авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Важная роль общенаучных методов состоит в том, что в силу своего «промежуточного характера» они опосредуют переход философского и частнонаучного знания. Общенаучные методы применяются во всех науках, но обязательно с учетом особенностей предмета каждой науки или научной дисциплины и специфики познания природных, социальных и духовных явлений.

Литература 1. Батищев Г.С. Введение в диалектику творчества. М., 2. Блауберг И.В. Проблема целостности и системный подход. М., 3. Кочергин А.Н. Методы и формы научного познания. М., 4. Кравец А.С. Методология науки. Воронеж, 5. Микешина Л.А. Философия познания. Полемические главы. М., 6. Микешина Л.А. Ценностные предпосылки в структуре научного познания.

М., 7. Проблемы истории и методологии научного познания. М., 8. Сачков Ю.В. Научный метод: вопросы и развитие. М., 9. Структура и развитие науки. 10. Философия и методология науки/под ред. Купцова В.И. М., 11. Швырев В.С. Анализ научного познания: основные направления, формы, проблемы. М., 12. Швырев В.С. Теоретическое и эмпирическое в научном познании. М., 13. Щедровицкий Т.П. Философия. Наука. Методология. М., 14. Юдин Б.Г. Методология науки. Системность. Деятельность. М., ТЕМА 6. ДИНАМИКА НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ Важнейшей особенностью научного знания является его динамика, т.е.

рост, изменение и развитие его формальных и содержательных характеристик в зависимости от временных и социокультурных условий получения новой информации. Можно выделить различные векторы или направления развития знания. К ним относятся содержательные и структурные изменения в знании, связанные с переходом от протонауки к собственно науке;

от незнания к знанию от одной теории или картины мира к другой концептуально организванной системе знания;

от проблемы к гипотезе и далее к научной теории и т.д.

6.1. Движущие силы развития научного познания:

интернализм и экстернализм Что является движущими силами развития научного знания? С одной стороны, научные идеи развиваются по внутренней логике: вытекают одна из другой, обосновывают друг друга и образуют единую систему знаний. С другой стороны, производит эти знания конкретный субъект (ученый, научное сообщество) и их появлению способствуют или, наоборот, препятствуют различные события и факты, относящиеся к области социальных, культурных, политических, религиозных и прочих факторов. Такая двойственность существования науки послужила основанием для формирования в 30-50-х годах XX в. двух методологических подходов в понимании движущих сил развития научного знания: интернализма и экстернализма.

Интернализм (от лат. Internus – внутренний) отдает предпочтение внутренним факторам развития науки. Его представители (А. Койре, К.

Поппер, Р. Холл, Г. Гернак и др.) акцентируют внимание на качественной специфике научного знания по сравнению с вненаучными формами познавательной деятельности, преемственности в динамике научного знания, направленности научного знания на достижение объективной истины.

Динамика науки – это движение идей, понятий, теорий, типов мышления по внутренней логике их развития, которое может происходить либо постепенно, либо скачкообразно. Наиболее интересная попытка обоснования интерналистской позиции была предпринята К. Поппером в его концепции «трех миров». С точки зрения интернализма, научное знание – это автономная, саморазвивающаяся система, содержание которой не зависит от социокультурных условий её бытия, от степени развития общества и особенностей различных его подсистем (политических, религиозных, культурных, экономических и т.д.). Главную движущую силу развития науки составляют присущие ей внутренние цели, средства и закономерности. Все интерналисты при объяснении динамики научного знания подчеркивают приоритет внутренних факторов его развития. Однако в понимании этих внутренних факторов выделяют две версии интернализма: эмпирическая и рационалистическая. С точки зрения эмпирической, основой динамики научного знания являются нахождение (установление, открытие) новых фактов. Теория – это вторичное образование, представляющее собой систематизацию и обобщение фактов. Представители рационалистической версии интернализма считают, что основу динамики научного знания составляют теоретические новации, выдвижение новых идей, гипотез и теорий.

Поскольку они являются результатом творческого воображения, интуиции и смелых предположений и догадок, постольку именно они определяют процесс науки, а эмпирические факты привлекаются только для их проверки (К.

Поппер).

Экстернализм (от лат. externus – внешний) исходит из ведущей роли в динамике науки внешних факторов. С точки зрения экстернализма основным источником инноваций в науке, определяющим не только направление, темпы её развития, но и содержание научного знания (темы, методы, идеи, гипотезы), являются материальный и духовный потенциал общества, его социальные потребности и культурные ресурсы. Все экстерналисты сходятся в том, что общество оказывает решающее влияние на развитие науки. Однако их мнения расходятся, когда речь заходит о том, какие из внешних факторов являются определяющими в этом развитии. Одни считают что такими факторами являются экономические, технические и технологические потребности общества (Дж. Бернал, О. Тоффлер, и др.), другие господствующую культурную доминанту общества (О. Шпенглер, П. Сорокин);

или – наличный духовный потенциал общества (религию, философию, искусство, нравственность, ментальность);

третьи – социальный и социально психологический контекст деятельности научного сообщества и отдельных ученых (Т. Кун, П. Фейерабенд и др.).

Экстерналистский и интерналистский взгляды на развитие науки выступают как крайние точки зрения, поскольку односторонне преувеличивают роль и значение одних, действительно важных факторов на развитие науки и не видят всей сложности и противоречивости этого процесса.

Экстерналисты не учитывают того, что новая научная идея может родиться от идеи и поэтому не анализируют внутренние стимулы развития науки. В противоположность этому интерналисты все сводят к генерированию и разработке новых научных идей, и поэтому недооценивают значение внешних факторов в развитии науки.

6.2. Эволюционно-кумулятивистская и революционно антикумулятивистская модели развития науки Тот факт, что наука – это развивающаяся система, у философов и историков науки не вызывает сомнения. Общепризнано, что история науки – это не просто логический процесс развертки содержания научного знания, а когнитивные изменения, совершающиеся в реальном историческом пространстве и времени. И эти изменения носят направленный и необратимый характер. Однако по вопросу о том, является ли развитие науки простым эволюционным изменением научного знания, расширением объема и содержания научных истин, связанных с их постоянным накоплением;

или развитие знания – это прерывистый процесс, характеризующийся скачками в видении одной и той же предметной области, предполагающий отказ от старых идей, теорий, методов, в философии науки происходят широкие дискуссии.

При решении этих вопросов отчетливо проявляются два крайних подхода в трактовке динамики научного знания: эволюционно-кумулятивистский и революционно-антикумулятивистский.

Представителями эволюционно-кумулятивистской трактовки развития научного знания являются ученые и философы, стоящие на позициях позитивизма: О. Конт, Г. Спенсер, Э. Мах, П. Дюгем и др. Ключевые слова кумулятивистского (от лат. cumula – увеличение, накопление) подхода к динамике научного знания: накопление, непрерывность, постепенность, преемственность, поступательность, прогрессивность. Основой формирования такой трактовки динамики науки являлся общепризнанный факт, что в истории науки суммируются усилия многих поколений ученых, происходит накопление знаний, осуществляется преемственность идей, теорий, методов и т.д. Суть эволюционно-кумулятивистской концепции сводится к следующим положениям:

знания о реальных свойствах, отношениях, процессах природы и общества, однажды приобретенные наукой, накапливаются, кумулируются, образуя постоянно растущий фонд объективных истин;

научное познание – процесс непрерывного, постепенного накопления знаний об окружающей действительности;

накопленный историей науки запас знаний остается без изменений, ничто из него не выбрасывается. Прообразы и истоки нового всегда можно найти в истории знаний;

каждый последующий шаг в науке можно сделать, лишь опираясь на предыдущие достижения;

новые знания всегда лучше, совершенней старых, они точнее и адекватнее воспроизводят действительность;

в прошлом знании значение имеют только те элементы, которые соответствуют современным научным теориям.

Итак, развитие науки в эволюционно-кумулятивистской концепции истолковывается как движение в сторону все больших обобщений, а эволюция научного знания как рост общности сменяющих друг друга теорий. На основе такой трактовки научного знания был выдвинут принцип соответствия, согласно которому отношение между старой и новой научной теорией должно быть таким, чтобы все положения предшествующей теории выводились в качестве частного случая в новой, сменяющей ее теории. В качестве примера приводится соответствие классической механики теории относительности и квантовой механике и т.д. Однако историки и философы науки второй половины XX в. показали в своих работах несостоятельность абсолютизации принципа соответствия. Классическая и релятивистская механика часто несовместимы и несоизмеримы, так как у них нет общего нейтрального эмпирического базиса. Они утверждают разные и порой несовместимые представления об одних и тех же физических понятиях: массы, пространства, времени и т.д.

Ограниченность эволюционно-кумулятивистскиой трактовки динамики науки осознается представителями постпозитивизма, что породило ряд новых моделей роста научных знаний: модель роста научного знания путем предположений и опровержений К. Поппера;

модель парадигмального анализа Т. Куна;

научно-исследовательскую программу И. Лакатоса;

модель размножения (пролиферации) несоизмеримых теорий П. Фейрабенда и др.

Революционно-антикумулятивистская модель научного знания, основные положения которой были разработки Т. Куном и П. Фейрабендом – это другая крайность в понимании динамики науки. Она обратила внимание на элементы кризисных ситуаций, прерывистости, скачкообразности развития научного знания. Однако в эту модель не укладывалась существенная для динамики науки идея преемствености знания. По Куну, каждая теория создается в рамках той или иной парадигмы. Теории, существующие в рамках различных парадигм, не сопоставимы. Революционный переворот в науке характеризуется Куном как коренное качественное изменение в ее развитии, как процесс смены парадигм и смены категориальной «сетки», через которую ученые рассматривают мир. Революционно-антикумулятивистская модель анализирует развитие науки как дискретный процесс. Её следствием является тезис о несоизмеримости теорий, согласно которому сменяющие друг друга теории (парадигмы) не связываются логически, поскольку используют разные принципы и способы обоснований. История науки воспринимается как генофонд идей и представляет собой нелинейное развитие, богатое примерами «сумасшедших идей», как, например, принцип дополнительности Н. Бора.

Выбор тех или иных научных идей зависит от социальных и психологических предпочтений научного общества.

Определенное разрешение проблем динамики научного знания предложено представителями российской философии науки. Наиболее разработанную концепцию предложил В.С. Степин, с позиций которого развитие научного знания представляет собой прерывисто-непрерывный процесс. В отечественной философии науки особо подчеркивается элемент преемственности научного знания. Поэтому в научной революции акцент переносится с ее разрушительной функции на созидательную. С позиций такого подхода, возникновение нового знания происходит без разрушения старого. Это означает при исторической реконструкции развития науки признание того факта, что прошлые фундаментальные теории не утрачивают своего своеобразия, воспринимаются как некоторая исторически определенная целостность, обладающая своими уникальными свойствами и включенная в определенный социокультурный контекст той или иной исторической эпохи.

6.3. Проблемные ситуации в науке Вопрос о том, с чего начинается научное исследование, был предметом многочисленных споров и дискуссий (например, эмпириков и рационалистов).

В прошлом, да и отчасти и сейчас широко распространено мнение, что исследование начинается с наблюдения фактов и только потом создаются гипотезы и теории для их объяснения. Против него в западной философии науки решительно выступал К. Поппер, который доказывал, что для наблюдения нужно избрать объект, определенную задачу, иметь некоторый интерес, точку зрения, проблему. Проблема выступает связующим звеном между наблюдением и теоретическими построениями, создаваемыми для их объяснения. Современная философия науки описывает движение научно познавательного процесса как гносеологическую цепочку:

проблема – гипотеза – теория, которая скрепляет развивающееся научное знание.

Проблема (от греч. problema – задача, трудность, преграда) – форма знания, содержанием которой является то, что еще не познано человеком, но, то, что нужно познать. Иначе говоря, это знание о незнании, вопрос, возникший в ходе познания и требующий ответа. Проблема не есть застывшая форма знания, а процесс, включающий два этапа процесса познания – её постановку и решение.

Правильное выведение проблемного знания из предшествующих факторов и обобщений, умение верно поставить проблему – необходимая предпосылка ее успешного решения. Как считает К. Поппер наука начинается не с наблюдения, а именно с проблем, и ее развитие есть переход от одних проблем к другим – от менее глубоких к более глубоким. Проблема возникает, по его мнению, либо как следствие противоречия в отдельной теории, либо при столкновении двух различных теорий, либо в результате столкновения теории с наблюдениями.

Тем самым научная проблема выражается в наличии противоречивой ситуации, т.е. проблемной ситуации (выступающий в виде противоположных позиций), которая требует соответствующего разрешения. Определяющее влияние на способ постановки и решения проблемы имеет, во-первых, характер мышления той эпохи, в которой формируется проблема, и, во-вторых, уровень знания о тех объектах, которых касается возникшая проблема. Каждой исторической эпохе соответствуют свои характерные формы проблемных ситуаций. Решение какой-либо конкретной проблемы есть существенный момент развития знания, в ходе которого возникают новые проблемы, а также выдвигаются те или иные концептуальные идеи, в том числе и гипотезы.

Гипотеза (от греч. hypothesis – предположение) – форма знания, содержащая предположение, сформулированное на основе ряда фактов, истинное значение которых неопределенно и нуждается в доказательстве. В современной философии термин «гипотеза» употребляется в двух основных значениях: форма знания, характеризующаяся проблематичностью и недостоверностью;

метод развития научного знания. Как форма теоретического знания гипотеза должна отвечать некоторым условиям:

должна соответствовать установленным в науке законам;

должна быть согласована с фактическим материалом, на базе которого она выдвинута;

иначе говоря, она должна объяснять все имеющиеся достоверные факты;

гипотеза не должна содержать в себе противоречий, если только они не являются отражением объективных противоречий, не только допустимых, но и необходимых гипотезе (например, гипотеза Луи де Бройля о корпускулярно-волновой двойственности, дуализме элементарных частиц;

это и корпускулы и волны одновременно);

гипотеза должна быть простой, не содержать ничего лишнего, чисто субъективного;

гипотеза должна допускать возможности ее подтверждения или опровержения и т.д.

Гипотеза как метод развития научно-теоретического знания в своем применении проходит следующие основные этапы:

попытка объяснить изучаемое явление на основе известных фактов и уже имеющихся в науке законов и теорий. Если такая попытка не удается, то делается следующий шаг;

выдвигается догадка, предположение о причинах и закономерностях данного явления;

оценка основательности, эффективности выдвинутых предположений и отбор из их множества наиболее вероятного;

развертывание выдвинутого предположения в целостную систему знания и дедуктивное выведение из него следствий с целью их последующей эмпирической проверки;

опытная, экспериментальная проверка выдвинутых из гипотезы следствий. В результате этой проверки гипотеза либо «переходит в ранг» научной теории, либо опровергается, «сходит с научной сцены».

Теория – наиболее развитая форма научного знания, дающая целостное отображение закономерных и существенных связей определенной области действительности. Примером этой формы знания являются классическая механика И. Ньютона, теория относительности А. Эйнштейна, теория постиндустриального общества Д. Белла и др. Ключевой элемент теории – закон, поэтому ее можно рассматривать как систему законов, выражающую сущность изучаемого объекта, во всей его целостности и конкретности. К числу основных функций теории можно отнести следующие:

синтетическая функция – объединение отдельных достоверных знаний в единую целостную систему;

объяснительная функция – выявление причинных и иных зависимостей, многообразия связей данного явления, его существенных характеристик, законов его происхождения и развития и т.п.;

методологическая функция – на базе теорий формируются многообразные методы, способы и приемы исследуемой деятельности;

предсказательная - функция предвидения, на основании теоретических представлений о «наличном» состоянии известных явлений делаются выводы о существовании неизвестных ранее фактов, объектов или их свойств, связей между явлениями;

практическая функция – конечное предназначение любой теории – быть воплощенной в практику, быть «руководством к действию» по изменению действительности.

Любая теория имеет следующие основные особенности:

Теория – это не отдельно взятые достоверные научные положения, а их совокупность, целостная развивающаяся система.

Чтобы превратиться в теорию, знание должно достигнуть определенной степени зрелости. А именно – когда оно не просто описывает определенную совокупность фактов, но и объясняет их, т.е. когда знание вскрывает причины и закономерности явлений.

Для теории обязательным является обоснование, доказательство, входящих в нее положений: если нет обоснований, нет и теорий.

Теоретическое знание должно стремиться к объяснению как можно более широкого круга явлений, к непрерывному углублению знаний о них.

Структура научных теорий содержательно определена системной организацией идеализированных (абстрактных) объектов.

Теория – это не только готовое, ставшее знания, но и процесс его получения, поэтому она не является «голым результатом», а должна рассматриваться вместе со своим возникновением и развитием.

6.4. Становление развитой научной теории В современной методологии науки выделяют следующие основные элементы теории:

1. Исходные основания – фундаментальные понятия, принципы, аксиомы, законы, уравнения и т.п.

2. Идеализированный объект – абстрактная модель существенных свойств и связей изучаемых предметов.

3. Логика теорий – формальная, нацеленная на прояснение структуры готового знания, на описание его формальных связей и элементов, и диалектика – направленная на исследование взаимосвязи и развития категорий, законов, принципов и других форм теоретического знания.

4. Совокупность законов и утверждений, выведенных из основоположений данной теории в соответствии с определенными принципами.

5. Философские установки, ценностные, социокультурные основания.

Методологически важную роль в формировании теории играет абстрактный, идеализированный объект («идеальный тип»), построение которого – необходимый этап создания любой теории. Идеализированный объект выступает не только как теоретическая модель реальности, но и содержит в себе конкретную программу исследования, которая реализуется в построении теории. Теоретическая модель – это универсальное средство современного научного познания, служащее тому, чтобы воспроизвести и завершить в знаковой форме строение, свойства и поведение реальных объектов. Теоретические модели дают возможность, в наглядной форме воссоздать объекты и процессы, недоступные для непосредственного восприятия (например, модель атома, модель Вселенной, модель генома человека и пр.) в ситуации, когда нет прямого доступа к реальности.

Теоретические модели, будучи конструкциями и идеализациями, являются своеобразной формой репрезентации (представления) объективного мира.

Научное сообщество рассматривает моделирование как важный и необходимый инструмент и одновременно как этап исследовательского процесса.

Весьма продуктивная в методологическом отношении концепция становления развитой научной теории разработана В.С. Степиным. В теоретическом знании он выделил два основных компонента: частные теоретические схемы (или модели) и фундаментальную теоретическую схему.

Частная теоретическая схема, составленная из определенной совокупности идеализированных объектов, описывает, как правило, достаточно ограниченную область исследуемых явлений. Фундаментальная теоретическая схема (модель) задает концептуальное пространство развитых научных теорий, в которых частные теоретические схемы (или законы) выводятся как следствия из фундаментальных постулатов и принципов. Следует обратить внимание на существенный момент концепции В.С. Степина – проблему взаимосвязи теоретической модели (схемы, по Степину) и научной картины мира. Картина мира позволяет увидеть аналогии между различными научными областями, тем самым оказывает воздействие на процесс выбора абстрактных схем, т.е. тех составляющих, которые станут основой новой теоретической модели. Научная картина мира предлагает ученому как бы подсказку, откуда следует брать материал для теоретической модели и создания специальной картины мира.

Для того, чтобы теоретическая модель была принята, она должна иметь «объясняющую силу» и быть изоморфной реальным процессам.

Информативность и самодостаточность – это важные характеристики истинных теоретических моделей, которые помогают познать существенные закономерности мира.

Объединяющая модель развития научных теорий.

Перейдем к обобщенному взгляду на динамику становления научных теорий. В сложном процессе генезиса и развития научной теории задействованы все формы научного познания (проблема, факт, гипотеза, теория, научно-исследовательская программа и т.д.). Можно описать их совместное участие в динамике теорий с помощью единой интерпретирующей модели:

НИП – научно исследовательская программа СКМ – специальная картина мира Общим стимулирующим условием для теоретического продвижения выступает исходная проблемная ситуация, которая должна быть описана учеными как научная проблема. Она является результирующей состояния как внешних факторов (социо-культурные потребности), так и внутренних (естественные проблемы самой науки). Усилия ученых по решению проблемы связаны с анализом фактов и выдвижением новых гипотез. Существенный прогресс в решении проблемы будет достигнут, когда сформируется комплекс плодотворных идей (теоретическая модель или схема). В сложном процессе анализа и взаимной корректировки общих (картина мира) и специальных (частные схемы) теоретических знаний и эмпирического материала возникает тот или иной теоретический эскиз (теория 1), который можно назвать начальным вариантом развивающейся научной теории. Однако выдвигаемая теория сталкивается с новыми проблемами… в целом весь процесс выглядит как циклическая серия сменяющих друг друга теоретических эскизов в рамках объемлющей их научно-исследовательской программы до тех пор пока в ней сохраняются ее исходные принципы и ведущие идеи.

Литература 1. В поисках теории развития науки. М., 2. Дугин А.Г. Эволюция парадигмальных оснований науки. М., 3. Лекторский В.А. Эпистемология классическая и неклассическая. М., 4. Марков Б.В. Проблемы обоснований и проверяемости теоретического знания. Л., 5. Современная научная картина мира. Формирование новой парадигмы.

М., 6. Степин В.С. Теоретическое знание. Структура, историческая эволюция.

М., 7. Степин В.С., Кузнецов Л.Ф. Научная картина мира и культура технической цивилизации. М., ТЕМА 7. НАУЧНЫЕ ТРАДИЦИИ И НАУЧНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ.

ТИПЫ НАУЧНОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ XX век вошел в историю науки как век крупнейших преобразований в науке и применения её достижений в технологии производства. Именно поэтому его характеризуют как век научно-технической революции, развернувшейся после Второй мировой войны. В таких условиях вполне понятен интерес к анализу революционных преобразований в науке, которыми характеризуется прошлый век. Многие исследователи в связи с этим подвергли критике кумулятивистские взгляды на развитие науки, сводящие такое развитие к простому накоплению научных истин, не затрагивающих их воздействие на изменение принципов, методов и структуры науки. Однако, подчеркивая эти коренные качественные изменения в науке, нередко забывают о преемственности в развитии научного знания, которое иногда выражают в виде противопоставления новаторства традициям.

7.1. Взаимодействие традиций и новаций в науке При изучении развития научного знания исследователи обращают внимание на то, что каждый новый результат возникает на основе предшествующих знаний. При этом многие ученые сходятся в том, что новации невозможны вне традиции. Традиция (от лат. tradition – передача, повествование) – это установившийся обычай, порядок, правила поведения.

Новация (от лат. novatio – обновление, изменение) в науке есть новое знание, полученное путем преодоления незнания. Т. Кун впервые рассмотрел традиции как основной фактор развития науки. Согласно Куну, традиция (парадигма) не только не тормозит это развитие, но выступает в качестве его необходимого условия. Но как возникают радикально новые теории? Кун считает, что действуя по правилам господствующей парадигмы, ученый случайно и побочным образом наталкивается на такие факты и явления, которые не объяснимы в рамках этой парадигмы. Возникает необходимость изменить правила научного исследования и объяснения. Показав, как происходит развитие нормальной науки в рамках традиции, Кун, однако, не сумел объяснить механизмы соотношения традиции и новации.

Концепцию Куна пытаются усовершенствовать отечественные философы науки, например, В.С. Степин и М.А. Розов. Согласно их взглядам, порождение нового знания происходит в контексте многообразия научных традиций, различающихся по содержанию, функциям, выполняемым в науке, способу существования. Так, по способу существования можно выделить традиции: вербализованные (существующие в виде текстов) не вербализованные (не выразимые полностью в текстовой форме), являющиеся неявным знанием. Неявные знания передаются на уровне образов от учителя к ученому, от одного поколения ученых к другому.

Признание того факта, что научная традиция включает в себя наряду с явным и неявное знание, позволяет сделать вывод, что научная парадигма – это не замкнутая среда форм и предписаний, а открытая система, включающая образцы неявного знания, почерпнутого не только из сферы научной деятельности, но и из других сфер культуры. Достаточно вспомнить о том, что многие ученые в своем творчестве испытали влияние музыки, художественных произведений, религиозно-мистического опыта. Ученый работает не в жестоких рамках куновской парадигмы, а подвержен влиянию всей культуры, что позволяет более корректно объяснить связь новаций и традиций. Важно не только признать идею связи новаций и многообразия традиций, но и показать механизм этой связи. М.А. Розов предложил несколько вариантов этих механизмов:

1. Концепция пришельцев. В какую-то науку приходит ученый из другой научной области. Не связанный традициями новой для себя науки, «пришелец»

начинает решать ее задачи и проблемы с помощью методов своей «родной»

науки.

2. Концепция побочных результатов исследования. Работая в традиции, ученый иногда случайно получает какие-то побочные результаты, которые не планировались.

3. Концепция «движения с пересадкой». Побочные результаты, непреднамеренно полученные в рамках одной из традиций, будучи для неё «бесполезными», могут оказаться очень важными для другой традиции.

Рассмотренные примеры получения нового знания свидетельствуют о важнейшей роли научных традиций. Можно сказать: «чтобы сделать открытие, надо хорошо работать в традиции».

7.2. Научные революции как «точки бифуркации» в развитии знаний Представление о научных революциях, которое сформировалось в философии науки XX века, стало неотъемлемой частью общего понимания процесса развития научного знания. Как и любая другая сфера культуры, наука со временем направленно и необратимо изменяется, т.е. развивается. В развитии науки выделяют два относительно автономных этапа: эволюционный (экстенсивный) и революционный (интенсивный). В модели историко научного процесса, обоснованной Т. Куном, они интерпретируются как фаза «нормальной науки и период научной революции». Эволюционное развитие не предполагает радикального обновления существующего фонда теоретических знаний. Революционное развитие науки связано с существенным обновлением и модификацией ее концептуально-теоретической базы. Научная революция – это разрешение многогранного противоречия между старым и новым знанием, сопровождающееся кардинальными изменениями в основаниях и содержании науки на определенном этапе её исторического развития. Наличие двух фаз в развитии науки есть выражение принципиальной нелинейности роста научного знания, так как в ходе научных революций происходит перерыв непрерывности, выражающийся в выборе одних стратегий и программ исследования и отбрасывании других.

Революции в науке представляют собой своеобразные «точки бифуркации»

в развитии знания. В современной литературе термином «бифуркация» (от лат.

bifurcus – раздвоенный), заимствованным из теории нелинейных систем синергетики, обозначают переход системы в одно из двух возможных состояний. Бифуркации как качественные изменения в развитии науки характеризуются неопределенностью и непредсказуемостью. Отсюда вытекает невозможность предсказания победы одной из конкурирующих научных парадигм, научно-исследовательских программ, теории и т.п. Научной революции обычно предшествуют следующие познавательные предпосылки:

рост заметного числа фактов, для которых в существующей картине мира не могут быть найдены объяснительные схемы;

необходимость выработки новых теоретических представлений, которые позволят интегрировать новые эмпирические данные в систему всего комплекса научных знаний;

кардинальная перестройка картины мира;

философское обоснование новаций, включая их сопряжение с общекультурным фоном.

В ходе научных революций происходит качественное преобразование фундаментальных оснований науки, замена старых теорий новыми, существенное углубление научного понимания окружающего мира, в виде становления новой научной картины мира, так как последняя содержит все базовые компоненты научного знания в обобщенной форме. Среди существующих типологий научных революций выделим классификацию, обоснованную в работах В.С. Степина. Она предполагает выделение трех типов научных революций:

1. внутридисциплинарные;

2. основанные на междисциплинарном взаимодействии;

3. глобальные.

Особой интерес представляют глобальные революции, поскольку они ведут к революционному перевороту в основаниях всей науки, сопровождаются переходом к новому типу рациональности. В истории науки выделяют четыре таких революции. Первая – свершилась в XVII веке, ознаменовав собой становление классической науки. Вторая произошла в конце XVIII – первой половине XIX вв. и её результатом был переход от классической науки, ориентированной в основном на изучение механических и физических явлений, к дисциплинарно организованной науке. Появление таких наук как биология, химия, геология и др., способствует тому, что механическая картина мира перестает быть общенаучной и общемировоззренческой. Биология и геология вносят в картину мира идею развития, которой не было в механической картине мира. Третья революция охватывает период с конца XIX до середины XX вв. Революционные преобразования произошли сразу во многих науках: в физике были разработаны релятивистская и квантовая теории, в биологии – генетика, в химии – квантовая химия и т.д. Возникают новые отрасли научного знания – кибернетика и теория систем. В результате сформировалась неклассическая наука. Начиная с последней трети XX в. происходит четвертая научная революция, влекущая за собой становление постнеклассической науки.

Объектами исследования на этом этапе развития науки становятся сложные системные образования, которые характеризуются уже не только саморегуляцией (с такими объектами имела дело и неклассическая наука), но с саморазвитием. Научное исследование таких систем требует принципиально новых стратегий, которые частично разработаны в синергетике. Синергетика, как уже отмечалось – это направление междисциплинарного исследования, объектом которого являются процессы саморазвития и самоорганизации в открытых системах (физических, биологических, экологических, химических, когнитивных и т.д.).

7.3. Научная рациональность и ее исторические типы За европейской цивилизацией закрепилось значение рационально организованной цивилизации, которой присущ дух целесообразного и прагматического решения проблем. Для того, чтобы раскрыть природу этой глобальной ориентации на устройство социальной действительности и принципы ее исторического изменения, надо ответить на вопрос о том, что представляет собой феномен рациональности как определенная характеристика мысли и действия. Обычно ее связывают с такими параметрами, как целесообразность, эффективность, логичность, ясность и разумность, экономичность, законосообразность, научность и т.д.

Очевидно, что в этом контексте рациональность должна интерпретироваться как тип сознания, создающий предпосылки для эффективных форм познания и преобразования действительности.

Традиционно в классической философии такую характеристику сознания связывали с его способностью обеспечивать понятийно-дискурсивное и логически обоснованное познание реальности. А указанную способность объясняли тем, что в структуре познания наряду с ощущениями, восприятием, памятью, эмоцией, волей и другими компонентами выделяли и рационально логическое мышление, которое провозглашалось высшей познавательной способностью человека, обеспечивающей ему возможность целенаправленного, обобщенного и опосредованного познания действительности. В современных интерпретациях структуры сознания часто выделяют когнитивные и ментальные пласты или компоненты. Первый ответственен за реализацию рационально-понятийного отношения к миру и стремление достичь объективно-истинного знания о нем. Второй – за субъективные переживания, оценочные суждения, а также эмоциональные состояния «жизни сознания» (вера, надежда, радость, тоска, справедливость и др.). Реально действующее сознание всегда характеризуется неразрывным единством когнитивного и ментального начал. Таким образом, рациональность как неотъемлемая характеристика сознания человека может быть определена как способность обобщенного, опосредованного и сущностного познания действительности, выраженного в вербально-понятийной форме. Наличие этой способности сознания позволяет человеку не только познавать глубинные и закономерные связи и отношения, но и обеспечивать возможность эффективной трансляции знания в культуре посредством передачи информации в знаково-символической форме от одной социальной системы в другую.

В современной культуре именно наука наиболее рельефно репрезентирует рациональную способность сознания. Поэтому сегодня чаще принято говорить о феномене именно научной рациональности и анализировать различные ее типы. Понятие «научная рациональность» полисемантично. Можно выделить несколько смысловых аспектов его содержания:

1) характер и уровень упорядоченности исследуемых в науке систем, который фиксируется в форме идеальных объектов различной степени общности;

2) способ понятийно-дискурсивного описания и объяснения исследуемой реальности;

3) совокупность норм и методов научного исследования, которая фиксируется в определенном типе методологической рефлексии и стиле научного мышления.

Именно третий смысловой аспект термина «научная рациональность» стал наиболее популярным и востребованным в современной философии науки.

Выделяют разные модели научной рациональности: индуктивистская (Р. Карнап), дедуктивная (К. Гемпель), тематическая (Дж. Холтон) и др. Одной из хорошо обоснованных интерпретаций научной рациональности является разработанная в отечественной философии науки (В.С. Степин, В.С. Швырев, П.П. Гайденко, В.Н. Порус и др.) историко-генетическая ее концепция, в рамках которой выделяются три исторических типа научной рациональности:

классический, неклассический, постнеклассический. Каждый из них характерен для определенного исторического этапа существования науки, последовательно сменявших друг друга на протяжении четырех столетий развития техногенной цивилизации. Тип научной рациональности, согласно В.С. Степину, - это состояние научной деятельности, представленной как отношение «субъект - средства исследования – объект» и направленной на получение объективной истины.

Классический тип рациональности в научной деятельности, понятой как отношение «субъект - средства – объект», выделяет объект в качестве главного компонента указанного отношения. При этом усилия ученого тратятся на то, чтобы как можно полнее исключить из теоретического объяснения и описания объекта всё, что относится к субъекту, средствам и методам познания. В этом усматривается необходимое условие получения объективного и истинного знания об объекте. На этом этапе ни ученые, ни философы не учитывают активность субъекта, влияние познавательных средств на процесс познания, а также не осознают социокультурной обусловленности содержания оснований науки.

Неклассический тип научной рациональности, в отличие от классического характеризуется осознанием влияния познавательных средств на объект. Это влияние учитывается и вводится в теоретические объяснения и описания, то есть в структуре научной деятельности: «субъект – средства – объект»

внимание исследователя акцентируется на объекте и одновременно на средствах. А так как средства познания использует субъект, то начинает приниматься во внимание его активность. Но по-прежнему не осознается тот факт, что цели науки, определяющие стратегии научного поиска обусловлены мировоззренческими и ценностными установками, доминирующими в культуре.

Постнеклассический тип рациональности – это выход на уровень осознания того факта, что знания об объекте соотносятся не только с особенностями его взаимодействия со средствами, но и ценностно-целевыми структурами деятельности субъекта. Другими словами, признается, что субъект влияет на содержание знаний об объекте не только в силу применения особых исследовательских средств и процедур, но и в силу своих ценностно целевых установок, которые напрямую связаны с вненаучными, социальными ценностями и целями. В постклассике социальная жизнь, её ценности и цели признаны компонентами (явными или неявными) научного знания, что с неизбежностью перестраивает весь категориальный аппарат философии науки.

Литература 1. Гайденко П.П. Научная рациональность и философский разум. М., 2. Исторические типы рациональности: В 2 т. М., 1995, 3. Кравец А.С. Традиции и новации в установленнии стиля мышления//Философия, естествознание, социальное развитие. М., 4. Мамардашвили М.К. Классический и неклассический идеалы рациональности. Тбилиси, 5. Моисеев Н.Н. Современный рационализм. М., 6. Научная революция в динамике культуры. Минск, 7. Научный прогресс. Когнитивные и социокультурные аспекты. М., 8. Порус В.Н. Парадоксальная рациональность (очерки о научной рациональности). М., 9. Традиции и революции в истории науки. М., ТЕМА 8. ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОГО ЭТАПА РАЗВИТИЯ НАУКИ Важнейшей характеристикой современной стадии развития науки является возрастание тенденции к единству научного знания, находящей свое воплощение в развертывании междисциплинарных направлений исследования, в поиске новых форм интеграции знания, использования идей и методов одних наук в других, перехода от дисциплинарных методов исследования к проблемно-ориентированным и др. Все это способствовало широкому применению и утверждению в современной науке системного подхода к исследуемой действительности. К числу междисциплинарных и системных способов исследования относится эволюционный подход, который в современной науке приобрел статус глобального эволюционизма, а также синергетический метод изучения самоорганизующихся процессов в сложных системах. Именно системный, эволюционный и синергетический подходы являются стратегическими направлениями современного научного поиска и служат предпосылкой для создания общей научной картины мира.

8.1. Постнеклассическая наука, ее принципы и тенденции развития В современной постнеклассической картине мира проблема поведения открытых, неравновесных систем находится в центре внимания синергетики – науки об открытых самоорганизующихся системах с нелинейными обратными связями. В 1973 году немецкий ученый Г. Хакен выступил на конференции, посвященной проблемам самоорганизации, что и положило начало новой дисциплине – синергетике. По мнению ученого, существуют одни и те же принципы самоорганизации различных по своей природе систем от электрона до людей, а значит, речь должна вестись об общих детерминантах природных и социальных процессов, на нахождение которых и направлена синергетика.

8.1.1. Освоение самоорганизующихся синергетических систем и новые стратегии научного поиска.

Как же объясняет синергетика процесс самоорганизации систем?

1. Для этого система должна быть открытой, т.е. постоянно обмениваться не только энергией, но и веществом с окружающей средой, что является своего рода обменом беспорядка (хаоса) на порядок. Взаимодействуя со средой, открытая система не может быть равновесной. С поступлением новой энергии или вещества неравновесность в системе возрастает. В конечном счете, прежняя взаимосвязь между элементами системы, которая определяет ее структуру, разрушается. Со временем между элементами системы возникают новые взаимосвязи и появляются кооперативные процессы, которые приводят к образованию новых динамических структур. Так схематически могут быть описаны процессы самоорганизации в открытых системах. Закрытая, изолированная система в соответствии со вторым законом термодинамики, в конечном итоге должна прийти в состояние энергетического равновесия со средой.

2. Открытая система должна находиться достаточно далеко от точки термодинамического равновесия. При сильном отклонении от равновесной ситуации, когда флуктуации (нарушения, возмущения) вызывают случайные отклонения параметров системы от среднего значения возникают диссипативные (от лат. dissipatio – рассеивание энергии) структуры. Если в классической термодинамике тепловое рассеяние – источник беспорядка, то в синергетике диссипация – источник самоорганизации. Если упорядочивающим принципом для закрытых систем является эволюция в сторону увеличения энтропии (от гр. en – внутри + trope – поворот, превращение: 1) в физике мера внутренней неупорядоченности системы, 2) в теории информации – мера беспорядка, неопределенности ситуации) или усиления их беспорядка, то фундаментальным принципом самоорганизации служит, напротив, возникновение и усиление порядка через флуктуации. Этот процесс И. Пригожин характеризует посредством принципа образования порядка через флуктуации. Для этого необходимо наличие аттрактора (от лат. attraction – притяжение), т.е. финальной цели – состояния, направляющей эволюцию системы. Порядок рождается из хаоса, который выполняет конструктивную роль в процессе выхода системы на один из аттракторов. Сам хаос обладает сложным внутренним строением, а поэтому его противопоставление порядку не может быть абсолютным.

3. При критическом изменении главных параметров система достигает некоторого «порога» устойчивости, за которым (если не произошло разрушение системы) открывается несколько возможных путей развития. Этот «порог» называется точкой бифуркации (от англ. fork – вилка). В ней траектория развития разделяется на равно возможные «ветви» дальнейшего движения системы, из которых осуществится только одна: происходит выбор системой одного из возможных вариантов развития. За «выбор» той ветви, которая возникает после точки бифуркации, ответственны «флуктуации на микроскопическом уровне». Бифуркации, согласно Пригожину, являются:

точкой максимальной чувствительности системы к любым внешним и внутренним воздействиям: вблизи нее даже самые незначительные флуктуации могут двинуть систему в совершенно ином направлении развития, что демонстрирует неустойчивость нашего мира;

источником инноваций эволюционного развития системы, а это означает, что «природа созидательна на всех уровнях её организации».

4. Бифуркационный переход обусловливает нелинейность, т.е.

многовариантность, альтернативность эволюции системы, а потому «будущее не дано нам заранее» (И.Пригожин), его нельзя просчитать, опираясь на принципы детерминизма. Эволюция в этом контексте предстает как процесс последовательных бифуркационных переходов, в которых господствует элемент случайности, аналогичный бросанию игральной кости.

Как известно, синергетика сформировала свои основные принципы в ходе изучения неравновесных процессов в термодинамике. Можно ли эти принципы применять к изучению общества? Сам Пригожин выступал против редукции (сведения) гуманитарных наук к физике, но при этом считал, что изучение общества как сложной системы допускает применение синергетического подхода. Социально-исторические события имеют свою микроструктуру, где и происходят флуктуации, вызванные индивидуальными действиями людей.

Поэтому, как пишет Пригожин, «мир есть конструкция, в построении которой мы все можем принимать участие».

Синергетика выступила в качестве парадигмальной теории постнеклассической науки. В качестве ее основных мировоззренческих положений можно выделить следующие: сложноорганизованным системам, в том числе природе, нельзя навязывать собственные сценарии развития, можно лишь способствовать их внутренним тенденциям;

относительно любого процесса существуют несколько альтернативных вариантов развития, поэтому возможен выбор наиболее оптимального из них;

будущее состояние системы детерминирует её наличное состояние;

хаос является не исключительно негативной характеристикой, на определенных этапах он выступает в качестве конструктивного аспекта эволюции;

в моменты неустойчивости системы увеличиваются флуктуационные процессы, а значит, в критические моменты развития возрастает роль деятельности каждого отдельного человека;

формируются новые поведенческие установки для индивида и социума: «человек должен научиться жить в этом нестабильном, неопределенном, сложном и открытом мире», ибо «один неосторожный шаг – и он сорвется в бездну. Одно необдуманное действие – и человечество может исчезнуть с лица земли»

(Н.Н.Моисеев).

Вместе с синергетическим видением мира в науку входят такие понятия, как неопределенность, стохастичность (вероятность), хаос, бифуркация, диссипативные системы и т.д., выражающие неравновесные характеристики действительности. Новым содержанием наполняются категории случайности и причинности. Можно сказать, что в современной науке происходит поворот от бытия к становлению.

8.1.2. Принцип глобального эволюционизма и его влияние на современную науку Другая тенденция, которая начинает охватывать все большее количество наук – это распространение в науке принципа глобального эволюционизма.

Идея эволюции впервые была выдвинута в биологической науке еще в XVIII веке., в XX в. она проникает в социальные и гуманитарные науки. Однако в науках физико-химического цикла вплоть до второй половины XX в.

господствовала концепция закрытой обратимой системы, в которой фактор времени не играет роли. Глобальный эволюционизм выступил интегративным направлением, учитывающим динамику развития неорганического, органического и социального миров. К концу XX века. в естествознании сформировались теоретические и методологические предпосылки для создания единой модели универсальной эволюции, выявления общих законов природы, связывающих в единое целое происхождение Вселенной (космогенез), возникновение Солнечной системы и нашей планеты Земля (геогенез), возникновение жизни (биогенез) и, наконец, возникновение человека и общества (антропосоциогенез). Такой моделью является концепция глобального эволюционизма. Вся история Вселенной – от момента сингулярности до возникновения человека – предстает как единый процесс эволюции, самоорганизации, саморазвития материи.

Обоснованию глобального эволюционизма способствовали три важных современных научных подхода: теория нестационарной Вселенной, концепция биосферы и ноосферы, идеи синергетики. В начале XX в. разработанная отечественным ученым А.А. Фридманом теория расширяющееся Вселенной (теория «Большого взрыва») положила начало появлению идеи исторического изменения Вселенной, включив в научную картину мира идею космической эволюции. Теория Фридмана позволила говорить о том, что историческое развитие (эволюция) присуща не только живым организмам, но и Вселенной в целом.


В понимании глобального эволюционизма важное значение имеет антропный принцип, который фиксирует связь между свойствами расширяющейся Вселенной и возможностью возникновения в ней разумного начала. Следствие слабой версии антропного принципа, предложенной Б. Картером, следующее: «то, что мы ожидаем наблюдать, должно быть ограничено условиями, необходимыми для нашего существования как наблюдателей». Действительно, в известной нам области мира – нашей Вселенной – основные параметры её существования согласованы настолько «ювелирно», что только при этом наборе фундаментальных характеристик, возможно появление и развитие жизни, и разумна. Так что человек не есть случайное явление. Он лишь результат направленного мирового процесса самоорганизации.

Развитию идеи универсальной эволюции способствовало учение В.И. Вернадского о био- и ноосфере, обосновывающих идею неразрывной связи планетарных и космических процессов. По Вернадскому, жизнь – это целостный эволюционный процесс (физический, геохимический, биологический), включенный в космическую эволюцию. В рамках глобального эволюционизма большое внимание уделяется эволюции биологической. В XX в. возникла синтетическая теория эволюции, в которой был предложен синтез теории Дарвина, современной генетики и ряда новейших биологических обобщений.

Человечество как продукт естественной эволюции подчиняется её основным законам. Этап медленного постепенного изменения общества назван эволюцией социальной. Эволюция человеческого общества происходит при сохранении генетических констант вида Homo sapiens и реализуется через взаимосвязанные процессы развития социальных структур, общественного сознания, производственных систем, науки, техники, материальной и духовной культуры. Поэтому важной в теории глобального эволюционизма становится проблема «коэволюции», обозначающей согласованное существование природы и человечества. Механизмы «врастания» человечества в природу включают биологические, технические и социальные аспекты. Коллективный разум и коллективная воля человечества должны быть способными обеспечить совместное развитие (коэволюцию) природы и общества.

8.1.3. Главные характеристики постнеклассической науки В ходе развития науки в последней трети XX в. были выявлены основания для создания новой научной картины мира – эволюционно-синергетической. Её фундамент составляют ставшие общенаучными принципы развития и системности. Базовые положения этой картины мира – теории самоорганизации (синергетика) и систем (системология), а также информационный подход, в рамках которого информация понимается как атрибут материи, наряду с движением, пространством и временем.

Сущностные черты эволюционно-синергетической картины мира:

развитие рассматривается как универсальный и глобальный процесс, эта черта нашла свое выражение в концепции глобального эволюционизма;

развитие трактуется как самодетерминированный нелинейный процесс самоорганизации нестационарных открытых систем;

такое понимание развития исходит из синергетики;

утверждается фундаментальная согласованность основных законов и свойств Вселенной с существованием в ней жизни и разума.

1. Формируется новый взгляд на мир как сложную и нестационарную систему взаимодействия микро-, макро-, и мегамиров, характеризующуюся неустойчивостью по отношению к собственным начальным параметрам.

Невозможность однозначно предсказать результаты воздействия на эту систему приводит к пониманию того, что мы «не можем полностью контролировать окружающий нас мир нестабильных феноменов» (Пригожин), а поэтому его нельзя бездумно преобразовывать, даже опираясь на выводы науки, так как «кажущиеся ничтожными изменения фундаментальных параметров биосферы и всей Вселенной, могут привести к её полной перестройке». (Моисеев).

2. Изменение самого объекта – открытие саморазвивающейся системы.

Предметная область постнеклассической науки выходит за пределы природных процессов в область «человекоразмерных» самоорганизующихся систем:

экологических, технологических, социальных. Изменения понимания научных объектов носят двоякий характер:

расширяется и усложняется объектная сфера науки, происходит ее очеловечивание. Человек входит в картину мира не как вещь наряду с другими, а как систематизирующий принцип;

мышление о таких объектах неразрывно связано с характеристиками познающего субъекта, средствами познания, целями и ценностями.

Современная наука требует включения в знание ценностных параметров, поскольку ее объектами является «человекоразмерные» системы. Человек уже не находится за пределами мира, он включен в него. Более того человек и Вселенная существуют в нерасторжимой сопряженности.

3. Изменение типа научной рациональности. Ориентация современной науки на изучение сложных исторически развивающихся систем перестраивают нормы исследовательской деятельности. Применяются методы построения различных сценариев, исторической реконструкции и т.д.

Рациональным признается не только то, что дает возможность получить законосообразную истину, но и то, что способствует выживанию человечества и целесообразному устройству жизни. Истина и ценность здесь не противостоят друг другу. И та и другая выступают как различные измерения человеческой деятельности. Первая акцентирует обращенность рациональной активности вовне, а вторая – её соотнесенность с человеком. При изучении «человекоразмерных» объектов поиск истины непосредственно затрагивает гуманистические ценности. Его описание предполагает включение аксиологических факторов в состав объясняющих положений.

4. Происходит междисциплинарная интеграция наук, что предполагает необходимость методологической коммуникации между ними. Роль посредника в этой коммуникации может выполнять философия.

Приоритетными становятся междисциплинарные исследования, нацеленные, прежде всего, на нахождение путей выхода из глобальных кризисов.

5. Появляется необходимость признать, что диалог, являясь необходимой формой не только гуманитарного, но естественнонаучного познания, становится новой формой рациональности, признающей открытость сознания к разнообразию подходов, к тесному взаимодействию (коммуникации) различных индивидуальных сознаний и менталитетов разных культур (Ю. Хабермас).

6. Изменение характера научной деятельности, обусловленное революцией в средствах получения и хранения знаний (компьютеризация науки, сращивание науки с промышленным производством и т.д.).

8.2. Компьютеризация науки, её проблемы и следствия Развитие науки является частью общей динамики современной цивилизации. Мир становится единым, более унифицированным, чем в прежние времена. Эту важнейшую особенность нынешней цивилизационной ситуации все чаще называют глобализацией. Для современного цивилизационного пространства характерны сложные переплетающиеся взаимосвязи различных регионов и различных сфер жизни, сверхсложная техническая оснащенность общества. Современная наука тоже изменяется в сторону колоссального усиления, ускоренной динамики, наращивания технического потенциала. Это связано прежде всего с процессами информатизации современной науки. Информатизация – это использование современных информационных технологий, их постоянное совершенствование во всех важнейших областях человеческой деятельности – науке, управлении, образовании, производстве и т.п. Как известно, главными событиями информатизации являлась микропроцессорная революция 70-х гг. XX в., разработка стандартной модели ПК с открытой архитектурой в начале 1980-х гг. и становление доступной для массового потребителя глобальной компьютерной сети Интернет в 1990-е гг. Сегодня компьютер является необходимым инструментом в любых областях науки. Он включается во все стадии работы: в поиск базовой информации по теме, планирование эксперимента, управление процессом экспериментирования, теоретический анализ, представление результатов, научную коммуникацию и т.п.

Информатизация резко повышает возможности человека, позволяет ему осилить чрезвычайно сложные задачи.

Компьютеризация науки имеет два наиболее очевидных следствия для развития научного знания. Первое – это появление новых направлений познания, непосредственно связанных с развитием высокотехнологичных отраслей, компьютеризацией различных сфер человеческой деятельности.

Одной из особенностей новых направлений познания стала ориентация на междисциплинарность. Для работы в области информационных технологий важным оказывается не только инженерное и программное знание, но и осведомленность в области психологии, философии, социологии, владение различными видами моделирования. Новые области научного знания, например: телематика (объединение средств телекоммуникации и информации), когитология (пограничная область между психологией, лингвистикой, информацией, философией ) исследует устройство и функционирование человеческих знаний. Второе следствие компьютеризации науки – это новые формы трансляции научного знания. Здесь речь во многом идет о представленности знания как информации – конструирования в режиме «on-line», создания поисковых систем, организации форм интерактивного общения в научном сообществе. Компьютерные способы объективации знания, с одной стороны, делают информацию более доступной и демократичной, а с другой - ослабляют критерии представления научных результатов существующих в печати. Возникающие проблемы: об авторском праве, о цензуре, о достоверности и ответственности и т.д.

Если в античной философии знание рассматривалось как учение об истинном представлении чего-либо, отличного от мнения (Платон, Аристотель), во времена Средневековья знание понималось по отношению к вере, то сейчас актуальным является рассмотрение проблематики знания и информации. В современных информационных коммуникациях на первый план выходят проблемы изложения, передачи, поиска и обнаружения информации.


Можно упомянуть и о таком следствии компьютеризации, как формирование компьютерной парадигмы, или концепции «цифровой философии», которая представляет собой некий язык описания, ориентированный на модель компьютера. Например, такова попытка описания Вселенной – как гигантского компьютера.

Однако, говоря об общественных достоинствах компьютеризации, следует отметить и ряд негативных моментов. Успехи информатизации заставили человека слишком доверять машине. Возникает тенденция трактовки тех или иных ситуаций (управленческих, познавательных и т.д.) в терминах компьютерных возможностей, т.е. ориентация на то, что эта ситуация будет проанализирована машинным способом. При этом снижается уровень качественного собственного человеческого видения проблемы (ценностно ориентированного, смыслового, неформального), что особенно неоправданно в социально значимых областях – медицине, здравоохранении, экономике, педагогике, политике и т.д. В итоге забывается, что машина является лишь вспомогательным средством человеческой деятельности и, что единственным субъектом познавательной деятельности и принятия решений является человек.

8.3 Этические проблемы современной науки.

Кризис идеала ценностно-нейтрального знания Современная наука как сфера человеческой жизнедеятельности, оказывающая огромное влияние на условия его существования, не может избежать нравственного суда и быть свободной от этических оценок.

Вторжение науки в мир человекоразмерных систем (экосистемы, медико биологические и биотехнологические объекты, системы искусственного интеллекта и др.) создают принципиально новую ситуацию, которая выдвигает на повестку дня комплекс сложных мировоззренческих вопросов о системе и ценности самой науки, о перспективах ее прогрессивного развития и взаимодействия с другими формами культуры. Поэтому в настоящее время в условиях увеличения и разветвления способов взаимосвязи науки с жизнью общества, обсуждение этических проблем науки становится одним из важнейших способов осмысления ее изменяющихся социальных и ценностных характеристик. Проблема взаимоотношения науки и этики решается в двух тесно связанных между собой направлениях: разработка профессиональной этики ученых и решение учеными вопроса о социальной ответственности научного сообщества за негативные последствия результатов научных исследований в практике.

8.3.1 Этика науки. Проблемы профессиональной и социальной ответственности ученых Этика науки – система представлений, отражающих содержание этической составляющей науки. Как особая дисциплина этика науки ставит своей целью прояснение и изучение этических норм, которые используются в научном познании, а также анализирует конкретные коллизии нравственного характера, возникающие в ходе развития науки. Этика науки – это совместный поиск разумных решений, в котором принимают участие и ученые, и общественность.

Профессиональная этика в сфере научной деятельности получила название научного этоса. Понятие научного этоса ввел американский социолог Р.Мертон в работе «Нормативная структура науки» (1942г.) для обозначения комплекса норм и ценностей этического порядка, являющихся обязательными для всех членов научного сообщества. Мертон связывает научный этос с регулирующими профессиональную деятельность ученых внутринаучными императивами морального порядка. К ним он относит императивы универсализма, коллективизма, бескорыстности и организованного скептицизма. Предпринятый Мертоном анализ ценностей и норм науки неоднократно подвергался критике за абстрактный характер предложенных им требований. И тем не менее, наличие норм и ценностей очень важно для самоорганизации научного сообщества. Научный этос связан прежде всего с профессиональной ответственностью, т.е. ответственностью ученых перед научным сообществом за качество проводимых ими исследований и получаемых результатов, за добросовестное выполнение других профессиональных ролей, за сохранение ценностей сообщества. Если нарушения императивов научной деятельности приобретут массовый характер, то под угрозой окажется сама наука.

В отличие от профессиональной социальная ответственность ученых реализуется во взаимоотношениях науки и общества. Поэтому ее можно характеризовать как внешнюю или социальную этику науки. При этом следует иметь в виду, что в реальной жизни проблемы внутренней и внешней этики науки, профессиональной и социальной ответственности ученых тесно переплетены между собой.

До середины XX в. преобладал просветительский подход к оценке нравственной силы науки, согласно которому наука формирует высокую нравственность самим стилем своего мышления: дух науки созвучен добру, братству, справедливости. Этот подход берет свое начало в античности, где знание рассматривалось как благо (Сократ, Платон, Аристотель) и поэтому занятия наукой, имеющие целью приращение знаний, представляли собой этически оправданный вид деятельности. Со времен Ф.Бэкона господствовала парадигма в этической оценке науки как несомненного добра. По Бэкону, наука существует «ради пользы для жизни и практики», наука дана «в помощь человечеству, на помощь человеческому роду». Вместе с тем позитивная моральная оценка науки сопровождалась распространенной точкой зрения, называемой тезисом «ценностной нейтральности науки». Она состояла в утверждении, что научная деятельность сама по себе безразлична к ценностям.

И действительно достаточно долгое время наука «сама по себе», считаясь неоспоримой ценностью, оставалась ценностью нейтральной.

Резкие изменения во второй половине XX в. привели к перестановке акцентов в обсуждении социально-этических проблем науки. После окончания Второй мировой войны наука вступает в новую фазу своего развития, именно в этот период начинает резко меняться нравственная атмосфера восприятия науки как со стороны широких общественных слоев, так и со стороны самих ученых. Взрывы атомной бомбы, возрастающая милитаризация науки, экологические угрозы подорвали авторитет науки. В этих условиях научному сообществу стало все труднее придерживаться парадигмы, в основе которой лежал принцип «наука – безусловное добро и благо». По существу в ценностных основаниях современной науки наступила «переоценка ценностей». Переоценка ценностей привела к тому, что ученые стали прибегать к уже испытанному ранее принципу этической нейтральности науки.

Суть модернизированного принципа этического нейтралитета сводилась к тому, что сама наука (содержание научных знаний) не является ни добром, ни злом. Наука, по мнению ученых, призвана давать объективную истину, в этом заключается ее самоценность, а добром или злом могут обернуться лишь технические, технологические, социальные её применения.

Модернизированный тезис этической нейтральности науки снимал с научного сообщества ответственность за антигуманную направленность науки и взваливал ее на правительственные и иные круги, принимающие решения о практическом применении науки. Тезис о нейтральности науки оказался не состоятелен. Как бы ни были виноваты вненаучные круги в пагубных применениях результатов науки, нельзя снимать ответственность за социальную направленность научно-технического прогресса и с самих ученых.

Признание того, что наука не является нейтральной по отношению к социальному развитию, сразу ставит вопрос о социальной ответственности ученых перед обществом. В научном сообществе стал активно обсуждаться механизм общественного контроля за научной деятельностью, ее результатами и возможными сферами применения. В современных условиях, учитывая что научно-технологические мощности настолько велики, что их воздействие может привести к катастрофам регионального или глобального характера, становится особенно острой тема распределения ответственности. В наши дни она активно обсуждается (Г. Ионасом, Г. Кляйном, Х. Ленком, Дж. Лэддом,П.

Томпсоном и др.) Например, Г. Ионас в работе «Принцип ответственности.

Опыт этики для технологической цивилизации» (1985) утверждает, что сегодня должна быть пересмотрена сама доктрина ответственности, необходимо совершить переход от традиционной ответственности виновного к ответственности предупреждающей, охранительной. Вообще говоря, чем большие технологические возможности имеет действующее лицо, тем от него требуется больший объем знаний, и тем большую ответственность за эти последствия он должен нести. Вопрос об ответственности в условиях современных технологических возможностей остается открытой проблемой, требующей серьезного анализа. Но, говоря о разработке конкретных механизмов ответственности, стоит заметить, что уже сам факт открытости научно-технических мероприятий для общественного контроля влияет на положение дел.

8.3.2 Этические вопросы специальных наук В последние десятилетия интенсивно развиваются частные направления этики науки. Назовем некоторые из них.

Экологическая этика – это направление, исследующее социально-этические аспекты экологических проблем. Современная экология является ярким примером дисциплины, насыщенной ценностным содержанием. Обоснование концепции сотрудничества с природой специалистами экологической этики (Р.

Атфилд, Э. Ласло, О. Леопольд и др.) происходит в контексте нравственно экологической переориентации современной науки. Жизнь, природная среда, планета в целом рассматриваются как ценности, требующие бережного отношения и защиты. Значительную роль в становлении эко-этического подхода сыграла деятельность академика Н.Н. Моисеева (1917-2000). Особенно важны его расчеты, моделирующие последствия ядерной войны (т.н. феномен «ядерной зимы»). Н.Н. Моисеев показывает, что сегодня понятия экологии, нравственности и политики «сплелись в клубок удивительной сложности».

В ряде публикаций он вводит понятие экологического императива как безусловного требования, обращенного к человечеству. Экологический императив обязует нас запретить любые войны, поддерживать сохранность основных параметров природной среды - чистоты поверхности Земли, воздуха, Мирового океана. Невыполнение экологического императива есть нарушение важнейших природных констант, следствием которого явится неминуемое и необратимое разрушение биосферы, несовместимое с условиями жизни на Земле. Экологический императив как важнейший ориентир современного мышления требует радикального пересмотра политики, дипломатии, хозяйствования, образования и т.д. «Нравственный и экологический императив - нераздельное целое», - подчеркивает Н.Н.Моисеев.

Биомедицинская этика (биоэтика) – область исследований, касающихся нравственных аспектов современной медицинской науки и практики, медицинских технологий, политики здравоохранения. В последнее время биомедицинская этика интенсивно развивается, реагируя на новые возможности медицинской науки (такие как трансплантология и репродуктивные технологии), а также обсуждая традиционно острые вопросы эвтаназии, генной инженерии, технологии клонирования, о пределах манипуляции над человеческой психикой и многие другие темы.

Биомедицинская этика ввиду особого драматизма проблем, связанных с человеческой жизнью, здоровьем, интимной сферой, требует дальнейшего развития, серьезного отношения и медиков и общественности к поднимаемым ею вопросам. Сегодня биомедицинская этика становится обязательным предметом в медицинском образовании. Относительно недавно в нашей стране были созданы Российский национальный комитет по биоэтике.

Компьютерная этика – особая область исследований, занимающаяся этическими проблемами, возникающими в связи с развитием компьютерных технологий. Не секрет, что расширение компьютерных возможностей (особенно тех, что представлены глобальной сетью Интернет) служит не только во благо, но и влечет ряд негативных последствий. Происходящая сейчас информационная революция вызывает к жизни новые острые проблемы.

Так, в сфере компьютерной этики обсуждаются такие вопросы как доступность и распространение сетевыми средствами различной социально и этически предосудительной информации (пропаганда насилия и т.п.), компьютерные преступления, ответственность ученых, занимающихся разработкой новых технологий и другие темы.

Таким образом, центр этического регламентирования современной науки смещается с общих оценок науки в целом с позиции добра и зла к дифференцированной оценке ее отдельных направлений и действий конкретных ученых, и выработке научным сообществом механизмов регулирования социальных последствий научной деятельности.

8.4 Роль науки в преодолении глобальных проблем современности Современные цивилизационные процессы вызвали к жизни огромную массу проблем. Многие из них, такие как экологическая, сырьевая, продовольственная, опасность войны и т.д. приобрели глобальный характер.

Их изучением занимается область междисциплинарных исследований, которую называют глобалистикой. В анализе глобальных тенденций и проблем принимают участие экономика, экология, социология, политология, философия глобальных проблем, этика и другие научные дисциплины.

Определение и классификация глобальных проблем.

В отечественной научно-философской литературе широкое распространение получил подход И.Т.Фролова и В.В.Загладина. В совместной работе «Глобальные проблемы современности: научные и социальные аспекты» (1981) ими были предложены критерии для отнесения проблем к разряду глобальных. Глобальные проблемы – это:

проблемы, которые затрагивают интересы и судьбы всего человечества проблемы, для преодоления которых необходимы кооперативные усилия по крайней мере большинства жителей планеты;

проблемы, которые являются объективной составляющей факторов мирового развития и поэтому не могут быть проигнорированы кем бы то ни было;

проблемы, нерешенность которых может привести к серьезным (и даже необратимым) последствиям для человечества и среды его обитания.

Кроме того, глобальные проблемы отличаются высокой мобильностью и взаимозависимостью. Список глобальных проблем в связи с их мобильностью является открытым. Однако среди них можно выделить некоторые устойчивые группы: И.Г.Фролов и В. В. Загладин предлагают рассматривать три класса глобальных проблем:

Проблемы, связанные с отношениями между социальными общностями человечества или интерсоциальные. К ним относятся предотвращение угрозы войны и сохранения мира;

строительство нового международного экономического порядка (преодоление отсталости и обеспечение экономического роста);

борьба с международным терроризмом.

Проблемы, являющиеся результатом взаимодействия общества и природы. К ним относятся экологические проблемы: загрязнение окружающей среды, сохранение флоры и фауны, проблемы сохранения генофонда;

проблемы освоения обществом природы: энергетические проблемы, природные ресурсы;

освоение новых глобальных объектов природы: освоение космоса и Мирового океана.

Проблемы вида «человек-общество». К ним относятся – демографические проблемы, образования, здравоохранения, проблемы адаптации человека в современных условиях, развитие различных культур и их взаимодействие, обеспечение социальной стабильности в борьбе антиобщественными явлениями.

Некоторые глобальные проблемы могут быть отнесены сразу ко всем классам, например, продовольственная проблема. Ввиду динамичности глобальных проблем довольно сложно установить шкалу приоритетов по остроте, срочности решения. Острота и актуальность глобальной проблематики общеизвестна. Сохраняется опасность военных конфликтов, способных перерасти в крупномасштабные бедствия. Международной опасностью является терроризм. Напряженной остается экологическая проблема.

Актуальной является проблема сохранения человеческой личности как биосоциальной структуры в условиях растущих процессов отчуждения. Не менее опасны и взрывоопасны социальные проблемы – резкая граница в уровнях жизни богатых и нищих социальных слоев, регионов и т.д.

Роль науки в подходах к решению глобальных проблем Решение глобальных проблем является сверхсложной задачей. Ни одна из них не может быть решена отдельно от других. Наука играет здесь огромную роль. Существенная часть работы по выходу из глобально-кризисной ситуации принадлежит специальным научно-технологическим разработкам. Так, чрезвычайно важными являются:

дальнейшее исследование закономерностей поведения сверхсложных экологических систем;

создание программ оздоровления и регенерации природной среды;

проведение поисковых работ для обнаружения новых запасов топлива и сырья;

освоение новых источников энергии;

разработка ресурсосберегающих технологий и общее повышение эффективности используемого сырья:

повышение эффективности сельского хозяйства;

разработка социальных программ (в образовании, здравоохранении, экономике и занятости населения) для повышения качества жизни в неблагополучных регионах и др.

Весь мир вовлечен сегодня в глобальные процессы. Для изучения планетарных тенденций и для решения общечеловеческих проблем требуются особые глобально ориентированные стратегии и подходы. Примером исследования нового типа, посвященных анализу всемирных экономических трендов (от англ. «trend» - заявленная тенденция) и нацеленных на решение проблем интеграции мирового хозяйства могут служить работы выдающегося экономиста В.В.Леонтьева (1906-1999). В.В.Леонтьев и его сотрудники обработали колоссальный материал, отражающий современную динамику общепланетарного хозяйственного механизма.

Общая ориентация мировой науки на глобальную проблематику должна стать ведущей стратегией будущего развертывания научно-технологических разработок. Можно сказать, что перспективным способом организации подобных научных исследований является «комплексно-междисциплинарный»

подход, концентрирующийся вокруг конкретных проблем. Образцом подобного рода деятельности может служить работа «Римского клуба». Это международная организация, включающая ученых, а также политических и общественных деятелей. Она была создана в 1968 году по инициативе итальянского бизнесмена и экономиста Аурелио Печчеи (1908-1984).

Деятельность Римского клуба направлена на проведение исследований глобальных проблем современности и ставит своей целью добиться понимания трудностей, возникающих на пути развития человечества, разработать программы рекомендации, способствующие разрешению кризисных процессов.

8.5. Современная наука и проблемы развития информационного общества Переход к постиндустриальной, информационной цивилизации – одна из ярко выраженных тенденций в развитии современного мира, которая неразрывно связана с достижениями науки и их внедрением в производство и человеческую жизнь. В последние десятилетия идея рождения нового общества активно обсуждается учеными. Отсюда появление многочисленных концепций стремящихся раскрыть смысл происходящих перемен.

«Постиндустриальное общество» (Д. Белл), «постэкономическое общество» (В.

Иноземцев), «постмодернистское общество» (Ж.Ф.Лиотар), «дегуманизированное общество» (К. Ясперс), «общество риска» (У.Бек), «информационное общество» (М. Кастельс), «глобальное общество» (А.

Панарин), «открытое общество» (К. Поппер) и даже «общество после конца истории» (Ф.Фукуяма), и др. Среди этих и других концепций термин «информационное общество» выделяется своим позитивным содержанием. В понятии информационного общества содержится ориентир на продолжающееся научное, техническое и социальное развитие.

Фундаментальными направлениями, которыми во многом определяются приоритеты развития информационного общества являются:

информатизация и медиатизация общества;



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.