть страну, создавая дефицит инвестиций и капитала.С тех пор Туркменистан создал более дружественный предпринимательский климат, пытаясь привлечь на долгосрочной основе иностранныеинвестиции, для стимулирования нефтедобычи и производства газа, расширения его экспортного потенциала.

Рис.1 Карта Туркменистана – каспийское побережье Туркменистан обладает доказанными запасами нефти примерно на 600 миллионов баррелей, по данным январе 2012 основанным наоценках Нефтяного и Газового Журнала362. Большинство месторождений нефти расположено на Юге бассейна Каспийскогоморя и месторождение Гаражлыкв шельфовой части на западе страны. Кроме того, Туркменистан подтверждает, что в его районе Каспийского моря содержится 80. миллиарда баррелей нефти, хотя есть вероятность, что данные оценки занижены.

Рис. 2. Основные нефте- и газопроводы Каспийского и Центральбно Азиатского региона http://www.ogjrussia.com/?p= В 1998 Туркменистан реорганизовало Министерство нефти и газа, которое включает пять государственных компаний, которые управляют всеми углеводородами страны. Данные компании включают в себя следующие направления: «Туркменнефтегаз»(покупки средств управления, распределение, и экспорта видов топлива и очищенной нефти);

«Туркменнефть»(добыча нефти на западе страны);

«Туркменгаз» (добыча и производство газа);

«Теркменефтегазстрой»(промышленное строительстводлядобычи углеводорода);

«Теркменгеология»(исследование ресурсов и углеводородных потенциалов).

Стремясь привлечь большие объемы иностранных инвестиций и разносторонне развить экспортные маршруты нефти и газа, туркменское правительство приняло решение о преобразовании энергетического сектора страны и усиления роли государства в регулировании окружающей среды. В марте 2007г., правительство создало контрольный орган углеводородных ресурсов. Государственное агентство по управлению и использованию ресурсов углеводорода, для выпуска лицензий и контрактов на нефтяные месторождения и развития источников газа, обеспечило большей прозрачности доходов. В 2008 Туркмения приняла «Закон о природных ресурсах», чтобы обеспечить большую юридическую прозрачность в структуре собственности нефтяных и газовых проектов. Согласно данным Всемирного банка, иностранные прямые инвестиции в Туркмении составили 1.4 миллиарда долл. США в 2009г., что больше на 65% по сравнению с 2008г., и национальные чиновники ожидают рост инвестиций в перспективе.

С четвертыми по величине запасами природного газа в мире, Туркмения могла бы стать крупнейшим поставщиком Южного транспортного Коридора в Каспийском регионе, но комбинация позиций лидерства «вторых ролей», многостороннего геополитического давления, сложность инвестиционного климата и географические сложности транспортировки нефти и газа на рынки потребления препятствуют прогрессу.

С приходом к власти в 2006г., президент Г.Бердымухамедов разочаровал многих региональных и международных наблюдателей, которые ожидали, что он откроет туркменское общество, освободившись от оригинальности предшественника - Сапармурата Ниязова. Нельзя не сказать, что Туркмения успешно преследовала внешнюю политику «положительного нейтралитета», оставаясь в стороне политических споров с соседями в сложном регионе, что влечет многолетнее дипломатическое затишье, когда крупный бизнес присутствует в стране на расстоянии вытянутой руки.

Соединенные Штаты были в состоянии сотрудничать в гуманитарном направлении, но необходимость сосредотачиваться на проблеме безопасности поставило перед Правительством Туркмении необходимость расширять контакты, посол по особым поручениям по евразийской энергетической безопасности Ричард Морнингстэр многое сделал в Туркменистане по созданию атмосферы доверия в энергетическом сотрудничестве.

Сенатор США Д.Лугар отмечает, что широкому двустороннему дипломатическому сотрудничеству все еще недостает динамики, и рост количества взаимных контактов гражданских и официальных лиц высокого уровня Соединенных Штатов поддерживают усилия дипломатов США и служат дополнением сложной Американской военной миссиив регионе Ирака и Афганистана363.

Учитывая экономическую зависимость Туркмении от транспортировки природного газа и ее потребность в активизации работы на внешних рынках, энергетическая составляющая остается центральной частью невоенных обязательств Туркменского правительства. Туркмения реализует внешнеполитические усилия и сосредотачивается на инструментах транзита нефти и природного газа, неизбежно сталкивается с проблемой структурных преобразований.Все это особенно важно, если Туркмения стремится достигнуть роста производственных показателей и открыть новые внешние рынки, особенно через Южный транспортный коридор. С текущими объемами производства в 70 млрд. кубометров газа ежегодно, Туркмения стремится увеличивать производство до 120 млрд.

кубометров в 2015 году и 250 млрд. кубометров к 2030г. Однако, присутствует здоровый скептицизм в намерениях правительства Туркмении, ее желания значительно увеличить объемы производства364.

На суше Туркмения обладает весьма обширными запасами газа.

Область Давлетабад на юго-востоке уже значительное время является объектом активной добычи газа. Недавно зарегистрированный, как второй по величине в мире месторождение газа, Галкыныш(ранее известное как The Lugar Energy Report, Lugar Travels Pipeline Route. August 2006. P. 2–6.

Energy and Security from the Caspian to Europe: A Minority Staff Report Prepared for the Use of the Committee on Foreign Relations, United States Senate One Hundred Twelfth Congress, Second Session, December 12, 2012. P. 22–24.

Южный Елетен-Осман)будет районом где сосредоточится новое производства газа. Район Галкыныш, это сложное месторождение с высоким давлением, содержанием серы и высокотемпературная область, занимает важное место среди самых крупных месторождений в мире.

Для капиталоемких новых производственных проектов (как в Туркмении), крупные международные нефтяные компании зачастую интересуются в процессе ведения переговоров о производстве, конкретизациисоглашенийпо проблеме создания совместного предприятия, разделения совместной с государством акционерной собственности на месторождения. Энергетические крупные корпорации вообще избегают полных контрактов, на основную деятельность, все чаще надеясь на совместную деятельность, как политическую страховку.

Таким образом схема деятельности выглядит следующим образом – добычу и производство природного газа на суше проводится национальной компанией«Туркменгаз», которую нанимают американские и другие международные компании для экспертизы, внедрения инновационных технологий в соответствии с сервисными контрактами, но сохраняет собственность всего месторождения газа для правительства Туркмении.

Исключение составляет - договоренность, достигнутая с Китайской государственной нефтегазовой корпорацией – «ChinaNationalPetroleumCompany» (CNPC) для развития прибрежных газовых месторождений.По некоторым данным заключенное на 35-лет соглашение, на основании чего китайская корпорация CNPCстроит сооружение, начнет производство газа для Китая, и затем передает все операции компании «Туркменгаз»365. Данное соглашение по сообщениям связанным из Китая финансируется и строится для центрального газопровода«Азия-Китай», для организации транспортировки газа в Китай.

Downs A. The Brookings Foreign Policy Studies: Energy Security Series China. 2006.

Аналитики склоняются к мнению относительно привлечения китайской национальной корпорации CNPC к совместному проекту с «Туркменгазом» для освоения месторождения Галкыныш, т.к. разработать данное месторождение возможно, только при помощи сервисных подрядчиков и соответствующей научной экспертизы, инновационных технологий и масштабов сервиса предлагаемого, предлагаемый крупными международными нефтяными компаниями.

Компании малого и среднего бизнеса не работают в данной сфере обслуживания, в Туркмении обращают внимание, что операции по проекту Галкынышбыли конфиденциальными, в отличие от подробного освещения в СМИ информации о сделке с CNPC.

Проблема состоит в том, сумеет ли Туркмения поддержать национальный инвестиционный климат на должном уровне, для увеличения производства природного газа, если отчеты Правительства достоверны, то прогресс в освоении месторождения Галкыныш проходит замедленными темпами. В достаточно долгий период времени, «Туркменгаз», вероятно, будет в состоянии самостоятельно осуществлять функции по экспертизе, инновациям столь необходимые для – продолжения хотя бы скромного роста производства.

По мнению западных специалистов366, такая стратегия заняла бы больше времени, чем продолжительность жизни текущего лидера.

Реформы инвестиционного климата, которые позволили бы международному капиталу активней вовлекаться в экономические процессы взаимодействия с «Туркменгазом», стимулировали бы рост производства, ускорили оборот капитала, увеличили прибыль.

В прибрежной зоне Каспийского моря Туркмения была ближе к международным стандартам эксплуатации, но разведанные запасы не были Energy and Security from the Caspian to Europe: A Minority Staff Report Prepared for the Use of the Committee on Foreign Relations, United States Senate One Hundred Twelfth Congress, Second Session, December 12, 2012. P. 22–24.

достаточно прибыльными, чтобы привлечь международные нефтяные компании. Только небольшое количество компаний, включая RWE (Германия), «OilDragon» (ОАЭ), «Petronas» (Малайзия), «Buriedhil»

(Канада), «Итера» (Россия) и «Wintershall» (Германия)работают в данном регионе страны.

Несколько других компаний ушли из-за сложных географических условий и месторождений находящихся на значительном удалении от берега, угрозы экологическому климату и окружающей среде, дефициту рентабельных и платежеспособных внешних рынков, транспортных маршрутов, позволяющих ежегодно транспортировать млрд.

8- кубометров газа.

Вот что предлагают компетентные источники из США:исходя из выделенных факторов Правительство Туркмении должно сосредоточить свои усилия по преобразованию внутреннего энергетического законодательства, для привлечения инвестиций в сферу энергетики крупных фирм в исследовании возможностей и добычи природного газа, его переработку и транспортировку. Энергетические крупные фирмы не только имеют передовые технологии и инновации по перспективному освоению сопутствующих месторождений газа в Туркмении, но и на основе консенсуса способныэффективно разделить собственность на месторождения газа посредством соглашений по реализации, для конфиденциального финансирования Транскаспийского Трубопровода «Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия»367.

Таким образом правительство Туркмении должно сосредоточить усилия по активизации работы со Всемирным банком, Всемирным Энергетическим агентством, чтобы продвинуть качество менеджмента в сфере энергетических ресурсов и доходов. Сотрудничество с этими международными организациями поможет поддержать необходимую The Lugar Energy Report, Lugar Travels Pipeline Route. August 2006. P. 2–6.

внутреннюю стабильность, продвинуть положительный инвестиционный климат в Туркмении, и улучшить негативный имидж в глазах крупных нефтегазовых корпораций.

Исторически, Туркмения очень зависит отРоссии как основного покупателя ее природного газа через систему Центрально азиатскихтрубопроводов, передавая российскому бизнесу мощный рычаг геополитического влияния на Ашхабад. После таинственного взрыва трубопровода в 2009 году, при сокращении Европейских потребностей в российском газе, Россия вынуждена сокращать импорт газа из Туркмении до млрд. кубометров. Также по мнению американских 10- специалистов368, Россия вынуждена осуществлять ежемесячные платежи приблизительно в 330 миллионов дол. США правительству Туркмении, даже при снижении объемов покупок газа и при низкой ценовой политике, исключительно для политического давления на Туркмению.

Китай также предпринимает организованную энергетическую дипломатию в Ашхабаде пытаясь диверсифицировать импорт газа через три трубопровода, с рассмотрением транзитного варианта через Афганистан. К 2013г., туркменский газовый экспорт в Китай, по некоторым оценкам369, достигнет 30 млрд. кубометров и 65 млрд.

кубометров в следующие годы. Иран также импортирует от 12 до 15 млрд.

кубометров по маршруту«Корпецхе-Курта- Куя» и через трубопровод «Давлетобад – Хангиран», но по некоторым возмещают потребленные объемы газав основном товарами, при отсутствии валюты, по причине действия санкций. В ближайшем времени, торговля с Россией будет самым важным для Ашхабада вариантом, когда только Россия может позволить себе платить валютой. В отличие от этого дружественного варианта, The Lugar Energy Report, Lugar Travels Pipeline Route. October 2006. P. 4.

The Lugar Energy Report, Lugar Travels Pipeline Route. June 2008. P. 6.

газовые продажи Китаю используются в основном, для оплаты взятых ранее кредитов.

По мнению «Вестника» сенатора Конгресса США Дж.Лугара, Европейские союзники Соединенных Штатов в настоящее время защищают два главных проекта в рамках предложения по трубопроводу в Туркмении: Туркмения Афганистан-Пакистан-Индия и - (TAPI) Транскаспийский трубопровод370.

Несмотря на несколько существенных проблем, трубопровод TAPI имеет принципиальное значение, что является геополитическим интересом правительства США, в том числе обновление исторического «Нового Великого шелкового пути» как стратегического варианта международного сотрудничества на континенте, через строительство трубопроводов нефти и газа, продвижения демократических императивов, обеспечения экономического развития. Коммерчески, проект TAPI предлагает выход на растущий индийский газовый рынок. Азиатский банк развития (ADB) был назначен финансовым регулятором проекта, хотя у данной структуры очень небольшой опыт в проектах подобной величины (по оценкам стоимость проекта превышает 7.6 миллиардов долл. США). Туркмения предложила ресурсное обеспечение проекта в объеме - 32 млрд.

кубометров газа (5 млрд. кубометров для Афганистана;

остальные поровну разделяются между Индией и Пакистаном), все страны- участники проекта за исключением Индии согласились с данным TAPI, предложением.Однако, проект столкнулся с трудностями на территории Афганистана как потребителя и страны-транзитера проекта TAPI и основные акторы проекта в дискуссиях сошлись на том мнении, что занятость населения вдоль маршрута трубопровода будет ограничена после строительства трубопровода и введения его в действие.

The Lugar Energy Repor. Importance of the Nabucco Pipeline. July 2009. P. 2–6.

Кроме того, у американских исследователей, есть сомнения, что Туркмения самостоятельно сможет обеспечить проект планируемыми поставками газа, особенно в краткосрочном периоде, учитывая слабые национальные производственные мощности, неуверенность в проведении внутренних инвестиционных реформ. В отличие от постоянных посещений российских или китайских чиновников, у которых наличествуют широкие полномочия проведения переговоров о газовых покупках и строительстве трубопроводов, чиновники ЕС не обладают такой властью и полномочиями: Европейское сообщество – это не единичный концерн по нефтепереработке, и при этом не строит трубопроводы. Хотя существуют обязательства ЕС по продвижению Единой Энергетической Хартии, ЕС осознает, что это должно быть дополнено непосредственной дипломатией, страны-члены ЕС и энергетические крупные концерны по газо- и нефте переработке, стараются синхронизировать усилия и полномочия по выдвижению единых требований в проектах трубопровода и покупке углеводородных ресурсов.

Итак, Европейский Союз должен быть более прагматически настроенным на переговорах по объему и цене закупаемых углеводородных ресурсов. ЕС должен вовлечь большее количество энергетических покупателей по нефтепереработке и энергетические крупные концерны на переговорах с Туркменией учитывая, что у самого ЕС нет единого органа управления гарантирующего газовые закупки на должном уровне, интересующем Туркменистан. Правительство Туркмении проявляет более гибкий подход к покупателям газа и отстраняется от требований по транспортировке 30 млрд. кубометров газа в рамках соглашения по транскаспийскому трубопроводу, что означает появление сложностей обеспечения таких больших объемов транспортировки через Южный Коридор из-за очевидных проблем и ограничений в реализации проектов Трансанатолийского газопровода (TANAP) и Южно-кавказского газопровода (SCP).

Таким образом, некоторые специалисты, делают вывод, о том, что Европейский союз должен вовлечь как можно больше национальных европейских акторов в билатеральные связи на переговорах с Туркменией.

В частности констатируется визит А.Меркель, что оказалось особенно полезно германским интересам как крупному газовому потребителю371.

Еще более привлекательный выбор в международном сотрудничестве с Туркменией был бы для Турции, для закупок газа Туркмении и финансирования транскаспийской транзитной инфраструктуры. Турция смогла бы в ближайшее время удовлетворить быстро развивающийся внутренний спрос на энергоносители относительно дешевым туркменским газом, основываясь на взаимовлияющих факторах – общности языка и Туркменских коммерческих связях. Даже если этот политический выбор вызвал бы ухудшения отношений с Москвой, надо воспринимать данность того, что туркменский газ не являлся бы прямым конкурентом российскому газу на европейском рынке. Азербайджан, также, может извлечь выгоду, транспортируя собственный газ на европейские рынки, через Турцию и для его потребления (возможно включая 6 млрд. кубометров месторождения «Шах-ДенизII», планируемые для поставки на турецкий рынок).

Вывод может быть следующим, для Турции было бы весьма перспективным заключение контрактов на покупку природного газа из Туркмении и извлечения пользы из поддержки Азербайджана и частных энергетических компаний позволив этим объемам углеводородных ресурсов осуществлять транзит через азербайджанскую энергетическую инфраструктуру.

The latest report of the Caspian Development Corporation can be http://ec.europa.eu/energy/infrastructure/studies/doc/2010~12~report~cdc~final~implementation.pdf Международные компании могут участвовать в совместных предприятиях или производственных соглашениях о разделении(PSAs) добычи с «Туркменнефтью» нефти и газа в Каспийском море. Туркмения в настоящее время достигла пределов инвестиционных возможностей для сотрудничества с международными компаниями по добыче морской нефти и газа, исключением является совместный проект с Китаем по проекту в юго-восточной области. В туркменское «Багтыйярлык» правительство подписало несколько крупных совместных соглашений с иностранными компаниями, включая«Итеру» из России и «RWE» из Германии, для регионального развития шельфа Каспийского моря.

Нефтедобыча Туркмении увеличилась с 110,000 баррелей в день в 1992г.

до приблизительно 202,000 баррелей в день в 2010г. Производство достигло максимума до 213,000 баррелей в день в 2004г. Краткосрочные прогнозы сохраняют производственные показатели относительно стабильными до 2013г. Приблизительно половина добычи намечена для внутреннего рынка, который потребляет немногим больше чем 100, баррелей в день372.

Как уже было отмечено, крупнейшие нефтяные залежи расположены в спорных областях шельфа Каспийского моря, и без правового соглашения между Ираном, Азербайджаном и Туркменией о морских границах, эти области, вероятно, останутся неразработанными. Спорное месторождение нефти и газа Кайпаз-Сердар (Kyapaz-Serdar) связывающее туркменскую и азербайджанскую морскую границу в Каспийское море содержит по оценкам от 367 до 700 миллионов баррелей нефти. Туркмения находится в поиске решения международного арбитража, чтобы уладить пограничный конфликт с Азербайджаном в2009г., хотя эта проблема The latest report of the Caspian Development Corporation can be accessed at:http://ec.europa.eu/energy/infrastructure/studies/doc/201012reportcdcfinalimplementation.pdf наряду с требованиями Туркмении частей Азербайджана и района шельфаШираганерешены.

С 2007 туркменское правительство начало активно сотрудничать с несколькими крупными иностранными нефтяными компаниями, для развития Туркменской части Каспийского региона. Таблица 2 ниже –дает анализ содержания текущих нефтяных соглашений подписанных с зарубежными инвесторами.

Таблица 2 Туркменские нефтяные проекты и инвесторы компания Зона развития Объем добычи Детали контракта БюреннЭнерджи Прибрежная зона 12 000 баррелей Соглашение на Небит Даг в день в 2010г. 10 лет до «BurrenEnergy»

куплено года итальянской ENI в Компания Оффшор Дияр 6000 баррелей в Бакыр день в 2010 году «Petronas»

Малайзия oil» Оффшор 47211 баррелей Инвестировано «Dragon Дубаи Челекен в день в 2010г. 454 млн. долл.

США на 2010г.

Компании Оффшор Блок 21 1 фаза разведка Лицензия выдана и и освоение в 2009г.

«Итера»

«Зарубежнефть»

dea» Оффшор Блок 23 1 фаза разведка Лицензия выдана «RWE Нидерланды и освоение в 2009г.

Великобритания автором на основе данных *Составлено GlobalInsightIEA, andtradepress Правительство Туркмении активно работает для увеличения нефтедобычи, находится в поиске баланса стратегических целей освоения региона, активизирующегося международного интереса по добыче природного газа, в условиях дефицита иностранных инвестиций и сложной конкуренции за инвестиционные проекты Каспийского региона. Согласно туркменским официальным лицам, цель страны выйти на объемы производства более чем 1.3 миллиона баррелей в день морской и континентальной нефти к Однако, другие промышленные 2030г.

источники прогнозируют, что добыча будет меньше чем 300,000 барр./день на этот период. Большая часть производственного роста в последние годы обеспечивается от деятельности в оффшорной зоне нефтяной компании «DragonOil» (из Объединенных Арабских Эмиратов, Дубай), и оффшорной зоны освоения итальянской компании «Eni» Небит-Даг на берегах западной области. «DragonOil» подняла добычу до 25% в секторе Челекен в первой половине 2011года и ожидает увеличение нефтедобычи в Туркмении до 100,000 баррелей в день к 2015г373.

Несмотря на указанные успехи Туркмения –является небольшим нетто-экспортером углеводородов и очищенной нефти. Возможности экспорта нефти для Туркмении ограниченны. У Туркмении почти нет международных нефтепроводов кроме международного трубопровода в восточном направлении Казахстана и Узбекистана, куда Туркмения может импортировать узбекскую сырую нефть, чтобы обеспечить ресурсами очистительный завод в г.Чарджоу. Небольшое количество сырой нефти экспортируется из Туркмении через Каспийское Море в Азербайджан и идет в российский порт г.Махачкалы Обеспечение (Дагестан).

транспортного доступа к трубопроводу в России является проблемой из-за низкого качества туркменского сырья.

Denison M. Book Review: Luca Anceschi, Turkmenistan‘s Foreign Policy: Positive Neutrality and the Consolidation of the Turkmen Regime // Central Asian Survey. December 2009. Vol. 28, № 4.


Дубайская корпорация «DragonOil» долгое время тесно сотрудничала с Ираном по объемам поставки нефти, договор действовал с 1998 до 2010.

В соответствии с этим соглашением, «DragonOil» передавала Иранской стороне половину добываемой сырой нефти в Туркмении на северные иранские очистительные заводы в обмен на равный объем экспорта Иранской нефти из региона Персидского залива. В 2010 корпорация «DragonOil» прекратила транспортировать нефть в Иран из-за ужесточения международных санкций в отношении Ирана и снижения объемов транспортируемой нефти из Азербайджана через трубопровод «Баку Тбилиси-Джейхан».

Туркмения в настоящее время занимает лидирующие позиции в шестерке стран по природным запасам газа и входит в 20 стран по объемам добычи газа. Согласно некоторым данным, Туркмения является крупнейшим в мире обладателем запасов природного газа, независимая оценка составляет 265 триллионов кубических футов (Tcf) на 2012г., когда в 2009 году, также независимая оценка показывала 94 Tcf. У Туркмении есть несколько самых больших в мире месторождений газа, расположенные прежде всего в бассейне Амударьи на юго-востоке, бассейне реки Мургаб и на юго-западном шельфе бассейна Каспийского Моря. Недавние исследования показали важнейшие региональные ресурсные источники углеводородов в районе Южного Иолотань – газовое месторождение Галкыныш является вторым в мире, после совместного ирано-катарского месторождения Парс, дав оценку месторождению в объеме триллиона кубометров. Данное открытие поставило Туркменскую внешнюю политику перед необходимостью искать альтернативные варианты диверсификации экспорта газа в страны Европейского Союза, и в первую очередь власти Туркмении нащупывают дипломатические выходы на газопровод «Набукко»374.

Нельзя не отметить, что одновременно с ролью крупнейшего экспортера газа, Туркменистан является и крупным потребителем энергии.

Странав 2008 использовала для национальных нужд 1 квадрильон БТЕ тепловых единиц- эквивалентно количеству теплоты (британских получаемому от сжигания 24 млн. тонн нефти). Из этого объема использованной энергии количество, приблизительно 78 % (0. квадрильона БТЕ) составляет собственный природный газ, в то время как 22 % это доля на рынке (0.22 квадрильона БТЕ) потребления нефтепродуктов. Согласно данным Международного Энергетического Агентства, примерно 30% газового топливного производства составляет в балансе электроэнергии страны, в то время как другие 30% используются для управления, добычи и переработки в газовой промышленности для разведки и добыче нефти и газа.

Таким образом, несмотря на обширные запасы природного газа, у Туркмении наблюдается ограниченный экспорт и поиск инвестиций обусловливает проблемы вложения капитала в новые месторождения газовых ресурсов. Большинство туркменского газа поставляется в Россию, где газовые ресурсы Туркмении или потребляется или транзитом через Россию поставляются на Европейский энергетический рынок375.По мнению западных исследователей, с 1992г. Россия является ключевым для внешнего рынка Туркмения игроком, осуществляя существенное геополитическое влияние на позиционирование страны, оказывает влияние на экспортные цены на газовые ресурсы, не только Туркмении, но всего Центрально-азиатского региона.

European Union – Central Asia Development Cooperation. Luxembourg : Publications Office of the European Union, 2011. 48 p.

Ibid.

Вследствие заключенного нового соглашения по цене на газ, подписанного с Россией в январе 2010, Туркмения договорилась о поставке 1.6 триллионов кубических футов (Tcf/y) в 2010г., когда ранее поставляла в Россию 1.3 триллионов кубических футов в 2009г. Однако, Россия согласилась закупать только одну треть от предлагаемых объемов, и по более низким ценам, ввиду сокращения потребления газа на Европейском энергетическом рынке.

Противоречия заключаются в том, что Туркмения ищет способы обеспечить рост добычи газа, так же как и находится в поиске вариантов его транспортировки, через разностороннее развитие портфеля заказов с внешних рынков. Власти Туркменистана планируют увеличить объемы экспорта через строительство новых трубопровода в Китай и Иран376.

В ноябре 2010 национальное министерство нефти, газа и природных ресурсов опубликовало «Энергетическую стратегию Туркменистана»,цель которой состоит в том, чтобы утроить добычу газа до 8.1 триллионов кубических футов к 2030году. Область Давлетобад в Туркмении, расположенная в бассейне реки Амударьи является одной из самых больших и самыхдолго эксплуатируемых газовых месторождений с предполагаемыми запасами в 60 триллионов кубических футов.

Китайская корпорация единственная иностранная «CNPC» компания с прямым доступом к развитию прибрежных нефтяных зон Каспийского моря. Месторождение в долине реки «Багтыярлык»

Амударьи, на основе договора с Китаем на период 35-лет оценивается в 182 миллиардов кубических футов газа (Bcf) и с 2009г., ежегодно поставляет газ через трубопровод СреднейАзии в Китай. К 2012 ожидается увеличение производительность источника в 460Bcf/y, для реализации газа в Китай.

Bierman S. Turkmens Open New Gas Export Market After Agreement on Trans-Afghan Pipe // Bloomberg News. 13 December 2011;

Bierman S., Sethuraman D. China Turns to Turkmen Natural Gas as Gazprom Seeks Price, Pipeline Deal // Bloomberg News. 4 March 2011.

Также в китайском направлении ожидается реализация ресурсов месторождения Иолотан, расположенного в юго-восточном бассейне района Мургаб. Независимая оценка ресурсо-обеспеченности показала запас газа в объеме 460 триллионов кубических футов Tcf., с перспективой добычи в 740 Tcf., что является по оценке запасов вторым по величине регионом в мире. С целью инвестиционного сопровождения данного проекта Китайский Банк развития обеспечил кредитную линию в размере миллиардов долл. США в 2009 на первую стадию развития, и в 2011г.

проект рассчитан еще на 4.1 миллиарда долл. США для второй стадии.

Данный проект носит важное международное значение для транспортировки углеводородных ресурсов, в частности экспорта газа через трубопровод Средняя Азия-Китай.

Также специалисты отмечают, открытость Туркменского правительства для иностранных инвестиций в создании совместных предприятий по добычи нефти и вложений в месторождения газа на морских шельфах Каспийского моря. Большая часть добываемого газа из Каспийского моря является сопровождением процесса добычи нефти.

Малазийская компания «Petronas» и корпорация «DragonOil» осуществляет добычу газа через совместный договор по месторождению в области Челекен. Данное соглашение «Туркменгаз» подписал в июле 2011г. с корпорацией котораяобязалась построить совместное «Petronas»

предприятие по переработке 360 миллиардов кубических футов газа Каспийского побережья.

Туркмения стала ведущим газовым экспортером в Каспийском и Центральном азиатском регионе. Страна экспортирует большинство своего газа, потому что объемы производства превышают в 2 раза внутренний спрос оцениваемый в 720 миллиардов кубических футов на 2010г.

Туркмения подписала несколько соглашений между 2007 и 2009гг. с международными организациями по выявлению запасов газа и развитии инфраструктуры трубопроводов. Туркмения исторически положилась на Россию как основной внешний рынок газа и страну транзита, хотя недавно построенные маршруты нефте- и газо- трубопроводов в Китай и Иран диверсифицировали поставки.

В начале 2008г. Туркмения прекратила поставки газа в Иран из-за газового спора в Каспийском регионе;

однако, вскоре страны подписали новое соглашение в феврале 2009. Иран согласился импортировать миллиардов кубических футов (Bcf/y),хотя потенциал импорта оценивался в 177 Bcf/y в 2009 году. Объем импорта как ожидается, увеличится, поскольку Туркмения пытается возместить падение экспорта газа в Россию и за счет его увеличения на втором трубопроводе в Иран.

является – Центрально-азиатский маршрут трубопровода ключевым проектом, через который Туркмения экспортирует свой газ в Россию и важный источник природного газа для российского ОАО «Газпром». С западного направления природный газ поставляется с Каспийского моря на север, в то время как восточный природный газ направляется с восточного побережья Туркмении в южный Узбекистан в западный Казахстан.

Трубопровод Корпецхе-Курта Куя (из Туркмении в Иран) является 200 километровым трубопроводом введенным в 1997 и был первым Центрально-азиатским трубопровод природного газа в обход России.

Условия 25-летнего контракта между двумя странами предусматривают, что 35 процентов туркменских поставок являются оплатой Ирану, за вклад в строительство трубопровода.

Трубопровод Давлетобад – Хангиран(изТуркмении в Иран) второй масштабный трубопроводный проект с пропускной способностью в миллиардов кубических футов Bcf/y был запущен в производство в январе 2010г., позволяет Туркмении расширить ее экспортные варианты. Вторая фаза проекта стоимостью в 550 миллионов долл. США была открыта в ноябре 2010г., которая позволяет транспортировать газовые ресурсы Туркмении до 424 Bcf/y.

Трубопровод Средняя –Азия-Китай(из Туркмении в Китай) китайская корпорация инициировала проект CNPC «Китайско Туркменскую транс-газовую корпорацию», чтобы построить 1, километровый маршрут транспортировки газа из восточных областей Туркмении через Узбекистан в западный Китай. В 2011г., корпорация объявила, что мощность трубопровода составляет «CNPC» 2, миллиардов кубических футов Bcf/y к 2015, что больше запланированных объемов транспортировки в 1,5 раза.

является запасным вариантом «Бухара-Урал»

Трубопровод законсервированного маршрута Узбекистана «Бухара-Урал» в 2001г., для того чтобы обеспечить транзит постоянно увеличивающихся объемов добычи туркменского газа. Этот трубопровод проходит из Давлетобада, (Туркмении) через Узбекистан и Казахстан в г.Орск, Россия. Потенциал трубопровода в настоящее время составляет 706миллиардов кубических футовBcf/y;


однако загруженность обеспечена на 25% в пределах 177 Bcf/y и нуждается в технологической модернизации.

Туркмения начала строительство трубопровода «восток – запад» в мае 2010г., чтобы объединить Юго-восточные месторождения газа Туркмении в Каспийском море и обеспечить транзит в Европу маршрутов вдоль Каспийского моря. Мощность трубопровода, ожидаются в 1, Bcf/y, к середине 2015.

Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия трубопровод (TAPI).

Данный проект является дополнительным транзитным маршрутом для экспортеров Каспийского региона, с целью удовлетворения азиатского спроса. Основная задача обеспечить газом и нефтью через Афганистан Иран или в регионы Персидского залива для переработки и реализации.

Афганский вариант, продвигаемый Туркменией, повлек за собой строительство трубопровода через афганскую территорию в направлении энергетических рынков Пакистана и возможно Индии. Трансафганский трубопровод, таким образом охватывает более 1,000 миль от Туркмении к г.Фазилике (Индия).

Основными проблемами проекта по мнению фирм-разработчиков, являются, безопасность поставки нефти и газа, неуверенность в оценке запасов и ресурсов, дефицит инвестиций. Четыре вовлеченные страны подписали международное рамочное соглашение по газопроводу и Межправительственное Соглашение в декабре 2010г., Туркмения и Пакистан подписали Меморандум соглашения в ноябре 2011г., относительно ценна импорт сырья. Однако, вероятность такого трубопровода, прибывающего в проекте он-лайн в следующие несколько лет очень сложна, ввиду логистических проблем и проблем безопасности.

Транскаспийский трубопровод (TCGP), данное предложение построить Транскаспийский Трубопровод обошло стороной и Россию и Иран, чтобы обеспечить транспортировку туркменского газа через Каспийское море в Азербайджан и посредством совместного транзита устремить последний в Европу. Это предложение в объеме 1,060миллиардов кубических футов Bcf могло быть совместным с Юго Кавказским трубопроводом, с дальнейшей его транспортировкой в Турцию, что и явилось бы прообразом запланированного трубопровода«Nabucco» для юго-восточной Европы. Но активные споры о правовом статусе Каспийского морского дна, и сложность его юрисдикции между Туркменией и Азербайджаном усложняет жизнеспособность проекта377.

Выводы Turkmenistan. Country analisys briefs. Energy information administration. January 2012.

www.eia.doe.govhttp://www.eia.gov/cabs/Turkmenistan/pdf.pdf Подводя итоги исследования геополитических позиций Туркменистана в контексте позиционирования и использования природных ресурсов Каспийского бассейна нельзя не отметить, что Туркмения на протяжении всех гг. стремится 2000- диверсифицировать экспортные маршруты для торговли нефтяными и газовыми ресурсами игнорируя потенциал трубопроводной системы России.

Нельзя не сказать, что Туркменская Доктрина «Позитивного нейтралитета» по восточному презентует стратегические институции руководства страны, декларирует принцип невмешательства в дела других стран и особо выделяет принцип недопустимости присутствия групп войск и военного вмешательства как не приемлемым средством разрешения спора.

Специфика политического режима и его трансформации позволяет говорить о приоритетности в реализации внешнеполитических установок доктрины нейтралитета вместо занимаемой ранее позиции изоляции.

Позитивный нейтралитет играет важную роль в установлении и поддержании билатеральных отношений между Ираном и Туркменией.

Сценарий развития Американо-туркменских отношений можно отнести к стандартным для позиции стран Центральной Азии, где правящие режимы сообща транслируют одну политическую позицию в публичную сферу и совершенно другое делают тайно, так явная поддержка войны с терроризмомуказывает, что Туркмения трансформирует Доктрину когда у страны есть личная «Позитивного нейтралитета», заинтересованность в результате конфликта.

Обновление политического руководства страны ознаменовалось сменой внешнеполитических приоритетов национального сотрудничества Туркменистана, активно набирают темпы интеграции национальных интересов с такими странами как - Соединенные Штаты, Саудовская Аравия, Европейский Союз, Бахрейн, Китай. Особо выделяется интерес правящего режима не только и не столько к инвестициям в новые газовые и нефтяные месторождения, сколько интерес в приобретении новых инновационных технологий добычи, переработки, экологии, транзита.

Нельзя не признать очевидного факта – Туркменистан активно наращивает потенциал межрегионального сотрудничества с Узбекистаном и Казахстаном для формирования транзитного маршрута углеводородов через Центральную Азию для соблюдения Туркмено-Китайских договоренностей. Плотность внешнеполитического сотрудничества Туркмении и Китая вызывает определенную озабоченность России, т.к. на рынке появляется конкурирующие маршруты нефти и газа в Китай, доказательством чему следует особое соглашение на добычу углеводородов с Китайской государственной нефтегазовой корпорацией – «ChinaNationalPetroleumCompany» (CNPC) и игнорирования просьб прочих иностранных корпораций. С целью снижения роли России Европейские союзники Соединенных Штатов в настоящее время защищают два главных проекта в рамках предложения по трубопроводу в Туркмении: Туркмения Афганистан-Пакистан-Индия (TAPI) и Транскаспийский трубопровод.

Отсутствие у ЕС единого органа управления энергетической сферой, необходимость реализации проектов Трансанатолийского газопровода (TANAP) и Южно-кавказского газопровода (SCP) позволяют говорить о выбранной стратегии Европейским Союзом в вовлечении как можно большего количества национальных европейских акторов в билатеральные связи на переговорах с Туркменией (Германия, Франция, Италия).

Таким образом следует сказать, что на сегодняшний день для Туркмении комбинация позиций лидерства ролей», - «вторых многостороннего геополитического давления, сложность инвестиционного климата и географические сложности транспортировки нефти и газа на рынки потребления препятствуют прогрессу.

ГЛАВА V Страны зон транзита в Каспийском регионе (Субрегиональные лидеры в Каспийском регионе) 5.1. Геополитические стратегии Турции и стран Южного Кавказа С окончанием периода холодной войны стали очевидны процессы конкуренции и сотрудничества среди акторов Кавказа за природные ресурсы Каспийского моря. Значение углеводородных ресурсов региона Каспийской области стимулируется активизацией транзитной политики, геополитическими играми вокруг маршрутов транспортировки нефти и газа. Проект трубопровода BTC является важной альтернативой в формировании сетевых маршрутов природных ресурсов Каспийской области для западных рынков вообще и для Каспия в частности. Проблема стала актуальным вопросом в областях геоэкономики, безопасности, политических и дипломатических отношений региональных стран378.

Оценивая последние внешнеполитические взаимодействия Росси и Турции, нельзя не отметить, что Россия отдавала приоритет отношениям с Соединёнными Штатами, Европой и ближайшими соседями из Содружества Независимых Государств (СНГ) в то время, как Турция была озабочена стратегическим партнёрством с США, нестабильностью отношений с Грецией и Кипром и прилагала все усилия для вхождения в состав Европейского Союза (ЕС). На протяжении большей части 1990гг.

Россия и Турция выказывали политическое пренебрежение друг к другу, но торговые отношения между ними были на подъеме, при всем политическом негативе экономические и бизнес-отношения России и Турции активно развивались. Если говорить о геостратегическом измерении, то основным мотивом сближения является, по всей видимости, Erdemir H. The Policies around the BTC Pipeline // Alternatives: Turkish Journal of International Relations. Winter 2009. Vol. 8, № 4. P. 20–26.

общее чувство разочарования по отношению к Западу. Начиная с 2003г.

потеря обеими странами иллюзий по отношению к Соединённым Штатам и Европе и растущее желание избежать американского и европейского вмешательства в общую пограничную зону на Кавказе и Каспийском регионе, а также противостояние политике США на Ближнем Востоке объясняют общность позиций России и Турции.

В настоящий момент, Россия поставляет Турции более 70% импортируемого ей газа. Газопровод «Голубой поток», проходящий по дну Черного моря, специально предназначен для экспорта российского газа в Турцию. Обе страны недавно подписали дополнительные соглашения с целью дальнейшего развития торговли энергоносителями, в результате которых Турция может стать ключевой страной для транзита российского газа в Европу, а в перспективе и на Средний Восток379. Сложности и трения в отношениях с США из-за военных действий в Ираке привели к существенному осложнению и деградации отношений Турции в отношении стран Запада. Это сложное взаимодействие экономической и политической динамик радикальным образом повлияло на восприятие России, которая все больше воспринимается большей частью турецкого общества в качестве потенциального партнёра.

Политолог Хасан Унал в своей статье в «Файнэшнл Таймс»

отмечает, что Юго-восточная провинция Турции экономически зависит от торговли с Ираком;

Анкара оценила в 30 миллиардов долларов ущерб от американских санкций на запрет торговли с Ираком после войны в Персидском заливе и прекращения экспорта иракской нефти через турецкий порт Джейхан на Средиземном море380.

Российско-турецкие отношения изменились от политического недоверия при экономическом сотрудничестве в 1990-е годы до Turkey-Russia Relations//www.euractiv.com/Article?tcmuri=tcm:29-134083 16&type=LinksDossier.

Turkey would be better off outside the EU // Financial Times. 17 December 2004.

политического сближения при нараставших более тесных экономических связях в 2000-е годы. Это улучшение связано с несколькими факторами, включающими снижение с обеих сторон ощущения угрозы безопасности, исходящей от другой стороны, неудовлетворённость отношениями с США и ЕС, а также сближение политик в отношении стран Каспийского бассейна и Южного Кавказа381.

С 2009 года Турция активизировала усилия по сближению с Арменией, несмотря на явные возражения Азербайджана382. И хотя Турция не признала независимости Абхазии и Южной Осетии, турецкие компании, по некоторым сведениям, ведут весьма активную торговлю с Абхазией, а Анкара, к большому неудовольствию Грузии, позволила президенту Абхазии посетить Турцию. Стремление Турции улучшить отношения с Арменией может привести к значительному облегчению экономической ситуации в этой стране, правительство которой поддерживает тесные связи с Москвой.

На сегодняшний день оптимальная геополитическая ориентация России выглядит следующим образом: быстрое и управляемое экономическое сближение с Азией, при непрерывности коммерческих связей с Китаем. Социально-политическое сближение с Европой, преодоление в отношениях с ней остатков неоконченной «холодной войны». Имея в конечном итоге целью такого сближения создание новой системы безопасности Европы, сближение Европейского Союза с Россией и Европой, формирование ЕС с едиными человеческими, энергетическими и экономическими пространствами.

Этот амбициозный на первый взгляд стратегический подход не является таким уж однозначным и абсолютно далёким от реальности при Yanik L. Allies or Partners? An Appraisal of Turkey's Ties to Russia, 1991-2007 // East European Quarterly. September 2007. Vol. 41, № 3. P. 349–370.

Маркедонов С. Азербайджано-турецкие отношения: новая повестка дня [Электронный ресурс] Информационный сайт политических комментариев // «Политком.RU» [сайт]. URL:

http://www.politcom.ru/9032.html условии, что России удастся привлечь к этому проекту других региональных «аутсайдеров» и, в первую очередь, Турцию.

Новые идеи способствуют пересмотру и расширению понятия «европеец», одновременно способствуя эволюции отношений между «инсайдерами» и «аутсайдерами». Первая из этих идей - это понятие «большой Европы» Как и многие российские неоревизионистские идеи, это понятие в большей степени отражает стремление и является идеалом, а не чётко разработанной программой. При этом оно всё же содержит некоторые указания на альтернативную модель европейской политики.

Если интеграционный проект ЕС основан на выполнении определённых условий, подход России к государствам, не вступающим с ЕС, отвергает механизм навязывания условий. Различные интеграционные проекты России, в частности, Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) отрицают необходимость для подобных проектов позитивного нормативного базиса.

На самом деле, Россией выдвигается негативная норма, а именно невмешательство во внутренние дела других государств, а также вестфальское понятие суверенитета, сопровождаемое утверждением многополярности. Россия и Турция выступают одновременно как партнёры и как соперники, что особенно заметно в сферах энергетики и влияния в Каспийском регионе. Несмотря на это, после окончания российско-грузинской войны российские аналитики высказали предположение о развороте Турции к Москве в рамках фундаментальной геополитической переориентации383. Как точно отметил Р. Саква, в качестве двух крупнейших «аутсайдеров» в Европе, обе страны с неизбежностью обладают определённой геополитической общностью, потенциально способной послужить основанием для долгосрочного Torbakov I. The Georgia Crisis and Russia-Turkey Relations. Washington, DC : The Jamestown Foundation, 2008. P. 25.

сближения. Сближение с Россией иногда воспринимается в Турции как альтернатива вступлению в ЕС. Однако и Россия, и Турция осознают, что «альянс аутсайдеров» был бы губительным для обеих, поскольку усугубил бы их маргинальный статус и обрёк бы их на бесплодную международную политику оппозиционеров. Совершенно очевидно, что эти страны не планируют образовать «ось исключённых» и не предпринимают попыток создания какой-либо «организации системного уравновешивания», однако «добавочная увязка» между Турцией и Россией в международной политике основана на реальных проблемах. «Гнев Турции по отношению к политике США в Ираке... согласуется с недовольством России посягательствами Америки на сферу влияния Москвы»384. Россия сталкивается сейчас с целым рядом проблем в своих отношениях с Южной Осетией и Абхазией, независимость которых была признана ею 26 августа 2008 года, сходных с теми, что испытывает Турция в отношениях с Турецкой республикой Северного Кипра. Поскольку ЕС и другие западные страны настаивают на территориальной целостности Грузии в ситуации, когда возвращение этих территорий в состав Грузии практически немыслимо, эта проблема выглядит столь же неразрешимой, как и кипрский вопрос.

Турецкий премьер-министр Р.Т.Эрдоган все шире продвигает концепцию обновленного турецкого подход к внешней политике, под названием углубление». Данный подход, «стратегическое сосредотачивается на контексте осознания того, что Турция является связующим звеном между двумя ареалами», «гео-культурными состоящими из исламской составляющей Переднего Востока и светски прогрессивного Запада (Европа и США). Являясь соединяющим звеном обоих цивилизационных ареалов Р.Т. Эрдоган намеревается сделать Турцию стратегическим актором между этими двумя «гео-культурными Саква Р. Выйти из положения «аутсайдеров»: Россия, Турция и альтернативные концепции Европы // RussiaNewVisions. 2010. Vol. 51. P. 21.

ареалами», расширяя турецкое влияние в Черноморско-Каспийском регионе как более сильный партнер, и параллельно развивая более близкие связи с Россией и Ираном. Данная позиция отвечает политическим запросам турецкого электората, так как это действует в противовес позициям Запада и американской внешнеполитической стратегии в частности (которая не обладает популярностью в турецких политических кругах), в концепции «стратегическое углубление» Р.Т.Эрдогана нет ясного упоминания о роли России в регионе и тому есть причина. Как отмечает турецкий исследователь Ибрахим Калин, элита большинства развивающихся стран, и в том числе политическая элита Турции осознает, что национальное будущее зависит от поддержки стран Запада с точки зрения экономического развития и национального благополучия385.

Затянувшиеся переговоры о вступлении Турции в ЕС, хотя и приостановлены на время, вероятно останутся ключевой внешнеполитической целью для Анкары. Упрочение связей с НАТО продолжится, несмотря на недовольство позицией Вашингтона в отношении Ирака и в частности курдского вопроса, что не может не тревожить политиков Турции386. Ибрахим Калин также пишет, что турецкий премьер-министр Р.Т.Эрдоган используя новый подход в реализации внешней политики, сосредотачивается на концепции «стратегическое углубление» в политике по отношению к соседям, близлежащим региональным державам387.

Отложенные на неопределенный срок (длящиеся 40-лет) переговоры о вступлении Турции в ЕС, наличие долгосрочного партнерства с НАТО, подчеркивают значимость Турции как регионального актора в поддержании регионального баланса сил и со стороны Турции и со Kalin I. Strategic Depth at work // Today’s Zaman. 13 August 2009.

Pool J. van, Terterov M. Russian Geopolitical Power in the Black and Caspian Seas Region:

Implications for Turkey and the World // Insight Turkey. 2010. Vol. 12, № 3. P. 191–203.

Kalin I. Strategic Depth at work // Today’s Zaman. 13 August 2009.

стороны России, что требует активного сотрудничества между ними, для нивелирования конфликтного потенциала Каспийского региона и малых стран Кавказа. Политическая элита Турции осознает, что если Россия снова предпримет попытку вторжения или дестабилизации Грузии, когда Тбилиси будет вынужден выйти из подтвержденных обязательствами со странами ЕС южных энергетических проектов, то Турция может быть принуждена открыть границу с Арменией, что может привести к прямо противоположной реакции в отношениях между Турцией и Азербайджаном. Нидерландский профессор Ван Пул отмечает, что данная патовая ситуация - прямая угроза уникальности позиции Турции в способности противостоять российскому монополизму в поставках энергоресурсов в Европу, и может осложнить отношения между Россией и Турцией388.

По мнению некоторых исследователей Россия осознает, что Турция стремится быть сильным региональным игроком в регионе Каспийского бассейна и то, что это не будет младший партнер в отношениях с Российской Федерацией. В недавнем прошлом было предпочтение в отношении доминирующих позиций России, как «старшего брата» с другими бывшими советскими республиками Каспийского региона такими как Армения, Кыргызстан, Узбекистан, и недавние события – несут определенный негативный признак российского давления (российские взаимоотношения с Украиной).

Западные тактики, однако, должны будут дать перспективную оценку сложности дипломатической увертюры Анкары и Москвы, неизбежности столкновения интересов в среднесрочный период, когда найдет выход столкновение национальных интересов России и Турции, Pool J. van, Terterov M. Russian Geopolitical Power in the Black and Caspian Seas Region:

Implications for Turkey and the World // Insight Turkey. 2010. Vol. 12, № 3. P. 191–203.

проявится конкурентный характер геополитики в обновленной стратегической установке Турции относительно Каспийского региона.

Нельзя не признать, что в перспективе Азербайджан больше не будет в состоянии полностью выполнить объемы поставки газа, требуемые по проекту «Набукко», инициируемый и поддерживаемый Анкарой, и будет вынужден пригласить российскую сторону к участию в проекте.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.