авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ...»

-- [ Страница 4 ] --

появление новых технологий (информационных, биотехнологических, коммуникативных, космических, нанотехнологий и др.) создание новых материалов с заданными свойствами (композитов и др.) 8.5.1 Информатизация как предпосылка формирования информационного общества Информатизацией называют быстрый и всеобъемлющий процесс создания и распространения новых информационных технологий (развитие электронных средств обработки и хранения информации, рост влияния электронных средств массовой информации, создания мощных коммуникативных систем типа сети Интернет и т.д.), который выступает объективной основой современных цивилизационных изменений общества, культуры и человека. Информатизация – объективная предпосылка формирования информационного общества.

Репрезентация знания в форме электронной информации – важная проблема современной философии науки, связанная с эволюцией средств информации. Американский философ М. Маклюэн (1911-1980) в своей работе «Галактика Гутенберга» провозгласил решающую роль техники - инструмента коммуникации – в жизни общества. Свою позицию он выразил в лозунге:

«форма коммуникации – это и есть ее содержание». Испано-американский социолог, экономист М. Кастельс (р. 1942) развивает данный тезис, представляя свою концепцию информационного общества, связывая ее с революционным переворотом в сфере новых технологий: этот переворот должен привести к погружению социальной и экономической жизни общества в Интернет-сети. М.Кастелес очерчивает границы информационно технологической парадигмы, выделяя несколько главных черт:

информация в рамках данной парадигмы служит сырьем технологии, и, следовательно, технология в первую очередь воздействует на информацию, но никак не наоборот.

эффекты новых технологий охватывают все виды человеческой деятельности;

информационная технология инициирует сетевую логику изменений социальной системы;

информационно-технологическая парадигма основана на гибкости, когда способность к изменениям становится «решающей чертой общества» и т.д.

В работе «Галактика Интернет» Кастельс характеризует информационную глобализацию как один из самых серьезных качественных скачков в человеческой истории. Разработка и внедрение информационных технологий становится сегодня важнейшим фактором государственной политики в лидирующих странах. Интернет – это новая реальность, новые информационное пространство. Интернет радикально изменяет быт, образование, управление, бизнес и другие сферы, создавая возможность работать в них «со скоростью мысли»

8.5.2 Информационное общество и проблема глобализации Развитие науки является частью общей динамики современного цивилизационного процесса. Мир становится единым, более унифицированным, чем в прежние времена. Эту важнейшую особенность информационного общества все чаще называют глобализацией. Корни и предпосылки глобализационных процессов уходят в глубину истории, однако реальное их влияние на темпы и характер социокультурного развития мирового сообщества начинает обнаруживаться лишь к концу XX столетия.

Большинство исследователей разделяет суждение о многомерности и хронологической длительности процесса глобализации: он только на исходе XX века проявляется наиболее полно и зримо. В качестве важнейших этапов этого процесса обычно выделяют следующие периоды исторического развития европейского сообщества:

1) Эпоха Возрождения как этап своеобразной протоглобализации, обусловивший становление международного рынка, основ правовых отношений между народами, идей гуманизма;

2) Рубеж XIX – XX веков, когда капиталистическая система хозяйствования переходит в империалистическую стадию и осуществляется реальная интернационализация капиталов;

3) Середина XX столетия, когда итоги Второй мировой войны закрепляются в ряде политико-правовых документов и соглашений, обусловивших интеграцию усилий различных стран и регионов мира в политической, экономической и социокультурной сферах (создание ООН и МВФ в 1944 г., принятие Всеобщей декларации прав человека в 1948 году и др.);

4) Последняя треть XX века знаменует собой эпоху подлинной глобализации мирового развития, для которой характерны:

процессы транснационализации экономики;

создание глобальных финансовых и торговых систем и корпораций;

интенсивное развитие информационных и коммуникативных технологий;

тотальная массовизация и унификация культуры;

образование различных союзов и международных объединений.

Важнейшими предпосылками глобализации в ее современном варианте явились:

информационная революция, обеспечивающая техническую базу для создания глобальных коммуникационных систем;

интернационализация капитала и конкурентная борьба на мировых рынках;

дефицит природных ресурсов и обострение экологической ситуации во всем мире;

демографическая проблема и хаотическая урбанизация;

интенсивное развитие высоких технологий, антропологические риски информационной цивилизации.

Исходя из этого, сущность глобализации можно трактовать как процесс формирования мирового рынка капитала, товаров, услуг и рабочей силы, планетарного информационного пространства, единого для большинства стран и регионов мира. Глобализация – это прежде всего процесс формирования кардинально нового информационного общества, базирующегося на интеграции и транснационализации экологической, информационной и социокультурной деятельности различных стран. Транснациональные корпорации, международные профессиональные сообщества, неформальные группы по интересам, возникающие на базе Интернета, начинают играть возрастающую роль в мировой политике, экономике, культуре.

Результаты и последствия глобализационных процессов в современном мире противоречивы и неоднозначны. Сегодня уже совершенно очевидно, что они могут не только способствовать интеграции мирового сообщества с целью преодоления вызовов технической цивилизации, но и создавать предпосылки для их дальнейшего обострения. Своеобразной реакцией на неоднозначность социокультурных последствий глобализации стало антиглобалистское движение, которое сформировалось в середине девяностых годов двадцатого века и стало активо развиваться в США, Германии, Англии, Франции и других стран. Одна из проблем, повсеместно привлекающая внимание антиглобалистов, связана с обостряющимися противоречиями в сфере взаимодействия человека и природы, с необходимостью формировать адекватное современности – экологическое сознание на принципах коэволюции. В связи с этим особую актуальность в современной науке и философии приобретает проблема «устойчивого» развития, непосредственно связанная с поиском стратегии дальнейшего развития информационного общества. Следует отметить, что понимание термина «устойчивое развитие»

(sustainable development) не означает, что общество должно впасть в некий гомеостаз, превратившись в статичную систему традиционалистского типа.

Напротив, ожидается, что развитие мировой цивилизации станет более динамичным, интенсивным, поливариантным. Речь идет о некоторых ключевых требованиях:

развитие должно быть сбалансированным, учитывать не только ресурсные параметры, материально-технические, экономические факторы, но и также социально-политические и ценностно мировоззренческие составляющие социальной динамики;

предполагается не количественный рост материальных, финансовых, демографических и информационных ресурсов, а переход к новому качеству роста. Это означает ориентацию развития на коэволюционный идеал отношений человечества с природным миром Земли и ее космическим окружением (Н.Н. Моисеев);

устойчивое развитие предполагает создание условий для преодоления разрывов в уровне дохода между различными слоями населения и повышения качества жизни.

Идея целостного развития, задающая информационному обществу радикально новые приоритеты социодинамики на принципах гармонизации отношений между человеком и природой, а также установления справедливых и равноценных отношений между представителями различных культур, должна быть оценена как одна из фундаментальных ценностей в социокультурном пространстве современности.

Литература 1. Антропный принцип в структуре научной картины мира. История и современность. Л., 2. Аршинов В.И. Синергетика как феномен постнеклассической науки.

М., 3. Бауман З. Глобализация. Последствия для человека и общества. М., 4. Глобальный эволюционизм. Философский анализ. М., 5. Грани глобализации. М., 6. Йонас Г. Принцип ответственности. Опыт этики для технической цивилизации/Пер. с нем. М., 7. Кастельс М. Галактика Интернет: Размышления об интернете, бизнесе и обществе. Екатеринбург, 8. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Основания синергетики. СПб., 9. Кобляков В.П. Этические аспекты глобальных проблем современности. М., 10. Маклюэн М. Галактика Гуттенберга: Становление человека печатающего.

М., 11. Моисеев Н.Н. Еще раз о проблеме коэволюции//Вопросы философии.

1999. № 12. Моисеев Н.Н. Современный рационализм. М., 13. Печчеи А. Человеческие качества. М., 14. Пригожин И.Р. Порядок их хаоса. Новый диалог человека с природой.

М., 15. Проблемы методологии постнеклассичекой науки. М., 16. Проблемы ценностного статуса науки на рубеже XX в. СПб., 17. Самоорганизация и наука. Опыт философского осмысления. М., 18. Стратегия выживания: космизм и экология. М., 19. Фролов И.Т. Этика науки. Проблемы и дискуссии. М. 20. Фролов И.Т., Загладин В.В. Глобальные проблемы современности: научные и социальные аспекты. М., 21. Хакен Г. Синергетика. М., 22. Чумаков А.Н. Философия глобальных проблем. М., 23. Шредингер Э. Наука и гуманизм. М., ТЕМА 9. НАУКА КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ 9.1. Понятие науки как социального института Научно-исследовательская деятельность в обществе носит упорядоченный, организованный характер. Иными словами, наука развивается и функционирует в обществе как социальный институт. Социальные институты – это исторически сложившиеся и устойчивые формы организации совместной деятельности и отношений людей, выполняющих общественно-значимые функции. Такой ракурс исследования науки дает возможность охарактеризовать ее как:

совокупность организаций и учреждений, функционирующих в соответствии с особыми правилами и императивами;

систему отношений и ролевых функций, возникающих в научных сообществах на различных стадиях исследовательских процессов;

в форме фиксации и обоснования ее социального статуса, реализующегося в разнообразных взаимосвязях с конкретно историческим типом общества;

посредством анализа основных форм и методов профессиональной коммуникации в науке.

Институциональная интерпретация науки впервые обосновывается в рамках социологии науки как одной из форм ее дисциплинарного исследования. Формирование социологии науки происходит в 30е годы XX столетия, и обычно связывается с деятельностью таких ученых, как Дж.Бернал, П. Сорокин, Т. Парсонс, и в особенности Р. Мертон. Ему принадлежит безусловный приоритет в разработке и обосновании социологии науки как относительно самостоятельной области исследования, имеющей свой предмет, категориальный аппарат и особые методы познания. Мертона принято считать основоположником «институциональной» социологии науки, поскольку главным в его концепции является обоснование особого статуса науки как социального института. Понятие «социальный институт» трактуется в западной социологии как устойчивый комплекс формальных и неформальных правил и норм, регулирующих человеческую деятельность и организующих ее систему ролей и статусов. По мнению Мертона, особенность науки как социального института определяется в первую очередь тем, что она дает нам объективно-предметное и истинное знание. Основным механизмом, определяющим функционирование науки, является совокупность норм и императивов, регулирующих профессиональную деятельность ученых как членов научного сообщества. Эти правила профессионального поведения обеспечивают своеобразие науки как социального института и гарантируют его стабильное функционирование, несмотря на то, что ученые рассредоточены в пространстве и времени и вплетены в различные социокультурные системы.

Обязательный для науки комплекс ценностей и норм, который Р.Мертон назвал «научным этосом» включает в себя четыре основополагающих «институциональных» императива: универсализация, коллективизм (или общность), бескорыстность и организованный скептицизм. Согласно ученому, эта комбинация норм (императивов) обеспечивает функциональную цель науки – постоянный рост объективно-истинного знания.

Во второй половине XX столетия мертоновская императивная парадигма в социологии науки подвергается систематической критике и уступает свои позиции социокогнитивной парадигме (М. Малкей, Р. Коллинз, Т. Кун и др.). В рамках этого подхода наука лишается своего объективно-эпистемологического статуса и начинает интерпретироваться, прежде всего, как социокультурный феномен.

9.2. Историческое развитие институциональных форм научной деятельности Превращение науки в один из социальных институтов общества совершается в историческом процессе её институциализации.

Институциализация – это длительный процесс, который имеет различные стадии и формы. В науке процесс институциализации, прежде всего, связан с формированием научных дисциплин. Научная дисциплина (от лат. discipline – учение) – это базовая форма организации профессиональной науки, объединяющая ученых на предметно-содержательном основании научного знания в научное сообщество.

Процесс институциализации начинается в XVII столетии в Западной Европе, когда возникают первые академические учреждения. В 1660 году организуется Лондонское королевское общество, в 1666 году – Парижская академия наук, в 1724 году – Петербургская академия наук и т.д. Затем начинают формироваться различные профессиональные ассоциации и объединения ученых, коммуникация и деятельность которых определялась, в первую очередь, нормами и правилами научного поиска. К ним можно отнести «Французскую консерваторию (хранилище) технических искусств и ремесел»

(1795), «Собрание немецких естествоиспытателей» (1822), «Британскую ассоциацию содействия прогрессу» (1831) и др. Так возникает особый тип сообщества «Республика ученых», утверждающий новые формы научной коммуникации. Наряду с организованно оформленными объединениями ученых в науке функционируют организационно неоформленные научные сообщества, формирующиеся на различных основах: по коммуникационным связям, приверженности к авторитету и т.д. Наиболее распространенными формами таких объединений являются «невидимый колледж» и «научная школа». Понятие «невидимый колледж» введено в науковедение Дж. Берналом и детально разработано Д. Прайсом. «Невидимый колледж» – это форма научного сообщества, объединяющая группу исследователей на основе коммуникационных связей: имеющих устойчивую структуру, функцию и объем. «Научная школа» – другая распространенная форма неформального объединения ученых, играющая заметную роль в развитии науки. Научная школа – это форма научного сообщества, формирующаяся на основе приверженности идеям, методам, теориям авторитетного лидера в той или иной научной дисциплине.

Институциональный подход к науке позволил обосновать классификацию ее организационных форм. Выделяют так называемую «малую» и «большую»

науку. «Малая» наука представляет собой такую совокупность ее организационных форм, которая преобладает в классический период ее существования. В то время научная деятельность еще не стала широко распространенной профессией и не выступала как основа технологий производства. Лишь в XX столетии, когда формируется развитая инфраструктура науки (широкая сеть научно-исследовательских и информационных центров;

система высшего и постдипломного образования;

промышленные и производственные корпорации и ит.д.), возникает «большая»

наука.

В современной социологии науки принято различать «внутреннюю» и «внешнюю» социальность науки, или ее микроконтекст и макроконтекст.

Первый уровень социальности обычно интерпретируют как структурно функциональную зависимость науки от характеристик научного сообщества или исследовательской группы. Второй рассматривают как форму общей социокультурной детерминации научной деятельности и ее взаимосвязей с экономикой, политикой, бизнесом, культурой и другими подсистемами социальной жизни. К важнейшим направлениям социальной институализации можно отнести следующие формы и уровни взаимосвязи с обществом:

наука и современные инновационные технологии в сфере экономики и бизнеса;

наука и рационализация форм и технологий социального управления;

сложная конфигурация отношений между наукой и властью;

наука и образование.

Одним из актуальных направлений исследований науки как социального института является социокоммуникативный подход к ее анализу и интерпретации.

9.3. Научная коммуникация как совокупность форм и методов профессионального общения в научном сообществе Научная коммуникация – это совокупность видов и форм профессионального общения в научном сообществе, а также передачи информации от одного участника к другому. Наличие коммуникации как формы информационного обмена между членами научного сообщества всегда признавалось существенной характеристикой научной деятельности, но объектом специального анализа она становится лишь в конце 50-х - начале 60-х годов XX века. Благодаря деятельности американского науковеда Д. Прайса и его школы была развита особая область исследований науки, получившая название наукометрия. Основной задачей наукометрических исследований считалось рассмотрение структуры и особенностей информационных фондов науки, а также основных направлений профессиональной коммуникации в науке. При этом соответствующую интерпретацию получили практически все основные информационные процессы в науке, начиная с массива научных публикаций и важнейших информационных мероприятий (конференции, симпозиумы, конгрессы и т.д.) и кончая функционированием системы научно технической информации.

Изучение коммуникаций в науке позволило обосновать несколько моделей их описания. Выделяют познавательные модели научной коммуникации, в которых акцентируется внимание на когнитивно-информационных аспектах научной деятельности и основной задачей научного сообщества считается максимально возможное приращение фонда имеющейся информации.

Существуют также социально-организационные модели научной коммуникации, выделяющие в качестве приоритетных стратификационные моменты в реальном общении ученых. Различают следующие формы научной коммуникации:

1. Формальная и неформальная коммуникация. Первая предполагает документальную фиксацию научного знания в виде статьи, монографии или иной публикации. Вторая базируется на таких технологиях общения, которые не требуют письменного оформления и последующего воспроизведения в научной литературе, либо электронных средствах информации.

2. Устная и письменная коммуникация. В связи с этим разделением важно зафиксировать основные формы трансляции в культуре, в значительной мере определяющие исторически конкретные типы взаимодействия ученых, как в структуре научных сообществ, так и в более широких социальных контекстах.

Начиная с XVI в., когда было изобретено книгопечатание в Европе, главной формой закрепления трансляции знаний в науке становится книга. В ней, как правило, не только излагались определенные научные результаты, но и содержалось их развернутое и систематическое обоснование. В таких фолиантах были представлены как конкретные научные сведения о различных явлениях и процессах, так и их философская и мировоззренческая интерпретация, а также принципы и формы включения научных знаний в существующую картину мира. Так работали все выдающиеся ученые того времени: Галилей, Ньютон, Декарт, Лейбниц и др. По мере развития науки и расширения ее предметного поля возникает следующая фаза научной коммуникации – систематическая переписка между учеными, которая осуществлялась преимущественно на латинском языке и посвящалась обсуждению путей и результатов научных исследований. Впоследствии переписку между учеными как форму трансляции знания заменяет статья в научном журнале. По мнению Д. Прайса, уже к XVIII в. научные журналы значительно потеснили книги. В современных условиях информационные технологии и глобальные коммуникационные сети существенно изменяют основные формы трансляции знаний и, соответственно, возможности для их хранения, обработки и передачи как внутри профессиональных сообществ, так и за их пределами.

3. Различают так же личностную и безличностную, непосредственную и опосредованную, планируемую и спонтанную формы научной коммуникации.

Благодаря выделению этих форм существенно дополняется представление о возможных способах и типах научной коммуникации.

9.4. Наука в системе социальных ценностей. Сциентизм и антисциентизм Возникновение науки как специфической формы познавательной деятельности, ее институализация в новоевропейской культуре были связаны с обоснованием особого аксиологического статуса научного знания. Начиная с Галилея и Бэкона, в европейском сознании утвердилось мнение о ценностной нейтральности естественных наук, их беспристрастности и объективности в противоположность гуманитарному знанию. Считалось, что именно наука в отличие от философии, морали, религии способна отразить мир в его объективных и не зависящих от ценностных устремлений человека. Именно стремление к истине и объективному познанию мира составляли основу эпистемологического идеала науки и требовали элиминации из нее всего того, что было связано с субъектом и формами его духовно-чувственного опыта.

Однако активная ассимиляция новых научных знаний в структуре производства и социальных технологий продемонстрировали несостоятельность представления о науке как аксиологически нейтральной форме познавательной деятельности. Сегодня уже никто не оспаривает того факта, что наука является социокультурным феноменом и самым активным образом влияет на формирование базовых установок современного общества как в региональном, так и в глобальном его измерении. Одной из актуальных проблем ценностного измерения современной науки является вопрос о взаимосвязи внутринаучных, или когнитивных, ценностей, разделяемых сообществом ученых, и социальных ценностей, задающих фундаментальные приоритеты и цели развития общества на конкретном историческом этапе его существования. Внутринаучные ценности представляют собой совокупность нормативных предписаний и императивов, которые выполняют функции интеграции различных научных сообществ и регулируют формы исследовательской деятельности. Социальные ценности укоренены в культуре общества и детерминируют важнейшие императивы социальной жизни. Свои нормативные-регулирующие функции они реализуют в форме политических, религиозных, моральных, эстетических, правовых взглядов и убеждений, разделяемых членами научного сообщества. Отношение к науке, формы ее оценки и интерпретации в различных социальных группах и конкретно исторических типах социума всегда составляли важную часть аксиологического пространства культуры. Говоря о науке как о ценности, обычно выделяют два ее аксиологических измерения: мировоззренческую ценность науки и инструментальную ценность науки.

Мировоззренческая ценность науки определяется тем обстоятельством, что начиная с утверждения гелиоцентрической системы мироздания, обоснованной Коперником, и кончая самыми последними открытиями в области молекулярной биологии, космологии и других дисциплинах, наука выполняет важные функции в формировании современного мировоззрения. По мере того, как обосновывалась ценность науки, в качестве культурно-мировоззренческой инстанции в общественном сознании утверждалось представление о ней, как своеобразном эталоне рационального отношения человека к действительности.

Наиболее отчетливо эта интенция проявилась в культуре эпохи Просвещения, которая возвысила Разум до решающей инстанции во всех человеческих делах, а невежество, суеверие и предрассудки представила как причину социальной несправедливости. Однако, последующее развитие расшатывало веру в абсолютную рациональность науки как безусловного общественного блага.

Наука, соединившаяся с технологией, стала могучей производительной силой, способной не только удовлетворять существующие человеческие потребности, но и порождать принципиально новые цели и мотивы человеческой деятельности.

Инструментальная, или прагматическая направленность науки, нашла свое отражение в знаменитом афоризме Ф.Бэкона, который утверждал, что «знание есть сила» - сила, преобразующая природу и социальное окружение человека.

Наука изучает предпосылки для удовлетворения все возрастающих потребностей человека, выражает его стремление к безграничной власти над объектами природы и социальной действительностью. Если использовать, обоснованную американским психологом А. Маслоу типологию основных человеческих потребностей, то можно увидеть, что возможность удовлетворения практически каждой из них предполагает использование современных научных знаний. Это относится к таким потребностям, как витальные, связаные с обеспечением биологического статуса человека и сохранением его здоровья. Наука вносит свой вклад в обеспечении потребностей человека в безопасном существовании и создании для него комфортных условий жизнедеятельности. Потребность в познании, понимании, коммуникации и многие другие предполагают для своего удовлетворения наличие все возрастающего объема естественнонаучного и социально гуманитарного знания.

Известно, что фундаментальная наука ориентирована на такой вид познавательной деятельности, которая не содержит в себе никаких внешних оправданий и преследует лишь одну цель – достичь истинного знания об исследуемой реальности. Иное дело – прикладная наука, где преднамеренно планируется прагматический эффект полученного знания, который достигается благодаря внедрению теоретических знаний в различные сферы деятельности общества. Отмеченная амбивалентность науки как целостной системы знаний и познавательных действий отчетливо обнаруживает себя в двойственной мировоззренческой оценке самой науки, а также ее социокультурных последствий. Выделяют два основных вида такой оценки: сциентизм и антисциентизм Сциентизм (от лат scientia – знание, наука) – философско мировоззренческая ориентация в оценке науки, исходящая из абсолютизации ее позитивной роли в решении актуальных проблем познания и преобразовании реальности (природной, социальной, духовно-нравственной).

Как правило, представители сциентизма (Г. Спенсер, Р. Карнап, Дж. Гэлбрейт, Д. Белл и др.) в качестве эталона науки рассматривают естественнонаучные и технические дисциплины и полагают, что они способны обеспечить человеку успешное разрешение важнейших проблем его индивидуального и социального бытия. В рамках сциентистской ориентации выделяют два ее типа:

аксиологический сциентизм (наука есть высшая культурная ценность и ее прогресс является необходимой предпосылкой прогрессивного изменения общества в целом) и методологический сциентизм (методологический арсенал математических и естественных наук является универсальным и может обеспечить рациональное познание не только объектов природы, но и феноменов социокультурного мира). Сциентизму свойственна инструментальная трактовка науки как универсального средства решения социальных проблем. Он радикально противостоит ценностным формам культуры (философии, религии, искусству, морали и другим). На практике сциентизм обычно связан с технократизмом как идеологией научно технической интеллигенции.

Антисциентизм – философско-мировоззренческая ориентация в оценке науки, которая приуменьшает (либо полностью отрицает) позитивную роль науки в развитии общества и культуры. Представители антисциентизма (М.

Хайдеггер, Г. Маркузе, Э. Фромм, П. Фейерабенд и др) подчеркивают факт невозможности свести социокультурную реальность к ее научно рациональным моделям и интерпретациям, настаивают на иррациональной природе общественной жизни и на принципиальной ограниченности науки в делах познания и понимания человеческого бытия. Различают три основные формы антисциентизма: антропологическую, гуманистическую и иррационалистическую.

1. В рамках антропологически ориентированных версий обосновывается мысль о принципиальной невозможности постичь феномен человека средствами научно-рационального познания. Тайна человеческой экзистенции может быть предметом только философско-метафизических размышлений о месте и предназначении человека во Вселенной.

2. Подчеркнуто критическое отношение к науке, ее возможностям в обеспечении социальной стабильности и духовно-нравственного развития личности в современном обществе свойственно для гуманистических версий антисциентизма. Истоки такого умонастроения восходят еще к творчеству Ж.-Ж. Руссо, который полагал, что прогресс в научном постижении мира не обеспечивает очевидных гарантий нравственного совершенствования человека.

Многочисленные проекты создания «гуманизированной», «экологизированной», «альтернативной» науки, в которой ставится задача ее комплексной социализации и разработки этических версий научного познания характерны для представителей этой ветви антисциентистских умонастоений.

3. Иррационалистическая интерпретация антисциентизма позиционирует себя как наиболее радикальная форма критики науки и научного мировоззрения. Как правило, сторонники этой разновидности антисицентизма проповедуют идеи создания романтических утопий, провозглашая в их рамках перспективы возврата к традиционным формам культуры.

Дилемма сциентизма и антисциентизма – одна из отличительных особенностей современной духовной ситуации, в которой зримо проявилась противоречивость науки и ее социально-антропологических ориентаций.

Антиномичность феномена сциентизма и антисциентизма зримо проявляется в том, что без науки и ее технологических инноваций невозможно обеспечить достойное качество жизни и комфортные условия обитания человека в природной и социальной среде. С другой стороны, экспоненциальный рост научного знания и его проявления в современных технологиях и потребительском образе жизни создает реальную угрозу устойчивости биосферы и лишает человека подлинно духовной перспективы его бытия в мире. Именно поэтому одной из фундаментальных задач цивилизации, по мнению Э. Агацци, является необходимость постоянно защищать науку и в тоже время противостоять антисциентизму.

9.5. Наука и экономика. Инновационная экономика Одной из важных сфер функционирования науки как социального института является экономика. Термин «экономика» многозначен и включает в себя, по крайней мере, два класса явлений: 1) экономику как отрасль науки, изучающую экономические отношения и народное хозяйство;

2) экономику как различные виды и отрасли производства, народное хозяйство страны, мирового сообщества, отношения в этих сферах по поводу производства, распределения и обмена. Непосредственная связь науки и экономики проявляется в экономике как в научной дисциплине, изучающей закономерности развития экономических процессов на различных уровнях (макроэкономика и микроэкономика). Экономика как научная дисциплина представляет собой комплекс научных дисциплин, в котором можно выделить фундаментальные и прикладные исследования. К первым относятся экономическая теория, теория управления, анализ хозяйственной деятельности и т.п. Цель фундаментальных экономических наук – познание объективных законов экономического развития. Прикладная экономическая наука ориентирована на использование в практике экономической деятельности результатов и достижений в области фундаментальных наук, а также разработку экономических механизмов в применении к конкретным сферам экономической деятельности. В систему прикладных экономических наук входят отраслевые экономики: экономика строительства, экономика металлургии, экономика труда, бухгалтерский учет и т.д.

Отличительной чертой современного этапа развития экономических наук является их тесное сотрудничество с другими отраслями знания: математикой, информатикой, социологией, психологией и т.д. На стыке этих наук возникают специальные отрасли научного знания. Например, взаимодействие экономики и информатики породило экономическую кибернетику, которая исследует информационные потоки, протекающие в экономической сфере, вырабатывает методы управления экономикой и т.д. Экономическая наука оказывает огромное влияние на развитие всей сферы жизнедеятельности людей. Однако, свое влияние на эти сферы оказывает не только экономическая наука, но и вся наука, как форма деятельности человека, как социальный институт и способ бытия человека в культуре. Каково же взаимодействие науки и экономики?

Известно, что наука вплоть до XVIII в. была оторвана от экономики, задач непосредственного производства. Связь науки с производством носила случайный, эпизодический характер. В полной мере взаимодействие науки и экономики начало развиваться с середины XIX в., когда наука стала превращаться в производительную силу общества. На базе взаимодействия науки и производства происходят коренные изменения в экономике, осуществляется научно-технический прогресс и развитие всех отраслей экономической сферы. Наука в этой ситуации играет роль генератора идей, выступает как инновационная система общества, указывая пути дальнейшего развития производства и других сфер экономической жизни общества. В современной науке признано, что ведущим критерием жизнеспособности экономической системы является показатель эффективности использования знания и информации возрастающим количеством индивидов и предприятий.

Специалисты отмечают, что анализ современной научно-технической политики наиболее развитых в экономическом отношении стран (США, страны ЕС, Япония) свидетельствует, что одной из главных задач государственной политики является укрепление взаимосвязи между наукой, производством, социальной жизнью и формирование на этой основе инновационной экономики. Инновационная экономика – это не просто экономика, использующая достижения науки в своем развитии, а такая экономика, в которой интеллектуальный капитал составляет основную долю стоимости фирм подавляющего большинства отраслей национальных экономик. В инновационной экономике именно научные знания обеспечивают основной прирост национального валового продукта. Структура интеллектуального потенциала фирм включает в себя следующие основные компоненты:

вложения в научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР);

вложения в человеческие ресурсы (качество персонала);

торговые марки, лицензии, патенты, «ноу-хау»;

квалификация менеджмента;

корпоративная культура (отношения с финансовыми институтами, поставщиками, потребителями);

корпоративная архитектура (минимизация иерархических отношений в фирме, адаптивность, способность к сетевым отношениям);

корпоративная этика (социальная ответственность фирмы, взаимодействие с обществом и властями, экономичность продукции и производства).

Эти и многообразные составляющие интеллектуального потенциала экономики получают соответствующее рыночное признание и оценку.


Факт, что развитие всех основных сфер жизнедеятельности общества, в том числе и экономики, напрямую зависит от инновационных технологий, в настоящее время является общепризнанным. Как справедливо отмечает А.Н. Авдулов, в современную эпоху глобализации, резкого усиления всех интеграционных процессов на планете, прежде всего в сфере экономики, вопрос о наличии в той или иной стране инновационного или неинновационного типа экономики является даже более важным для нее, чем выбор между рыночной и государственно-плановой моделями. Дело в том, что в государственно плановой, но при этом инновационной экономике, все-таки имеется конкурентная перспектива, тогда как у неинновационной (в частности, сырьевой) экономики, даже основанной на частной собственности, такой перспективы нет. Поэтому, вопрос об отношении к науке, ее месту в системе национальной экономики и государственного управления имеет сегодня не просто теоретическое, или даже экономическое, но и перспективное политическое значение.

В современном мире вопрос о наличии или об отсутствии в той или ной стране инновационной экономики, эффективном или неэффективном ее функционировании – это уже даже не только проблема лидерства этой страны, но и проблема ее выживания и существования в качестве самостоятельного экономического и политического субъекта в настоящем и особенно будущем геопространстве. Исследования показывают, что Россия существенно снизила по сравнению с периодом СССР свой инновационный потенциал и находится очень далеко от создания инновационной экономики. Это является прямым следствием курса политического руководства страны России 1990-х гг и ее новой экономической элиты на сырьевую экономику, на добычу и продажу природных ресурсов страны. Одним из негативных последствий такой экономической политики стало то, что доля России на современном мировом рынке наукоемкой продукции стала только 0,3%, тогда как развитые страны Запада занимают на нем от 40% (США), до 8-10% (Германия, Франция, Англия и др.). Специалисты на основании анализа основных параметров инновационной политики приходят к выводу о катастрофическом отставании России от ведущих стран мира, которое несет угрозу национальной безопасности России ее настоящему и особенно будущему.

9.6. Наука и власть, проблемы государственного регулирования науки Наука играет важную роль в жизнедеятельности общества, поэтому она имеет прямое и серьезное отношение к власти. Власть – это многоликое явление. В широком смысле этого слова – это способность, право или возможность одних людей оказывать решающее воздействие на поведение или деятельность других с помощью различных средств – права, авторитета, воли, принуждения, финансирования и т.д. с целью достижения собственных целей и реализации своих интересов.

Наука имеет дело, прежде всего, с государственной властью.

Государственная власть – это организованная воля всего сообщества, направленная на достижение общих целей и поддерживания стабильности общества. Государственная власть осуществляет свои властные функции с помощью государственно-правовых, финансовых и иных средств. При рассмотрении проблемы взаимоотношения науки и власти следует иметь в виду два вектора анализа: 1) воздействие государственной власти на науку;

2) влияние науки на власть (государственную политику).

В современном мире воздействие государства на науку осуществляется через инструменты научной политики. Под научной политикой понимается деятельность государственных учреждений по развитию, управлению, контролю, финансированию науки. Государство выступает по отношению к науке в следующих основных функциях:

как законодатель, устанавливающий правовые основы функционирования науки в обществе в целом;

как крупный заказчик и потребитель новой технологической продукции;

как координатор совместной деятельности всех секторов науки, направленной на развитие научно-технического потенциала страны в целом, на повышение конкурентоспособности национальной науки на мировой арене;

как политическая сила, определяющая отношение всего общества к проблемам науки и техники.

Государственная политика проявляется прежде всего в выборе целей и приоритетов научно-исследовательской деятельности в соответствии с приоритетами развития государства. Наряду с выбором целей и ориентиров стержень государственной научной политики составляет ее планирование.

Большая наука в любой социальной системе – это плановая наука. Вместе с тем, планирование, по мнению большинства ученых, не должно подавлять инициативу научного поиска. Экономическим стержнем государственной научной политики является финансирование научных исследований.

Возрастание финансовых затрат – характерная черта большой науки.

Болезненным вопросом взаимоотношения науки и власти является вопрос о мере участия ученых (научного общества) в управлении наукой.

Функционирование глубоко укоренившегося в государственных структурах управленческого аппарата, курирующего развитие науки – характерная черта нашего времени. Создалась такая ситуация, что в компетенции ученых оказались лишь экспертные оценки формирования научной политики и рекомендации, а важнейшие решения принимаются правительственными сферами. Ученые весьма обеспокоены тенденцией их отстранения от руководства наукой. Особенно остро переживаются научным сообществом два обстоятельства: забвение собственных интересов науки, деформация ее развития в сторону корпоративных интересов монополистических кругов и некомпетентность принимаемых решений. Борьба ученых за компетентное руководство наукой вынуждает правительство считаться с этим фактором. Под влиянием научного сообщества правительственные круги пошли на более широкое привлечение ученых к разработке политики науки. Осуществлялось это по двум каналам:

через согласование правительственных решений с организациями, представляющими интересы ученых (академии наук, ассоциации ученых и т.д.) через непосредственное включение крупных ученых в управленческие органы.

Ученые стали широко привлекаться не только к разработке научной политики, но и в качестве советников в вопросах определения общей государственной политики. В результате возник особый слой ученых – администраторов, занимающих высокие посты в правительственной системе.

Предметом острых дискуссий является вопрос о путях демократизации принятия решений в области научной политики. Предложение П. Фейерабенда об отделении науки от государства в современных условиях выглядит непродуктивным. Современная наука не может развиваться без государственной поддержки. Радикальное решение этой проблемы будет достигнуто только тогда, когда научная политика станет публичной. Расходы на науку, направления и формы ее развития, ее участие в жизни общества – все это должно стать предметом обсуждения со стороны всех политических сил.

Одной из важных проблем взаимоотношения науки и власти является проблема свободы исследований. Эта свобода утвердилась в качестве одной из значимых ценностей современной цивилизации, в ходе институциализации науки. В то же время ограничение свободы научно-исследовательской деятельности осуществляется по ряду направлений. Многие исследовательские проекты объявляются закрытыми, а вырабатываемая в рамках этих проектов информация – секретной по двум главным основаниям.


Первое – эта информация связана с обеспечением безопасности страны, второе – эта информация представляет собой коммерческую тайну.

Наши отечественные ученые болезненно реагируют на попытки ограничения свободы исследований. Причина этого состоит в том, что в советское время развитие многих перспективных областей находилось в ведении Министерства обороны и ученые не имели права и возможности обеспечиваться информацией по этим проблемам. И это существенно тормозило развитие многих отраслей научного знания. Под давлением научного сообщества и при поддержке общественности в Конституции России 1993 года появилась норма, гарантирующая свободу научного поиска. В году был принят Федеральный закон «О науке и государственной научно технической политике». Помимо прочих вопросов данный закон четко прояснил вопрос об открытости и закрытости научных исследований.

Помимо исследований, касающихся безопасности страны и представляющих коммерческую тайну, в сферу законодательного регулирования в последние годы попали биомедицинские исследования, бесконтрольное осуществление которых угрожает будущему существованию человечества. В этом списке находится закон 2002 года о временном запрещении клонирования человека. Этот закон определяет, какие именно исследования в области клонирования подлежат запрету. Важно, чтобы эти ограничения носили принципиально необходимый характер, были минимизированы и не мешали развитию научно-исследовательского поиска.

Второе направление взаимоотношения науки и власти связано с участием ученых в политической деятельности. Крупные ученые, как правило, редко занимаются политикой. Занятие политикой и проведение научных исследований – вещи несовместимые. Та и другая сфера требуют концентрации человека, полной отдачи времени, сил и способностей.

Политикой могут заниматься только чиновники от науки, которые не решают творческих проблем. Поэтому подлинные ученые сторонятся политики, стараются держаться на определенной дистанции от властных структур.

Однако, еще до Второй мировой войны научное сообщество осознало, что позиция невмешательства в политику может оказаться контрпродуктивной.

Тем более после Второй мировой войны создание оружия массового уничтожения, и прежде всего атомного и водородного, создало принципиально новые условия для человечества и потенциально содержит в себе угрозу его уничтожения. В этих условиях ученые многих стран включились в борьбу за мир, за ограничение гонки вооружений, за ядерное разоружение. Созданная усилиями ученых Всемирная Федерация научных работников (ВФНР) в числе многих целей записала в своём уставе: «Сделать невозможной войну как орудие государственной политики». Всемирная организация научных работников выступила против растущей милитаризации науки. ВФНР предприняла энергичные усилия по созыву авторитетных международных конференций, посвященных изучению мирного использования науки, выявлению опасных тенденций наращивания гонки вооружений, анализу последствий применения ядерного, химического и бактериологического оружия. В многочисленных заявлениях, декларациях, резолюциях, принимаемых ВФНР и другими организациями ученых, постепенно формировалась антимилитаристская идеология.

Следует отметить, что успехи на пути ограничения ядерных вооружений очевидны, в мире существует режим нераспространения ядерного оружия.

Однако, гонка вооружений продолжается, в том числе и ядерная. Человечеству далеко еще до решения проблемы обеспечения полной безопасности, и ответственность за эту ситуацию несет в том числе и научное сообщество.

Литература 1. Авдулов А.Н., Кулькин А.М. Власть, наука, общество. Система государственной поддержке научно-технической деятельности: опыт США.

М., 2. Авдулов А.Н. Наука и производство: век интеграции (США, Западная Европа, Япония). М., 3. Введение в социологию науки. Учебное пособие. В 2 т. СПб., 4. Гордиенко А.А., Еремин С.К., Тюгашев Е.А. Наука и инновационное предпринимательство в современном обществе: социокультурный подход.

М., 5. Коммуникация в современной науке/Сб. пер. с англ. М., 6. Лейман И.И. Наука как социальный институт. Л., 7. Малкей М. Наука и социология знания. М., 8. Мертон Р. Амбивалентность ученого. М., 9. Миронова Н.Б. Этика научного сообщества. Курс лекций. М., 10. Налимов В.В., Мульченко Э.М. Наукометрия. Изучение развития науки как информационного процесса. М., 11. Наука и власть. М., 12. Наука России на пороге XXI в.: проблемы организации и управления.

М., 13. Научная деятельность: структура и институты/Сб. пер. с англ. и нем. яз.

М., 14. Прайс Д. Малая наука, большая наука// Наука о науке. М., 15. Социальная динамика современной науки. М., 16. Этос науки. М., 2008 (коллективная монография: философия и социология науки).

Приложение СПИСОК ВОПРОСОВ К КАНДИДАТСКОМУ ЭКЗАМЕНУ ПО ИСТОРИИ И ФИЛОСОФИИ НАУКИ ДЛЯ АСПИРАНТОВ И СОИСКАТЕЛЕЙ (ВСЕХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ) 1. Философия науки, ее предмет и основные проблемы, взаимосвязь истории и философии науки.

2. Наука и философия. Функции философии в научном познании.

3. Традиционный и техногенный типы цивилизационного развития и их базисные ценности.

4. Наука и духовная культура. Функции науки в жизни общества.

5. Многообразие форм знания. Научное и вненаучное знание.

6. Наука и искусство. Проблемы взаимодействия науки и искусства в современном мире.

7. Наука и религия. Проблема совместимости науки и религии, веры и разума.

8. Наука и нравственность: свобода и социальная ответственность ученого.

9. Генезис науки и проблема исторической периодизации. Преданаука и наука.

10. «Пранаука» традиционных цивилизаций древности.

11. Культура античного полиса и становление первых форм теоретического знания в эпоху архаики;

античная натурфилософия.

12. Достижения античной философии и науки в классический период:

античная метафизика, космология, логика, классификация наук.

13. Античная философия и наука в римско-эллинистический период. Расцвет «александрийской» науки.

14. Наука и философия в эпоху Средневековья. Формирование системы образования в западноевропейской культуре этого периода. Достижения арабской науки и организация науки в средневековых университетах.

15. Оксфордская школа и становление идеалов опытного знания в эпоху позднего Средневековья. Номинализм и реализм.

16. Перестройка основ научного мышления в эпоху Возрождения. Научная революция XVI – XVII вв: формирование экспериментально математического естествознания.

17. Рационализм и эмпиризм как основные философско-методологические программы в науке Нового времени.

18. Классическая наука XVIII – XIX вв: основные идеи, методы и проблематика. Дифференциация наук и возрастание их социальной роли.

19. Становление науки как профессиональной деятельности в новоевропейской культуре. Формирование дисциплинарно организованной науки.

20. Научная революция в естествознания конца XIX – начала XX вв. и становление идей и методов неклассической науки.

21. Позитивистская традиция в философии науки (О. Конт, Дж-С. Милль, Г.

Спенсер). Первый позитивизм.

22. Эмпириокритицизм (Э. Мах, Р. Авенариус). Второй позитивизм.

23. Неопозитивистская концепции науки (Б. Рассел, Л. Витгенштейн, «Венский кружок»). Третий позитивизм.

24. Постпозитивистские концепции философии науки (К. Поппер, И.

Лакатос).

25. Постпозитивистские концепции философии науки (Т. Кун, П.

Фейерабенд).

26. Научное знание как сложная развивающаяся система. Многообразие типов научного знания. Классификация наук.

27. Эмпирический уровень научного знания. Основные методы исследования и формы эмпирического знания.

28. Теоретический уровень научного исследования. Основные методы и формы теоретического познания.

29. Общелогические методы и приемы научного исследования.

30. Основания науки и их структура. Идеалы и нормы научных исследований, их социокультурная размерность.

31. Научная картина мира, ее исторические формы и функции.

32. Движущие силы развития научного познания: интернализм и экстернализм. Модели развития науки.

33. Научные революции как «точки бифуркации» в развитии знаний.

Нелинейность роста научных знаний.

34. Проблемные ситуации в научном познании и их роль в развитии науки.

35. Становление развитой научной теории.

36. Наука как тип рациональности. Историческая смена типов научной рациональности.

37. Главные характеристики современной постнеклассической науки.

38. Освоение самоорганизующихся «синергетических» систем и новые стратегии научного поиска.

39. Принцип глобального эволюционизма и его влияние на современную науку.

40. Компьютеризация науки, ее проблемы и следствия.

41. Этические проблемы современной науки. Кризис идеала ценностоно нейтрального научного исследования.

42. Роль науки в преодолении глобальных проблем современности.

43. Современная наука и проблемы развития информационного общества.

44. Наука как социальный институт. Историческое развитие институциональных форм научной деятельности.

45. Научная коммуникация как совокупность форм профессионального общения в научном сообществе.

46. Наука в системе социальных ценностей сциентизм и антисциентизм.

47. Наука и экономика. Инновационная экономика.

48. Наука и власть. Проблема государственного регулирования науки.

Содержание Введение Тема 1. Философия науки как особый раздел философского знания 1.1. Особенности предметной области философии науки 1.2. Наука и философия. Функции философии в научном познании Тема 2. Наука в культуре техногенной цивилизации 2.1. Традиционный и техногенный типы цивилизационного развития и их базисные ценности 2.2. Наука и духовная культура. Функции науки в жизни общества 2.3 Формы вненаучного знания Тема 3. Возникновение науки и основные стадии её исторической эволюции 3.1. Генезис науки и проблемы её исторической периодизации 3.2. Пранаука в структуре традиционных цивилизаций Древнего мира 3.3. Античная философия и наука 3.4. Философия и наука в эпоху Средневековья 3.5. Перестройка основ научного мышления в эпоху Возрождения 3.5.1. Реформации и её влияние на науку 3.5.2. Научная революция XVI-XVII веков: формирование основ экспериментально-математического естествознания 3.6. Наука и философия Нового времени. Становление классического и неклассического этапов в развитии науки 3.6.1. Рационализм и эмпиризм как основные философско мировоззренческие программы Нового времени 3.6.2. Классическая наука и её основные характеристики 3.6.3. Становление идей и методов неклассической науки Тема 4. Основные концепции философии науки 4.1. Первый этап развития позитивизма 4.2. Второй позитивизм (эмпириокритицизм или махизм) 4.3. Третий позитивизм (неопозитивизм или логический позитивизм) 4.4. Четвертый позитивизм (постпозитивизм) 4.4.1. Концепция роста научного знания К. Поппера 4.4.2. Методология научно-исследовательских программ И. Лакатоса 4.4.3. Концепция научных революций Т. Куна 4.4.4. Эпистемологический анархизм П. Фейерабенда Тема 5. Структура и методы научного познания 5.1. Научное знание как сложная развивающаяся система 5.2. Методы научного познания 5.2.1. Общелогические методы и приемы 5.2.2. Эмпирические методы исследования 5.2.3. Методы теоретического исследования Тема 6. Динамика научного знания 6.1. Движущие силы развития научного познания: интернализм и экстернализм 6.2. Эволюционно-кумулятивистская и революционно антикумулятивистская модели развития науки 6.3. Проблемные ситуации в науке 6.4. Становление развитой научной теории Тема 7. Научные традиции и научные революции. Типы научной рациональности 7.1. Взаимодействие традиций и новаций в науке 7.2. Научные революции как «точки бифуркации» в развитии знаний 7.3. Научная рациональность и её исторические типы Тема 8. Особенности современного этапа развития науки 8.1. Постнеклассическая наука, её принципы и тенденции развития 8.1.1. Освоение самоорганизующихся «синергетических» систем и новые стратегии научного поиска 8.1.2. Принцип глобального эволюционизма и его влияние на современную эпоху 8.1.3. Главные характеристики постнеклассической науки 8.2. Компьютеризация науки, её проблемы и следствия 8.3. Этические проблемы современной науки. Кризис идеала ценностно-нейтрального научного исследования 8.3.1. Этика науки. Проблема профессиональной и социальной ответственности науки 8.3.2. Этические вопросы специальных наук 8.4. Роль науки в преодолении глобальных проблем современности 8.5. Современная наука и проблемы развития информационного общества 8.5.1. Информатизация как предпосылка формирования информационного общества 8.5.2. Информационное общество и проблема глобализации Тема 9. Наука как социальный институт 9.1. Понятие науки как социального института 9.2. Историческое развитие институциональных форм научной деятельности 9.3. Научная коммуникация как совокупность форм профессионального общения в научном сообществе 9.4. Наука в системе социальных ценностей. Сциентизм и антисциентизм 9.5. Наука и экономика. Инновационная экономика 9.6. Наука и власть. Проблема государственного регулирования науки Приложение 1. Список вопросов к кандидатскому экзамену по истории и философии науки для аспирантов и соискателей (всех специальностей) Содержание Подписано в печать _. _.. Формат Печать офсетная. Печ. л._ Уч.-изд. л. _ Триаж _ экз. Заказ _ Редакционно-издательский отдел СПбГУКиТ 191102, Санкт—Петербург, ул. Бухарестская, дом Подразделение оперативной полиграфии СПбГУКиТ, 191102, Санкт—Петербург, ул. Бухарестская, дом

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.