авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

ВЕСТНИК

МОРСКОГО

ГОСУДАРСТВЕННОГО

УНИВЕРСИТЕТА

Серия

История морской науки, техники

и образования

Вып. 61/2013

УДК 504.42.062

Вестник Морского

государственного университета. – Вып. 61/2013. –

Серия : История морской науки, техники и образования. – Владивосток :

Мор. гос. ун-т, 2013. – 107 с.

ISBN 978-5-8343-0832-4

В сборнике представлены научные статьи сотрудников Морского госу-

дарственного университета имени адм. Г. И. Невельского, посвященные раз-

личным областям морской науки, техники и образования.

Редакционная коллегия:

А. А. Лентарёв, д-р техн. наук (отв. ред.);

Л. К. Лысенко, канд. техн. наук;

В. И. Логинова Рецензирование: А. А. Лентарёв ISBN 978-5-8343-0832-4 © Морской государственный университет им. адм. Г. И. Невельского, ИЗ ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ АСТРОНОМИИ.

ГЕОМЕТРИЧЕСКАЯ КАРТИНА ДВИЖЕНИЯ СВЕТИЛ А. Н. Панасенко Солнце, Луна, планеты, звёзды и другие небесные светила, которые мы наблюдаем, никогда не остаются неподвижными на небосклоне. Изо дня в день, из года в год они перемещаются по небу, описывая часто весь ма сложные пути. Эти перемещения являются лишь видимым отражением действительных движений этих небесных светил и нашей Земли среди без граничных просторов Вселенной.

Как именно движутся небесные тела, как связаны движения различ ных небесных тел друг с другом? Какие силы природы управляют этими движениями?

Сейчас мы можем ответить на эти вопросы достаточно полно. Мы зна ем теперь, что Земля и планеты движутся в пространстве вокруг Солнца, об разуя так называемую Солнечную систему, что само Солнце входит в состав огромной системы звёзд, носящей название Галактики, и вместе с другими звёздами движется в пространстве вокруг центра этой системы. Мы знаем те перь, что движениями Земли, планет, Солнца и звёзд управляют в основном силы взаимного притяжения между этими небесными телами. Закон этого взаимодействия, называемый законом всемирного тяготения, был открыт в XVII в. великим английским учёным Исааком Ньютоном.

Видимые перемещения небесных светил на небе изучались ещё в глубокой древности. Это вызывалось, прежде всего, практическими по требностями древних народов. Только по наблюдениям небесных светил можно было узнать направление в пустыне или в море;

только наблюдая небесные светила, можно было измерять время, а также предсказывать на ступление времён года. Потребности торговли и земледелия, передвиже ний кочевых племён – всё это требовало наблюдений небесных светил, изучения закономерностей их видимых движений.

Если следить ночью за звёздами, то создаётся впечатление, что все они как бы прикреплены к куполообразному небесному своду, который равномерно вращается вокруг Земли, делая полный оборот всегда за один и тот же промежуток времени, называемый сейчас звёздными сутками.

При этом звёзды на небе кажутся совершенно неподвижными относитель но друг друга. Поэтому они получили название неподвижных звёзд, и уже с очень давних пор астрономы занимаются составлением постоянных карт отдельных созвездий и всего звездного неба В древности были известны также пять похожих на звёзды, но более ярких светил, которые, хотя и участвуют вместе со всеми звёздами в су точном вращении небосвода, но, кроме того, обладают, так сказать, само стоятельным видимым движением. Эти светила перемещаются между звёздами, причём, на первый взгляд, весьма странным образом, описывая сложные пути. Древние греки назвали эти светила планетами (по-гречески «планета» означает «блуждающая»). До настоящего времени сохранились их собственные названия, данные древними римлянами: Меркурий, Венера, Марс, Юпитер, Сатурн. Планетами считали в древности также Солнце и Луну, так как они тоже перемещаются между звёздами.

Можно заметить различие между движениями так называемых ниж них и верхних планет. К нижним планетам относятся Меркурий и Венера, к верхним – остальные.

Видимые перемещения Меркурия и Венеры тесно связаны с Солн цем. Для этих планет характерны не столько петли и зигзаги, сколько ви димые колебания около Солнца как около некоторого среднего положения.

Сначала планета движется между звёздами быстрее, чем Солнце, и обгоня ет его;

затем, удалившись от Солнца на некоторое расстояние к востоку, планета начинает двигаться медленнее Солнца, которое догоняет планету и опережает её. Отстав от Солнца на некоторое расстояние к западу, планета снова начинает двигаться быстрее, чем Солнце, и весь цикл повторяется.

Наибольшее удаление Венеры от Солнца составляет около 460, а Меркурия – в среднем 230 (заметно меняется от цикла к циклу, оставаясь между 180 и 280). Поэтому Меркурий и Венера бывают видны только утром на востоке незадолго до восхода Солнца или вечером на западе некоторое время после захода Солнца, но именно в те периоды, когда эти планеты удалены от Солнца не менее чем на 5 – 60. В остальное время они остаются скрытыми в лучах Солнца, если наблюдать невооружённым глазом.

История становления современной науки, истоки которой можно от нести к той далёкой от нас эпохе, вообще необычайно интересна. Великие учёные и философы древности Платон, Аристотель, Пифагор, Архимед, Аполлоний, Гиппарх, Птолемей и др. оставили неизгладимый след в раз витии науки, хотя они во многом и заблуждались. Но истина почти нико гда не достигается сразу. Путь к ней обычно сопровождается ошибками и заблуждениями. Учёные же античных времён, действительно, искали ис тину, стараясь понять великую книгу Природы, но обладая весьма слабы ми техническими возможностями.

Астрономы древней Греции могли предсказывать на целый ряд лет вперёд моменты наступления солнечных и лунных затмений с точностью до нескольких дней, вычислять заранее положение планет на небе с точно стью до 20 – 30 минут дуги и т. д. Но вместе с тем их основные теоретиче ские схемы были всё же далёкими от картины реальных движений Солнца, Луны и планет в пространстве. Они опирались на ложные принципы, вы текающие из непосредственного ощущения неподвижности Земли, из об щепринятых тогда философских воззрений Платона и Аристотеля, из ре лигиозных верований:

а) Земля – неподвижный центр мира, а все звёзды, планеты, в том числе Солнце и Луна, движутся вокруг Земли, так что все наблюдаемые движения этих светил – это реальные движения;

б) небесным светилам свойственны только наиболее совершенные движения, какими считались равномерные круговые движения (постулаты Платона и Аристотеля).

Поэтому принималось как очевидное, что, действительно, существу ет физически реальная небесная сфера, к которой прикреплены звёзды и которая равномерно вращается вокруг Земли.

В отношении планет, Луны, Солнца дело обстояло сложнее. Види мые движения этих небесных светил мало соответствуют равномерным круговым движениям вокруг Земли. Даже Солнце обнаруживает неравно мерное видимое перемещение по эклиптике: наиболее быстрое, 30,60 за дней в январе (по современному календарю) и наиболее медленное, 28, за 30 дней в июле. Древнегреческие же учёные старались всегда согласо вать свои теоретические схемы с данными наблюдений, т. е. найти для на блюдаемых движений светил как можно более хорошее теоретическое объяснение. Это называлось «спасти явление» (выражение, приписываемое Платону). Поэтому пришлось допустить, что движения Солнца, Луны, планет не представляют собой равномерных круговых движений в чистом, так сказать, виде, а получаются как комбинации таких движений.

Аристотель (III в. до н. э.), следуя астрономам Евдоксу и Калиппу, считал, что существует система концентрических сфер с центром в Земле и соединённых с планетами, и каждая из этих сфер вращается равномерно, но со своей скоростью и вокруг своей оси. При этом Аристотель рассмат ривал все сферы как реальные физические объекты. Такая схема была наи более последовательной с точки зрения философии того времени, но вы глядела она весьма громоздкой. Кроме того, она оставляла неясным, с по мощью какого механизма происходит передача вращения одних сфер к другим и каким образом возникает комбинированное движение планет.

Многие древнегреческие астрономы придерживались других схем, имеющих не столько физический, сколько геометрический смысл, и позво ляющих вычислять пути и положения планет на небе. Математически наи более солидной и подводящей как бы итог подобным схемам явилась тео рия движения планет Птолемея (II в. н. э.). Основной элемент в его теории - схема деферента и эпицикла, предлагавшаяся античными астрономами ещё раньше. По этой схеме планета обращается равномерно по окружно сти, называемой эпициклом, а центр эпицикла движется в свою очередь равномерно по другой окружности, называемой деферентом и имеющей центром Землю. Птолемей уточнил эти схемы, введя так называемые экс центр и эквант. Схема эксцентра заключается в том, что центр эпицикла вращается равномерно не по деференту, а по окружности, центр которой смещён по отношению к Земле. Эта окружность и называется эксцентром.

По схеме экванта центр эпицикла движется по эксцентру неравномерно, но так, что это движение выглядит равномерным, если наблюдать из некото рой точки. Эта точка, а также любая окружность с центром в этой точке называется эквантом.

Перелистывая страницы истории древнегреческой науки, мы встре чаемся также и с гелиоцентрическими идеями. Филолай (V в. до н. э.), по следователь Пифагора, высказывался о том, что Земля и все планеты вме сте с Солнцем движутся вокруг центрального огня. Гикетас (V в. до н. э.) и Гераклид Понтийский (IV в. до н. э.) допускали вращение Земли, объясняя именно таким путём видимое суточное вращение небесной сферы. В сис теме мира, предлагавшейся Аристархом Самосским (III в. до н. э.) и Селев ком (II в. до н. э.), Земля вращается вокруг своей оси и вместе со всеми планетами движется вокруг Солнца.

Однако это были лишь общие идеи, лишённые конкретных теорети ческих вычислений траекторий планет и, кроме того, противоречащие фи лософии того времени и религиозной вере. Архимед писал, что Аристарха Самосского обвиняли в безбожии и беззаконии. Если ко всему этому доба вить, что идеи о движении Земли явно противоречат обыденным представ лениям людей, то становится понятным, почему эти гениальные догадки не сыграли какой-либо заметной роли в античной науке. После Селевка никто из учёных древности к таким мыслям не возвращался. Геоцентриче ские идеи Аристотеля, Птолемея пользовались абсолютным авторитетом.

Абсолютное господство идеи геоцентризма как астрономического принципа было нарушено впервые к исходу первой половины XVI в. заме чательным польским ученым Николаем Коперником (1473–1543), причем Коперник не просто высказал общие идеи, а создал обстоятельную астро номическую теорию движения планет, в том числе Земли вокруг Солнца.

С этого времени и начинается, по существу, развитие наших знаний о дей ствительных движениях небесных тел в пространстве.

Знаменитое сочинение Коперника «Об обращении небесных сфер», где эта теория излагается, увидело свет в 1543 г., когда великий ученый доживал свои последние дни. Это был его главный труд, подводящий итог всей его научной жизни. Первые идеи о гелиоцентрической системе мира возникли у Коперника, по-видимому, еще тогда, когда он в свои мо лодые годы учился с 1497 г. по 1506 г. в Италии и где он познакомился с древнегреческими гелиоцентрическими идеями. К 1520–1530 гг. теория в целом была завершена, и Коперник написал небольшую работу под назва нием «Малый комментарий», где вся эта теория кратко и в общем виде из лагается. Хотя эта работа и не была издана, осталась в рукописи, но с ней познакомились друзья Коперника. Слухи о том, что Коперник разрабаты вает новую, гелиоцентрическую систему, распространились в астрономиче ских и церковных кругах.

Едва ли возможно, конечно, определенно сказать, что именно побуди ло Коперника обратиться к гелиоцентрическим идеям, давно отвергнутым и забытым, каким путем он пришел к своей теории. Нам трудно составить от четливое представление о картине научной жизни в европейских странах в XVI в., достаточно сложной и противоречивой. Но все же кратко и схема тично по этому поводу можно сказать следующее.

Как мы уже говорили выше, физика и механика Аристотеля вместе с его системой мира были отвергнуты во Франции в XIV в. Однако в Италии позиции теории Аристотеля оставались довольно прочными, и в этом глав ную роль сыграла церковь. В XV в. наблюдается некоторое возрождение аристотельянства. В Падуанском университете, где учился Коперник, уче ние Аристотеля пользовалось особым авторитетом. Там нередко проходили споры между сторонниками астрономических схем Аристотеля и Птолемея.

Конечно, обе схемы могли вызвать чувство неудовлетворенности. Об этом Коперник сам написал позднее в своей знаменитой книге: «Некоторые математики пользуются только концентрическими сферами, другие эксцен трами и эпицентрами;

и тем не менее они не удовлетворяют требованиям ас трономии. Те, кто отдают свое доверие концентрическим сферам, действи тельно доказывают, что некоторые неравномерные движения могут быть представлены этим способом;

но, основываясь на этих гипотезах, они не смогли установить ничего точного, строго удовлетворяющего явлениям;

те, которые избрали эксцентры, по-видимому, сумели так разложить боль шинство видимых движений, что они совпадают с наблюдениями;

но гипо тезы, принятые ими, в большинстве случаев, как кажется, противоречат ос новным началам, касающимся равномерности движений;

кроме того, они не смогли открыть или вывести из допущений то, что имеет наибольшую важ ность, именно форму мира и точную симметрию его частей. К тому же для астрономов остались столь неясными обстоятельства движения Солнца и Луны, что они не смогли ни определить из наблюдений, ни доказать неиз меняемость длины года». Коперник имел при этом в виду, что схема Ари стотеля не содержала в себе метода вычислений траекторий движения планет, а схема Птолемея совершенно неудовлетворительно объясняла такое явле ние как прецессию звезд, оставляла в полной неопределенности расстояния планет от Земли, т. е. пространственное расположение планет и Солнца и т.

д. Кроме того, схема Птолемея была чисто геометрической, в основе ее дви жений по эпициклам и деферентам не лежали никакие физические принци пы. Где же выход?

Коперник считал для себя главным найти физически правильную сис тему мира. Вместе с тем он обратил внимание на то, что в схеме Птолемея движения планет очень тесно привязаны геометрически к положениям Солн ца и что эту схему можно математически обратить, как бы «остановив» Солн це, но сохранив почти целиком методику вычислений видимых с Земли по ложений планет. Коперник был также знаком с гелиоцентрическими идеями древнегреческой астрономии. На этом пути он и находит выход, отбросив основной принцип неподвижности Земли. Именно гелиоцентрическая система мира представилась Копернику физически правильной, и он сумел ее раз работать математически так, чтобы получить соответствие с наблюдаемы ми движениями.

По Копернику Земля вместе со всеми планетами движется в про странстве вокруг Солнца и, кроме того, вращается вокруг некоторой во ображаемой линии, которую мы называем земной осью. Перемещение звезд и всех других небесных светил на небосводе в течение суток Коперник правильно объяснил как результат не их истинных движений, а вращения Земли. Годичное перемещение Солнца, согласно учению Коперника, есть также лишь видимое движение, вызванное движением Земли в пространстве вокруг Солнца. Земля как бы обходит Солнце со всех сторон, а человек, на ходящийся на Земле, видит Солнце на фоне разных звезд, которые гораздо более далеки от Земли, чем Солнце. Вот почему нам кажется, что Солнце пе ремещается между звездами.

Конечно, сейчас эти утверждения воспринимаются как тривиальная ис тина, как само собой разумеющееся. Но в ту эпоху вера в неподвижность Земли, в движение Солнца вокруг Земли, хорошо согласующаяся с обыден ными нашими ощущениями, вера в непогрешимость библейского учения были слишком велики. Сейчас нам даже трудно представить, насколько аб сурдной казалась тогда теория Коперника. Она выглядела как фантасти ческая бессмыслица, как вызов библии и здравому смыслу. Но Коперник был убежден в ее правильности, и он ее разработал со всей тщательностью.

Недаром он работал над ней почти 40 лет.

«Сегодня нелегко постигнуть, какая независимость мысли, редкая ин туиция и мастерское владение астрономическими фактами были нужны для доказательства превосходства гелиоцентрических воззрений» (Альберт Эйнштейн).

Коперник подробно показал, что основные особенности видимых планетных движений можно объяснить тем, что все планеты, в том числе Земля, движутся вокруг Солнца в одном и том же направлении, находясь на определенном расстоянии от Солнца и делая полный оборот за опреде ленное время.

Исходя из наблюдательных фактов, Коперник, прежде всего, при шел к заключению, что все планеты и Земля движутся вокруг Солнца примерно в одной и той же плоскости. Только при этом условии видимые с Земли пути планет на небе могут находиться вблизи эклиптики. По скольку Меркурий и Венера как бы колеблются около Солнца, их пути в пространстве, или, как говорят астрономы, их орбиты, расположены к Солнцу ближе, чем орбита Земли, причем Венера находится дальше от Солнца, чем Меркурий (ее видимые отклонения от Солнца больше).

Остальные планеты обращаются вокруг Солнца на более далеком расстоянии, чем Земля. Ближе всех к Земле расположен Марс (так как его движение между звездами самое быстрое), за ним следует Юпитер, затем Сатурн.

Что касается формы планетных орбит и характера движения по ним, то Коперник предположил, что в среднем все планеты движутся равно мерно по окружностям, но на эти равномерные круговые движения накла дываются дополнительные колебания. Если говорить точнее, то Коперник считал, что равномерно по окружностям движутся не сами планеты, а цен тры эпициклов или системы эпициклов, по которым уже двигались сами планеты. Движения по эпициклам характеризовали отклонения от равно мерных круговых движений вокруг Солнца.

Коперник впервые в астроно мии дал правильный план строения Солнечной системы, определив отно сительные расстояния планет от Солнца (по сравнению с расстоянием Земли от Солнца), а также периоды их обращений вокруг Солнца. Эти расчеты Коперник провел следую щим образом.

Рассмотрим, например, плане ту Меркурий, которая находится ближе к Солнцу, чем Земля. На ри Рис. 1 Определение расстояния сунке 1 внутренний круг изображает Меркурия от Солнца и его периода орбиту Меркурия, а внешний – орби обращения вокруг Солнца ту Земли;

стрелками указаны на правления движения Меркурия и Земли. Из рисунка ясно, что если наблю дать с Земли, то Меркурий должен быть виден всегда недалеко от Солнца и перемещаться то вправо, то влево от него. Обозначим через З1 и M1 по ложения Земли и Меркурия в тот момент, когда Меркурий виден в наи большем удалении от Солнца к западу. В этот момент угловое расстояние между Солнцем и Меркурием составляет в среднем около 23° (колебания углового расстояния Меркурия от Солнца от 18 до 28° Коперник объяс нял с помощью эпициклов). Так как треугольник СЗ1M1 прямоугольный, то по известной формуле тригонометрии получим Таким образом, оказывается, что в среднем Меркурий примерно в 2, раза ближе к Солнцу, чем Земля.

Как уже отмечалось выше, период видимых колебаний Меркурия око ло Солнца составляет примерно 116 суток. Таким образом, примерно через 58 суток Меркурий снова будет виден в наибольшем удалении от Солнца, но уже к востоку. Однако Земля, а, следовательно, и Меркурий будут уже находиться в других положениях на своих орбитах. Обозначим эти поло жения через 32 и М2. Значение дуги 3132 легко определить, поскольку из вестно, что Земля делает полный оборот за 365 суток. За 58 дней Земля опишет примерно 0,159 своего пути, т. е. дугу в 57°. Еще через 58 дней Меркурий будет снова виден в наибольшем удалении к западу. Обозначим положения Меркурия и Земли в этот момент через 33 и М3. Таким образом, за 116 суток Земля опишет дугу 3133, т. е. 57о+57°=114°. Меркурий за это же время совершит больше одного оборота вокруг Солнца, так что период видимых колебаний Меркурия около Солнца не есть его период обраще ния вокруг Солнца. Но последний легко вычислить.

Действительно, из рисунка видно, что сторона C31 треугольника СЗ1М1 повернулась на 114° в положение С33, поэтому и сторона СМ1, заняв положение СМ3, повернулась на 114°, следовательно, М1СМ3 = 114°. Та ким образом, за 116 суток Меркурий опишет полный круг плюс 114°, т. е.

дугу в 474°. Период обращения Меркурия вокруг Солнца, т. е. время за ко торое Меркурий должен описать один оборот (360°), найдётся из пропор ции, откуда суток.

Точно так же можно вычислить расстояние от Солнца и период об ращения вокруг Солнца для Венеры. Мы получим, что её период обраще ния равен 225 суткам, а расстояние от Солнца составляет 0,72 расстояния Земли от Солнца.

Коперник, создав правильную в целом картину движения Земли и планет, положил начало новому этапу в развитии астрономии. Кроме того, если не говорить об античных временах, то теория Коперника явилась пер вой, не только не зависящей от религиозного вероучения, но и прямо про тиворечащей ему. Она знаменовала тем самым начало освобождения науки от религиозных пут.

«Революционным актом, которым исследование природы заявило о своей независимости..., было издание бессмертного творения, в котором Коперник бросил вызов церковному авторитету в вопросах природы. От сюда начинает своё летосчисление освобождение естествознания от теоло гии» (Ф. Энгельс. Диалектика природы. М.: Изд-во политической литера туры, 1975. – С. 8).

Коперник оказал тем самым решающее влияние на всё последующее развитие естествознания и заслужил признание как один из величайших реформаторов науки.

Однако победа гелиоцентрической системы пришла далеко не сразу.

К ней лежал еще нелегкий и долгий путь, на котором пришлось преодолеть идеологическое давление и противодействие церкви, а также барьеры ус тоявшихся и привычных для тех времен взглядов.

Первыми горячими сторонниками коперниковых идей оказались не мецкие молодые математики и астрономы Ретик (1514–1576) и Рейнгольд (1511–1553). Опять мы имеем дело с парадоксальным в известном смысле фактом появления еретических мыслей в Германии – центре протестант ской религии, основатели которой Лютер и Меланхтон решительно осуди ли идеи Коперника еще в 1531 г. Но,по-видимому, протестантская церковь не прибегала к крайним «карательным» мероприятиям. Ретик был лично знаком с Коперником и именно он организовал издание знаменитого сочи нения Коперника. В 1539–1540 гг. он сам опубликовал небольшую книгу «Первое повествование», где популярно излагает и защищает гелиоцен трические идеи.

Важным положительным моментом явилось издание в 1551 г. новых таблиц движения планет, составленных Рейнгольдом и известных под на званием «Прусских таблиц». Эти таблицы оказались более точными, чем все предшествующие, основанные на схеме Птолемея. Например, в один из дней в 1563 г. Юпитер и Сатурн оказались очень близкими друг к другу на небе и как бы встретились. Таблицы движения предсказывали это явление, но «Прусские таблицы» «ошиблись» на несколько дней (это соответство вало ошибке в координатах планет около 10'), а предшествующие – на це лый месяц, что соответствовало ошибке в координатах около 2°. Таблицы Рейнгольда самим своим существованием и своей относительной точно стью содействовали авторитету теории Коперника.

Но в течение почти половины века список пропагандистов гелиоцен трических идей ограничивался названными двумя именами.

Любопытную позицию заняла католическая церковь. Её отцы во гла ве с папой римским не выступили с осуждением Коперника и его идей, а ограничились лишь тем, что постарались придать всей теории Коперника другой смысл, совершенно безобидный для религии. Теория Коперника выдавалась ими как чисто математический «рецепт» и абстрактная схема, предназначенные лишь для вычислений, но не для объяснения фактиче ского устройства мира. Этому способствовало предисловие к книге Ко перника, якобы принадлежащее автору, в котором именно так и объяснял ся смысл излагаемой ниже теории. Фактически это предисловие было на писано проповедником лютеранской церкви Осиандером, непосредственно редактировавшим книгу при её издании.

Мы не можем сейчас сказать, чем руководствовались отцы церкви.

То ли они, не сумев предвидеть дальнейший путь развития науки, пере оценили прочность своих позиций и не увидели для себя в книге Коперни ка серьезной опасности, то ли они не хотели выступать лично против Ко перника, который сам принадлежал к представителям церковных католи ческих кругов;

тем более, что против Коперника выступили их соперники по религии– протестанты.

По поводу предисловия Осиандера сейчас существуют различные мнения. Одно мнение такое, что Осиандер совершил подлог, исказив весь смысл многолетнего труда Коперника. Другое же — что Осиандер посту пил мудро, представив глубокую теорию, опрокидывающую основные догматы церкви, как невинные научные изыскания, тем самым усыпив бдительность отцов церкви и рассчитывая, что настоящие ученые сами сумеют разобраться в настоящем смысле всего написанного в книге. Ина че «еретическая» направленность книги была бы настолько очевидна, что католическая церковь или постаралась бы запретить ее издание или же сразу принять все меры, чтобы искоренить подобную ересь.

Как бы то ни было, хотя теория Коперника почти всю вторую поло вину XVI в. воспринималась многими в искажённом виде, но все же она вошла прочно в астрономию и пользовалась авторитетом.

В конце XVI в. в Италии раздается страстный голос философа и поэта Джордано Бруно в защиту главной коперниковой идеи, а также других, еще более еретических идей о существовании в Солнечной системе неизвестных еще планет, о существовании, помимо Земли, других обитаемых миров и т. д..

В 1592 г. Бруно был заточен в тюрьму, a в 1600 г. по приговору римской ин квизиции публично сожжен на костре в назидание всем «еретикам». Порядок в католическом доме был таким образом восстановлен.

Но в начале XVII в. в Италии и в Германии на научной арене появ ляются два великих ученых: Галилео Галилей (1564–1642) и Иоганн Кеп лер (1571–1630), и начинается настоящая борьба за новую гелиоцентриче скую систему мира, в которой церковь потерпела в конце концов бесслав ное поражение.

В 1610 г. Галилей впервые в истории астрономии направил на небо зрительную трубу – телескоп, что неизмеримо расширило возможности исследования неба. Уже первые наблюдения Галилея с телескопом приве ли к замечательным открытиям. Он обнаружил, прежде всего, что вокруг Юпитера движутся четыре небольшие звездочки. Наименьший из перио дов обращения этих звездочек составлял 42 часа, наибольший – 17 суток.

Галилей назвал их «медичейскими планетами» (в честь герцога Медичи);

Кеплер вскоре присвоил им название спутников. Это название сохрани лось до сих пор для тех небесных тел, которые обращаются вокруг планет подобно тому, как сами планеты обращаются вокруг Солнца.

Открытые Галилеем спутники Юпитера воспроизводили в миниатю ре систему планет, обращающихся вокруг Солнца. Их открытием была до казана ошибочность старой догмы О том, что центром движений может быть только неподвижная. Земля. Наглядно было опровергнуто то «возра жение» против системы Коперника, что Луна не может, мол, обращаться вокруг движущейся Земли, не отставая от нее. Ведь обращаются же спут ники вокруг движущегося Юпитера!

Галилей обнаружил также, что Венера не всегда видна в виде полно го диска, а, так же как и Луна, меняет свой облик: то она имеет вид серпа, то виден полный диск, а иногда Венеры и совсем не видно. Этим доказы валось, что Венера, как и Луна, есть темное тело, заимствующее свой свет от Солнца. Смена фаз Венеры происходила точно так, как это можно пред сказать, считая, что она обращается вокруг Солнца.

Направив телескоп на Луну, Галилей обнаружил, что Луна совсем не идеальный гладкий шар, как думали раньше обо всех небесных телах;

на Луне были видны горы и впадины, она была в какой-то мере похожа на Землю. Это подтверждало, что Земля – обычное небесное тело, не отли чающееся в целом от других небесных тел.

Эти открытия ясно говорили в пользу гелиоцентрических идей. Га лилей рассказывал о них всюду, где только мог, демонстрировал всем свой телескоп. Тогда же (в 1610 г.) написал об этих открытиях небольшую кни гу «Звездный вестник», а вскоре, в 1613 г., другую – «Письма о солнечных пятнах», причем последнюю на простом, всем доступном итальянском ли тературном языке (обычно было принято издавать всю научную литерату ру на латинском языке). Идеи Коперника становятся достоянием не только ученых, но и широких масс. Такой поворот событий отцы церкви не пред видели. Они прибегают теперь к решительным мерам. Римская инквизиция издает 5 марта 1616 г. «знаменитый» декрет, в котором учение Коперника объявляется ложным и еретическим, а его книга и некоторые другие зано сятся в так называемый индекс запрещенных книг, так что, как говорится в декрете, «отныне никто, какого бы он ни был звания или положения, под угрозой наказаний, установленных Тридентским собором, не смеет этих книг печатать или содействовать их печатанию, или под каким бы то ни было предлогом хранить у себя или читать».

Но этот декрет уже ничего не мог изменить. Он не остановил Гали лея в его защите идей Коперника и никак не повлиял на Кеплера, который еще в 1609 г. опубликовал в Праге свою замечательную книгу, известную сейчас под сокращенным названием «Новая астрономия». В этой книге Кеплер излагает свои знаменитые законы движения планет, открытые им при изучении движения Марса и Земли.

Литература 1. Рябов Ю. А. Движение небесных тел. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Наука, 1988. – 240 с.

НЕРАЗДЕЛЁННАЯ СЛАВА (О ПЕРВОЙ РОССИЙСКОЙ КРУГОСВЕТКЕ) В. В. Кононов В 2001 г. профессор В. П. Болотов сообщил ректорату Морского го сударственного университета о том, что его знакомый американский ху дожник русского происхождения намеревается циклом своих картин озна меновать 200-летие Первой русской кругосветки. Художник предлагал че рез Валерия Павловича руководству университета организовать в стенах вуза выставку будущих его картин.

Это предложение послужило поводом членам ректората задуматься над вопросом: чем мы, имеющие непосредственное отношение к морской профессии, сами можем ознаменовать юбилей важного события? С этого времени в коллективе университета заговорили о И. Ф. Крузенштерне, о его шлюпе «Надежда», имя которого с 1991 г. стало носить учебное парус ное судно нашего вуза. Экипаж парусника давно мечтал о кругосветном плавании под парусами, не веря в возможность свершения столь нереаль ных планов при нашем безденежье. Как бы там ни было, обстоятельства для «сбычи мечт» моряков в дальнейшем складывались благоприятнейшим образом.

Идею первой кругосветки в 21-м веке с энтузиазмом воспринял рек тор морского университета В. И. Седых, который стал вдохновителем и организатором похода. В августе 2002 г. Приморье посетил Президент России В. В. Путин. На борту учебного судна «Надежда» он совершил плавание вдоль южных берегов Приморья. В этом коротком рейсе моряки экипажа, общаясь с высоким гостем, высказали свои сокровенные мечты о дальнем походе вокруг Земли. Глава государства идею понял и одобрил.

Это позволило ректору В. И. Седых обратиться к министру транспорта России выпускнику нашего вуза С. О. Франку с просьбой помочь органи зовать кругосветное плавание. С. О. Франк не только поддержал идею по хода, но, самое главное, обещал оказать для этого финансовую помощь.

В январе 2003 г. учебный парусник «Надежда» с 96-ю курсантами судоводительского факультета на борту вышел из Владивостока в круго светный рейс. Экипаж и курсанты знали, что 200 лет назад, летом 1803 г.

из Кронштадта вышли в первое российское кругосветное плавание парус ные корабли «Надежда» и «Нева» под командованием И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского. Памяти их подвига посвящалась нынешняя круго светка будущих моряков. Об этом было объявлено ректором на пресс конференции во Владивостоке перед выходом судна в рейс.

Маршрут современной кругосветки мало совпадал с известным маршрутом предшественников. Первая часть рейса из Владивостока до Санкт-Петербурга и вовсе проходила, как бы, встречным курсом.

Только отпраздновав вместе с питерцами 300-летний юбилей города, «Надежда» ХХI века отправилась по маршруту своих предшественников.

Сначала зашли в Лондон, где более двухсот лет назад были куплены па русники «Леандра» и «Темза» Российско-Американской компанией для первого кругосветного плавания. Затем через Атлантику «Надежда» при близительно повторила путь предшественников через Канары в Бразилию.

В судовой библиотеке «Надежды» оказались частично изданные дневники Ю. Ф. Лисянского. Любопытные моряки могли по ним сравнить свой путь от Балтики до Мыса Горн по затраченному ходовому времени, по местам стоянки в портах Тенерифе и в Бразилии. Сравнивали даже ассортимент съеденных продуктов. Ю. Ф. Лисянский подробно описывал, сколько цыплят и тыкв было выдано в Бразилии на каждую артель. Это с юмором обсуждалось в курсантских кубриках. Оказывается, у предшест венников матросы состояли в «артелях» для обслуживания парусов и мачт.

Теперь это ушедшее слово из лексикона моряков звучало непривычно, ас социируясь с артелями старателей, что вызывало у курсантов шутки.

Был на судне видеофильм рок-оперы «Юнона» и «Авось», который несколько раз вечерами «крутился» в кают-компании для курсантов и эки пажа. Мало кто из курсантов и даже бывалых моряков знал тогда что-либо о судьбе и роли Николая Петровича Резанова в первой русской кругосвет ке. Со школьных лет все слышали о героических заслугах И. Ф. Крузен штерна, меньше о Ю. Ф. Лисянском, но ничего или почти ничего о Н. П. Резанове. А рок-опера и теперь воспринималась лишь как художест венное произведение.

В 20-м и 21-м веке дальние плавания современных кораблей стали обыденным делом. Никого не удивляют производственные рейсы дальне восточных моряков, длящиеся по году и более по морям мирового океана.

Это обычная морская работа. Но рейс учебного парусного судна благодаря Интернету и телевидению привлёк внимание многих людей. За кругосвет ным плаванием «Надежды» внимательно наблюдали не только родители курсантов, руководители морской отрасли, коллеги в морском университе те. Как стало потом известно, многие граждане России, не связанные с морской деятельностью и живущие вдалеке от моря тоже внимательно следили за походом дальневосточного парусника. Среди них был и писа тель из Уфы В. С. Агте.

По возвращении «Надежды» из кругосветки во Владивосток Влади мир Сергеевич прислал ректору морского университета поздравление с ус пешным окончанием рейса и книгу «Командор», изданную в Красноярске в 1995 году. Эта книга – результат работы группы энтузиастов города Красноярска, где захоронен Н. П. Резанов. По их инициативе были собра ны в библиотеках и архивах разных городов России и Америки материалы о командоре, которые легли в основу книги.

В историческом клубе морского университета через эту книгу кур санты начали более внимательно знакомиться с деятельностью действи тельного камергера двора Его Императорского Величества, первого чрез вычайного и полномочного посланника в Японию, начальника первой рус ской кругосветки, одного из руководителей Российско-Американской ком пании Н. П. Резанова.

Позднее В. С. Агте прислал в университет свои газетные статьи «Ре альный герой романтической истории» и «Крест Командора», которые то же оказались кстати. Кроме того, Владимир Сергеевич, переписывавший ся с потомком рода Резановых, прислал адрес Льва Васильевича Резанова, внучатого племянника в пятом поколении Николая Петровича Резанова.

Лев Васильевич, в свою очередь, прислал в университет много материалов по истории своего рода. Среди них копии некоторых писем из его пере писки с автором исторического романа «Кастильские розы командору Ре занову» Владимиром Трофимовым.

Всё это вовлекло нас, группу участников кругосветки 2003-2004 гг. и любителей истории морских путешествий в более детальное изучение внутренних коллизий первого русского кругосветного плавания.

То, что происходило на борту «Надежды» 200 лет назад невольно сравнивалось с событиями и моральной атмосферой нашего плавания. Че ловеческие характеры в схожих условиях проявляются одинаково во все времена. В замкнутом пространстве судна при длительном плавании люди являют друг другу подлинную свою сущность. Поэтому нам были очень понятны царившая моральная атмосфера на судне и мелкие, подчас, ме лочные поводы для ссоры и обид главных действующих лиц того истори ческого плавания.

Во многих опубликованных работах, посвящённых первой россий ской кругосветке, существуют диаметрально противоположные оценки ис торической роли главных героев плавания – Н. П. Резанова и И. Ф. Кру зенштерна. В зависимости от симпатий авторов к тому или другому пер сонажу, собственных политических пристрастий и политического миро воззрения, выносятся, подчас, несправедливые категоричные оценочные суждения. Этот хорош, тот плох. Заведомо оценив для себя героев, такие «исследователи» в соответствии со своей парадигмой вплетают в свой «труд» одни тенденциозно подобранные «исторические факты», игнорируя подчас объективные другие. В результате получается иконописный образ одного героя и несправедливо очернённый другого. В большинстве таких «работ» звучат предвзятые эмоциональные, не основанные на серьёзных исследованиях заявления.

Знакомясь с исторической литературой и современными публика циями, размышляя о первой российской кругосветке, живо представляя картины тех давних событий, у нас также возник соблазн высказать своё мнение по этой теме, не претендуя на глубокое научное историческое ис следование. Одновременно возникли большие сомнения: а надо ли вообще об этом ещё что-то писать, тем более, публиковать? Ведь мы не ставим пе ред собой непосильную задачу раскапывать архивы, искать новые арте факты, вести научные исследования. А субъективных суждений и без того написано уже много.

Решение пришло в пользу «писать» по двум причинам: во-первых, мы рассматриваем давние события как бы изнутри, потому что в своей кругосветке 2003-2004 гг. мы прочувствовали почти ту же атмосферу, в которой находились Рязанов и Крузенштерн. У нас на судне тоже были острые противоречия, взаимное недовольство. Сказывались усталость, психологическое напряжение, несовместимые психотипы в замкнутом пространстве, климатическое и магнитное влияние Земли. Всё это трудно передать словами, но любой человек это может прочувствовать, находясь в подобных условиях. Об этом же записал в своём дневнике участник пер вого кругосветного плавания Левенштерн: «Мы говорили с Хорнером о на ших раздорах и пришли к выводу, что нигде люди не накапливают столько вражды по отношению друг к другу, как это бывает на корабле».

Судить о той атмосфере, не побывав в ней, это как пересказывать теат ральную пьесу. О спектакле можно слышать и читать, но это не произведёт такого эмоционального впечатления, как эффект присутствия в театре. Про чувствованные зрителем нюансы не всегда можно передать вербально.

Во-вторых, не вступая в публичную полемику с другими авторами, не стремясь доказывать им свою «истину», ограничимся скромной задачей – донести нашу точку зрения лишь будущим морякам, нынешним курсан там и студентам нашего вуза. Пусть она будет одной из многих точек зре ния на давние события. Возможно, кому-то и она поможет сформировать свой взгляд на прошлые события и исторических персонажей.

Итак, воспроизведём известные факты, сведения о коллизиях того исторического плавания «вокруг света», познакомимся с его героями.

Иван Фёдорович Крузенштерн Потомок обрусевшего немецкого дворянского рода Крузенштернов, праправнук основоположника рода в России Филиппа Крузиуса фон Кру зенштерна Иван Фёдорович Крузенштерн родился 8 ноября 1770 г. в се мье судьи Иоганна Фридриха фон Крузенштерна в Эстляндии.

Выходец из небогатого дворянского рода Иван (Адам Иоганн) учил ся три года в церковной школе в Ревеле, а затем в морском кадетском кор пусе (1785-1788 гг.) в Кронштадте. Учиться полагалось шесть лет: три го да кадетом, три – гардемарином. В 1788 г. началась шведская война. На кораблях российского флота не хватало офицеров, поэтому был сделан выпуск части гардемаринов «за мичмана». Семнадцатилетний гардемарин Крузенштерн был назначен на лучший линейный корабль того времени «Мстислав» под команду капитана Муловского. Этот корабль и его капи тан перед войной предназначался для кругосветной экспедиции в составе эскадры из пяти кораблей, которую отложили вследствие начавшейся вой ны. От Муловского Крузенштерн впервые воспринял идею о кругосвет ном плавании, которая вынашивалась в придворных кругах ещё при Ека терине Великой.

На корабле «Мстислав» Крузенштерн принимал участие в Гогланд ском сражении. 1 января 1789 г. за боевые успехи он произведён в мичма ны. В 1789-1790гг. принимал участие ещё в трёх морских сражениях рус ско-шведской войны. Произведён в лейтенанты.

В 1791 и 1792 гг. Крузенштерн из-за ремонта корабля был на берегу в Кронштадте, где близко сошёлся с лейтенантом Яковом Берингом, вну ком известного мореплавателя. Под влиянием этого знакомства желание совершить дальнее плавание у Крузенштерна стало ещё живее.

Со времён Петра Великого Россия стала морской державой, но Анг лия оставалась владычицей морей. И по петровской традиции российские моряки продолжали обучаться морскому делу за границей. В 1793-1799 гг.

И. Ф. Крузенштерн служил волонтёром на английских судах, с англичана ми плавал в Атлантическом, Индийском и Тихом океанах, посетил Барба дос, Суринам, Бермудские острова. По возвращении в Россию произведён в капитан-лейтенанты.

При Петре 1 морские офицеры в России стали элитой общества. Не утратили они своего социального положения и в начале 19-го века. Боевой офицер И. Ф. Крузенштерн после возвращения на родину служил в долж ности командира небольшого корабля в Ревеле. (Таллинн). Ему было поч ти 30 лет, и, несмотря на не очень завидное материальное положение, он пользовался повышенным вниманием в обществе как весьма желанный жених. Кроме того, он имел дружеские и родственные связи при дворе.

Амбициозный моряк, давно вынашивавший идею кругосветного плавания, в 1799 г. представил свои соображения по этому поводу властям.

Мотивировал он свой проект интересами русской меховой торговли с Ки таем, которая шла из Охотска сухопутным маршрутом на Кяхту. В своём проекте Крузенштерн доказывал, что торговля могла более выгодно идти прямо морем. При этом он имел в виду установить прямые сношении мет рополии с русскими владениями в Америке. Прошли месяцы, прежде чем он получил отрицательный ответ от адмирала Кушелева.

14 сентября 1801 г. Крузенштерн женился по взаимной любви на 20 летней Юлии фон Таубе. В счастливом браке прожил полвека, имел четыре сына и две дочери.

Николай Петрович Резанов Потомок древнейшего рода Резановых, который корнями уходит в Новгородские дружины 7-15 веков. По данным Центрального государст венного исторического архива первое упоминание о боярине Дмитрии Ре занове относится к началу 16-го века. Его потомку боярину Мурату в 1556 г. пожаловано поместье. При Петре Первом стрелецкий полковник Семён Резанов был казнён в 1689 г. Далее по прямой линии идут Андрей, Гавриил (1699-1770) и отец Николая Резанова Пётр Гавриилович (1730 1803). Биография Н. П. Резанова, вероятно, ждёт своего исследователя. То, что о нём известно, почти слово в слово пересказывается многими автора ми, повторяя неточности и «белые пятна». Некоторые малоизвестные пе риоды жизни Резанова вызывают много вопросов, предположений, допу щений.

Известно, что Николай Петрович Резанов родился 28 марта 1764 г. в Санкт-Петербурге в обедневшей дворянской семье. Получил хорошее до машнее образование. Владел пятью иностранными языками. Отца его вскоре после рождения сына перевели в Иркутск председателем граждан ской палаты губернского суда. Возможно (первое предположение), раннее детство Николая Резанова прошло в Иркутске.

В 1778 г. Николай Резанов поступил на военную службу в артилле рию, а затем в престижный лейб-гвардии Измайловский полк. Далее в раз ных публикациях даются неполные сведения о его биографии. В 1787 г. во время поездки императрицы Екатерины Второй в Крым молодой поручик лично отвечал за её безопасность. Тогда ему было всего 23 года.

По неизвестной причине в начале восьмидесятых он оставляет воен ную службу и поступает асессором в Псковскую палату гражданского су да. Через пять лет его переводят в казённую палату в Санкт-Петербурге.

Здесь у него происходит стремительный карьерный рост. Он служит на чальником канцелярии у вице-президента Адмиралтейств-Коллегии графа И. Г. Чернышёва, затем экзекутором Адмиралтейств-Коллегии.

Семья Резановых дружила с великим российским поэтом Гаврилой Романовичем Державиным. В 1791 г., после назначения Г. Р. Державина секретарём для доклада по сенатским мемориям при Екатерине Второй, Николай Резанов переходит к нему на службу в качестве правителя канце лярии. Затем становится кабинет-секретарём самой императрицы Екатери ны. Таким образом, после одиннадцати лет он снова оказался в поле зрения императрицы. Екатерина иногда использовала молодого Резанова как чи новника для особых поручений. Вскоре он вошёл в штат нового фаворита императрицы П. А. Зубова. Многие авторы полагают, что Платон Зубов считал Резанова опасным конкурентом за внимание императрицы. Воз можно, по этой причине в 1794 году Резанов, по поручению Зубова, от правляется в Иркутск вместе с духовной миссией архимандрита Иосафа.

(По другим источникам Резанов был зачислен в штат к Зубову после воз вращения из Иркутска).

Н. П. Резанов инспектировал деятельность компании сибирского купца Г. И. Шелихова. Григорий Иванович Шелихов занимался пушным промыслом на островах Тихого океана и безуспешно пытался получить для своей компании монопольные права.

В 1795 году Н. П. Резанов женился на пятнадцатилетней дочери Ше лихова Анне и стал человеком, непосредственно заинтересованным в ус пехах компании. Через полгода Григорий Иванович Шелихов в возрасте сорока семи лет скоропостижно скончался. Его вдова, Наталья Алексеевна, составила условие о разделе капитала, оставшегося в компании, между до черьми. Н. П. Резанов становится совладельцем наследного капитала.

Последующие годы характеризовались резким обострением междо усобной борьбы различных промысловых компаний, доходившей иногда до вооружённых столкновений. Многие понимали, что для успешной про мысловой деятельности необходимо компаниям объединиться. Но были и ярые противники объединения. Николай Петрович Резанов, обладая даром слова, светской ловкостью и связями в столице сумел «уломать» против ников объединения.

В 1797 г. Николай Петрович был определён в Сенат секретарём, а через месяц – обер-секретарём. В этой должности он составил «Устав о це хах» и учредил раскладку поземельного сбора в Петербурге и Москве. За эту работу был награждён орденом Анны 2-й степени и пансионом в две тысячи рублей в год.

Вскоре Н. П. Резанов, озабоченный проблемами пушной торговли, разрозненностью промысловых компаний обратился к Павлу 1 с запиской о необходимости соединения всех торговцев северного промысла. Импе ратор согласился с его просьбой. 8 июня 1798 года вышел именной указ правительствующему Сенату: «Пользы и выгоды проистекающие для им перии нашей, от промыслов и торговли, производимых верноподданными нашими по Северо-Восточному морю и в тамошнем крае Америки, обра тили наше монаршее внимание и уважение. Посему, составившуюся по предмету оных промыслов и торговли компанию, повелеваем ей имено ваться: под Высочайшим нашим покровительством Российско Американская компания».

Этим указом во главе компании учреждалось четыре директора. Глав ная контора компании переименовывалась в главное управление и переводи лась из Иркутска в Санкт-Петербург. Н. П. Резанов назначен уполномочен ным корреспондентом компании, фактически выполнял функции правитель ственного контролёра за её действиями. Затем возглавил правление компа нии. Теперь он – государственный вельможа и предприниматель.

12 марта 1801 г. на престол взошёл Александр 1. Молодой император поддержал деятельность Российско-Американской компании. Он, члены его семьи и представители высшего петербургского общества стали акцио нерами РАК. К концу 1802 г. число акционеров компании с 17 возросло до 400. Самыми крупными акционерами оставались наследники Г. И. Шели хова.

18 июля 1801 г. в семье Н. П. Резанова родился первенец – сын Пётр, а 6 октября 1802 года – дочь Ольга. Через двенадцать дней после рождения дочери жена Резанова Анна Григорьевна умерла. Резанов свою жену очень любил, смерть её тяжело переживал. У него появились намерения выйти в отставку, уехать из столицы в какую-нибудь глушь и заниматься воспита нием детей.

В 1802 г. Н. П. Резанов через посредство министра коммерции графа Н. П. Румянцева подал царю записку, в которой указывал на неудобства доставления в новые русские владения провизии, строительных материа лов и предлагал доставлять их морем, кругосветным путём прямо из Евро пы в Америку.

Сухопутный путь из западной части России в Охотск и далее в Рус скую Америку для снабжения компании РАК был весьма неудобен и тру ден. Товары, доставляемые конным транспортом к берегу Тихого океана возрастали в цене в десятки раз. Поэтому в Санкт-Петербурге в заинтере сованных кругах давно велись разговоры о необходимости доставки гру зов РАК малоизвестным в России морским путём. Продвижению идеи кругосветного плавания активно содействовали адмирал Н. П. Мордвинов и министр коммерции, граф Н. П. Румянцев.


Император Александр 1 утвердил проект, для исполнения которого решено снарядить первую русскую кругосветную экспедицию.

Подготовка экспедиции В 1802 г. началась подготовка к первому российскому кругосветному плаванию.

Получив высочайшее позволение на организацию плавания вокруг света, правление (!) Российско-Американской компании решило приобре сти для этой цели корабли за границей. Учитывая военно-политическую обстановку в мире, пиратские грабежи судов в море, российское прави тельство решило комплектовать экипажи судов военными моряками и от правлять суда в плавание под военным Андреевским флагом. Тогда вспомнили и об Иване Фёдоровиче Крузенштерне. К этому времени же нившийся моряк, ждал ребёнка, подумывал о береговой жизни, но адмирал Мордвинов настоятельно предложил ему возглавить экспедицию.

В Гамбург, Копенгаген и Лондон были направлены представители РАК и по рекомендации И. Ф. Крузенштерна с ними отправлен морской офицер Ю. Ф. Лисянский, чтобы выбрать подходящие для плавания ко рабли. В Лондоне Юрий Фёдорович купил за 25 тысяч фунтов стерлингов два корабля – «Леандру» и «Темзу», которые в России были переименова ны в «Надежду» и «Неву». Позже в кругосветном плавании выяснилось, что купленные корабли «по очень дорогой цене, вовсе не новые». Корабль «Надежда», выдаваемый «за самый крепкий и прочный и только что в 1800 году построенный, найден штурманом 12 класса, Каменщиковым, старым уже девять лет, ибо усмотрено им внизу корабля выжженное клеймо того года (следовательно, построен в 1791 году), и что связи, на коих утверждены палубы, так сгнили, что крошатся от руки».

По этой причине в Бразилии экспедиции пришлось задержаться, сгнившие фок и грот мачты пришлось менять на острове святой Екатери ны. В таком же опасном для плавания состоянии «по рапорту корабельно го подмастерья Корюкина» была и «Нева».

Существовала ли практика российского «отката» уже тогда, или лон донские продавцы попросту обманули «опытного моряка» Лисянского?

Следствия по этому делу не проводилось.

В мае 1803 г. главное правление Российско-Американской Компании, в интересах которой готовилась экспедиция, официально назначило на чальником экспедиции И. Ф. Крузенштерна, выдав ему инструкции, в со ответствии с которыми «суда экспедиции должны были иметь маршрут…».

И. Ф. Крузенштерн уже несколько месяцев, считая себя начальником экспедиции, активно занимался подготовкой к рейсу, формируя экипажи судов. Желающих было очень много. В штат экспедиции по его рекомен дации зачислялись проверенные им совместной службой офицеры из добровольцев.

Незадолго до отплытия экспедиции Александр 1, не желая отпускать Резанова в отставку, предложил безутешному вдовцу принять участие в планируемом кругосветном плавании. К первоначальной цели морской экспедиции была добавлена ещё одна: установление торговых связей с Южным Китаем и Японией. Для этой дипломатической миссии Николай Петрович Рязанов был назначен первым российским чрезвычайным по сланником в Японию. Это было весьма проблематичное поручение, так как Япония уже 150 лет вела политику жёсткого изоляционизма.

В период подготовки экспедиции были запланированы разнообраз ные задачи экономического, политического, научного характера. Экспеди ции и её участникам посвящались статьи в газетах и журналах. Известия о ней проникли за границу. «Гамбургские ведомости» (№137, 1802 г.) сооб щали: «Российско-Американская компания ревностно печётся о распро странении своей торговли, которая со временем будет для России весьма полезна, и теперь занимается великим предприятием, важным не только для коммерции, но и для чести русского народа, а именно, она снаряжает два корабля, которые нагрузятся в Петербурге съестными припасами, якорями, канатами, парусами и пр., и должны плыть к северозападным берегам Америки, чтобы снабдить сими потребностями русские колонии на Алеутских островах, нагрузиться там мехами, обменять их в Китае на товары его, завести на Урупе, одном из Курильских островов, колонии для удобнейшей торговли с Японией…».

Не всем нравилась активность России в освоении восточных земель.

Историк Карамзин писал об экспедиции и об отношении к ней различных кругов русского общества: «Англоманы и галломаны, что желают назы ваться космополитами, думают, что русские должны торговать на мес те. Пётр думал иначе – он был русским в душе и патриотом. …нам нуж но и развитие флота и промышленности, предприимчивость и дерзание».

«Живейшее и деятельное участие» в экспедиции проявила Импера торская Академия наук, о чём сообщил её президент граф Н. Н. Новосиль цев. По его предложению Академия наук, «убеждённая, что путешествие, предпринимаемое г-ном Резановым, будет плодотворным также и в науч ном отношении», приняла его в число своих почётных членов.

За месяц до отправления в плаванье, 10 июля 1803 г., Резанов был награждён орденом Св. Анны 1 степени и ему был присвоен титул камер гера двора Его Величества. Перед отплытием император Александр 1 вру чил ему высочайший рескрипт, гласивший: «Господин действительный камергер Резанов! Избрав Вас на подвиг, пользу Отечеству обещающий, как со стороны японской торговли, в которой Вам вверяется участь та мошних жителей, поручил я канцлеру вручить Вам грамоту, от меня японскому императору назначенную, а министру коммерции по обоим предметам снабдить Вас надлежащими инструкциями, которые уже ут верждены Мною. Я предварительно уверяюсь по той способности и усер дию, какие Мне в Вас известны, что приемлемый Вами отличный труд увенчается отменным успехом и что тем же трудом открытая польза государству откроет Вам новый путь к достоинствам, а сим вместе не сомненно более ещё к Вам же обретёт Мою доверенность, Александр».

После назначения Резанова полномочным посланником правление РАК внесло коррективы в ранее данные И. Ф. Крузенштерну инструкции и полномочия. Не отозвав прежнюю инструкцию, правление РАК напра вило дополнение к инструкции: «…управление вас извещает, что Его Императорское Величество соизволил вверить… в начальство… дейст вительного камергера и кавалера Николая Петровича Резанова в качестве чрезвычайного Посланника и Полномочного Министра, но и сверх того Высочайше поручить ему благоволил все предметы торговли и самое об разование Российско-Американского края, то главное правление… уполно мачивая его полным хозяйским лицом не только во время вояжа, но и в Америке, и вследствие сего снабдило его особым от всея компании креди тивом…».

И далее определены новые, более узкие, полномочия И. Ф. Крузен штерна: «Предоставляя полному распоряжению вашему управление во время вояжа судами и экипажем и сбережением оного… ».

Значит, Крузенштерн становился теперь лишь водителем транспорт ного средства, доставляющего посла Н. П. Резанова в Японию и его же, «полного хозяйского лица» в Русскую Америку.

Могло ли это не уязвить самолюбия честолюбивого Крузенштерна?

Мог ли боевой морской офицер, свыкшийся с мыслью о руководстве экс педицией, испытывать приязненные чувства к паркетному царедворцу, поставленному во главе экспедиции?

Судя по развитию дальнейших событий, «дополнение к инструк ции» РАК Крузенштерн, скрепя сердце, оставил без внимания. Почему?

Считал указания купеческой компании ему не указ? Но ведь он был нанят компанией на службу.

Вновь назначенному начальнику экспедиции Н. П. Резанову перед отплытием была выдана подробная инструкция, составленная министром коммерции Н. П. Румянцевым и подписанная Александром 1, в которой недвусмысленно сказано: «Корабли «Надежда» и «Нева», в Америку от правляемые, имеют главным предметом торговлю Российско Американской компании, от которой они на собственный счёт ее купле ны, вооружены и снабдены приличным грузом… поручаются начальству Вашему».

В этой же инструкции сказано: «Предоставляя… Крузенштерну и Лисянскому во все времена вояжа Вашего командование судами и морски ми служителями… и поручая начальствование из них первому, имеете Вы с Вашей стороны обще с г-ном Крузенштерном долгом наблюдать, чтоб вход в порты был не иначе, как по совершенной необходимости…».

Знал ли об этой инструкции Крузенштерн? Позднее он утверждал, что не знал. Такого быть не могло! Во-первых, к готовящемуся беспреце дентному плаванию было приковано внимание населения всего города. О назначении Резанова начальником экспедиции знали почти все жители столицы ещё до получения им «инструкции», в его честь слагались даже стихи. По городу давно ходили «слухи с подробностями обо всех назначе ниях», о которых Крузенштерн, имевший связи при дворе, тоже не мог не знать. Во-вторых, на кронштадтском рейде перед отходом в море корабли посетил император. Его посещение явилось праздником для команд и офи церов. Прощаясь, Александр в присутствии Крузенштерна обратился к Ре занову: «Я уверен, что возглавляемая вами экспедиция, Николай Петрович, увенчается полным успехом».

Наконец, Резанов утверждал, что при посадке на судно, как и поло жено, он предъявил капитану инструкции, подписанные Александром 1.

Позднее на следствии это вынужден был подтвердить и сам Крузенштерн с оговоркой, якобы, тогда ему было некогда, и он вернул бумаги Резанову непрочтёнными.

Мягко говоря, лукавил господин Крузенштерн. Он не хотел быть подчинённым Резанову и потому упрямо не хотел ничего знать и слышать о его назначении начальником экспедиции. Отказываться от рейса, види мо, тоже уже не хотелось. Давняя мечта о кругосветном плавании и жела ние прославиться были мощным побудительным мотивом для свершения рейса. Ведь до поры до времени у него всё складывалось хорошо, он свык ся с мыслью, что будет руководить экспедицией. Но внезапно на его пути возникла фигура Резанова, которую теперь он ненавидел больше всего.


Ненависть эту Крузенштерн, по свидетельству современников, сохранил до конца своих дней.

Почему инструкция с высочайшим повелением не была доведена экипажам судов перед отправкой в море, а главное начальствующее лицо экспедиции Н. П. Резанов не был представлен морякам в Кронштадте должным образом? Этими вопросами задаются многие авторы, пишущие о первой русской кругосветке.

Вот как эту ситуацию видит Лев Васильевич Резанов, который в письме к С. В. Агте от 9 апреля 2004 г. писал: «Перед отплытием с ди ректорами РАК уже был согласован другой капитан на головное судно.

Крузенштерн был фактически навязан и принят по протекции вдовст вующей властной императрицы Марии Фёдоровны и стоящей за ней статс-дамы Шарлоты фон Ливен, родственницы Крузенштерна, остзей ской немки. Вот откуда такая заносчивость, грубость капитана к на чальнику экспедиции и её составу, да и сама «келейность» указа Алексан дра 1, мягкого по натуре, избегавшего возражать матери. Вот эта скрытность, подковёрность принятия решений правящими кругами… Ви зантийский синдром. Безусловно, открытое ознакомление экипажей и всех участников плавания с указом императора о назначении Резанова на чальником экспедиции предотвратило бы драматические события. Да и утверждение без закулисья капитаном «Надежды» не столь амбициозно го и вздорного человека, как Крузенштерн, за спиной которого стояла са ма императрица, славы первопроходцев хватило бы и на начальника экс педиции и на капитанов».

С этим утверждением можно полностью согласиться. Но… Вызыва ет сомнение в возможности реализации такого шага перед самым выходом в море. Сменить капитана, который сформировал команды кораблей «по образу и подобию своему», то есть, из друзей и сослуживцев, весьма про блематично. Смена капитана могла спровоцировать демарш офицеров. А это грозило срывом всей экспедиции.

Не могли не знать правительственные и придворные сановники об амбициях Крузенштерна и о такой ситуации. Знали, что назначение на чальником кругосветной экспедиции придворного аристократа Н. П. Реза нова стало чувствительным ударом по самолюбию профессионального моряка, которого не устраивала роль лишь «командира по морской части».

Как позже писал Крузенштерн, он бы не вышел в море под началом Резанова.

Но ведь вышел, сделав вид, что ничего не знает о назначении Реза нова начальником экспедиции.

Глухо ненавидя Резанова, он, видимо, уповал на традиции англий ского флота, которые усвоил ранее на службе у англичан. Там капитан судна, это второй после бога человек на корабле. «Выйдем в море, посмот рим, кто хозяин на судне», примерно так мог думать Крузенштерн.

Единоначалие капитана на корабле с давних пор стало уставным за коном на судах всех стран мира. Это обусловлено безопасностью морепла вания. Никто не вправе вмешиваться в действия капитана, ведущего судно по заданному курсу. Но ведь никто не пытается отнять вожжи даже у ку чера, везущего пассажиров. Хотя пассажиры диктуют кучеру, куда их везти.

Можно предвидеть возражения по поводу сравнения океанского судна с дилижансом или любым современным транспортным средством.

Несомненно, ответственность капитана судна несоизмеримо выше. Но не надо преувеличивать, будто всякий капитан политик, дипломат, учёный.

Судно, тем не менее, это тоже всего лишь транспортное средство, достав ляющее грузы и пассажиров в назначенное место. В нашем случае парус нику «Надежда» и его капитану Крузенштерну предписывалось доставить посла России в Японию!

Да, византийский синдром… Келейно принятые решения при дворе не оглашались должным образом, видимо, в надежде, что «всё само собой как-то утрясётся», когда Крузенштерну отступать будет некуда.

По-сути, не расставив все акценты и точки в полномочиях главных лиц на берегу, в море были отправлены Н. П. Резанов и И. Ф. Крузен штерн, словно два медведя в одной берлоге. Это изначально закладывало глубокий конфликт между ними и последующие драматические события.

Конфликт 26 июля 1803 г. при большом стечении народа «Надежда» и «Нева», после торжественных проводов, салютуя выстрелами корабельных пушек, вышли в море. После предрейсовой суеты у моряков с выходом в море обычно наступает короткий период адаптации к размеренной судовой жизни. Возбуждение сменяется умиротворённым состоянием. Конфликты маловероятны.

Известно, что неприязнь Крузенштерна к Резанову после выхода в море некоторое время держалась в рамках внешних приличий, хотя мира между ними быть не могло. Но вскоре отношения их обострились.

Приведём отрывок из статьи А. Сгибнева, опубликованный в исто рическом сборнике «Древняя и новая Россия», в 1877 г.: «Резанов помес тился с членами посольства на корабле «Надежда», которым командовал Крузенштерн. Последний был, по-видимому, крайне не доволен присутст вием на его отряде лица, не только ему не подчинённого, но даже имевше го над ним власть, как представитель России при предстоящих перегово рах с Японией и как уполномоченный от компании, ради интересов кото рой была снаряжена сама экспедиция. Крузенштерн с начала плавания стал в неприязненные отношения к Резанову и постоянно искал повода к ссоре с ним. Повод этот скоро представился. Для обоих судов морскую провизию заготовляла компания. Крузенштерн, предполагая по некото рым данным, что провизия эта приготовлена небрежно, упрекал в этом Резанова, как представителя компании, хотя Резанов в деле этом вино вен был столько же, сколько и сам Крузенштерн.

Этот мелочный случай, как и множество других, обнаруживал толь ко желание Крузенштерна унизить в глазах своих подчинённых значение Ре занова на отряде и, как ниже мы увидим, вполне достиг своей цели».

Поводов для скандалов капитан находил много. А когда Резанов зая вил о своих правах на роль руководителя экспедиции, Крузенштерн в до несениях в Главное правление РАК неоднократно стал писать: «что он, Крузенштерн, призван по Высочайшему повелению командовать над экс педицией, и что оная вверена Резанову без его ведения, на что он никогда бы не согласился;

что должность его не состоит только в том, чтобы смотреть за парусами…».

Апогей скандальных отношений описал сам Н.П. Резанов в рапорте камчатскому коменданту генерал-майору Кошелеву. Приведём его.

«Апреля 25-го дня, пришед в острова Мендозины, капитан лейтенант Крузенштерн отдал приказ не выменивать у диких никому, кроме лейтенанта Ромберга и доктора Эспенберга, коим поручено было прежде выменивать свежие жизненные припасы, которых на корабле уже не было. О распоряжении своём должен бы капитан из вежливости прежде известить меня, но как начальство уже давно им не уважалось и к оскорблениям его привыкло, а приказ содержал настоящую пользу, то и не было ему ни слова от меня сказано. Мена началась на отломки желез ных обручей, выменивали одни кокосы и хлебные плоды, коими запасались в изобилии, а как дикие более ничего не привозили, то вскоре и разрешено было от капитана покупать редкости, я просил его позаботиться о кол лекции для Императорской кунсткамеры. Ответ был: «хорошо»;

но не исполнен. Когда выменивал я сам на железки их раковины, капитан подо шёл ко мне и сказал, что железо для корабля нужно, и чтобы я выменивал на ножи;

началась у всех мена на ножи, но я ничего получить не мог, и сколько ни просил, что это не для меня, но для императорского кабинета, сие не только было не уважено, но ещё с грубостями вырываемо у тех из рук, кому дал я на вымен приказание. Я принужден был дать приказчику Шемелину повеление, чтоб он съездил на берег и там выменял;

наконец на ножи и уже не меняли и когда Шемелин употребил компанейские товары на вымен, то они тотчас были у него отобраны и от капитана клерку отданы. Чувствуя такие наглости, увидя на другой день на шканцах Кру зенштерна, что было мая 2-го числа, сказал я ему: «Не стыдно ли вам так ребячится и утешаться тем, что не давать мне способов к исполне нию на меня возложенного». Вдруг закричал он на меня: «Как вы смели мне сказать что я ребячусь». – «Так сударь мой сказал я, весьма смею, как на чальник ваш». – «Вы начальник! Может ли это быть? Знаете ли что я поступлю с вами, как не ожидаете?» - Нет, отвечал я, не думаете ли и меня на баке держать, как Курляндцева? Матросы вас не послушают, я сказываю вам, что ежели коснётесь только меня, то чинов лишены буде те. Вы забыли законы и уважение, которым вы и одному чину моему уже обязаны». Потом удалился я в свою каюту. Немного спустя, вбежал ко мне капитан, как бешеный, крича: «Как вы смели сказать, что я ребячусь, знаете ли, что есть шканцы? Увидите, что я с вами сделаю». – «Видя буйство его, позвал я к себе надворного советника Фоссе, титулярного советника Брыкина и академика Курляндцева, приказал им быть в моей каюте и защищать меня от дальних наглостей, кои мне были обещаны.

Потом капитан съездил на «Неву» и вскоре возвратился, крича: «вот я его проучу». Спустя несколько времени, приехал с «Невы» капитан лейтенант Лисянский (командир «Невы») и мичман Берг, созвали экипаж, объявили, что я самозванец и многия делали мне оскорбления, которые, наконец, при изнурённых уже силах моих повергли меня без чувств. Вдруг положено вытащить меня на шканцы к суду. Граф Толстой бросился бы ло ко мне, но его схватили и послали лейтенанта Ромберга, который, пришед ко мне, сказал: «Извольте идти на шканцы, офицеры обоих кораб лей вас ожидают». Лёжа, почти без сил, отвечал я, что не могу идти по приказанию его. «Ага! Сказал Ромберг, как браниться, так вы здоровы, а как к разделке, так больны». Я сказал ему, чтоб он прекратил грубости, которые ему чести не делают и что он отвечать за них будет. Потом прибежал капитан. «Извольте идти и нести ваши инструкции, кричал он, оба корабля в неизвестности о начальстве и я не знаю, что делать». Я отвечал, «что довольно уже и так вашего ругательства, я указов госуда ревых нести вам не обязан, они более до вас нежели до офицеров касают ся, и я прошу оставить меня в покое»;

но слыша крик и шум: Что тру сить? Мы его уже! Решился я выдти с высочайшими повелениями. Увидя в шляпе Крузенштерна, приказал ему снять её, хотя из почтения к импера тору и прочтя им высочайшее мне поручение начальства, услышал хохот и вопросы, кто подписал? Я отвечал: «Государь ваш Александр». – «Да кто писал?» - «Не знаю, сказал я». – «То-то не знаю, кричал Лисянский, мы хотим знать, кто писал, а подписать-то знаем, что он всё подпишет».

Наконец все, кроме лейтенанта Головачева, подходили ко мне со словами, что я бы с вами не пошёл и заключили тему: «ступайте, ступайте с вашими указами, нет у нас начальника, кроме Крузенштерна» иные со смехом гово рили: «да он, видишь, ещё и хозяйствующее лицо компании». «Как же кричал Лисянский, и у меня есть полухозяин-приказчик Коробицын!». А лейтенант Ратманов дополнил: «он будет у нас хозяином в своей койке;

ещё он проку рор, а не знает законов, что где объявляет указы» и ругая по-матерну, кри чал: «его скота заколотить в каюту». Я едва имел силу уйти в каюту и за платил жестокою болезнью, во время которой доктор ни разу не посетил меня, хотя все известны были, что я едва не при конце жизни находился.

Ругательства продолжались, и я принужден был, избегая дальних дерзо стей, сколь ни жестоко мне было проходить экватор, не пользуясь возду хом, высидеть, никуда не выходя, до самого окончания путешествия и по прибытии в Камчатку вышел первый раз из каюты своей».

Из рапорта Н. П. Резанова И. Ф. Крузенштерн предстаёт мелочным, несправедливым, истеричным человеком, в котором за месяцы плавания накопилось столь много раздражения и патологической ненависти к Реза нову, что хватило искры, чтобы он взорвался и потерял самообладание.

А повод-то был смехотворный. В общем-то, безобидное слово «ребя читься» вызвало бурю эмоций у капитана. Это напоминает знаменитый рассказ Н. В. Гоголя «Повесть о том, как Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем». Один другого назвал гусаком, а суду разбирать ся до конца их дней.

Знаете ли, что есть шканцы? – кричал как бешеный «морской волк»

штатскому «ягнёнку». В этом вопросе звучала угроза. А что, в самом деле, есть шканцы? Всего лишь часть более-менее свободной палубы, где при необходимости может собраться экипаж. В наше время эта угроза могла бы звучать так: «Знаете ли, что есть собрание офицеров?» На шканцах со берутся офицеры и вынесут вердикт виновному. Однако нынешние аполо геты Крузенштерна, видевшие море с берега «научно» интерпретируют сердитую фразу Крузенштерна и в ней слово «шканцы», как, якобы, особо почитаемое моряками место. Ну, прямо, чуть ли не корабельный алтарь. Да, чушь...! Вахтенные офицеры Ратманов, Ромберг и другие на шканцах еже дневно перемежали команды матросам отборным матом, и это не счита лось в экипаже Крузенштерна, как и у других парусных моряков святотат ством.

А можем ли мы полностью доверять Н. П. Резанову? Есть свидетели тех событий, которые всю вину за скандалы возлагают только на посла, считая капитана во всём правым. К ним мы ещё обратимся. Будем пока держать в уме мудрую народную истину: в ссоре двух сторон часто повин ны обе.

Дальнейшее разбирательство этого дела комендантом Камчатки подтвердило правоту Резанова. По факту бунта на корабле против высо копоставленного чиновника, облечённого императорским доверием гене рал-майор Кошелев проводил следствие по всей форме процессуального протокола. Опрашивал всех офицеров, делал очные ставки. Вина И. Ф.

Крузенштерна и его офицеров была доказана, они признали её, и когда по няли, чем может закончиться дело, просили прощения и примирения.

О причинах противостояния Крузенштерн – Резанов авторы многих публикаций не имеют единой точки зрения. Например, наш виртуальный друг (по переписке) В. С. Агте в статье «Крест командора» рассматривает три версии: «…первая, общепринятая. Крузенштерн был обижен, что не его, а Резанова назначили начальником экспедиции, и он дал волю своему дурному характеру». Ну, это же очевидно.

«Версия вторая, не противоречащая, но дополняющая первую. Не смотря на характеристики Резанова, по сути, идеализирующие его, из его же собственных писем и донесений можно увидеть, что его характер не был таким уж идеальным (идеальных людей вообще не бывает), и кон фликт подогревался с обеих сторон». О непростом характере Резанова го ворит Любовь Рак в статье «Любовь командора». Она цитирует рассказ преподавательницы Сибирского аэрокосмического университета Анны Сурник, которая долгое время увлечённо собирала о Резанове сведения и документы: «Читала я дневники попутчиков по экспедиции… литератур ный герой и Резанов настоящий – небо и земля. Резанов, оказывается, был страшным матерщинником. Своего слугу Александра нещадно бил тро стью за любую провинность. Резанов был героем своего времени – челове ком жестким и амбициозным, крепостником, одним словом».

Третью версию Владимир Сергеевич рассматривает в контексте ми ровой истории и политической ситуации того периода. Резанов был актив ным (если не самым активным) сторонником присутствия России на аме риканском континенте. Это противоречило интересам Англии. Поэтому автор допускает агентурное влияние Англии на конфликтную ситуацию в кругосветной экспедиции с целью её срыва.

Без тщательного изучения и анализа исторических документов того времени эту версию ни подтвердить, ни опровергнуть нельзя. Но мотив у Англии был и эту версию преждевременно исключать не надо.

Н. П. Резанов, остро страдавший в рейсе от придирок Крузенштерна, понимал, что ссора вредит делу экспедиции. После извинений Крузен штерна и всех его офицеров в присутствии коменданта Кошелева, он со гласился на примирение. По его просьбе Кошелев приостановил отправку документов следствия в Иркутск генерал-губернатору и далее в Санкт Петербург. Более того, Резанов отправил царю письмо с выражением бла годарности экипажам судов. Похоже, этот благородный жест впоследствии не был оценен Крузенштерном.

С Камчатки посольство во главе с Резановым на «Надежде» отправи лось в Японию.

Продержав полгода русское посольство в Нагасаки, японцы отказа лись устанавливать торговые отношения с Россией. Царские подарки вер нули. Кроме самоизоляции, у японцев, по мнению Владимира Трофимова, была другая причина срыва переговоров. Японцы хотели создать неопре делённость статуса Курильских островов, чтобы впоследствии иметь воз можность оспорить их принадлежность России.

Вскоре Крузенштерн снова подал повод к ссоре с Резановым. Он стал распространять между своими офицерами слух, что неудача перего воров с японским правительством произошла оттого, что посланник более заботился о выгодах Русско-Американской компании, нежели об интере сах правительства.

«Дальнейшие события показали, что извинения Крузенштерна были лишь уловкой, неискренней и лицемерной» - пишет Лев Васильевич Резанов, ссылаясь на книги: «Русские в истории Америки» русско-американского писателя Виктора Петрова;

«Кастильские розы командору Резанову» Вла димира Трофимова;

«Ключи от заколдованного замка» К. Бадигина.

Н. П. Резанов не мог больше находиться на одном судне с Крузен штерном.

После провала дипломатической миссии в Японии пути Резанова и Крузенштерна окончательно разошлись. Далее каждый совершал подвиги во имя России отдельно друг от друга.

Н. П. Резанов, уходя из Нагасаки, предупредил японцев, чтобы они не проникали на российские территории севернее Матмая (Хоккайдо).

В августе 1805 г. из Петропавловска на бригантине «Святая Мария»

он направился с инспекцией во владения Русско-Американской компании на Аляске. В это время на Аляске был голод. Резанов купил у американ ского коммерсанта фрегат «Юнона» со всеми припасами, большую часть ко торых передал голодающему населению Русской Америки. Одновременно приказал строить небольшой тендер «Авось». Сам отправился на «Юноне» в испанскую Калифорнию для решения вопроса поставки продовольствия в русскую Аляску. Благодаря своему обаянию, знанию пяти языков, Резанову удалось успешно решить поставленную задачу. В этом не в малой степени помогла романтическая встреча Резанова с дочерью местного коменданта пятнадцатилетней Кончитой. Обручившись без огласки с католичкой, он по лучил большие возможности в приобретении продуктов.

В мае 1806 г. «Юнона», доверху гружёная продовольствием, отпра вилась к Аляске. Это спасло голодающее население от вымирания.

Перед отплытием в Охотск Резанов по собственной инициативе при казал капитанам судов «Юнона» и «Авось» лейтенанту Хвостову и мичма ну Давыдову совершить карательный рейд по берегам Сахалина и Куриль ских островов. Кораблям надлежало истребить там японские суда, чтоб «никогда они Сахалина как российского владения посещать иначе не от важивались, как приезжая для торга».

Русские морские десанты освободили угнетаемых японцами айнов, сожгли несколько японских поселений, захватили пленных, водрузили российские флаги и даже успели принять в российское подданство часть айнов. Державин воспел этот рейд в стихах.

Некоторые исследователи уверены, что такими действиями Резанов и его сподвижники на много лет сдержали японскую экспансию в сторону русских владений, сохранили для России Курилы и Сахалин.

Однако на родине капитаны Н. А. Хвостов и Г. И. Давыдов за этот рейд были арестованы и преданы суду.

Возвращаться в Петербург Резанов решил сухопутным путём. Зимой скакать верхом на лошади через всю Сибирь, отважиться мог или безрас судный человек, или очень спешащий. Резанов торопился. У него было очень много планов по освоению Русской Америки. А, кроме того, в Ка лифорнии его ждала невеста.

По дороге в Петербург Резанов, не вынес тягот дороги «вокруг све та» и простуды, заболел и 1 марта 1807 г. в Красноярске умер. Там похо ронен и на двести лет практически забыт потомками.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.