авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 11 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ...»

-- [ Страница 8 ] --

Газовые Совместные действия Израиля и Турции сконцентрировали интересы Израиля по использовании потенциала «Баку-Тбилиси Джейхан» «BTC», расширения его экспортных возможностей на Израиль, для совместной политической и экономической выгоды всего региона.

Израиль будет в состоянии устранить свою региональную внешнеполитическую изоляцию. Еврейское государство гарантировало бы Turkey Country Analysis Brief [Electronic source] // U.S. Energy Information Administration [website]. URL: http://www.eia.doe.gov/emeu/cabs/turkey.html Cм. подробнее: http://www.eurasianet.org надежность источника нефти и газа для его расширяющегося спроса за счет роста промышленности, без учета возможных волнений государств Персидского залива. А. Махлис, пишет, что Израиль нуждается в 282. миллиардах кубических футов газа ежегодно (Bcf) к 2010г. В Израиля на природный газ спрос рос по экспоненте с 1980-ых и достиг 282.5 млрд.

куб. футов (Bcf) к 2010г. Израильская электрическая компания «Israel Electric Company»

планирует инвестировать 1.5 мрлд. Долл. США в строительство дополнительных электростанций на основе природного газа в Израиле.

Турецкие чиновники хотели бы принять участие в поставке природного газа и нефти в Израиль через Турцию. Таким образом Турция будет участвовать в проектах в израильских внешнеполитических проектах, что может являться основой для дальнейшего сотрудничества и в других областях. Турецкий холдинг «Зорлу» - «Zorlu» подписал контракт в Израиле октябрь 2005г. по участию в строительстве станции «Ашдод» «Ashdod» основанной на газе электростанции в доле 20% акций. Завод производит существенное количество эл.энергии в 100 МВт ежегодно, израильские власти рассматривают варианты диверсификации поставок газа из различных источников, чтобы обеспечить безопасность и надежность энергетического рынка. Трубопровод «BTC» - реальная альтернатива, как для Израиля, с его потенциалом углеводородов и запасами туркменского газа и нефти. Компания из Израиля «Мерхав» «Merhav» активно вкладывает капитал в Туркменистан как крупнейший иностранный подрядчик для реконструкции и модернизации туркменских очистительных заводов. «Мерхав» управляет капиталами в 1.4 млрд. долл.

США в контрактах энергетического бизнеса Туркмении453.

Machlis A. Azerbaijan courts Jews, Israel to win favour with US [Electronic resource] // Jewish Telegraphic Agency [website]. URL: http://www.jewishaz.com/jewishnews/000218/charsid2.html Murinson A. Azerbaijan-Turkey-Israel Relations: The Energy Factor // Meria the Middle East Review of International Affairs. September 2008. Vol. 12, № 3. P. 1–16.

Завершение строительства «BTC» было поворотным моментом в энергетическом сотрудничестве между Баку, Тбилиси, Анкарой и Иерусалимом, церемония открытия трубопровода BTC, поддержанного США, состоялось в турецком средиземноморском порту 6 июля 2006г.

Израиль представлял Министр Национальной Инфраструктуры Биньямин Бена Элизер, на церемонии присутствовали представители 36 стран.

Израиль заинтересовано обеспечить расширение трубопровода BTC до порта в Красном море- Эйлате (600 км), чтобы обеспечить поставку Каспийской нефти и газа на Восточные рынки454.

Первая поставка азербайджанской нефти через трубопровод «BTC»

достигла Израиля в июле 2006. Это была шестая по очереди поставка нефти через трубопровод к турецкому терминалу Джейхан на мировой рынок. В пределах реализуемой общей политики, Израиль сохраняет источники своего энергетического импорта и не афиширует другие национальные проблемы. Однако, если ранее Израиль тайно покупал азербайджанскую нефть, с этого времени, израильские власти объявили об этой договоренности по покупке публично, чтобы подчеркнуть стратегическую природу азербайджанско-турецко-израильского сотрудничества, когда азербайджанские и турецкие стороны взяли на себя существенные политические и экономические риски, продавая нефть Израилю вопреки угрозам политического режиму Ирана и арабским экстремистам. В настоящее время шестая часть израильского импорта нефти доставляется из Азербайджана, Когда месторождение нефти Азери Шираг-Гюнешли (Azeri -Chirag- Gnesli (ACG)) на азербайджанской шельфе Каспийского моря достигнет своей максимальных объемов извлечения, Азербайджан получит от объемов производства 29 млрд. долл.

США доходов следующие 20 лет455.

Zorlu will build power plant in Israel [Electronic resource] // Zaman [website]. URL:

http://www.zaman.com.tr/haber.do?haberno= Bayatl T. BP Developments // Azerbaijan International. 2008. Vol. 15.1. P. 66–70.

Израиль заинтересовав в покупке природного газа из месторождения Шах Дениз, который может достичь объема добычи в 9 миллиардов кубических метров ежегодно с перспективой до 24 миллиардов кубических метров. Израиль может импортировать 1.7 миллиарда кубических метров газа, некоторые из которых могут закупаться из Азербайджана. Также Израилем предложено расширить уже законченный трубопровод природного газа «Баку-Тбилиси-Эрзурум»в сторону энергетического центра Джейхан в Турции. Как отмечает Р. Аль-Шаяф израильские чиновники предприняли максимум усилий по выражению национальных интересов и покупке как можно большего количества азербайджанского газа, с непосредственным участием турецких коллег для долгосрочного взаимодействия456.

Нельзя не отметить что Турция и Израиль являются приверженцами западных ориентаций развития внешней политики, наиболее развитыми региональными демократическими странами. Поэтому отношения между Турцией и Израилем являются полезным движением в продвижении национальной независимости и экономической поддержки Азербайджана, сотрудничества с потенциальными партнерами Центрально-Азиатского региона. Позиция этих двух стран457, турецкий политолог Эрдемир Халил, определяет как власти» поддерживаемый США «баланс противопоставляемый российским и иранским интересам в системе регионального влияния на Кавказе и Каспии. Данная задача была трудно осуществима;

но тем не менее, американское правительство продемонстрировало официальную поддержку акторам региона.

Реализация проекта нефтепровода «Баку-Тбилиси-Джейхан»- «BTC»

минуя территорию России и Армении, у которых есть достаточные связи с Al-shawaf R. Russian-Georgian conflict impacts Middle East // Turkish Daily News. 18 September 2008.

Erdemir H.The Policies around the BTC Pipeline // Alternatives: Turkish Journal of International Relations. Winter 2009. Vol. 8, № 4. P. 26.

Ираном, безусловно является геополитическим проектом по транспортировке Каспийской нефти в турецкий порт Джейхан для обеспечения энергией западные рынки, что способствовало поддержке экономической и политической независимости Азербайджана, их противостоянию российским и иранским интересам. Данные аспекты были важны для американских и израильских политиков, которые смогли выявить и определить стратегическую ценность строительства трубопровода «BTC». Израильские чиновники активно продвигают идею о сотрудничестве с Турцией, чтобы расширить нефтепровод «BTC»до Израиля для обеспечения энергией восточных рынков.

Нельзя не охарактеризовать Израиль как нового геополитического актора в Каспийском альянсе, анализируя энергетическое сотрудничество или дефицит ресурсов следует сказать, что Иерусалим старается соблюсти баланс между двумя крупнейшими областями производства нефти и газа – странами Каспийского региона и Ближним Востоком. Часть политологови сследует энергетическую перспективу Израиля. Это сопровождается анализом энергетического потенциала Азербайджана и Казахстана458.

Некоторые политологи и международные специалисты обсуждают попытки сотрудничества между Израилем и Ираном и растущей египетской ролью в удовлетворении потребностей природного газа Иерусалима. Здесь следует выделить двойственность аргументом:во первых, в отличие от других предметов потребления, энергетические продукты носят стратегический характер. Энергетическое сотрудничество одновременно отражает и укрепляет стратегические геополитические связи. Другими словами, энергетическая торговля не может Pierce S. Pace Speeds up in Exploration for Triassic Targets in Israel // Oil and Gas Journal. July 2004. Vol. 102, № 25. P. 41;

Zion Oil, Exploration History [Electronic resource] // Zion Oil & Gas, Inc.

[website]. URL: http://www.zionoil.com/industry/exploration.html;

Rosen E. R. The Effect of the Relinquished Sinai Resources on Israel’s Energy Situation and Policies // Middle East Review 14. Spring-Summer 1982. № 3– 4. P. 7;

Kessler F. Planning Ahead: Anticipating Iranian Oil Cutoff, Israel Quietly Made Deals for Supplies from other Sources // Wall Street Journal. 9 February 1979.

анализироваться отдельно от широкого геополитического контекста. Во вторых, конфликты и войны обычно анализируются в терминах суммы баланса, где прибыль одной стороны –является проигрышем другой стороны. Энергетические ресурсы, с другой стороны, являются важным козырем во взаимо-выгодности ситуации, где все стороны могут извлекать пользу.

В израильском контексте сотрудничество с Азербайджаном и Казахстаном, вероятно, и далее будет способствовать энергетической безопасности еврейского государства. Однако, Иерусалим должен исследовать способы расширения энергетического сотрудничества с соседними странами при наступлении соответствующих политических условий.

Энергетическая перспектива Израиля По данным оценки на январь 2009г. доказанные запасы нефти Израиля составляют 1940 млрд. баррелей, и запасы природного газа млрд. куб. футов (bcf)459. Данные цифры демонстрируют ограниченность доказанных запасов углеводорода и означают, что Израиль в значительной степени зависит от иностранных поставок, чтобы соответствовать национальным энергетическим потребностям. Противостоя данной уязвимости, Израиль, как и большинство других энергопотребляющих стран, старается проводить диверсифицированную энергетическую политику. Это включает стимулирование местного производства энергии, разностороннее развитие энергетической инфраструктуры и источников, формирование стратегического нефтяного запаса. Согласно данным израильского Министерства Окружающей среды, экономика базируется почти полностью на импортированном топливе, главным образом первичной обработке сырья и сырой нефти. В последние 10-летие Израиль особенно способствовал расширению вариантов альтернативных Worldwide Look at Reserves and Production // Oil and Gas Journal 106. 2008. № 48. P. 22.

источников энергии, таких как возобновляемые источники, особенно солнца. Действительно, страна имеет одни из самых высоких показателей по наличию солнечных дней в году во всем мире, и используется данная энергия в 75% домашних хозяйств460. Несмотря на усилия разностороннего развития энергетических источников, Израиль в большой степени зависит от углеводородных источников, чтобы удовлетворить национальные растущие энергетические потребности. Уголь обеспечивает приблизительно 30% потребления энергетики страны. Все угольные поставки импортированы из зарубежных стран Африка, (Южная Колумбия, Австралия, Индонезия, Польша, Китай и другие)461.

Как и уголь, нефтедобыча Израиля весьма ограничена. Иностранные поставщики обеспечивают большую часть нефтяных потребностей страны.

В последние годы Россия, страны Каспийского бассейна и Африка впервые появились в качестве крупнейших экспортеров в Израиле. Национальные усилия в нефтеразведке были приложены в 1947г. (прежде, чем государство было официально создано в 1948г.). Исследование потенциала нефти и газа началось в 1947г. на поверхности в области Гелетц (Heletz) центрального Израиля, и сделано первое открытие месторождения «Гелетц-1» было открыто в 1955г.462. С тех пор, несколько маленьких месторождений были обнаружены и развиты, главным образом, в районах Кокхав, Брур, Ашдод, Зук-Тамрур463. Война 1967 года представляется поворотным моментом в нефтяном секторе Израиля. После нанесения поражения Египту Израиль занял Синайский полуостров и управлял месторождениями нефти в течение почти 10 лет. Таким образом к 1971г.

израильтяне произвели «в общей сложности 43.2 миллиона баррелей нефти Israel’s Experience in Sustainable Energy [Electronic resource] // United Nations Environment Programme (UNEP) [website]. URL: http://www.unep.org/GC/GCSS-ix/Documents/Israel-energy3.pdf Israel Country Analysis Brief [Electronic source] // U.S. Energy Information Administration [website]. URL: http://www.eia.doe.gov Pierce S. Pace Speeds up in Exploration for Triassic Targets in Israel // Oil and Gas Journal. July 2004. 102, № 25. P. 41.

Zion Oil, Exploration History [Electronic resource] // Zion Oil & Gas, Inc. [website]. URL:

http://www.zionoil.com/industry/exploration.html приближаясь к балансу ежегодного внутреннего потребление страны»464. В начале 1970-ых Израиль был самостоятелен в потреблении нефти из-за прибыльных месторождений нефти в Синае.

Это государственная самостоятельность энергопроизводства длилось не долго. После войны 1973 года и после долгих и сложных переговоров с Египтом, Израиль ушел из Синая и потерял контроль над месторождениями нефти. Режим Шаха Пехлеви в Иране способствовал его становлению как крупного нефтяного поставщика Израилю в середине 1970-ых. В 1979г. аятолла Хомейни возглавил революцию в Иране и свергнул Шаха. Экспорт нефти Ирана в Израиль остановился. Ожидая падение режима Шаха, Израиль создал шестимесячный запас нефтяных ресурсов в 1978г.465. В середине 1980-ых, израильское правительство выполнило всесторонний геологический анализ территории всей страны.

Исследование обеспечило детализированные данные об исследовании и сформировало всесторонние карты предыдущих нефтяных исследований.

С середины 1990-ых небольшие нефтяные открытия были сделаны вокруг побережья Мертвого моря и на шельфе Средиземного моря.

Итак, выделим несколько особенностей израильского нефтяного сектора, которые могут быть идентифицированы. Во-первых, усилия длиной в десятилетия по обнаружению собственных источников нефти для коммерческих целей окончились неудачей. На данный момент нефтедобыча страны весьма незначительна. Израиль остается в большой зависимости от поставок импортной нефти. Во-вторых, у Израиля есть большие депозиты битуминозного сланца. Этот нетрадиционный источник нефти –«осадочная порода, содержащая органический материал, из которого может быть извлечено жидкое топливо при ставке 15-17 галлонов Rosen E. R. The Effect of the Relinquished Sinai Resources on Israel’s Energy Situation and Policies // Middle East Review 14. Spring-Summer 1982. № 3–4. P. 7.

Kessler F. Planning Ahead: Anticipating Iranian Oil Cutoff, Israel Quietly Made Deals for Supplies from other Sources // Wall Street Journal. 9 February 1979.

нефти за тонну сланца»466. Депозитами битуминозного сланца в основном пренебрегают во всем мире, потому что очень трудно отделить топливо467.

Дефицит национальных нефтяных источников и энергетическая безопасность страны способствует попыткам Израиля восполнить ресурсами битуминозного сланца. Однако, обработка битуминозного сланца - интенсивный водный процесс, и водный дефицит Израиля остается вызовом крупномасштабному развитию сланца.

В-третьих, у Израиля есть два крупнейших очистительных завода, один расположенный в Хайфе и другой в Ашдоде. Их совместное производство соответствует потребностям страны по производству продуктов очищенной нефти. В течение многих десятилетий они принадлежали и управлялись государственным предприятием Чтобы повысить эффективность и «OilRefineriesLimited».

конкурентоспособность, с середины 2000-ых оба очистительных завода были проданы частным владельцам468, но израильское правительство продолжает играть доминирующую роль в собственности этих заводов, регулируя национальный энергетический сектор. С начала 1990-ых, когда ввели ограниченные меры по приватизации сектора, были приглашены иностранные компании для исследования и развития энергетических ресурсов страны, особенно источники природного газа.

Израильское правительство с середины 1990-ых демонстрируют значительный интерес к исследованию ресурсов природного газа и их развитию. Согласно данным Министерства Национальной Инфраструктуры Израиль «активно стремится разносторонне развить источники энергии введения природного газа как основного, безвредного Eastern Mediterranean [Electronic resource] // U.S. Energy Information Administration [website].

URL: http://www.eia.doe.gov Coxon D., Greenfield A. Israel’s Energy: The Search for Alternate Energy Resources in a Small Country. – Jerusalem: Israel Science Publishers, 1985. P. 62.

В июле 2006 очистительный завод Ashdod был продан крупнейшему ритейлеру топлива Израиля, Нефтяной компании Паса. Акции в очистительном заводе Хайфы были проданы на Тель авивской Фондовой бирже в том же самом году.

для окружающей среды, и более дешевого топлива, чем другие формы энергии»469. В соответствии с этой стратегией, в 2007г. министр Инфраструктуры Бенджамин Бен-Элизер подтвердил, что правительство терминала470для рассматривает строительство первого получения сжиженного газа, как ожидают, это будет введено в действие в 2013г.471.

Поиск залежей природного газа начался в 1950-ых. В месторождение Зохар была обнаружена в областях Кидод (1960) и Каннаим (1961)472, у этих областях очень скромные запасы. Большой прорыв случился в конце 1990-ых и в начале 2000-ых, когда существенный объем природного газа был обнаружен в прибрежной израильской полосе особенно в двух областях – Мари и Ноа с объединенными запасами почти 1.5 триллионов кубических футов (tcf)473. Развитием этих запасов, главным образом, занимались 2 предприятия: группа «Tetis», объединившая американо-израильский консорциум и «British Gas» (BG) в сотрудничестве с другими международными компаниями. Министерство природного газа, появившееся в 2002г., является основным регулятивным органом в данной сфере промышленности. Главные потребители газа–«Israeli Electric Company», и предприятия промышленности, такие как «Химикаты Израиля» и «Цемент Nesher»474, кроме того, природный газ рассматривают как источник недорогого топлива для опреснения воды.

Более существенные открытия природного газа были сделаны в Палестинском секторе Газа. В ноябре 1999 BG подписал соглашение с Ясиром Арафатом, председателем Палестинской Государственной Ministry of National Infrastructures, Natural Gas [Electronic resource] // energy.gov.il [website].

URL: http://www.mni.gov.il/mni/en-US/Energy/NaturalGas Israel Eyes Liquefied Natural Gas Tender to Diversify Energy Supply // Ha’aretz. – 6 May 2007.

Noble Says Tamar and Dalit Could Supply Two Decades of Projected Gas Needs [Electronic resource] // Zawya [website]. URL: http://www.zawya.com/printstory.cfm?storyidјv52n28 3NC10&1ј Rosen The Effect of the Relinquished Sinai Resources on Israel’s Energy Situation and Politics, 5.

Israel Country Analysis Brief [Electronic source] // U.S. Energy Information Administration [website]. URL: http://www.eia.doe.gov Even S. Israeli Natural Gas: The Economic and Strategic Significance // Strategic Assessment. November 2001. № 3.

автономии, обеспечивая первую лицензию475по исследованию Палестины.

Вскоре после подписания соглашения, BG объявил об открытии большого месторождения газа, «Морского-1», в палестинских территориальных водах (приблизительно 15-миль побережья Сектора Газа). Эти ресурсы в секторе Газа, как полагают, достаточны, чтобы покрыть потребности природного газа палестинцев и обеспечить определенное количество для экспорта. С 2000г. израильские и палестинские чиновники договорились о возможных соглашениях по природному газу. Нехватка политического доверия, однако, усложнила такие переговоры.

В начале самое большое когда-либо месторождение 2009г.

природного газа в стране было обнаружено «Тэмэр» в зоне Хайфы.

Открытие было сделано консорциумом США-Израиля включая «Delek Group» через ее филиалы «Делек Дриллинг» и «Авнер Ойл». Было открыто исследование месторождения «Исрамко Негев 2» американским нефтяным оператором «Noble Energy» и спроектирован вариант добычи, для удовлетворения потребностей по природному газу Израиля в течение лет476.

Этот краткий анализ энергетических перспектив Израиля подчеркивает два важных момента. Во-первых, израильские ученые много сделали для перспективных разработок и разностороннего развития энергетических перспектив страны, далекой от источников ископаемого топлива и возобновляемых источников, особенно по использованию энергии солнца в Пустыне Негева.

Однако, как и в остальной части мира, нефть и природный газ продолжат доминировать над энергетическим сектором страны в обозримом будущем. Во-вторых, несмотря на недавние существенные открытия месторождений газа, Израиль испытывает недостаток в местных Gas and the Prospects for Middle East Peace // Energy Economist. August 2000. № 226: 4.

Wrobel S. Huge Gas Reserves Discovered Off Haifa // Jerusalem Post. 18 January 2009.

источниках энергии и останется в зависимости от иностранных поставок, чтобы обеспечить возрастающие потребности. За прошлые два десятилетия производители Каспийского моря (Азербайджан и Казахстан) активизировались в качестве крупных энергетических партнеров.

Распад Советского Союза в начале 1990-ых породил несколько новых государств включая Азербайджан и Казахстан. Израиль был одной из первых стран, которые признали независимость и Баку и Астаны, установили дипломатические отношения. В дополнение к региональной державе – Турции, Азербайджан и Казахстан среди нескольких мусульманских неарабских стран обладают тесным сотрудничеством и дипломатическими связями с еврейским государством. Это сотрудничество основано на взаимных стратегических и экономических интересах и культурных связях.

Во-первых, есть многочисленные еврейские сообщества и в Азербайджане и в Казахстане и многочисленное сообщество советских евреях, которые иммигрировали в Израиль, прибыли из Каспийских государств. Евреи в Азербайджане и Казахстане в полной мере обладают религиозной свободой, и эти две страны служили зоной безопасности для других евреев во время Второй мировой войны. Во-вторых, вскоре после распада Советского Союза и Баку и Астана подчеркивали, что их объединяет экономическая и политическая независимость из Москвы. Для стран Каспийского бассейна полезен израильский опыт в сельском хозяйстве, управлении водными ресурсами, медицинская учебная и высокотехнологичная промышленность кажется привлекательной. Кроме того, тесная связь Иерусалима с Европой и Соединенными Штатами является стимулом сотрудничества для Каспийский государств.

В-третьих, соображения безопасности играли главную роль в институционализации отношений между этими двумя сторонами.

Израильские компании поставляли новейшие системы оружия и боеприпасы этим двум Каспийским государствам, которые интересовались строительством и модернизацией национальных вооруженных сил.

Иерусалим был также обеспокоен наличием ядерного оружия и материалами, которые Казахстан унаследовал от СССР. Наконец, Израиль принял сторону Азербайджана в споре с Арменией по проблеме анклава Нагорного Карабаха в начале 1990-ых.

В-четвертых, и Казахстан и Азербайджан расположены на «окраине»

Ирана. Большинство азербайджанцев, как их соплеменники в Иране, являются шиитами, этнические азербайджанцы составляют до 25%иранского населения. Несмотря на эти близкие демографические и культурные связи между Тегераном и Баку, последний принял решение установить и поддержать дружественные связи с Израилем. Иран всегда негативно реагировал на подобные инициативы Баку критикую подобную позицию.

Эти стратегические соображения были укреплены потребностью Израиля импортировать нефть и природный газ и прочие углеводородные ресурсы Азербайджана и Казахстана для удовлетворения растущих потребностях производства. Начиная с независимости Азербайджан проявил более прозападный благоприятный для иностранных инвестиций подход, чем большинство региональных малых стран. Это открытие к международным энергетическим компаниям способствовало обширному расширению добычи и производства углеводородов страны. С 1997 до 2007 нефтедобыча Баку увеличилась более, чем в 4 раза.

Большая часть этой нефти добывается из месторождения «Азери – Шираг-Гюнешли» структурой управляемой Азербайджанcкой Международной операционной компанией.

Большая часть Азербайджанcкой нефти экспортируется через основных трубопровода: трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан (BTC) направляемой из Азербайджана через Грузию к турецкому порту на Средиземноморье;

и трубопровод Баку-Новороссийск пролегает к российскому порту на Черном море.

У Азербайджана определенно есть успех с добычей и транспортировкой природного газа. С 1997 до 2007гг. производство в стране почти удвоилось. Большая часть этого газа прибывает из трех областей – Азери – Шираг-Гюнешли, Бэхэр и Шах-Дениз. Последний из них считают самым большим в мире месторождением природного газа, обнаруженным за последние несколько десятилетий. В 2007г.

Азербайджан стал нетто-экспортером природного газа. Газ из Азербайджана экспортируется, главным образом, в Турцию с небольшими объемами в Грузию и Иран. Главный газопровод - Южный Кавказ, известный также как Баку-Тбилиси-Эрзурум, который идет параллельно BTCв большей части его маршрута прежде, чем соединяется с турецкой газовой сетью477.

Учитывая размер и масштабные запасы углеводородов, у Казахстана есть потенциал, чтобы стать крупным энергетическим экспортером в обозримом будущем. За прошлое десятилетие нефтедобыча Астаны и производство газа стали более утроились. Большая часть нефти страны прибывает из областей Тенгиза и Карачанганак. Самое многообещающее, в 2000г. месторождение Кашаган, стало большим месторождением нефти за пределами Ближнего Востока и пятым самым большим в мире (с точки зрения запасов)478, намечено к функционированию в 2013г.;

однако, геологические и экологические препятствия могут задержать добычу и эксплуатацию месторождения. Казахстан экспортирует большую часть своей нефти через три главных трубопровода: Атирау-Самарский трубопровод, направляемый на север и обеспечивающий связь с Azerbaijan Country Analysis Brief [Electronic source] // U.S. Energy Information Administration [website]. URL: http://www.eia.doe.gov/emeu/cabs/Azerbaijan/Full.html Kazakhstan Country Analysis Brief [Electronic source] // U.S. Energy Information Administration [website]. URL: http://www.eia.doe.gov/emeu/cabs/Kazakhstan/Full.html российской системой распределения;

«Каспийский Трубопроводный Консорциум», соединяющий месторождения нефти из сегмента Каспийского моря Казахстана с российским портом Новороссийска на Черном море;

и трубопровод Казахстан-Китай идущий от месторождения нефти в Аташув северо-западном Казахстане к Алашкоу (Alashankou) в северо-западном регионе Синьцзяна Китая.

Почти весь казахский природный газ –это сопутствующий нефти газ (природный газ, который происходит в резервуарах сырой нефти).

Карачаганакский и Тенгиз считаются самыми большими в стране источниками природного газа. Казахский природный газ, наряду с запасами из Туркмении и Узбекистана, отправляется через Центр Средней Азии, который экспортируется с Северо-Запада Казахстана, связываясь с системой транспортировки природного газа России.

Связь Израиля с поставками углеводорода из региона Каспийского моря двойная. Иерусалим импортирует существенный объем нефти Азербайджана, и в последние годы израильские чиновники предположили, что Каспийское сырье транзитом от Черноморского порта Новороссийска может быть разгружено в средиземноморском порту Израиля - Ашкелон.

После этого нефть была бы отправлена портами Красного моря Израиля - Эйлат, где будет перезагружено на танкеры для отгрузки в Азию. Эти геоэкономические и геополитические движущие силы предполагают, что Каспийские производители, вероятно, будут играть возрастающую роль в удовлетворении энергетических потребностей Израиля, и энергетическое сотрудничество между этими двумя сторонами, вероятно, будет расширяться. Израиль, однако, продолжит импортировать нефть и природный газ и из других источников. Сложные политические споры останутся в стороне, рассматривая ближневосточное сотрудничество с производителями как естественными энергетическими партнерами.

Ближневосточные энергетические производители держат самые богатые залежи нефти и природного газа в мире, наслаждаются хорошо развитой инфраструктурой среди главных экспортеров ресурсов. Однако, длиной в десятилетия арабско-израильский конфликт препятствовал энергетическому сотрудничеству между еврейским государством и его соседями. В настоящее время Израиль импортирует большой объем природного газа из Египта, когда в первую Арабскую страну, после подписания мирного договора с Иерусалимом в 1979г.

С 2009г. Египет владел 3.7 млрд. баррелей доказанных запасов нефти и 5.58 bcf доказанных запасов газа. Ресурсы углеводорода Египта ограничены, при многочисленности населения. Эти факторы роста численности населения и высокое энергетическое потребление и мало оставляют шансов Израилю для экспорта нефти и газа. Каир стремился обеспечить привлекательные финансовые условия, для привлечения иностранных инвестиции: «International Oil Companies» (IOC), «Ente Nazionale Idrocarburi» (Eni), «Бритиш Петролеум» (BP), «Дана Гас» и «Беррен Энерджи» играют существенную роль в секторе Египта по разведке и добыче нефти и газа.

Нефтедобыча страны осуществляется в четырех основных областях:

Суэцкий залив, Западная Пустыня, Восточная Пустыня и Синайский полуостров. В 1976г. Египет стал нетто-экспортером сырой нефти впервые. Однако, большинство месторождений нефти начинает иссякать, и правительство обратило свое внимание к запрету снижения в нефтедобыче и к расширению исследования природного газа и опытно-конструкторских разработок. В 1988г. «Shell» и «Egyptian General Petroleum Corporation»

подписали первый «Газовый Договор», который стал стандартным соглашением для будущих газовых концессий479.

Fattouh B. North African Oil and Foreign Investment in Changing Market Conditions. London :

Oxford Institute for Energy Studies, 2008. P. 12.

Это сотрудничество с «International Oil Companies» IOCs привело к увеличению исследования и производства природного газа с начала 1990 ых. BG, BP, Eni, Shell и др.- крупнейшие иностранные компании, были вовлечены в исследование месторождений и производство газа. Из-за недавних открытий месторождений природного газа, стратегия развития Египта базируется на этих данных как основном двигателе роста энергетического сектора Египта в обозримом будущем.

Увеличение экспорта природного газа стало крайне важным для поддержания здорового международного платежного баланса. С начала 2000-ых египетское правительство приняло агрессивный подход, ищущий выход на внешние рынки. В пределах этого контекста Каир и Иерусалим участвовали в переговорах, чтобы организовать экспорт природного газа их Египта в Израиль.

Политолог Е.Гронер отмечает, что несколько коммерческих и стратегических соображений сформировали темп и результат этих египетско-израильских переговоров. Во-первых, повышение местных залежей природного газа побудило израильских производителей лоббировать интересы противников покупки газа от иностранных поставщиков, особенно арабов. Израильские производители утверждали, что Египту нельзя доверять, чтобы обеспечить поставки, если начнется ближневосточная война чтобы избежать быстрого истощения ресурсов Во-вторых, собственного природного газа, израильские лидеры решили, что часть энергозатрат должна восполняться иностранными поставками.

А.Кохен считает, что израильтяне решили, что импортирование газа из Египта будет предпочтительным вариантом для Палестинской Groner E. Israel Freezes Gas Talks with Egypt // Jerusalem Post. 2 March 2000.

Автономии на том основании, что последние могут использовать доходы, чтобы финансировать террористические нападения481.

В-третьих, насилие между палестинцами и израильтянами и темпы мирного процесса очень влияет на результат переговоров по экспорту природного газа между Каиром и Тель-Авивом. Вообще говоря, повышение политического насилия осложняет переговоры и составляющие прогресса мирного процесса. В-четвертых, некоторые израильтяне утверждают, что установление энергетической взаимозависимости между Каиром и Иерусалимом помогло бы цементировать хрупкий «холодный мир» между этими двумя странами.

С.Фельдман пишет, что другими словами, получая дополнительный доход в виде иностранной валюты для Египта, и экспорта природного газа в Израиль может, добавить важное измерение стимула, составляющего стабильность египетско-израильских отношений482.

На этом фоне в 2005 Египет и Израиль подписали 15-летнее соглашение, предусматривающее, что Египет будет поставлять миллиардов кубических футов природного газа год в Израиль через подводный трубопровод из северного египетского города Эль-Ариса в южный израильский прибрежный город Ашкелон, начиная с 2008г.

Израильский Министр Национальной Инфраструктуры, Бенджамин Бен Элизер назвал соглашение историческим и египетское правительство, отметило, что соглашение было частью стратегии разностороннего развития национальных газовых внешних рынков и увеличения газового экспорта483через «East Mediterranean Gas Company» (консорциум Египетской корпорации нефти, Израиля и египетским «Merhav»

Cohen A. PM Decides Israel Will Purchase Natural Gas from Egypt, Not PA // Ha’aretz. 18 August 2003.

S. Feldman, “Another Viewpoint,” Strategic Assessment 4, no. 3 (November 2001), file://c:nwindowsnTEMPntriJFAIJ.htm [November 28, 2011] Egypt and Israel Sign 15-year Natural Gas Deal // International Herald Tribune. 1 July 2005.

бизнесменом Хуссейном Салемом), отвечающем за достигнутые соглашения.

Это успешное завершение египетско-израильских переговоров – является исключением в истории усилий по установлению энергетического сотрудничества между еврейским государством и его соседями. Другим примером энергетического сотрудничества с Ираном, периода власти Шаха Реза Пехлеви, когда нефть была важной областью сотрудничества между этими двумя странами. Вскоре после основания еврейского государства в начался реализовываться проект водной транспортировки нефти из Ирана. Нефть танкерами доставлялась в Эйлат, израильский порт на Красном море, и оттуда это перекачивалась по трубопроводу в Бер-Шеева484 в1967г.после арабско-израильской войны и закрытия Суэцкого канала когда расширилось энергетическое сотрудничество между этими двумя странами. Иран не смог отправить свою нефть в Европу через Суэцкий канал и, вместо этого, танкеры следовали длинным маршрутом вокруг Африканского континента. В ответе Иран и Израиль основали объединенную трансазиатскую Нефтяную компанию с ответственностью за транспортировку растущих объемов иранской нефти в Европу через Израиль.

В 1968 компания приобрела трубопровод Бер-Шевой и проложила более крупный трубопровод, известный как транс-израильский Трубопровод от Эйлата до средиземноморского порта Ашкелон. Это также загрузило мощности терминалов для загрузки и разгрузки нефти.

Трубопровод служил главным маршрутом для иранской нефти в Европу и Израиль. «Эйлат-Ашкелон нефте-транспортная компания» (EAPC) была терминалами485.

создана, чтобы управлять трубопроводом и Эта прибыльная схема ликвидировалась в 1979г. с крахом режима Шаха Melman Y. How Israel Lost to the Iranians // Washington Post. 6 December 2006.

См. подробнее: http://www.eapc.co.il Пехлеви. Аятолла Хомейни немедленно остановил любое сотрудничество с Израилем. EAPC и трубопровод были спасены сотрудничеством с другим партнером. Начиная с подписания египетско-израильского мирного договора в 1979г., египетская нефть была отправлена в Эйлат и оттуда транспортируется через трубопровод в Ашкелон.

Энергетическая перспектива Израиля демонстрирует интересный случай того, как геополитические соображения преобладают над коммерческими интересами. Учитывая геополитические условия, сотрудничество с энергетическим бедным Израилем, расположенным посреди богатого энергией Ближнего Востока, принесло бы пользу всем сторонам. Кроме того, потенциал использования солнечной энергии во всем регионе огромен. Региональное научное сотрудничество помогло бы всем народам в области в инвестиционных отношениях и экологически.

Политическая враждебность предотвратила энергетическое сотрудничество между еврейским государством и его соседями. Иран и арабские производители экспортируют их нефть и газ на далекие рынки, в то время как Израиль импортирует свои потребности углеводорода из отдаленных областей. В пределах этого контекста Каспийские страны Азербайджан и Казахстан появились в качестве важного источника энергоресурсов в Израиль. Как и другие страны, энергетическая безопасность Израиля поддерживается разносторонней поддержкой и развитием ее энергетических поставщиков. Однако, регион Каспийского моря не может заменить ресурсы Ближнего Востока. В 2002 Арабские страны, во главе с Саудовской Аравией, предложили так называемую «Арабскую Мирную Инициативу» - ArabPeaceInitiative (API). По существу API призывает к полной нормализации отношений с Израилем взамен отказа из арабских территорий, создания палестинского государства с Восточным Иерусалимом как его столицы и решение палестинской проблемы беженцев. Администрация Обамы, Европейский союз и другие глобальные акторы одобрили такой план. Большинство израильских лидеров рассматривает API как структуру для переговоров, не принимая весь план целиком.

На этом фоне энергетическое сотрудничество может служить направлением на установление доверия. Такое сотрудничество принесло бы пользу этим двум сторонам и будет способствовать экономической и стратегической взаимозависимости. Важно указать на то, что энергетическое сотрудничество играет важную роль в преодолении враждебности в Европе после Второй мировой войны.

Выводы Таким образом, следует сделать вполне определенный вывод, сложность геополитического выбора Израиля состоит в выборе между необходимостью обеспечить рост экономики и ресурсным обеспечением и диверсификацией энергетики и углеводородов. Израиль в значительной степени зависит от экспорта нефти и газа иностранных поставщиков таких, как Россия, Мексика и страны Африки. За период 1990-2010гг.

государства Каспийского региона, Азербайджан и Казахстан в значительной степени переориентировали экспортные поставки, как стабильные бизнес-партнеры, нефти в Израиль. Оптимизируя близкие стратегические связи между Иерусалимом, Баку и Астаной возможно предположить, что энергетическое сотрудничество между этими сторонами, вырастет в обозримом будущем.

Турецко-израильское сотрудничество, турецко-иранский газовый контракт, трубопровод «Тбилиси-Баку-Джейхан» другие потенциальные проекты транзита углеводородных ресурсов являются важными характеристиками внешнеполитической картины стран Каспийского региона.

Нельзя не отметить активное продвижение военно-стратегического соглашения о партнерстве между Турцией и Израилем, которое обеспечивает рост межрегионального сотрудничества и экономической интеграции, что способствует повышению азербайджанской независимости и экономической устойчивости малых стран в регионе Кавказе и Каспийского бассейна. Важно отметить, что все инициативы турецко-израильского сотрудничества поддерживается американским правительством для снижения негативных препятствий в кооперации усилий по развитию региона.

Анализируя область энергетического сотрудничества Турции и Израиля с Азербайджаном следует резюмировать, что именно прозападные позиции Баку являются проводниками надежных гарантий для партнеров со стороны турецких и израильских интересов по различным экономическим, стратегическим и политическим проектам. Общие интересы находятся и в экономической сфере, такие как сельское хозяйство, промышленное развитие, телекоммуникации, геополитические и стратегические цели, которые могут служить для западных интересов.

США активно поддерживают мультивекторные отношения внешней политики между Азербайджаном, Турцией и Израилем.

Анализ позволяет говорить об активности действий турецкого и азербайджанского национальных лобби, коалиция которых по вопросам энергетического сотрудничества поддерживается американским еврейским лобби, на фоне совпадения позиций и улучшения турецко-израильских отношений. Трубопровод «Баку-Тбилиси-Джейхан» BTC важен для Израиля и Турции, т.к. является демонстрацией кооперативной зависимости стран от традиционных арабских экспортеров нефти. Данные факторы придают определенную свободу в ориентации внешней политики Турции, особенно в отношениях с арабскими государствами, в случае энергетических конфликтов. Это является фактором сближающим позиции и повышающем уровень доверия между Турцией и Израилем, который поддерживается американским еврейским лобби.

Таким образом исследование показывает, что Израиль является новым геополитическим актором в Каспийском альянсе, оценка стратегий которого констатирует нарастание активности последнего в поиске путей энергетического сотрудничества при дефиците энергоресурсов. Иерусалим старается соблюсти баланс между двумя крупнейшими областями производства нефти и газа – странами Каспийского региона и Ближним Востоком.

ГЛАВА VI Роль ТНК как «локомотивов» глобализации в Каспийском регионе и внешнеполитическая стратегия России на Каспийском пространстве 6.1. Политика нефтяных ТНК в Каспийском регионе Корпорация выступает как ключевой субъект мировой политики, и в именно данном контексте корпорации определяют поле и приоритеты корпоративного участия в решении глобальных проблем. В дискуссии о глобальной управляемости корпорации отводится роль одного из ключевых институтов меняющейся системы международных отношений.

Будучи участниками сетевого взаимодействия с многочисленными заинтересованными акторами, ТНК могут выстраивать политические сообщества для решения проблем глобального развития. Причем делать это более гибко и результативно, чем международные бюрократические структуры или национальные государства. Это важно, тем более что система глобальной управляемости не предполагает создания иерархических структур для принятия решений486.

Открытым остается вопрос о том, насколько этически мотивированный выбор компании способен отразить не только коллективную волю корпоративных стейкхолде-ров, но и примирить конфликты интересов различных политических, экономических, финансовых групп.

Следует согласиться с исследователем Бирчем Д., что концептуализация деятельности корпорации как субъекта экономического развития, как участника политического процесса и как социального актора в терминах современного гражданского общества возможна при условии, что бизнес позиционирует себя в системе общественных отношений и в Ward Н. Corporate Citizenship. Exploring the New Responsibilities. Conference Report [Electronic resource] // Chatham House [website]. URL: www.chathamhouse.org.uk/pdf/research/sdp/Corp_Citzreport.pdf культурном поле современного общества, а не рассматривает их как «внешнюю для себя среду»487.

Современная модель делиберативной демократии предполагает, помимо признания правового статуса индивида, различные формы участия граждан в политическом управлении, различные возможности расширения индивидуального участия, которые распространяются и на корпорации как на выразителей групповых интересов. Модель делиберативной демократии предполагает выявление общих решений через механизмы вовлечения в их разработку заинтересованных сторон и по сути смыкается с известной моделью «демократии участников» и «общества участия»488.

Процессы глобализации во многом унифицируют стратегии ответов на такие риски, интегрируют их в схемы, сочетающие финансовую и нефи нансовую отчетность, способствуют переносу лучших управленческих, социальных, финансово-хозяйственных практик в новые страны в условиях демократического транзита.

В основе кодексов поведения ТНК лежит ряд общих этических принципов, которые призваны определять правила поведения бизнеса489. В их числе:

• принцип верховенства доверия и заботы об интересах компании и ее акционеров;

• принцип уважения прав собственности;

• принцип надежности по отношению к собственным обязательствам;

• принцип прозрачности ведения бизнеса;

• принцип уважения достоинства всех, находящихся в сфере деятельности корпорации;

Birch D. Corporate Citizenship - Rethinking Business beyond Corporate Social Responsibility / Ed. M.

Mcintosh / Perspectives on Corporate Citizenship. Sheffield, 2001. P. 53–65.

Hutton W. The stakeholding society. London, 1999.

Ray D. Corporate Boards and Corporate Democracy // Journal of Corporate Citizenship. 2005. № 20.

P. 93.

• принцип справедливой конкуренции и отторжения любых форм дискриминации;

• принцип гражданства, под которым понимается осознание компанией ответственности перед обществом и вклад в его развитие, уважение к закону, сотрудникам.

Корпоративная демократия может стать, по мнению представителей американского экспертного сообщества, важной составляющей демократии политической, однако до сих пор решение этой задачи рассматривалось как препятствие на пути эффективного управления. Для крупных американских компаний такая реформа - важный шаг к утверждению модели корпоративного гражданства. Ее двигателями могут стать в первую очередь те группы стейкхолдеров, кому реформа может принести реальные дивиденды - профсоюзы или пенсионные и взаимные фонды объединяющие портфельные инвестиции (mutual funds), миноритарных акционеров, а также различные движения гражданских инициатив, действующие в сфере интересов корпоративного сектора.

Лидерами по темпам роста социально ответственного инвестирования (СОИ) в США не случайно стали в последние 10 лет именно взаимные фонды, а общий объем социально ответственного инвестирования в США достиг, по данным за 2005 г., 29 трлн долл. (в 2003 г. - 2,16 трлн). Это каждый десятый доллар из средств, находящихся в профессиональном управлении490.

В отличие от национальных государств, где существуют законодательные рамки, регулирующие экономическое и в значительной степени социальное поведение корпораций (особенно в сфере трудовых отношений), на глобальном уронне такого рода регулирование практически отсутствует. Погоня за максимально возможной прибылью и Social Investment Forum. 2005 Report on Socially Responsible Investment Trends in the United States. 10 Year Review – SIF Industry Research Program. Washington, 2006. P. IV–V.

стремление любой ценой победить в конкуренции превратились не просто в ведущий, но и практически в единственный лейтмотив их деятельности там, где отсутствовали «стесняющие» обстоятельства, прежде всего в развивающихся странах. Подобные стратегии не в последнюю очередь определялись тем, что период, когда экспансия ТНК на глобальный рынок стала носить «прорывный» характер, совпал с набиравшей силу неолиберальной волной, поломавшей в странах Запада социал реформистскую модель.

Как бы то ни было, к середине, и особенно к концу 1990-х гг.

прошлого столетия проблема места и роли ТНК, а также близких к ним по масштабам и характеру деятельности международных экономических и финансовых структур, выдвинулась в качестве одной из наиболее острых социально-экономических и политических проблем мирового развития.

Возникло целое направление концептуализации и исследования вопросов обеспечения «глобальной управляемости» (global governance)491.

Политическое давление на транснациональные корпорации в направлениях социальных, эконологических и иных обязательств оказывают властные структуры отдельных государств и руководство региональных экономических институтов. Учитывая, что вся эта деятельность является органической частью той активности, которая осуществляется по отношению к бизнесу здесь «внутреннему», целесообразно лишь констатировать сам факт как совокупного, так и «раздельного» государственно-политического воздействия на ТНК.

При этом, однако, следует иметь в виду, что воздействие «своих»

правительств на ТНК осуществляется практически всегда с оглядкой на их конкурентоспособность и потому нередко ограничивается советами и рекомендациями, носящими характер пожеланий, но не выходящими на Young O. Global Governance. Cambridge, MIT : 1997;

Global Governance: A Review of Multilateralism and International Institutions. Lynne Reiner, Boulder, Co., 2004.

уровень законодательного регулирования. Наиболее яркий пример тому отказ правительства США требовать от «своих» компаний соблюдения принципов Киотского протокола, направленных на снижение вредных для окружающей среды выбросов в атмосферу492.

Базируясь на новой юридической основе и торговой модели транзитные трубопроводы «Баку-Тбилиси-Джейхан» и «Каспийский трубопроводный консорциум» (БТД и КТК) создали новые условия геополитической регонсценировкидля Каспийского региона, лишь недавно открывшемся для международных инвестиций и крупных корпораций. С года под настойчивым давлением Соединённых Штатов в Азербайджане, Казахстане и России были приняты либеральные законодательства в нефтяной отрасли. Завершение строительства БТД и КТК стало ещё одной несомненной победой экономического либерализма,что имело особое значение не столько для проектов разведки и добычи нефти, сколько для прокладки нефтепроводов. Л.Русескас пишет, что «соглашения, договоры и альянсы могут в различной степени игнорироваться, дезавуироваться или по-новому интерпретироваться, в то время как трубопроводы переживают породившие их обстоятельства и подобно "стальным пуповинам" связывают воедино экономические, а зачастую и политические интересы»493.


Для иллюстрации долгосрочных последствий строительства трубопроводов нужно подчеркнуть особый аспект возникновения БТД.

Трубопровод, который должен был пересечь около 1700 км горной местности по территории трёх нередко конфликтующих между собой стран, нуждался в значительной юридической и налоговой проработке и Florini A. Business and Global Governance.The Growing Role of Corporate Codes of Conduct / / The Brookings Review. Spring 2003. Vol. 21, № 2. P. 7.

Ruseckas L. State of the Field Report Energy and Politics in Central Asia and the Caucasus // Access Asia Review, ТА. 1998. № 2. P. 51.

конкретных гарантиях безопасности, что было достигнуто за счёт внедрения западной модели управления нефтяным бизнесом494.

Первым шагом для каждой страны-участницы стало подписание Двустороннего инвестиционного договора (ДИД) с США. Преследуя официальную цель «защиты частных инвестиций, развития рыночно ориентированной политики в странах-партнёрах и продвижения американского экспорта»495, «ДИД» на самом деле были нужны для того, чтобы подвести международное право под основу договоров со странами с нестабильным внутренним законодательством. Эти договоры давали право инвесторам подать иск в международные судебные инстанции против страны, нарушившей контрактные обязательства. Это значит, что «нарушения контракта в силу изменений национального права [...] приравнивается к нарушениям международного права»496. «ДИД» были включены в Межправительственное соглашение по «Баку-Тбилиси Джейхан» - БТД, заложившее правовую основу управления БТД и ставшее обязательным для исполнения каждым государством-участником. Иначе говоря, осуществляется менеджмент нефтепровода на основе международного частного права, а именно договора, составленного американской ассоциацией адвокатов, специализирующимся на международных контрактах такого типа «BakerBotts LLP.». Юрист Джордж Гулсби, ответственный за проект БТД в этой юридической компании, так выразил суть дела: «Благодаря договору нам не пришлось требовать внесения поправок в местные законы: мы смогли либо перешагнуть через них, либо их обойти»497.Новшеством договора о БТД Starr F. S., Cornell S. E. The Baku-Tbilisi-Ceyhan Pipeline: Oil Window to the West Silk Road Paper 2005 [Electronic resource] // Central Asia-Caucasus Institute Silk Road Studies Program [website]. URL:

http://www.silkroadstudies.org/new/mside/publications/BTC.pdf См. подробнее: www.ustr.gov Reyes A. Protecting the “Freedom of Transit of Petroleum”. Transnational Lawyers Making (Up) International Law in the Caspian // Berkeley Journal of international Law. 2006. Vol. 24, № 3. P. 853.

Ibid. P. 856.

стало закрепление принципа «свободного транзита нефти»498. Среди прочего, этот принцип обеспечивает «замораживание потенциальных изменений местного регулирующего законодательства, ускоренную процедуру экспроприации необходимых для трубопровода земель, а также освобождение консорциума от ответственности за нарушения прав человека, возникающие врезультате обеспечения безопасности трубопровода»499. Кроме того, возможные нарушения контрактных обязательств могут стать предметом судебного разбирательства в инстанциях международного права. Такие меры нередко предусматриваются в проектах подобного размаха. Но в случае с проектом «Баку-Тбилиси-Джейхан» - БТД частные компании защищены лучше, чем в любом другом проекте на постсоветском пространстве. БТД стал, таким образом, крупной победой сторонников экономического либерализма США.

Каспийский трубопроводный консорциум, хотя и был в меньшей степени воспринят как победа либерализма, также внёс свою лепту в разрушение советской хозяйственной практики, поскольку ввёл западную модель бизнеса в управление нефтепроводами в самой России и ослабил российские тиски, в которых была зажата каспийская нефть. В момент торжественного запуска трубопровода в ноябре 2001 года было опубликовано официальное поздравительное заявление Президента Джорджа Буша, в котором он дал высокую оценку проекту за создание «прозрачной и стабильной среды для международной торговли и инвестиций»500.

Agreement among the Azerbaijan Republic, Georgia and the Republic of Turkey Preamble.18/11/1999.

Reyes A. Protecting the “Freedom of Transit of Petroleum”. Transnational Lawyers Making (Up) International Law in the Caspian // Berkeley Journal of international Law. 2006. Vol. 24, № 3. P. 844.

Bush G. W. President`s Statement on Caspian Pipeline Consortium [Electronic resource] // The White House [website]. URL: http://www.whitehouse.gov Каспийский трубопроводный консорциум стал - и остаётся на сегодняшний день единственным на российской территории частным экспортным нефтепроводом вне контроля российской государственной монополии «Транснефть». Вместе с БТД он способствует осуществлению американской стратегии трубопроводов», «диверсификации перекачивающих каспийскую нефть на запад. Однако, в отличие от БТД, «Каспийский трубопроводный консорциум» - КТК регулируется не международным частным правом, а специальными указами, подписанными тогдашними президентом Б.Ельциным и премьер министром В.Черномырдиным. Эти декреты обеспечивают необходимую защиту иностранным инвестициям, оставаясь при этом национальными декретами. Россия не подписывала Договор об инвестиционной деятельности с США и не ратифицировала Договор к Энергетической Хартии, поэтому применение этих декретов гарантируется только российским законодательством.

По этой причине, нынешние геополитические трения вокруг консорциума, который оказался из-за позиции России фактически в исключительном положении, не только имеют исключительно важное значение для международных нефтяных компаний, присутствующих в Каспийском регионе, но и являются показателями эволюции всей российской нефтяной промышленности По мнению политологов из Института публичной политики Дж.Бейкера, мировые доказанные запасы нефти составляют 1, миллиардов баррелей и приблизительно 77% этих ресурсов находятся под контролем государственных нефтяных компаний без (ГНК-НОКи) акционерного участия иностранных, международных нефтяных компаний (МНК-IOCs). ЗападныеМНКв 21 веке управляют и осуществляют контроль на 10% долей нефтяных и газовых мировых ресурсов. С точки зрения текущей мировой нефтедобычи ГНК явно располагают доминантным положением на мировых рынках нефти и газа. Из крупнейших нефтедобывающих компаний в мире, 14 являются государственными нефтяными компаниями или были недавно приватизированы государством. Однако, многие Западные крупнейшие нефтяные компании продолжают демонстрировать темпы более высокого экономического роста и капитализации, чем аналогичные государственные компании501.

Много государственных нефтяных компаний находятся в процессе переоценки и формирования новых бизнес-стратегий, что окажет значительноевлияние и обнаружит сложность последствий для международных нефтяных и газовых рынков. Несколько государственных нефтяных компаний предпринимают имеющиеся в их арсенале политические и дипломатические усилия в конкурентной борьбе за стратегические ресурсы на Ближнем Востоке, Евразии и Африке, в некоторых случаях выдавливая крупные фирмы Запада из регионов добычи нефти и газа и других жизненно важных природных ресурсов.

Зачастую появляющиеся новые государственные компании имеют тесные связи и взаимоотношения с национальными правительствами, совместные геополитические и стратегические цели, их сближает фактор стимулирования капитализации компании и инвестирования в различные проекты, общие коммерческие соображения. В собственных странах эти появляющиеся ГНК выполняют важные социально-экономические функции, наполняя государственные бюджеты налогооблагаемой выручкой, конкурируя с другими объектами за инвестиционные бюджеты, которые могли бы иначе быть потрачены на многочисленные государственные задачи.

В 2005 издание «PetroleumIntelligenceWeekly (PIW)»опубликовало ежегодный ранжированный список лучших 50 нефтяных компаний, за The international oil company. The James A. Baker III Institute for Public Policy. Rice University.

USA. November 2007. P. 48.

исключением пяти компаний -Mobil, Texaco, ARCO, Amoco, и Unocal– которые постоянно занимали первые места в писке 40 лет подряд. Из так называемого списка компаний «Семь Сестер», которые доминировали над мировой нефтяной индустрией после Второй мировой войны, только остались на рынке, теперь обычно называемыми МНК - международные нефтяные корпорации, включая в свои ряды крупнейшие транснациональные компании, как порождение глобализации, в частности мега-корпорация, созданная слиянием двух крупных независимых – «ConocoInc.»и«PhillipsPetroleumCo.»,подобные консолидации капиталов и корпораций произошли в Канаде, Европе и Японии.

Эти консолидации происходят на фоне возрастающего влияния и положений на рынке государственных нефтяных компаний (НОКи).

Оцениваемые на основе авуаров запаса нефти и газа, 14 из крупнейших нефтегазовых компаний по разведке и добыче нефти и газа в мире сегодня - государственные нефтяные компании или недавно приватизированные государственные нефтяные компании, согласно ежегодному обзору PIW502.

Государственные монополии представляют 10 крупнейших держателей природных запасов на международном уровне. Для сравнения, «ExxonMobilCorporation», «BP», «ChevronCorporation» и «RoyalDutchShell»

занимают соответственно 14-ые, 17-ые, 19-ые, и 25-ые места списка.

Приведем пример в виде анализа отношений в пределах Центрально Европейского энергетического рынка предпринятое поглощение – венгерского нефтяного и газового концерна «MOL» (Olajs Gzipari Nyrt.

Венгрия), и ее австрийским партнером «OMV» (sterreichische Minerall Verwaltung. Австрия) в 2007 – 2008гг. и последующими событиями в течение когда российская нефтегазовая компания 2009г., «Сургутнефтегаз» выкупила акции «OMV»для«MOL». На первый взгляд это, простые стратегические решения в бизнес-среде, по слиянию и Ibid. P. 12.


приобретению, когда компании вовлекаются в процесс, представляют собой страны-члены ЕС. Как таковые могут быть рассмотрены как внутренний экономический вопрос ЕС и в почти таком же ракурсе как случаи слияний европейских компаний с EON/Endesa или Суэц/Enel.

Однако, при ближайшем рассмотрении ситуации возможно наблюдать причастность множества акторов, включая не только две энергетические компании Венгрии и Австрии, и акционеров, но также и венгерское правительство, комиссию ЕС и участие третьих лиц включая Россию и российские энергетические компании. Кроме того, эти многочисленные акторы характеризуются рядом причин за и против поглощения, демонстрируя геополитической контекст для ЕС.

Эти бизнес-решения способствуют энергетической безопасности ЕС, приобретает новое звучание принцип солидарности стран-членов ЕС, которого придерживаются все государства-члены ЕС и создают условия для государств Европы, действующих в Центрально-Европейском регионе, для стабильности энергетических поставок, воздействуя на политические отношения между ЕС, его государствами-членами и Россией.

Для действующих энергетических компаний страны Центрально Европейского региона увеличивается внутренняя и внешняя конкуренция в сфере энергетики. Некоторые компании, такие как «MOL» из Венгрии, нашли бизнес-решение по обеспечению собственной конкурентоспособности через расширение бизнеса в других постсоциалистических странах, увеличение материально-сырьевой базы и включение стратегических активов, использование «местного опыта» и существующей деловой сети503. Основанный в 1991 от слияния независимых венгерских нефтегазовых компаний, «MOL» является крупной европейской компанией в области развития разведки и добычи Heinrich A. EU Enlargement and the Challenges for the Internationalization of Companiesfrom Central and Eastern Europe: Insiders and Outsiders in the Energy Sector, paper presented at the Elites and EU Enlargement: Second International Conference, Bremen, Germany, 13–14 May 2005. P. 1.

нефти и газа, шельфовых работ, добычи и очистке нефти504. Недавно расширил свой портфель деятельности с приобретением контрольных пакетов акций не только на двух местных компаниях в России, но также и в Ираке, Казахстане, Пакистане, Омане и республике Йемен505. Таким образом, корпоративные стратегии в энергетической сфере распространились на собственность регионов Австрии, Боснии и Герцеговины, Хорватии, Чешской Республике Германии, Сербии, Словакии, Словении и Румынии, так же как проводимые операции по очистке сырой нефти в Италии, Венгрии и Словакии на основе собственности в 47.15%и стратегическом партнерстве с Хорватской национальной нефтегазовой компанией - INA (Industrija Nafte), таким образом становится очевидным, что Венгерская «MOL» - компания с сильными международными и региональными устремлениями506.

Для более крупных энергетических компаний, таких как «Газпром»

России, Венгерская «MOL» представляет собой прибыльный бизнес в пределах ЕС, который стратегически выравнивается по потенциалу в деловых операциях по переработке, транспортировке, сырой нефти и природного газа, его хранения;

как отметил Миклош Бонис из Венгерского Европейского Банка, “... среди других компаний «MOL» имеет большие газовые возможности и является воротами в западную и южную Европу, в которых «Газпром» нуждается и хочет участвовать»507.

Хотя Венгрия и «MOL» открыты для сотрудничества с Газпромом, сохранятся беспокойство по поводу стратегии российской компании и ее доминирования в пределах Центрально-Европейского энергетического рынка, особенно что касается собственности на энергетическую Ibid.

MOL – Subsidiaries [Electronic resource] // MOL Group [website]. URL:

http://www.mol.hu/en/about_mol/our_company/partners_subsidiaries/subsidiaries/ One Step Closer to Acquiring Croatia’s INA // Energy Business Review. 30 October 2008.

Hungary, a new emerging economy [Electronic resource] // newnations.com [website]. URL:

http://www.newnations.com/Archive/2004/April/hu.html инфраструктуру. Очевидным для стран ЕС это стало поводом для беспокойства по поводу уязвимости корпорации «MOL» для сторонних акционеров, играющих на акциях компании в пользу более крупного стратегического игрока – «Газпром»508. Есть три причины, почему Венгрия акцентирует этот вопрос. Прежде всего, должен ли ОАО «Газпром» или другая сторонняя компания получать доминирующую роль на энергетическом национальном рынке оной из стран ЕС, что может создать определенные проблемы для венгерского государства относительно его членства в ЕС и сбалансировать потребности, гарантировать стабильность цены на внутреннем газовом рынке.

Нельзя не сказать, что крупнейшая корпорация Венгрии «MOL» в прошлом использовала термин «региональный лидер», чтобы описать собственную значимость для экономики региона509. MOL не боялся подчеркнуть национальные корни и связи с Венгрией;

например, обычно использовал лозунг в телевизионной рекламе «Что хорошо для MOL, хорошо для Венгрии».

Это выдвигает на первый план геополитическую важность национальных лидеров бизнеса и имеет большое значение для понимания, почему определенные акторы, в случае и венгерское «MOL»

правительство, преследуют определенную политику, которая, является протекционистской и способствует экономическому национализму в рамках провозглашаемого единого рынка ЕС.

Концерны «MOL» (Olajs Gzipari Nyrt. Венгрия), и ее австрийский партнер «OMV» (sterreichische Minerall Verwaltung. Австрия) - две крупнейших энергетических компании Центрально-Европейского региона.

«MOL» имеет объединенный товарооборот в 11.6 млрд. долл. США (на Gazprom Interested in 11.8% of Hungarian Company MOL [Electronic resource] // HighBeam Research [website]. URL: http://www.highbeam.com/doc/1G1-131309228.html Creating the Regional Champion [Electronic resource] // MOL [website]. URL:

http://www.molgroup.hu/repository/144538.pdf момент объединения в 2006г.) и имела рыночную капитализацию в 12, млрд. долл. США в 2007г.;

OMV - немного более крупная компания с объединенным товарооборотом миллиарда в 18.97 в 2006г. и с рыночной капитализацией в 15 млрд. долл. США в 2007г.510. Хотя эти две компании сотрудничали в прошлом и являются ключевыми акционерами в проекте трубопровода «Nabucco», они остаются конкурентами на энергетическом рынке региона.

Корпорация «MOL» не делала тайны из своего инвестиционного намерения экспансии капитала в Венгрию, поскольку и развивала рабочее сотрудничество с Газпромом, для исследования выполняемости новых маршрутов трубопровода и построить нефте-газо-хранилища. Этому плану бросила вызов австрийская «OMV», которая стремилась развивать собственные рабочие отношения с «Газпромом». Р.Кучинский в «Евразия Монитор» пишет, что например, обе компании согласились в ноябре расширить самое большое в Австрии (и третью по величине ЕС) газовое хранилище в г.Баумгартене посредством его развития как нового проекта – «Центрально-Европейского Газового Хаба» - «Central European Gas Hub», в котором «OMV» и «Газпром» будут каждый владеть по 30% совместно с Венской Фондовой биржей и «Центром Европейской энергетики и газа» по 20%. «Центр Европейской энергетики и газа» был основан ЗАО «Газпромбанк» и имеет аффлированную структуру с «Газпромом», предполагая, что «Газпром» будет более эффективно управлять 50% процентами компании511.

Геополитическая важность этого проекта для Европы не может быть недооценена, потому что она потенциально предоставила доступ «Газпрома» к ключевому центральному пункту распределения для газа в Центральной Европе, Германии и Италии.

Hungary against Takeover (note 28).

Kuchinsky R. The Shadowy Side of Gazprom’s Expanding Central European Gas Hub // Eurasia Daily Monitor. 12 November 2008. № 5/217.

Данный проект играет ключевую роль в транспортировке и реализации ресурсов стран Каспийского региона, как варианта предложенного русскими трубопровода «Южного Потока», проект, в котором OMV была приглашена участвовать. Факт, того что «Central European Gas Hub», - определяемый основной оператор трубопровода «Nabucco», поднимает серьезные вопросы о тактике, используемой Россией, чтобы бросить вызов проекту «Nabucco».

Развитие «Central European Gas Hub», в Австрии только ухудшило отношения между «MOL» и «OMV», которые снизились после объявления «OMV» в июне 2007, что покупает 8.6% акций в «MOL» в добавлении кимеющимся 10%, что сделало «OMV» крупнейшим акционером в «MOL»

с собственностью 18.6% венгерской компании. «OMV» продолжала покупать акции, и к сентябрю 2007 имел 20.2%512.

Возможность, что слияние этих двух компаний наиболее вероятно привело бы к необходимому избавлению от ключевых активов «MOL», а именно, его нефтеперерабатывающих заводов в Венгрии и Словакии и бензозаправочных станциях в Румынии и Австрии, это отражает степень накала европейских дебатов относительно регулирования внутреннего энергетического рынка ЕС. Предложение «OMV» поощрило дискуссии в пределах венгерских и Западных СМИ о форме «троянского коня» и причастности России как большого геополитического игрока.

Находящееся в невыгодном положении крупныечастные фирмы относительно государственных нефтегазовых корпораций, с точки зрения оценки авуаров запаса, привело к предположению об усилении государства как геополитического тренда на рынке нефти и газа, выбор в пользу стратегии национального самообеспечения. Будущее частных корпораций объясняет выбранные бизнес-стратегии слияний и Declaration of Intent to Combine OMV and MOL [Electronic resource] // OMV Group [website].

URL: http://www.omv.com поглощений, чтозависит от их способности осваивать крупные месторождения нефть игаза во всем мире. В последние годы лидеры из крупнейших стран-производителей нефти, таких как Россия, Венесуэла, и Саудовская Аравия, не изъявляют желания разделения нефтяного и газового бизнеса, совместных исследований и развития с крупным международным бизнесом, которые видели в ГНК точку доступа к существующим месторождениям и без того весьма ограниченного. В некоторых случаях, особенно на рынках Венесуэлы и России, крупные фирмы являются монополистами на рынках нефти и газа, что иностранным компаниям напоминает тренды 1970-ых. В то же самое время частные корпорации, стимулируют собственные усилия, обостряя конкуренцию друг с другом: за лицензированные месторождения, управление разведанными запасами, арендную плату за национальные ресурсы;

предпочитают новые формы сотрудничества и участия в конъюнктурных соглашениях за импорт нефти, в некоторых случаях выигрывая конкурентные позиции у крупных фирм, особенно где крупным игрокам запрещено участие ввиду международных санкций, наложенных Соединенными Штатами или Организацией Объединенных Наций. Это вынуждает исследователей и крупныефирмы выстраивать сценарии будущего участия на мировых нефтяных и газовых ранках, что подтверждает недавняя большая статья «WallStreetJournal»- «У большой Нефти есть большие проблемы»513.

Международные нефтяные компании все еще занимают первые места среди крупнейших нефтяных и газовых производителей мира, и эти Западные фирмы также показывают высокий рост возвращения Big Oil’s Latest Roadblock: Governments Reduce Access to Aid National Champions amid Scramble for Supply // The Wall Street Journal. 24 September 2007. P. 10;

Gately D. What Oil Export Levels Should We Expect from OPEC? // Energy Journal. 2007. № 28. P. 151–173;

Osmundsen P., Mohn K., Misund B., Asche F.

Is Oil Supply Choked by Financial Market Pressures? // Energy Policy. 2007. № 35. P. 467–474;

Gately D.

OPEC’s Incentives for Faster Output Growth // Energy Journal. 2004. № 25. P. 75–96;

Gately D. How Plausible is the Consensus Projection of Oil Below $25 and Persian Gulf Oil Capacity and Output Doubling by 2020? // Energy Journal. 2001. № 22. P. 1–27.

инвестиционного капитала, чем государственные нефтяные компании подобного размера и объема операций, МНК управляют крупнейшими притоками капиталов, которые можно было инвестировать в перспективное производство. У так называемой Большой Пятерки (BP, Chevron, ConocoPhillipsCompany, ExxonMobil и RoyalDutchShell) объем прибыли в 2006 году составил 120.8 млрд. долл. США, а добыча нефти составила 9.7 миллионов баррелей в день. В отличие от этих показателей, у следующих 20 крупнейших американских нефтяных фирм прибыль составила 31.2 миллиарда долл. США и объем добычи 2.1 миллионов баррелей в день.

Американские исследователи выдвигают следующие гипотезы сдержек стратегий инвестирования негосударственных корпораций в новые месторождения нефти и газа514:

• Растущая концентрация, вследствие слияний и поглощений,в сфере международных нефтяных компаний резко снизила конкуренцию среди них. Снижение острой конкуренции позволило МНК двигаться в сторону углубления научных исследований.

• Нехватка квалифицированного труда и новых форм оборудования мешала оперативно обновлять научно-инновационный сектор.

• Давление финансовых рынков и форм экономического стимулирования в сфере оперативного менеджмента сконцентрировало внимание на краткосрочных задачах в ущерб долгосрочным целям.

• Расширение государственных нефтяных компаний и сфер их национальной деятельности с сфере новых, The international oil company. The James A. Baker III Institute for Public Policy.Rice University.

USA. November 2007. P. 28.

законсервированных природных месторождений ограничивают инвестиции средств частных нефтяных корпораций, что обусловливает дефицит идей и перспектив дальнейших исследований.

• Нестабильность конъюнктуры будущих цен на нефть и волатильности ценовой политики вызывает определенные риски в выборе тактики бизнес-стратегий, направлений научных исследований. Более крупные фирмы могут полагать, что они нивелируют риски, связанные с исследованием месторождений, ожиданием высоких цен на нефть, чтобы спланировать новые слияния и поглощения мелких нефтяных фирм, которые в настоящее время активно участвуют в разработке месторождений.

С падением Советского Союза в 1989, Соединенные Штаты активно реализовывали политическую поддержку новым правительствам стран прежнего Советского Союза, стремительно продвигали различные инвестиционные программы американских нефтяных и газовых корпораций в Каспийском регионе, особенно если это было возможность в реализации совместных проектов515. Данный тезис подтверждается работой американских корпораций в странах Каспийского бассейна и Средней Азии, где строительство трубопровода «Баку-Тбилиси-Джейхан», поддержанного американским правительством, помогло Центрально азиатским странамстать более независимыми от геополитического влияния России.

Американское правительство не всегда одобряет деятельность крупныхкорпораций по существу, но факт остается фактом-у международных нефтяных компаний есть сильное организаторское преимущество, профессиональная компетентная команда, экономический Gately D. How Plausible is the Consensus Projection of Oil Below $25 and Persian Gulf Oil Capacity and Output Doubling by 2020? // Energy Journal. 2001. № 22. P. 1–27.

потенциал, которые позволяют им предпринять значительные усилия по развитию новых ресурсов в зарубежных странах, оказываемая им помощь в полной мере соответствует стратегическим правительственным целям США, заключающимся в стимулировании предложения на рынке международных нефтяных ресурсов. В действительности большие международные нефтяные компании имеют существенные рычаги влияния на сферу торговли собственного рынка и требуют для себя преференций на рынках других стран, посредством явного вмешательства американского правительства.

В настоящее время энергетическая политика США в большей степени сосредотачивается вокруг сферы взаимодействия иностранных компаний игосударственных нефтяных компаний, эксплуатации энергетических запасов в мире. Больше нет “вражеских государств”, от которых США хотели бы защитить мировое энергоснабжение, и Соединенные Штаты продолжают геополитическое доминирование над морскими путями в мире, ограничивая возможности главных направлений водного транспорта нефти морским путем. В условиях, когда в мире уменьшается рольмеждународных нефтяных компаний, основные контуры транзита мировых нефтяных ресурсов и поставки газа остаются относительно неизменными ожидается рост количества поставщиков, конкурентно устойчивыми на энергетических рынках будут те компании который используют формы политического влияния на ценовую политику на новых сложных рынках. По мнению американских специалистов, повышение конкурентоспособности стоит за большими международными нефтяными компаниями;

большим числомнебольших агрессивных фирм;

комбинации государственных нефтяных компаний, и приватизированных государственных нефтяных компаний с частичным участием частных акционеров, фирм производящих альтернативную энергию - все это новые формы бизнеса продолжит подрывать власть монополий на нефтяном и газовом рынках.

Частные американские корпорации, которые в настоящее время ищут нефть во всех регионах мира, являются более эффективными и производительными организациями, чем какое-либо новое предприятие управляемое государством, даже если будет создано по инициативе американского федерального правительства. На вопрос будущей конкурентоспособности американских компаний и их длительного доступа к ресурсам Каспийского региона лучше всего отвечают действия правительства США в областях, где Вашингтон уже обладает юрисдикцией и опытом:

• в продвижении и предписании двусторонней и многосторонней торговли и инвестиционных соглашений, таких как Всемирная торговая организация (ВТО), Северо-Американская зона свободной торговли (NAFTA), Энергетическая хартия и другие;

• в использовании иностранной помощи в местах, где социально экономическая помощь развивающимся странам крайне необходима;

• в создании прозрачности и управления в нефтедобывающих регионах, поддерживая усилия, таких организаций как Всемирный банк и Азиатский банк развития;

в создании всесторонней, внутренней национальной • энергетической политике, которая увеличила бы конкурентоспособность отечественной промышленности, обеспечила ростэнергетическойбезопасности США, продвигала проекты альтернативной энергии и увеличила американскую мощь на мировой арене516.

The international oil company. The James A. Baker III Institute for Public Policy. Rice University.

USA. November 2007. P. 28.

Международные нефтяные компании традиционно стоят перед выбором: они могут либо инвестировать в нефтяные месторождения, с легкими форматами добычи, но расположены в политически нестабильных странах (Азербайджан, Туркменистан и др.). Или же корпорации вынуждены искать возможности добычи нефти и газа в стабильных странах, где есть нефть, но которую трудно извлечь, что требует сложных и дорогостоящих технологий и методов производства.

В опубликованы данные отчета «УоллСтритДжорнэл»

«WoodMackenzie» в которых отмечаются данные о капитализации в 1, трлн. Долл. США нефтяных компаниймира, а это 52% от общего количества компаний которые находится в Северной Америке, Европе и Австралии. В отчете определяются «значительные сдвиги инвестиций на восток» в нефтяной отрасли, вдали от традиционных областях добычи, таких как Северная Африка и Ближний Восток, по отношению к бразильским глубоководным месторождениям нефти в Мексиканском заливе и Западной Африки и нетрадиционных месторождениях нефти и газа в Северной Америке»517.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.