авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

«ГЕНОЦИД АРМЯН. Ответственность Турции и обязательства мирового сообщества, т. 1 Сборник, т. 1. Москва, 2003г. СОДЕРЖАНИЕ Обращение к читателям Президента Союза Армян ...»

-- [ Страница 3 ] --

...Был выдвинут аргумент, что в международном праве существует правило о том, что действие оговорки зависит от выраженного или молчаливого согласия всех участвующих сторон. Эта теория в основном опирается на договорную концепцию абсолютной целостности принятой Конвенции. Однако эта точка зрения не может иметь бoльшую силу в случае, когда в отношении характера Конвенции, ее цели и способа принятия может быть сделан вывод о том, что стороны намеревались отойти от этого правила, допустив возможность оговорок к данной Конвенции.

Более того, не похоже, что концепция абсолютной целостности Конвенции стала нормой международного права. Значительная роль, которую молчаливое согласие всегда играло в оценке того значения, которое должно придаваться оговоркам, вряд ли позволяет утверждать о существовании правила, с достаточной точностью определяющего значение возражений против оговорок. В действительности примеры возражений против оговорок крайне редки в международной практике, чтобы дать начало подобному правилу...

Однако может возникнуть вопрос, подразумевала ли Генеральная Ассамблея ООН при принятии Конвенции о геноциде практику, в соответствии с которой Генеральный секретарь, осуществляя функции депозитария, не рассматривал бы оговорки в качестве принятых до тех пор, пока не было установлено, что ни одно из Государств-участников не возражает против их принятия. Если бы это было так, можно было бы заявить, что участвующие государства намеревались обусловить действие какой-либо оговорки к Конвенции о геноциде наличием одобрения всех других участников Конвенции.

Суд не считает, что эта точка зрения соответствует действительности. Следует отметить... что существование административной практики4 само по себе не является решающим фактором для установления точки зрения Государств — участников Конвенции о геноциде в отношении прав и обязанностей, вытекающих из этой Конвенции. Следует также отметить, что между американскими государствами, являющимися членами как ООН, так и Организации Американских Государств, существовала другая практика, которая позволяла даже стороне, делающей оговорку, стать участницей договора независимо от природы такой оговорки или возражений, выдвинутых другими странами-участницами5.

Подготовительные материалы к Конвенции не содержат какой-либо информации, позволяющей обосновать утверждение о том, что участвующие государства подразумевали какую-либо определенную практику. Договаривающиеся государства и в последующем никак не определили своего отношения к данному вопросу....

... На Вопрос I, учитывая его абстрактный характер, никак нельзя дать однозначный ответ. Оценка оговорки и действие возражений, которые могут быть против нее сделаны, зависят от конкретных условий каждого индивидуального дела.

... [В отношении Вопроса II, рассматривая ситуацию inter partes]...ни одно государство не может быть связано оговоркой, которую оно не одобрило, и, следовательно, каждое государство, возражающее против нее, будет или не будет рассматривать делающее оговорку государство в качестве стороны договора на основании собственной оценки в рамках критерия о предмете и цели, о которых говорилось выше. В обычных условиях подобное решение будет иметь действие в отношении между государством, делающим оговорку, и государством, которое возражает против нее;

с другой стороны... подобное решение может быть направлено на полное исключение из Конвенции в случае, когда это было выражено принятием решения в юрисдикционном плане.

Недостатки, вытекающие из такого возможного расхождения во взглядах...

реально имеют место;

они смягчаются общей обязанностью государств участников руководствоваться в своих суждениях совместимостью или несовместимостью оговорки с предметом и целью Конвенции. Следует исходить из предположения, что участвующие государства стремятся оставить нетронутыми важнейшие положения, относящиеся к предмету Конвенции;

если такое желание отсутствует, совершенно ясно, что принципам и применению Конвенции будет нанесен существенный вред.

... Может быть так, что одни участники, рассматривающие согласие на данную другим государством оговорку как несовместимое с целями Конвенции, решат избрать позицию в отношении такого разногласия в юрисдикционном плане и урегулировать возникший спор либо специальным соглашением, либо с использованием процедуры, предусмотренной статьей IX Конвенции.

Наконец, может возникнуть такая ситуация, когда... государство, делающее оговорку, и государство, возражающее против нее, придут к пониманию, что в отношениях между ними Конвенция будет иметь силу, за исключением положений, в отношении которых сделана оговорка.

В таком случае задача Генерального секретаря будет упрощена и сведется к принятию оговорок и возражений по ним и к уведомлению о них.

... [В отношении Вопроса III], даже если ответ на Вопрос I не исключает участия в Конвенции государства, сделавшего оговорку, против которой возразило другое государство, Конвенция не вступит в силу между государством, сделавшим оговорку, и государством, возражающим против такой оговорки...

Крайней точкой зрения на право государств [упомянутое в Вопросе III] будет то, что обе категории государств имеют право становиться участниками Конвенции и что на основании этого права они могут возражать против оговорок таким же образом, как и другие государства, являющиеся сторонами Конвенции и в отношении которых она действует без каких-либо исключений....

С того дня, когда Конвенция о геноциде была открыта для подписания, любое государство — член ООН и любое государство, не являющееся членом ООН, которому было направлено приглашение Генеральной Ассамблеи подписать Конвенцию, имело право стать участником Конвенции....Нельзя представить, чтобы государство, даже и участвовавшее в подготовке Конвенции, имело возможность до... момента, когда оно станет участником Конвенции, исключить другое государство. Не имея какого-либо права, вытекающего из Конвенции, это государство не может претендовать на такое право, основание на своем статусе члена ООН или на приглашении к подписанию, направленном ему Генеральной Ассамблеей.

Отлично положение подписавшего государства... Подпись представляет собой первый шаг к участию в Конвенции.

Очевидно, что без ратификации подпись не приведет к участию подписавшего государства в Конвенции, тем не менее подписание устанавливает предварительный статус такого государства. Значение и ценность такого статуса могут сократиться после вступления Конвенции в силу. Но и до, и после вступления Конвенции в силу такой статус оправдывает привилегированное положение подписавшего государства в отношении возражений по сравнению с государствами, которые ни подписали, ни присоединились к ней.

В отличие от таких государств, государства, которые подписали Конвенцию, предприняли определенные шаги по осуществлению своего права на участие в Конвенции. В ожидании ратификации предварительный статус стороны, созданный в результате подписания, дает подписавшему государству в качестве меры предосторожности право формулировать возражения, которые носят предварительный характер. Это перестанет иметь какое-либо действие, если за подписью не последует ратификация или если после ратификации они обретут силу6.

До момента ратификации возражение подписавшего государства не может иметь немедленного правового эффекта в отношении делающего оговорку государства.

Оно просто будет выражением и проявлением эвентуального отношения подписавшего государства в момент, когда станет участником Конвенции... В случае, если ратификация не произойдет, замечание потеряет смысл.

Исходя из этих соображений, Суд... проголосовав 7 голосами за и 5 против,...пришел к мнению, что [по Вопросу I — до тех пор, пока оговорка соответствует предмету и цели Конвенции, государство, делающее оговорку, может быть участником Конвенции независимо от возражений одной или нескольких сторон;

по Вопросу II — если государство, возражающее против оговорки, рассматривает ее как несовместимую с предметом и целью Конвенции, оно может отказаться признать такое государство в качестве стороны Конвенции, а если оно не считает, что оговорка настолько противоречит Конвенции, то может рассматривать государство в качестве участника Конвенции;

по Вопросу III — возражение к оговорке, сделанное государством, подписавшим Конвенцию, вступит в силу только после ратификации, но такое возражение, сделанное государством, только имеющим право подписать Конвенцию или присоединиться к ней, но не сделавшим этого, не будет иметь какого-либо эффекта].

[Совместное особое мнение было представлено Вице-президентом Гуерреро и Судьями сэром Арнольдом МакНейром, Ридом и Хсу Мо, которые считали, что Конвенция о геноциде не представляет собой исключения из правил о том, что государство, делающее оговорку, должно получить одобрение государств, уже ратифицировавших Конвенцию, для того, чтобы оно могло считаться участником Конвенции. Другое особое мнение было представлено Судьей Альваресом, который рассматривал любые оговорки в качестве несовместимых с Конвенцией о геноциде. Статья 20 Венской Конвенции 1969 г. о праве международных договоров устанавливает, что в договорах, прямо не предусматривающих положений об оговорках, только ясно выраженное возражение делает оговорку недействительной и только лишь в отношении возразившего государства, в то время как статья 19 запрещает делать оговорки, противоречащие предмету и цели договора.] *Печатается по: International Court of Justice. I.C.J. Rep. 1951. P. 15. — L.C. Green.

International Law through the cases. Fourth Edition. The Carswell Company Limited.

Toronto, Canada;

Oceana Publications, Inc. Dobbs Ferry, New York, USA. 1978. P.

573—579.

1«Споры между Договаривающимися Сторонами по вопросам толкования, применения или выполнения настоящей Конвенции, включая споры относительно ответственности того или другого государства за совершение геноцида..., передаются на рассмотрение Международного Суда по требованию любой из Сторон в споре».

2Резолюция Генеральной Ассамблеи 96(I) от 11 декабря 1946 г.;

Преамбула и ст.

1 Конвенции.

3Преамбула Конвенции.

4Эта практика была заимствована из опыта Генерального секретаря Лиги Наций после принятия С о в е т о м Л и г и в 1927 г. д о к л а д а п о э т о м у в о п р о с у.— L.N. Official Journal, 1927. P. 800.

5Такая практика была установлена решением Совета управляющих Панамериканского Союза в 1932 г. и модифицирована 8-й Конференцией Американских государств в Лиме в 1938 г. См.: Fenwick (1951) 45 A J.I.L., 146— 147.

6О природе ратификации см. особое мнение сэра Арнольда (лорда) МакНейра в Ambatielos Case Jurisdiction I.C.J. Rep. 1952, p. 28 на p. 58 et seq.

№ РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА ИЗРАИЛЯ в качестве Суда по рассмотрению апелляций по делу Эйхманна (1962 г.)* Per Curiam:

...[Что касается довода апеллянта о том, что в случае противоречия между нормами внутреннего и международного права] надлежит отдать предпочтение принципам международного права, то мы не согласны с такой точкой зрения. В соответствии с законами Израиля, которые идентичны в этом отношении с положениями английского права, отношение между нормами внутреннего и международного права определяются следующими правилами:

(1) Рассматриваемый принцип инкорпорируется во внутреннее право и становится его частью только после того, как он получил международное признание1...

(2) Это, однако, применяется только в случае, когда между нормой внутреннего и международного права нет какого-либо конфликта. В случае существования такого конфликта обязанностью Суда будет отдать предпочтение и применить нормы внутреннего законодательства2. Правда, нужно исходить из презумпции того, что законодательство стремится приводить право в соответствие с принципами международного права, получившими общее признание. Но когда из правила следует противоположное намерение, такая презумпция теряет силу и Суд может отказаться от нее.

(3) С другой стороны... положение местного законодательства, допускающее неоднозначное толкование и содержание которого не требует другого толкования, должно толковаться в соответствии с нормами международного публичного права...

[Что касается аргумента об обратном действии] принцип nullum crimen sine lege, nulla poena sine lege в отношении отрицания обратного действия уголовного законодательства еще не стал нормой обычного международного публичного права...

Действительно, в большинстве стран он был включен в тексты Конституций или уголовных кодексов в связи с большой моральной ценностью, которую унаследовал этот принцип, и в таких странах Суд не может отступить от этого правила ни на йоту... Но такое положение дел не относится ко всем странам.

Так, в Соединенном Королевстве... отсутствует конституционное ограничение права законодателя принимать законодательство имеющее обратную силу, и если он сделает это, суд не будет иметь право отменить такое правило... В таких странах... моральное значение этого принципа... получает юридическую силу только в той степени, в какой максима образует норму для толкования законов — в случае же возникновения сомнений в отношении намерения законодателя суду надлежит не толковать уголовный закон как дающий право рассматривать акты, совершенные до вступления закона в силу3...

Следовательно, если возникнет спор о том, что мы должны применять международное право как юридические нормы, а не исходя из норм морали, следует возразить, что с юридической точки зрения международное право не содержит такого предписания4 следовательно принцип не может считаться частью внутреннего права Израиля на основании международного права, а сфера его применения в этой стране такая же, как и в Англии.

...[В отношении морального значения этого принципа Суд решил, что больший ущерб моральным принципам будет нанесен, если такого рода преступление, в совершении которого апеллянт был признан виновным, останется безнаказанным.

...[У]тверждение... что [поскольку] Государство Израиль не существовало во время совершения преступления... и поэтому его компетенция налагать наказания ограничена своими гражданами, также необоснованно... [Этот аргумент также следует отклонить на основании того, что суд низшей инстанции был обязан применять нормы внутреннего законодательства.]...В отношении утверждения о том, что принятие уголовного закона, применимого к деянию, совершенному иностранным гражданином за границей государства, противоречит принципу территориального суверенитета, также следует признать, что нет такой нормы в международном обычном праве... Это установлено решением [Всемирного] cуда мира по делу Lotus5... В решении говорилось, что принцип территориального суверенитета требует, чтобы свою власть наказывать государства отправляли в пределах своих собственных границ, а не за их пределами;

что с соблюдением этих ограничений каждое государство может широко применять свои законы и использовать юрисдикцию своих судов в отношении преступлений, совершенных за его пределами;

а также, что государство не может исполнять подобные функции только тогда, когда существует правило, прямо указывающее на это. Это мнение имеет следующие два основания: (1) Именно концепция государственного суверенитета требует устранения презумпции о существовании ограничений независимости государства;

(2) Даже если верно, что в различных государствах твердо установился принцип территориального характера уголовного права, это не противоречит тому, что почти во всех этих странах уголовная юрисдикция распространяется... и на преступления, совершенные за пределами их территорий...

...По вопросу юрисдикции государства в отношении наказания лиц, совершивших деяние за его пределами и не являющихся его гражданами, в международном праве еще не сложилось единое мнение...

Следовательно, при отсутствии общего согласия по вопросу существования в международном праве такого правила... невозможно утверждать, что такое правило должно быть включено во внутреннее законодательство Государства Израиль, а поэтому такое возражение необоснованно. [Суд сослался на решение по делу The Asya6 как пример того, что Тайный Совет поддержал карательные санкции, наложенные палестинским мандатарием за деяние, совершенное за пределами палестинских вод.]...

[Д]аже если Совет... был бы прав в своем утверждении о том, что международное право запрещает судить иностранного гражданина за деяние, совершенное за пределами государства, это не помогло бы. Основанием для этого в соответствии с теорией международного права является то, что в отсутствие международного договора, который предоставляет лицу определенные права, признаются только права государства;

другими словами, предполагая, что в международном праве существует такой запрет, его нарушение будет считаться нарушением прав государства, которому принадлежит подсудимый, а не нарушением прав самого подсудимого...

...В международном праве нет какого-либо запрета на принятие закона 1950 г. ни в связи с тем, что этот закон установил преступления ex post facto, ни в связи с тем, что этим преступлениям придан экстерриториальный характер... Но эти возражения не имеют оснований даже при подходе к рассмотрению проблемы с точки зрения позитивистской концепции, а именно, что принятием этого закона Кнессет стремился лишь применить принцип международного права и реализовать его цели...

Преступления, определенные этим законом и в совершении которых обвиняется подсудимый, сегодня считаются международными преступлениями, совершение которых запрещено международным правом и совершение которых влечет наступление индивидуальной уголовной ответственности. Универсальный характер таких преступлений наделяет каждое государство властью судить и наказывать любого, кто содействовал их совершению... [Суд сослался на Конвенцию о геноциде8 и на Устав и Приговор Нюрнбергского трибунала9.]...

...Хорошо известно, что нормы международного права происходят не только из международных договоров, а кристаллизуются международной практикой. При отсутствии высшей законодательной власти и международных кодексов процесс его развития напоминает процесс развития общего права;

...его нормы устанавливаются от дела к делу по аналогии с правилами, воплощенными в международных договорах и международных обычаях, на основе «общих принципов права, признаваемых цивилизованными нациями», и в свете важнейших международных нужд, требующих немедленного разрешения.

Принцип, устанавливающий общий знаменатель для судебных систем различных государств, безусловно следует рассматривать как «общий принцип права, признаваемый цивилизованными нациями». [О]бычное международное право никогда не стоит на месте и всегда находится в развитии.

[Что касается] признаков преступлений, которые давно уже были признаны обычным международным правом,...они представляют собой деяния, которые наносят вред жизненно важным международным интересам;

наносят вред основам и безопасности международного сообщества;

посягают на всеобщие моральные ценности и нарушают гуманитарные принципы, являющиеся первоосновой системы уголовного права, принятого цивилизованными нациями.

Основной принцип международного права, которым руководствуются в отношении таких преступлений, заключается в том, что лицо, совершившее любое такое преступление и которое при его совершении может презюмироваться как полностью осознававшее его ужасный характер, должно отвечать за свое поведение. Действительно, в международном праве нет установленных определенных и градуированных уголовных санкций;

до сих пор так и не учрежден Международный уголовный суд или международный орган для наказания за подобные деяния. Но в настоящее время международное право преодолевает эти трудности... уполномочивая государства планеты налагать наказания в соответствии со своими предписаниями. Они делают это либо прямо обеспечивая применение этих правил, либо посредством включения их во внутреннее право...

Классическим примером «обычного» международного преступления, как преступления по jure gentium, является пиратство... Другой... пример — «военные преступления» в традиционном смысле,...совокупность деяний, совершенных членами вражеских вооруженных сил, которые противоречат «законам и обычаям войны»... Эти преступления влекут наступление индивидуальной уголовной ответственности, так как они подрывают основы международного сообщества и вызывают отвращение в сознании цивилизованных наций. Когда воюющее государство наказывает за совершение подобных деяний, оно поступает так не только потому, что ее гражданам был нанесен вред или материальный ущерб, но также и в особенности в связи с тем, что эти действия являются международным преступлением, в не совершении которого заинтересованы все государства мира10...

Имея в виду характерные черты международных преступлений... и естественное развитие права наций — развитие, которое происходит от дела к делу под воздействием общих для всех цивилизованных народов человеческих чувств, а также под давлением потребностей, удовлетворение которых жизненно необходимо для выживания человечества и утверждения стабильности мирового порядка11, со всей определенностью можно утверждать, что, когда был подписан Устав Нюрнбергского Международного Военного Трибунала и были определены категории «военного преступления» и «преступления против человечности», это не было всего лишь актом законотворчества со стороны государств победителей...

...[З]аинтересованность в предупреждении и наказании за деяния, относящиеся к рассматриваемой категории — в особенности, когда они совершены в огромных масштабах, — обязательно должна выходить за рамки государства, гражданами которого являются правонарушители и которое проявило терпимость либо поощряло совершение этих преступлений, ибо подобные действия могут подорвать устои международного сообщества в целом и негативно отразиться на его стабильности...

Если рассматривать обычное международное право как развивающуюся прогрессивную систему, критика теряет смысл... [С] тех пор как Нюрнбергский трибунал разрешил этот вопрос, само его решение должно рассматриваться как судебный акт, устанавливающий «прецедент», которым определяется норма международного права. В любом случае ни один суд не может игнорировать такое правило и не следовать ему...

Если и существовало какое-либо сомнение в оценке «Нюрнбергских принципов», как принципов, представляющих собой часть международного обычного права «с незапамятных времен», такое сомнение было устранено... резолюцией ООН о подтверждении принципов международного права, признанных Уставом и Приговором Нюрнбергского трибунала12...а также резолюцией ООН, подтверждавшей, что геноцид — это преступление по международному праву13 и, как это видно из консультативного заключения 1951 г.14,...принципы, унаследованные Конвенцией о геноциде, в отличие от установленных в ней договорных обязательств, уже были частью обычного международного права ко времени совершения ужасных преступлений, приведших... к принятию Резолюции и Конвенции...

...[П]реступления, установленные Законом 1950 г.... сегодня должны рассматриваться как деяния, которые всегда были запрещены обычным международным правом — как деяния, которые носят уголовный характер «во всем мире» и влекут индивидуальную уголовную ответственность... [П]ринятие Закона с точки зрения международного права не было законодательным актом, противоречившим принципу nulla poena или связанным с необходимостью признания ретроактивного действия. Скорее это был акт, посредством которого Кнесет привел в действие нормы международного права и признал его цели...

Сам универсальный характер рассматриваемых преступлений наделяет каждое государство правом судить лиц, участвовавших в подготовке таких преступлений, и наказывать их за это.

Принцип универсальности является одним из принципов, на основании которых государства в той или иной степени получают право судить и наказывать физическое лицо за совершенное им преступление. Его значение заключается в том, что каждое государство имеет право на это независимо от факта совершения преступления за пределами его территории не принадлежащим ему лицом при условии, что такое лицо взято под стражу к тому времени, когда оно предстает перед судом. Этот принцип нашел широкую поддержку и всеобщее признание в отношении пиратства, как преступления по jure gentium... Однако высказывается и мнение о том, что этот принцип не может быть применен в отношении других преступлений, так как он может повлечь чрезмерное вмешательство в компетенцию государства, в котором это преступление было совершено...

Вторая школа... соглашается... с распространением действия этого принципа в отношении всех экстратерриториальных преступлений, совершенных иностранными гражданами... Это не более чем дополнительный принцип, применяемый в условиях, когда не может быть найдено другого решения по вопросу о принципе территориального суверенитета или принципа национальности, которые оба нашли всеобщее признание...

Третья школа... утверждает, что правило о всеобщей юрисдикции, которое действительно в отношении пиратства, логически применяется ко всем таким уголовным деяниям, которые представляют собой преступления по праву наций (delicta juris gentiun) без каких-либо оговорок или с оговорками уже упомянутого типа...

...Несмотря на различия... вне всякого сомнения в данном случае имеются все основания для применения принципа планетарной юрисдикции, поскольку международный характер «преступлений против человечности» (в широком значении термина) в данном случае не вызывает сомнений и поскольку беспрецедентный масштаб их вредного и смертоносного действия сегодня уже не является предметом споров. Другими словами, основная причина признания международным правом за каждым государством права на осуществление юрисдикции, подобной той, которая осуществляется в отношении пиратства,...действует сегодня с нарастающей силой...

Основанием для признания «пиратства» международным преступлением sui generis явилось не признание всеобщей юрисдикции судить и наказывать лиц, совершивших такие акты, а общее понимание того, что осуществления такой юрисдикции требуют жизненные интересы международного сообщества...

Следовательно, государство, преследующее и наказывающее лицо за совершение этого преступления, действует в качестве органа и представителя международного сообщества, и выносит наказание преступнику за нарушение запрета, установленного правом наций...

Существующая основа отправления всеобщей юрисдикции в отношении преступления пиратства обосновывает и ее отправление в отношении преступлений, рассматриваемых в данном деле.

...[Трибунал рассмотрел вопрос о наказании военных преступлений и установил]...факт того, что жертвы этих преступлений были гражданами государств, находившихся в союзе с государством, преследовавшим правонарушителя. Это несколько умаляет значение всеобщего характера отправляемого правосудия, но... было отмечено, что были сделаны значительные шаги для расширения использования этого принципа...

Мы также рассмотрели возможность изъявления другими странами своего желания судить апеллянта в связи с тем, что совершенные им преступления имели место на их территории либо их вредоносный эффект отразился на них...

Но... мы не получили ни одного возражения против проведения этого судебного разбирательства в Израиле....Более того, обстоятельство, что эти преступления и их результат затронули несколько государств, лишает в данном случае территориальный принцип его содержания и оправдывает принятие Израилем на себя уголовной юрисдикции в соответствии с принципом «всеобщности»...

[В отношении аргумента о том, что статья 6 Конвенции о геноциде предусматривает, что] лица, обвиняемые в совершении этого преступления, должны быть судимы компетентным судом того государства, на территории которого было совершено это деяние... статья 6 налагает на стороны договорные обязательства, которые будут действовать в будущем,...обязательства, которые обязывают их преследовать преступления «геноцида», которые будут совершены на их территории в будущем. Это обязательство не имеет ничего общего с принадлежащим каждому государству всеобщим правом преследовать за преступления этого типа, совершенные в прошлом, — с правом, которое основано на обычном международном праве.

...Согласно принципу всеобщей юрисдикции, выступая в качестве хранителя международного права и представителя международного сообщества, обеспечивающего его применение, Государство Израиль имело право судить апеллянта. При таком положении то обстоятельство, что во время совершения преступления Государство Израиль еще не существовало, значения не имеет...

[Трибунал также привлек внимание к тесной связи между Государством Израиль, еврейским народом и Еврейским национальным очагом в Палестине.] Если бы мы... делали упор на международный и планетарный характер преступлений, за совершение которых осужден апеллянт, то должны были бы отметить, что одной из причин для этого было то, что некоторые из этих преступлений были направлены против нееврейских этнических групп...

[В отношении похищения и принудительной доставки Эйхманна в Израиль,] основываясь на различных британских, американских и европейских прецедентах16... Суд пришел к следующим выводам:

(а) При отсутствии соглашения об экстрадиции между государством, в которое доставлен для суда «скрывающийся от правосудия преступник», и государством, предоставившим ему «убежище»... и даже в случае существования такого соглашения... если преступник не был выдан... в соответствии с соглашением, — Суд не будет рассматривать обстоятельства, при которых лицо было арестовано и доставлено к месту проведения разбирательства.

(b) Данное правило применяется также в случае возражения подсудимого против того, что похищение было исполнено агентами преследующего его государства, так как в таком случае нарушается не право обвиняемого, а суверенное право затронутого этим государства... Решение этого вопроса надо искать на международном уровне, и это не может служить основанием для оправдания в Суде, в сферу юрисдикции которого поступило это дело.

(с) С точки зрения международного права затронутое государство может простить нарушение его суверенитета и отказаться от возражений, включая требование о возврате преступника на его территорию, и такой отказ может быть либо явно выраженным, либо может быть сделан посредством молчаливого согласия.

(d) Преступник, скрывающийся от правосудия, имеет право на иммунитет только в одном случае, — когда он был выдан предоставившим убежище государством государству, требующему его выдачи за совершение конкретного преступления, которое не является преступлением, за которое он подвергается осуждению.

...

(g) Право на убежище и иммунитет принадлежат государству, предоставившему убежище, а не преступнику...

...Апеллянт является лицом, «скрывающимся от правосудия», так как вменяемые ему преступления с точки зрения права наций носят международный характер и были публично осуждены цивилизованным миром... поэтому, на основании принципа повсеместной юрисдикции, любое государство имеет право судить его. Этой юрисдикцией Государство Израиль было автоматически наделено при его образовании в 1948 году в качестве суверенного государства.

Следовательно, привлекая апеллянта к ответственности, оно выступало в качестве органа международного права и действовало в целях исполнения его предписаний посредством национального права. Следовательно, не имеет значения то обстоятельство, что рассматриваемые преступления были совершены тогда, когда Государство Израиль не существовало и за пределами его территории... Если признается, что Государство Израиль обладает уголовной юрисдикцией в соответствии как с внутренним правом, так и правом наций, то следует также признать и то, что Суд не обязан рассматривать вопрос о способе и законности... взятия под стражу...

*Печатается по: Supreme Court of Israel (1962) 36 I. L. R. 277. — L.C. Green.

International Law through the cases. Fourth Edition. The Carswell Company Limited.

Toronto, Canada;

Oceana Publications, Inc. Dobbs, New York, USA. 1978. P. 220— 227.

1См. West Rand Central Gold Mining Co. v. The King [1905] 2K.B. 391, 406—407 (per Lord Alverstone);

The Cristina [1938] A.C. 485.

2 См. Croft v. Dunphy [1933] A.C. 156, 164 (per Lord MacMillan).

3 R., v. Griffiths [1891] 2 Q.B. 145.

4 См. Международный пакт о гражданских и политических правах 1966, ст. 15(1), G.A. Res. 2200 (XXI) Annex.

5 1927, Series A, № 10 (2 W.C.R. 20).

6 Molvan v.Att.-Gen. Palestine [1948] A.C. 351, 169.

7 Закон о наказании нацистов и их пособников, Y.B.H.R., 1950. P. 163.

8 78 U.N.T.S. 277.

9 Cmd. 6946 (1946).

10См. e.g., Ex. p. Quirin (1942) 317 U.S. 1.

11См. Namibia Opinion I.C.J.Rep. 1971. P. 55.

12Res. 95(1).

13Res. 96(1).

14Reservations to the Genocide Convention, I.C.J.Rep. 1951. P. 15.

15См. Ker v. Illinois (1886) 119 U.S. 436;

Ex p. Elliott [1949] 1 All E.R. 373;

State v.

Heymann and Dinzaka [1966] 4 S.A.L.R. 599;

U.S. v. Marzano (1975) 388 F.Supp. 906.

№ КОНВЕНЦИЯ О НЕПРИМЕНИМОСТИ СРОКА ДАВНОСТИ К ВОЕННЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЯМ И ПРЕСТУПЛЕНИЯМ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ (принята 26 ноября 1968 г.;

вступила в силу 11 ноября 1970 г.)* Преамбула Государства — участники настоящей Конвенции ссылаясь на резолюции Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций 3(I) от 13 февраля 1946 г. и 170(II) от 31 октября 1947 г. о выдаче и наказании военных преступников, на резолюцию 95(I) от 11 декабря 1946 г., подтверждающую принципы международного права, признанные Уставом Международного Нюрнбергского Военного Трибунала и приговором этого Трибунала, и на резолюции 2184(XXI) от 12 декабря 1966 г. и 2202(XXI) от декабря 1966 г., в которых ясно осуждаются как преступления против человечества нарушение экономических и политических прав коренного населения, с одной стороны, и политика апартеида — с другой, ссылаясь на резолюции 1074D(XXXIX) от 28 июля 1965 г. и 1158(XLI) от 5 августа 1966 г. Экономического и Социального Совета Организации Объединенных Наций о наказании военных преступников и лиц, совершивших преступления против человечности, отмечая, что ни в одной торжественной декларации, акте или Конвенции, касающихся судебного преследования или наказания за военные преступления и преступления против человечности, не содержится положения о сроке давности, считая, что в соответствии с международным правом военные преступления и преступления против человечности относятся к самым тяжким преступлениям, исходя из убеждения, что эффективное наказание за военные преступления и преступления против человечности является важным фактором в деле предупреждения таких преступлений, защиты прав человека и основных свобод, укрепления доверия, поощрения сотрудничества между народами и обеспечения международного мира и безопасности, отмечая, что применение к военным преступлениям и преступлениям против человечности внутренних правовых норм, касающихся срока давности в отношении обычных преступлений, является вопросом, вызывающим серьезную озабоченность мирового общественного мнения, так как оно препятствует судебному преследованию и наказанию лиц, ответственных за такие преступления, признавая необходимость и своевременность утверждения в международном праве, посредством настоящей Конвенции, принципа, согласно которому не существует срока давности в отношении военных преступлений и преступлений против человечности, а также обеспечения повсеместного применения этого принципа, согласились о нижеследующем:

СтатьяI Никакие сроки давности не применяются к следующим преступлениям, независимо от времени их совершения:

а) военные преступления, как они определяются в Уставе Международного Нюрнбергского Военного Трибунала от 8 августа 1945 г. и подтверждаются резолюциями 3(I) от 13 февраля 1946 г. и 95(I) от 11 декабря 1946 г. Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, а также, в частности, «серьезные нарушения», перечисленные в Женевских конвенциях о защите жертв войны от августа 1949 г.;

b) преступления против человечности, независимо от того, были ли они совершены во время войны или в мирное время, как они определяются в Уставе Международного Нюрнбергского Военного Трибунала от 8 августа 1945 г. и подтверждаются в резолюциях 3(I) от 13 февраля 1946 г. и 95(I) от 11 декабря 1946 г. Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, изгнание в результате вооруженного нападения или оккупации и бесчеловечные действия, являющиеся следствием политики апартеида, а также преступления геноцида, определяемые в Конвенции 1948 г. о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, даже если эти действия не представляют собой нарушения внутреннего законодательства той страны, в которой они были совершены.

С т а т ь я II В случае совершения какого-либо из преступлений, упомянутых в статье I, положения настоящей Конвенции применяются к представителям государственных властей и частным лицам, которые выступают в качестве исполнителей этих преступлений или соучастников таких преступлений, или непосредственно подстрекают других лиц к совершению таких преступлений, или участвуют в заговоре для их совершения, независимо от степени их завершенности, равно как и к представителям государственных властей, допускающих их совершение.

С т а т ь я III Государства — участники настоящей Конвенции обязуются принять все необходимые внутренние меры законодательного или иного характера, направленные на то, чтобы в соответствии с международным правом создать условия для выдачи лиц, указанных в статье II настоящей Конвенции.

С т а т ь я IV Государства — участники настоящей Конвенции обязуются принять в соответствии с их конституционной процедурой любые законодательные или иные меры, необходимые для обеспечения того, чтобы срок давности, установленный законом или иным путем, не применялся к судебному преследованию и наказанию за преступления, указанные в статьях I и II настоящей Конвенции, и чтобы там, где такой срок применяется к этим преступлениям, он был отменен....

*Печатается по: Права человека: Сборник международных договоров. Нью-Йорк:

ООН, 1989, (ST/HR/1/Rev. 3), C. 165—168.

№ РЕЗОЛЮЦИЯ ГЕНЕРАЛЬНОЙ АССАМБЛЕИ 3074(XXVIII) «Принципы международного сотрудничества в отношении обнаружения, ареста, выдачи и наказания лиц, виновных в военных преступлениях и преступлениях против человечности»

(принята 3 декабря 1973 г.)* Генеральная Ассамблея, ссылаясь на свои резолюции 2583(XXIV) от 15 декабря 1969 г., 2712(XXV) от декабря 1970 г., 2840(XXVI) от 18 декабря 1971 г. и 3020(XXVII) от 18 декабря г., принимая во внимание особую необходимость в международных мерах, направленных на обеспечение судебного преследования и наказания лиц, виновных в военных преступлениях и преступлениях против человечности, рассмотрев проект принципов международного сотрудничества в отношении обнаружения, ареста, выдачи и наказания лиц, виновных в военных преступлениях и преступлениях против человечности, заявляет, что Организация Объединенных Наций, следуя изложенным в ее Уставе принципам и целям, касающимся развития сотрудничества между народами и поддержания международного мира и безопасности, провозглашает следующие принципы международного сотрудничества в отношении обнаружения, ареста, выдачи и наказания лиц, виновных в военных преступлениях и преступлениях против человечности:

1. Военные преступления и преступления против человечности, когда бы и где бы они ни совершались, подлежат расследованию, а лица, в отношении которых имеются доказательства в совершении таких преступлений, — розыску, аресту, привлечению к судебной ответственности и, в случае признания их виновными, наказанию.

2. Каждое государство обладает правом судить своих собственных граждан за военные преступления или преступления против человечности.

3. Государства осуществляют сотрудничество друг с другом на двусторонней и многосторонней основе в целях пресечения и предупреждения военных преступлений и преступлений против человечности и принимают в этих целях необходимые внутренние и международные меры.

4. Государства оказывают друг другу содействие в целях обнаружения, ареста и привлечения к суду лиц, подозреваемых в совершении таких преступлений, и, в случае признания виновными, наказания их.

5. Лица, в отношении которых имеются доказательства о совершении ими военных преступлений и преступлений против человечности, подлежат привлечению к судебной ответственности и, в случае признания их виновными, наказанию, как общее правило, в странах где они совершили эти преступления. В соответствии с этим государства осуществляют сотрудничество в вопросах выдачи таких лиц.

6. Государства осуществляют сотрудничество друг с другом в деле сбора информации и следственных материалов, способствующих привлечению к судебной ответственности лиц, о которых говорится выше, в пункте 5, и обмениваются такой информацией.

7. В соответствии со статьей 1 Декларации о территориальном убежище от декабря 1967 г. государства не предоставляют убежища никакому лицу, в отношении которого существуют серьезные основания полагать, что оно совершило преступление против мира, военное преступление или преступление против человечности.

8. Государства не принимают никаких законодательных или иных мер, которые могли бы нанести ущерб принятым ими на себя международным обязательствам в отношении обнаружения, ареста, выдачи и наказания лиц, виновных в военных преступлениях и преступлениях против человечности.

9. При осуществлении сотрудничества в целях обнаружения, ареста и выдачи лиц, в отношении которых имеются доказательства о совершении ими военных преступлений и преступлений против человечности, и, в случае признания виновными, наказания их, государства действуют согласно положениям Устава Организации Объединенных Наций и Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Нации.

*Печатается по: Права человека: Сборник международных договоров. Нью-Йорк:

ООН, 1989. С. 169—170, [ST/НR/1/Rev3] № МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПАКТ О ГРАЖДАНСКИХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРАВАХ (вступил в силу 23 марта 1976 г.)* Часть III Статья 3. Когда лишение жизни составляет преступление геноцида, следует иметь в виду, что ничто в настоящей статье не дает участвующим в настоящем Пакте государствам права каким бы то ни было путем отступать от любых обязательств, принятых согласно постановлениям Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него.

С т а т ь я 2. Ничто в настоящей статье не препятствует преданию суду и наказанию любого лица за любое деяние или упущение, которые в момент совершения являлись уголовным преступлением согласно общим принципам права, признанным международным сообществом.

*Печатается по: Права человека: Сборник международных документов. Нью-Йорк:

ООН, 1989. C. 21, 24, 29.

№ РИМСКИЙ СТАТУТ МЕЖДУНАРОДНОГО УГОЛОВНОГО СУДА.

Принят дипломатической конференцией полномочных представителей под эгидой Организации Объединенных Наций по учреждению Международного уголовного суда (17 июля 1998 г.)* ПРЕАМБУЛА Сознавая, что все народы объединены общими узами и что взаимопереплетение их культур образует совместное наследие, и будучи обеспокоены тем, что эта тонкая мозаика может быть в любой момент времени разрушена, памятуя о том, что за прошедшее столетие миллионы детей, женщин и мужчин стали жертвами немыслимых злодеяний, глубоко потрясших совесть человечества, признавая, что эти тягчайшие преступления угрожают всеобщему миру, безопасности и благополучию, подтверждая, что самые серьезные преступления, вызывающие озабоченность всего международного сообщества, не должны оставаться безнаказанными и что их действенное преследование должно быть обеспечено как мерами, принимаемыми на национальном уровне, так и активизацией международного сотрудничества, будучи преисполнены решимости положить конец безнаказанности лиц, совершающих такие преступления, и тем самым способствовать предупреждению подобных преступлений, напоминая, что обязанностью каждого государства является осуществление его уголовной юрисдикции над лицами, несущими ответственность за совершение международных преступлений, вновь подтверждая цели и принципы Устава Организации Объединенных Наций, и в частности то, что все государства воздерживаются от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных Наций, подчеркивая в этой связи, что ничто в настоящем Статуте не должно восприниматься как дающее какому-либо государству-участнику право вмешиваться в вооруженный конфликт, входящий в сферу внутренних дел любого государства, будучи преисполнены решимости с этой целью и на благо нынешнего и грядущих поколений учредить независимый постоянный Международный уголовный суд, связанный с системой Организации Объединенных Наций, обладающий юрисдикцией в отношении самых серьезных преступлений, вызывающих озабоченность всего международного сообщества, подчеркивая, что Международный уголовный суд, учрежденный на основании настоящего Статута, дополняет национальные органы уголовной юстиции, преисполненные решимости создать прочные гарантии обеспечения международного правосудия и уважения к нему, согласились о нижеследующем:

ЧАСТЬ 1. Учреждение Суда Статья Суд Настоящим учреждается Международный уголовный суд («Суд»). Он является постоянным органом, уполномоченным осуществлять юрисдикцию в отношении лиц, ответственных за самые серьезные преступления, вызывающие озабоченность международного сообщества, указанные в настоящем Статуте, и дополняет национальные органы уголовной юстиции. Юрисдикция и функционирование Суда регулируются положениями настоящего Статута.

Статья Отношения Суда с Организацией Объединенных Наций Суд устанавливает отношения с Организацией Объединенных Наций посредством соглашения, одобряемого Ассамблеей государств — участников настоящего Статута и впоследствии заключаемого Председателем Суда от имени Суда.

Статья Местопребывание Суда 1. Местопребыванием Суда является Гаага, Нидерланды («государство пребывания»).

2. Суд вступает с государством пребывания в соглашение о штаб-квартире, одобряемое Ассамблеей государств-участников и впоследствии заключаемое Председателем Суда от имени Суда.

3. Если Суд считает это желательным, он может заседать в любых других местах, как это предусмотрено в настоящем Статуте.

Статья Правовой статус и полномочия Суда 1. Суд обладает международной правосубъектностью. Он также обладает такой правоспособностью, какая может оказаться необходимой для осуществления его функций и достижения его целей.

2. Суд может осуществлять свои функции и полномочия, как это предусмотрено в настоящем Статуте, на территории любого государства-участника и, по специальному соглашению, на территории любого другого государства.

ЧАСТЬ 2. Юрисдикция, приемлемость и применимое право Статья Преступления, подпадающие под юрисдикцию Суда 1. Юрисдикция Суда ограничивается самыми серьезными преступлениями, вызывающими озабоченность всего международного сообщества. В соответствии с настоящим Статутом Суд обладает юрисдикцией в отношении следующих преступлений:

а) преступление геноцида;

b) преступления против человечности;

с) военные преступления;

d) преступление агрессии.

2. Суд осуществляет юрисдикцию в отношении преступления агрессии, как только будет принято в соответствии со статьями 121 и 123 положение, содержащее определение этого преступления и излагающее условия, в которых Суд осуществляет юрисдикцию касательно этого преступления. Такое положение сообразуется с соответствующими положениями Устава Организации Объединенных Наций.

Статья Геноцид Для целей настоящего Статута «геноцид» означает любое из следующих деяний, совершаемых с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

а) убийство членов такой группы;

b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

с) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

e) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

Статья Преступления против человечности 1. Для целей настоящего Статута «преступление против человечности» означает любое из следующих деяний, которые совершаются в рамках широкомасштабного или систематического нападения на любых гражданских лиц, если такое нападение совершается сознательно:

а) убийство;

b) истребление;

с) порабощение;

d) депортация или насильственное перемещение населения;

e) заключение в тюрьму или другое жестокое лишение физической свободы в нарушение основополагающих норм международного права;

f) пытки;

g) изнасилование, обращение в сексуальное рабство, принуждение к проституции, принудительная беременность, принудительная стерилизация или любые другие формы сексуального насилия сопоставимой тяжести;

h) преследование любой идентифицируемой группы или общности по политическим, расовым, национальным, этническим, культурным, религиозным, гендерным, как это определяется в пункте 3, или другим мотивам, которые повсеместно признаны недопустимыми согласно международному праву, в связи с любыми деяниями, указанными в данном пункте, или любыми преступлениями, подпадающими под юрисдикцию Суда;


i) насильственное исчезновение людей;

j) преступление апартеида;

k) другие бесчеловечные деяния аналогичного характера, заключающиеся в умышленном причинении сильных страданий или серьезных телесных повреждений или серьезного ущерба психическому или физическому здоровью.

2. Для целей пункта 1:

а) «нападение на любых гражданских лиц» означает устойчивое поведение, связанное с многократным совершением деяний, указанных в пункте 1, против любых гражданских лиц, предпринимаемых в целях проведения политики государства или организации, направленной на совершение такого нападения, или в целях содействия такой политике;

b) «истребление» включает умышленное создание условий жизни, в частности лишение доступа к продуктам питания и лекарствам, рассчитанных на то, чтобы уничтожить часть населения;

с) «порабощение» означает осуществление любого или всех правомочий, связанных с правом собственности в отношении личности, и включает в себя осуществление таких правомочий в ходе торговли людьми, и в частности женщинами и детьми;

d) «депортация или насильственное перемещение населения» означает насильственное перемещение лиц, ставших объектом выселения или других принудительных действий, из района, в котором они законно проживают, без каких бы то ни было оснований, допускаемых международным правом;

е) «пытки» означает умышленное причинение сильной боли или страданий, будь то физических или психических, лицу, находящемуся под стражей или под контролем обвиняемого;

но пытками не считается боль или страдания, которые возникают лишь в результате законных санкций, неотделимы от этих санкций или вызываются ими случайно;

f) «принудительная беременность» означает незаконное лишение свободы какой либо женщины, которая стала беременной в принудительном порядке, с целью изменения этнического состава какого-либо населения или совершения иных серьезных нарушений международного права. Это определение ни в коем случае не истолковывается как затрагивающее национальное законодательство, касающееся беременности;

g) «преследование» означает умышленное и серьезное лишение основных прав вопреки международному праву по признаку принадлежности к какой-либо группе или общности;

h) «преступление апартеида» означает бесчеловечные действия, аналогичные по своему характеру тем, которые указаны в пункте 1, совершаемые в контексте институционализированного режима систематического угнетения и господства одной расовой группы над другой расовой группой или группами и совершаемые с целью сохранения такого режима;

i) «насильственное исчезновение людей» означает арест, задержание или похищение людей государством или политической организацией или с их разрешения, при их поддержке или с их согласия, при последующем отказе признать такое лишение свободы или сообщить о судьбе или местонахождении этих людей с целью лишения их защиты со стороны закона в течение длительного периода времени.

3. Для целей настоящего Статута понимается, что термин «гендерный» в контексте общества относится к обоим полам, мужскому и женскому. Термин «гендерный» не имеет какого-либо иного значения, отличного от вышеупомянутого.

Статья Военные преступления...

Статья Элементы преступлений 1. Элементы преступлений помогают Суду в толковании и применении статей 6, и 8. Они принимаются большинством в две трети голосов членов Ассамблеи государств-участников.

2. Поправки к Элементам преступлений могут быть предложены:

a) любым государством-участником;

b) судьями, принимающими решение абсолютным большинством;

c) Прокурором.

Такие поправки принимаются большинством в две трети голосов членов Ассамблеи государств-участников.

3. Элементы преступлений и поправки к ним находятся в соответствии с настоящим Статутом.

С т а т ь я Ничто в настоящей Части Положения о ненанесении ущерба не должно истолковываться как каким бы то ни было образом ограничивающее ныне действующие или складывающиеся нормы международного права или наносящее им ущерб для целей, отличных от целей настоящего Статута.

С т а т ь я Юрисдикция ratione temporis 1. Суд обладает юрисдикцией только в отношении преступлений, совершенных после даты вступления в силу настоящего Статута.

2. Если какое-либо государство становится участником настоящего Статута после его вступления в силу, Суд может осуществлять свою юрисдикцию лишь в отношении преступлений, совершенных после даты вступления в силу настоящего Статута для этого государства, если только это государство не сделает заявление согласно пункту 3 статьи 12.

С т а т ь я Условия осуществления юрисдикции 1. Государство, которое становится участником настоящего Статута, признает тем самым юрисдикцию Суда в отношении преступлений, указанных в статье 5.

2. В случае подпунктов (а) или (с) статьи 13 Суд может осуществлять свою юрисдикцию, если одно или несколько из нижеуказанных государств являются участниками настоящего Статута или признают юрисдикцию Суда в соответствии с пунктом 3:

а) государство, на территории которого имело место данное деяние или, если преступление было совершено на борту морского или воздушного судна, государство регистрации этого морского или воздушного судна;

b) государство, гражданином которого является лицо, обвиняемое в совершении преступления.

3. Если в соответствии с пунктом 2 требуется признание юрисдикции государством, не являющимся участником настоящего Статута, это государство может посредством заявления, представленного Секретарю, признать осуществление Судом юрисдикции в отношении данного преступления.

Признающее государство сотрудничает с Судом без каких бы то ни было задержек или исключений в соответствии с Частью 9.

С т а т ь я Осуществление юрисдикции Суд может осуществлять свою юрисдикцию в отношении какого-либо преступления, указанного в статье 5, в соответствии с положениями настоящего Статута, если:

а) ситуация, при которой, как представляется, были совершены одно или несколько таких преступлений, передается Прокурору государством-участником в соответствии со статьей 14;

b) ситуация, при которой, как представляется, были совершены одно или несколько таких преступлений, передается Прокурору Советом Безопасности, действующим на основании главы VII Устава Организации Объединенных Наций;

или с) Прокурор начал расследование в отношении такого преступления в соответствии со статьей 15.

С т а т ь я Передача ситуации государством-участником 1. Государство-участник может передать Прокурору ситуацию, при которой, как представляется, были совершены одно или несколько преступлений, подпадающих под юрисдикцию Суда, обращаясь к Прокурору с просьбой провести расследование этой ситуации для определения того, следует ли предъявить обвинение одному или нескольким конкретным лицам за совершение таких преступлений.

2. Насколько это возможно, при передаче ситуации указываются конкретные соответствующие обстоятельства и прилагается такая подтверждающая документация, которая имеется в распоряжении государства- заявителя, передающего ситуацию.

С т а т ь я Прокурор 1. Прокурор может возбуждать расследование proprio motu на основе информации о предполагаемых преступлениях в рамках юрисдикции Суда.

2. Прокурор оценивает серьезность полученной информации. С этой целью он или она может запрашивать дополнительную информацию у государств, органов Организации Объединенных Наций, межправительственных или неправительственных организаций или из других источников, которые он или она сочтет подходящими, и может получать письменные или устные свидетельства в месте пребывания Суда.

3. Если Прокурор делает вывод о наличии достаточных оснований для возбуждения расследования, он или она обращается в Палату предварительного производства с просьбой дать санкцию на проведение расследования вместе с любыми подкрепляющими эту просьбу собранными материалами. Потерпевшие могут делать представления Палате предварительного производства в соответствии с Правилами процедуры и доказывания.

4. Если Палата предварительного производства после изучения этой просьбы и подкрепляющих ее материалов сочтет, что имеются достаточные основания для возбуждения расследования и что это дело, судя по всему, подпадает под юрисдикцию Суда, она дает санкцию на возбуждение расследования без ущерба последующим определениям Суда в отношении юрисдикции и приемлемости дела к производству.

5. Отказ Палаты предварительного производства дать санкцию на расследование не исключает возможности подачи последующей просьбы Прокурором на основании новых фактов или свидетельств, имеющих отношение к той же ситуации.

6. Если после предварительного изучения, о котором говорится в пунктах 1 и 2, Прокурор приходит к выводу, что представленная информация не содержит в себе достаточных оснований для расследования, то он или она информирует об этом тех, кто представил эту информацию. Это не исключает возможности рассмотрения Прокурором последующей информации, представленной ему или ей в отношении той же ситуации в свете новых фактов или свидетельств.

С т а т ь я Отсрочка расследования или уголовного преследования Никакое расследование или уголовное преследование не может начинаться либо проводиться в соответствии с настоящим Статутом в течение периода в месяцев после того, как Совет Безопасности в резолюции, принятой на основании главы VII Устава Организации Объединенных Наций, обращается в Суд с просьбой на этот счет;

эта просьба может быть повторена Советом Безопасности при тех же условиях.

С т а т ь я Вопросы приемлемости 1. С учетом пункта 10 преамбулы и статьи 1 Суд определяет, что дело не может быть принято к производству в тех случаях, когда:


а) данное дело расследуется или в отношении его возбуждено уголовное преследование государством, которое обладает в отношении его юрисдикцией, за исключением случаев, когда это государство не желает или не способно вести расследование или возбудить уголовное преследование должным образом;

b) дело расследовано государством, которое обладает юрисдикцией в отношении него, и это государство решило не возбуждать в отношении лица, которого это касается, уголовного преследования, за исключением случаев, когда это решение стало результатом нежелания или неспособности государства возбудить уголовное преследование должным образом;

с) лицо, которого это касается, уже было судимо за поведение, которое является предметом данного заявления, и проведение судебного разбирательства Судом не разрешено на основании пункта 3 статьи 20;

d) дело не является достаточно серьезным, чтобы оправдывать дальнейшие действия со стороны Суда.

2. Чтобы выявить в каком-либо конкретном деле нежелание, Суд с учетом надлежащих процессуальных норм, признанных международным правом, учитывает наличие, если это применимо, одного или нескольких следующих факторов:

а) судебное разбирательство было проведено или проводится либо национальное решение было вынесено с целью оградить соответствующее лицо от уголовной ответственности за преступления, подпадающие под юрисдикцию настоящего Суда, о которых говорится в статье 5;

b) имела место необоснованная задержка с проведением судебного разбирательства, которая в сложившихся обстоятельствах несовместима с намерением предать соответствующее лицо правосудию;

с) судебное разбирательство не проводилось или не проводится независимо и беспристрастно и порядок, в котором оно проводилось или проводится, в сложившихся обстоятельствах является несовместимым с намерением предать соответствующее лицо правосудию.

3. Чтобы выявить в каком-либо конкретном деле неспособность, Суд учитывает, в состоянии ли данное государство, в связи с полным либо существенным развалом или отсутствием своей национальной судебной системы, получить в свое распоряжение обвиняемого либо необходимые доказательства и свидетельские показания или же оно не в состоянии осуществлять судебное разбирательство еще по каким-либо причинам.

С т а т ь я Предварительные постановления, касающиеся приемлемости 1. В тех случаях, когда ситуация была передана в Суд в соответствии со статьей 13(а) и Прокурор определил, что имеются разумные основания для начала расследования, или если Прокурор начал расследование в соответствии со статьями 13(с) и 15, Прокурор направляет уведомление всем государствам участникам и тем государствам, которые, учитывая имеющуюся информацию, обычно осуществляли бы юрисдикцию в отношении данных преступлений.

Прокурор может уведомлять такие государства на конфиденциальной основе и, если Прокурор считает необходимым обеспечить защиту лиц, предотвратить уничтожение доказательств или помешать скрыться лицам, он может ограничить объем информации, предоставляемой государством.

2. В течение одного месяца с момента получения такого уведомления государство может сообщить Суду, что оно ведет или провело расследование в отношении своих граждан или других лиц, находящихся под его юрисдикцией, на предмет уголовно-наказуемых деяний, которые могут представлять собой преступления, указанные в статье 5, и которые имеют отношение к информации, содержащейся в уведомлении, направленном государствам. По просьбе этого государства Прокурор передает расследование в отношении этих лиц государству, за исключением тех случаев, когда Палата предварительного производства по ходатайству Прокурора решает разрешить проведение расследования.

3. Согласие Прокурора на передачу расследования государству может быть пересмотрено Прокурором в течение шести месяцев после даты вынесения решения о передаче или в любое время после того, как произошло существенное изменение обстоятельств в результате нежелания или неспособности государства должным образом провести расследование.

4. Соответствующее государство или Прокурор могут обжаловать решение Палаты предварительного производства в Апелляционной палате в соответствии с пунктом 2 статьи 82. Апелляция может быть заслушана в ускоренном порядке.

5. Когда Прокурор передает расследование в соответствии с пунктом 2, он может просить соответствующее государство периодически сообщать ему о ходе проводимых этим государством расследований и любых последующих мерах судебного преследования. При представлении ответов на такие вопросы государства-участники не допускают неоправданных задержек.

6. До вынесения постановления Палатой предварительного производства или в любое время после того, как Прокурор передал какое-либо расследование в соответствии с настоящей статьей, Прокурор может, в порядке исключения, запросить разрешение от Палаты предварительного производства на принятие необходимых мер в области расследования для цели сохранения доказательств в тех случаях, когда существует уникальная возможность получить важное доказательство или имеется серьезная опасность того, что такое доказательство впоследствии получить будет невозможно.

7. Государство, оспаривающее постановление Палаты предварительного производства в соответствии с настоящей статьей, может опротестовать приемлемость дела к производству в соответствии со статьей 19 на основании дополнительных существенных фактов или существенного изменения обстоятельств.

С т а т ь я Протесты в отношении юрисдикции Суда или приемлемости дела к производству 1. Суд должен удостовериться в том, что он обладает юрисдикцией в отношении дела, находящегося на его рассмотрении. Суд может своим решением определять приемлемость дела к производству в соответствии со статьей 17.

2. Протесты в отношении приемлемости дела к производству по основаниям, указанным в статье 17, или протесты в отношении юрисдикции Суда могут быть принесены:

а) обвиняемым или лицом, на которого, по-видимому, был выдан ордер на арест или приказ о явке в Суд в соответствии со статьей 58;

b) государством, обладающим юрисдикцией в отношении дела, на том основании, что оно ведет расследование или уголовное преследование по делу или провело расследование или уголовное преследование;

или с) государством, от которого требуется признание юрисдикции в соответствии со статьей 12.

3. Прокурор может просить Суд вынести постановление по вопросу о юрисдикции или приемлемости. При рассмотрении вопроса о юрисдикции или приемлемости те, кто передал ситуацию в соответствии со статьей 13, а также потерпевшие могут также представлять Суду свои замечания.

4. Приемлемость дела к производству или юрисдикция Суда могут быть опротестованы только один раз любым лицом или государством, указанным в пункте 2. Протест должен быть заявлен до начала или в начале разбирательства.

В исключительных случаях Суд может разрешить подать протест более одного раза или после начала разбирательства. Протесты в отношении приемлемости дела к производству, заявляемые в начале разбирательства или впоследствии с разрешения Суда, могут подаваться только на основании подпункта (с) пункта статьи 17.

5. Государство, указанное в подпунктах (b) и (с) пункта 2, подает протест при ближайшей возможности.

6. До утверждения обвинений протесты в отношении приемлемости дела к производству или протесты в отношении юрисдикции Суда направляются в Палату предварительного производства. После утверждения обвинений они направляются в Судебную палату. Решения в отношении юрисдикции или приемлемости могут быть обжалованы в Апелляционную палату в соответствии со статьей 82.

7. Если протест подан государством в соответствии с подпунктами (b) или (с) пункта 2, Прокурор приостанавливает расследование до того времени, когда Суд вынесет определение в соответствии со статьей 17.

8. До вынесения постановления Суда Прокурор может запросить у Суда разрешение:

а) на проведение таких необходимых следственных мероприятий, которые указаны в пункте 6 статьи 18;

b) на получение заявления или показаний от свидетеля или на завершение сбора и изучения доказательств, которые были начаты до подачи протеста;

с) на предотвращение, в сотрудничестве с соответствующим государством, побега лиц, в отношении которых Прокурор уже запросил ордер на арест в соответствии со статьей 58.

9. Подача протеста не затрагивает действительности любого действия, предпринятого Прокурором, или любого ордера или распоряжения, отданного Судом до подачи протеста.

10. Если Суд решил, что дело является неприемлемым согласно статье 17, Прокурор может представить просьбу о пересмотре этого решения, если он полностью уверен в том, что открылись новые обстоятельства, в силу которых отпадают основания, по которым дело ранее было признано неприемлемым согласно статье 17.

11. Если Прокурор с учетом вопросов, затрагиваемых в статье 17, передает расследование, он может обращаться к соответствующему государству с просьбой о предоставлении Прокурору информации о производстве по данному делу. По просьбе соответствующего государства обеспечивается конфиденциальность такой информации. Если впоследствии Прокурор принимает решение продолжить расследование, он уведомляет об этом государство, которому было передано производство по данному делу.

С т а т ь я Ne bis in idem 1. За исключением случаев, предусмотренных в настоящем Статуте, никакое лицо не может быть судимо Судом за деяние, составляющее основу состава преступления, в отношении которого данное лицо было признано виновным или оправдано Судом.

2. Никакое лицо не может быть судимо никаким другим судом за упоминаемое в статье 5 преступление, в связи с которым это лицо уже было признано виновным или оправдано Судом.

3. Никакое лицо, которое было судимо другим судом за деяние, запрещенное также по смыслу статьями 6, 7 и 8, не может быть судимо Судом за то же деяние, если разбирательство в другом суде:

а) предназначалось для того, чтобы оградить соответствующее лицо от уголовной ответственности за преступления, подпадающие под юрисдикцию Суда;

или b) по иным признакам не было проведено независимо или беспристрастно в соответствии с нормами надлежащей законной процедуры, признанными международным правом, и проводилось таким образом, что, в существующих обстоятельствах, не отвечало цели предать соответствующее лицо правосудию.

С т а т ь я Применимое право Суд применяет:

а) во-первых, настоящий Статут, Элементы преступлений и свои Правила процедуры и доказывания;

b) во-вторых, в соответствующих случаях, применимые международные договоры, принципы и нормы международного права, включая общепризнанные принципы международного права вооруженных конфликтов;

с) если это невозможно, Суд применяет общие принципы права, взятые им из национальных законов правовых систем мира, включая, соответственно, национальные законы государств, которые при обычных обстоятельствах осуществляли бы юрисдикцию в отношении данного преступления, при условии, что эти принципы не являются несовместимыми с настоящим Статутом и с международным правом и международно признанными нормами и стандартами.

2. Суд может применять принципы и нормы права в соответствии с тем, как они были истолкованы в его предыдущих решениях.

3. Применение и толкование права в соответствии с настоящей статьей должно соответствовать международно признанным правам человека и не допускать никакого неблагоприятного проведения различия по таким признакам, как гендерный признак, как это определено в пункте 3 статьи 7, возраст, раса, цвет кожи, язык, религия или вероисповедание, политические или иные убеждения, национальное, этническое или социальное происхождение, имущественное, сословное или иное положение.

ЧАСТЬ 3. Общие принципы уголовного права С т а т ь я Nullum crimen sine lege 1. Лицо не подлежит уголовной ответственности по настоящему Статуту, если только соответствующее деяние в момент его совершения не образует преступления, подпадающего под юрисдикцию Суда.

2. Определение преступления должно быть точно истолковано и не должно применяться по аналогии. В случае двусмысленности определение толкуется в пользу лица, которое находится под следствием, в отношении которого ведется судебное разбирательство или которое признано виновным.

3. Настоящая статья не влияет на квалификацию любого деяния как преступного по международному праву, независимо от настоящего Статута.

С т а т ь я Nulla poena sine lege Лицо, признанное Судом виновным, может быть наказано только в соответствии с положениями настоящего Статута.

С т а т ь я Отсутствие обратной силы ratione personae 1. Лицо не подлежит уголовной ответственности в соответствии с настоящим Статутом за деяние до вступления Статута в силу.

2. В случае внесения изменения в закон, применимый к данному делу до вынесения окончательного решения или постановления, применяется закон, более благоприятный для лица, которое находится под следствием, в отношении которого ведется судебное разбирательство или которое признано виновным.

С т а т ь я Индивидуальная уголовная ответственность 1. Суд обладает юрисдикцией в отношении физических лиц в соответствии с настоящим Статутом.

2. Лицо, которое совершило преступление, подпадающее под юрисдикцию Суда, несет индивидуальную ответственность и подлежит наказанию в соответствии с настоящим Статутом.

3. В соответствии с настоящим Статутом лицо подлежит уголовной ответственности и наказанию за преступление, подпадающее под юрисдикцию Суда, если это лицо:

а) совершает такое преступление индивидуально, совместно с другим лицом или через другое лицо, независимо от того, подлежит ли это другое лицо уголовной ответственности;

b) приказывает, подстрекает или побуждает совершить такое преступление, если это преступление совершается или если имеет место покушение на это преступление;

с) с целью облегчить совершение такого преступления пособничает, подстрекает или каким-либо иным образом содействует его совершению или покушению на него, включая предоставление средств для его совершения;

d) любым другим образом способствует совершению или покушению на совершение такого преступления группой лиц, действующих с общей целью.

Такое содействие должно оказываться умышленно и либо:

i) в целях поддержки преступной деятельности или преступной цели группы в тех случаях, когда такая деятельность или цель связана с совершением преступления, подпадающего под юрисдикцию Суда;

либо ii) с осознанием умысла группы совершить преступление;

е) в отношении преступления геноцида, прямо и публично подстрекает других к совершению геноцида;

f) покушается на совершение такого преступления, предпринимая действие, которое представляет собой значительный шаг в его совершении, однако преступление оказывается незавершенным по обстоятельствам, не зависящим от намерений данного лица. Вместе с тем лицо, которое отказывается от попытки совершить преступление или иным образом предотвращает завершение преступления, не подлежит наказанию в соответствии с настоящим Статутом за покушение на совершение этого преступления, если данное лицо полностью и добровольно отказалось от преступной цели.

4. Ни одно положение в настоящем Статуте, касающееся индивидуальной уголовной ответственности, не влияет на ответственность государств по международному праву.

С т а т ь я Исключение из юрисдикции для лиц, не достигших 18-летнего возраста...

С т а т ь я Недопустимость ссылки на должностное положение 1. Настоящий Статут применяется в равной мере ко всем лицам без какого бы то ни было различия на основе должностного положения. В частности, должностное положение как главы государства или правительства, члена правительства или парламента, избранного представителя или должностного лица правительства ни в коем случае не освобождает лицо от уголовной ответственности согласно настоящему Статуту и не является само по себе основанием для смягчения приговора.

2. Иммунитеты или специальные процессуальные нормы, которые могут быть связаны с должностным положением лица, будь то согласно национальному или международному праву, не должны препятствовать осуществлению Судом его юрисдикции в отношении такого лица.

С т а т ь я Ответственность командиров и других начальников В дополнение к другим основаниям уголовной ответственности по настоящему Статуту за преступления, подпадающие под юрисдикцию Суда:

1. Военный командир или лицо, эффективно действующее в качестве военного командира, подлежит уголовной ответственности за преступления, подпадающие под юрисдикцию Суда, совершенные силами, находящимися под его эффективным командованием и контролем либо, в зависимости от обстоятельств, под его эффективной властью и контролем, в результате неосуществления им контроля надлежащим образом над такими силами, когда:

а) такой военный командир или такое лицо либо знало, либо, в сложившихся на тот момент обстоятельствах, должно было знать, что эти силы совершали или намеревались совершить такие преступления;

и b) такой военный командир или такое лицо не приняло всех необходимых и разумных мер в рамках его полномочий для предотвращения или пресечения их совершения либо для передачи данного вопроса в компетентные органы для расследования и уголовного преследования.

2. Применительно к отношениям начальника и подчиненного, не описанным в пункте 1, начальник подлежит уголовной ответственности за преступления, подпадающие под юрисдикцию Суда, совершенные подчиненными, находящимися под его эффективной властью и контролем, в результате неосуществления им контроля надлежащим образом над такими подчиненными, когда:

а) начальник либо знал, либо сознательно проигнорировал информацию, которая явно указывала на то, что подчиненные совершали или намеревались совершить такие преступления;

b) преступления затрагивали деятельность, подпадающую под эффективную ответственность и контроль начальника;

и с) начальник не принял всех необходимых и разумных мер в рамках его полномочий для предотвращения или пресечения их совершения либо для передачи данного вопроса в компетентные органы для расследования и уголовного преследования.

С т а т ь я Неприменимость срока давности В отношении преступлений, подпадающих под юрисдикцию Суда, не устанавливается никакого срока давности.

С т а т ь я Субъективная сторона 1. Если не предусмотрено иное, лицо подлежит уголовной ответственности и наказанию за преступление, подпадающее под юрисдикцию Суда, только в том случае, если по признакам, характеризующим объективную сторону, оно совершено намеренно и сознательно.

2. Для целей настоящей статьи, лицо имеет намерение в тех случаях, когда:

а) в отношении деяния, это лицо собирается совершить такое деяние;

b) в отношении последствия, это лицо собирается причинить это последствие или сознает, что оно наступит при обычном ходе событий.

3. Для целей настоящей статьи, «сознательно» означает с осознанием того, что обстоятельство существует или что последствие наступит при обычном ходе событий. «Знать» и «знание» должны толковаться соответствующим образом.

С т а т ь я Основания для освобождения от уголовной ответственности 1. В дополнение к другим основаниям для освобождения от уголовной ответственности, предусмотренным настоящим Статутом, лицо не несет уголовной ответственности, если в момент совершения им деяния:

а) это лицо страдает психическим заболеванием или расстройством, которое лишает его возможности осознавать противоправность или характер своего поведения или сообразовывать свои действия с требованиями закона;



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.