авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ...»

-- [ Страница 9 ] --

Активно продвигаетразличные варианты стратегии бизнеса англо голландская компания Шелл-«Shell» уже 7 лет доминирующая как нефтяной гигант, ассоциируется с работами в странах с турбулентным политическим состоянием, таких как Нигерия, но и эта крупнейшая, стабильная компания решилапереместить инвестиции в более развитые страны, которые предлагают благоприятные условия для инвесторов и предсказуемый налоговый режим. «Шелл-Shell» использует модель разделения расходов по основному бизнесу, разведке и добыче нефти и газа, примерно в пропорциях 50/50 % между странами регионами ОЭСР, и за ее пределами. В настоящий момент это пропорция составляет 70/30% в Chazan G. Big Oil Heads Back Home [Electronic resource] // The Wall Street Journal [website].

URL: http://online.wsj.com/news/articles/SB пользу ОЭСР, со значительнымиизменениями в зоне Канады, Австралии и США. «Риски в странах ОЭСР носят технический характер, но они легче в управлении, чем политическиеугрозы и риски», говорит Саймон Генри, главный финансовый директор С новыми тенденциями «Shell».

приходится фокусироваться на новых направлениях: «Shell» скоро будет производить больше природного газа, чем нефти, что могло 10-20 лет назад напугать инвесторов, но сейчас явно проступают тенденции роста спроса на газ, наблюдается рост предложения газа из Каспийского региона и транзитного потенциала Центральной Азии, таким образом будущее газо-ориентированных компаний выглядит все более перспективным, особенно после катастрофы в Японии на АЭС «Фукусима», которые вызвали переосмысление роли мировой ядерной энергетики518.

Американский исследователь Ж.К.Пич, отмечает что стремление Москвы стимулировать влияние трубопроводов нефти и газа как необходимых транспортных артерий уравновешивают политику Москвы и Запада в Каспийском регионе и Центральной Азии. По мнению американских специалистов это объясняет многие альтернативы в выборе геополитических решений, когда необходимо присутствие российского бизнеса в Каспийском регионе, формирования новых геоэкономических связей России и стран СНГ519.

Точкой отсчета активности иностранных инвесторов принято считать, 20 сентября 1994 года, когда было заключено первое международное соглашениес группой инвесторов и Азербайджаном «О совместной разработке глубоководных нефтяных месторождений «Азери»,«Чираг» и «Гюнешли»в азербайджанском секторе Каспийского моря и долевом разделе добычи». Данное соглашение называлось многими The international oil company. The James A. Baker III Institute for Public Policy. Rice University.

USA. November 2007. P. 29.

Peuch J.-C. Caspian sea oil: the role of private corporations // The Fletcher Forum of World Affairs.

Summer/Fall 1998. Vol. 22:2.

«контракт века», ввиду ее принципиальной важности.Первый нефтяной контракт был заключен на срок 30 лет, и контракт был подписан компаниями из 8 стран, в частности общие положение контракта следующие520:

• Объем инвестиций - 7,4 млрд. долл. США;

• Операционные расходы - 5,9 млрд. долларов США;

• Площадь осваиваемых месторождений по контракту 432,4 кв.км;

• Объем прогнозируемой добычи нефти - 510 млн. тонн (в настоящее время 630 млн. тонн нефти, прогноз);

• Дополнительная добыча сопутствующего газа - млрд.м.куб.

По данному контракту, который был первым заключенным с международными инвесторами на пространстве СНГ, 80% инвестиций поступали от иностранных компаний, а 20% обеспечивались официальной азербайджанской стороной. Иностранные Компании имели следующие (СРП)521:

доли в совместно договоре о разделе продукции Таблица 3 Структура договоров и собственности иностранных компаний с Азербайджаном Название компании Страны Доля в % Азербайджан SOCAR 10, Великобритания BritishPetroleum 17, США Amoco 17, США Unocal 10, Лукойл Россия 10, Aliyev N., Shahbazov E. Heydar Aliyev and the Development of Azerbaijani Oil. Baku : Azerneshr, 1997. P. 75.

Goltz T. Azerbaijan Diary. New York : “Light”, 1998. P. 46.

Норвегия Statoil 8, США Exxon 8, Турция TPOC 6, США Pennzoil 4, Японии Itochu 3, Великобритания Ramco 2, Саудовская Аравия Delta 1, Японская компания, «ItochuOilExploratioInc.» приобрела 3,9205% доли в месторождениях и в «Азери», «Чираг» «Гюнешли»

азербайджанском шельфе Каспийского моря в 1996 году. В августе года компания приобрела дополнительную долю в проекте, увеличив свою операционную долю до 4,30%..

Из данных таблицы видно начало активности иностранных компаний и их геоэкономический интерес к месторождениям Каспийского моря, в частности 4 американских компании, 2 британских компании, норвежская, 1 японская, 1 русская, 1 турецкая и 1компанияиз Саудовской Аравии стали партнерами государственной азербайджанской «SOCAR» в международномпроекте, предусматривающем совместную операцию по разработке и добыче азербайджанской нефти. Отметим, что «SOCAR»

изначально имел долю в 20% в контракте, но весной 1995 года, «SOCAR»

уступил долю в 5% «Exxon» и 5% турецкой «TPOC». Эти компании обязались дать Азербайджану отступные в размере 173 200 000 долл. США (цены 1996 года) и профинансировали 10 % доли ГНКАР.

Таким образом международное влияние на страны Каспийского региона не нуждаются в дополнительном обосновании, постоянное Oil Field Development in the Caspian Sea [Electronic resource] // ITOCHU Corporation [website].

URL: http://www.itochu.co.jp/en/business/chemical/project/02/ влияние на корпоративный сектор и бизнес осуществляется такими крупнейшими компаниями как: Японская «Itochu» получившая долю от «McDermott» (США) в 2,45 % акций, 1,4705 % акций от «Pennzoil» (США) повысив собственную долю до 5%,компании «Exxon» (США) и «Unocal»

(США) приобрели 3,0006 % и 0,5289 % доли «Pennzoil». Таким образом «контракт века», включил в себя дополнительно 31 международный договор, связал бизнес азербайджанского сектора Каспийского моря с крупнейшими компаниями нефтив мире. Число вариантов доставки азербайджанской нефти на мировые рынки увеличилось до трех. Проект «Баку-Тбилиси-Джейхан» стал реальностью, 52 миллионов тонн нефти было произведено в Азербайджане в 2010 году и большая ее часть транспортируется на мировые рынки именно по этому трубопроводу523.

Некоторые компании увеличивают собственное воздействие врегионе Каспийского моря, так«BritishPetroleum» (BP)активизирует работу по проекту «Азери-Чираг-Гюнешли», выкупила 5,63% доли участия «DevonEnergy», в результате чего британский интерес к данному проекту вырос до соотношения 40%. «ConocoPhillips» развивает сотрудничество в области разведки нефти и газа в Туркменистане, выделяя направления раздела ресурсов Каспийского моря. Иран активизирует усилия по поиску нефти и газа без помощи западных нефтяных и газовых компаний, и начал бурение первой разведочной скважины в начале 2010 года. Российский «ЛУКОЙЛ» также активно участвует в разработке месторождений Каспийского моря и только начал производство месторождения имени Юрия Корчагина расположенном на шельфе России524.

Исследователи Дж. Мариотт и М. Минио-Палелло отмечают, что активность работы американских и британских компаний в Каспийском Nasirov E. The Contract of the Century // Visions of Azerbaijan. September/October 2010. P. 12–15.

Fox E. Oil And Gas In The Caspian Sea [Electronic resource] // Investopedia [website]. URL:

http://www.investopedia.com/stock-analysis/2010/oil-and-gas-in-the-caspian-sea-chv-bp-cop-dvn-e-xom-rds-tot hes0830.aspx регионе была спровоцирована позициями британского и американского правительств, а не BP. С финансовой точки зрения, для «BritishPetroleum»

(BP) было бы больше смысла для активизации работы по перекачки нефти из Ирана, когда мог бы быть построен трубопровод в несколько сотнях километров не на севере Ирана, где существует не так много сырья, а «BritishPetroleum» (BP)в обмен получили бы сырую нефть из иранского побережья в заливе для ее транспортировки. Это было бы дешевле в проектном строительстве, нобыло не приемлемо по политическим мотивам для западных держав. Неприемлемы варианты транспортировки нефти через существующие или модернизированные трубопроводы России, либо постройки трубопроводов для транзита на восток в Китай525. Результат договоренностей который теперь очевиден – одиниз самых протяженных трубопроводов в мире строятся в горах и сложных географических условиях, в обход Армении делает большую петлю, чтобы организовать транзит каспийской нефти в Средиземное море.

«BritishPetroleum» (BP) признала, что вариант проекта маршрута и трубопровода к Средиземному морю весьма дорогой в финансовом и инвестиционном плане, но согласились в обмен на поддержку правительств и государственные субсидии от США и Великобритании. С другой стороны, в начале 90-х, когда «BritishPetroleum» (BP) изо всех сил прилагала усилия, чтобы выиграть контракт на добычу и экспорт азербайджанской нефти, хотели, чтобы британское правительство срочно установило дипломатическое присутствие в Азербайджане, для закрепления шансов при заключении контракта. Контрактв рамкахсоглашения о разделе продукции является долгосрочным соглашением на срок 40 лет. Азербайджан получает доходы с контракта526.

Это дает огромные прибыли и для частных нефтяных компаний. Что Marriott J., Minio-Paluello M. The Oil Road: Journeys from the Caspian Sea to the City of London.

London, 2012.

Ibid.

нужно иметь в виду, так это то, что компании, идут больше на политический риск смены режима, чем на риск коммерческих убытков.

Азербайджан является основным сосредоточением и ареной международной борьбы за природные ресурсы Каспийского региона и самым выгодным вариантом обеспечения экономического роста и стратегии формирования устойчивого бизнеса, который может укрепиться через стабильность транзитных каналов. Данный вариант реализуется через поэтапное развитие крупнейших азербайджанских проектов экспорта нефти и газа через527.

«BritishPetroleum» (BP) является оператором Азербайджанской международной операционной компании и имеет 35,8% в проекте «Азери Чираг-Гюнешли» в Каспийском море секторе Азербайджана.

Шах-Денизявляется одним из основных месторождений газа с поэтапным развитием, что связано с конъюнктурой мирового газового рынка. BP является оператором газового проекта Шах-Дениз с долей участия 25,5%.Первый этап производства связывает транспортировкой нефти и газа Азербайджан, Грузию и Турцию.

http://www.bp.com/sectiongenericarticle.do?categoryId=9015374&contentId= Рис. 3 Карта нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан «BritishPetroleum» (BP) является оператором Южно-Кавказского трубопровода (SCP), который осуществляет транзит природного газа с месторождения Шах-Дениз в Грузию и Турцию, трубопровод длиной км.начал поставки газа в Азербайджан и Грузию в сентябре 2006 года.

Поставки газа в Турцию начались июля 2007 года528.

Трубопровод в настоящее время расширен для транспортировки дополнительных объемов газа со второй очереди месторождения «Шах Дениз 2», после завершения его строительства в 2017 году, мощность трубопровода будет увеличена до 16 миллиардов кубических метров в год.

Южно-Кавказский трубопровод принадлежит консорциуму компаний, из семи национальных и международных энергетических компаний, включающий: BP (25,5%), Государственная нефтяная компания Азербайджанской Республики (ГНКАР, 10%), Statoil (25,5%), Лукойл South Caucasus Pipeline (SCP), Georgia, Turkey, Azerbaijan [Electronic resource] // Hydrocarbons Technology [website]. URL: http://www.hydrocarbons-technology.com/projects/south-caucasus-pipeline-scp georgia-turkey-azerbaijan/ и (10%), «NaftiranIntertradeCompany» (NICO, 10%), Total (10%) национальной нефтегазовой компании Турции (ТПАО, 9%).

Нельзя не отметить, что ВР является техническим оператором и заботится о техническом развитии и производственной деятельности, в то время как «Statoil» является коммерческим оператором, стремится обеспечить развитие бизнеса и управления деятельностью, связанной с транзитом.

На прошедшей большой международной конференции в Ашхабаде (Туркмения) 14-16 ноября 2012 года, где присутствовали все крупнейшие нефтяные и газовые корпорации в пресс-релизе отмечалось, что США предпринимают все дипломатические и международные усилия для невмешательства России в строительстве и эксплуатации Транскаспийского газопровода. Позиция Европейского Союза вторит позиции США, где подчеркивается стремление поддержать европейские корпорации в переговорах по данному проекту с Туркменистаном, Азербайджаном, также ЕС констатирует, что они готовы закупать данный газ в течение следующих 30 лет, именно поэтому многочисленные проекты«BritishPetroleum»рассчитаны на данный срок эксплуатации.

Однако следует отметить, что позицииТуркменистана и Азербайджана по обеспечению газом Транскаспийского газопровода из месторождения Кяпаз (Сердар) весьма настороженны.

Нельзя не выделить и роль турецкой группы «Калик Энерджи»

(CalikEnerji) в строительстве Транс-Анатолийского трубопровода (TAP), более известного как «Самсун-Джейхан» для транспортировки нефти с терминала Самсун на Черном море до терминала Джейхан на Средиземном море. Созданная при участии итальянской компании «Эни» (Eni) совместная корпорация «Транс-Анатолийская Трубопроводная копания»

(TAPCO) оценивает стоимость проекта от 5 до 6 млрд. долл. США. «Eni» и подписали соглашение о совместном планировании и «Calik»

строительстве трубопровода длиной 550 км в конце 2005 года. Соглашение привело итальянскую компанию «Eni»к покупке 50% акций TAPCO в сентябре 2006 года529. Активный интерес проявляют и другие страны мира, так в частности в ноябре 2006 года «Эни» (Eni) и «Калик Энерджи»

(CalikEnerji) подписали соглашение с индийской «OilCompanyLimited»

позволяющей принимать участие индийских компаний в (IOCL), совместном проекте.Совет IOCL одобрил приобретение доли в 12% TAPCO в феврале 2007 года.В августе 2009 года русская компания «Транснефть» согласилась поставлять нефть по трубопроводу Самсун Джейхан. Итальянская«Эни» и турецкая Энерджи»

(Eni) «Калик подписали о взаимопонимании» с (CalikEnerji) «Меморандум крупнейшими российскими компаниями «Транснефть» и «Роснефть», для определения условий поставок сырой нефти.

Маршрут Транс-Анатолийского трубопровода (TAP) обеспечивает альтернативный вариант обхода проливов Босфор и Дарданеллы, данный геополитический проект активно поддерживается Турцией, так как снимает риск транспортировки через проливы Босфор и Дарданеллы.

Альтернативный маршрут обеспечит более безопасную транспортировку газа.Транспортный флотследующийтранзитом через турецкие проливы в настоящее время перевозят около 750 миллионов баррелей сырой нефти в год, которая, как ожидается, увеличится до 1, миллиарда баррелей в ближайшем будущем. TAP сократит движение танкеров в проливах на 50% и уменьшит воздействие на экологическую систему региона530.

В июне 2005 года компания «ExxonMobil» объявила о своем намерении начать отправку нефти по железной дороге от азербайджанских месторождений до черноморского порта Батуми. С тех Ibid.

Georgia – Oil & Gas Politics [Electronic resource] // GlobalSecurity.org [website]. URL:

http://www.globalsecurity.org/military/world/georgia/oil-politics.htm пор поставки нефти и нефтепродуктов, продуктов увеличилось до баррелей в день в 2005 году по сравнению с уровнями 134000 б / д в году. В марте 2006 года владелец Батумского порта объявил, что может обеспечить мощности перевалки нефти в порту до 260 тысяч баррелей / сутки.

Выводы Таким образом, анализируя комплекс проблем по реализации геополитических и геоэкономических интересов важнейших акторов Каспийского региона особо выделяются стратегии по освоению углеводородных ресурсов, их транспортировки и реализации крупнейшими мировыми транснациональными корпорациями.

Нельзя не отметить имещеся противоречие глобального развития между ТНК и национальными государствами. Транснациональные орпорации формируют собственную экономическую сратегию, которая требует согласования с интересами отдельных национальных государств, регионов и мирового сообщества в целом. Однако как показал анализ проведенный в диссертации механизмов для такого согласования пока не выработано.

Региональные интеграционные проекты по управлению транзитом нефти и газа Каспийского бассейна, такие как трубопровод «Баку Тбилиси-Джейхан», трубопроводный консорциум»

«Каспийский институционализировали условия геополитической регонсценировки для стран как Каспийского, так и всего Кавказского региона, способствовали привлечению крупнейших международных инвестиций и крупных корпораций.

Принципиально важным геополитическим шагом в запуске процесса освоения ресурсов Каспийского бассейна стало заключение каждой страной-участницей «Двустороннего инвестиционного договора» с США, якобы с целью защиты частных инвестиций, развития рыночно ориентированной политики в странах-партнёрах и продвижения американского экспорта, когда как на самом деле этот договор подвел базу международного права под основу договоренностей со странами с нестабильным внутренним законодательством (Грузия, Азербайджан).

Нельзя не отметить, что благодаря участию крупнейших мировых транснациональных корпораций был реализован проект Каспийского трубопроводного консорциума, который способствовал разрушению советской хозяйственной практики в регионе, ввёл западные стандарты ведения бизнеса в управление нефтепроводами. Каспийский трубопроводный консорциум является единственным на российской территории частным экспортным нефтепроводом вне контроля российской государственной монополии.

Подводя промежуточные итоги сказанному, следует сказать, что из крупнейших 20 нефтедобывающих компаний в мире, 14 являются государственными нефтяными компаниями или были недавно приватизированы государством. Многие Западные крупнейшие нефтяные компании продолжают демонстрировать темпы более высокого экономического роста и капитализации, чем аналогичные государственные компании. В условиях турбулентности мировой экономики многие государственные нефтяные компании находятся в процессе переоценки и формирования новых бизнес-стратегий, что оказывает влияние на последствия для международных нефтяных и газовых рынков.

Государственные нефтяные компании предпринимают имеющиеся в их арсенале политические и дипломатические усилия в конкурентной борьбе за стратегические ресурсы на Ближнем Востоке, Евразии и Африке, в некоторых случаях выдавливая крупные фирмы Запада из регионов добычи нефти и газа и других жизненно важных природных ресурсов.

Процесс интеграции национальных ресурсных корпораций демонстрирует плотность связей и взаимоотношений с органами государственной власти, преследует совместные геополитические и стратегические цели, их сближает фактор стимулирования капитализации компании и инвестирования в различные проекты.

В собственных странах государственные корпорации выполняют важные социально-экономические функции, наполняя государственные бюджеты налогооблагаемой выручкой, конкурируя с другими объектами за инвестиционные бюджеты, которые могли бы иначе быть потрачены на многочисленные государственные задачи.

В данном контексте весьма характерен пример реализации корпоративных интересов российской нефтегазовой компании «Сургутнефтегаз» на Европейском энергетическом рынке и ее участиф в поглощении венгерского нефтяного и газового концерна «MOL» (Olajs Gzipari Nyrt. Венгрия) ее австрийским партнером «OMV» (sterreichische Minerall Verwaltung. Австрия). Для более крупных энергетических компаний, таких как «Газпром» России, Венгерская «MOL» представляет собой прибыльный бизнес в пределах ЕС, который стратегически выравнивается по потенциалу в деловых операциях по переработке, транспортировке, сырой нефти и природного газа, его хранения. Бизнес обладает более эффективным арсеналом управленческих решений по приобретению, слиянию, поглощению тех или иных активов в нефтяной и\или газовой отраслях, что способствует реинтеграции геополитических интересов России на энергетическом пространстве Европы, создает потенциал политического влияния в регионе.

6.2. Типология стратегий корпораций США для Каспийского региона Международные эксперты, в том числе В.Поповичи из Южной Школы НАТО, не скрывают, что многочисленные проекты и поиск инвестиций для их реализации составляют основу противоборства и конкуренции против России за нефтяные и газовые ресурсы Каспийского региона531.Даже международный отдел BP имеет сомнения в явных преимуществах трубопровода «Баку-Тбилиси-Джейхан». Именно поэтому любые активные действия Москвы на Каспийском направлении или в странах Южного Кавказа находятся под пристальным вниманием правительств США и стран Европы, их бизнес-акторов532.

Рис. 4 Планируемые и существующие газопроводы Каспийского региона Popovici V. Black Sea Region Stands at Energy Crossroads // Oil & Gas Journal. 7 December 2009.

Vol. 107, № 45, 56.

Baikenova D.A Strategy to Persuade the US Government to Support the Construction of Oil and Gas Pipeline through Iran [Electronic resource] // Institute for Trade & Commercial Diplomacy [website]. URL:

http://www.commercialdiplomacy.org/pdf/ma_projects/baikenova_dana.pdf Рис. 5. Карты основных маршрутов и объемов поставок газа и нефти Каспийского региона Исследователь на основе анализа массива научной литературы, докладов, статей и публикаций выявляет следующие стратегии правительства США относительно позиционирования стран и энергетических ресурсов Каспийского региона и Центральной Азии.

Стратегия предложений Нефтяная стратегия США включает в себя как внутренние, так и международные планы действий для убеждения Правительства США по поддержке иранского варианта трубопровода и, в конечном счете, это способно изменить всю внешнюю политику в отношении Ирана533.

Внутренняя стратегия Стратегия создания коалиции. Коалиция за развитие энергетики Каспия (CCED) будет создана для формирования широкой международной платформы США по успешному развитию Каспийского региона (в том Ibid.

числе снятие США односторонних санкций). Коалиция за развитие энергетики Каспия будет включать в себя организация международному содействию крупным американским нефтяным компаниям, которые уже подключились к процессу инвестирования в Каспийском регионе.

Торговые и промышленные ассоциации также, по мнению США должны быть институционализированыв процесс.

Законодательные стратегии. Эта стратегия предусматривает прямое лоббирование членов Конгресса США. Стратегия преследуют цель отменить или по крайней мере снять многие международные санкции в отношении стран региона.

Медиа-стратегия. СМИ будут использованы для создания большей наглядности потенциальных проблем, связанных с развитием Каспийского региона. Целью стратегии является создание достаточной и необходимой информационной поддержки со стороны лиц, принимающих решения в Вашингтоне. По мнению американских исследователей медиа-стратегия должна акцентировать внимание на последние позитивные сигналы исходящие от иранского президента, принимать во внимание стратегическое значение Ирана в развитии региона Каспийского моря. Во вторых акцент медиа-стратегий будет расставлен в освещении пользы развития международной торговли энергетическими ресурсами и последствий односторонних санкций в отношении конкурентоспособности экономики США, отрицательных воздействий, заключающихся в потерянных возможностях для бизнеса и рабочих мест, снижение конкурентных позиций США в значимом Каспийском регионе.

Переговорные стратегии. Данный вид стратегий опирается на инициативу правительственных бизнес-переговорах и межправительственных диалогах.

Международная стратегия. Международная стратегия предполагает создание международного давления с целью инициировать страны СНГ и Каспийского региона пересмотреть свои национальные политики в отношении Ирана и освоению ресурсов Каспийского бассейна. Для достижения этой цели, будет сформирована международная коалиция с членством представителей региональных правительств, деловых кругов (иностранных нефтяных и газовых компаний), НПО, региональных законодательных палат штатов США.

Рассмотрим подробнее выделенные стратегии и их подтверждение практикой.

Американо-иранские двусторонние переговорные стратегии.

Стратегии переговоров предоставляет рекомендации оптимизации подходов к переговорному процессу между США и Ираном. Проблемы, которые должны будут быть обращены в основу проектировании стратегии, чтобы выдвинуть правительственные инициативы к началу диалога с Ираном и стимулированию американских корпораций к вложению капитала в иранские трубопроводные проекты включают:

Нежелание Конгресса США поддержки официального • диалога с Ираном.

Предубеждение и незнание американцев Ирана и его • внутренней и внешней политики.

Несоответствующее понимание американцев важности • Ирана в Каспийском регионе.

Фактическое превалирование значимости и мнений • Пентагона и его специалистов по формированию повестки дня национальной безопасности, направления политики Соединенных Штатов к конфронтации с Ираном;

Взаимное недоверие между Ираном и Соединенными • Штатами.

Стратегия создания коалиции Коалиция для Каспийского Энергетического развития (CCED) концептуально состоит из ведущих американских нефтегазовых компаний, занимающихся бизнесом в Каспийском регионе, специализированных торговых и отраслевых ассоциаций и прочих заинтересованных групп.

Цель CCED будет состоять в том, чтобы убедить Правительство и Конгресс США, в необходимости поддержки проекта иранского трубопровода и предоставление ограниченных возможностей участвовать американским компаниям в строительстве этой трубопровода.

На финишном этапе CCED будет целенаправленно работать, на поддержку политики смягчения, но не окончательной отмены Объединенных Санкций государств против Ирана. Определенно, стратегия CCED будет работать, чтобы акцентировать внимание национальных и международных институтов на осознание отрицательных эффектов санкций. CCED будет использовать это усиленное понимание, чтобы оказать давление на правительство США, по пересмотру его политики по отношению к Ирану.

Американские правительственные учреждения заинтересованные в реализации данной стратегии, включают - Государственный департамент, Министерство энергетики, Министерство транспорта, Министерство торговли, и Главные офис американского Торгового представителя.

также позволит институционализировать нормативно CCED правовую и законодательную базу для обоснования отказа США от санкций и необходимости участия американских нефтяных компаний, что солидаризируется с позицией Грегори Майера из «Файнэшнл Таймс»534.

Коалиция будет работать в тесном сотрудничестве с другими более широкими ассоциациями и коалициями такими, как «USA группа своим созданием обязанная Engage»(корпоративная Национальному совету по внешней торговле США в 1997г.), которая Meyer G. US crude exports argument needs refining // FINANCIAL TIMES LTD 2013. 08.02.2013.

активно дискутирует в отношении необходимости отмены односторонних санкций, включая пропаганду в СМИ отрицательного влияние санкций на развитие американской торговли и американской экономики. С помощью и поддержке «USA Engage», CCED попытается кооперировать другие отрасли промышленности заинтересованных в снятии санкций с Ирана.

представляет собой коалицию из бизнеса, «USA Engage»

сельскохозяйственных фирм и торговых ассоциаций, осуществляющих продвижение преимуществ участия США за рубежом и просвещении общественности о неэффективности односторонних экономических санкций в международной политике.

из«USA Engage» считает основным методом привлечение других обществ путем дипломатии, многостороннего сотрудничества, необходимости присутствие американских организаций, и продвижения лучших практик американских компаний и гуманитарных обменов – как наилучшие способы достижения целей США, чем демонстрация силы и введение односторонних экономических санкций. Данная коалиция удобная тем, что за ней прячется официальная позиция США, когда неудобно афишировать связь с тем или иным политическим режимом, «страной-изгоем», но интересы корпораций и бизнеса необходимо продвигать и отставить535.

Члены следующих крупнейших фирм, корпораций и организаций заинтересованы в Коалиции для Каспийского Энергетического развития (CCED) как потенциальные участники и сторонники:

• Ассоциация Американских Нефтяных корпораций США;

• MobilCorporation (после недавнего слияние с Exxon) • Американский Институт Нефти • Chevron • Exxon Association of Oil Pipelines См. подробнее: http://www.usaengage.org/?id= • BP- Amoco Petroleum Equipment Institution • Texaco • Shell Oil (USA) • Unocal • Sun/Oryx, • Pennzoil • Arco • Enron • Philips Petroleum.

Коалиция также исследует возможность вовлечения Торговой американской Палаты в ее международных усилиях и инициативах. В конечном счете, Коалиция будет предназначаться для активизации участия США в международных промышленных секторах, которые также заинтересованы в отмене санкций Соединенных Штатов против Ирана.

Недавнее решение Соединенных Штатов ослабить санкции на международной торговле продукции сельского хозяйства в Иран поощрило интерес сельскохозяйственных производителей США к усилиям коалиции.

Законодательная стратегия Основная цель убедить правительство и Конгресс США, что улучшение дипломатических отношений США и Ирана должно быть приоритетом внешней политики. Направления реализации данной политики в отношении стран Каспийского региона выглядят следующим образом536:

• Убедить американское правительство ослабить или изменить текущие санкции против Ирана, чтобы позволить Baikenova D.A Strategy to Persuade the US Government to Support the Construction of Oil and Gas Pipeline through Iran [Electronic resource] // Institute for Trade & Commercial Diplomacy [website]. URL:

http://www.commercialdiplomacy.org/pdf/ma_projects/baikenova_dana.pdf бизнесу и корпорациям США, как членам коалиции стимулировать разработку трубопроводов в Иране.

• Убедить американских чиновников, что Иран - важное в геополитическом аспекте и влиятельное государство Каспийского региона.

• Убедить американских чиновников, что иранский вариант транзита нефти и газа - наилучший вариант как с коммерческой, так и с экологической стороны.

Законодательная стратегия сосредотачивается как на региональных, так и на национальномуровнях государственного управления США.

Первый шаг для Коалиции должен заключаться в формировании рабочей группы, для развития направлений политики и групп-лобби, которые на непосредственной контактной основе будут работать с членами Конгресса и Представителями администрации США. Впоследствии рабочая группа, с участием представителей лоббистов начнет готовить законодательную базу за отказ от санкций для нефтяных компаний. Группы подготовят информационный пакет, для представления всем членам Конгресса и чиновникам соответствующего правительства537.

Информационный пакет будет включать:

1. «Белую папку» и письмо «Дорогой Коллега!»;

2. Карту всех возможных маршрутов трубопровода;

3. Сводный анализ данных Каспийского региона, который включает мощность трубопровода, налоги, тарифы и предполагаемая стоимость каждого проекта трубопровода;

Проблемные исследования, сделанные потенциальными 4.

инвесторами проекта нефте- и газо- трубопровода.

Стратегия СМИ Ibid.

Основная цель данной стратегии в использовании потенциала средств массовой информации в демонстрации американской общественности и высшим государственным чиновникам США, что санкции приносят больше вреда, чем пользы из-за их негативного воздействия на коммерческие интересы американских фирм и занятость населения538. Вторичная цель состоит в том, чтобы изменить среди населения США восприятие Ирана и иранского народа. Через СМИ Коалиция может показать отрицательный имидж Америки в Иране, преувеличение негативных сторон санкций и роли США.

CCED будет использовать все доступные инструменты СМИ, чтобы создать большую видимость проблема нефте- и газо- трубопровода. Это принципиально важно для интересов американского нефтяного лобби, для всех членов коалиции. Подчеркивается значение планирования стратегии работы со СМИ, чтобы общественность не рассматривала Коалицию как некую форму послаблению формам терроризма. Коалиция должна обязательно включать использование постоянных пресс-релизов, сообщений, что нынешние поставщики нефти финансируют терроризм и развивают оружие массового поражения. Коалиция должна подчеркивать, что ее основная цель и интерес состоит в том, чтобы приносить пользу американским корпорациям и занятости.

Коалиция для Каспийского Энергетического развития (CCED) должна также использовать СМИ для информирования общественности о снижении конкурентоспособности и деловых возможностях американского бизнеса по сравнению с Европейскими и Азиатскими компаниями, которые активно инвестируют в страны Каспийского региона и Иран.

Данные стратегии являются ответом США на глобальные вызовы современного мира в Каспийском регионе, понимание неудач внешнеполитических усилий США, снижение участия американского Ibid.

капитала в участии нефтяных и газовых проектов стран Каспийского региона, указывают на необходимость диверсификации нефтяных маршрутов транспортировки, для недопущения дальнейшей монополизации транзита и ограничения потенциал региона.

Стратегия СМИ для «Коалиция для Каспийского Энергетического развития» выдвигает необходимость учета недавних (CCED) положительных изменений в Иране включая демократические выборы президента Хатами;

акцентирует принципиальную значимость стран Каспийского региона как универсального ключа в Азии, на первый план выдвигается стратегическое значение Ирана.

Как председатель и старейший член комитета международных отношений Сената США, сенатор Ричард Лугаррвыделяет приоритет энергетической дипломатии, как основного элемента в умении управлять текущими и будущими проблемами американской национальной безопасности. Это поощрило и выбор стратегии внешней политики и необходимые структурные изменения в американском дипломатическом корпусе и аппарате, чтобы поднять проблемы энергетической безопасности, как центральный компонент американской внешней политики539.

Как продолжение необходимых усилий для интеграции европейских союзников по НАТО и сторонников Каспийского нефтяного и газового бассейна, сенатор Р.Д.Лугар направил сотрудников, ведущих специалистов Комитета по иностранным делам Сената США Нила Брауна и Мэрика Стринга, с миссией в октябре 2012 в Азербайджан, Турцию и Туркмению, чтобы оценить статус из Южного Кавказского Коридора в Европу и ENERGY AND SECURITY FROM THE CASPIAN TO EUROPE. A MINORITY STAFF REPORT PREPARED FOR THE USE OF THE COMMITTEE ON FOREIGN RELATIONS UNITED STATES SENATE ONE HUNDRED TWELFTH CONGRESS SECOND SESSION DECEMBER 12, [Electronic resource] // US Government Printing Office [website]. URL: http://www.gpo.gov/fdsys/ необходимость предпринять связанные с этим американские дипломатические усилия.

В декабре 2012 года, представители Сената США встретились со специалистами госдепартамента работающими в Вашингтоне и за границей, по вопросам концепции правительственной национальной безопасности, чиновниками министерства энергетики, представителями международных и принадлежащих государствам энергетических компаний, служащими посольств стран третьего мира, независимыми экспертами, сотрудниками иностранных посольств в Вашингтоне, цель посещения была сосредоточена на анализе следующих направлений:

• Исследовать результаты воздействия решения администрации Б.Обамы и эффективности американского специального Посланника по Евразийской Энергетической безопасности;

• Оценить статус конкурирующих предложений по проектам трубопровода газа от Каспийского бассейна до Европы как составляющей Южного Коридора;

• Исследовать перспективы транзита газа из Туркмении, Ирака, Казахстана в направлении Восточного Средиземноморья или сторону Южного Коридора;

Проанализировать возможности Соединенных Штатов по • обеспечению эффективности внешней политики и международной поддержки Южного Коридора.

Поездка сотрудников, ведущих специалистов Комитета по иностранным делам Сената США Нила Брауна и МэрикаСтринга, с миссией в октябре 2012г., была своевременна по нескольким причинам:

• во-первых, государственный департамент сигнализировал, что не назначит нового Посланника по Евразийской Энергетической безопасности, подвергая сомнению, постоянность его статуса и присутствия и достаточный дипломатический вес среди региональных лидеров Каспийского региона и Центральной Азии.

• Во-вторых, США выражает все возрастающее беспокойство, что администрация Б.Обамы не намерена идти на риск в поддержку определенных экспортных маршрутов, поскольку геополитические, географические, экологические и прочие факторы оказываются для транзита природного газа потенциально проблематичными.

• В-третьих, общемировые тенденции мировых рынков природного газа переоценивают геостратегические выгоды Южного Коридора и его коммерческую эффективность.

• В-четвертых, с ближайшим уходом сенатора Р.Д. Лугара из Конгресса, будет важно, чтобы и новые члены международного комитета Конгресса США также защищали энергетический проект Южного Коридора540.

Наконец, Конгресс собирается переоценить санкции по отношению к Ирану, и полезность длительного снятия санкций с проекта Шаха Дениза.

Таким образом следует сделать вывод, что американские стратегические интересы по присоединению стран Каспийского моря к европейским и мировым рынкам долгое время признавалась и поддерживались двухтактной партийной системой США. Энергетические интересы – экономическая жизненная основа многих союзников НАТО и их партнеров в Европе и Евразии, и дальнейшая зависимость Каспийских проектов от России и Ирана для энергетического импорта или экспорта остается серьезнейшей проблемой для США и ЕС, чье внимание переключается в сторону поддержки суверенитета стран Кавказа, Каспийского региона, Центральной Азии, необходимость наличия The Lugar Energy Report.Importance of the Nabucco Pipeline. December 2012. P. 2–6.

самостоятельности в «policymaking» - выработке тактики, формирования политики, экономическом развитии и безопасности.

Развитие Южного Коридора, связующего ресурсы бассейна Каспийского моря с Европой, акцентуация значения нефти и природного газа, трубопроводов являлась ранним элементом американской стратегии.

Первая стадия была достигнута с завершением строительства нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан от Азербайджана до (BTC) турецкого средиземноморского порта и Южного Газопровода Кавказа (SCP).

Использование производства значительных объемов природного газа в Азербайджане является основой поставки, эта стадия предполагает расширение Южно-кавказского трубопровода, предполагается строительство нового маршрута трубопровода через Турцию и проектирование нескольких трубопроводов от турецкой границы до Европейских границ включительно. Соединенные Штаты и их Европейские союзники также активизировали геополитическое давление на страны Каспийского бассейна для дополнительных поставок газа из Туркмении и Ирака, через Южный Коридор.

Следующая фаза реализации проекта Южного Коридора продвинула бы американские и внешнеполитические цели НАТО: что изолировало бы Иран, помогло бы в росте партнерских настроений среди стран Кавказа и Центральной Азии. Акцентирование дипломатических усилий США на факте независимости стран Каспийского региона и Южного Кавказа, возможность сокращение влияния энергетических рычагов России на европейских союзников НАТО. Среди стран-членов ЕС, Австрия, Болгария, Чешская Республика, Эстония, Финляндия, Латвия, Литва, Польша и Словакия все еще зависят от России более чем 60 % их газового импорта;

кандидаты в ЕС такие как Молдова, Турция и Украина полагаются на Россию и в их структуре газового рынка более чем 65% импорта российского газа. Вместо того, чтобы позволить данному рынку быть «золотым дном» для российской экономики, Кремль предпринял шаги, как демонстрацию удивительной антагонистической политики.

Принуждение к заключению энергетических контрактов, использование «Северного потока» и собственного южного трубопровода, чтобы и далее изолировать определенные европейские рынки подчеркивают потребность в альтернативных проектах газовых коридоров в Европу541.

Импорт природного газа, вероятно, займет все более и более центральную роль в энергетической дипломатии Европы, требуя многократных альтернатив, таких как новый южный коридор. Уверенность Европы в естественности газового импорта, был усилен значительным снижением в естественном производстве газа в пределах Европы, решением Германии постепенно сократить сектор ядерной энергетики (Франция, также, рассматривает отказ от атомной энергии), и появление на рынке газа-сланца в нескольких странах-членах ЕС. Хотя нетрадиционные ресурсы сланцевого газа в Европе могут воздействовать на Центрально европейские энергетические рынки в будущем, результаты исследования неодназначны, т.к. не ожидается в ближайшем времени существенного увеличения производства сланцевых газов. Многочисленные европейские страны преувеличивают возможность импортировать сжиженный газ (LNG).

Быстро растущее внутреннее энергопотребление Турции является центральным моментом для придания динамики строительства Южного Коридора, является достоинством и приоритетом в билатеральных отношениях США-Турции. В частности его готовность позволить осуществлять транзит существенных объемов природного газа в Европу, ENERGY AND SECURITY FROM THE CASPIAN TO EUROPE. A MINORITY STAFF REPORT PREPARED FOR THE USE OF THE COMMITTEE ON FOREIGN RELATIONS UNITED STATES SENATE ONE HUNDRED TWELFTH CONGRESSSECOND SESSION DECEMBER 12, [Electronic resource] // US Government Printing Office [website]. URL: http://www.gpo.gov/fdsys/ даже когда собственный внутренний рынок Турции мог легко потреблять объемы газа, она поддержала перспективы строительства и необходимости Южного Коридора542.

Незначительный объем турецкой торговли в структуре иранского газового экспорта – предмет потенциального внимания и поиска точек роста, поскольку санкции продолжают действовать. Однако, Турция в настоящее время не имеет никакой возможности полностью заменить иранский импорт природного газа, который потребовал бы и новых поставок и нового внутреннего трубопровода, для покрытия потребности в газе внутренних областей.

Азербайджан - основной поставщик для Южного Коридора и является долгосрочным центром транскаспийского транзита для поставок газа из Туркмении и Казахстана. За прошедшие два десятилетия, лидерство Азербайджана выявило его геостратегическое значение в использовании новых трубопроводов, явилось залогом активной поддержки дружественных связей с Западом.

В 2011 турецкие и азербайджанские корпорации инициировали выдвижение были поддержаны собственным правительством) (и предложения о трансанатолийский трубопроводе (TANAP), что явилось самым существенным толчком к развитию проекта Южного Коридора с 2009г. TANAP заменил бы часть трубопровода «Nabucco» через территорию Турции, в поставке 10 млрд. кубометров газа «Шаха Дениза II» отграницы турецкой к ЕС, причем расширение внутреннего потребления на турецком рынке составило бы 6 млрд. кубометров543.

Управленческая структура «TANAP» намного более проста, чем «Nabucco» так как только 2 правительства, принимают изначальные стратегические решения. Азербайджан инвестирует большинство William P., Tekin A.The Iraq War, Turkey, and Renewed Caspian Energy Projects // The Middle East Journal. Summer 2008. Vol. 62, № 3. P. 392–393.

Ibid.

требуемого капитала. Однако, в условиях проекта «TANAP» также есть потенциально рисковые элементы, владение государственной компанией процентной долей ставит вопрос приоритета «SOCAR» 51% азербайджанского газа для «TANAP», ввиду особенностей пропускной способности поставок транскаспийского газа в сторону запада из Туркмении или Ирака.

Реализация проекта от терминала «TANAP» до границы ЕС решение еще более трудное, т.к. это заключительная стадии маршрута Южного Коридора, определяет окончательную стратегическую ценность проекта.

Остаются варианта дальнейшей реализации проекта:

Трансадриатический газопровод (Trans-AdriaticPipeline) (TAP) из Турции через Грецию и Албанию и по дну Адриатического моря в Италию;

и Трубопровод Западного маршрута «Nabucco» через ЕС, транзитом в Болгарию, К настоящему времени Конгресс США предоставил освобождение для консорциума корпораций проекта «Шаха Дениза» от финансовых санкций, которые были наложены ввиду 10% доли акции в «Шахе Дениз», принадлежащей «Национальной Иранской Нефтяной Компании», как «пассивному инвестору». Поддержка конгрессом льгот и санкций для данного проекта базируется на осознании выгод для американских интересов национальной безопасности, которые однозначно будут продвинуты расширением Южного Энергетического Коридора, независимо от того, выбирает ли консорциум корпораций при эксплуатации «Шах Дениза» Трансадриатический газопровод (Trans AdriaticPipeline) (TAP) или Западный вариант «Nabucco». Выбор варианта «TAP» в настоящее время ослабил бы аргументы в пользу проекта «Шах Дениз и его вспомогательные варианты реализации имеют II»

значительную выгоду для американских интересов для безопасности, что они должны превзойти все дальнейшие санкции против Ирана.

Иракский газ мог бы также транспортироваться в Европу через Южный Коридор. В 2009 иракский премьер-министр Нури аль-Малики сделал заявление о вкладе Ирака в объеме до 15 млрд. кубометров для проекта Южного Коридора, но внутренние глубокие разногласия среди Иракской элиты по вопросам энергетического распределения доходов и слабость внутренней системы электрификации в пределах Ирака, дают мало надежды этому предложению. Американская политика действует в соответствии с постоянным анализом внешнеполитической конъюнктуры, чтобы гарантировать, что внутренние политические дискуссии в странах Каспийского региона и Центральной Азии не препятствуют должным образом проектам, выгодным для Ирака, региональной стабильности, и американским частным инвестициям.

У Соединенных Штатов, также, есть возможность непосредственно осознать энергетическую ненадежность союзников по НАТО в Европе.

Американские запасы газа- сланца уже существенно изменили стратегический выбор европейских газовых рынков, с тех пор соглашения о разделе продукции СПГ, ранее предназначенные для Соединенных Штатов, теперь ориентированы и доступны для Европы. Соединенные Штаты могут сделать намного больше, чтобы позволить реализовывать СПГ с нуждающимися союзниками НАТО для диверсификации и разнообразия поставок, и при этом способствовать экономическому росту в Соединенных Штатах.

Закон о «СПГ для стран НАТО», введенный сенатором Р.Д.Лугаром, достиг бы эту цель, помещая союзников НАТО в равные условия с другими партнерами по свободной торговле относительно доступа к торговле на рынке американского природного газа544.

Расширение южного Коридора особенно выгодно теперь. Критики позиций США утверждают, что Южный Коридор должен иметь The Lugar Energy Report. Importance of the Nabucco Pipeline. December 2012. P. 6.

низкийуровень приоритета: американский газ-сланец в газовой и глобальной торговле является более прибыльным для рынка, что является фактором снижения цен и улучшает международную сферу ведения переговоров Европы с Россией. «Газпром» России вынужден изменить внутреннюю стратегию, включая отказ от флагманского проекта «Штокманн» в Арктике, и диверсифицировать проекты в русле падающей рыночной стоимостью газа и новым антимонопольным расследованием ЕС.

Данные тенденции могут быть и не долгосрочными, могут не продлиться, но их существование сегодня дает Соединенным Штатам беспрецедентную возможность продвинуть широкое институциональное разнообразие в сфере энергетической дипломатии и геополитических стратегий, освобождая от контроля России европейский газовый рынок.

Южный Коридор и одобрение из американского экспорта газа-сланца жизненно важно для того, чтобы достигнуть этих стратегических целей в Центральной и Юго-восточной Европе и Турции545.

Развитие Южного Коридора связывающее Каспийский регион с Европой нефтяными и газовыми трубопроводами являются необходимым элементом Американской внешнеполитической стратегии. Нефтепроводы «Баку-Тбилиси-Джейхан» (БTC) и «Южный Кавказ» осуществляют транзит энергетических ресурсов от морских шельфов Азербайджана до Грузии и выводят их на турецкие рынки для мировых рынков природного газа и нефти. Трубопровод БTC также служил первым нероссийским энергетическим мостом Каспийских ресурсов, обеспечивающим доступ к рынку для транскаспийских танкеров, осуществляющих перевалку казахской нефти.

Kiniklioglu S.The Anatomy of Turkish – Russian Relations. Washington, DC : The Brookings Institution, 2006. P. 11.

Соединенные Штаты, региональные союзники НАТО и крупнейшие корпорации контролирующие транзит ресурсов Южным Коридором обладают всеми преимуществами регионального сотрудничества, увеличивая геополитические выгоды от успешного расширения торговли природным газом546.

Сенатор Р.Д.Лугар констатирует необходимость специального подразделения в государственном департаменте для американского Посланника по Евразийской Энергетической безопасности. Характерно, что однозначно как «эффективная» оценивается работа по Каспийским странам Заместителя секретаря Бюро ENR, но в перспективе делается вывод о неизбежности бесчисленных трудностей, последовательного внимания более высокого уровня к облегчению консенсуса по проекту Южного Коридора и обеспечению дополнительных источников газа из Туркмении, Ирака.


Энергетические решения в Каспийском регионе формируются высшим руководством государственного Департамента, делая это направление все более важным, а значит необходимо последовательно повышать дипломатический статус и ранг Посланника по Евразийской Энергетической безопасности. Наконец, Посланник базируется за пределами региона, обладает лучшей способностью к объективной оценке состояния международных дел, для защиты национальных интересов, осуществляет содействие американским послам в регионе, кто, несмотря на их компетентность, будет сосредоточен на множество прочих двусторонних проблем.

Европейская уязвимость рынка природного газа Европейского Союза, который является самым большим в мире импортером энергии, и его выбранная стратегическая значимость факторов экологии климата усиливает его необходимость в импорте природного газа. Из-за выбранной The Lugar Energy Report. Importance of the Nabucco Pipeline. December 2012. P. 6.

стратегии сокращения выбросов углеводорода, страны-члены ЕС диверсифицируют потребление нефти и угля. Увеличенная зависимость от импорта природного газа была сопряженной этим целям, уменьшая местное производство газа, были выбранынациональные приоритеты в области сокращения ядерной энергии (Германия, Франция)547.

Европейский рынок сланцевого газа к 2020 году может предложить внутреннюю энергетическую альтернативу в будущем, но прогресс неоднозначен, политические решения и их динамика обременяется фактором неустойчивости энергетической дипломатии.

Рынок природного газа на региональном уровне институционализирован долгосрочными контрактами, глобальными ценами на нефть, объемами импорта Европейского союза, поставками России, Норвегии и Алжира. Однако, Европейские рынки, медленно, но развиваются с повышением альтернативных рынков энергии, которые меняют традиционные связи и оценки значимости природного газа и нефти. Основным фактором в этой динамике является повышение газа сланца в Соединенных Штатах.

Рынки ищут новых платежеспособных потребителей, и Европа привлекательна для танкерных поставок из разнообразных месторождений Африки и Ближнего Востока. Даже российский «Газпром» был вынужден начать пересматривать позиции ценовой политики на европейских рынках.

Выводы Таким образом характеризуя стратегии транснациональных корпораций и методы их работы в Каспийском регионе следует выделить следующие их типы: стратегия предложений ТНК предусматривает Varwich J., Lang K. O. European Neighborhood Policy – Challenges for the EU – Policy Towards the New Neighbors. Barbara Budrich Publishers, 2007. P. 15–28.

активное задействование инструментов Государственного Департамента и всех возможных структур государственного управления по достижению геополитических целей;

стратегия создания коалиции ТНК основывается на формировании международной платформы США по успешному развитию Каспийского региона в виде консорциума, при активной поддержке торговых и промышленных ассоциаций США;

законодательная стратегия преследует цель сформировать/снивелировать пакет международных санкций в отношении страны региона посредством участия и прямого лоббирования ТНК среди членов Конгресса США;

Медиа-стратегия. Является наиболее активной при отстаивании и публичной репрезентации тех или иных интересов ТНК и\или США в целом. СМИ используются для создания большей наглядности потенциальных проблем для общественности, связанных с развитием Каспийского региона. Целью стратегии является создание достаточной и необходимой информационной поддержки и пропаганды со стороны официальных лиц США.

Транснациональные корпорации широко используют весь озвученный набор стратегий, в том числе коалиций – когда ТНК США привлекают к участию правительственные учреждения для создания и реализации проекта «Коалиция для Каспийского Энергетического развития концептуально состоящей из ведущих американских (CCED)»

нефтегазовых компаний, занимающихся бизнесом в Каспийском регионе, специализированных торговых и отраслевых ассоциаций, корпоративных групп при Национальном совете по внешней торговле США.

Анализ проведенный в исследовании позволяет отметить, что впервые в 2012 году представители Сената США провели оценку эффективности американского специального Посланника по Евразийской Энергетической безопасности, в частности был проведен анализ статус конкурирующих предложений по проектам трубопровода газа от Каспийского бассейна до Европы как составляющей Южного Коридора;

разработаны перспективы транзита газа из Туркмении, Ирака, Казахстана в направлении Восточного Средиземноморья или сторону Южного Коридора;

проанализированы возможности Соединенных Штатов по обеспечению эффективности внешней политики и международной поддержки Южного Коридора транзита энергетических ресурсов.

Под давлением ТНК был поставлен вопрос перед Комитетом по иностранным делам Сената США о необходимости повышения статуса Посланника по Евразийской Энергетической безопасности, подвергая сомнению, постоянность его статуса и присутствия и достаточный дипломатический вес среди региональных лидеров Каспийского региона и Центральной Азии.

Анализ позволяет отметить высокий потенциал лоббирующих воздействий ТНК в Сенате и Конгрессе США, критику администрации Б.Обамы не намеренной рисковать поддержкой экспортных маршрутов в коих заинтересованы ТНК, ввиду геополитических, географических, экологических вызовов.

У Соединенных Штатов, также, есть возможность непосредственно осознать энергетическую ненадежность союзников по НАТО в Европе.

Законопроект о для стран НАТО», введенный сенатором «СПГ Р.Д.Лугаром, достиг бы эту цель, помещая союзников НАТО в равные условия с другими партнерами по свободной торговле относительно доступа к торговле на рынке американского природного газа Глава VII Каспийский регион в российско-иранских отношениях 7.1.Внешнеполитические установки Российской политики в Каспийском регионе: оценки американских исследователей Дж. Ван Пул, пишет, что Россия считает большую часть Каспийского региона сферой «привилегированных интересов», и данную уверенность демонстрирует тот объем оперативных инструментов, которые Москва развертывает в рамках национальной геополитической стратегии в регионе. В то время как подход Москвы к региональной геополитике остается целенаправленно непредсказуемым и неизменно продолжает хаотично восприниматься международной частью ее партнеров, другие региональные организации более осведомлены в выборе инструментов воздействия при планировании политики и рассмотрения участия бизнеса в регионе Большого Каспия548.

К данным установкам, по мнению американских стратегов, относятся следующие: стабилизация внутренней политической ситуации среди соседних бывших советских республик в целях достижения политических выгод. Некоторые американские исследователи склонны видеть в этом официальную позицию Москвы по использованию инструментов давления для оказания поддержки политическим национальным элитам тех или иных стран, например явную поддержку для кандидатов в национальных президентских выборах (Украина: поддержка Виктора Януковича в посредничество во внутреннем 2004-05);

политическом кризисе (Грузия: конфликт Тбилиси с губернатором региона - Аджарии в 2004);

или предложение политического убежища для свергнутых правителей в ходе «оранжевых» революций (Кыргызстан:

укрытия свергнутого президента Аскара Акаева, после падение его власти Pool J. van, Terterov M. Russian Geopolitical Power in the Black and Caspian Seas Region:

Implications for Turkey and the World // Insight Turkey. 2010. Vol. 12, № 3. P. 191–203.

в Киргизии в ходе «тюльпановой революции» в 2005). Хотя можно утверждать, что политическое вмешательство такого рода легимитизирует общепринятую роль России как «регионального полицейского».

Последствия, этого довольно тривиальны, как правило, соседи России либо делают Москву политическим союзником (Кыргызстан), или, в случае отказа от подобных зависимых отношений, как правило, вызывают гнев Москвы (Украина, Грузия). В данный сценарий, вписывается создание атмосферы напряженности и неуверенности в стабильности национальных Правительств, приводит к отрицательным последствиям для инвестиционного климата, нежеланием вкладывать капитал иностранных инвесторов.

Следующая установка: Москва одновременно выступает в качестве посредника кризиса / миротворца и укрепляет таким образом региональное влияния, и провоцирует следующий виток политического кризиса.Это хорошо видно в существовании параллельной политики России по отношению к Грузии и Армении. В случае с Грузией, усилия России была направлены на дестабилизацию Грузии, оказывалась поддержка сепаратистам Тбилиси отколовшихся республик Абхазии и Южной Осетии, которые Москва официально признала в качестве независимых государств. Грузия (Тбилиси) открыла войну против сепаратистов в Абхазии и Южной Осетии после распада Советского Союза, создала вариант «замороженного конфликта», который еще предстоит решить, когда имеется непрерывное присутствие и развертывание сил миротворцев из России, а также международного сообщества. В то время как Москва была активным участником миротворческих сил в конфликтных зонах, по мнению некоторых исследователей это вооруженное прикрытие, русские миротворцы в конечном счете, являлись «дымовой завесой» для вторжения России в Грузию в августе 2008 года. Кроме того, Россия также является основным посредником в конфликте между Арменией и Азербайджаном по поводу спорной Нагорно-Карабахской территории (из-за которой обе страны вели войны в 1992-93г.). Более десятилетия посредничества, однако, не положили конец конфликту и постоянно наблюдаются перестрелки между вооруженные группами армянских и азербайджанских вооруженных сил в карабахской зоне. Это ставит Армения (страну с очень значительной и богатой диаспорой на Западе) в зависимость от Москвы, обостряет проблемы выживания, открывает путь для русских инвестиций и их доминирования в Армении, сравнительно небольшом, но привлекательном внутреннем рынке.


Следующая установка: Москва ведет себя как объективный защитник «человека» во имя защиты русского меньшинств549. Хотя Россия уже давно настаивает, что только она будет использовать даже силу в защиту русских национальных меньшинств, которые остаются разбросанными по всем странам бывших советских Республик, большое значение придается воинственной риторике (часто культивируемых нео правым крылом Государственной Думы, таких как В.В.Жириновский) до войны Москвы с Грузией вавгусте 2008 года. Вторжение России и последующая оккупации территорий Грузии, похоронило любые сомнения относительно готовности Москвы использовать военную силу в поддержку русского меньшинства. Таким образом прошел проверку механизм защиты русских меньшинств за пределами России, который может быть использован в координации с другими геополитическими установками.

Оказывают влияние и другие геополитические инструменты, так в частности большую роль в региональной напряженности и повышенной нестабильности, играет политическая зависимость от Москвы и основывающаяся на новых возможностях для бизнеса русских корпораций.

Следующая установка:укрепление энергетической конкуренции сыграло вничью с другим бывшими советскими республиками в Ibid.

регионе550.Это Каспийском жизненно важная составляющая геополитической перспективы Москвы для Каспийского региона базируется на двух инструментах. Первое вовлечение газовой корпорации российского государства, в частности скупка «Газпромом»

небольших производителей газа из регионов Азербайджана и Центральной Азии, заключение долгосрочных контрактов на закупку газа по фиксированной цене. Значительные по объемам покупки газа по рыночной цене на долгосрочный период, следствием чего явилась нехватка/дефицит доступности Каспийского газа для главных газопроводов Европы (проект NABUCCO), целевой установкой которого было стремление доставить дешевый Каспийский газ на рынки ЕС и уменьшить зависимость Европейского континента от поставок газа России. Второй инструмент Москвы гарантирует поставки Каспийскихнефти и газа через русские маршруты газопровода, через диверсификацию транзита поставок, которые подтверждены Москвой, включая запланированный проект Южного газопровода (конкурентный проект России по отношению к и нефтепроводу Бургаса-Адександрополис.

NABUCCO) Предусматриваемый результат таких целей должен объединить в российскую монополию каспийские энергоресурсы (и с точки зрения производства и с точки зрения транспортировки на рынок), где Россия стала бы основным геополитическим игроком, «ключом» по покупке Каспийских энергетических поставок направляющимся в Европу.

коммерческие Следующий аспект:Билатеральные/Двусторонние соглашения с избранными западными корпоративными партнерами и правительствами551.Россия является достаточно привлекательным партнером для сотрудничества в весьма прибыльном бизнесе Каспийского региона. Москва координирует работы по заключению контрактов в Ibid.

Ibid.

Каспийском регионе, оказывает давление по выбору партнеров среди транснациональных корпораций и правительств за пределами бывших советских республик. Россия имеет самый значительный опыт в энергетическом секторе, особенно ОАО «Газпром», его сотрудничество с итальянским энергетическим холдингом «ENI», который стал для России партнером в Южном проекте. «ENI» является главным инвестором в российском энергетическом секторе, заключая долгосрочные договора на поставку газа с «Газпромом», и уже построил газопровод (с «Газпромом») по дну Черного моря который поставляет российский газ Турции поток"). Действия Итальянской компании (газопровод "Голубой рассматриваются как подрыв единой позиции ЕС (и США) по реализации проекта поставок газа через трубопровод «Nabucco», и к огорчению солидарных позиций ЕС и усилий Брюсселя способствует вызову объединенной внешней политике по энергетической безопасности. Точно так же Москва нарастила, объемы энергетического сотрудничества с Анкарой, обеспечивая неуклонный рост товарооборота между Россией и Турцией. Все это недавно проложило путь к реализации турецкого энергетического проекта – Чалык.

Для подписания прибыльных энергетических соглашений с «Газпромом» России, и российской государственной нефтяной компанией, «Роснефть», развивается подключение турецкого бизнеса в энергетические проекты Каспийского региона. Строится терминал сжиженного газа (LNG) в Джейхане главная цель развития энергетического центра (с транспортировки в порту Джейхана), вводится в действие объединенный подрядчик в проекте Самсун-Джейхан, вовлекаются российские компании в строительство подземного газового хранения средства в области Туз Гулю (TuzGl) и изучается возможности экспорта российского газа в Израиль через запланированный «Голубой поток».

Пока Катар, Иран и ЕС конкурируют вокруг Сирии, «Газпром»

продолжает развивать свои мегапроекты «Nord Stream» (обсуждается строительство третьей и четвертой веток) и «South Stream» (строительство подводной части еще не начато). Если России удастся их построить быстрее, чем закончится война в Сирии, вероятно, Москва имеет шанс сохранить позиции на европейском газовом рынке, роль которого для наполнения российского бюджета сложно переоценить552.

Султанов Э. Еще один газ [Электронный ресурс] // ЗАО «Коммерсантъ. Издательский дом»

[сайт]. URL: http://www.kommersant.ru/doc/ Рис. 6 карта обеспечения газом стран Европы Важно отметить, что 8 октября 2012 г., в присутствии президента В.Путина запущена вторая ветка газопровода Nord Stream ("Северный поток") - главного энергополитического проекта Кремля за последние лет. Точные затраты на трубу протяженностью 1224 км, большая часть которой идет по дну Балтийского моря, неизвестны, официально они оцениваются почти в €15 млрд (€6 млрд стоит надводная часть, еще €8,8 млрд - подводная). "Газпрому" в операторе трубы, компании Nord Stream AG, принадлежит 51%. Немецкие E.ON Ruhrgas и Wintershall владеют по 15,5% акций, голландская Gasunie и французская GDF Suez по 9%553.

Российские власти шли к этому дню не один год. Идея диверсификации маршрутов экспорта в Европу российского газа, добываемого в Западной Сибири, пришла к "Газпрому" еще в начале 1990 х годов после распада СССР, когда экспортные трубы оказались под контролем ставших независимыми Белоруссии и Украины. "Главная советская глупость, что все трубы повернули через Украину. Хуже не было у нас соседа, они вообще не платили, да еще и газ воровали",- вспоминал в интервью Forbes экс-глава газовой монополии Рем Вяхирев. Уже тогда в "Газпроме" изучали варианты со строительством трубы через Балтийское море, однако предпочтение отдавали более дешевым вариантам строительства наземных трубопроводов в Европу. Подводные газопроводы Москва тогда строила лишь для выхода на новые рынки - именно таким был проект Blue Stream по прокладке газопровода в Турцию через акваторию Черного моря.

После прихода к власти Владимира Путина Кремль взял курс на установление контроля над всеми маршрутами экспорта российского газа в Европу. Москва начала переговоры с Минском о покупке контрольного пакета в "Белтрансгазе", а с Киевом - о создании консорциума между "Газпромом" и "Нафтогазом" на базе украинской газотранспортной системы (ГТС). Все изменилось в конце 2003 года, когда президент Белоруссии Александр Лукашенко решил, что не хочет делиться "Белтрансгазом", вызвав тем самым первую газовую войну между двумя соседями. Затем на Украине произошла "оранжевая революция", за которой российские власти увидели попытку США уменьшить влияние Гривач А. Акционеры «Северного потока» решили исследовать строительство дополнительных ниток ресурс] Московские новости [Электронный // [сайт]. URL:

http://www.mn.ru/business_oilgas/20120512/317800292-print.html Москвы на постсоветское пространство. Именно тогда, в 2004 году, было принято окончательное решение строить газовые трубы в обход существующих магистралей. В Кремле помнили о проекте подводного газопровода через Балтику - в 2001 году "Газпром" подписывал соответствующие меморандумы с финской компанией Fortum554.

Мощность первой ветки проекта составляет 27,5 млрд кубометров газа в год. Запущенная теперь вторая ветка имеет такую же мощность.

Таким образом, обе ветки газопровода могут поставлять в Германию до 55 млрд кубометров газа в год, это примерно треть от существующего объема экспорта российского голубого топлива в Европу (около 150 млрд кубометров в год).

"Nord Stream - это проект по обеспечению энергобезопасности России, и веха для экспорта газа,- говорит аналитик "Тройки Диалог" В.Нестеров. Он обеспечивает практически полную независимость от транзитных стран. Эта труба создает для "Газпрома" возможность маневров и делает его более сильным игроком на рынке"555.

В Nord Stream AG уверены, что у проекта большие перспективы. В своей презентации компания оценивает дополнительный спрос Европы на импортный газ к 2030 году в 180 млрд кубометров: половина - за счет роста потребления, а половина - из-за необходимости компенсировать падающую добычу в Северном море. К тому же у ЕС есть планы минимизировать выбросы углекислого газа в атмосферу, а природный газ самое экологически чистое топливо среди углеводородов.

Впрочем, расчеты компании могут и не оправдаться. Виной тому неуклонное падение спроса на российский газ в Европе. Доля "Газпрома" на европейском рынке начиная с 2009 года постепенно снижается. Эта тенденция для российской монополии (и бюджета РФ) объясняется прежде Мельников К., Габуев А. В Европу прорубить трубу [Электронный ресурс] // ЗАО «Коммерсантъ. Издательский дом» [сайт]. URL: http://www.kommersant.ru/doc-rss/ Там же.

всего "сланцевой революцией" на мировом газовом рынке, которую в Москве долгое время называли "хорошо организованной пиар-кампанией".

Бум добычи дешевого сланцевого газа, залегающего в толще пластов, начался в США в середине 2000-х годов после удешевления технологий горизонтального бурения и гидроразрыва пласта. В 2009 году США, до того импортировавшие газ и строившие на побережье терминалы по приему сжиженного природного газа (СПГ) из Австралии и с Ближнего Востока, впервые вышли на первое место по добыче газа с 620 млрд кубометров. Америка обошла Россию, где добыли 583 млрд кубов.

Недавно власти США объявили о гигантской переоценке газовых резервов:

с 37 трлн они увеличились до 52 трлн кубометров. Выступая с ежегодным посланием "О положении страны", президент Барак Обама объявил, что США в состоянии обеспечить себя голубым топливом почти на 100 лет. В недавнем докладе Price Waterhouse Coopers отмечается, что низкие цены на электроэнергию могут стать одним из факторов реиндустриализации США.

Мировой газовый рынок обрел новый тренд - запасы сланцевого газа есть во многих регионах. В том числе и в Восточной Европе, которая пока что почти на 100% зависит от того топлива, которое ей поставляет "Газпром". Впрочем, первоначальный ажиотаж в 2013 году начал спадать:

выяснилось, что технология гидроразрыва пласта вредит окружающей среде (химикаты, которые закачивают в скважину, отравляют почвенные воды). Кроме того, не до конца изучено влияние добычи сланцевого газа на перспективы возникновения провалов. В итоге добыча сланцевого газа, оказавшаяся решением проблемы для США с их огромными пустошами, для густонаселенной Европы может стать большой проблемой.

Показательно, что ExxonMobil в июне этого года отказалась от проектов добычи сланцевого газа в Польше556.

Там же.

Тем не менее, даже если Европа не сможет добывать сланцевый газ в сопоставимых с США масштабах, влияние "сланцевой революции" на газовый рынок ЕС уже оказалось весьма мощным. Именно на Европу сейчас переориентируются потоки ближневосточного СПГ, ранее предназначавшиеся для США, которые теперь обеспечивают себя газом самостоятельно. Приток дешевого катарского СПГ, доля которого в Европе неуклонно растет (см. график), привел к снижению цен на спотовом рынке. В результате биржевая цена газа заметно отличается от цены, по которой свое сырье продает "Газпром" в рамках долгосрочных контрактов, где формула цены на газ привязана к нефтяным ценам (см.

график ниже).

Рис. 7 Цены на газ на рынках в Европе Легкость, с которой катарский газ в Европе вытесняет российский, во многом объясняется действиями самого "Газпрома". В ходе газовых войн с Белоруссией и Украиной российская монополия старалась доказать ненадежность транзитных стран и подтолкнуть ЕС к поддержке Nord Stream и аналогичного проекта South Stream, пока остающегося на бумаге.

Но результат оказался прямо противоположным. После того как зимой 2009 года из-за конфликта Москвы и Киева некоторые страны ЕС замерзали без газа, Брюссель принял решение о снижении энергозависимости от России. В Европе стали строить больше терминалов для приема СПГ (см. карту), а также труб, связывающих страны Центральной и Восточной Европы: в случае нового газового конфликта страны, которые имеют альтернативные источники газа, смогут помогать государствам Восточной Европы, на 100% зависимым от "Газпрома".

Рис. 8 Доля России на рынке природного газа Резкое изменение конъюнктуры на европейском рынке уже привело к потерям для "Газпрома". Его потребители в ЕС стараются выбирать минимальные объемы газа, предусмотренные соглашениями. Европейские компании требуют скидок к цене на газ и изменения формулы цены увеличения ее зависимости от спотовых цен. Российская монополия пока пытается отбиваться, но уже вынуждена идти на уступки.

С 2012 года Еврокомиссия активно пытается оказывать давление на ОАО«Газпром».В европейских офисах компании прошла выемка документов. В августе года Брюссель начал масштабное антимонопольное расследование. Отдельные национальные компании действуют через суды - на прошлой неделе о намерении отсудить у "Газпрома" в Стокгольмском арбитраже почти €2 млрд объявила литовская Lietuvos dujos. В частности отмечается, что по мнению МИД одной из ключевых европейских стран, главная цель этой акции - заставить Россию учесть пожелания ЕС и уйти от привязки газовых цен к нефтяным. Кроме того, ЕС настаивает на выполнении "Газпромом" условий третьего энергопакета и передачи своих труб в Европе независимому оператору557.

Российские власти пытаются сопротивляться. В сентябре 2012 года В.В.Путин подписал указ, запрещающий госкомпаниям передавать иностранным регулирующим органам документы без санкции правительства РФ. На саммите АТЭС он много говорил о готовности направить потоки российских углеводородов в Азию. Однако эти угрозы уже мало на кого действуют - инфраструктуры для масштабного экспорта газа в Азию у России нет.

Таким образом, начав семь лет назад борьбу за увеличение доли на европейском рынке, Россия получила прямо «Газпрома»

противоположный результат. А, закончив газовые войны с соседями транзитерами, Москва оказалась втянутой в войну с потребителями.

Шансы на победу в ней еще более призрачны.

Там же.

Рис. 9 Пути обеспечения газа стран ЕС Выводы Оценки геополитической стратегии России в отношении Каспийского региона выглядят достаточно однозначными, в частности фиксируется демонстрация привилегированности интересов России в регионе, целенаправленная непредсказуемость подхода Москвы к региональной геополитике и соответственно настороженное отношение к ней стран-соседей по Каспийскому региону, в данный сценарий вписывается создание атмосферы напряженности и неуверенности в стабильности национальных Правительств, приводит к отрицательным последствиям для инвестиционного климата, нежеланием вкладывать капитал иностранных инвесторов.

Противоречивость позиций России демонстрируется на примере конфликтов Армении/Азербайджана, Грузии/Абхазии/Южной Осетии, когда Москва одновременно выступает в качестве посредника кризиса / миротворца и укрепляет таким образом региональное влияния, и провоцирует следующий виток политического кризиса.

Нельзя не отметить, что западные исследователи выделяют жизненно важную составляющую геополитической перспективы Москвы для Каспийского региона основывающуюся на двух инструментах: первое - вовлечение газовой корпорации российского государства, в частности скупка «Газпромом» небольших производителей газа из регионов Азербайджана и Центральной Азии, заключение долгосрочных контрактов на закупку газа по фиксированной цене (что способствовало свертыванию всего проекта Набукко), второй инструмент РФ - это гарантии поставок Каспийских ресурсов через русские маршруты газопровода, диверсификацию транзита поставок, которые гарантируются Москвой, включая запланированный проект Южного газопровода.

Россия является достаточно привлекательным партнером для бизнес сотрудничества в реализации стратегий освоения природных ресурсов Каспийского региона. Внешнеполитическая стратегия России основывается на тщательной координации работы по заключению перспективных контрактов в Каспийском регионе, оказания давления по выбору партнеров среди транснациональных корпораций и правительств за пределами бывших советских республик. Бизнес-партнерами широко используется влияние Президента РФ – В.В.Путина в реализации определенных энергополитических стратегий и установок при взаимодействии с различными корпоративными акторами (итальянским энергетическим холдингом «ENI», финской компанией «Fortum» и многие другие).

7.2. Каспийский трубопроводный консорциум и неоревизионизм геополитических стратегий РФ Вопросы каспийской энергетики чаще всего рассматриваются с точки зрения запасов и добычи, а геополитике нефтепроводов уделяется недостаточное внимание.

Каспийский трубопроводный консорциум (КТК) связывает нефтяные месторождения Западного Казахстана с морским терминалом на российском побережье Чёрного моря около Новороссийска. Он является на сегодняшний день единственным натерритории России экспортным нефтепроводом, построенным с участием частного капитала и неподконтрольным государственной компании «Транснефть».

Запущенный в реализацию проект КТК в 2001 году, с самого начала своего существования основывается на диверсификации усилий в балансе интересов между государствами, стремящимися сохранить контроль над нефтяными потоками, и частными компаниями, обладающими возможностями для финансирования инфраструктур.

Несмотря на экономический успех КТК, его будущее оказалось под вопросом. Оно зависит от исхода развернувшегося противостояния между Россией и частными акционерами. Ситуация вокруг КТК рассматривается в более широком контексте российского инвестиционного климата.

Предпринимается попытка доказать, что динамика этого противостояния служит важным индикатором развития общей энергетической политики России.

Регион Каспийского моря, после распада Советского Союза, представлялся «новым Персидским заливом», а его энергетические запасы и транзитные пути стали предметом интенсивного лоббирования со стороны западных правительств и компаний. Однако желаемое нередко принималось за действительное, а сложность действующей реальности постепенно снижает уровень оптимистичности наблюдателей. Многие нефтяные скважины оказались с завышенным потенциалом ресурсов;

межгосударственное сотрудничество институционально заблокировано, в частности, в связи с проблемой делимитации границ по Каспийскому морю, а инвестиционный климат подвержен влиянию националистических требований.

Несмотря на постепенное ухудшение инвестиционного климата, крупнейшие западные предприятия-инвесторы, присутствующие в регионе с 1991 и имеющие в нём значительные интересы, вряд ли покинут его.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.