авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

ВЕСТНИК

МОРСКОГО

ГОСУДАРСТВЕННОГО

УНИВЕРСИТЕТА

Серия

ОБЩЕСТВОВЕДЧЕСКИЕ НАУКИ

Вып. 20/2007

УДК 3 (05)

Вестник Морского государственного

университета. Вып. 20, Серия:

Обществоведческие науки. – Владивосток: Мор. гос. ун-т им. адм.

Г. И. Невельского, 2007. – 159 с.

Редакционный совет

Седых В. И., д-р техн. наук, профессор (председатель), Огай С. А.,

канд. техн. наук, доцент (заместитель председателя), Степанец А. В.,

д-р техн. наук, профессор, Кузьменко Н. Н., канд. ист. наук, профес сор МГУ, Калита В.В., канд. психол. наук, профессор, Сакутин В.А., д-р филос. наук, профессор, Шабельникова Н. А., д-р ист. наук, про фессор МГУ, Алексеева Г. В., д-р иск., профессор, Кононов В. М., профессор МГУ, Исаева Л. А., канд. эконом. наук, профессор МГУ, Чепцов Н. Р., канд. юр. наук, доцент, Литошенко Д. А., канд. ист. наук (учёный секретарь), Андреева И. В., канд. биол. наук, доцент, Гапо ненко В. С.

Редакционная коллегия Седых В. И., д-р техн. наук, профессор (главный редактор), Шабель никова Н. А., д-р ист. наук, профессор МГУ (заместитель главного ре дактора), Огай С. А., канд. техн. наук, доцент, Куликова Е.А., канд.

филос. наук, доцент, Сакутин В. А., д-р филос. наук, профессор, Дом браускене Г. Н., канд. иск., доцент, Шурипа Л. Р., канд. эконом. наук, доцент, Литошенко Д. А., канд. ист. наук (учёный секретарь), Ефре мов Н. Л., доцент МГУ, Гапоненко В. С.

Морской государственный университет ISBN 978-5-0405- им. адм. Г.И. Невельского, Коллектив авторов, ОТ РЕДАКЦИИ Жизнь общества – процессуальна по своей природе. Не является в этом отношении и вузовское научное сообщество. Для полноценного понимания происходящих в настоящее время явлений, их интерпретации и осмысле ния, необходимо уловить ключевые смыслы событий. С нашей точки зре ния, наиболее адекватно смысл происходящего в российской вузовской науке можно выразить словами: научная школа и корпоративность.

В отечественной вузовской науке, по сложившейся традиции, ключе вой единицей организации научной деятельности выступала научная школа.

Научная школа так же выступала базовым элементом системы управления научно-исследовательской деятельностью. Надо признать, что наличие в ву зовском научном сообществе научных школ, свидетельствует о его – благополучии и высокой степени управляемости. Управляемость же можно интерпретировать как синоним эффективности, ибо только хорошо управ ляемое предприятие имеет шанс быть эффективным.

Развитие вузовского научного сообщества на протяжении последних без малого двадцати лет было подчинено атомизированной модели, делав шей акцент на принципы вульгарного индивидуализма. Вхождение россий ского общества в неизбежный как Царствие Господне – рынок, способство вало популярности индивидуалистских жизненных и профессиональных стратегий, ставивших во главу угла соображения личной выгоды и преуспе вания. Освоение рыночных отношений внесло значительные коррективы в сферу профессиональной деятельности вузовских учёных, по большому счёту разобщих их. Пришли в упадок или были разрушены многие форми ровавшиеся и оберегаемые десятилетиями связи, значительное число кото рых стоилось на неформальных отношениях личного характера.

Однако наступило время собирать камни. Сегодня всё чаще и всё настой чивее раздаются призывы к консолидации научного потенциала, к объедене нию исследовательских ресурсов высшей школы. В российском, насквозь эта тизированном, обществе инициативы подобного рода, как это не покажется парадоксальным на первый взгляд, исходят от государства. Российское госу дарство меньше всего походит на доброго самаритянина, ныне оно даже не пытается скрывать и вуалировать истинные движущие им мотивы.

Суетливая шумиха, поднятая вокруг инициатив, предпринимаемых в направлении оптимизации стукрурной организации научно образовательного комплекса высшей школы, наводит на мысль, что реше ние заявленных в этом направлении задач, в действительно является при оритетом власти. В то же время, в этом усматривается информационный по вод для осмысления имеющегося уже в нашем распоряжении задела. А он, без преувеличения, заслуживает уважения.

Обратившись к содержанию предлагаемого вниманию читателей оче редного выпуска серии «Обществоведческие науки» Вестника Морского го сударственного университет имени адмирала Г.И. Невельского, можно сде лать несколько любопытных наблюдений. В первую очередь, бросается в глаза, что вузовские научные школы успешно пережили время лихолетия и исправно функционирую. Отрадно осознавать, что веско заявляют о себе не только научные школы, имеющие солидную историю и богатый опыт, но и вновь созданные, вызванные к жизни усилиями молодых вузовских учёных.

Следует отметить, что наработанный научными школами опыт нефор мальных связей между исследователями, находит применение в рамках межвузовской кооперации, основанной, согласно декларациям, на принци пах корпоративности. Формирование в региональном масштабе корпора тивной структурной организации научно-исследовательской деятельности позволит рационально использовать имеющиеся людские, материальные и технологические ресурсы и осуществить гармоничную интеграцию высше го профессионального образования, фундаментальных и прикладных иссле дований, и технологичного производства.

Особую гордость вызывает тот факт, что одним из инструментов реа лизации столь амбициозного проекта выступает Вестник Морского государ ственного университета, очередной выпуск серии «Обществоведческие нау ки» которого мы имеем честь представить Вашему вниманию.

НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА В МОРСКОМ ВУЗЕ УНИВЕРСИТЕТСКОГО ТИПА: ПОТЕНЦИАЛ ТРАДИЦИЙ И ИННОВАЦИОННЫЕ ПРИОРИТЕТЫ С.А. Огай кандидат технических наук, доцент, проректор по научной работе МГУ им. адм. Г.И. Невельского Морской транспорт является технологичной отраслью экономики, об ладающей сложной и высокоразвитой техносферой, что ставит перед учре ждениями высшего профессионального образования, ориентированными на подготовку для неё высоко квалифицированных специалистов, способных предлагать и реализовывать не только комплекс стандартных решений воз никающих задач, но и такие, которые не имеют себе аналогов в предшест вующем опыте. Стратегическая задача повышения конкурентоспособности морского транспорта должна решаться, в том числе с позиций обеспечения качества и конкурентоспособности кадров. Для морского флота страны не обходимо обеспечить опережающую подготовку специалистов. Это опере жение должно быть обеспечено как по количеству, так и по качеству кадров.

Не вызывает сомнений, что основой подготовки высоко квалифицирован ных кадров для морской транспортной отрасли в современных условиях вы ступают значительный научный потенциал и технологически насыщенная внутренняя среда вуза. Создание и поддержание этих условий – есть резуль тат продуманной и последовательной научно-технической политики вуза.

Обычно, термин научно-техническая политика используется по отно шению к «совокупности исторически сложившихся принципов, методов и мероприятий экономического, правового и организационного характера, осуществляемых в целях стимулирования научных исследований и разрабо ток и применения их результатов в экономических, политических и военных интересах как внутри страны, так и в отношениях с другими государства ми»1, то есть - к государственной научно-технической политике. Однако это вовсе не означает, что её субъектом не может выступать менее крупно мас штабная социально-политическая организованная общность. Уже сегодня не вызывает сомнения реальность бытования научно-технической политики в масштабах отдельных регионов, муниципальных образований, даже – предприятий и учреждений. С нашей точки зрения, совершенно оправдано вести речь о научно-технической политике в отношении отдельно взятого высшего учебного заведения. Сказанное в полной мере относится и к мор скому вузу университетского типа, каковым является Морской государст венный университет имени адмирала Г.И. Невельского.

Уже на заре университетского образования в Европе бытовало мнение о том, что Alma mater (а речь шла о Парижском университете) представляет собой всё королевство. В наши дни, когда многие эффективные руководи тели высшей школы устремляются в водоворот большой политики, распро странено мнение о том, что управление университетом представляет собой административный проект, сопоставимый по масштабам и сложности с ру ководством одним из субъектов Российской Федерации. Исходя из этого, можно с уверенностью судить о масштабе общественной значимости осу ществляемой в определённом вузе научно-технической политики. По своим параметрам её механизмы, ресурсы и результаты сопоставимы с теми, кото рыми отличается региональная научно-техническая политика.

Облик научно-технической политики морского вуза университетского типа, её модель, методы и ресурсообеспечение определяются динамическим балансом двух ключевых факторов: традиций и инноваций. Древнекитай ский афоризм, возникший, надо сказать, в недрах благоговеющей перед ста риной конфуцианской интеллектуальной традиции, гласящий о неприятии эпохи перемен и прославлении стабильности, не может служить отправной точкой научно-технической политики современного морского вуза универ ситетского типа. Динамика и успехи развития наших соседей – стран АТР свидетельствуют о том, что они выбрали модель инновационного развития.

Однако в связи с этим замечанием, уместно отметить, что любое развитие, в том числе и инновационное, основывается на выверенных традициях и прочных заделах.

Совместное заседание президиума Государственного совета Россий ской Федерации и Морской коллегии при Правительстве Российской Феде рации, состоявшееся в Мурманске 2 мая 2007 года, заложило основу госу дарственной поддержки развития Морского государственного университета имени адмирала Г.И. Невельского как дальневосточного государственного морского научно-образовательного комплекса. Такая постановка задачи в полной мере соответствует тенденциям развития отечественной экономики, морского транспорта и систем образования.

Однако это подлинно историческое решение не состоялось бы, не будь в Морском государственном университете накоплен, без преувеличения, уникальный научный потенциал, создание, поддержание и развитие которо го было бы невозможно без эффективной, системной научно-технической политики, осуществляемой на всех уровнях управления вузом. Основопола гающими руководящими документами в области научно-технической поли тики МГУ им. адм. Г.И. Невельского выступают: Устав университета и Программа «Повышение эффективности научно-инновационной деятельно сти и системы подготовки научных и научно-педагогических кадров выс шей квалификации в университете на 2005-2010 гг.».

В Уставе Федерального государственного образовательного учрежде ния высшего профессионального образования «Морской государственный университет имени адмирала Г.И. Невельского» подготовка научно педагогических и научных кадров высшей квалификации определена в ка честве важнейшей задачи Университета2, а развитию наук «посредством на учных исследований и творческой деятельности научно-педагогических ра ботников и обучающихся»3, придано значение одного из приоритетных ви дов деятельности вуза. В данном документе чётко определяются задачи и пути осуществления научной деятельности Университета, декларируется единство научного и образовательного процессов. Кроме того, в документе обозначена модель управления научно-исследовательской и инновационной деятельностью, принятая в Университете, отличающаяся коллегиальностью принятия решений и использованием «мягких» административных техноло гий. Принимая во внимание этот факт, не будет преувеличением, вести речь о реализации политического подхода к управлению научно исследовательской и инновационной деятельностью в МГУ им адм. Г.И.

Невельского. Так же следует отметить заданную в «Уставе…» полисубъ ектность корпоративной научно-технической политики Морского госуни верситета.

Программа «Повышение эффективности научно-инновационной дея тельности и системы подготовки научных и научно-педагогических кадров высшей квалификации в университете на 2005-2010 гг.», разработанная и принятая в Морском государственном университете им. адм. Г.И. Невель ского, на два года предвосхитила осознание федеральным правительством стратегической необходимости формирования мощной организационной инфраструктуры, призванной обеспечить «комплексное развитие научной и инновационной деятельности, повышение эффективности системы подго товки научных и научно-педагогических кадров высшей квалификации»4, что позволит ДВГМНОК «стать флагманом инноватики в транспортной от расли на Дальнем Востоке России» и в Азиатско-тихоокеанском регионе.

Наличие в Морском университете мощной нормативной базы корпоратив ной научно-технической политики, использование в управлении вузовской наукой «мягких» – политических технологий, реализация полисубъектной модели корпоративной научно-технической политики и коллегиального принципа принятия управленческих решений, а так же внушительный ин теллектуальный, человеческий и социальный капитал, накопленный мор ским вузом университетского типа – позволяет с оптимизмом смотреть в будущее и обоснованно претендовать на роль интеллектуального лидера мирового морского образования постиндустриальной эпохи.

В постиндустриальной экономике – экономке основанной на знаниях, особое значение приобретают технологии получения знаний через научные исследования. Научная деятельность всегда была и остается важнейшей об ластью деятельности высших учебных заведений морского профиля. Одна ко сегодня как никогда научная и инновационная деятельность в вузах должна развиваться приоритетным порядком. Для морских вузов приорите ты научных исследований подтверждаются, по крайней мере, тем, что, во первых, темпы развития техники и технологий морского транспорта чрез вычайно высоки и сегодня опережают динамику роста качества подготовки специалистов, во-вторых, компетентностный подход к подготовке специа листов, признанный в мире и в нашей стране наиболее продуктивным, предполагает формирование не конкретных знаний, а компетенций, овладе ние новыми знаниями, умениями и навыками. В рамках образовательного процесса построенного согласно компетенстностного подхода баланс при ложения педагогических усилий в системе «знания – умения – навыки»

смещается «вправо», акцентируя внимание на умениях и навыках. Привить такие компетенции можно только на основе привлечения учащейся моло дёжи к систематическим научным исследованиям.

В свою очередь, привлечение университетской учащейся молодёжи к научно-исследовательской работе, в качестве ключевого условия своей эф фективности и получения устойчивых положительных результатов, подра зумевает наличие в университете особого рода научных коллективов, свя занных единством основных взглядов, общностью или преемственностью принципов и методов, – т.е. научных школ5.

Для устойчивого функционирования университетских научных школ критической является проблема привлечения молодых специалистов с мор ским образованием к научно-педагогической деятельности в государствен ных морских образовательных учреждениях. Низкий уровень заработной платы научно-педагогического состава вузов, слабая финансовая поддержка специалистов, имеющих ученые степени и звания, в первые годы пере стройки и в пост перестроечный период привели к оттоку активной части педагогического состава в бизнес структуры. Многократное превышение оплаты труда на флоте и в судоходных компаниях заработной платы науч но-педагогического состава осложняет привлечение талантливой молодежи на пополнение естественно стареющего кадрового состава вузов. Без обес печения приемлемого для творческой деятельности уровня жизни привле кать и удерживать молодых специалистов не представляется возможным.

Отсутствие современного лабораторного оборудования, устаревшая тренажерная база, морально и физически изношенное производственное оборудование снижают результативность инновационной деятельности как элемента привлечения творчески активной молодежи, падает восприимчи вость педагогического коллектива к новым технологиям обучения. Однако грамотная корпоративная научно-техническая политика даже в масштабах отдельного университета способна радикально переломить сложившуюся ситуацию в направлении интенсивного поступательного развития, в ключе тенденций эволюции мирового сообщества.

Бытует весьма спорное мнение о том, что научные школы не могут вы ступать объектами научно-технической политики, в силу отсутствия чёткого регулирования их взаимодействия в процессе борьбы за место в фокусе ин теллектуального внимания6. Однако, как представляется, наиболее слабым местом данной точки зрения выступает интерпретация научных школ ис ключительно в качестве объекта управления. В Морском госуниверситете на практике доказано, что научные школы выступают полноправным субъ ектом корпоративной научно-технической политики, сочетая в себе освя щённую традицией организационную форму и инновационную по содер жанию и конечному результатам деятельность.

В настоящее время, действующие в глобальных масштабах клубы вза имного страхования P&I призывают судовладельцев инвестировать средст ва в повышение качества морского образования для снижения аварийности на флоте. Кардинальное переоснащение материально-технической базы университета, подъем, и поддержание высокого уровня квалификации управленческого и научно-педагогического состав, рост конкурентоспособ ности выпускников на внутреннем и международном рынках труда обеспе чат инвестиционную привлекательность и снизят зависимость подготовки кадров от госбюджетного недофинансирования. Очевидно, что осознание необходимости инвестиционной поддержки именно морского образования, продемонстрированное столь влиятельными мировыми экономическими организациями, свидетельствует о том, что инновационная данного сектора высшего профессионального образования выступает, без преувеличения, перспективой развития не имеющей реальных альтернатив.

Только инновационная система образования способна соответствовать потребностям и темпам развития экономики, активно влиять на развитие производственных процессов. Инновационное образование нацелено не столько на передачу и получение знаний, которые постоянно устаревают, сколько на овладение базовыми комптенциями, позволяющими затем в профессиональной деятельности на протяжении всей профессиональной жизни, приобретать знания самостоятельно. Поэтому инновационное обра зование тесно связано с практической производственной деятельностью, а инновационные технологии получения знаний – основаны на технологиях научных исследований.

Востребованность и высокое качество результатов деятельности – это один из главных признаков университета инновационного типа. Для уни верситета качество продукции – это прежде всего востребованные и успеш ные в карьерном росте выпускники. Результаты всех основных видов дея тельности университета в целом, каждого института и каждой кафедры – воспитательной, образовательной, научной, производственной, должны быть нужными их потребителям. Без соблюдения этого условия подлинно инновационное университетское образование морского профиля в настоя щее время – невозможно.

Добиться таких результатов можно на основе уже отмеченной тесной связи с производством и постоянного самосовершенствования – это еще один важнейший признак инновационного университета. Процесс постоян ного обновления получил название реинжениринг. Поэтому деятельность инновационного университета характеризуется не стабильной структурой, устоявшейся системой управления, каноническими методиками и подхода ми к образовательному процессу, а постоянным поиском и обновлением системы управления, содержания образования, научной и производственной деятельности, форм и методик воспитания и обучения. Важной составляю щей гибкой модели организационной структуры управления морским вузом университетского типа выступает научно-технический совет - коллегиаль ный орган управления, призванный формировать основы и разрабатывать механизмы реализации научно-технической политики университета, зиж дущейся на гармоничном сочетании потенциала традиций вузовской науки и инновационных приоритетов её устойчивого развития на благо общества.

Иванов, В.В. Государственная научно-техническая политика / В.В. Иванов [Электронный ресурс] – Режим доступа к ресурсу: http://www.rusnauka.com/ONG_2006/Economics/17731.doc.htm [Дата обращения: 07 августа 2007 г.].

Устав Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионально го образования «Морской государственный университет имени адмирала Г.И. Невельского». – Владивосток, 2005. – С. 30.

Там же. – С. 32.

Программа Повышение эффективности научно-инновационной деятельности и системы подго товки научных и научно-педагогических кадров высшей квалификации в университете на 2005 2010 гг. – Владивосток, 2005. – С. 12.

Гузевич, Д.Ю. Научная школа как форма деятельности / Д.Ю. Гузевич // Вопросы истории есте ствознания и техники. – 2003. - № 1. – С. 68.

Ваганов, А. Научные направления и научные школы / А. Ваганов // НГ. Наука. – 02.04.98 - № 2.

КУЛЬТУРНОЕ ПРОСТРАНСТВО АЗИАТСКО ТИХООКЕАНСКОГО РЕГИОНА МОСКОВСКОВСКОЕ ЗОДЧЕСТВО XIV – XV ВЕКОВ – КЛЮЧ К ПОНИМАНИЮ МЕСТА РУСИ В ЕВРОПЕЙСКОМ КУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ С.В. Мейтов культуролог, выпускник ДВГУ Искусствоведы, археологи, литературоведы обнаруживают новые фак ты, свидетельствующие о своеобразии отдельных эпох культурного разви тия Руси. Киевская Русь X – XII вв., Галицко-Волынская Русь XII – XIII вв., Владимиро-Суздальская Русь XII – XIII вв., Русь XIV – XV вв., Россия XVI в. и русская культура XVII в. предстают каждая в своём неповторимом своеобразии. Мы примем эту периодизацию и рассмотрим Русь XIV – XV вв., а именно – московское зодчество этого периода.

Тяжелый гнет татаро-монгольского ига задержал культурное развитие Руси.

Эта задержка наступила с середины XIII в. – со времени, когда особенно интен сивными становится культурное развитие Западной Европы. Конец XIV и начало XV в. – эпоха подъёма, время разнообразного и напряжённого творчества, время сложения русской национальной культуры. Московские, новгородские, тверские, псковские, владимирские зодчие, живописцы, писатели соединяют в общем труде свои знания и художественные навыки. Местные культурные течения периода феодальной раздробленности, выявившие многообразие русского творческого гения, сливаются в единый и могучий поток русской национальной культуры.

Этот культурный подъём проходит во всех областях под знаком возрождения традиций эпохи национальной независимости, под знаком собирания всего на следия Киевской Руси – наследия политического и культурного. Национальное своеобразие русской культуры XIV – XV вв. выражено особенно отчётливо. В этот период складывались своеобразные черты русской государственности, рус ской культуры, русского характера. Вот почему период XIV – XV вв. важен для истории русской культуры в целом. Русская культура этого периода характеризу ется теми же предвозрожденческими чертами, что и культура других европейских народов. Распространение исторических знаний и интерес к родной истории вы растает до широчайших размеров. Сложение элементов национальных культур по всей Европе тесно связано с культурными явлениями предвещавшими эпоху Возрождения. Предвозрождение изменило культурное лицо средневековья и принесло огромное тематическое обогащение средневековому искусству. Эконо мическое развитие русских земель, развитие ремёсел и общественное разделение труда, приведшее к экономическому общению областей, подготовляло политиче ское объединение страны в единое централизованное государство. Характерною чертою русского культурного подъёма было особое внимание к государственным интересам страны. Этот подъём во многом совершился на почве культа Киева и его князя Владимира I, который заставлял москвичей на рубеже XIV и XV веков восстанавливать домонгольские здания, реставрировать домонгольскую живо пись. Древний Киев и князь Владимир становятся в сознании русских людей представителями Руси: страны и народа. Русская культура конца XIV – начала XV в. несёт в себе черты уравновешенной древней культуры, опирающейся на культуру Киева и Владимира и поражает подчинением задачам своего времени.

В начале второй половины XIII века Москва ещё была небольшим и бедным княжеством северо-восточной Руси. Поэтому досталась она одному из младших сыновей Александра Невского – Даниилу Александровичу, от которого повёлся род московских великих князей – «Даниловичей». Выгод ное географическое положение Москвы в центре северо-восточной Руси привели к росту её населения, богатства и влиятельности. В Москве зреет мысль об объединении всей Руcи. Московские князья принимают титул ве ликих князей «всея Руси», московские летописцы ведут общерусское лето писание, следя за событиями всех русских княжеств. В Москву из Владими ра переезжает в начале XIV в. русский митрополит, и это делает её религи озным центром всех русских земель. Перенесение митрополичьей кафедры в Москву имело для неё большое значение. Несходные личной судьбой и личными характерами, все московские князья схожи между собою единст вом своей политики. Именно поэтому В.О.Ключевский сказал о московских князьях, что все они «как две капли воды похожи друг на друга».

Московское зодчество являлось неотъемлемой частью русской культу ры XIV – XV столетий. В нём отразились общерусские возрожденческие тенденции и другие характерные черты культуры того времени. Актуально ли рассматривать московское зодчество такого далёкого от нас времени?

Мне кажется, что да и вот почему. Изучение русского средневекового ис кусства помогает приобщению к национальным корням. Сколько разных тенденций отразилось в архитектуре средневековой Москвы. Тут и борьба Москвы с Тверью и другими соперниками за лидерство среди русских зе мель, и смертельная схватка Руси с татарскими полчищами и многое другое.

Советские воины, защищавшие Москву в 1941 году от немецких войск хо рошо знали, ради чего они это делают. Древние стены Кремля, его соборы – вот где начало России, вот где её корни. Не надо об этом забывать.

Идейное содержание трудно проследить в архитектуре, но, присмот ревшись, мы различаем здесь общее изменение эстетического идеала – стремление к динамичности и живописности, поиски национальных форм и связь с зодчеством других славянских стран. Перед нами в русской архитек туре – те же попытки возродить национальную старину, что и в других об ластях культуры: в литературе, живописи, политической жизни, летописа нии и эпосе. Всем этим русское зодчество второй половины XIV – начала XV вв. входит в единство культурных явлений, связанных с восточноевро пейским Предвозрождением. Одним из ярчайших продолжателей традиций русских архитектуры рубежа XIV – XV столетий выступит московское зод чество XV века, которое будет рассмотрено ниже.

Древнейшей частью Москвы является Кремль. Иван Забелин считал, что это первоначальное кремлёвское поселение города Москвы было осно вано здесь в далёкие времена. Однако в противоречие этому утверждению москвичи в ХV веке помнили о «боре», из деревьев которого была построе на первая московская церковь Рождества Предтечи. Предание об этой церк ви упоминается в летописи в 1461 г. по случаю построения каменной церкви вместо деревянной. Летописец отмечает, что это была первая церковь в Мо скве: на том месте бор был, и церковь «в том лесе» была срублена тогда, она была соборной церковью при Петре митрополите. «В предании смешаны различные по времени события: построение церкви на месте древнего бора и значение этой церкви в более поздние времена при митрополите Петре в качестве собора» – писал Михаил Тихомиров.

В начале XIV века территория Кремля была уже застроена зданиями.

Кроме церкви Рождества Ивана Предтечи, на его территории находилась церковь Михаила Архангела, в которой в 1304 г. был погребён князь Даниил Александрович. Позже здесь похоронили его сына Юрия Даниловича. Та ким образом, Архангельский собор в Москве сделался княжеской усыпаль ницей раньше княжения Калиты.

Первая половина XIV в., преимущественно время Ивана Калиты, отмече на переустройством Москвы, оформлением её внешнего вида в качестве вели кокняжеской резиденции. Память о строительных работах Калиты осталась у потомства. «Постави князь Иван Данилович Калита град древян Москву, тако же и посады в нём украсив, и слободы, и всем утверди», – пишет о деятельно сти Калиты поздний московский летописец. На основании тех же преданий ав стрийский дипломат барон Сигизмунд Герберштейн, посетивший Москву в начале XVI в., в «Записках о московитских делах» сообщает, что Кремль до княжения Калиты был мал и защищён только бревенчатой оградой. Князь расширил и укрепил его по совету митрополита Петра: «Эта крепость вначале была окружена только брёвнами и до времени великого князя Иоанна, сына Данилова, была мала и незначительна. А этот князь, по совету Петра митропо лита, первый перенёс сюда столицу державы».

Кремль Калиты был густо застроен жилыми постройками. Их главы и кресты высоко поднимались над деревянными стенами и окружающими строениями. «Это был «город» в русском средневековом представлении – живописное сочетание вышек, башен, глав и крестов, «палатное строение», которое так любили изображать русские художники на иконах» – писал М.Н.Тихомиров. Летом московский Кремль утопал в зелени, окружённый садами и рощами. Таким его видел еще до перестройки Кремля при Иване III итальянец Барбаро («замок расположен на холме и со всех сторон окру жён рощами»). Зимою его строения, покрытые белым снегом, с золотыми крестами, со свинцовыми кровлями, казались воплощением народных пред ставлений о сказочных городах.

Вторая половина XIV в. – это время расширения посада, по сравнению с территорией которого площадь Кремля делается всё более незначительной.

Рост позднейшей территории Китай-города и Белого города в основном про исходил в это время. При Дмитрии Донском произошло новое расширение Кремля, связанное с сооружением каменных стен. Создание каменного Кремля в Москве было крупным событием для всей северо-восточной Руси. До этого только Новгородская и Псковские земли имели каменные крепости.

Княжение Дмитрия Донского нашло своё внешнее отражение не толь ко в постройке Кремля, но и в усилении каменного строительства в городе.

При нём был основан Чудов монастырь, который стал особым внутренним митрополичьим монастырём. Предания гласят, что на месте монастыря ра нее был царёв двор, то есть двор ордынских послов, который царица Тайду ла отдала во владение митрополиту Алексею в награду за её излечение от глазной болезни. По мнению И. Забелина, это должно было произойти при мерно в 1358 г., который следует считать годом основания Чудова монасты ря. В любом случае основание Чудова монастыря случилось не позже г., когда упоминается о построении в нем первой каменной церкви, во имя чуда Михаила Архангела в Хонех.

Некоторое понятие о застройке Кремля даёт древнейший план Кремля, по мещённый в книге С. Герберштейна. Чертёж в виде схемы первой половины XVI в. сделан после перепланировки Кремля и построения новых кремлёвских собо ров и стен. Этот план даёт представление о расположении кремлёвских улиц. На нём показана улица на Подоле, выводившая к Тимофеевским, или Константиное ленским, воротам. Две другие улицы начинались от Фроловских (Спасских) и от Никольских ворот. На чертеже отмечены поперечные переулки и улочки, изви листые, с очень узкими проездами. Каменные и деревянные церкви, княжеские и боярские дворы, дома горожан, сады, огороды перемешались друг с другом. Убо гий внутри, с грязными и узкими уличками, Кремль издали казался красивым хаотической смелой красотой средневековых городов, утопая летом в зелени са дов и окрестных рощ.

Чем примечательна для московского зодчества время правления вели кого князя московского Ивана III (1462 – 1505)? Его женитьба на племянни це последнего византийского императора Константина XI Софье Палеолог сделала его законным наследником погибшей империи. Москва, к тому времени уже столица крупнейшего и сильнейшего княжества Руси должна была соответствовать роли преемницы Константинополя. Но тогдашний вид стольного города, его центральной части – Кремля с его обветшалыми соборами, с пострадавшими во время многочисленных нашествий и пожа ров стенами, далеко не соответствовал этой роли. Князь решает исправить это. Но как оказывается на деле, свои мастера не справляются с поставлен ной задачей и приходится прибегнуть к помощи мастеров из Псковской земли, а самое главное – нанять итальянских зодчих, воспитанных на луч ших традициях Ренессанса. Они в считанные десятилетия до неузнаваемо сти меняют внешний облик столицы и уже в новый век входит новая Моск ва – столица одного из самых могущественнейших государств Средневеко вья, чьи границы простирались от Северного Ледовитого океана на севере до волжских степей на юге, от Балтийского моря на западе до Уральских гор на восток. А ещё за полтора столетия до этого бедное Московское княжест во было данником Золотой Орды. Это ли не доказательство огромного тру долюбия, силы духа наших предков?!

Переустройство Кремля началось после окончания междоусобной войны середины XV столетия. Первым признаком восстановленного благо состояния столицы явилось возобновление строительства, получившего но вый размах. В 1455 г. при Василии Тёмном, отце Ивана III, воздвигли кир пичную церковь Введения Богородицы на Симоновском подворье. В 1459 г.

была поставлена каменная церковь Похвалы Богородицы, сохранившаяся в составе Успенского собора, как придел.

С этого времени строительство в Москве начало быстро развиваться.

На монастырском дворе в Кремле, принадлежавшем Троице-Сергиеву мо настырю, поставили каменную церковь Богоявления, у Боровицких ворот заложили каменную церковь Ивана Предтечи. Затем освятили каменную церковь Афанасия у Фроловских ворот.

Начатое при Василии Тёмном каменное строительство на территории Кремля продолжилось при Иване III. В 1467 г. довели до конца постройку каменного собора в Вознесенском монастыре. Собор был заложен Евдокией Дмитриевной, вдовой Дмитрия Донского, до Едигеева нашествия, и строил ся более 60 лет. Это показывает, какое время переживала Москва в XV веке.

Церковь воздвигалась на средства великих княгинь и была закончена вдовой Василия Тёмного, великой княгиней Марией Ярославной.

Всего за несколько десятилетий Кремль преобразился и, по мнению оче видцев, напоминал собой целый город. Теперь в нём царило оживление: мча лись государевы гонцы, шествовали иностранные посольства, прохаживались бояре и архиереи, сновали дьяки со свитками, монахи, служилые люди, ходоки от разных земель, многочисленные писцы. Повседневная жизнь Кремля, внешне суетливая, внутренне была наполнена большим государственным зна чением. И именно новый архитектурный облик сердца Москвы – Кремля вре мён Ивана III поддерживал это «большое государственное значение».

Несмотря на весь гнет завоевателей, в недрах народной жизни таился родник неисчерпаемого нравственного мужества. Русь крепла, накапливала силы. Вместе с ней усиливалась и Москва, внешний облик которой менялся:

дубовая ограда Московского Кремля в середине XIV века заменяется камен ной стеной. Москва становится самым значительным городом Северо Восточной Руси, возглавляя процесс объединения русских земель. Когда же настал урочный час, русский народ, собрав свои силы, поднялся против пора ботителей и, сбросив ханское иго, создал крепкое Московское государство, за нявшее достойное место среди европейских держав XV века. Москва стала столицей Русского государства. И в том, что Москва получила этот статус, приобрела «лицо» стольного города Российского государства, большая заслуга талантливых зодчих (русских и иноземцев), которых мы должны помнить.

Можно отметить, что зодчество Москвы было ярчайшим явлением в культуре тогдашней России. Всё больше становится ясным и значение Мо сквы как культурного центра. Недаром же величайший русский художник XV столетия Андрей Рублёв всей своей жизнью связан с Москвой. Её архи тектура была не замкнутым образованием. Она была связана со всем рус ским искусством, завоевав себе одну из ведущих ролей в культуре средне вековой Руси. Эта сторона изучения московского зодчества – особая тема, которая касается не одной Москвы, а всей культуры Руси в целом.

Колоссально значение Москвы в истории русского народа сделалось понятным уже в тот период, когда Москва возглавила борьбу за создание Российского централизованного государства. Именно средневековая Моск ва, её архитектура отразили культурные общерусские веяния, внесли в них много нового и сохранили изначальные традиции, не потерявшие значения и сейчас. Русское зодчество за рекордно короткое время сумело оправиться от потерь, связанных с нашествием татаро-монголов и достичь прежнего, «довоенного» уровня развития. Русской, и конкретно московской, архитек туре XIV – XV веков свойственны черты, наличие которых говорит о том, что она была частью европейской культуры, прежде всего культуры эпохи Возрождения. Все изложенные соображения и упомянутые факты не позво ляют принять утверждение о культурном отставании Руси от Европы в ука занный период как часть исторической реальности.

Красная площадь. Васнецов А.М.

Московский Кремль при Иване III. Васнецов А.М. 1926 г.

ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ КРУЖКИ КАК ФОРМА СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ В РОССИИ XVIII – XIX ВВ.

Г.Н. Домбраускене кандидат искусствоведения, доцент кафедры истории искусства и культуры МГУ им. адм. Г.И. Невельского Важнейшим фактором, позволяющим объединить общество в сообще ство, является общение. Для его осуществления в различные исторические периоды образовывались многообразные формы. В общественной и куль турной жизни Европы в течение ряда веков большую роль играли разного рода объединения как организованные (общества, собрания, клубы), так и неформальные (салоны, кружки, вечера). Такие формы общения пользова лись популярностью, объединяя внутри себя самые различные слои населе ния. Все они строились на определенных поведенческих стереотипах. Нахо дясь в кругу общения, человек реализовал свою этическую и социальную принадлежность.

В зависимости от своего содержания, многие общественные объедине ния сумели занять важные места в социальном пространстве. Нередко они начинали выполнять роль общественных, культурных или политических механизмов. Объединение единомышленников в клубы или кружки, неред ко приводило к важным общественным результатам: например, изданию журналов или газет (например, журналы «Полезное увеселение», «Свобод ные часы», «Вечера», революционная газета «Искра» и мн. др.);

организа ции концертов и выставок (деятельность РМО, выставки передвижников, творчество композиторов «Могучей кучки», Беляевский кружок и др.);

раз витию спорта (спортивные клубы, конные клубы и др.);

реализации актов благотворительности;

научным открытиям и образованию целых научных школ;

влиянию на политический фон страны и даже смену правительства (революционные кружки и т. п.). Не менее важной функцией таких объеди нений являлось поддержание каких-либо определенных форм обществен ной деятельности (меценатство, поддержка театров, издательств, экспеди ций и т. п.), национальных, конфессиональных или профессиональных тра диций (кружки и общества различных диаспор). В России подобные объе динения удовлетворяли естественное стремление людей к общению с себе подобными. Большое значение в развитие культурной жизни России ука занного периода приобрели литературно-художественные кружки.

Первые кружки возникли еще в середине XVIII в. В 30-40-х гг. воспи танниками Сухопутного шляхетского корпуса (военного учебного заведе ния) был образован кружок, в котором всячески поощрялись занятия гума нитарными науками и интерес к литературе. В XVIII в. кружки не ограни чивали свою деятельность только литературными беседами. В большинстве случаев их члены стремились к организации одного, а иногда нескольких журналов. Так, в 60-е гг. XVIII в. в Москве, по инициативе поэта М. М. Хе раскова был создан кружок студентов Московского университета, который, начиная с 1760 г. издавал журнал «Полезное увеселение», а затем «Свобод ные часы», а в 70-е гг. - «Вечера». Среди членов кружка были Д. И. Фонви зин, И. Ф. Богданович и другие.

К этому времени также относится возникновение первых литератур ных салонов. Среди них наибольшую известность получил салон Ивана Ивановича Шувалова (1727-1797). Он начал свою карьеру, как фаворит ста реющей императрицы Елизаветы и прославился своим бескорыстием и че стностью, а также просвещенностью. Он был покровителем М. В. Ломоно сова, основателем Московского университета и Академии Художеств.

Отойдя от государственных дел после смерти своей покровительницы в 1761 г., он посвятил большую часть своего времени путешествиям, чтению и искусству. В доме Шувалова собирался цвет тогдашней русской литерату ры. Завсегдатаями его салона были переводчики, филологи, поэты. Среди них - Г. Р. Державин, И. И. Дмитриев, И. Ф. Богданович. Большое влияние на литературную жизнь конца XVIII в. так же оказали салоны Г. Р. Держа вина и Н. А. Львова.

1770-1780-е гг. – время активной общественной жизни, связанной с реформами, проводившимися Екатериной II, в результате которых дворяне и городские жители получили право на самоуправление и разнообразные льготы. Все это способствовало, в частности, подъему культуры, проявив шемуся и в возникновении нескольких литературных обществ: Вольного со брания любителей российского языка (1771), Собрания воспитанников Мо сковского университетского благородного пансиона (1787).

В 1779 г. в Московском университете по инициативе масонской орга низации, к которой принадлежали выдающиеся просветители Н. И. Новиков и И. Г. Шварц, было создано Дружеское ученое общество, ставившее своей задачей помощь отцам в воспитании детей и занимавшееся с этой целью пе реводами и публикациями книг. В 1784 г. при обществе была организована Типографическая компания, находившаяся в ведении Н. И. Новикова. Бла годаря Дружескому ученому обществу и его типографии были изданы мно гие русские книги во второй половине XVIII в. в России.

В начале XIX в. роль литературных кружков и салонов становится все более значительной. Начало XIX в. – время острых и бурных споров о путях развития русской литературы и русского языка. В это время сталкиваются за щитники старинного русского «архаического» языка (А. С. Шишков, А. А.

Шаховской), и сторонники обновления языка, которое связывалось прежде всего с именем Н. М. Карамзина. Бурно развиваются различные литературные направления. В русской словесности начала XIX в. соседствуют классицизм, сентиментализм и зарождающийся романтизм. Усиливается интерес просве щенной молодежи к политическим вопросам, возникает осознание необходи мости политических и социально-экономических реформ, прежде всего отме ны крепостного права. Все эти проблемы, как эстетические, так и политиче ские, отразились на деятельности кружков начала XIX столетия.

Одним из первых литературных кружков начала XIX века стало Дру жеское Литературное Общество, основанное в Москве группой друзей, выпускников Московского Университетского пансиона, молодыми литера торами В. А. Жуковским, братьями Андреем и Александром Тургеневыми и др. Еще в 1797 г. Андрей Тургенев создал и возглавил в пансионе литера турный кружок, в 1801 году ставший литературным обществом. Его члены неоднократно публиковались в журнале Университетского пансиона «Ут ренняя заря». Встречи участников обычно проходили в доме поэта, перево дчика и журналиста А. Ф. Воейкова. Члены Дружеского Литературного об щества ставили своей задачей усиление национального начала в литературе.

В какой-то мере они поддерживали новаторство Карамзина в области языка, считали неправильным следование иностранным образцам, чем, по их мне нию, он грешил. Впоследствии позиции членов Дружеского Литературного Общества и карамзинистов сблизились.

С 1801 г. в Петербурге действует литературное объединение «Друже ское общество любителей изящного», позже переименованное в Вольное общество любителей словесности, наук и художеств. Основателем его был писатель и педагог И. М. Борн. В общество входили литераторы В. В. Попу гаев, И. П. Пнин, А. Х. Востоков, Д. И. Языков, А. Е. Измайлов, скульпторы, художники, священники, археологи, историки. Литературные пристрастия членов общества были крайне разнообразны. Сначала они находились под влиянием идей А. Н. Радищева (в общество входили два сына писателя) и тяготели к классицистской литературе. Позже взгляды участников Вольного общества сильно менялись, что не помешало ему просуществовать, хотя и с большими перерывами, до 1825 г.

В начале XIX в. существовали и другие кружки и салоны, оказавшие влияние на развитие литературы того времени. Наиболее существенными объединениями первой четверти столетия были «Беседа любителей русско го слова» (1811-1816) и «Арзамас» (1815-1818). Эти общества представляли собой противоположные течения в русской литературе и постоянно находи лись в состоянии острого соперничества. Создателем и душой «Беседы»

был филолог и литератор А. С. Шишков. Он был лидером того литератур ного направления, которые было определено Ю. Н. Тыняновым, как «архаи сты». Еще в 1803 г. Шишков в своем «Рассуждении о старом и новом слоге российского языка» критиковал карамзинскую реформу языка и предлагал свою, предполагавшую сохранение более резкой грани между книжным и разговорным языком, отказ от использования иностранных слов и введение в литературный язык большого количества архаической и народной лекси ки. Взгляды Шишкова разделяли и другие члены «Беседы», литераторы старшего поколения – поэты Г. Р. Державин, И. А. Крылов, драматург А. А.

Шаховской, переводчик Илиады Н. И. Гнедич, а позже их молодые после дователи, к которым принадлежали А. С. Грибоедов и В. К. Кюхельбекер.

Сторонники Карамзина, вводившего в литературу легкий, разговорный язык и не боявшегося русифицировать многие иностранные слова, объеди нились в знаменитом литературном обществе «Арзамас». Общество воз никло, как ответ на появление комедии одного из членов «Беседы» А. А.

Шаховского «Липецкие воды или Урок кокеткам», где под видом поэта Фи алкина был высмеян В. А. Жуковский. Свое название «Арзамас» получил от шутливого произведения одного из друзей Карамзина, Д. Н. Блудова «Ви дение в арзамасском трактире, изданное обществом учёных людей». Среди арзамасцев были и давние сторонники Карамзина, и его былые противники, бывшие члены Дружеского литературного общества. Среди них было много поэтов, отнесенных Ю. Н. Тыняновым к лагерю «новаторов»: В. А. Жуков ский, К. Н. Батюшков, П. А. Вяземский, А. С. Пушкин, В. Л. Пушкин. «Ар замас» имел свой разработанный ритуал. Каждый из его членов получил шутливое прозвище. Так, Жуковского называли Светланой, в честь его зна менитой баллады, Александр Тургенев получил прозвище Эолова Арфа – из-за постоянного бурчания в животе, Пушкина называли Сверчок. На встречах членов общества обязательно съедали жареного гуся, так как счи талось, что город Арзамас славится этими птицами. Во время заседаний чи тались иронические, а подчас и серьезные сочинения, направленные против членов «Беседы», обязательно велись шутливые протоколы.

Многих членов литературных кружков первой четверти XIX в. сближали не только дружеские отношения и литературные взгляды, но и общественно политические воззрения. Особенно ярко это проявилось в литературных объе динениях конца 10-х – начала 20-х гг., наиболее значительные из которых ока зались связанными с декабристским движением. Так, петербургский кружок «Зеленая лампа» (1819-1820) был основан членом Союза Благоденствия С. П.

Трубецким, близким к декабристскому обществу Я. Н. Толстым и большим знатоком и любителем театра и литературы Н. В. Всеволожским. Членами «Зеленой лампы» были многие литераторы того времени, в том числе А. С.

Пушкин и А. А. Дельвиг. Обсуждения литературных произведений и теат ральных премьер на заседаниях «Зеленой лампы» перемежались с чтением публицистических статей и политическими дискуссиями.

Многие декабристы (Ф. Н. Глинка, К. Ф. Рылеев, А. А. Бестужев, В. К.

Кюхельбекер) входили в Вольное общество любителей российской словес ности, основанное в 1811 при Московском университете.

К середине 1820-х общественная ситуация в России сильно измени лась. Александр I отказался от идей реформ, которые он лелеял в течение двух десятилетий. Внутренняя политика государства стала намного более жесткой. Начались гонения на либеральных профессоров и журналистов, ужесточилась ситуация в университетах. В результате положение литера турных обществ, преследовавших какие-либо общественно-политические цели, оказалось сложным. Наиболее крупным литературным объединением середины 20-х стало «Общество любомудрия», основанное в 1823 г. выпу скниками Московского университета для изучения литературы и филосо фии. У истоков кружка стояли писатель и музыковед В. Ф. Одоевский, поэт и философ Д. В. Веневитинов, будущий славянофил, в то время молодой выпускник Московского университета И. В. Киреевский, молодые ученые, которым в будущем было суждено стать университетскими профессорами – С. П. Шевырев и М. П. Погодин. Собрания любомудров происходили в до ме Веневитинова. Члены общества серьезно штудировали западную фило софию, изучали труды Спинозы, Канта, Фихте, но особое влияние на них оказал немецкий философ Ф. Шеллинг, чьи идеи произвели огромное впе чатление на поколение 20-х – 30-х годов, в частности на складывавшую идеологию славянофилов. То, что кружок был назван «Обществом любо мудрия», а не философии, говорит об интересе его членов к национальной культуре и философии. В. Ф. Одоевский совместно с В. К. Кюхельбекером издавал в 1824–1825 годах альманах «Мнемозина», где печатались многие любомудры. Так как среди членов общества было много служащих архива Министерства Иностранных дел, они получили прозвище «архивных юно шей», что, очевидно, должно было намекать не только на род их службы, но и на сосредоточенности на отвлеченных, философских проблемах бытия.


Однако философские интересы членов общества все равно вызывали подоз рение у властей. После восстания декабристов В. Ф. Одоевский предложил распустить общество, опасаясь преследований, так как многие любомудры были близки к декабристам.

Эпоха, наступившая после подавления восстания декабристов, не слишком благоприятствовала возникновению крупных литературных об ществ. Но дружеские кружки или салоны стали практически единственны ми возможными проявлениями общественной жизни в ситуации, когда ли тература и журналистика находились под жестким контролем цензуры и полиции. В 30-е гг. XIX в. существовало много интересных литературных кружков, создававшихся в основном студентами или выпускниками Мос ковского университета, находившегося вдалеке от более официального, чи новничьего Петербурга. Точно так же в 1830-х гг. интенсивная литературная и художественная жизнь кипела в многочисленных московских и петер бургских салонах, на вечерах, «пятницах», «субботах» и т.д.

Известный русский социолог П. А. Сорокин писал: «...можно смело гово рить, что за исключением, может быть, чрезвычайно редких единиц (да и то вопрос – существуют ли они), потребность общения с другими людьми или прямо, или косвенно (путём писем, чтения книг, газет и т. д.) присуща всем людям. Одни одинаково общительны и болтливы со всеми, другие – ведут светскую жизнь, третьи – ограничиваются обществом избранных друзей и се мьи, четвёртые – обществом любимых авторов – живых и мёртвых, с которы ми они общаются путём книг, пятые – обществом собутыльников и т. д.;

одних она гонит на улицу, в кабачок, других – в театр, в кино, третьих – на лекцию, четвёртых - «побеседовать с друзьями», пятых – в толпу, шестых – на бал, седьмых – в церковь;

короче – формы удовлетворения её могут быть различ ными, но в том или ином виде она присуща всем людям» [2,152].

Литература 1. Выгузова Е. В. Элитарные клубы как пространство репрезентации аристократической культуры: к исто рии вопроса / Е. В. Выгузова // Известия Уральского государственного университета. – 2005. – № 35. – С. 45-56.

2. Сорокин П. А. Система социологии: В 2 т. М., 1993. Т. I. С. 152.

3. http: //nicbar/narod/ru/ МИФОТВОРЧЕСТВО В КИНО Е.Н. Стадникова студентка 2-го курса ФСУ ИСППУ МГУ им. адм. Г.И. Невельского Г.Н. Домбраускене кандидат искусствоведения, доцент кафедры истории искусства и культуры МГУ им. адм. Г.И. Невельского В первой половине 20 века тоталитарные государства эффективно ис пользовали кинематограф для создания политических мифов, хотя у истоков мифотворчества был Голливуд, почти с самого начала своей деятельности ставший «фабрикой грез». Эстетические приемы киномифов были отрабо таны в американской «системе экранных жанров», самый популярными из которых были: вестерн, исторический фильм, комедия, мелодрама и кино фантастика. Быстрое развитие американского кинематографа в начале ХХ века связана с тем, что он был организован по капиталистическому образу в соответствии с задачами социальной модернизации эпохе.

«Мифы» – жанры американского кино – уводили зрителей в мир ил люзий, являясь своеобразным наркотиком, форматом бегства от реальности.

В 1914 – 1917 годах «великий немой» приобрел всемирное общественное признание, вошел в жизнь сотен миллионов людей и даже был признан «седьмым искусством». Фильмы снимались не только в США и Франции, но и в Германии, Дании, Англии, Швеции и России. Русская национальная кинематография в первые годы мировой войны развивается соответственно интенсивно. В 1914 году на экран вышло свыше 400 фильмов, в 1916-м около 600. В США к концу мировой войны на первый план выходят соци альные комедии Чарльза Чаплина. В них он явил собой пример синтеза «высокого» искусства и «массовой культуры», феномен которого еще до конца не исследован. Особое значение в экранном мифотворчестве занима ли кинематографии СССР и Германии в эпоху тоталитарных режимов. Не смотря на многочисленные трудности, советская власть старалась увеличить кинематографу повышенное внимание.

Эсфирь Шуб создала первые монтажные фильмы. А самым великим фильмом считается «Броненосец Потемкин» С. Эйзенштейна. За пределами СССР цензура всюду запретила «Броненосец»;

зрители собирались тайком, чтобы смотреть его. Репрессии только удесятеряли взрывчатую силу шедев ра;

фильмотеки различных стран тщательно хранили его. Фильм стал зна менитым из всех, за исключением разве только фильмов Чаплина.

Мифологизация действительности в советском кино 1930-х – 1940-х го дов, в отличие от киноавонгарда 1920-х, становится откровенно тенденциоз ной. Мифотворческие функции советского кино и во второй половине ХХ века способствовали появлению фильмов, вошедших в наш «золотой фонд».

Процессы мифологизации культуры идут активно в 1930-е – 1940-е го ды и в фашистской Германии. Еще в 1933 году, сразу после прихода к вла сти национал – националистов Геббельс дал понять сотрудникам кинокор порации УФА, что координация действий со стороны государства равно сильна национал – социалистическому руководству. Особое место в кино репертуаре Германии занимали веселые, развлекательные комедии, в кото рых снимались прославленные «звезды» музыкального жанра.

Мифологизация действительности была общей чертой всех тоталитар ных режимов (сюда можно добавить и кино эпохе Муссолини);

цели и зада чи тоже были общими: идеологическая пропаганда, формирование нового общественного сознания, подъем патриотического духа, воспитание лично сти. Правда, мифы были разными: в СССР преобладали мифы политиче ские, в Германии и Италии – национальные. Война идеологии, война мифов привела к локальному конфликту ХХ века – Второй мировой войне. «Война мифов» не утихла после разгрома фашизма. Она приобрела новые формы, прочно обосновавшись на телевидении и в других масс – медиа, заметно усилившись в информационную эпоху.

Литература 1. Кириллова Н Б. Медиакультура: от модерна к постмодерну – М., 2006.

2. Самое важное из искусств Ленин о кино. Сборник статей. – М., 1973.

3. Садуль Ж. История киноискусств. М. 1957 – С. 173.

4. Эйзенштейн С. Мемуары. – М., 1997 – С. 13.

5. Марксистско – Ленинская эстетика – М., 1975.

ЯЗЫКОВОЕ МНОГООБРАЗИЕ И МЕЖКУЛЬТУРНЫЕ КОММУНИКАЦИИ АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОГО РЕГИОНА ЗАЩИТИМ РУССКИЙ ЯЗЫК Е.А. Баляба ведущий библиотекарь Зональной научной библиотеки ДВГУ Указом Президента России В.В. Путина от 29 декабря 2006г. «О про ведении в 2007 году русского языка» в России и за рубежом открывается целый ряд событий, показывающих место и роль нашего родного языка, как в истории Российской Федерации, так и за ее пределами.

В частности, министерству иностранных дел Российской Федерации проинформировать ЮНЕСКО и заинтересованные международные органи зации о проведении в 2007 году «Года русского языка», что должно способ ствовать укреплению и расширению влияния русского языка в мире.

Русский язык является родным для 170 млн. человек, 350 млн. его понимают, является языком общения для 160 народов и национальностей в нашей стране.

Русский язык – четвертый самый распространенный язык в мире. В мире 180 млн. изучают русский язык, 30 млн. человек, проживающих за ру бежом, считают его родным. В «Толковом словаре живого великорусского языка» В.И. Далем собрано к концу 19 в. 220 тыс. слов, « Толковый словарь русского языка» С.С. Ожегова и Н.Ю. Шведовой (2005г.) содержит 80 тыс.

и фразеологических выражений.

Современный русский насчитывает 157 тыс. слов.

Напомним, что язык А.С. Пушкина включал в себя 24 тыс. слов, в то время как современный человек пользуется 4-6 тыс. слов.

Первые слова в космосе были сказаны на русском. И в последней 15-ой космической экспедиции наш язык – язык общения между членами двух космических групп на орбите.

В развитии мировой цивилизации русскому языку отведена значительная роль.

Наш язык – это национальное достояние, сформированное веками.

В создание и развитие прекрасного, меткого, яркого языка внесли зна чительный вклад великие писатели А.П. Сумароков, А.С. Пушкин, Н.В. Го голь, И.С. Тургенев.

А пошла русская грамотность от солунских равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия, которые в 803 году отправились в княжество Морав ское, чтобы местным славянам растолковать христианское вероучение на их родном языке. А для этого нужно было перевести богослужебные книги с греческого языка на славянский. Братья продолжительное время провели в общении со славянскими племенами, прислушивались к звуку их речей, особенностям произношений и изобрели такую азбуку, чтобы она могла наиболее точно передать разговорную речь славян. С течением времени изобретенная ими азбука « кириллица» стала основой русского языка. В ал фавит Кирилл и Мефодий включили более 40 букв. За многовековое суще ствование эта азбука подверглась существенному реформированию всего два раза : при Петре 1 в нач. 18 в. и в 1918 г. В современном русском языке насчитывается 33 буквы.

Наш многогранный, образный язык впитал в себя и народную муд рость и язык великих писателей, ученых. Одним из первых оценил величие русского языка М. В. Ломоносов : « Язык, которым Российская держава ве ликой части света повелевает, по ея могуществу имеет природное изобилие, красоту и силу, чем ни единому европейскому языку не уступает «.

Мнение А. С. Пушкина:

«Как материал словесности, язык славяно - русский имеет превосход ство перед всеми европейскими».


Как не вспомнить Н. В. Гоголя:

«Дивишься драгоценности нашего языка: что не звук, то и подарок: все зернисто, круто, как сам жемчуг, и, право, иное название еще драгоценней самой вещи».

Нельзя не согласиться с характеристиками великих мастеров, вслу шавшись лишь в одни фразеологические выражения, которые с трудом пе реводят иностранцы:

«Клевать носом»- задремать на мгновенье:

«Положить зубы на полку» - голодать:

«Сесть в лужу» - оконфузиться:

«Обвести вокруг пальца» - ОБМАНУТЬ:

«Чужими руками жар загребать «пользоваться результатами труда в корыстных целях :

«Задрать хвост» - ни с кем не считаться:

«Ударить лицом в грязь» - оплошать, оконфузиться.

Лауреат Нобелевской премии замечательный советский писатель М.А.

Шолохов тонко подметил: «Тысячелетиями накапливаются и вечно живут в слове несметные сокровища человеческой мысли и опыта».

Наш язык - живой организм 6 в нем что-то постоянно исчезает, что-то появляется, важно, внося изменения, не потерять, не упустить самую изю минку, характерную только нашей речи.

В постсоветском пространстве при так называемой свободе, много не гативного выползло наружу. То, что ранее считалось гадким, постыдным, ныне, обрело статус дозволенного.

С подачи некоторых СМИ уголовный жаргон проникает в нашу речь :

«прикольный», «классный», «короче», «тусовка», «блин».

А вот реклама, списанная в транспорте, на уличных щитах:

«От внезапного истощения к полному впереду», «урви три скидки», «По купай наш кайфель», «Хватай наш кайфель на халяву», «во вкусе качества».

А вот этот «перл» много \раз в день звучит по радио России: «Когда нет свинга и синкопа, когда пипл не хавает, сплошняком попса, как бы по ходу, ну, ТИПА, НЕ ТА ТЕМА, КОРОЧЕ ЕГО НЕТ». Это так называемая реклама об отсутствии джаза на радио. Ну не позор ли для государственного радио великой России?

В среде интеллигентной части общества прижились следующие слова – паразиты: «знаете ли», «по жизни», «ужасно красиво», «Самое оптималь ное», «дарить подарки» и даже «ложить».

Символ нашей постсоветской эпохи является словечко - паразит «как бы». Частица «как бы» должна относиться ко всему «условно- предположи тельному» в ситуации сравнения одного с другим – так определяется сло варь С. И. Ожегова. Нельзя сказать : «я как бы пришел на работу», т. е. на самом деле не пришел трудиться, а сделал вид что пришел.

Под угрозой гибели от экологических и иных катастроф из=за океана нам пытаются навязать американские ценности, придает им значение обще человеческих. Поднимает голову национализм, ксенофобия. Это приводит к междоусобице, замедлению социально- экономического развития, падению нравственности.

На постсоветском пространстве как-то стали забывать о таких высоких понятиях как «Родина», «Русская, российская культура», «российский имидж», «российские традиции», «дружба народов».

После распада Советского Союза наш словарный запас увеличился на несколько тысяч слов внедрения, главным образом, английского и фран цузского зыков:

«инагурация», «презентация», «пиар», «сайт», «инвестор», «ксерокс».

В советское время просто не было таких явлений, сфер деятельности, в ко торых могли найти применение новые слова. Русский язык сумел усвоить десятки тысяч слов, терминов в разных науках и технике.

Но вместе с тем прижились английские слова, термины, употребляе мые в далеко неграмотном изложении. Так называемые «англофени» - ( вы ражение Евгения Раменского) : «вай»- вместо «ох», «джус» вместо «сок», «маркет» вместо «магазин», «консалтинг» вместо «консультация».

Во Владивостоке то и дело попадаются надписи «аллегро-фуд» «бы строе питание» «шоп» вместо магазин, «шоу»- яркое эстрадное представле ние. Даже любимый моряками Дворец культуры моряков переименовали в «Феско-холл». Зачем?

Доходит до смешного : название харчевки – «блин-хауз». Но зачем же вводить в оборот чужие слова, которые в родном языке имеют одинаковый смысл, звучит привычнее. Еще В.Г. Белинский обращал внимание: «Упот реблять иностранное, когда есть равносильное ему русское слово, - значит оскорблять и здравый смысл, и здравый вкус». Надо уважать самих себя и других заставить уважать все наше, российское !

Страшно унижает и растлевает наш язык, а значит и сознание, такое явление как сквернословие. «Сквернословие – речь, наполненная скверны ми, непристойными словами» (С.И. Ожегов). Происходит это слово от «скверна – ж. – мерзость, пакость, гадость, все гнусное, противное, непо требное, что мерзит и плотское и духовное».

А между тем сквернословие становится болезнью нашего общества.

Особенно уродливо звучит матерная брань в устах молодежи и подростков.

Навряд ли многие из них, вставляя в свою речь эту гниль, понимают, что каждое слово несет проклятие самому дорогому человеку матери, что упот ребление матерщины унижает слух окружающих, и самого говорящего представляет в негативном свете. Иные лица говорят, что брань срывается с языка по привычке или для усиления эффекта от сказанного. Употребление бранных слов и выражений следует рассматривать не просто как речевой сор, а как нарушение норм человеческого общения.

Тем временем внедрению сквернословия в наш язык способствуют, так называемые «деятели культуры», так же как и средства массовой информа ции. Это недопустимо! С этим нравственным растлением необходимо бо роться самым беспощадным образом и на государственном уровне.

Как делали наши предки?

По Соборному Уложению царя Алексея Михайловича за матерное слово, произнесенное на людях, полагалась смертная казнь. В 19 в. матершинников российское общество воспринимало не иначе как безбожников и анархистов.

Газета «Владивосток» выступила с акцией: «Читатели «В» готовы всту питься за чистоту русской речи. В номере за 20 февраля 2007 г. опубликована заметка Веры Конюховой «Пенсионер против похабной нецензурщины», где изложены мысли, которые волнуют многих порядочных людей. Редко в на стоящее время не услышишь среди молодежи, даже молодых мам мат. Моло дец, пенсионер Константин Попов (отчество не указано, а ведь это проявление уважения к личности), который обратился в Думу города с просьбой провести законодательно мероприятия за чистоту русской речи.

Во « Владивостоке» за 7 марта напечатаны две маленькие заметки Марты Блохиной и Ии Дуплищевой (опять без отчеств), которые сообщают, что «сами русские люди загадили свою речь этими матерными выраже ниями да уголовным сленгом».

Низкий поклон нашим пенсионерам. А где же мастера культуры, кои обя заны бороться за чистоту нравов, языка, общего уровня нашего населения?

Для русского народа характерны целомудренное отношение между со бой, членами семьи, коллегами. Видимо пришло время объявить смертный бой такому растленному явлению как сквернословие.

Но не все так печально, 7 июня 2005 г. Государственная Дума приняла закон «О государственном языке Российской Федерации». В статье 4 «За щита и поддержка государственного языка Российской Федерации» гово рится о том, что федеральные органы государственной власти в пределах своей компетенции :

1 – обеспечивают функционирование государственного языка РФ фе деральные органы государственной власти на всей территории РФ;

2 – разрабатывают и принимают федеральные законы РФ, разрабаты вают и реализуют направленные на защиту и поддержку государственного языка РФ;

3 - принимают меры, направленные на обеспечение прав граждан РФ на пользование государственным языком РФ;

4 – принимают меры по совершенствованию системы ….подготовки специалистов в области русского языка как иностранного …. С обучением на русском языке за пределами РФ;

5 – содействуют изучению русского языка за пределами РФ.

В мае 2006 г. на радио России возникла программа – проект «Россия не». В создании проекта приняли участие Маргарита Лянге, Игорь Гмыза.

Акцентировано внимание на том, что все народы, проживающие на территории России – россияне, их объединяет русский язык.

По сведению Радио России на май 2006 г. в нашей стране проживает бо лее 170 народов, из них 80% - русские, 20% - другие народы. В Приморье представлено 128 национальностей. Программа «Россияне» свои материалы строит не только на собственных исследованиях, но и на письмах радиослуша телей, где люди сами сообщают о взаимопомощи, дружбе народов. Программа освещает проблемы культура, осуждает национализм, ксенофобию. Отдель ные материалы на эту тему публикует « Комсомольская правда».

Великий русский язык, многовековую русскую культуру пытались уничтожить фашисты. Еще до войны, наряду с физическим уничтожением населения СССР, они планировали растоптать российскую культуру, рус ский язык. В 1940 г. шеф СС Эрик Гимлер утверждал, что «достаточным знанием для контроля славянского населения является простой счет, самое большой до 500, умение расписаться, внушение в том, что божеская запо ведь заключается в том, чтобы повиноваться немцам».

Не удалось нацистам поставить на колени нашу Родину, уничтожить ее великую культуру, растоптать язык.

А вот мы сами не бережем, мало сохраняем свои великие достижения.

Понятно, что язык – живой организм, в котором что-то живет, что-то отми рает. Ученые подсчитали, что врастание в родную речь иностранных слов 4 5 % - это норма. Но если процент составит число 10, то это катастрофа. Еще в 19 в. И.С. Тургенев писал: «Берегите наш язык, наш прекрасный русский язык, этот клад, это достояние, переданное нашим предками».

Источники и литература.

1. О государственном языке Российской Федерации : Федеральный закон // Российская газета.- 2005г. июня.-с 2. Указ Президента Российской Федерации « О проведении Года Русского языка» // Русский язык за рубежом.- 2007- № 3. Афоризмы. Золотая коллекция.- Минск : Хорвест АСК, 4. Анатольева, М. Дорога к Пушкину // Труд- 7, 2005. 28 февраля.

5. Белоусов, В. Иноязычные слова в русском языке.- // Наука и жизнь.- Белоусов, С. Виноградов/- №3.

6. Белоусов,В вам сквернословье не к лицу.- // Наука и жизнь/ Белоусов, С. Виноградов//1993 № 7. Белоусов,В Лингвистический провинциализм- //Наука и жизнь-/Белоусов// 1993 №5.

8. Белоусов,В. Женщина, вы забыли взять сдачу// Наука и жизнь/1993-№ 9. Глухов, А. Об образовании русского населения// Университетская книга – 2005 - № 10. Иванченко, И. В защиту родного русского языка// Медный всадник.-2005 – №2.

11. Кудряшов, С. Оккупированная Москва //Родина – 1995 № 12. Коричневый призрак - //Труд 2005, 17 января 13. Медведев В.А. Непрерывное развитие языков : их влияние друг на друга и конкуренция // Наука и жизнь –2005 №3,№ 14. Мацкявичене М. Зачем нужен русский язык и кому он мешает?Труд 2205 20 января 15. Молина, А.В. Язык мой - друг мой//Новая библиотека 2005 № 16. Словообразовательный словарь русского языка /Сост. А. В. Семенов – М.: Юнвест, 2004 704с.

17. Сообщения по радио России : 2005.24.09, 2006.21.01, 2006.08.02, 2006.05.04, 2006.24.22. 2005.11.05, 2005.04. 18. Телепередача «Вести России» 2005.11. 19. Труд 2005.10.15, 2005.09.02, 2006.02. 20. Пьецух,в. Забытык слова//Труд – 2005.04. 21. Шолохов, С.А. Уроки судьбы « белого генерала»// Высшая школа – Высшая школа – 2005 № 22. Читатели «В» готовы вступиться за чистоту русской речи/Владивосток, 2007 20 февраля, 7 марта 23. Язык до чего только не доведет//Труд 2005.02. ОСОБЕННОСТИ РУССКО-КИТАЙСКОЙ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ НЕВЕРБАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ С.Б.Чулкова кандидат культурологии, доцент кафедры РЯЗ ИМОБ ВГУЭС О значительной роли невербального общения люди знали, по-видимому, всегда. Говоря о невербальной коммуникации между русскими и китайцами, уместно будет вспомнить высказывания двух наиболее ярких мыслителей – представителей этих этносов. Так, Конфуций говорит о роли мимики как од ном из значительных компонентов невербального общения: «Рядом с благо родным мужем допускают три ошибки: говорить, когда не время говорить, — это опрометчивость;

не говорить, когда настало время говорить, — это скрыт ность;

и говорить, не замечая его мимики, — это слепота». М.В. Ломоносов выделяет жесты и мимику как важные дополнения к вербальному сообщению:

«...Что ж надлежит до положения частей тела, то во время обыкновенного сло ва, где не изображаются никакие страсти, стоят искусные риторы прямо и поч ти никаких движений не употребляют, а когда что сильными доводами дока зывают и стремительными или нежными фигурами речь свою предлагают, то гда изображают оную купно — руками, очами, головою и плечьми...».

Тот, кто сталкивается с чужой культурой, переживает много новых чувств и ощущений при взаимодействии с неизвестными и непонятными куль турными явлениями. Данное исследование написано на основе нашего актив ного взаимодействия с китайскими студентами и преподавателями, а также с китайским народом во время путешествий по Китаю. Мы поделимся некото рыми наблюдениями, связанными с невербальной межкультурной коммуни кацией, сделанными за полтора года работы в Китае. Выбор этой темы неслу чаен. Во-первых, моё незнание китайского языка исключает исследование вер бальной коммуникации. Во-вторых, то же незнание языка подталкивало меня к более активному использованию невербальных средств общения, которые, как уже было изложено, и так занимают большую часть межкультурного комму никативного процесса. И, наконец, незнание языка заставляло меня более вни мательно относиться к невербальным средствам общения.

Невербальное поведение – во многом такой же язык, как и любой дру гой. Вербальные языки отличаются в разных культурах, то же относится и к невербальным языкам. Понимание культурных различий в невербальном поведении – первый шаг к истинному пониманию культурных различий в сфере общения. Изучать межкультурное общение только с точки зрения вербального языка – значит исключать из рассмотрения очень важный про цесс коммуникации. Некоторые авторы даже утверждают, что изучение не вербального поведения как микроповеденческой системы символов и сиг налов, является инструментарием, позволяющим прийти к фундаменталь ному пониманию культуры как таковой.

Межкультурная коммуникация – это всегда межперсональная комму никация в специальном контексте, когда один участник обнаруживает куль турное отличие другого. Коммуникация будет межкультурной, если она происходит между носителями разных культур, а различия между этими культурами приводят к каким-либо трудностям в общении. Эти трудности связаны с разницей в ожиданиях и предубеждениях, свойственных каждому человеку, и, естественно, отличающихся в разных культурах. У представи телей разных культур по-разному идет дешифровка полученных сообще ний. Все это становится значимым только в акте коммуникации и приводит к непониманию и напряженности, трудности и невозможности общения.

Наконец, межкультурная коммуникация основывается на процессе симво лического взаимодействия между индивидуумами и группами, культурные различия которых можно распознать;

восприятие и отношение к этим раз личиям влияют на вид, форму и результат контакта.

Каждый участник культурного контакта располагает своей собственной системой правил, функционирующих таким образом, чтобы отосланные и по лученные послания могли быть закодированы и раскодированы. Признаки межкультурных различий могут быть интерпретированы как различия вер бальных и невербальных кодов в специфическом контексте коммуникации.

Общей характерной чертой всех уровней и видов межкультурной коммуника ции является неосознанность культурных различий ее участниками. Им кажет ся, что их стиль и образ жизни является единственно возможным и правиль ным, что ценности, на которые они ориентируются, одинаково понятны и дос тупны всем людям. И только сталкиваясь с представителями других культур, обнаруживая, что привычные модели поведения перестают работать, обычный человек начинает задумываться о причинах своей неудачи.

В чем же состоит культурная специфика невербальной коммуникации?

Ученые установили, что с помощью языка мы передаем не более 35% информации своим собеседникам. Наряду с языком существует довольно большое число способов общения, которые также служат средством сообще ния информации, и эти формы общения ученые объединили понятием «невер бальная (несловесная) коммуникация». Интонация голоса, жесты, мимика, по зы, одежда, прически, окружающие нас предметы, привычные для нас дейст вия – все они представляют собой определенный вид сообщений, получивших название невербальных сообщений, то есть происходящих без использования слов. На их долю приходятся по разным источникам информации от 65 до % информации, передающейся в процессе коммуникации. Большая часть не вербальных сообщений воспринимается бессознательно.

Невербальная экстралингвистическая коммуникация обладает целым рядом особенностей, принципиально отличающих ее от вербальной лин гвистической коммуникации, что и дает основание выделить ее в особый информационный канал общей системы коммуникации. Рассмотрим более подробно принципы невербальной коммуникации.

Невербальная коммуникация представляет собой обмен невербальны ми сообщениями между людьми, а также их интерпретацию. Она возможна потому, что за всеми этими знаками и символами в каждой культуре закре плено определенное значение, понятное окружающим. Невербальные со общения способны передавать обширную информацию. Подобно тому, как от культуры к культуре меняется разговорный язык, изменяется и невер бальное поведение. То есть на наше невербальное поведение культура ока зывает столь же значительное влияние, как и на наш вербальный язык. Эт ногенез (то есть вся совокупность исторических явлений и процессов, кото рые имеют место в ходе формирования того или иного народа и приводят к окончательному сложению его этнического лица) тесно связан с изменени ем и развитием информационной знаковой системы (более, чем с кровным родством, ведь этнос – это более феномен культуры, нежели природы). Не маловажную роль в решении этого вопроса сыграло образование нацио нальных государств. Для каждой нации характерно создание единого се миотического поля – системы общеизвестных всем ее представителям зна ковых средств (язык, традиционные формы поведения, символика – быто вая, художественная, политическая и пр.), которые обеспечивают их взаи мопонимание и повседневное взаимодействие.

Люди всех культур учатся использовать невербальное поведение – вы ражения лица, жесты, дистанцию, взгляд, позы, – как часть своего поведен ческого репертуара при общении с другими, но внутри каждой культуры учатся использовать его конкретным, характерным для этой культуры спо собом. Все люди от рождения способны произносить любые звуки, доступ ные человеку, но культура диктует то, какие звуки мы выбираем и как мы формируем из них определенный язык. Точно так же каждая культура вы страивает и формирует из нашего невербального поведения свойственный ей конкретный невербальный код. Люди из другой культуры владеют своим собственным невербальным языком. Так, люди из России владеют специ фически русским, а люди из Китая – специфически китайским языком не вербального поведения. Поэтому одни и те же предметы по-разному ис пользуются в различных культурах или не используются вовсе, когда не об ладают смысловым содержанием.

Можно указать ещё на одну особенность межкультурной коммуника ции. Культурное внушение зачастую очень трудно преодолеть на уровне языка тела. Поскольку кинесика (язык жестов) формируется на бессозна тельном уровне, человек оказывается не в состоянии контролировать дви жения своего тела. Нельзя недооценивать силу культурных «уз». Из-за раз личия культур наблюдатель одной национальности может с помощью языка тела замечать некоторые вещи, которые совершенно не видны человеку другой национальности.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.