авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

Санкт-Петербургская государственная консерватория

имени Н. А. Римского-Корсакова

Кафедра истории русской музыки

На правах рукописи

ГУРОВА Янина Юрьевна

ИВАН АЛЕКСАНДРОВИЧ ВСЕВОЛОЖСКИЙ

И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ

РУССКОГО МУЗЫКАЛЬНОГО ТЕАТРА

Специальность 17.00.02 – «Музыкальное искусство»

диссертация на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения научный руководитель – доктор искусствоведения Гусейнова З. М.

Санкт-Петербург 2014 2 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ …………………………………………………………..…….3 ГЛАВА 1. Иван Александрович Всеволожский и его значение в истории русского музыкального театра………...……………………. ГЛАВА 2. Музыкальный театр эпохи Всеволожского и его основные представители………………...…………………………….. ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………. Список литературы …………………………………………………….... Указатель имен…………………………………………………………… ПРИЛОЖЕНИЕ Родословная роспись рода Всеволожских с 1769––1952 гг. …………. Указатель постановок балетов на Императорских сценах Петербурга с 1881––1903 гг. …………………………………………………………… Словарь основных терминов……………………………………………. «При нем неожиданно настала блестящая, роскошная эра развития Императорских театров …;

точно по мановению волшебного жезла, сразу исчезли стародавнее рабство и унизительное положение, как искусства, так и его представителей»

Э. Ф. Направник [102, с. 189] ВВЕДЕНИЕ Иван Александрович Всеволожский (1835—1909) и его роль в истории русского музыкального театра — тема малоизвестная и практически неизученная.

Деятельность Всеволожского на посту директора Императорских театров в 1881—1899 годах представляет собой целую эпоху в истории музыки России, в первую очередь, Петербурга. Имя Всеволожского тесно связано с именами выдающихся композиторов, — П. И. Чайковского, Н. А. Римского–Корсакова, А. К. Глазунова, А. П. Бородина, А. Г. Рубинштейна и многих других. В истории музыкального театра Всеволожский остался как служащий театрального ведомства, инициатор, вдохновитель целого ряда выдающихся сочинений, художник по костюмам в оперных и балетных спектаклях Императорских театров (он создал свыше 1000 рисунков для более чем двух десятков спектаклей), сценарист (в основном, сочинений для балетного театра), драматург (автор трех пьес, шедших на сцене Императорского Александринского театра). Всеволожский принимал активное участие в постановочном процессе опер и балетов, способствовал рождению новых спектаклей, возобновлению старых, забытых театрально–музыкальных представлений.

Актуальность темы исследования. Роль И. А. Всеволожского в истории русского музыкального театра значительна, но его творческая биография малоизвестна. Изучение архивных материалов, рукописных документов, так или иначе связанных с жизнью и деятельностью Всеволожского, позволило раскрыть многие факты его биографии, особенности его работы в качестве чиновника, художника, драматурга в русском музыкальном театре. Выявленные аспекты деятельности Всеволожского существенно дополняют известные сведения, связанные с постановками произведений на сцене Императорских театров и их сценических судьбах, с биографиями выдающихся композиторов, постановщиков, артистов.

Степень изученности проблемы. Настоящая диссертация посвящена роли И. А. Всеволожского в истории русского музыкального театра.

Документы свидетельствуют, что Всеволожский был разносторонне образован, свободно говорил на нескольких языках, играл на фортепиано и выступал в качестве актера в любительских спектаклях;

на протяжении всей жизни увлекался историей, особенно французской времен Людовика XIV;

рисовал карикатуры своих современников, расписывал экраны для каминов, веера, создавал эскизы костюмов к оперным, балетным спектаклям и эскизы бальных костюмов для членов Императорской семьи. Всеволожский был коллекционером миниатюр, нумизматом, в годы службы на посту директора Императорского Эрмитажа существенно обогатил коллекцию музея. Он приобрел широкую известность в художественных кругах, был удостоен звания почетного члена Академии художеств.

И. А. Всеволожский принадлежит к древнему русскому дворянскому роду, который ведет свое начало от князей Смоленских1, представители которого сыграли большую роль в развитии русского искусства, в том числе музыкального театра. Поэтому возникла необходимость включить в диссертацию сведения и о других членах старейшей фамилии Всеволожских2.

Должность директора Императорских театров И. А. Всеволожский занял в сентябре 1881 года. В его обязанности входило руководство всеми Императорскими театрами и связанное с этим решение многообразных вопросов.

В их числе: функционирование всего театрального ведомства — от формирования репертуара (возобновление старых и постановка новых спектаклей) — до проведения электричества в зданиях Театрального ведомства и капитального ремонта театров и подсобных помещений. Всеволожский решал многочисленные Род Всеволожских происходит от Рюриков подробнее об этом см.: Глава I. С. 36.

Фамилия происходит от имени родоначальника дворянского рода одного из князей Смоленских: Александра–Всеволода Глебовича [125, с. 167].

вопросы по комплектованию труппы и оркестра (подписывал контракты с артистами и музыкантами, посылал за границу руководителей подразделений для поиска или приглашения новых исполнителей);

предлагал новые пьесы к постановке, а также увлекал композиторов и музыкантов идеями создания новых произведений для Императорских театров. Отметим, что Всеволожский занимался подбором бутафории, закупкой материалов для пошивки костюмов и изготовления декораций, а также сам ездил заграницу в поисках новых артистов.

За первые несколько лет службы в Дирекции Всеволожский стал инициатором проведения Театральной реформы, которая была направлена на усовершенствование данного ведомства. Его предшественник на посту директора театров барон К. К. Кистер оставил своему преемнику Императорские театры в крайне запущенном состоянии. Помимо многих преобразований, на которые Всеволожский не жалел бюджетных средств, им были исправлены многие недоработки Кистера.

И. А. Всеволожский в 1889 году принял непосредственное участие в создании Центральной библиотеки Императорских театров3. Директор театров лично курировал все аспекты, связанные с формированием библиотеки, оформлением новых залов и решал многие технические вопросы [об этом см.:

577]. Всеволожский добивался сохранности книг, имеющихся в фондах, а также стремился пополнить данное собрание новыми изданиями.

И. А. Всеволожский был одним из инициаторов создания журнала «Ежегодник Императорских театров», в котором освещалась деятельность всего театрального ведомства Петербурга, Москвы и провинций. В данном периодическом издании («Ежегодник» выходил в Петербурге в 1892—1915 годах) публиковались: репертуар Императорских театров Москвы и Петербурга;

пьесы (с указанием содержания и краткой сценической историей);

приводились данные об актерах и их деятельности, печатались списки руководителей и сотрудников Дирекции, а также многое другое из жизни театров. В настоящее время Театральная библиотека (так она называется сегодня, ранее — Библиотека Российского Придворного театра) ведет историю своего существования с 1756 г.;

она находится на Театральной улице (ныне улица Зодчего Росси, д. 2).

«Ежегодник Императорских театров» представляет собой ценнейший источник информации о работе всего Театрального ведомства, творческой жизни артистов и сценической истории спектаклей.

Масштабная театральная реформа, инициированная И. А. Всеволожским, сыграла важную роль в истории русского искусства. Благодаря Всеволожскому, стали возможными свобода частной антрепризы в столицах, увеличение авторского гонорара с 2% до 10%, рост бюджета, расширение в Мариинском театре численности хора (до 120 человек) и оркестра (до 104 человек), что существенно влияло на состояние русской оперы. Отметим также рост окладов артистам, поднятие авторского гонорара и установление новых правил рассмотрения пьес, обновление монтировочной части, улучшение художественной, исторической и бытовой обстановки пьес и многое другое4.

Служба И. А. Всеволожского в Театральном ведомстве делится на два периода: 1881—1886, когда он был директором Императорских театров Петербурга и Москвы, затем 1886—1899, когда он находился на посту директора Императорских петербургских театров. Первые пять лет Всеволожский занимался проведением реформ и преобразований в театральном ведомстве в целом, а также в подчиненных ему структурах. Второй период службы Всеволожского отмечен развитием творческого процесса в Императорских театрах, появлением новых композиторских имен, рождением целого ряда выдающихся спектаклей, которые и по сей день составляют славу и гордость русской музыки. В данной работе будет рассмотрена деятельность Всеволожского в 1886—1899 годы, то есть, в период его работы в Петербургских Императорских театрах.

В 1899 году И. А. Всеволожский Указом Министра Императорского Двора был переведен на должность директора Императорского Эрмитажа (его Театральное ведомство нуждалось в проведении таких реформ. По словам В. П. Погожева — управляющего конторой Петербургских Императорских театров, сотрудника и друга Всеволожского, затеянный директором пересмотр всего театрального устройства привел к выявлению целого ряда проблем, ставших «ахиллесовой пятой» ведомства. Все преобразования, которые задумывал и проводил Всеволожский, были одобрены Министерством Двора и лично Государем. Тем не менее, Дирекция во главе с Всеволожским подвергалась жесточайшей критике, в особенности театральными обозревателями в прессе.

предшественником был С. А. Гедеонов). Всеволожский принял на себя руководство музеем, но при этом продолжал осуществлять новые постановки спектаклей, теперь уже на сцене Эрмитажного театра.

После смерти И. А. Всеволожского некоторыми представителями Императорских театров во главе с В. П. Погожевым5 было инициировано создание Кружка имени Всеволожского. Данное общество предполагало проводить собрания, участниками которых должны были стать деятели всех видов искусства: музыки, живописи, скульптуры, архитектуры, драмы, балета, литературы, художественной критики и других.

В одном официальном архивном документе инициаторами создания данного Кружка названы: М. Г. Савина, В. П. Погожев, А. Е. Молчанов, П. Д. Волконский, В. А. Теляковский, В. С. Кривенко, А. А. Плещеев, Ф. Г. Беренштам и многие другие.

К 50–летию государственной службы И. А. Всеволожского была выпущена медаль, реверс которой отчеканила известный скульптор М. Л. Диллон.

Объектом исследования в диссертации является И. А. Всеволожский, его служба на посту директора Императорских театров в 1881—1899 гг., деятельность как сценариста, драматурга, художника. В диссертации определяется роль Всеволожского в истории русского музыкального театра.

Предмет исследования — история русского музыкального театра второй половины XIX века на примере преимущественно балетного жанра.

Материал исследования представлен архивно–рукописными источниками, относящимися к деятельности И. А. Всеволожского и истории музыкального театра Петербурга второй половины XIХ века.

Обзор литературы Виды деятельности И. А. Всеволожского, природная любознательность, специфика увлечений, — все эти аспекты нашли отражение в материалах по истории музыкально–театрального искусства последней четверти XIX столетия.

Погожев Владимир Петрович (1851—1935) был дружен с семьей Всеволожских, коллекционировал рисунки директора театров.

Сведения о нем можно найти в литературе по истории музыки (в частности, оперы и балета), драмы, деятельности иностранных трупп на Императорской сцене. В сборниках статей Всеволожский упоминается в связи с характеристикой выдающихся и второстепенных музыкантов, артистов театров и деятелей искусства, а также в трудах, посвященных проблемам театрального ведомства обозначенного периода [8, 11, 29, 50].

Опубликованные источники, в которых содержатся сведения о жизни и творчестве И. А. Всеволожского, его службе и увлечениях, а также о семье и времени, в которое он жил, мы разделяем на несколько видов:

переписка Всеволожского с разными лицами, опубликованная частично;

литературные сочинения Всеволожского и рецензии на них современников;

переписка разных лиц с упоминанием Всеволожского;

дневники, мемуары и воспоминания, некрологи и путевые заметки современников, в которых упоминается Всеволожский;

делопроизводственные документы театрального ведомства;

пресса;

современные монографии, тематические сборники статей по истории музыкального искусства Петербурга второй половины XIX века;

справочные материалы, содержащие биографические сведения.

Жизнь и служба И. А. Всеволожского в печатных изданиях освещены лишь частично, в большинстве случаев авторы касаются определенных ракурсов его деятельности. Данное положение определяет рассмотрение в диссертации и анализ имеющихся источников — по их проблематике.

Изучение личности И. А. Всеволожского и его роли в истории отечественного музыкального искусства затруднительно, как отмечалось, без освещения жизни его рода, представителями которого были известные личности, также имеющие отношение к русской музыке и театру. Родословная семьи Всеволожских не раз привлекала внимание исследователей, многие из которых не обходили вниманием фигуру И. А. Всеволожского, характеризуя его деятельность на посту директора театров [43, 101, 126].

Сведения об известной дворянской семье представлены в опубликованной литературе различного жанра. Это справочные издания, биографические энциклопедии, генеалогические исследования, путевые заметки, воспоминания современников, сборники статей и монографии различной тематики, а также издания периодической печати. Имена Всеволожских встречаются на страницах художественной литературы второй половины XIX века. Об истории рода Всеволожских говорится во многих источниках происхождения дворянских фамилий России6. Журналист П. П. Свиньин писал о праздниках с музыкальными вечерами, разыгрываемых членами семьи Всеволожских театральных постановках [126, 128, 155, 167, 169, 310]. Известно, что род Всеволожских тесно связан с А. С. Пушкиным, некоторые представители данной семьи упоминаются в произведениях выдающегося поэта, а также в исследовательских материалах о его творчестве7.

В монографиях, посвященных отдельным оперным и балетным спектаклям, исследователями даны характеристики деятельности И. А. Всеволожского. Как правило, они относятся к конкретным постановкам и ситуациям, связанным с тем или иным спектаклем, как например, книги М. Е. Константиновой «Спящая красавица» [79];

А. П. Демидова «Лебединое озеро» [57];

Г. Н. Добровольской «Щелкунчик» [59];

а также материалы о «Пиковой даме» [113] и другие. В данных трудах раскрывается участие Всеволожского как директора театров, инициатора этих постановок, а также непосредственного участника создания спектакля в качестве художника по костюмам.

Деятельность И. А. Всеволожского в истории русского музыкального театра в своих трудах отмечали историки балета: А. А. Плещеев, С. Н. Худяков, О причастности семьи Всеволожских к музыкальному искусству и театру, а также о театральном искусстве второй половины XIX века писали многие исследователи [43, 97, 101, 153, 183, 184, 208, 212].

Среди опубликованных материалов [9, 124, 226].

Д. И. Лешков, А. Л. Волынский, А. Я. Левинсон, К. А. Скальковский, Ю. И. Слонимский, В. М. Красовская, Е. Я. Суриц и многие другие.

Творческие и организаторские способности И. А. Всеволожского проявились, по мнению исследователей, в области музыкального театра в целом, но особенно — в балетном театре. Однако, роль директора в каждой из постановок оказывается представленной в материалах прошлого и настоящего лишь частично. В опубликованных источниках ему дана, как правило, субъективная оценка, в зависимости от постановки и ее авторов. Например, видный балетовед В. М. Красовская в исследовании о русском балете [85] оценивает роль Всеволожского как директора театров, основываясь исключительно на высказываниях рецензентов газет и воспоминаниях некоторых современников. Творческая деятельность Всеволожского исследователем обозначена частично, в большинстве случаев он упоминается лишь как чиновник8.

Биография И. А. Всеволожского в опубликованных изданиях представлена скупо. Сведения о его жизни и деятельности рассредоточены в различных по жанру и тематике источниках, часть из которых повторяет уже известную информацию. Основные биографические сведения о жизни Всеволожского в большинстве своем сосредоточены в прижизненных справочных изданиях. В некоторых, в частности, в различного рода энциклопедических работах, имя директора театров названо в числе выдающихся представителей рода Всеволожских [214, 221];

в справочных изданиях о театральных чиновниках, музыкантах, артистах [217]. В них, помимо дат рождения и смерти, а также мест службы, отмечаются заслуги Всеволожского в должности директора. Например, автор статьи в «Словаре сценических деятелей» писал: «…молодость свою Всеволожский провел на дипломатической службе, и его продолжительное пребывание за границей хорошо познакомило его со сценами Западной Европы.

Причиной недостаточно подробных сведений о Всеволожском в очень интересной работе В. М. Красовской можно считать специфику исследования. Автор, как историк балета, большее внимание уделяет анализу балетов, с отслеживанием сценарной основы постановок и материалов прессы.

… Особенная заботливость проявилась к сохранению исторической правды и вкуса» [217, с. 23]. Данные из биографических словарей повторяют основную информацию, например: «Всеволожские — старинный русский дворянский род»

[216]. Наиболее полные сведения из жизни И. А. Всеволожского, где, помимо фактов биографии, введены характеристики его как личности, отмечены увлечения и некоторые подробности из обыденной жизни, содержатся в некрологах. Стоит отметить, что с 29 октября 1909 года некрологи в память И. А. Всеволожского опубликовали многие центральные газеты и журналы России, стран Европы и мира. В числе авторов: русский писатель и общественный деятель В. С. Кривенко [275], театральный критик и историк балета А. А. Плещеев [302], публицист и драматург В. В. Барятинский [223] и многие другие. В некрологах сосредоточены основные сведения о деятельности и творчестве И. А. Всеволожского, а в некоторых имеются данные о семье и увлечениях директора театров. Всеволожского вспоминали как чиновника на дипломатической службе за границей, служащего Министерства Императорского Двора (директора театров и директора Эрмитажа), драматурга, художника, сценариста, инициатора ряда постановок. Но, как известно, содержащаяся в них информация нуждается в критическом отношении, так как многие приводимые факты не имеют документального подтверждения и основаны лишь на личных воспоминаниях друзей и коллег. Например, В. П. Погожев в некрологе отмечал:

«…в свое время сам актер–любитель, драматический писатель и остроумнейший рисовальщик. … Поклонник итальянской музыки, Иван Александрович ни минуты не задумывался над ампутацией, десятки лет процветавшей в Императорских театрах, итальянской оперы. Он ясно видел, что она тормозит развитие русской, и создал такую русскую оперу, какой Россия могла гордиться»

[304]. Автор некролога в газете «Театр и искусство» подчеркивал, что Всеволожский был «гран–сеньор в полном смысле слова» [263]. Н. Н. Врангель (подписавшийся криптонимом «Б. Н. В.»), отмечал на страницах журнала «Старые годы»: «Покойный вел свои записки: при его юморе, остроумии и тонком вкусе они будут со временем одной из самых драгоценных характеристик нашего времени. Будущее поколение, которое получит возможность ознакомиться с этими мемуарами, несомненно, еще больше оценит и полюбит обаятельную личность покойного Ивана Александровича» [228]. После смерти (28 октября 1909 года) некрологи в память И. А. Всеволожского опубликовали многие центральные газеты и журналы России, стран Европы и мира («Русское слово», «Одесское обозрение», «Исторический вестник», «Искры», «Sankt– Petersburger Herold», «SPb. Zeitung» и другие).

Биографические данные И. А. Всеволожского, которые встречаются в различных источниках, основаны, как отмечалось, на сведениях справочных изданий или некрологов. Потому исследование архивных материалов: личного дела директора театров, документов его службы, эпистолярии, дают возможность уточнить, дополнить, а в большинстве случаев и обобщить не только биографические данные, но и сведения об образе жизни, увлечениях, эпохе, в которой он жил.

Наиболее полно в опубликованной литературе представлен аспект «Всеволожский — директор театров». Авторы упоминают И. А. Всеволожского лишь как чиновника, главу театрального ведомства, многие оценки даны исключительно в контексте конкретных событий. Некоторые нюансы деятельности Всеволожского, его влияние на ход развития того или иного дела оставались неотмеченными. Они сохранились только в неизученных ранее рукописных материалах Дирекции Императорских театров и рода Всеволожских.

Например, в двухтомном исследовании «Материалы по истории русского балета»

М. В. Борисоглебский писал: «В отношении балета Всеволожский сыграл немаловажную, хотя и далеко не блестящую роль …. Петипа находился под влиянием Всеволожского и не настаивал даже на былых своих взглядах, хотя, как известно, сам придавал содержанию и драматичности в балете весьма важное значение» [99, с. 380]. Художник А. Н. Бенуа вспоминал о И. А. Всеволожском:

«…за двадцать лет своего управления [Императорскими театрами — Я. Г.] Всеволожский заслужил горячие симпатии петербургской публики, лично же я питал (заглазно, я еще не был тогда знаком с ним) глубокую благодарность как за приглашение превосходных артистов (на первых местах стояли “божественная” Вирджиния Цукки и несравненный Люсьен Гитри), так и за роскошные постановки, в частности, за постановку музыкальных произведений, благодаря которым я познал и полюбил (превыше всего) русских композиторов — я имею в виду “Спящую красавицу”, “Щелкунчика” и “Пиковую даму” Чайковского, “Князя Игоря” Бородина и “Раймонду” Глазунова» [21, с. 299–300]9.

Рецензенты спектаклей Императорских театров последней четверти XIX века писали в прессе о И. А. Всеволожском неоднозначно. Отношение журналистов зависело от спектакля, его создателей, того, как принимала постановку публика, и от многих других факторов. В рецензиях, обзорах и заметках о жизни Императорских театров отражены некоторые особенности постановочного процесса. Например, рецензент «Петербургского листка», повествуя о дебюте композитора А. Визентини, подчеркивал, что первый его балет «Приказ короля» был сочинен «…без всякого вознаграждения со стороны дирекции Императорских театров» [296, с. 1]. Статьи в газетах того времени отражали атмосферу театра и передавали в некоторых случаях происходившее в зрительном зале. Многие публикации прессы не могут быть сейчас документально подтверждены, но они передают характер происходившего на спектакле. Впечатления рецензентов нередко дают возможность оценить и тонкости постановки. Например, Ю. Д. Энгель описывал перенос балета «Барышня–служанка, или Испытание Дамиса» А. К. Глазунова (костюмы к которому были созданы И. А. Всеволожским) из Эрмитажа на сцену Мариинского театра. Автор статьи отмечал, как изменилось восприятие постановки, и то, что «…балеты этого содержания хороши на небольших сценах, где они оставляют впечатление маленькой изящной и выпуклой картинки, на большой же сцене А. Н. Бенуа очень сдержанно относился к И. А. Всеволожскому, в продолжение приведенного фрагмента художник писал: «…я приветствовал случившееся обновление в казенных театрах, так как сразу возложил на нового директора самые блестящие надежды. Мне показалось, что назначение Волконского открывает лично мне путь к театральному творчеству» [21, с. 299– 300].

детали и грандиозность отдельных сцен пропадают, и остается общий однообразный фон» [344, с. 4].

Данные о службе И. А. Всеволожского содержатся в периодических изданиях последней четверти XIX—начала ХХ веков, например, в Историческом вестнике [341], Ежегоднике Императорских театров и других. Материалы о службе, документы и положения опубликованы в книге, составителем которой был В. П. Погожев [123].

Положение Императорских театров до вступления в должность И. А. Всеволожского, а также в годы его службы, материалы о репертуаре и посещаемости театров, о положение музыкальных театров в Петербурге также представлено в ряде работ [см.: 102, 186]. О творческой деятельности Всеволожского, создании им эскизов, карикатур, написании пьес известно несколько статей. В основном, это обзорные исследования постановок, в которых Всеволожский выступил как один из главных создателей.

Теме «Всеволожский—художник»10 посвящено несколько очерков, в которых отмечена работа директора театров, как правило, над конкретным спектаклем. В их числе наиболее примечательна статья художника и либреттиста Е. П. Пономарева в «Ежегоднике Императорских театров» [305, с. 27–32]. Очерк представляет значительный интерес, так как он профессионально написан выпускником Петербургской Академии художеств, живописцем дирекции Императорских театров. Пономарев отмечал талант И. А. Всеволожского, анализировал целый ряд спектаклей, для которых директор театров готовил эскизы: «Спящая красавица» П. И. Чайковского, «Волшебные пилюли»

Л. Минкуса, «Прелестная жемчужина» Р. Дриго и многие другие. Автор подчеркивал тяготение Всеволожского к историческому костюму;

именно такого рода эскизы особенно удавались директору театров. Пономарев избегает оценок В данном случае речь идет о Всеволожском — театральном художнике, но, как упоминалось, директор театров рисовал и карикатуры. Данный аспект его творчества мало описан в опубликованных источниках, в числе работ следует отметить очерк Градского П.

«Ядовитый карикатурист» о рисунках директора Императорских театров [265, с. 3]. Также в воспоминаниях современников упоминаются несколько карикатур Всеволожского, но авторы избегали оценок его работ.

творчества Всеволожского, подчеркивая, что его цель — «…указать лишь на специальные работы его, как художника, обладающего богатым запасом исторических знаний, творческой фантазией и вкусом, и приложившего с таким блестящим успехом свои дарования к потребностям русской сцены» [305, с. 32].

Регулярно характеристики директора театров даны в работах, посвященных произведениям П. И. Чайковского, в частности, балетам «Спящая красавица» [79], «Щелкунчик» [59] и др. В статье театрального критика А. Л. Волынского «Коровин и Всеволожский» [81, с. 122–125] проведена сравнительная характеристика оформления балета П. И. Чайковского «Спящая красавица»

видным театральным художником и директором театров. Автор статьи сопоставляет сцены из балета, костюмы артистов, созданные по эскизам И. А. Всеволожского и К. А. Коровина, отмечает их сочетание с общей картиной оформления сцены и в итоге делает вывод, что работа Всеволожского превосходит более позднюю версию Коровина. А. Л. Волынский пишет о костюмах кордебалета первого действия, противопоставляя яркие костюмы Коровина11 и более скромные директора театров: «…прежние костюмы Всеволожского при своей художественной простоте больше гармонировали с мотивом данного момента и не вносили сюда оттенка тлетворной бравады звонкими пустяками ни к селу, ни к городу. Тонкий балетоман и вдохновенный рисовальщик, иллюстратор ограничился тогда белыми рубашками, синими чулками и скромными бархатными шапочками — созвучными между собой живописными пятнами без претензий на картинность аристократического пошиба» [81, с. 123]. Волынский заключает сравнение работы Всеволожского и Коровина: «Новый художник, столь даровитый вне балета, оказался тут значительно слабее своего предшественника как иллюстратор танцев, не вызывающих в нем игры фантазии и творчества» [81, с. 125].

А. Л. Волынский пишет: «В костюмах кордебалета в первом акте “Спящей красавицы” преобладает молочно–красный свет, то более темный, то более светлый. Танцовщицы одеты в полудлинные шансонетные юбочки при бархатных корсажах и белых рукавах с буфами, а танцовщики — в короткие штанишки и камзолы. Широкие шляпы с страусовыми плюмажами придают этим последним характер грансиньоров, хотя по смыслу сцены это простые крестьяне, пришедшие поздравить короля с королевой» [81, с. 123].

Несколько очерков о И. А. Всеволожском—художнике написано в последние годы: Штукатурова Н. М. «“Театральная сказка” Петербурга в центре Москвы» [340, с. 25]12, Федосова Е. М. «Вельможа русского балета» [139].

Особого внимания заслуживает статья Ю. Н. Беловой «И. А. Всеволожский (1835–1909) — директор и художник» [19, с. 307–317]. В ней впервые предпринята попытка описать не только в целом жизнь и деятельность И. А. Всеволожского, но и дать оценку его работе как художника по костюмам на примере балета «Испытание Дамиса» (композитор А. К. Глазунов). Автор статьи подчеркивает, что работы Всеволожского отмечены тонким художественным вкусом художника, увлеченного французским искусством XVIII века. Белова пишет, что Всеволожский взял за основу художественного оформления данного спектакля картины А. Ватто. Автор отмечает, что Всеволожский был одним из тех художников, которые стремились подчеркнуть своеобразие и особенности исторического костюма, несмотря на то, что эскизы директора в большинстве случаев предназначались для балетного театра. Белова дает оценку работе Всеволожского с цветом и подчеркивает, что он «…достаточно вольно трактует цвета подлинника. Многие произведения Ватто и Ланкре Всеволожский знал по гравюрам, и не всегда самостоятельный подбор цвета был удачен и оправдан» [20, с. 313]. Также автор отмечает, что иногда эскиз художника досконально был воплощен портными, причиной чему была специфика изготовления театрального костюма.

Некоторые особенности деятельности И. А. Всеволожского, а также театральная жизнь второй половины века представлены в книге XIX А. А. Плещеева [115]. В данном издании, автором которого является журналист и драматург, театральный критик и историк балета, собраны материалы по истории русского балетного театра, описаны события, происходившие в Москве и Петербурге, даны характеристики артистов, композиторов, некоторых чиновников, в числе которых был И. А. Всеволожский.

Данный очерк посвящен выставке эскизов костюмов И. А. Всеволожского из коллекции Санкт–Петербургской Театральной библиотеки.

Опубликованные дневники и воспоминания видных представителей культуры и искусства, в которых есть упоминание деятельности И. А. Всеволожского, включают обширный круг выдающихся композиторов и музыкантов, артистов театров и режиссеров, художников и поэтов, политических деятелей и военных. О Всеволожском говорится на страницах воспоминаний известных танцовщиц второй половины XIX века: Е. Вазем [160], Т. Карсавиной [170], М. Кшесинской [173]. В работе последней дана одна из ярких характеристик деятельности Всеволожского. Балерина писала: «Почти двадцать лет, с 1881 года, он занимал эту ответственную должность с большим знанием дела, любовью и большим талантом. При нем Императорский театр в смысле искусства достиг высокого развития, он поднял русский балет и оперу на небывалую до тех пор высоту. Либретто почти всех опер и балетов были написаны им самим или по его указаниям, он сам рисовал и очень талантливо делал эскизы всех костюмов, будучи тонким знатоком стилей. Декорации также исполнялись под его руководством. В архиве Императорских театров сохранились тысячи его рисунков. Его имя в истории искусства тесно связано с историей русского театра, для которого он столько сделал» [173, с. 165].

Выдающиеся артисты оперы также не обошли вниманием личность И. А. Всеволожского, описывая его деятельность как чиновника и художника. В числе данных изданий наибольший интерес представляют книги Ф. И. Стравинского [187], Ф. И. Шаляпина [198] и других. Именно в этих изданиях раскрываются особенности закулисной жизни Императорских театров.

В воспоминаниях выдающегося художника А. Н. Бенуа фигура И. А. Всеволожского предстает как крайне противоречивая, но автор отдает должное заслугам директора театров и в некоторой степени оценивает его творчество. Бенуа называет Всеволожского не иначе как «…“заказчик– вдохновитель” Чайковского» [21, с. 653]. Отмечая роль директора театров в постановке оперы «Пиковая дама», художник подчеркивает: «Значительная часть заслуги в этом выявлении поэтичности петербургского прошлого принадлежит … директору театров И. А. Всеволожскому. Не будь в этом старом подлинном вельможе лично сентиментального отношения к Петербургу, то “москвич” Чайковский, пожалуй, и не проникся бы в той же степени поэзией невской столицы» [21, с. 653]. Отметим, что Бенуа скептически относился ко многим театральным деятелям. Несмотря на это, художник в воспоминаниях подмечает все достоинства спектаклей, созданных в содружестве Чайковского и Всеволожского, также оговаривая ряд особенностей более поздних постановок 13.

Некоторые моменты из театральной жизни, которые касались Всеволожского, описаны Бенуа по рассказам его друзей и родных. Автор подчеркивает, что некоторая степень его отношения к тем или иным людям определялась влиянием чужого мнения, тех людей, которым он доверял. Но если данное мнение менялось, в зависимости от его собственных личных впечатлений, то Бенуа писал об этом. То же было и с Всеволожским;

мнение о директоре театров, сформировавшееся во многом из слухов и разговоров, изменилось после ознакомления Бенуа с его деятельностью. Так, он отметил работу Всеволожского над «Спящей красавицей», в которой, по мнению художника, присутствовала «…некоторая пестрота колеров, сопоставленных человеком, лишенным настоящего чувства красочной гармонии. И все никак нельзя сказать, что первоначальная постановка “Спящей” была лишена прелести и в этом отношении»14. Бенуа подмечал, как влияет личное отношение Всеволожского на Примером данного отношения Бенуа к Всеволожскому и Чайковскому служат его воспоминания о балете «Спящая красавица». Например, художник писал: «…я продолжал разделять предрассудок, общий для нашей семьи, относившейся вообще с пренебрежением к русской музыке. … Казалось, что Чайковскому было не под силу создать что–либо достойное там, где блистали Адан и особенно Делиб. Как мог отважится русский композитор взяться за сказку Перро? …. Тут–то оказалось, что музыка Чайковского не только хороша и мила, а что это то самое, что я всегда как–то ждал. И уже на втором спектакле не зрелища, не танцы, не спектакль, не исполнители меня пленили, а покорила меня музыка, нечто бесконечно близкое, родное, нечто, что я бы назвал своей музыкой» [21, с. 602]. Бенуа отмечал, что на его первое впечатление оказал влияние его брат Леонтий, чье мнение о генеральной репетиции было отрицательным, и он подчеркивал в разговоре с братом, что музыка «…показалась “мало мелодичной”, слишком сложной и сумбурной, а, главное, не танцевальной» [21, с. 601].

При этом Бенуа подчеркивает: «…особенно удачной надо признать основную затею Всеволожского, согласно которой тот принц, которому было суждено разрушить столетнее сонное оцепление, отождествляется с личностью самого юного Луи–Каторза, в дни царствования которого и появились сказки, собранные Шарлем Перро.… Казалось бы, эта поэтическая мысль, лежавшая в основе первоначальной постановки и самого создания балета, должна была быть сохранена как неотделимая черта “Спящей красавицы”, тем более что с то или иное произведение, и как симпатия директора театров отражается на оформлении спектакля. Например, опера «Пиковая дама» была оценена Бенуа следующим образом: «…в целом можно было эту постановку считать за самую удачную и выдержанную за время Дирекции И. А. Всеволожского. Он лично ее как то особенно облюбовал и внимательно следил за исполнением всех предначертаний» [21, с. 656].

В воспоминаниях дипломата и театрала А. А. Половцева упоминается не только И. А. Всеволожский, но и его супруга Екатерина Дмитриевна (урожденная Волконская). Из воспоминаний о ней можно сделать некоторые выводы и о работе директора театров15.

Опубликованные материалы о службе и деятельности И. А. Всеволожского лишь частично раскрывают особенности его жизни и творчества. Основные сведения содержатся в документальных источниках, большая часть которых, как было отмечено, не опубликована. Именно архивные документы позволяют уточнить информацию, дать должную характеристику деятельности Всеволожского и определить его роль в истории русского музыкального театра.

Обзор документальных источников В основе диссертационного исследования лежат первоисточники — документы, в которых отражены основные этапы деятельности И. А. Всеволожского (личные дела директора театров и его подчиненных, письма, черновики, записные книжки, рапорты, делопроизводственные документы и многое другое). Именно первоисточники дают в настоящее время возможность в полной мере оценить роль Всеволожского в жизни музыкального театра и степень его влияния на формирование репертуара, а также судьбы произведений русских композиторов. В качестве примеров творческой деятельности Всеволожского и остроумной и поэтической затеей Всеволожского были заодно и композиторы и балетмейстер»

[21, с. 605].

А. А. Половцев пишет: «Заезжаю проститься к моей старой приятельнице Е. Д. Всеволожской, которая уезжает в Москву и рассказывает любопытные примеры путаницы в Министерстве двора и в особенности по театральному управлению, во главе коего стоит ее муж, страстно любящий это дело и постоянно сбиваемый с толку Воронцовым, который преисполнен добрых и честных намерений, выливающихся в самые смутные формы» [177, с. 105].

его роли в создании спектаклей на Императорской сцене в диссертации рассматриваются творческие эпизоды жизни некоторых композиторов, приводятся очерки о сочинениях, созданных для Императорских театров, и их авторах. В данных аналитических очерках отмечается роль Всеволожского в замысле таких произведений и в подготовке спектаклей, которые представлены в настоящей диссертации на основе источников: делопроизводственных материалов, афиш Императорских театров, программ к постановкам, воспоминаний современников, публикаций периодической печати, изобразительного материала и др.16). Также определяется роль Всеволожского и степень его влияния на постановочный процесс.

Анализ жизни и творчества Ивана Александровича Всеволожского, изучение значительного числа письменных источников (материалов из почти фондов 8 архивных хранилищ Санкт–Петербурга и Москвы) определяет необходимость их классификации, обусловленной особенностями жизни и деятельности И. А. Всеволожского и некоторых представителей его рода;

а также ряда лиц, с ним связанных, материалов государственных учреждений17. С этой точки зрения мы разделяем все документальные источники на два раздела:

Раздел I. Личные документы И. А. Всеволожского.

Раздел II. Документы государственных учреждений и современников И. А. Всеволожского.

В рамках Раздела I все источники разделены нами на две группы:

Цитируемые в диссертации архивные источники, письма и выдержки из рукописных документов приведены в соответствие с нормами современного русского языка.

Источники, связанные с именем И. А. Всеволожского, находятся в разных хранилищах Санкт–Петербурга и Москвы;

в данной работе будут представлены материалы из фондов Российского государственного исторического Архива (РГИА), Российской национальной библиотеки (РНБ), Российского института истории искусств (РИИИ), Санкт–Петербургской государственной театральной библиотеки (СПбГТБ), Российского государственного архива литературы и искусства Москвы (РГАЛИ), Государственного Центрального театрального музея им. А. А. Бахрушина (ГЦТМ), Российской государственной библиотеки (РГБ), Центрального государственного архива кинофонофотодокументов (ЦГАКФФД) и др. Почти все документы, цитируемые в диссертации, публикуются впервые, в тех случаях, когда документы уже использовались ранее в научных трудах, нами даются соответствующие ссылки.

Группа 1. Неопубликованные рукописные материалы И. А. Всеволожского, датируемые периодом 1880—190018 годов;

в данной группе представлено 6 видов документов:

1). Дневниковые записи.

Дневники Всеволожского частично хранятся в РГИА (Ф. 652) и представляют собой тетради 1876—1881 и 1899—1908 годов. Пока не обнаружены дневниковые записи наиболее значимого для нас периода 1881— 1899 годов19.

Записи в Дневниках сделаны преимущественно на французском языке. В некоторых из них имеются вклейки (статьи и фотографии из газет и журналов).

Записи Всеволожского отражают его интерес к военно–политической обстановке России, к передвижению русских войск во время военных действий, к поездкам Государя и многое другое. Например, в Дневнике Всеволожского за период от 23 декабря 1876 по 3 августа 1877 года имеются записи о событиях русско– турецкой войны и приложены газетные вырезки [РГИА 451, л. 5]. Вероятно, несохранившиеся дневники 1881—1899 годов по своему характеру были близки данным документам.

По воспоминаниям В. П. Погожева, Всеволожский записывал в Дневниках городские сплетни и легенды, забавные случаи, происходившие в городе, а также занимательные истории из театральной жизни20.

2). Личные письма разным лицам;

записные книжки, телеграммы.

Период, когда И. А. Всеволожский занимал должность директора Императорских театров.

Именно эти записи могли бы сообщить сведения как о театральной жизни второй половины XIX столетия глазами директора театров, так и уточнить некоторые сведения о жизни его самого. Архив Всеволожского после смерти перешел в руки его дочери С. И. Граббе (урожд.

Всеволожской). Софья Ивановна Граббе (1869–1952) — графиня, общественный деятель, вместе с мужем И. Н. Граббе эмигрировала во Францию, где была председателем Донского Дамского комитета (затем Благотворительного объединения донских дам во Франции), участвовала в организации благотворительных вечеров в пользу казачьих объединений, была членом Дамского общества в память Императрицы Марии Федоровны.

В. П. Погожев писал: «…из беглого знакомства с его французским дневником я вынес определенное заключение, что к великому свету и к придворной жизни он относился с сарказмом и с большой долей презрения. …. Между прочим, дневник Ивана Александровича представляет собой ценный и в высшей степени интересный документ. В него вносились придворные и городские сплетни и откровенные заключения и замечания автора по вопросам внутренней и внешней политики» [РИИИ 458, л. 15].

языках) Переписка Всеволожского (на русском, французском представлена в фондах РИИИ (Ф. 44, Ф. 51, Ф. 52), РГИА (Ф. 497, Ф. 652) и др.;

ГЦТМ (Ф. 58, Ф. 84, Ф. 133), РГАЛИ (Ф. 651, Ф. 2602) и многих других22. В числе адресатов Всеволожского были Министр Императорского Двора И. И. Воронцов– Дашков;

артисты оперной, балетной и драматической трупп, оркестранты, служащие, художники и декораторы, композиторы и драматурги, многие другие.

Письма самого Всеволожского представлены несколькими сотнями документов.

Они включают разные по объему письма — от кратких записок до пространных посланий в несколько страниц. Переписка с членами семьи Всеволожского отражает заботу директора театров о судьбе своих близких, в них обсуждаются вопросы домашнего быта, некоторые страницы посвящены проблемам современного театра и многое другое23. Сведения, представленные в других письмах Всеволожского, касаются современных политических событий, жизни Императорской семьи, вопросов театрального ведомства, они затрагивают современников, сотрудников дирекции Императорских театров и проч.

Переписка директора театров с родными, сотрудниками и друзьями имеет свои отличительные особенности. Оформление, характер и стиль посланий И. А. Всеволожского во многом зависит от адресата. Например, письма В. П. Погожеву, другу и коллеге, могут быть оформлены с легкой небрежностью, написанными несколько неровно (в особенности, если письмо было подготовлено в дороге, или поздно вечером, когда Всеволожский после трудового дня сам отмечал, что его усталость не позволяет писать иначе). Зачастую Всеволожский Письма И. А. Всеволожского написаны на бланках Дирекции Императорских театров (официальная переписка, например, с Министром Императорского Двора, имеет регистрационные номера);

послания близким родственникам и друзьям могли быть написаны на обычной бумаге с отмеченным местом написания (например, «Большая Алешня»).

Полный список см. в Приложении.

Всеволожский в письмах оговаривал многие вопросы театрального ведомства и постановочного процесса, но личными заботами мог поделиться только с родными и близкими друзьями. В круг приближенных людей входил В. П. Погожев, в посланиях которому директор театров мог пожаловаться на свое состояние здоровья и некоторые материальные проблемы.

Например, в письме от 30 июля 1888 г. Всеволожский пишет о том, что не может приехать в Петербург из своего имения в Алешне даже на спектакль, на котором будет присутствовать Император. Директор театров пишет: «Сила спину ломит, тут ничего не попишешь, а железные дороги в кредит не возят» [РИИИ 461, л. 27].

мог ввести в свое послание острые высказывания, откровенные замечания (встречаются крайне редко и адресованы только доверенным лицам). Этикетное для того времени официальное оформление писем также зависело от адресата.

Например, послания Министру Императорского Двора И. И. Воронцову– Дашкову, как правило, были сдержанными и строгими по форме [РГИА 417, л. 3].

Изучение переписки И. А. Всеволожского с разными лицами позволяет предположить, что большая часть его писем была создана без предварительных черновиков. Такие письма (с некоторыми зачеркиваниями, исправлениями) предназначались исключительно близким родственникам и друзьям (письма сестре Е. А. Всеволожской, супруге Е. Д. Всеволожской, В. П. Погожеву и др.);

официальная переписка с различными ведомствами, с высокопоставленными чиновниками, как, например, Министром Императорского Двора, представлена в беловиках, зачастую она могла быть написана секретарем и лишь подписана Всеволожским.

И. А. Всеволожский вел регистрацию корреспонденции, данные сведения он заносил в Записные книжки [РГИА 447]. В них сохранены имена многих его адресатов, в числе которых — члены семьи, друзья и сотрудники24. Записи о входящей и исходящей корреспонденции Всеволожского свидетельствуют о том, что за день автору приходилось писать около двух десятков писем.

Послания некоторых адресатов были отмечены И. А. Всеволожским в разделе входящей корреспонденции, но оставались без ответа, так как отправлялись им на рассмотрение разным лицам (В. П. Погожеву, Э. Ф. Направнику и другим)25.

В Записных книжках Всеволожский ведет записи на русском, французском языках. Имена некоторых адресатов обозначены полностью (например, Н. C. Венгеров, А. А. Кобычев, Б. И. Хотимский, N. M. Rimskiy);

нескольких он пишет без имен кириллицей или латиницей (Перовский, Нарейко, Narychkin, Bock), члены семьи записаны по именам (например, сестра — Катя /Е. А. Всеволожская/) и др.

Например, письмо, адресованное Ц. А. Кюи И. А. Всеволожскому от 8 января 1899 г. (с просьбой поставить на Императорской сцене его оперу «Сарацин»), на конверте данного послания стоит ремарка директора театров «Э. Ф. Направнику» [РИИИ 455].

Телеграммы И. А. Всеволожского26 носят официальный характер, в них, как правило, отражены рабочие моменты как оповещение о прибытие из командировки или об отправлении в другое место назначения.

3). Черновые заметки, планы, творческие проекты, рабочие документы.

Материалы данного типа представлены в РГИА (Ф. 497), РИИИ (Ф. 58, Ф. 44), ГЦТМ (Ф. 58) и других. Черновые записи и планы И. А. Всеволожского относятся к разработке проекта реформы Театрального ведомства 1882 года;

директором составлялись и редактировались списки оркестра, трупп, обслуживающего персонала. Данные списки позволяют отметить характерные черты Всеволожского, выявить его точку зрения на ряд вопросов, как, например, черновые записи, относящиеся к периоду заседаний Комиссии по преобразованиям в художественной части Дирекции Императорских театров (1882—1883) [РИИИ 460]. Рабочие материалы директора театров позволяют увидеть в нем администратора, чуткого ко всем проблемам подчиненного ему ведомства. Творческие разработки и проекты в черновых записях выявляют черты характера и вкусы Всеволожского. Директор театров внимательно изучал материалы предполагаемой постановки (если инициатором был он сам, то проводил детальную разработку собственного замысла), анализировал, стремился к наиболее выгодной реализации на сцене. Черновые записи Всеволожского отражают метод его работы, характеризующийся терпеливым, кропотливым и внимательным проникновением в данное дело.

4). Литературные сочинения.

И. А. Всеволожский, как отмечалось, создал несколько пьес, которые были поставлены на сцене Александринского театра. Занимая должность директора театров, Всеволожский обращался за советом и помощью к своим близким друзьям. Например, он спрашивал совета и мнения у В. П. Погожева, считая свои сочинения недостаточно пригодными к постановке. Пьесы свидетельствуют об увлеченности Всеволожского историей, высоком уровне его образованности и Телеграммы, адресованные, например, В. П. Погожеву, носили характер просьб об отправлении ему денежных средств. Они присылались директором театров в основном из заграничных командировок.

любви к театру: «Сестры Саморуковы» (1890)27, «Марианна Ведель»28 (1898)29, также он был соавтором В. А. Крылова в создании комедии «Призраки счастья»


(1884)30.

5). Художественно–изобразительный материал. Фотодокументы.

Данный вид документов представляет собой наброски, рисунки, карикатуры, росписи различных предметов и эскизы, созданные И. А. Всеволожским. Большая часть данных изобразительных источников имеет соответствующую подпись. Художественно–изобразительное наследие Всеволожского внушительно: в него вошли более 1000 эскизов к операм и балетам Петербургских театров (хранятся в СПбГТБ);

более сотни карикатур на современников (СПбГТБ, РГИА, РИИИ, ГЦТМ, РГБ, РНБ);

росписи вееров, экранов каминов в собраниях разных коллекций, в том числе в Эрмитаже, и многое другое.

Сохранились и автокарикатуры Всеволожского, они представлены в фонде ГЦТМ (Ф. 24. Ед.хр. 195).

Сохранившиеся фотодокументы дают возможность представить, как выглядел Всеволожский и члены его семьи. Некоторые фотографии отражают его манеру одеваться, характерные черты (часто описываемые современниками, как, например, неотъемлемые монокль и трость).

6). Документы представителей рода Всеволожских, собрания, коллекции и библиотека Всеволожского.

И. А. Всеволожский имел солидную библиотеку, значительную ее часть составили книги из коллекции его супруги Е. Д. Всеволожской, которая получила «Сестры Саморуковы» И. А. Всеволожского значились в Афише как драматический этюд в 3 д. Исполнена пьеса была всего 5 раз за 1880 (21 декабря) — 1891 (7 января, 4, 11, 18 февраля).

Содержание данной пьесы И. А. Всеволожского описано в [40, с. 173–176].

Пьеса И. А. Всеволожского была впервые представлена 15 января 1898 г. в бенефис М. Г. Савиной. Согласно Афишам Императорских театров, «Марианна Ведель», пьеса в 5 картинах, была исполнена 8 раз (15, 19, 22, 27 января, 2, 11, 14 февраля, 14 апреля 1898 г.).

«Призраки счастья», комедия в 4 д., авторы В. А. Крылов и И. А. Всеволожский. Премьера состоялась на сцене Московского Малого театра 6 ноября 1884 г.

П. М. Волконского31.

ее от деда, генерала–фельдмаршала князя Также И. А. Всеволожский был, как отмечалось, коллекционером32.

И. А. Всеволожский был всесторонне образован, по словам современников, «…он был знатоком образцов и стилей. Особенно он считался специалистом по миниатюрам и аксессуарам XVIII века» [308, с. 1–2].

Группа 2. Неопубликованные или опубликованные (полностью или частично) документы разных лиц, в которых нашли отражение личность и деятельность Всеволожского. Все материалы мы подразделяем на 2 вида:

1) переписка (личная и деловая) разных лиц;

В данных документах встречаются упоминания И. А. Всеволожского. Это относится к эпистолярному наследию современников — чиновников Дирекции Императорских театров, а также артистов труппы. Выдающаяся русская балерина О. И. Преображенская вспоминала: «Сколько воспитанников бедно жило и проводило лето в деревне у Ивана Александровича …. Елку, которую устраивал Иван Александрович 24 декабря с подарками для выпускных воспитанниц, а мы все получали бонбоньерки и затем танцевали вокруг елки»

[462, с. 39]33.

2) дневниковые записи и мемуары современников;

Многие артисты, композиторы, художники, чиновники оставили в своих дневниках и мемуарах сведения о личности и творчестве Всеволожского. Авторы подчеркивали черты его характера, а также освещали события, которые так или Книги из библиотеки И. А. Всеволожского имели родовой экслибрис, после 1917 г. все книжное собрание было передано в библиотеку издательства «Всемирная литература» [152, с. 12–13].

Современники отмечали, что И. А. Всеволожский был большим ценителем живописи, коллекционировал картины, собирал книги. После смерти директора театров князь В. В. Барятинский (под псевдонимом «On dit») напишет: «…в его квартире заключается настоящий музей действительно ценных и редких коллекций фарфора, серебряных странных вещей, обширнейшая коллекция монет и миниатюр». В продолжение автор отмечает, что у Всеволожского была одна из самых больших коллекций монет в России, он прославился как нумизмат [223].

Подтверждением доброго отношения И. А. Всеволожского к воспитанникам может служить следующий эпизод. Однажды Конференция Театрального училища лишила трех воспитанников казенного содержания за большую детскую шалость. «Иван Александрович уважил постановление коллег, но на другой день поместил названных учеников в своей квартире и предоставил им необходимое содержание» [РГИА 438, л. 1].

иначе были связаны с ними. Такого рода записи зачастую отличаются необъективностью, так как полностью зависят от характера взаимоотношений данных лиц с директором театров.

Раздел II. В данный раздел вошли документы государственных учреждений (Дирекции Императорского Двора, Министерства Императорского Двора и других), а также некоторые официальные документы чиновников, современников Всеволожского;

документы, связанные с делопроизводством (черновики, оригиналы, копии;

распорядительная, отчетная, протокольная документация, переписка между учреждениями), в том числе документы Дирекции Императорских театров.

К данной группе относятся материалы официальной переписки директора театров с различными подразделениями, а также рапорты, докладные записки, отчеты, проекты и многое другое. Эти документы составлены строго по форме и отмечены регистрационными номерами Императорской канцелярии, печатями и зачастую переписаны штатными делопроизводителями. Например, типичный рапорт директора Императорских театров Министру Двора представлял собой документ на бланке Дирекции34 следующего содержания: «Согласно циркуляра по Министерству Императорского Двора от 26 ноября 1893 г. за №5512/13143 и предписания господина помощника Императорского Двора от 29 января сего года за № 1092, проекты штатов следовало представить в Комитет по пересмотру штатов между 15 и 20 февраля сего года. Вопрос об изменении штатов по Дирекции Императорских театров подлежит серьезному и всестороннему рассмотрению и вызывает необходимость совместного обсуждения представителей хозяйства и трупп Петербургских театров с таковыми даже представителями Московских театров, что возможно по окончании театрального сезона, почему имею честь почтеннейше ходатайствовать перед Вашим Сиятельством о разрешении представить в Комиссию по пересмотру штатов проекты штатов по Дирекции Императорских театров не нынешней весною, а в На листе в левом верхнем углу находился гриф Дирекции Императорских театров (отпечатанный типографским способом), канцелярия дописывала регистрационные номера и фиксировала дату.

конце сентября месяца сего года» [РГИА 388, л. 8]. На официальных документах, в большинстве случаев стоит резолюция Министра Императорского Двора, на цитированном документе обозначено «Разрешаю. 23 апреля 1894 г.» и подпись И. И. Воронцова–Дашкова.

Делопроизводственные материалы35 до некоторой степени отражают личность И. А. Всеволожского как чиновника, заинтересованного в развитии своего ведомства, и человека, который стремился помочь своим подчиненным в решении целого ряда проблем — творческих и личных.

Имя Всеволожского часто возникает на страницах переписки разных лиц.

Упоминание директора театров часто было неизбежным, потому в эпистолярном наследии современников находим некоторые характеристики его деятельности.

Например, имя Всеволожского встречается в переписке П. И. Юргенсона и П. И. Чайковского. В одном из писем нотоиздатель пишет композитору: «Сейчас был у меня Альтани. Он или Пчельников получили частное письмо от Всеволожского, в котором тот просит достать ему от меня партитуру и голоса одного акта из твоего балета [речь идет о балете «Лебединое озеро» — Я. Г.].

Далее просит, чтобы этот акт был указан тобою. Он хочет один акт из балета летом в Красном Селе перед Государем дать и, понятно, желает дать лучший из актов. … Жалко, если нельзя будет раздобыть партитуру, так как Всеволожский не хочет просить московскую Дирекцию» [192, с. 37]36. Таким образом, прижизненные и возникшие вскоре после смерти Всеволожского документы дают возможность составить о нем определенное представление, которое в нашей работе будет расширено за счет вновь вводимых документальных материалов.

По данным документам можно проследить, какое количество времени уходило на документооборот в данном ведомстве, так как резолюция Министра, как правило, ставилась через несколько дней после регистрации документа. Например, на Рапорт Всеволожского от 11 декабря 1881 г. № 2535 о предоставлении Л. Минкусу полубенефиса в честь его 25–летней службы в Дирекции Императорских театров Ответ из Министерства Императорского Двора поступил только 23 декабря 1881 г. № 5124 с разрешением на проведение данного мероприятия [РГИА 374, л. 98–99].

В переписке Чайковского с разными лицами имя Всеволожского упоминается в связи с рядом постановок на Императорской сцене, которые были заказаны директором театров.

Таким образом, цель настоящего исследования состоит в выявлении роли И. А. Всеволожского в истории русского музыкального театра.

Задачи диссертации:

1. установить роль И. А. Всеволожского в истории русского музыкального театра с максимально возможной полнотой и впервые в отечественном искусствознании;

2. раскрыть деятельность Всеволожского на посту директора Императорских театров и уточнить его роль в истории русского музыкального искусства;

3. в связи с этим привлечь все возможные материалы (как рукописные, так и опубликованные), в том числе, научные исследования, прижизненные публикации в прессе и прочее;

4. ввести в научный оборот массив документальных материалов из архивов Санкт–Петербурга и Москвы, связанных с деятельностью И. А. Всеволожского, что представляется важным направлением данного исследования.


Объектом исследования является личность И. А. Всеволожского — чиновника высокого ранга, художника, драматурга.

В основе исследования — автографы И. А. Всеволожского, созданные им эскизы костюмов, зарисовки, карикатуры;

неопубликованная переписка с разными лицами, его дневники и черновые заметки;

также музыковедческие, источниковедческие и театроведческие материалы от середины XIX века до настоящего времени. Деятельность Всеволожского в должности директора Императорских театров в данной работе мы рассматриваем на примере музыкального театра. Именно для него Всеволожским было создано наибольшее количество эскизов для костюмов, сценариев и сделаны значительные нововведения в методах работы. Также рассматривается сотрудничество директора театров с композиторами, балетмейстерами, постановщиками спектаклей.

Структура диссертации подчинена задаче комплексного исследования деятельности И. А. Всеволожского и его роли в истории русского музыкального театра.

Глава 1. Иван Александрович и его значение в истории русского музыкального театра. В ней рассматривается специфика должности директора Императорских театров;

приведена история рода Всеволожских, обозначены некоторые выдающиеся представители данной семьи, те, кто имел непосредственное отношение к музыкальному театру и оказал влияние на его развитие и формирование. На основе анализа ряда архивных документов (большая часть из которых ранее не публиковались) выявлены связи рода Всеволожских с выдающимися музыкантами XIX столетия, в числе которых:

М. И. Глинка, А. Н. Верстовский, Л. В. Маурер, В. Ф. Одоевский и другие.

Многие представители рода Всеволожских были большими почитателями театра, в связи с этим, в разное время к данной семье имели отношения выдающиеся современники. В их числе был А. С. Пушкин, который описал род Всеволожских в черновом варианте романа «Русский Пелам» (данное произведение не было опубликовано).

Здесь же рассматриваются жизнь и деятельность И. А. Всеволожского, его семья, образование, служба в Дирекции Императорских театров, Дирекции Императорского Эрмитажа, создание Всеволожским пьес, эскизов костюмов, рисунков, карикатур на современников;

намечены основные особенности структуры театрального ведомства второй половины XIX века, выделены преобразования, которые инициировал и провел Всеволожский в рамках «Театральной реформы»;

представлена деятельность И. А. Всеволожского как руководителя Императорскими театрами, человека, который был главой данной структуры и активным участником жизни своего подразделения.

Глава 2. Музыкальный театр эпохи Всеволожского и его основные представители. В данном разделе отмечена деятельность И. А. Всеволожского в историческом процессе развития русского музыкального театра. При рассмотрении некоторых спектаклей определена роль директора театров в формировании нового метода работы над постановкой, например, балетов, и создания Совета постановщиков для облегчения работы всех подразделений.

В данной главе фигура директора театров представлена в контексте музыкально–театральной жизни Петербурга. На примере творческого наследия ряда композиторов выделена непосредственная роль Всеволожского в судьбах некоторых постановок. Отмечены композиторы, чьи произведения были созданы по инициативе И. А. Всеволожского или же при его непосредственном участии. В их числе — выдающиеся композиторы: П. И. Чайковский, Н. А. Римский– Корсаков, А. К. Глазунов, а также музыканты второго плана: Р. Дриго, Б. А. Фитингоф–Шель, М. М. Иванов и другие.

В Заключении подведены итоги работы И. А. Всеволожского на посту директора Императорских театров, степень его влияния на развитие русского музыкального театра, а также его роль в истории русской музыки.

В Приложении приведены указатели имен и постановок. В именном списке отмечены все персоны, встречающиеся в основном тексте37. В указателе постановок — спектакли, которые были созданы на Императорских петербургских сценах в 1881––1903 гг.38. Также даны таблицы рода Всеволожских с 1769––1952 гг., и словарь основных терминов, которые встречаются в основном тексте.

Теоретические и методологические основы исследования. Изучение архивно–рукописных материалов базируется на методах источниковедческого, текстологического, историко–тематического и комплексного анализа.

Научная новизна работы. Диссертация представляет собой первое целостное многоплановое исследование деятельности И. А. Всеволожского в истории русского музыкального театра. Выявление ее особенностей позволяет установить степень влияния Всеволожского на развитие ведомства, постановочного процесса ряда спектаклей и судьбы композиторов. Анализ В ряде случаев, когда о той или иной персоне сведений сохранилось крайне мало, приводятся только те данные, которые удалось установить.

В Указателе приведены основные сведения о спектаклях, дата и место первого представления, а также имена авторов и постановщиков.

архивно–рукописного наследия как самого Всеволожского, так и его современников, раскрывает особенности работы директора театров, его роль в жизни ряда выдающихся композиторов второй половины XIX века. В работе впервые вводится в научный обиход ряд архивно–рукописных источников из хранилищ Санкт–Петербурга и Москвы.

Теоретическая значимость работы определяется следующими положениями:

— диссертация представляет собой первое комплексное исследование деятельности И. А. Всеволожского;

— полученные результаты способствуют формированию основных знаний о значении И. А. Всеволожского в истории русского музыкального театра второй половины XIX века;

— изучение влияния И. А. Всеволожского на развитие музыкального театра, на примере постановочного процесса балетных спектаклей позволяет внести коррективы в понимании процесса создания театральных постановок в целом;

— привлечение архивно–рукописного материала обеспечивает раскрытие некоторых фактов, свидетельствующих о непосредственном влиянии И. А. Всеволожского на творческие судьбы ряда композиторов–современников.

Практическая значимость исследования. Материалы диссертации могут быть использованы в обобщающих научных трудах, посвященных творческой биографии И. А. Всеволожского и его деятельности как чиновника, художника, сценариста, идеолога ряда постановок;

также представленные события могут послужить иллюстрацией к истории функционирования театрального ведомства Министерства Императорского Двора последней четверти XIX столетия.

Некоторые факты диссертации дополняют биографии ряда выдающихся композиторов и раскрывают неизвестные ранее данные жизни и деятельности композиторов–дилетантов, авторов балетных партитур.

Рекомендации по использованию результатов диссертационного исследования. Возможно использование материалов исследования в лекционных курсах музыкальных вузов по «Истории русской музыки», «Истории музыкального театра», «Истории балета».

Апробация исследования. Положения диссертации стали основой докладов, прочитанных в рамках конференций «Музыкальный автограф. Научная конференция студентов, аспирантов, посвященная музыкальному источниковедению и текстологии» (Санкт–Петербург, 2008);

«Музыкальная культура глазами молодых. Четвертая Международная научно–практическая конференция» (Санкт–Петербург, 2008);

«Чтения отдела рукописей XIV. К 150– летию Научной музыкальной библиотеки Петербургской консерватории» (Санкт– Петербург, 2012).

Структура исследования. Диссертация состоит из Введения, двух глав, Заключения, трех Приложений, Списка использованной литературы, Списка архивно–рукописных источников, Указателя имен.

ГЛАВА ИВАН АЛЕКСАНДРОВИЧ ВСЕВОЛОЖСКИЙ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РУССКОГО МУЗЫКАЛЬНОГО ТЕАТРА Музыкальный театр Петербурга последней четверти XIX века стремительно развивался, благодаря деятельности целой плеяды выдающихся композиторов и музыкантов, которые работали в это время. Значительную роль в формировании репертуара, создании новых произведений, обновлению состава артистов сыграл Иван Александрович Всеволожский — директор Императорских театров того периода. Именно его появление в должности руководителя изменило ход истории русского музыкального театра Петербурга, Москвы и России в целом.

Иван Александрович Всеволожский занимал должность директора Императорских театров на протяжении 18 лет (1881—1899). За эти годы Петербургские и Московские театры достигли высокого художественного уровня, в репертуаре музыкальных и драматических трупп появились разные по жанрам и тематике спектакли, в составе артистов — новые имена. Особенно интенсивно развивался музыкальный театр Петербурга, оперные и балетные спектакли которого находились в центре внимания директора театров.

Деятельность Императорских театров второй половины XIX века проходила под руководством двух директоров, придерживавшихся противоположных взглядов на творческие позиции и методы работы. Предшественник И. А. Всеволожского Карл Карлович Кистер (1820—1893) остался в истории русского театра как чиновник, являвшийся полной противоположностью Всеволожскому в вопросах управления Дирекцией, финансирования постановок, в отношении к процессу создания спектаклей и привлечения в театры новых артистов и авторов. К тому же именно Кистер ввел монополию на все развлекательные мероприятия, тем самым, ограничив возможности развития в России частных трупп и антреприз.

И. А. Всеволожский первые пять лет службы потратил на проведение различных реформ, которые способствовали развитию театрального ведомства.

Он стремился к совершенствованию всей структуры Императорских театров, налаживал процесс постановки новых спектаклей и восстановления старых.

Всеволожский приглашал новых авторов, артистов, искал всевозможные способы, чтобы привлечь зрительское внимание. Всеволожский досконально изучал все, что касалось театров, он был не только чиновником, но и — что немаловажно — творческим человеком, который знал и любил искусство, был увлечен своей деятельностью.

Особое предпочтение И. А. Всеволожский отдавал жанру балета, но при этом стремился не упускать возможности совершенствовать оперные постановки.

Кроме того, директор театров всегда с энтузиазмом относился к постановкам спектаклей смешанного жанра, как, например, к созданию на Императорской сцене оперы–балета Н. А. Римского–Корсакова «Млада»39.

Директор Императорских театров при вступлении в должность принимал на себя обязанность руководить театральным ведомством, которое отвечало за все аспекты функционирования государственных театров. В круг обязанностей Идея рождения данного спектакля принадлежала одному из бывших директоров Императорских театров С. А. Гедеонову, который сам создал сценарий, предполагая постановку в сезон 1869—1870 годов. С. А. Гедеонов изначально предложил композиторам Н. А. Римскому–Корсакову, А. П. Бородину, М. П. Мусоргскому, Ц. А. Кюи написать по одному акту к «Младе». Опера–балет, задуманная как коллективное сочинение, так и не была закончена. По воспоминаниям Н. А. Римского–Корсакова, балетные сцены тогда должны были быть написаны штатным композитором Л. Минкусом [181, с. 66]. В силу разных обстоятельств задуманное Гедеоновым не осуществилось (кроме того, в 1875 году он покинул занимаемый пост). 2 декабря 1879 года состоялась премьера балета Л. Минкуса «Млада» в постановке М. И. Петипа, который продержался в репертуаре до 1880 года. Как известно, продолжить самостоятельную работу над «Младой» Римскому–Корсакову предложил Лядов. В конце 1880– х годов композитор стал работать над оперой–балетом. Его желание создать «Младу»

самостоятельно всячески поддержал Всеволожский, хотя композитор и отмечал, что директор театров «…согласился на ее постановку, заинтересовавшись декоративной стороной» [181, с. 175]. Постановочный процесс, как и последующая сценическая история «Млады»

сопровождалась многими трудностями;

20 октября 1892 года состоялась долгожданная премьера «Млады» Римского–Корсакова. Директор театров в процессе постановки спектакля всячески поддерживал композитора. По воспоминаниям Римского–Корсакова, Всеволожский «…беспрекословно обещал выполнить все мои условия: не делать купюр, приобрести все необходимые музыкальные инструменты и вообще следовать в точности моим авторским указаниям» [181, с. 228]. Как известно, не все обещания были выполнены директором театров, в опере–балете все–таки были сделаны некоторые купюры.

И. А. Всеволожского входило не только отслеживание постановочного процесса новых спектаклей, возобновление старых постановок, но и техническое обслуживание всех зданий театрального ведомства, содержание рабочих помещений и складов. Директор Императорских театров подчинялся Министру Императорского Двора и Государю. В свою очередь, сам Всеволожский руководил значительным штатом чиновников, которые отвечали за различные подразделения данного ведомства. Выделим тех, чьи имена тесно связаны с Всеволожским и будут постоянно упоминаться далее в диссертации: Илларион Иванович Воронцов–Дашков, с 1881 года занимавший пост Министра Императорского Двора40;

Владимир Петрович Погожев — управляющий Петербургской конторой Императорских театров с 1882 по 1907 год;

Алексей Михайлович Кондратьев, в прошлом артист балета и драматической труппы, служивший при Всеволожском в должности главного режиссера Малого театра (1901—1907).

Оценка деятельности И. А. Всеволожского, а также степень его влияния на развитие русского музыкального театра должны быть рассмотрены в совокупности с результатами деяний некоторых представителей его рода. Как уже было отмечено, многие Всеволожские сыграли видную роль в истории русского искусства. Рассмотрим подробнее некоторые аспекты их творческих биографий.

§ 1. РОД ВСЕВОЛОЖСКИХ Всеволожские — один из известнейших и влиятельных старинных дворянских родов. Они ведут свое начало от князей Смоленских41, которые В 1897 г. этот пост займет В. Б. Фредерикс, у Всеволожского с новым Министром Двора уже не будет таких отношений, которые связывали его с И. И. Воронцовым–Дашковым.

Подтверждение происхождения рода Всеволожских от князей Смоленских, восходящих к Владимиру Мономаху, находим в Гербовнике, где сказано: «Правнук Великого Князя Владимира Святославовича, крестившего русскую землю, Великий Князь Владимир Всеволодович Мономах имел сына Мстислава, Князя Смоленского, а у сего был сын Ростислав Князь Смоленский же, которые потом находились и на Великом Княжении Киевском.

Праправнук помянутого Великого Князя Мстислава, Князь Иван Александрович имел праправнука Ивана Дмитриевича Козля, а у сего был внук Борис Федорович Всеволожский …. Сказанное о роде Всеволожских доказывается сверх Истории Российской Бархатною Книгою, справкою разрядного Архива и Родословною Всеволожских, означенными в присланной из Московского Дворянского Собрания Родословною Книгою» [43, с. 22].

происходят, как свидетельствуют документы, «от Рюриков»42. Среди них были выдающиеся военные, богатые землевладельцы, крупнейшие чиновники43. В 1792 году род был внесен в «Дворянскую Родословную Московской губернии в шестую ее часть» [РГИА 436, л. 25]. Большинство представителей рода Всеволожских прославились как страстные театралы, музыканты–любители, балетоманы, литераторы, почитатели искусства. Некоторые из них содержали собственные труппы и оркестры, имели крепостные театры, переводили и сочиняли пьесы для Императорской сцены44. Многие Всеволожские отличались близостью ко Двору, образованностью, были завзятыми театралами, современники отмечали их яркую внешность, хорошее чувство юмора, дипломатичность. Некоторые из них оставили значительный след в истории России: Всеволод Андреевич (1769—1836) — крупнейший российский предприниматель;

Всеволод Алексеевич (1732—1796) — воронежский депутат в Екатерининскую комиссию 1767 года, сенатор;

Николай Сергеевич (1772—1857) — вице–президент Медико–Хирургической Академии;

Никита Всеволодович (1799—1862) — гофмейстер, член Мануфактурного совета;

Дмитрий Андреевич (1815—1893) — вице–адмирал и председатель Главного военно–морского суда;

Андрей Дмитриевич (1857—1912) — генерал–лейтенант, почетный опекун и другие.

Выделим представителей рода Всеволожских, которые состояли в непосредственном родстве с И. А. Всеволожским и имели отношение к музыке и театру Петербурга и Москвы XIX века.

§ 1.1. Всеволод Андреевич Всеволожский (1769—1836)45 — один из самых богатых людей своего времени46, в разные годы — Астраханский вице– Родоначальник данной ветви Всеволожских XVI колено от Рюриков [97, с. 120].

Яркими представителями рода были братья Всеволод, Илья и Сергей Алексеевичи Всеволожские, которые принимали участие в дворцовом перевороте в июне 1762 г., за что были щедро награждены Екатериной II.

Подробнее об этом см. далее.

В. А. Всеволожский – сын пензенского воеводы Андрея Алексеевича Всеволожского, который погиб в 1774 г. при взятии города Е. Пугачевым, был сожжен им в собственном доме.

История гибели А. А. Всеволожского была описана А. С. Пушкиным в повести «История Пугачева».

губернатор, камергер, отставной ротмистр гвардии, статский советник. В период Наполеоновских войн В. А. Всеволожский не принимал «…личного участия в военных действиях» [101, с. 13], но дал русской армии «…2000 ополченцев, оружие и артиллерийские припасы» [101, с. 13]47. После войны он переехал в Петербург48, где жил в доме «…напротив Никольского собора»49.

В. А. Всеволожский прославился как покровитель многих смелых изобретений, за что получил прозвища «петербургский Крез» [101, с. 16], «Русский Монте–Кристо» [169, с. 136] и другие. Он владел несколькими заводами50 (на одном из которых ввел производство железа английским способом)51;

субсидировал постройку первого в России парохода «Пожва»52, первым приступил к производству стеарина, первым применил дренаж и искусственное орошение, занимался золотодобычей, рыбным промыслом, впервые рафинировал сахар на собственном заводе и многое другое53. Оранжереи Часть капитала В. А. Всеволожского составляло богатое приданное супруги Е. Н. Бекетовой (?—1810), на которой он женился в 1790 г. Большая часть досталась В. А. Всеволожскому от его бездетного и очень богатого дяди, сенатора Всеволода Алексеевича Всеволожского (1738— 1797), который любил его, и, умирая, завещал племяннику все свое состояние, ничего не оставив остальным родственникам.

Собранные В. А. Всеволожским «ополченцы» из числа крепостных новгородских крестьян во главе с его сыном были отправлены под Бородино.

До осени 1812 г. В. А. Всеволожский жил в Москве, затем переехал в Казань, а позднее на Урал, где жил в заводском поселке Пожва.

Ныне проспект Римского–Корсакова, 35. Дом был куплен В. А. Всеволожским на имя княгини Е. М. Хованской (урожденной Пекен), которая приходилась ему дальней родственницей и гражданской женой, она была хозяйкой на всех приемах Всеволожского в Петербурге и в имении Рябово (ныне Всеволожск). [101, с. 25].

С 1798 г. В. А. Всеволожский занялся промышленностью;

он основал заводы: Сивинский конный (1798), Александровский чугунно–литейный (1802), Всеволодо–Вильвенский (1811) и др.

В имении В. А. Всеволожского в Рябове впервые было налажено производство листового железа и изготовление белой жести. Известен Пожевский (Пожвинский) железоделательный и чугуноплавильный завод, который был расположен на реке Каме, в 150 км выше Перми, данный завод в первой четверти XIX в. являлся одним из технически передовых предприятий России.

На Пожвинском чугунолитейном заводе В. А. Всеволожского были сооружены два парохода. На одном из них, названном «Пожва» (построенном в 1816 г.), он впервые совершил поездку до Казани.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.