авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«vy vy из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Макшанов, Сергей Иванович 1. Психология тренинга в профессиональной ...»

-- [ Страница 2 ] --

отмечал усиление детерминации в процессе совместной деятельности, деятельности в условиях группы, когда происходят качественные изменения в работе сенсорных систем, касающиеся процессов принятия решений и смещения сенсорных эталонов оценочной шкалы, "тех звеньев системы, которые ответственны за процесс упорядочивания и оценивания сенсорных данных" (122, с.279). Б.Ф.Ломов подчеркивает также, что общение является важнейшим условием развития мыслительных процессов разного уровня, определяя главным образом организацию и регуляцию познавательных процессов, хотя характер влияния группы на протекание и развитие мыслительных процессов зависит от индивидуальных особенностей включенных в группу людей, межличностных отношений, значимых других, предпочитаемых ими стратегий, способов и средств общения. В то же время, в группах испытуемых, связанных отрицательными отношениями, эффективность совместной деятельности оказывалась существенно ниже, чем в группах, где отношения носили нейтральный или позитивный характер. В целом, с точки зрения Б.Ф. Ломова, группа приводит к изменениям во всех " « измерениях психического отражения, обеспечивая их большую развитость, подвижность, адекватность и динамизм.

1.2.3. Внутренние факторы изменений.

Индивидные, субъектные и личностные особенности человека тесно связаны с возможностью и характером изменений. Здесь целесообразно говорить о тесной взаимосвязи между внешними и внутренними, субъективными, факторами изменений. С одной стороны, особенности человека оказывают влияние на его профессиональное и личностное бытие, с другой, - особенности человека возникают, формируются и изменяются под влиянием жизнедеятельности.

Большинство исследований, проливающих свет на зависимость изменений от индивидуально-психологических особенностей человека.

связаны с проблематикой успешности обучения и профессиональной деятельности, а также с дифференциальными исследованиями.

Индивидуально-психологические особенности в онтогенезе, обучении, воспитании, овладении профессиональной деятельностью играют разную роль. Опираясь на выделенные основные классы изменений, можно заключить, что в каждом конкретном случае субъективные факторы проявляются в зависимости от всей совокупности внешних факторов и того, как внешнее окружение определяется человеком. При этом для анализа субъективной детерминации онтогенетических изменений используются нормативные представления о закономерностях созревания, а при анализе изменений, связанных с обучением и профессиональным становлением, основное внимание уделяется тому, какие психические образования способствуют наибольшей эффективности этих процессов и какую роль играет та или иная функция в их реализации.

Проблема внутренних факторов изменений относится к чрезвычайно сложным и неоднозначным в силу вовлеченности в процессы изменений разнородных и разноуровневых психических образований. На сегодняшний день отсутствуют общепринятые представления о структуре психики, субъективной реальности как таковой, В существующем многообразии подходов сложно выделить непротиворечивый вариант, позволяющий рассмотреть особенности субъективной детерминации изменений. В связи с этим, с нашей точки зрения, допустим анализ, сфокусированный на проблеме внутренней детерминации изменений.

При рассмотрении индивидуально-психологических особенностей человека в связи с детерминацией изменений необходимо учитывать сложную взаимосвязь индивидных, субъектных и личностных свойств.

Формирующиеся на основе индивидных субъектные и личностные свойства обладают сложной многоуровневой структурой взаимной детерминации, что проявляется в компенсаторных эффектах и сохранении взаимного влияния на различных этапах жизнедеятельности человека.

Тем не менее индивидные свойства человека, включающие с точки зрения Б.Г.Ананьева, возрастно-половые и индивидуально-типические свойства, рассматриваются большинством исследователей как базальные. Индивидуально-типические свойства включают в себя конституциональные особенности (телосложение и биохимические свойства индивида), нейродинамические свойства и особенности индивида, связанные с функциональной асимметрией головного мозга.

Наивысшей формой интеграции индивидных свойств являются темперамент и задатки, тесно связанные со способностями и общей одаренностью. Психодинамические свойства оказывают влияние на результаты обучения, овладение профессиональной деятельностью, индивидуальный стиль деятельности. Это влияние проявляется как определенные ограничения, пределы изменений, как своеобразие протекания процесса изменений и материал для них. Индивидный уровень выступает как базальный по отношению к развитию психических процессов, усвоению учебного и профессионального опыта, которые по-разному проходят у конкретных людей в силу их индивидуальных различий.

Индивидные свойства также определяют и динамику формирования навыков, умений учения и профессиональной деятельности, что находит свое отражение в формировании личностных свойств, таких как отношение к себе и самооценка. Обладая высокой стабильностью и фактически не подвергаясь изменениям в процессе человеческой жизни, индивидные свойства определяют формирование многих профессионально значимых качеств. В частности, сила нервных процессов влияет на возможности успешного выполнения многих видов профессиональной деятельности в экстремальных условиях, позволяет прогнозировать способность к интенсивному общению и переработке значительных объемов информации. Слабость нервных процессов может быть связана с высокой личностной тревожностью и чувствительностью, сниженной самооценкой. Связанные с показателями нервной системы экстра-интравертированность по некоторым данным определяют изменения, относящиеся к освоению коммуникативных умений и социономических профессий (104).

С развитием личности влияние базальных индивидных структур становится более сложным, маскируется, компенсируется, сохраняя тем не менее свое значение, которое с особой силой проявляется в критических и экстремальных ситуациях. Результаты компенсации негативных особенностей нервной системы зависят в первую очередь от уровня мотивации субъекта.

Определяющее значение ддя изменений имеют личностные свойства. Можно привести некоторые результаты экспериментальных исследований, в которых обнаруживались зависимости между психофизиологическими и психологическими особенностями человека и успешностью профессионального обучения, адаптацией к профессиональному контексту, достижению профессионального мастерства (12, с.3-18, 76, 122, 135, 228), Опираясь на предложенную Б.Ф.Ломовым трехзвенную структуру психики, в которой выделяется интеллектуальная, коммуникативная и регулятивная сферы, обладающие потенциальностью и проявляющиеся сегодняшний взаимосвязи между их показателями и изменениями.

Интеллектуальный потенциал человека включает совокупность его возможностей, интеллектуальных способностей, связанных с познанием им окружающей действительности, самого себя и профессиональной среды. Интеллектуальный потенциал объемлет значительную совокупность количественных и структурных характеристик, к которым, в частности, относятся продуктивность, гибкость, креативность, аналитичность, поленезависимость, лабильность и адаптивность. Под продуктивностью понимаются возможности субъекта по производству мыслительных операций оценки структуры познаваемых объектов и явлений, особенностей взаимосвязей между ними, установления степени сходства и различия, а также прогноза их развития на основе установленных закономерностей. Продуктивность, как показатель интеллектуального потенциала связывается с имеющимися у человека возможностями по познанию окружающего в реальном масштабе времени. Гибкость рассматривается как способность использовать при решении проблем различные стратегии и способы мышления.

Аналитичность определяется величиной критерия, применяемого в процессах обработки информации субъектом деятельности.

Использование критериев с более дробными единицами субъективной шкалы дает более точные оценки. Под креативностью понимается интегральная характеристика личности, тем не менее самым тесным образом связанная с интеллектуальным потенциалом.

Значимость интеллектуальных ресурсов для развития человека и изменений его психологических переменных не нуждается в особых доказательствах. Обнаружено, что сниженный либо непроявленный интеллектуальный потенциал служит серьезным барьером для преднамеренных изменений и изменений вообще. Это связано прежде всего с ограничениями, при получении адекватных образов реальности и их адекватной переработке в ходе операций мышления (124).

Сниженный интеллектуальный потенциал вызывает значительные напряжения при изменениях ситуации, так как интеллектуальных ресурсов недостает для своевременного познания сущности происходящего. Такого человека как бы нет в ситуации, он не попадает в темп ее развития или выбрасывается из нее ходом событий.

Коммуникативный потенциал как интегральное психологическое образование отражает возможности человека по установлению и поддержанию контактов с другими людьми, получению и передачи по существующим каналам коммуникации различной информации. Кроме того, коммуникативный потенциал характеризует сложившуюся для конкретного человека структуру деловых и межличностных связей.

Особенности коммуникативного потенциала человека характеризуются также преобладающим типом взаимодействия с окружающей средой, особенностями социальной перцепции, коммуникативными навыками и умениями, тесно связанными с эквивалентами природных предпосылок к интенсивному и продуктивному общению и взаимодействию. Тип взаимодействия личности со средой определяется как формально динамическими характеристиками взаимодействия (величина дистанции, ее гибкость и жесткость, степень аффективной заряженности целей взаимодействия), так и характером контроля и управления взаимодействием. Е.Е. Иванова выделяет три способа взаимодействия личности со средой: устраняющийся, вовлекающий и вторгающийся (77).

Интерперсональная перцепция определяет возможности человека к адекватному восприятию других людей и тесно связана с понятиями эмпатии и сенситивности. Сензитивность также рассматривается как особенность коммуникативного потенциала, связанная с повышенной чувствительностью к малозаметным особенностям ситуаций, отдаленным ассоциациям, что в ряде случаев при нахождении интеллектуального и регулятивного потенциалов в пределах норм позволяет справляться с трудностями и способствует изменениям (77) Совокупность навыков и умений, необходимых для эффективного общения, определяется Л.А. Петровской как коммуникативная компетентность (171).

Особую регулятивный, или волевой потенциал, показатели которого связаны с такими значимыми психическими реальностями, как:

- проблема выбора, тесно связанная с ответственностью и имеющимися у субъекта выбора стереотипизированными фрагментами сознания;

- определение момента начала активности, деятельности, регуляция ее темпа и других характеристик ;

- проблема остановки активности и регуляции состояний сознания, мотивационных и праксических.

Регулятивный потенциал определяет именно те ситуации, когда человек действует активно, по собственному произволу изменяя ситуацию, т.е. совершая акции, действия, реализующие созданную субъектом программу деятельности. Волевые действия относятся к моментам противостояния субъективности личности актуальной ситуации.Д.Н.Узнадзе пишет: "В случае воли происходит объективация входящих в процесс активности моментов: "я" и поведение;

"я" противостоит поведению.. Воля всецело переживается как актуальность "_ я ' (213, С.378). Специфика регулятивного потенциала определяет способ взаимодействия с объектами внешнего мира и с самим собой, что определяется возможностями человека по саморегуляции (159).

Регулятивный потенциал выступает как инстанция в наибольшей степени опосредующая влияние внешних факторов, что особенно ярко проявляется в случаях взаимодействия личности с факторами среды, инициирующими изменения. К показателям регулятивного потенциала, определяющим шансы и характер изменений, относятся также самооценка, связанная с ней шкала экстернальности-интернальности и формирующиеся на их основе интегративные показатели, проявляющиеся в жизненных стратегиях.

Самооценка, являясь частью Я-концепции, имеет две компоненты:

дескриптивную (история жизни и становления Я) и нормативную (идеал Я), - на основе которых формируются отношения, жизненные цели и стратегии их достижения. Самооценка, как и другие показатели, связана с индивидными характеристиками, в частности, обнаружены тенденции, что ригидная неадекватно высокая самооценка характерна для лиц с высокими показателями силы нервной системы, а неадекватная низкая самооценка с большей вероятностью формируется у людей со слабой нервной системой (99). Неадекватная и неустойчивая самооценка блокирует приобретение профессиональных навыков и умений, отрицательно коррелирует с успешностью и надежностью профессиональной деятельности, провоцирует невротизацию и суицидальные проявления человека.

К показателям регулятивного потенциала личности также относится и обоснованная Дж.Роттером шкала экстернальности интернальности (148). Интернальность показывает степень убежденности человека в своих возможностях управлять своей жизнью, контролировать и изменять окружающий мир, экстернальность, напротив, демонстрирует внутреннюю установленность на ограниченность собственных возможностей и свою зависимость от обстоятельств, что создает условия для деструктивных изменений (101), В работе К.Муздыбаева показана тесная связь экстернальности интернальности с ответственностью (149). Развитые волевые качества в сочетании с адекватной позитивной самооценкой, интернальностью и уверенностью в себе служат основанием для формирования созидательных жизненных стратегий. В исследованиях, проведенных под руководством С.Кобаса, выделена включающая в себя три компоненты личностная диспозиция, обозначаемая как "hardiness". Эта интегральная жизненная диспозиция включает в себя принятие человеком безусловных обязательств, ведущих к идентификации себя с намерением выполнить действие и с его результатом;

способность контролировать жизненные обстоятельства и восприятие жизненных вызовов как шансов, побуждающих человека к непрерывному росту (289).

В.А. Петровский пишет, что "...движение деятельности, процесс ее развертывания необходимо ведет к снятию ограничений, первоначально присущих ситуации..., в качестве объекта преодоления могут выступать также и потенциальные ограничения деятельности, в данном случае понимаемые как сужение возможностей субъекта в сфере целеполагания.

Ограничения эти побуждают специальную деятельность, направленную на их преодоление. Этим и определяется собственно активность личности" (174, с.ЗЗ), При значительном разнообразии полученных экспериментально данных о характеристиках профессионалов, позволяющих им эффективно обучаться, с высоким качествам реализовывать профессиональные задачи, возможно выделение инвариантных характеристик, выступающих как профессионально значимые для большинства видов профессиональной деятельности. К таким качествам причисляют ответственность, самоконтроль, позитивная самооценка, эмоциональная устойчивость, тревожность, отношение к риску, особенности нейродинамики.

Таким образом, можно заключить, что факторы изменений не могут рассматриваться изолированно. Детерминация изменений системна, и в эту систему включены совокупности внешних факторов физическая и социальная среда (группа, значимые другие, ведущий тренинга) и специфически организованные и индивидуально развитые интрапсихические факторы интеллектуальной, коммуникативной и регулятивной подсистем психики конкретного человека.

При этом индивидные особенности человека выступают как пределы и основа изменений, определяют специфику процесса изменений, особенно на ранних этапах онтогенеза, впоследствии детерминирующая роль переходит к личностным образованиям, в иерархии которых регулятивные характеристики определяют направленность, характер и меру изменений, происходящих по инициативе человека.

1.3. Психологические теории преднамеренных изменений 1.3.1. Определение понятия "преднамеренное изменение" Многочисленные психологические концепции, относящиеся к проблеме изменений психического, объединяет устойчивый интерес к их детерминации, выявлению причин появления психического отражения, развития и деградации психических функций, формирования личностных и субъектных свойств человека. Это обстоятельство как минимум предполагает прояснение мотивации работавших в этой области исследователей, отыскание ответа на вопрос, зачем велись эти поиски, были ли предпринимаемые усилия лишь попыткой удовлетворения любопытства, желанием познавать ради самого познания.

В ряде работ содержатся ответы на эти вопросы. С.Л. Рубинштейн видел смысл познания психологических характеристик человека в том, чтобы "их совершенствовать, таково истинное назначение психологии" (194, С.316). Л.С. Выготский писал, что цель научной психологии научная теория, которая привела бы к подчинению и овладению психикой, к искусственному управлению поведением (45), По мнению Й.Лингарта, психология вырабатывает теорию изменений психических деятельностеи и находит средства управления процессами этих изменений в желательном направлении (120). Возникновение новообразований, по мнению И.П.Павлова - установление новых связей, новых условных рефлексов. "...Факт условного рефлекса есть повседневнейший и распространеннейший факт. Это есть, очевидно, то, что мы знаем в себе и в животных под разными названиями:

дрессировки, дисциплины, воспитания, привычки," - писал он. (164, сЛ7). Как отмечает Л.А.Петровская, все крупнейшие теоретические системы обычно сочетают построение объяснительных схем, трактующих психическую природу личности или социальных групп, с разработкой принципов активного вмешательства, воздействия на группы и личность, что отчетливо видно на примере концептуальных схем Д.Морено, К. Левина, Ф.Скиннера, К.Роджерса (171).

Возникает необходимость определения наиболее общего понятия концепта, позволяющего отразить сущность трансформации психологических феноменов в желательном направлении. Искомое понятие, как нам представляется, должно обладать достаточной универсальностью и объяснительной силой, тем более что в фокусе перечисленных выше направлений психологической и педагогической практики находится человек, как носитель сознания и субъект деятельности, что создает предпосылки для создания непротиворечивой теории изменений психологических феноменов.

Учитывая то, что в научном обиходе используется значительное количество понятий, обозначающих те или иные аспекты изменения (развитие, формирование, адаптация, учение, научение, воспитание, обучение, коррекция, воздействие, формирование, развитие, психологическая подготовка), необходимы уточнения используемого языка описания. К попытке анализа побуждает необходимость выделения категории, обладающей универсальностью и непротиворечивостью при описании вполне конкретной психической реальности. Предлагая использовать концепт "преднамеренное изменение" в качестве базового понятия, целесообразно провести сравнение терминов, распространенных в философских, биологических и социальных науках и имеющих отношение к проблеме изменений (таблица 2) Таблица № 2, Основные понятия используемые для описаний изменений психологических феноменов.

Понятие Толковый словарь Психологический Философский словарь русского языка словарь Закономфное Развитие Развитие (психики) Процесс закономерного качественное последовательное, изменения, перехода из изменение прогрессирующее (хотя и одного состояния в включающие в себя другое, более материальных и отдельные моменты совершенное;

переход от идеальных объектов, регресса) и в целом старого качествашого характеризующееся необратимые изменения состояния к новому, от как необратимое и психики живых простого к сложному от направленное.с.400.

существ.с.306.

низшего к высшему.с. Формирование Придание определенной формы C.844.

Обучение Передача кому -либо знаний, навыков, умений С.834.

Воспитание Навыки поведения. Процесс активного и le семьей. целенаправленного litjsi;

формирования личности школой, средой и ребенка, с.292..

проявляющиеся в общественной жизни, с. Психологическое Воздетствие=влияние воздействие действие оказываемое на кого-либо C.83.

Преднамфенное Заранее обдуманная, Наиболее общая изменение умьшшенная поправка, форма бытия всех объектов и явлений, пфемена, изменяющая что-нибудь Гфежнее.с.236 представляющая всякое движение и взаимодействие, пфеход из одного состояния в другое.

с. 159.

Исходной и наиболее общей категорией по отношению к понятию U ^„^,^' и Преднамеренное изменение выступает категория движение.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что большинство связанных с движением понятий и категорий или определяются через категорию изменения, либо она используется в качестве вспомогательного понятия. Так, движение определяется как "способ существования материи, ее важнейший атрибут;

изменение вообще" (219, с.363). Развитие - как "закономерное качественное изменение материальных и идеальных объектов, характеризующееся как необратимое и направленное" (219, с.400), как процесс изменения связей, форм и структур соответствующей системы. При этом выделяются два типа развития: эволюция ("развертывание", представление об изменениях в обществе и природе), инволюция ("обратное" развитие, атрофия, свертывание функций), и две противоположные формы прогресс и регресс, С опорой на перечисленные категории определяются все виды генезов (антропогенез, расогенез, социогенез, филогенез, онтогенез, профессиогенез), причем в содержание понятий онтогенез, социогенез, профессиогенез включается термин формирование, используемый в определениях воспитания и обучения. Развитие психики в целом рассматривается как последовательное, прогрессирующее (с отдельными моментами регресса) и в целом необратимое количественное и качественное изменение психики живых существ (219).

Развитие психики понимается как закономерное изменение психических процессов во времени, выраженное в их количественных, качественных и структурных преобразованиях и характеризуется необратимым характером изменений, направленностью (т.е.

способностью к накапливанию изменений, "надстраиванию" новых изменений над предшествующими) и их закономерным характером (например, воспроизводимостью однотипных изменений у особей одного вида).

К.К.Платонов определяет формирование как вид развития личности, как изменение психологической динамической структуры личности, имеющее несколько видов, каждый из которых специфичен для определенного иерархического уровня: тренировка, упражнение, обучение, воспитание и психологическая подготовка как обобщенный вид формирования личности (177, с. 161).

Учение рассматривается как процесс изменений на энергетически активирующем и семантико-мыслительном уровнях, как изменение в координации стимулов и реакций, а также в системе координации индивидуума и ситуации.

Изменение определяется как наиболее общая форма бытия всех объектов и явлений, представляющая всякое движение и взаимодействие, переход из одного состояния в другое. Изменение включает в себя любые пространственные перемещения тел, внутренние превращения форм движения, все процессы развития, а также возникновение новых явлений в мире. Изменение охватывает как количественное увеличение или уменьшение характеристик тел, так и их качественные трансформации. Исторически претерпевают изменения не только любые конкретные свойства тел, но и сами законы движения материи (204, с. 159).

. С нашей точки зрения более адекватным понятием по отношению к теории тренинга будет понятие "преднамеренное изменение" как наиболее универсальное: оно в равной степени отражает изменения^ происходящие у участников взаимодействия. Участники взаимодействия могут стать субъектами изменений только при том условии, если они изменяются сами. Понятие "преднамеренное изменение" адекватно отражает цель, процесс и результат изменений, подчеркивает их осознанный характер. Понятие "развитие", являясь более узким по и отношению к понятию изменение, связано с понятием Противоречивую ее идею формального характера развития, без проникновения в суть, внутрь. Понятие преднамеренного изменения позволяет применять его и к ситуациям, не относящимся к развитию в принятом понимании, например, когда в результате преднамеренного изменения трансформируются отношения личности к чему-либо, то это безусловно является изменением, но не развитием. Другими словами, изменение возможно без развития, развитие - нет. Кроме того, данная категория в большей степени соответствует гуманистической парадигме в психологии, позволяя рассматривать процесс изменений как взаимодействие его субъектов.

Преднамеренное изменение предлагается определить как осознанную активность субъектов взаимодействия, направленную на гармонизацию их личностного и профессионального бытия. Подобная трактовка на наш взгляд адекватно отражает вектор развития психологии как науки, стремящейся не только к объяснению психических явлений, но и к управлению ими, в том числе применительно к преднамеренному изменению, связанному с психологическим обеспечением профессиональной деятельности.

1.3.2. Теории преднамеренного изменения.

К теориям и психологическим школам, выстроенным преимущественно как теории, претендующие на обоснование изменения психических феноменов в желательном направлении относятся психоаналитические, поведенческие и гуманистические концепции, которые выступают теоретическими основаниями для систематизированных подходов к различным областям практики обучения, воспитания, психотерапии, коррекции, развития и их методов.

К основным теоретическим направлениям, претендующим на обоснование преднамеренных изменений сегодня относятся психоаналитический, поведенческий (бихевиоральный) и гуманистический подходы.

подход основателя З.Фрейда, придававшего бессознательным структурам психики особое значение в жизни человека, предложившего собственную структуру личности и разработавшего представление о механизмах изменений личности и средствах изменений. Основной чертой концепций, развивавшихся с опорой на идеи З.Фрейда, можно признать ориентацию на ведущую роль бессознательной мотивации в V поведении и деятельности людей, и следовательно, происходящих с ними изменений.

Психоаналитические концепции существенно расширили намеченные философами идеи о месте и роли бессознательного в жизнедеятельности человека, опровергнув на основе феноменологической аргументации без привлечения количественных экспериментальных данных существовавшие представления о полном контроле сознания над поведением. Этот факт дает основания для интерпретаций учения Фрейда как философской, а не психологической теории.

Согласно воззрениям З.Фрейда, структура личности включает в себя три инстанции - Ид, Эго и Супер-эго. Ид рассматривалась как система, тесно связанная с биологически врожденными сексуальными и агрессивными побуждениями и подчиняющаяся принципу удовольствия.

Эго - инстанция, управляемая принципом реальности и обслуживающая потребности Ид. Супер-эго - инстанция, функционирующая по принципу общественного подкрепления. Инстанции находятся в конфликтных отношениях друг с другом, динамика конфликта определяется событиями, имевшими место в прошлом и определяющими жизнедеятельность человека в зрелые годы. З.Фрейд называет два основных принципа поведения - тенденцию к сохранению стабильности и тенденцию к получению удовольствий. В то же время подобное понимание тенденций ограничивает возможности изменений, а конкретно развития, которое не предлагает человеку ситуации, ведущие исключительно к получению удовольствия. Определяя цель воспитания как побуждение к преодолению принципа удовольствия и к его замещению принципом реальности, З.Фрейд замечает, что Ид пытается помочь процессу развития "Я", пользуясь при этом любовью воспитателя в виде награды, и потому не достигает цели, если избалованное дитя убеждено, что оно обладает этой любовью и без того и не может не при каких обстоятельствах потерять ее (224). Фрейд определяет характер изменений в понимании психоанализа как коррекцию, психоаналитическое лечение выступает в качестве вторичного воспитания взрослого, как коррекция его воспитания в детстве (224).

Идеи З.Фрейда были развиты и в значительной мере преобразованы в работах его учеников и последователей: К.Г. Юнга, А.Адлера, Э.Фромма, К.Хорни, Г.Стека и др.

К.Г. Юнг специфически рассматривал изменения психологических феноменов, признавая дискретный характер сознательной психики;

он в отличие от З.Фрейда, считает, что сознание развилось на основе бессознательного и отрицает пансексуализм последнего.

К.Г. Юнгу принадлежат идеи о преимущественной ориентации человека на внутренний мир или внешние события (в зависимости от чего он относил их к экстра- или интравертированному типу), что влияет на происходящие с людьми изменения. Так, экстраверты более успешны во внешней деятельности, но они рискуют утратить контроль над внутренними процессами;

интроверты в силу своей погруженности во внутренний мир, уменьшают меру контакта с внешним окружением и менее эффективны в коммуникации и деятельности, связанной с взаимодействием. К.Г. Юнг не находил эти фиксации жесткими и считал возможным их гибкое воплощение в практической жизни. Введя в психоаналитическую теорию категории высшего бессознательного и архетипов, К.Г. Юнг видел необходимость интеграции сознательной и бессознательной сфер человека, что получило название индивидуации (242). Процесс изменений в юнгианском толковании имеет аналитическую и синтетическую стадии, проводимые под руководством аналитика, причем на синтетической стадии формируются новые образы мира и себя в нем, новые привычки, стереотипы и способы поведения.

А.Адлер в основу динамики психологических феноменов положил идею неполноценности, которая в той или иной степени присуща каждому человеку и вызывает стремление к ее преодолению. А.Адлер буквально рассматривает чувство неполноценности как причину всех улучшений в положении человека. Взаимодействие неполноценности со стремлением к превосходству, которое Адлер также наделяет позитивным звучанием, определяет разрешение человеком его основных жизненных задач: работы, дружбы и любви. Основу изменения Адлер видит в осознании специфического для человека жизненного стиля, в придании более реалистического характера жизненным целям и в ослаблении заботы человека о собственном престиже, принятие интересов общества (200).

Современные ответвления психоанализа, психодинамические теории, представленные работами К. Хорни, Э. Фромма и других модернизируют эту концепцию, ориентируясь на определяющую роль бессознательной мотивации, но отказываясь от детерминации изменений биологически запрограммированными структурами психики.

Альтернативой врожденным инстинктам становятся неосознанные результаты интерперсональных взаимодействий, осознание которых становится условием изменений (221). В целом психоаналитическое направление ориентировалось на устранение неблагополучия, связанного с психическими расстройствами, лечение соматических заболеваний, имеющих психогенную природу, и предотвращение инвалидизации. Кроме того, ортодоксальный психоанализ предназначался для интеллектуально развитых людей.

Поведенческий (бихевиористский) подход оформился в самостоятельное научное направление в начале XX века в США. Точкой отсчета истории этого направления иногда считают 1913 год, когда была опубликована статья Дж.Уотсона "Психология с точки зрения бихевиориста", где целью психологии провозглашалось предсказание поведения и контроль над ним (203, с. 17-18). С поведенческими концепциями связаны имена Дж.Уотсона, Б.Ф.Скиннера, Г.Айзенка, Т.Шибутани и других психологов.

Отказавшись от исследования внутренних психических факторов, классики бихевиоризма сосредоточились на изучении объективно фиксируемых ситуационных и поведенческих проявлений человека, где смогли получить обширный экспериментальный материал.

Классический поведенческий подход содержал описания основных законов возникновения навыков, к которым сводились все наиболее сложные и специфически человеческие формы деятельности. Основной фактор управления поведением был постулирован Торндайком в году как закон эффекта, обозначавший, что действие, ведущее к желательному результату, как правило, совершается повторно в сходных обстоятельствах. Впоследствии Б.Ф.Скиннер заменил объяснительную формулу Торндайка "S- R" на формулу "R -S". Суть произведенной замены заключалась в экспериментально установленных эффектах возникновения форм поведения и навыков деятельности, когда экспериментатор подкреплял необходимые поведенческие проявления, а не создавал зависимости между необходимыми реакциями и предваряющими их внешними стимулами. В поведенческих концепциях особая роль отводится средовым факторам изменений, к которым вынужден приспосабливаться человек, выбирающий те или иные действия, что в конечном счете формирует новые формы поведения.

Оперантное обусловливание преобразовало видение Торндайка, в развитии которого основную роль сыграл Б.Ф.Скиннер, считавший, что оно приводит к изменениям в человеческом поведении как к следствиям закрепления действий, ведущих к желательным последствиям, и избавления от действий, вызывающих нарушение равновесия и возникновение напряжения. В оперантном научении выделялись три основные разновидности: научение методом проб и ошибок (293), научение путем формирования реакции (311) и научение путем наблюдения (253, 254). Преградой на пути изменений в поведенческих концепциях считалось предыдущее неправильное научение или его отсутствие. Поведенческие концепции широко использовались в обучении и профессиональной подготовке, психологической коррекции.

Гуманистические концепции формировались в США в 50- 60-е годы XX века под руководством Р.Мэя, А.Маслоу, К.Роджерса. Гуманистическая психология бьша заявлена как альтернатива негуманным и редукционистским положениям поведенческих и психоаналитических теорий и практики.

Во всех своих ответвлениях гуманистическая психология подчеркивала уникальность субъективного опыта личности, то, что человек обладает наиболее полной информацией о самом себе.

Детерминация поступков человека связана в первую очередь с тем, как именно данная ситуация определена субъектом.

Имея в любой ситуации выбор между возможностями созидания, преодоления, преобразования и ухода, разрушения, деградации человек в большей степени, чем его внешнее окружение, определяет то, какая из возможностей будет актуализирована. Получив название "третьей силы", гуманистическая психология обратилась к поиску "гуманизированных" методов изучения и изменения психических феноменов, причем негативные явления, такие, как разнообразные аномалии, дефекты воспитания и обучения рассматривались как детерминированные ситуационно, а не объективно. Фокус исследований в рамках гуманистической психологии направлялся на потребность человека в самоизменении, "самоактуализации". Гуманистические концепции в гораздо большей степени, нежели психоаналитические и поведенческие, интегрированы с философскими идеями, относящимися к проблемам смысла, творчества, свободы и ответственности, этических аспектов бытия.

Классик гуманистического направления Ролло Мэй обратил внимание на необходимость формирования представлений о структуре личности, исходящих из гуманистических идеалов, которые, сохраняя свое теоретическое значение, были бы применимы к прикладным и практическим аспектам психологической науки.

Обращая внимание на необходимость определения понятия личности, Р.Мэй писал: "Сознательно уклонившись от такого определения, консультант сформулирует его для себя бессознательно, невольно исходя в своей работе с клиентом из предположения, что тот должен развить в себе личностные качества хотя бы своего консультанта, или любого героя, или черты характера, считающиеся идеальными для данной национальной культуры. Мудрый терапевт сознательно и разумно нарисует портрет личности, не доверяя такое серьезное дело причудам подсознания" ( 151, с.12). Р.Мэй выделял четыре основных компонента личности:

1. Свобода (понимание себя, открытое самовыражение и принятие ответственности за свои поступки).

2. Индивидуальность.

3. Социальная интегрированность.

4, Глубина религиозности (нравственность), (151), Один из классиков гуманистической психологии и основатель логотерапии В.Франкл создал философски обоснованные техники парадоксальной интенции и дерефлексии (222). Главным положением созданной В.Франклом логотерапии была идея борьбы за смысл жизни, обретение которого позволяет человеку справляться с крайне неблагоприятными жизненными ситуациями. Для достижения смысла, по мнению В.Франкла, необходимо не снятие напряжения, не достижение равновесия, а духовная динамика, возникающая между целью и человеком, стремящимся к ее достижению.

К гуманистическим теориям относятся также психосинтетическая концепция Р.Ассаджиоли (15) и гештальт - подход Ф. Перлза (165).

Можно сказать, что гуманистическая психология глубоко интегрирована с философией экзистенциализма и является по сути дела ее составной частью. Такие ценности экзистенциальной философии как свобода и ответственность, делают более реалистичной гуманистическую теорию, в которой, в частности, есть идея об изначальной позитивности и конструктивности человеческой психики, гарантирующей позитивное психическое развитие при наличии благоприятных социальных условий.

1.3.3. Критерии оценки теоретических оснований преднамеренного изменения психологических феноменов человека.

Как показывает рассмотрение теорий, непосредственно претендующих на обоснование и воплощение в практику преднамеренного изменения, его методов и методических средств, к которым принадлежит и профессионально ориентированный психологический тренинг, трудно выделить психологическую теорию, согласующуюся со всеми известными фактами и лишенную противоречий и ограничений.

В то же время рано или поздно наступает момент, когда теория получает шанс для демонстрации своих прикладных и практических возможностей в различных областях. Без прояснения отношений между теоретическими построениями и их практическим воплощением невозможно выделить адекватность теории в целом и ее отдельных положений. В целом адекватность теоретических оснований любого метода или их группы связана с определением области их использования, целей и эффективности применения.

Так как любая теория может рассматриваться как метафора, отражающая закономерности конкретной реальности, то теоретические основания преднамеренного изменения с необходимостью должны отражать цели преднамеренного изменения психологических феноменов, закономерности его процесса и механизмов, а также природу его субъектов При ориентации на те или иные концептуальные основания необходима опора на метакритерии, позволяющие из многообразия философско-психологического наследия выделить именно те области, которые адекватны целям и особенностям ситуации преднамеренного изменения. В качестве таких ориентиров предполагается выделить представленность в теории психологического времени, пространства, необходимости и адекватности волевого усилия и произвольной активности субъекта изменений, этичности теории преднамеренного изменения.

Представленность психологического времени.

Выделяя этот критерий, мы исходим из того, что при объяснении психологических феноменов и определении детерминанты их изменений, любая теория выясняет роль прошлых, настоящих и будущих событий в состояниях человека или группы, выявляет возможность и своевременность преднамеренных изменений, фиксирует их продолжительность, опираясь при этом на вполне определенные аргументы. Люди живут во времени и способны обозревать свою жизнь ретроспективно и перспективно, они могут организовывать свою деятельность на длительные промежутки времени, либо замыкаться на уже происшедших событиях. Время рассматривается и как предел индивидуального существования человека, осознание конечности которого, так же, как и осознание конечности этапов биологического и психического созревания, социализации относится к традиционным экзистенциальным проблемам.

Все философские и психологические концепции в их обращении к проблеме изменений различаются, в частности, тем, как в них представлено значение прошлых, настоящих и будущих событий, куда обращен вектор исследовательского интереса, с образами прошлого, настоящего или будущего предполагается осуществить преднамеренное изменение.

По мнению С.Киркегора, философия обращена в прошлое: "И каждый ее представитель так ушел в созерцание этого прошедшего, что в "настоящем остались одни фалды его сюртука". В то же время ее представители не только не способны ответить простому человеку на вопрос, что ему делать, но и не знают, что им делать самим ( 88, с. 244).

На прошлое ориентированы психоаналитические концепции, связывающие эффективность преднамеренных изменений прежде всего с изменениями образов прошлых событий и разрешением неосознанных конфликтов прошлого. Представители гуманистической психологии в большей степени концентрируются на актуальных ситуациях: "сила - в настоящем",-утверждают сторонники гештальт-подхода (165), Основатель логотерапии В.Франкл обращен в будущее (223).

Намеченные предпочтения в определенной степени ограничивают последователей перечисленных концептуальных оснований, отказывая в равноправии прошлым, настоящим и будущим формам существования психического и их субъективным отражениям.

Прошлые события играют в личной и профессиональной жизни каждого человека детерминирующую, но не фатальную роль. Прошлый опыт возникает и нарастает с большой скоростью, занимая главенствующее (по объему, а порой и по значению) положение в содержании сознательной и подсознательной сфер психического. Кроме того, поток ежесекундно происходящих с нами событий редко дает возможность для детальной рефлексии происходящего, вследствие чего возникающие структуры психического могут играть нецелесообразную и даже деструктивную роль в актуальных и будущих ситуациях. В связи с этим если преднамеренное изменение производится без опоры на этот фундамент, который может иметь самую разнообразную структуру и содержание, то вероятность успеха весьма сомнительна.

Приобретенные в прошлом навыки и умения, отношения и установки, представления продолжают свое бытие в индивидуальном сознании, сохраняя значительные энергии и во многом определяя то, что происходит с человеком сейчас. По мнению Т.Шибутани, определение человеком актуальной ситуации является ни чем иным, как реконструкцией прошлого опыта, следовательно детерминируется его характеристиками. Т. Шибутани пишет: "Люди не живут в мире непосредственных чувственных впечатлений - их эффективная среда имеет пространственное и временное протяжение. Многое из того, что есть в наличии игнорируется;

человек просто не в состоянии замечать все, что его окружает... Человек, который только что пропустил автобус, не бежит за ним вслед;

он разумно заключает, что через некоторое время придет следующий, даже если он его не видит" ( 237, С.104).

Поэтому, с нашей точки зрения, концептуальные основания практики преднамеренного изменения должны опираться на обоснованные и носящие по крайней мере характер тенденций идеи, позволяющие оптимально включить в процесс изменении прошлый опыт, которым владеют конкретный человек или группа людей.

Актуальные ситуации, непосредственно находящиеся в фокусе сознания, образы настоящего драматичны в силу своей мимолетности и детерминации как прошлым опытом, так и образами будущего, желаемого или недопустимого для их субъекта. Актуальная ситуация это миг, тончайшая мембрана, отделяющая вполне определенное прошлое от многовариантного будущего в единственный, и уже необратимый акт настоящего. К отражению значимости практического действия, воплощения мысли, чувства в поступке и экспрессии как вариантах изменений, относится идея своевременности, адекватности действия, поступка. Пожалуй, С. Киркегор был одним из философов, поставившим эту проблему с наибольшей остротой и отчетливостью, связав ее с категориями ответственности и свободы выбора. С.Киркегор пишет: "Выбираемое находится в самой тесной связи с выбирающим, и в то время, когда перед человеком стоит жизненная дилемма: или - или, самая жизнь продолжает ведь увлекать его по своему течению, так что чем более он будет медлить с решением вопроса о выборе, тем труднее и сложнее становится этот последний. Если он (человек - Прим. авт.) забудет принять в расчет обычный ход жизни, то наступит наконец минута, когда более и речи не может быть о выборе, не потому, что последний сделан, а потому, что пропущен момент для него, иначе говоря - за человека выбрала сама жизнь, и он потерял себя самого, свое " _ 9 9 я"" (8?, с. 235), Любопытно, что Киркегор распространяет проблему своевременности и на область профессионального самоопределения человека. Он описывает метания человека между альтернативами "священник-актер", "юрист- адвокат", "или цирюльник, или счетчик в банке.." (88, с.237-238).

Бытие здесь и теперь, необходимость постоянных выборов, опирающихся на самые разнообразные субъективные критерии подчеркивает крайне важную роль регулятивного потенциала в реализации преднамеренных изменений.

Будущее - такая же реальность для человека, как прошлые события и то, что он воспринимает, переживает и делает в данный момент. Возможность параллельного существования образов будущего с образами и продуктами прошлого и настоящего радикально выделили человека из мира материальных объектов, существование которых определяется двумя временными измерениями - прошлым и настоящим.

Таким образом, можно заключить, что теоретические основания практики преднамеренного изменения должны включать в себя обоснованные представления о средствах переструктурирования прошлого опыта, его учета в конкретном случае, о способах создания условий для проявления инициативы и практических действиях, о механизмах работы с образами будущего.

Представленность психологического пространства.

Как и любой способ существования материи, психическая организация человека должна обладать своими пространственными характеристиками, отличными от пространственных характеристик биологических и социальных систем (11, 195).

Психологическое пространство не относится к числу строгих понятий, тем не менее мы можем использовать для его обозначения такие координаты как сознательные и бессознательные психические явления, воспринимаемая субъектом внешняя, в том числе и профессиональная среда и образы "Я", уровни психических свойств, мотивационных структур, степень генерализованности навыков.

Психологическое пространство можно рассматривать исходя из нескольких идей: внешнего и внутреннего, осознанного и подсознательного, ограниченного и неограниченного, а также идеи структуры, иерархии и протяженности психических феноменов.

Под внешним психологическим пространством предлагается понимать совокупность перцептивных образов окружающей субъекта среды, а также результаты их трансформаций в мышлении. Внутреннее психологическое пространство - это совокупность образов "Я", а также результаты мыслительной переработки того, как происходил, эмоционально переживался процесс выработки решений, планирования деятельности.

Л.С. Выготский писал: «Произвольность в деятельности какой либо функции является всегда оборотной стороной ее осознания» (45, С.167).

"Из-под порогов суммации, возбуждения и сознания, из сложных глубин подсознательного предопределяется человек в своих поступках, переживаниях и восприятиях. Если у него является желание овладеть своим поведением, то сначала он должен овладеть теми глубинами подсознательного, т.е. течением физиологических событий в себе, дабы через них овладеть и предопределить затем свое поведение, свои восприятия, свой образ жизни в среде" (216, с.149-150). Заметим, что далеко не все теоретические основания, относящиеся к преднамеренному изменению опираются на эту идею.

Идея ограниченности-неограниченности, на наш взгляд, связана с тремя ситуациями :

- степень генерализованности (навыки и умения), глубины и полноты (знания), потенциальности актуализации (способности) психологических феноменов;

определенности-неопределенности внешнего - степень новизны, окружения;

- В З О Н С И сохранения конкретного психического новообразования ОМ Ж О Т в широком диапазоне ситуаций и возможности распространения, к примеру, навыка или установки на более широкие области.

Принципиальное значение нами придается вниманию к границе между известным и новым, предполагаемым и неожиданным.

Изменения происходят в человеке в процессе ассимиляции нового, неожиданного, маловероятного.

Учет структуры, иерархии и протяженности психических явлений предполагает, что теория обладает видением имеюш;

ихся взаимосвязей между элементами психики, может с большой вероятностью предположить, что произойдет с системой в целом вследствие изменения ее элементов или их группы, какие элементы вносят наибольший вклад в содействие или противостояние наметившимся изменениям.

Протяженность психологического пространства может быть представлена как некая линия, соединяющая субъекта с объектом психического отражения. Динамика психического образа также обладает протяженностью - от его возникновения, констатации его присутствия, до отражения его сущности и определения его места в системе индивидуального опыта.

Важность учета пространственных закономерностей особенно заметна в практике Д.Морено. Пространство, его организация играет в психодраме совершенно особую роль, все действия участников развертываются в строго определенном "психологическом или социологическом пространстве протагониста", соответствующем пространственному переживанию дополнительной реальности, то есть формы, высоты и глубины, заполненности или пустоты в фантазиях и снах (302, С.49).

Ограничения по этому критерию заметны в психоаналитических и поведенческих теориях, частных педагогических концепциях.


Необходимость и адекватность волевого усилия субъекта изменений.

Данный критерий основывается на идеях детерминации изменений регулятивным потенциалом человека, предпринимающего по собственной воле активные действия по достижению необходимых ему целей.

Эти выводы опираются на обоснованные в философской и психологической науке принципиальные положения о значимости ситуаций, ставящих человека перед необходимостью выбора, о конструктивной роли конфликта, соперничества, кризисов, конкуренции, требующих значительного напряжения, усилий и одновременно создающих условия для изменения и развития. По мнению Гегеля, "Подлинный характер действует по своей инициативе...

не допускает, чтобы другой думал и решал за него. А если он действовал сам, то он будет готов принять на себя вину за свое деяние и нести за него ответственность." (51, с.245).

По данному критерию заметные ограничения обнаруживают психоаналитические и поведенческие концепции, а также отдельные аспекты гуманистических теорий.

Таким образом, метакритериями концептуальной адекватности теорий преднамеренного изменения предлагается признать обоснование возможностей по системной детерминации интеллектуального, коммуникативного и волевого потенциалов человека, рефлексии прошлого, значимости произвольной активности человека в направлении значимых для него целей и проекции уже достигнутых и получаемых результатов в будущее.

Этичность преднамеренных изменений.

Этические аспекты преднамеренного изменения в настоящее время приобретают все большую актуальность, что проявляется в частых обращениях к этой проблематике в философских и психологических публикациях, относящихся к теоретическим, прикладным и практическим вопросам преднамеренных изменений.

Признавая за каждым человеком право на преднамеренные изменения в своей жизни и личности, границы которых устанавливаются действующей в культуре нормативной этикой, целесообразно разрешение вопроса о праве на преднамеренное изменение по отношению к другому человеку, тем более что миллионы людей профессионально занимаются деятельностью в содержании которой преднамеренное изменение психологических феноменов человека и группы включено изначально: педагоги, воспитатели, офицеры, психотерапевты, психологи, руководители, которые по крайней мере претендуют на обладание знанием о природе и факторах преднамеренных изменений. В то же время варианты преднамеренного изменения, предпринимаемого по инициативе другого человека или общества в целом оживленно дискутировались именно с точки зрения этичности.

Аргументация неэтичности вмешательства простирается от теологических оснований до манифестаций сторонников гуманистических концепций, порой отрицающих любую попытку внешних интервенций в субъективную реальность, включая педагогическую деятельность. М. К. Мамардашвили обозначил крайний вариант преднамеренного изменения (создание нового человека) как одну из самых глупых и трагических идей XX века ( 128, с.40 ). С другой стороны, существуют многочисленные альтернативные и не менее категоричные формулировки, принадлежащие Э.Фромму, обусловливавшему возможность прогрессивных трансформаций общества "...фундаментальными изменениями "в структуре характера современного человека (220) и философам Римского клуба, утверждавшим, что человек стоит перед выбором: " Измениться или исчезнуть" (176).

Имеющееся противоречие, как и любое другое, предполагает конструктивные варианты разрешения, и с нашей точки зрения введенная категория преднамеренного изменения содержит в себе ключевую для рассматриваемой ситуации идею. Эта идея - идея осознанности, распространяемая на взаимодействующих друг с другом людей, включающая идею выбора, который делает человек, получивший представление о возможных вариантах изменения.

Ю.Н.Емельянов писал: "Становится очевидным авантюризм попыток волюнтаристского преобразования межличностных отношений людей с помощью технократических программ психологического воздействия, развертывающихся за пределами общечеловеческих нравственных ценностей". В качестве главного основания всех психологических рассуждений он вводит категорию человечности, связанную с нравственной оценкой тех или иных форм духовного взаимодействия людей. "Проба на человечность" должна предшествовать любому научному, а тем более психологическому исследованию или вмешательству. Критерий научности должен уступать приоритет критерию моральности" (73, с.8).

В психотерапевтическом подходе к преднамеренному изменению предпринимаются попытки радикального разрешения заявленного выше противоречия. Возникает видение, что добро вот этого человека начинает превалировать над добром дня всей цивилизации.

Однако содержание критерия моральности нуждается в конкретизации, что опять же ставит и теоретиков, и практиков в затруднительную ситуацию. Процитируем Ф.Ницше: "Правильно утверждение ученых, что люди всех времен думали, что знают, что такое добро и зло, что похвально и что достойно порицания. Но предубеждение ученых состоит в том, что мы теперь будто бы знаем это лучше, чем знали когда-либо прежде.." (155, с. 123).

А.В. Брушлинский, обращая внимание на уникальность человека и его активность, ставит вопрос о том, насколько другие люди и общество в целом имеют "моральное право воспитывать, формировать ребенка, подростка, юношу, любого человека в духе строго определенных нравственных ценностей, выделяя две стороны проблемы. С одной стороны, никто не обладает абсолютной истиной и единственно верными идеалами и не может вести за собой людей, навязывая им те или иные взгляды, вмешиваясь в их жизнь и пытаясь ее изменить. С другой стороны, основой всякого общества, бесспорно, является определенная система социальных и духовных ценностей, их освоение и развитие каждым человеком абсолютно необходимы" ( 37, с Л 9-20).

Заметим, что к настоящему времени психологическая наука накопила ощутимое количество фактов о закономерностях, способах преднамеренных изменений, что создает возможность доступа к ним широкого круга людей, как субъектов профессиональной деятельности и уникальных личностей, обладающих правом выбора на обращение к этому знанию.

В качестве оснований для ориентации в степени этичности преднамеренного изменения мы предлагаем ряд критериев :

- осознанный характер преднамеренного изменения его субъектами;

- готовность субъекта преднамеренного изменения изменяться самому;

- готовность субъектов преднамеренного изменения к принятию на себя реальной ответственности за полученные результаты;

- готовность субъектов преднамеренного изменения к принятию идеи риска и вероятности неудачи;

Выводы по главе:

1 Теория тренинга, как метода преднамеренных изменений опирается на философские представления о постоянной изменчивости мира и живущего в нем человека, которой в равной степени присущи спонтанность и детерминированность взаимодействующими между собой внешними и субъективными факторами. Субъектность человека дает ему возможность для осознанного выбора и осуществления преднамеренных изменений в себе и своем окружении, причем масштаб изменений определяется осознанностью, своевременностью и обоснованностью выбора, возможностями человека действовать, выдерживать напряжения, связанные с последствиями совершенного выбора и готовностью нести за него ответственность.

2. Теория тренинга также включает в себя объективные закономерности изменений психического;

изменения как созревания, что необходимо для учета фазного, стадийного характера созревания и инволюции психических функций, критических и сенситивных периодов.

Объективный характер системной детерминации изменений психического, представляющей собой взаимодействие средовых и субъективных факторов, является принципиальным теоретическим положением для тренинга, определяющим необходимость создания условий для системной детерминации психического.

3. К метакритериям оценки теоретических основ тренинга относятся представленность психологического времени, пространства, необходимости и адекватности волевого усилия и критерий этичности, Метакритерии позволяют ориентироваться в адекватности концептуальных основ программ тренинга, а также их содержании.

ГЛАВА 2.

Методология психологического тренинга.

2ЛТренинг как метод преднамеренных изменений.

2.1.1. Понятие и классификации видов психологического тренинга.

К настоящему времени методы преднамеренных изменений обосновываются и разрабатываются в ряде дисциплин;

психологии труда и инженерной психологии (методы обучения операторов, профессиональной подготовки, психологической подготовки), социальной психологии (социально-психологический тренинг, методы влияния, убеждения), педагогической психологии и педагогике (методы обучения и воспитания), психотерапии (суггестивные методы, групповые формы психотерапии). Наше внимание будет сосредоточено на тренинге профессионалов социономической группы.

Под методом (от греческого methodos - путь исследования, теория, учение) понимается способ достижения какой-либо цели, решения конкретной задачи;

совокупность приемов или операций практического или теоретического освоения действительности (204, с,797).

Знание о методе предполагает создание адекватных его предназначению и структуре описаний, соотнесение рассматриваемого метода с другими, Б.Ф. Ломов, признавая, что в отечественной психологии многое сделано по разработке общетеоретического познавательного инструментария и сформирована разветвленная система методов, нацеленная на изучение законов психического развития, писал о недостаточной разработанности методов, обеспечивающих применение психологических знаний к эффективному решению практических задач (122, с.407). К методам, входящим в научно-практический инструментарий, Б,Ф.Ломов относит методы психологической диагностики, методы прогноза, проектирования, моделирования и воздействия. Заметим, что Б,Ф, Ломов ставил знак равенства между методами воздействия и приемами, и способами целенаправленного изменения психологии людей (122, с. 408), В социальной психологии группа методов, связанных с преднамеренным изменением, определяется как "управленческо воспитательные" (141).


В инженерной психологии и психологии труда проблема преднамеренного изменения разрабатываются преимущественно в рамках профессиональной подготовки представителей операторских специальностей как проблема процесса овладения профессиональными навыками и умениями и психологическими аспектами сохранения здоровья, причем, на наш взгляд, недостаточное внимание уделяется роли таких динамичных формирований, как установки, отношения, мотивационные структуры профессионала. Содержание психологической подготовки связывается в первую очередь с решением задач адаптации операторов к экстремальным факторам профессиональной деятельности, обеспечения их надежности и устойчивости. К направлениям профессиональной подготовки относят обучение и тренировку, в совокупности направленные на обеспечение высокой эффективности и надежности систем управления и технических устройств за счет приспособления информационной системы человека к совместной согласованной работе с техническими устройствами и другими средствами труда. Тренировка, ее предназначение, ограничивается задачами научения, то есть формированием умений ч^ операторской деятельности и их доведением до уровня навыка.

На сегодняшний день не существует общепринятого определения понятия «тренинга». Отсутствие отчетливого описания понятия приводит к расширительному толкованию тренинга и обозначению этим термином самых различных приемов, форм, способов и средств, н используемых в психологической практике.

Термин тренинг (от английского train, training ) имеет ряд значений: обучение, воспитание, подготовка, тренировка, дрессировка.

Подобная многозначность присуща и известным его научным определениям. Ю.Н.Емельянов определяет тренинг как группу методов развития способностей к обучению и овладению любым сложным видом деятельности (73). Тренинг определяется как способ перепрограммирования имеющейся у человека модели управления поведением и деятельностью (268). Существует также определение и • тренинга как. •. части планируемой активности организации, направленной на увеличение профессиональных знаний и умений, либо на модификацию аттитюдов и социального поведения персонала способами, сочетающимися с целями организации и требованиями деятельности." (291).

В отечественной психологии распространены определения тренинга как одного из активных методов обучения или социально психологического тренинга. Л.А. Петровская рассматривает социально психологический тренинг "как средство воздействия, направленное на развитие знаний, социальных установок, умений и опыта в области межличностного общения", "средство развития компетентности в общении", "..средство психологического воздействия "(171, с.9, 208). По мнению Л.А.Петровской термины «активная социально психологическая подготовка», «активное социальное обучение», «лабораторный тренинг», «группы интенсивного общения», «группы открытого общения», «перцептивно-ориентированный тренинг», «тренинг чувствительности (сенситивности)» являются эквивалентами социально-психологического тренинга, цель которого - развитие компетентности в общении, ее коммуникативной, интерактивной и перцептивной составляющих.

Г.А. Ковалев относит социально-психологический тренинг к методам активного социального обучения как комплексного социально дидактического направления (93, 94), Б.Д.Парыгин относит тренинг к методам group-counseling (группового консультирования), описывая их как активное групповое обучение навыкам общения и жизни в обществе вообще: от обучения профессионально полезным навьпсам до адаптации к новой социальной роли с соответствующей коррекцией " Я-концепции" и самооценки (204).

К основным функциям тренинга, на наш взгляд, относятся диагностическая, преобразующая, корректирующая, профилактическая и функция адаптации. Многофункциональность метода подчеркивает, что тренинг применяется не только для повышения компетентности в общении и обучения как процесса овладения профессиональными знаниями, навыками и умениями. Повышение компетентности в общении является одной из задач, решаемых при помощи тренинга, возможности которого существенно шире и охватывают области совершенствования интеллектуальных возможностей человека, развития волевых характеристик, осознания, обнаружения выхода и разрешения личностных, профессиональных и организационных проблем.

Определение тренинга как метода обучения представляется недостаточным, поскольку приобретение знаний, умений и навыков не исчерпывает весь диапазон происходящих в ходе тренинга изменений, в частности трансформаций установок, отношений, мотивационных структур личности. Использование признака активности для определения тренинга вызывает определенные сомнения, поскольку активность является свойством субъекта, а не метода, в чем мы солидарны с Ю. Вооглайдом (42).

В настоящее время наиболее для определения тренинга используется термин "психологическое воздействие" (109,110). Под психологическим воздействием принято понимать целенаправленный перенос движения информации от одного участника взаимодействия к другому (109, с Л 58). понятие психологического воздействия связывается также с категорией «влияние», причем отмечается, что влияние является целью, а воздействие (направленное и ненаправленное) - средством.

Указывается, что "субъект, оказывающий влияние, ставит перед собой определенную задачу: добиться желаемого результата от объекта воздействия.,," прямо или косвенно, в случае ненаправленного воздействия субъект не стремится вызвать "ту или иную реакцию у объекта влияния" (181, с.20-21). Отношения между этими двумя терминами (воздействие и влияние) в описаниях процессов, протекающих в ходе тренинга исчерпываются процессуальными характеристиками, и во многом синонимичны. Как отмечает Ю.Д.

Апресян, отдельные отглагольные существительные русского языка имеют такую регулярную полисемию, что они могут обозначать как процесс, так и результат процесса (13), Воздействие и влияние не обладают полисемией такого рода, обозначая именно процессуальные аспекты изменений, В связи с этим адекватность категории "психологическое воздействие" для определения тренинга как метода, на наш взгляд, можно признать лишь отчасти - как термина, отражающего именно процесс движения информации от одного участника взаимодействия к другому. Являясь процессуальной характеристикой, понятие воздействия не отражает его цель и результат, который определяется с помощью категории изменения. Воздействие само по себе не может являться целью тренинга и его пользователей, которые нуждаются именно в его результате.

Применение тренинга связано с потребностью в изменениях, которые повышают вероятность успеха в профессиональной деятельности, личностного благополучия. Выбор средств воздействия в тренинге и подготовка к их включению в процесс тренинга связаны с изменениями образа группы и отдельных ее участников в сознании и * * J?

ведущего, изменениями, связанными с его настройкой на группу в каждом отдельном эпизоде, а также динамикой состояний группы и ведущего. Без учета этих очевидных обстоятельств средства воздействия будут малоэффективными, другими словами, воздействие не во всех случаях предполагает изменение, более того, в ряде случаев отсутствие воздействия оказывается продуктивным и целесообразным.

Предлагаемый нами термин "преднамеренное изменение" дает возможность описания всего множества явлений, относящихся к динамике психологических феноменов человека и группы, отражает процессуальные и продуктивные характеристики тренинга, подчеркивает "субъект - субъектный" характер тренинга, эффективность которого связана с принятием ответственности за происходящее в тренинге как ведущим его специалистом, так и участником, заказчиком тренинга.

В связи с этим предлагается определить тренинг как многофункциональный метод преднамеренных изменений психологических феноменов человека, группы и организации с целью гармонизации профессионального и личностного бытия человека. Тренинг обеспечивает приобретение специалистом профессионально важных качеств, умений и их перевод на уровень навыков, создает условия для разрешения личностных проблем и развития способностей личности.

Кроме того в тренинге создаются условия дня преднамеренных изменений феноменов, относящихся к актуализации активности человека, группы, и, как следствие, организации, К таким феноменам О Н С Т Я ценности, Т О ЯС интересы, идеалы, установки, потребности, определяющие мотивацию деятельности;

самооценка личности, нормы и установки конкретной референтной группы;

а также психические состояния, определяющие специфику деятельности человека и группы.

Области применения тренинга в профессиональной деятельности сочетаются с положениями концепции ее психологического обеспечения и связаны с разрешением прикладных проблем оптимизации профессиональной ориентации, адаптации к требованиям профессии и организации, освоения профессиональных и организационных ценностей, овладения профессией, достижения профессионального мастерства, освоением новой деятельности, переподготовкой, решением задач кадрового мониторинга, сохранением и восстановлением работоспособности и постпрофессиональной адаптации.

Проведенный нами контент-анализ литературы показал, что тренинг применяется в профессиональной подготовке профессиональных групп, из них, по классификации Е.А.Климова, 12 типа "человек-техника", 6 - "человек-средство искусства", 16 - "человек человек" ( 92 ). По данным нашего исследования, в котором приняли участие 42 ведущих групп тренинга из 15 городов России, Украины, Казахстана, Эстонии, тренинг с целями оптимизации профессиональной деятельности проводился ими со специалистами 48 специальностей, а также с такими специфическими группами, как пенсионеры, эмигранты и безработные.

Развитие методологических основ тренинга предполагает необходимость выяснения общего и единичного в разных формах тренинга, а также проведение границ между собственно тренингом и другими методами, которые могут быть определены как методы преднамеренных изменений. Традиционные методы обучения, применяющиеся в целях профессиональной подготовки и психологического обеспечения профессиональной деятельности, опирающиеся на общепедагогические принципы, имеют ряд ограничений, которые в значительной степени преодолеваются в тренинге. К таким ограничениям, в частности, относятся различия между предметом учебной деятельности, представляющим собой абстракции различной степени обобщенности (учебные тексты, описания, руководства) и реальным предметом профессиональной деятельности, в которой, по мнению А.А.Вербицкого, "знания не даны в чистом виде, а заданы в общем контексте производственных процессов и ситуаций" (41, С.51), А.А.Вербицкий также подчеркивает противоречия между системным использованием знаний в регуляции профессиональной деятельности и их "разнесенным" усвоением по разным дисциплинам и кафедрам, между индивидуальным способом усвоения знаний и опыта в традиционном обучении и коллективным характером профессиональной деятельности, в которой происходит постоянный обмен информацией и результатами деятельности на фоне определенных функциональных, межличностных и межгрупповых взаимосвязей, между включенностью в исполнение профессиональной деятельности всей личности специалиста и преобладающим информационным характером обучения, когда основная нагрузка ложится преимущественно на процессы внимания, восприятия, памяти, движения. Преодоление этих противоречий становится возможным в тренинге, когда приобретение знаний о закономерных сторонах профессиональной деятельности сопровождается процессом их практического многовариантного воплощения, связанного с развитием системы отношений в группе тренинга и немедленным получением информации о результативности деятельности.

Для классификации тренинга применяются различные основания;

теоретическая ориентация конкретных программ, цели тренинга, уровень психической организации, на котором ожидаются изменения.

К.Аргирис предлагал использовать для разграничения видов групп континуум большей или меньшей "терапевтичности" тренинга ( 252 ). Эту же идею разделяет Дж.Джибб, используя для классификации тренинга шкалу психотерапия - традиционное обучение, располагая на ней девять основных видов тренинга (280 ).

Вопрос об отличиях, существующих между групповой психотерапией и собственно тренингом, имеет принципиальное значение при рассмотрении методологических аспектов тренинга. Без прояснения этого вопроса затруднительно выстроить классификацию различных форм и модификаций метода. М.А. Ковальчук и Л. А.

Петровская, анализируя отличия Т-групп как "метода тренинга" от психотерапевтической группы, используют следующие суждения: в тренинге события развертываются в основном по принципу "здесь и теперь", в состав группы тренинга входят здоровые люди, а не пациенты, нуждающиеся в лечении;

раскрытие мотивации является не самоцелью, а средством для интерпретаций поведения, конфликт рассматривается с целью его разрешения, а не для диагностики невротической симптоматики, более короткая по отношению к психотерапии продолжительность (98 ).

В проведенном нами исследовании профессионального сознания ведущих групп тренинга рассматривался вопрос об отличии тренинга от психотерапии. Результаты анализа содержания ответов на этот вопрос представлены в таблице 3.

Таблица № между тренингом и психотерапией (по результатам опроса ведущих психологический тренинг) Тренинг. Психотерапия.

Условно здоровые люди.

Кто участники Больные. Люди с психической патологией или эмоциональными нарушениями.

Цели Развитие и формирование умений, навыков. Овладение

Работа с проблемами участников в группе.

профессиональными, интерперсональными, Коррекция самосознания, личностный рост.

поведенческими, профессиональными навыками. Внутриличностные индивидуальные задачи Модификация взаимодействия и повышение его восстановления психологического благополучия эффективности. Оптимизация социальных и Лечение симптомов психических расстройств.

профессиональных установок. Решение профессиональных Предотвращение инвалидизации.

задач (задачи личностного роста являются второстепенными). Научение и психологическая коррекция. Решение профессиональных и личностных проблем.

Уровень, на котором Уровень работы определен целями тренинга. Уровень работы определен возможностями происходят изменения психотерапевтической методики.

Степень По сравнению с психотерапией работа более программированности программирована, обладает более четкой структурой. со со работы Ведущий с хорошей проработкой личностных проблем Хорошо когнитивно, концептуально и поведенчески подготовлен. Высокий уровень социальной зрелости.

Позиция ведущего. Позиция и функции более четко вьщелены и определены.

Нет Разделение Да ответственности за происходящее Рост профессиональной и поведенческой успешности. Выход к психологическому балансу, здоровью.

Мотивация участников Понятийный ряд Научение, изменение, развитие, умения, навыки, установки Лечение, личностный рост, личностные проблемы С нашей точки зрения, наиболее отчетливые различия между тренингом и психотерапией заключаются в целях и задачах, характеристиках субъектов, в мотивации участников и связи метода с решением профессиональных задач. Цели тренинга преимущественно связаны с преобразованием "конструктивного и достаточного" в более "конструктивное и лучшее", с открытием нового в себе и вовне, с осознанием и применением в практической деятельности новых способов и поведенческих моделей. Они основываются на мотивации личностного и профессионального прогресса, выходят за рамки отдельной личности (тренинг может быть направлен на непосредственное изменение характеристик деятельности группы профессионалов и организации в целом).

Цели психотерапии преимущественно связаны с лечением, то есть преобразованием "деструктивного и недостаточного" в "конструктивное и достаточное", не связаны непосредственно с повышением эффективности профессиональной деятельности, замкнуты на личности, получающей психотерапевтическое лечение, К.Роджерс также оказался причастным к дискуссии, связанной с определением границы между психотерапией и групповой работой со здоровыми людьми, предложив отказаться от термина психотерапия и заменить его понятием "групповое консультирование". К. Роджерс, предлагая классификацию групповых форм работы, выделяет две их основные категории, или два основных типа: группы тренинга сенситивности и группы организационного развития.

Существует типология, согласно которой различные программы тренинга разделяются в зависимости от обращения к конкретной проблематике личности, целей, которые ставятся перед группой. В ней выделены пять типов групповой работы:

1."Я - Я" - группы, направленные на изменения на уровне личности, личностный рост, главные источники преобразований внутриличностные.

2."Я - Другие" - группы, направленные на изменения в межличностных отношениях, исследование того, как происходит процесс межличностного влияния в зависимости от того или иного способа поведения.

3. "Я - Группа" - группы, направленные на взаимодействие личности и группы как социальной общности, стили взаимодействия с группой, 4. "Я - Организация"- группы, ориентированные на изучение и развитие опыта межличностного и межгруппового взаимодействия в организациях.

5. "Я - профессия" - группы, ориентированные на субъектов конкретной профессиональной деятельности (255).

X.Миккин в качестве основания для разделения разных видов тренинга принимает организационную сторону, обращая внимание на распределение инициативы между тренером, организацией заказчиком, тренируемыми и степенью профессионализации тренера. X. Миккин выделяет любительский, институционализированный и психокоррекционный тренинг. Любительский тренинг характерен для начальной стадии освоения метода, когда инициатором его проведения выступает тренер - энтузиаст, а участники мотивированы преимущественно случайными причинами и любопытством. Работа тренера свободна от внешнего контроля и проводится за счет личного времени участников. Институализированный тренинг отличается от любительского переходом инициативы его проведения от тренера к организации - заказчику, которая вправе предъявлять к тренеру ряд требований, относящихся к подтверждению его квалификации авторитетной инстанцией, к постановке конкретных задач, к научной обоснованности программы, продолжительности работы и ее режиму, а также к четкому формулированию иерархии целей тренинга для контроля его эффективности тренинга. Х.Миккин рассматривает психокоррекционный тренинг как разновидность психологической помощи, который по своим целям и задачам стоит в одном ряду с и психологической консультацией, телефоном доверия, кабинетами психологической разгрузки, психопрофилактической психотерапии" (142, СЛ2-13), Н.М.Лебедева и А.И.Палей выделяют три класса тренинга по их направленности:

1. Субъект - субъект - куда относится социально-психологический тренинг в его различных модификациях;



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.