авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Безруков, Андрей Викторович 1. Конституционно-правовые аспекты взаимодействия Российской Федерации и субъектов ...»

-- [ Страница 2 ] --

Так, Г. Попов, высказываясь за федеральный вариант государственного устройства России, настаивает на построении федерации сугубо по территориальному признаку, без учета фак­ тора этнической укорененности, тем самым, отказывая укорененным народам России в пра­ ве иметь свою внутрироссийскую национальную государственность.' Пожалуй, исключение национальной государственности укорененных народов вряд ли будет оправданно, поскольку "национальная государственность российских народов реальность, от которой они никогда не откажутся".^ В то же время, - отмечает М.В. Золотарева, - более предпочтительным для России на современном этапе представляется территориальный принцип, направленный на создание условий для развития народов не как этнических групп, а как многонациональных общно­ стей, объединенных фактом своего проживания в рамках отдельных территорий - субъектов РФ, в пределах которых осуществляется их свободное развитие при условии соблюдения ими основных прав и свобод. Национальный принцип в формировании России не может быть связан с постановкой каким-либо народом (нацией) вопроса о реализации права на самоопределение в форме образования суверенного государства: национальные особенно­ сти не могут быть направлены на нарушение государственной целостности и суверенитета РФ.^ Однако, как верно заметил В.Е. Чиркин, реализуя территориальный подход, нельзя игнорировать коллективные права различных этносов, равно как и законные права всего на­ рода, населения государства как целого. При территориальном подходе должен учитываться как национальный интерес, так и социально-экономические, исторические условия, вопро­ сы коммуникации и др.** Представляется, что изложенные противоположные взгляды исследователей по своему оригинальны и небесспорны.

Поэтому вряд ли можно согласиться с М.В. Золотаревой в том, что территориальный принцип более предпочтителен для России. Нельзя игнорировать то, что Россия является многонациональным государством и право наций на самоопределение не должно ограничи­ ваться. Причем если речь идет о национальных меньшинствах, то должно реализовываться их право на защиту. Имеющееся количество субъектов РФ, образованных по национальному принципу, не позволяет согласиться с тем, что для России характерна лишь территориальная щ форма государственного устройства. Поэтому представляется, что националыю территоришьиое построение России является необходимым на сегодня вариантом ее уст­ ройства.

' Попов Г. Что дальше? // Известия. 1991. 4 октября ^ Кокотов А.Н. Указ. соч. С. 94.

^ Золотарева М.В. Указ. соч. С И.

" Чиркин В.Е. Модели современного федерализма;

сравнительный анализ // Государство и право. 1994. № 7- * С. 155, приведенные точки зрения на оптимальное устройство российской государственно­ сти при всем их разнообразии и даже очевидной антагонистичности находятся, тем не менее, в едином континууме, содержание которого определяется признанием того, что Россия должна быть федерацией.

Совершенно обоснованно подчеркнул глава Российского государства в своем Посла­ нии Федеральному Собранию Российской Федерации, что в России федеративные отноше­ ния недостроены и неразвиты. У нас нет етце полноценного федеративного государства, у нас создано децентрализованное государство.' Помимо изложенного, современный российский федерализм сталкивается и с массой других проблем, требующих отдельного научного осмысления и исследования.

Федерализм в России, - отмечает И.В. Евдокимов, - как бы вышел за рамки чисто юридического измерения. Получили широкое распространение такие понятия как экономи­ ческий, бюджетный федерализм и даже культурный федерализм. Все это позволяет говорить о новом или реальном федерализме последних лет в отличие от "федерализма", существо­ вавшего с 1918 года до подписания Федеративного договора 1992 года и принятия Консти­ туции России 1993 года.^ Таким образом, понятия «федерализм», «федерация» и «федеративное устройство»

следует соотнести следующим образом. Федеративное устройство - принцип деления тер­ ритории государства на государственные образования (статика). Федерация - это юридиче­ ское оформление этого принципа. Федерализм - это действие всей конструкции, это динами­ ка отношений Центр-регионы, это конструктивное сотрудничество. Основное расхождение между Федерацией и федерализмом в том, что первая - это модель, а второе - это практи­ ка федеративных отношений, реальные отношения, включающие в себя и взаимодейст­ вие России и ее субъектов.

Наиболее остро стоят проблемы асимметрии РФ, проблемы несоответствия и проти­ воречия отдельных законов (Конституций, Уставов) субъектов России федеральной Консти­ туции, проблемы равноправия и равностатусности субъектов РФ, проблемы взаимодействия РФ и ее субъектов в различных сферах, проблемы государственного суверенитета республик в составе РФ, договорное регулирование федеративных отношений и др.

Несомненно, что обозначенные проблемы являются ключевыми в становлении рос­ сийского федерализма и требуют глубокого научного осмысления.

Современное состояние правового регулирования отношений между Российской Фе­ дерацией и ее субъектами представляет разнообразный и обширный материал для исследо­ вания и систематизации, являясь главным предметом проводимого нами исследования.

' Путин В.В. Какую Россшо мы строим. Послание Федеральному Собранию России 8 июля 2000 года // Рос­ сийская газета. 2000. 11 июля.

" Евдокимов И.В. Проблемы хфавового регулирования статуса субъектов РФ: Автореф. дис. канд. юрид. наук.

Екатеринбург, 1999. С. 4.

И в завершение, рассмотрев такие понятия, как государственное устройство, центра­ лизация, децентрализация и как их следствие федерализм и федерация, федеративное уст­ ройство, мы приходим к следующим выводам:

1) Обозначенные понятия имеют весьма важное значения для нашего исследования, яв­ ляются необходимым методологическим и теоретическим фундаментом для проведе­ ния комплексного исследования по проблемам взаимодействия Российской Федерации и субъектов Федерации.

2) Понятие «государственное устройство» (в узком смысле, иной термин «территори­ ально-политическое устройство») является более емким, за исключением централиза­ ции и децентрализации, чем другие понятия, рассмотренные нами. Государственное устройство как институт конституционного права регулирует широкий комплекс об­ щественных отношений в государственно-территориальном и политико территориальном строении, одновременно, «нормы данного института существенно влияют на содержание других государственно-правовых институтов, поскольку обу­ словливают порядок образования, систему и компетенцию государственных органов, реализующих законодательную, исполнительную и судебную власть».' 3) Современный российский федерализм начинается с подписанием в 1992 году Федера­ тивного Договора и развивается в Конституции 1993 года. Тем не менее, его сущест­ вование осложнено массой проблем, некоторых мы коснемся в дальнейшем.

4) Понятия «федерализм» и «федерация» различно трактуются в научной литературе. Мы же убеждены в том, что понятие «федерализм» шире понятия «федерация» - формы государственного устройства - и представляет собой принцип, режим и форму госу­ дарственного устройства. Такая категория как государственное устройство, разумеет­ ся, не охватывается понятием «федерализм»

5) Современный федерализм не сводится только к регулированию федеративных отно­ шений между Центром и субъектами РФ, что и является предметом нашего исследова­ ния, федерализм так же охватывает вопросы национальной идеологии и его совер­ шенствование напрямую должно позитивно отразится на правах и свободах человека и гражданина.

6) Уникальность российского федерализма заключается в том, что большинство федера­ ций в мире не имеет такого количественного и «разношерстного» состава своих субъектов, что показывает очевидность невозможности достижения реального равноправия субъек­ тов России в обозримой перспективе. Важно и то, что Российская Федерация может и за­ труднительно, но сочетает в себе национальные и территориальные начала, и такого соче­ тания еще ни одна федерация не uivieeT.

' См.: Кутафин О.Е. Государственное право Российской Федерации. Т. 2. М., 1994. С. 4.

J. 2 Становление, развитие и перспективы федерации в России Определив основные понятия и категории данного исследования представляется целе­ сообразным перейти к рассмотрению в качестве обзора исторической периодизации.

Вопросы федеративного устройства не новы для Российского государства. На всем протяжении своей истории Российское государство соприкасалось с ними.

Jilt В научном языке слово «история» употребляется в двух значениях: 1) как движение во времени, процессе;

2) как познание процесса. Поэтому, все, что совершается во времени, имеет историю. Содержанием же истории выступает исторический процесс, которого мы и должны коснуться в своей работе применительно к становлению и развитию российского федерализма.

Российское государство создавалось не только объединением удельньпс княжеств, но и за счет завоеваний сопредельных территорий. Наивно полагать, что население этих некогда свободных земель без всяких трений принимало новую власть и не строило планы о возвра­ те былой самостоятельности. Не раз с оружием в руках поднимали восстания против мос­ ковского правления мордва, башкиры, коренные народы Кавказа.

Интересными выглядят высказывания известного историка В.О. Ключевского о при­ роде федеративного государства. Вслед за СМ. Соловьевым, Б.Н. Чичериным, А.П. Щапо­ вым, ВО. Ключевский считал определяющим значение географической среды и колонизаци­ онных процессов в образовании Русского государства. Он выделял четыре периода в истории ж России «как главные моменты колонизации»;

1) днепровский (8-13 вв.);

верхневолжский (IS­ IS вв.);

великорусский (конец 15 начало 17 в.), всероссийский (с воцарением Романовых).' Русский правовед и мыслитель И.А. Ильин рассматривал юридические формы феде­ рации, условия возникновения истинного федерализма, историю возникновения федератив­ ной государственности. Он полагал типичным процесс возникновения классического фе­ деративного государства - движение снизу вверх, от малого к большему, от множества к единству - как процесс политического срастания.

И.А. Ильин видел залог могущества российского многонационального государства, обеспечивающего условия для развития всех народов, населявших огромное пространство Евразии, в установлении единого державного унитарного правления. В идее о том, что "...

Россия должна стать федеративным государством", высказываемой рядом либеральных де­ мократов, он видел попытку расчленения России.^ Согласно Ильину, в условиях, когда "на ^ лицо множество национальностей, различных по языку, крови и по религии, федеративное объединение будет почти невороятным".^ По И.А. Ильину, существуют и фиктивные «федерации», которые насаждаются ис­ кусственно и подражательно сверху, он их называет «псевдофедерациями». По его мнению, создать федерацию в России невозможно. Чрезвычайно высокую роль для жизненности фе ' См.: Федерализм. Энциклопедический словарь. М., 1997. С. 109. С. НО;

Ключевский В.О. Курс русской ис­ тории. М., 1987.

^ Ильин И.А. Наши задачи. М., 1992. Т.2. С. 179-180.

^ Там же С. 176.

дерации он отводит уровню правосознания населения, искусству соглашения и дару полити­ ческого компромисса. Чем сильнее душевная, религиозная, хозяйственная и национальная дифференциация в стране, тем безнадежнее обстоит дело с созданием федеративной формы государственности.' И. Ильин говорит, что возможность установить федеративные отношения давалась русскому народу четыре раза:

1. В Киевский период, до татарского нашествия (1000-1240 гг.);

2. В Суздальско-московский период, под татарским игом (1240-1480 гг.);

3. В Эпоху Смуты (1605-1613 гг.);

4. В 1917 году в период так называемой «февральской революции».

Но все попытки покончить с унитаризмом и перейти к устройству федеративного типа за­ канчивались удельщиной и хаосом,^ а говоря о первом периоде, автор делает вывод, что в федерации нет спасения, договорное начало не по силам Руси, спасение надо искать в едино­ державии.'' Таким образом, вполне очевидно, что изначально Россия складывалась как монона­ ция. Вся история Российского государства с Киевской Руси не свободна от тех закономерно­ стей, которые требуют формального закрепления форм, близких к федеративным. Не слу­ чайно о становлении федерации в начальной стадии уже говорили в свое время В.О. Клю­ чевский и И. А. Ильин.

Представим исторический контекст исследования, более подробно начиная с XX века.

По форме государственного устройства Россия до 1917 года была унитарным госу­ дарством. Вся территория Российской империи в 1914 году делилась на 81 губернию и областей.'* Губернаторы назначались правительством и являлись должностными высшими лицами в губерниях. Некоторые территории (Финляндия, Польша, Бухара) обладали, правда, "по велению сверху", особыми, по сравнению с губерниями, правами и статусом.' Зачинателями же конституционно-правовой мысли в России принято считать декаб­ ристов. Федералистические идеи декабристов складывались под влиянием Конституции США, Французской революции 1789 г., идейных движений панславизма в Польше и Чехии.

Проблемы реформирования Российской империи не могли не волновать обществен­ но-политическую мысль того времени. Не случайно в программных документах движения декабристов впервые выдвигаются идеи федеративного переустройства России. Федерация по Конституции Никиты Муравьева представлялась как совокупность административно территориальных единиц с правом участия в законотворчестве через выборных представи­ телей. Вместе с тем эта модель совершенно не учитывала специфику многочисленных тер­ риторий. Государство выступало как идеальное наднациональное формирование.^ Участник Северного общества Н. Муравьев, ориентировался на конституционное устройство США.

' Федерализм. Энциклопедический словарь. С. 98.

' Ильин И.А. Искусство строить федерацию // Родина. 1990. № 7. С. 37.

' Там же. С. 38.

'' Советский энциклопедический словарь. М,, 1981. С. 1149.

Зорин В. Национальные аспекты российского федерализма// Свободная мысль. 1996. №10.С. 19.

История России 19 в. М., 1997. С. 121.

Ставя вопрос, какой образ правления приличен русскому народу, он отмечал, что народы малочисленные обычно бывают добычей соседей и не пользуются независимостью, а много­ численные народы пользуются внешней независимостью... Единственным путем «согла­ сить» величие народов и свободу граждан Муравьев считал «Федеративное, или Союзное правление».' Конституционные проекты Муравьева подвергались критике и со стороны декабри­ стов. При всех разногласиях их федералистические идеи были исключительно важным эта­ пом политического самосознания русского общества. По образному выражению А.П. Ща­ пова, в тайных обществах декабристов «теплился тусклый светильник конституции» и идея народного самоуправления, «еще не успевши созреть, развиться в духе народном, проник­ нуть в массы, уже торжественно заявила в истории свое право».^ В программных документах народовольцев впервые прозвучали принципы самоопре­ деления народов. Они исходили из того, что народы, насильственно присоединенные к рус­ скому царству, вольны отделиться или остаться в общерусском союзе. "С развитием револю­ ционного движения данный период получает свое выражение в идее национального самооп­ ределения народов, становится всеобщим лозунгом демократических сил, признается в каче­ стве неотъемлемого естественного права всех народов."'' Поднятый русской социал демократией указанный принцип сыграл огромную роль в идеологии революции 1917 года.

Он явился катализатором национально-освободительного движения народов Закавказья, Прибалтики, Польши, Средней Азии, поставил под сомнение целостность России.

Если рассматривать исторические аспекты развития российского государственного устройства, можно заметить, что российский федерализм прошел последовательно ряд эта­ пов. Так, М.В. Баглай, выделяет три основных этапа;

1) Создание основ социалистического федерализма (1918-1936 гг.);

2) Утверждение фактического унитаризма в государственном устройстве России (1937-1985 гг.);

3) Реформы государственного устройства перед принятием Конституции 1993 г."

При этом, как заметил М.С. Саликов, при анализе федеративного развития России сле­ дует учитывать, по меньшей мере, следующие четыре аспекта:

1) отсутствие стабильной конституционной базы - за время существования России было принято пять писаных Конституций;

2) нахождение России большую часть своего развития в качестве федеративного го­ сударства в составе другой федерации - Советского Союза - и вытекающая отсю­ да необходимость соответствия российских конституционных и иных принципов союзным;

' Федерализм. Энциклопедический словарь, С. 67.

^ Там же. С. 67.

' Мухаметшин Ф.Х. Российский федерализм, проблемы формирования отношений нового типа // Государство и право. 1994. № 3. С. 50.

' Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 1999. С. 294.

3) становление и развитие российского федерализма в условиях тоталитарного поли­ тического режима, не обеспечивающего вплоть до недавнего времени реализацию не только прав и законных интересов субъектов Федерации, но и основных прав и свобод граждан государства;

4) наличие в ходе текущего этапа эволюции российской федеративной системы этапа строительства реального федерализма - проблем, связанных с кардинальной пере­ стройкой всей системы отношений центр-субъекты.' ^ Федерализм в России возник и развивался по идеологическим схемам большевизма, положившим в основу федерации не реальную демократизацию власти, а преодоление "на­ ционального гнета".

В период с февраля по октябрь 1917 года Российская империя распалась. На огром­ ных просторах империи все отделились от всех, а главным образом - от традиционного цен­ тра. Жизненно необходимым был прорыв к новой идеологии, сплачивающей, а не разде­ ляющей страну. Трижды сменившие друг друга Временные правительства разных составов так и не смогли выработать и предоставить обществу такую идеологию. Это удалось боль­ шевикам.^ До сих пор актуален вопрос: в силу, каких причин возникшее в 1922 году на террито­ рии бывшей Российской империи государство из трех возможных вариантов государствен­ ного устройства предпочло именно федерацию? За свою многовековую историю Россия пе­ режила разные процессы - и дробления, и укрепления своей государственности. В качестве империи она складывалась на протяжении столетий - в результате как войн, так и договор­ т ных союзов, добровольного вхождения в них народов, стремившихся обеспечить себе усло­ вия для выживания.' Положения идеологии марксизма-ленинизма в отношении государственного устрой­ ства не оставались неизменными на различных этапах общественного прогресса и претерпе­ ли сложную эволюцию от принципа отрицания федерализма и признания допустимости его лишь в особых, исключительных условиях (в дооктябрьский период) и до последовательного отстаивания преимуществ Советской Федерации как необходимой и целесообразной формы государственного устройства многонациональной страны.

Первые указания Ленина о возможности создания федерации в были сделаны в мае июне 1917 года. Именно в этот период он говорит о необходимости представить всем наро­ дам возможность "решить вполне свободно, хотят ли они жить в отдельном государстве или в союзном государстве с кем угодно", - пишет Д.Л Златопольский о перспективе создания общего многонационального государства народов России на основе добровольного согла­ шения.'* ' Саликов М.С. Сравнительный федерализм США и России. Екатеринбург, 1998. С. 85.

^ Коржихина Т. Федерализм и унитаризм // Свободная мысль 1995. № 6. С. 95.

' См. подробнее: Абдулатипов Р.Г., Болтенкова Л.Ф, Федерализм в истории России. Кн.1. М.: Республика.

1992. С. 30-32.

" Златопольский Д.Л. СССР - федеративное государство. М., 1967. С. 34.

* Только после Октября Ленин твердо становится на позиции признания федеративного устройства страны, говоря уже не только о его возможности и допустимости, но и необхо­ димости и целесообразности. Однако следует подчеркнуть, что Ленину федерация СССР представлялась хоть и длительным, но временным этапом. Можно предположить, что, оста­ ваясь в душе "централистом", он принимал федерацию как вынужденную форму.

Большевикам удалось восстановить государство в прежних границах, потому что они смогли выдвинуть новую идею;

Советская федерация республик предлагала народам уста­ навливать отношения на основе равноправия и поддержки их освободительных стремлений.

Существовал и другой путь, обсуждавшийся задолго до революции в кругах социал демократии, - создание культурно-национальных автономий в рамках унитарного государст­ ва. Однако большевики отвергли его, выдвинув одним из важнейших условий право наций на самоопределение, которое первоначально трактовало право на сохранение наций в каче­ стве культурной общности людей.

Почему же большевики, которые были принципиальными противниками федерации, тем не менее, пошли по этому пути?

Пожалуй, можно согласиться с Т. Коржихиной, объясняющей следующие причины данного выбора:

1) лозунг "единой и неделимой России" был лозунгом противников большевиков, а в стремлении к федерализму они могли обеспечить себе поддержку националистов;

2) федерация могла приостановить позиции распада и обеспечить государственное единение;

3) из-за неравномерности социально-экономического развития Российской империи предпочтительнее была децентрализованная система управления.' Начало строительству новой государственности на территории бывшей Российской империи было положено на втором Всероссийском Съезде Советов, на котором было объяв­ лено, что Советская власть обеспечивает всем нациям право на самоопределение. Дальней­ шим развитием решений 2-го Съезда по национальному вопросу явилась Декларация прав народов России от 3 (16) ноября 1917 года, провозгласившая равенство и суверенность наро­ дов России;

право народов на свободное самоопределение вплоть до отделения и образова­ ния самостоятельного государства;

отмену всех национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений;

свободное развитие национальных меньшинств и этнографиче­ ских групп, населяющих территорию России.^ Вслед за "Декларацией..." последовал ряд актов Советского правительства. В этих декретах вновь подтверждается право наций на самоопределение вплоть до отделения от России.

Принято считать, что Российская Федерация была провозглашена на 3-м Всероссий­ ском Съезде Советов 25 января 1918 года. Этим устанавливалось новое государственное уст ' Коржихина Т. Указ. соч. С. 100.

• Абдулатипов Р.Г. Природа и парадоксы национального "я". М., 1991. С. 35.

^ ройство не только собственно России (как мы ее понимаем сегодня), но и всей бывшей Рос­ сийской империи, на территории которой впоследствии был образован СССР.

Однако все же исторически первое провозглашение Федерации было произведено не­ сколько ранее - Учредительным Собранием России, которое было избрано до октября года и в котором большевики составляли меньшинство.' Состоявшимся 25 января 1918 г. 3-м Всероссийским Съездом было положено начало становления федерализма в России. В принятой Съездом Декларации прав трудящихся и эксплуатируемого народа провозглашалось, что Советская Российская Республика учрежда­ ется на основе свободного союза свободных наций как федерация совершенных националь­ ных республик.

Верно отмечает М.С.Саликов, что 3-й Всероссийский Съезд Советов, установив лишь самые общие контуры федеративной модели, оставил решение остальных насущных во­ просов строительства федерализма на будущее. Тем более что, собственно "строительный материал" в виде субъектов Федерации отсутствовал. Они стали образовываться на террито­ рии государства начиная с марта 1918 г. Поэтому до момента фактического образования субъектов Россия оставалась унитарным государством.

Третий Всероссийский Съезд в указанной Декларации впервые сформулировал прин­ цип федеративного устройства Советского государства как свободного союза свободных на­ ций и определил форму этого союза в виде федерации национальных республик. 10 июля 1918 г. пятый в е с принял первую Советскую Конституцию РСФСР - законодательное оформление РСФСР. С принятием данного акта активизировался процесс образования на территории РСФСР автономий по национальному и территориальному принципам. Однако и области образовывались по территориальному принципу, а некоторые были упразднены. К 1923 году в составе РСФСР сложилось 11 автономных республик, 14 автономных областей, 63 губернии и области.

В первое пятилетие Советской власти в стране были образованы 35 национально территориальных единиц, в том числе 4 независимые союзные республики - РСФСР, Ук­ раина, Белоруссия, ЗСФСР.^ Форма отношений между РСФСР и советскими республиками в годы гражданской войны и первые послевоенные годы была следующей;

- органы государственной власти и управления РСФСР были одновременно и руководящими органами для союзных республик.

Однако уже после окончания гражданской войны отношения между республиками прини­ мают несколько иную форму - форму военно-хозяйственного союза: между ними развива­ ются договорные отношения по военным и экономическим вопросам. Дипломатический со­ юз республик возник в феврале 1922 года, когда РСФСР пригласили участвовать в конфе­ ренции в Ганце, другие республики приглашения не получили и подписали договор, в кото­ ром делегировали РСФСР право подписи всех актов от их имени."

' См.: Конституционное право. Учебник / Отв. ред В.В. Лазарев М., 1999;

Саликов М.С. Указ. соч.

^ Саликов М.С. Указ. соч. С. 88.

' Чистяков О.И. Договор об образовании СССР и современность // Вестник МГУ. 1995. № 2 С. " История национально-государственного строительства в СССР. М., 1970. С. 18.

С принятием первой российской Конституции, которая закрепляла принцип федера­ лизма, активизировался процесс образования автономий, причем начали складываться и но­ вые формы автономных образований - автономные области (например, автономная область кабардинского народа'. Чеченская автономная область^).

Дальнейшее развитие государственного устройства было связано с образованием декабря 1922 года Союза ССР в составе РСФСР, УССР, БССР, ЗСФСР. В 1924 году прини­ мается Конституция СССР, которая закрепила основные принципы советской федерации:

на основе советского строя;

построение по национальному признаку;

- добровольность объединения;

равноправие субъектов федерации;

- демократический централизм.^ Советский Союз как государство обладал суверенитетом, но суверенитетом обладали и субъекты федерации союзные республики. За ними закреплялось право выхода - сецес сии. И это позволило считать их суверенными. Другой вопрос в том, что это право носило декларативный характер.

Субъектами федерации являлись:

1) Союзные республики - национальные государства, одна из форм национальной государ­ ственности народов;

2) Советская автономия - рассматривалась как форма разрешения национального вопроса, проявлялась в форме автономной республики и автономной области, и автономного на­ ционального округа. В каждой из этих форм, - отмечал Д.Л. Златопольский, - воплощал­ ся национальный суверенитет.'* Таким образом, очевидно, что в основе советской федерации лежал национально территориальный принцип и создание федерации рассматривалось как решение националь­ ного вопроса. Однако русские ученые и политические деятели неоднократно выражали твер­ дую уверенность в неприемлемости построенной по национальному признаку федерации в России (А. Ященко, Ф. Кокошкин и др.).

Распад федераций, построенных по национально-территориальному принципу (СССР, ЧССР, СФРЮ) наглядно доказывает правоту русских юристов, высказанную в нача­ ле XX века. Использование данного принципа без учета реальной обстановки в ряде случа­ ев порождает сепаратизм.

В отличие от других федераций, федерация СССР изначально рассматривалась в ос­ новном как средство решения национального вопроса. По первой Конституции 1918 года государство формировалось как "федерация советских республик» (ст. 2)^ Тем самым совет­ ская федерация мыслилась как объединение всех национальных государственных образова ' СУ РСФСР, 1921. №63 Ст. 457.

^ СУ РСФСР. 1922. №80. Ст. 1009.

^ См. подробнее: Златопольский Д.Л. Национально-государственное устройство СССР. М.: Знание, 1977. С. 18.

'' Златопольский Д.Л. Формы национальной государственности народов СССР. М., 1975. С. 17.

' Кукушкин Ю.С, Чистяков О.И. Очерк истории советской конституции. М., 1987. С. 240.

НИИ, созданных на территории РСФСР. Новое государство получило название - РСФСР.

Верхняя палата Советского парламента - Совет национальностей была призвана решать во­ просы не федеративного устройства, а вопросы, связанные с национальными особенностями отдельных республик.

В конечном итоге - после многочисленных новообразований и преобразований - в СССР к моменту его распада в 1991 году существовало 15 союзных республик, а в последних 20 автономных республик, 8 автономных областей и 10 автономных округов. Все они строи­ лись по национальному признаку.

Говоря о становлении и развитии федерализма в целом в России, нельзя упустить из внимания то, что федерализм развивался несколько своеобразно в некоторых регионах, на­ пример, на Северном Кавказе.

Специфика Северного Кавказа в том, что общероссийские проблемы в этом регионе проявляются наиболее остро, а способы решения этих проблем подчас выражаются в радикальных, крайних формах.' В действительности, ряд регионов России обладает спецификой и не только в рамках становления российского федерализма. Нам представляется, что эти вопросы могут явиться предметом отдельных исследований. Нашей же задачей является анализ развития федера­ лизма в России в целом. До настоящего времени в юридической науке остается актуальным вопрос - был ли СССР реальной федерацией? В Конституциях 1924, 1936 и 1977 годов Со­ ветский Союз таковой провозглашался.^ Начиная с 30-х годов в СССР все сильнее стала проявляться тенденция к централиза­ ции, возрастала численность советских органов, расширялась их компетенция за счет компе­ т тенции союзных республик. На наш взгляд, американские исследователи федерализма спра­ ведливо отмечали, что "Сталин скорее выступал за унитарную, нежели федеративную систе­ му устройства государства и рекомендовал применять суровые меры наказания за отстаива­ ние этнических интересов на местах".^ При Н.С. Хрущеве и Л.И. Брежневе наблюдались по­ пытки расширить права союзных республик, но существенных сдвигов не произошло.

Фактическое бесправие субъектов федерации проявлялось в самых разнообразных формах. Порой их судьбами распоряжались простым росчерком пера, игнорировались эле­ ментарные политико-правовые и нравственные нормы. Решение о преобразовании республик принимались Центром в одностороннем порядке, без учета мнения их народов. Властные структуры в союзных и автономных республиках выполняли чисто декоративную роль. Они были лишены возможности создавать собственную законодательную базу. Принимаемые ими Конституции и законы практически полностью дублировали союзные. Местное законо­ творчество было предельно ограниченным. Не могло быть и речи о какой-либо самостоя­ тельности в экономической, политической или духовной сфере. Изложенное являлось след ' Подробнее об этом см.: Конституции, уставы и договоры субъектов РФ на Северном Кавказе (Сост. Д.Ю Шапсугов, Ж.И. Овсепян.). Ростов-на-Дону, 1998. С. 4-47.

" Одной из главных причин появления СССР было урегулирование взаимоотношений между РСФСР и незави­ симыми советскими республиками в 1920-22 годы, когда шел поиск новой формы будущего государственного объединения. См. подробнее. Ли Язинь Становление и развитие государственного устройства Российской Фе­ дерации.: Автореф. дне. канд. юрид. наук СПб. 1995. С.10, * Ричард П. и др. Современный федерализм // Международная жизнь. 1991. № 4. С. 36.

ствием того, что изначально не соблюдался принцип равноправия и добровольности образо­ вания федерации.

Таким образом, отвечая на поставленный выше вопрос, можно прийти к выводу о том, что СССР не являлся федерацией, а, обладая чертами конфедерации (право сецессии) все же по своей сути был близок к унитарному государству, в котором некоторые государствоведы прошлого и настоящего видят идеал государства.' Интересна позиция И. А. Умновой о том, что формально-юридически СССР представ­ лял собой не что иное, как конфедеративное образование (союз) суверенных государств, об­ ладающих правом на сецессию, а РСФСР ~ унитарное государство с элементами автономии.^ Однако более продуктивной нам представляется позиция А.В. Киселевой, которая, говоря о природе СССР, выделяет между федерацией и конфедерацией - «союзное государ­ ство» с наличием суверенных субъектов. Автор отделяет союзное государство, как от клас­ сической федерации, так и от конфедерации. Отличием от конфедерации является то, что союзное государство сгроится на началах солидарной ответственности своих субъектов за его существование и осуществляет взаимосвязь с населением не только на субъектном, но и на общесоюзном уровне, чего конфедеративные объединения не обеспечивают.^ Таким образом, фактически и СССР и РСФСР в составе СССР являлись унитарными государствами с наличием автономий. Такой точки зрения сегодня придерживаются многие отечественные ученые (А.Е. Козлов, А.Н. Кокотов, М.И. Кукушкин, М С. Саликов, Э.С Юсубов и др.).

Действительно, процесс становления нового государственного устройства идет слож­ но и болезненно. Начался и неуклонно продолжался процесс принятия республиками декла­ раций о государственном суверенитете. В ряде из них, особенно в прибалтийских, содержа­ лись такие положения, которые были несовместимы с федеративными основаниями (поло­ жения о приоритете, верховенстве суверенитета республик, их конституций и законодатель­ ства по отношению к общесоюзному), что привело к "войне суверенитетов", "войне законов".

Приход к власти Б. Ельцина вызвал дополнительный толчек дезинтеграционных про­ цессов.

По мнению В.А. Миронова, принятие 12 июня 1990 года Декларации о государствен­ ном суверенитете РФ, в которой утверждается приоритет республиканских законов над фе­ деральными, открывает путь к трансформации унитарного союзного государства с элемен­ тами федерализма в конфедеративное государственное объединение.'* На территории Совет­ ского Союза началось становление новых суверенных государств, в том числе и России, События августа-декабря 1991 года. Беловежское соглашение трех региональных ли­ деров, упразднивших СССР, завершили процесс самоликвидации Советского Союза.

' См. например: Ященко А.С. Меиоду'народный федерализм. М., 1909. С, 356;

Кокотов А.Н. Русская нация и российская государственность. Екатеринбург, 1994. С.34.

" УмноваИ.А. Указ. соч. С. 54.

' Киселева А.В. Принцип федерализма в российской Конституции: Автореф. дис. канд. юрид. наук Саратов, 1996. С. 5.

• Миронов В. А. Российское государственное строительство в постсоюзный период (1991-1994) * // Кентавр. 1994. № 3. С. 4.

Поправками в Конституцию РСФСР, принятым Съездом в 1991 и 1992 годах, из офи­ циального названия страны и республик исключаются термины "советская", "социалистиче­ ская", а из названия республики - "автономная".' Страна стала именоваться Российской Фе дерацией - Россией. Четыре автономные области - Адыгейская, Горно-Алтайская, Карачае­ во-черкесская и Хакаская - получили статус республик в составе Российской Федерации.

Изменения были осуществлены федеральными законами.^ 4 июня 1992 года Верховный Со­ вет РФ образовал Ингушскую республику, выделив ее из состава Чечено-Ингушетии.'* В Российской Федерации в конце 1991-1992 гг. продолжался процесс раскола страны на две части - ранее автономии и края с областями были одинаково бесправными перед цен­ тральными властями, а теперь республики стали обладать большими правами, чем осталь­ ные субъекты федерации. В результате, отмечает В.А. Миронов, на уровне отношений Центр-республики стала существовать федерация с элементами конфедерации, а на уровне Центр-регионы - унитарное государство.' Федеративный Договор от 31 марта 1992 года несколько снизил внутриполитическое напряжение в стране, но полностью не смог нейтрализовать дезинтеграционные процессы в России. Хотя на самом деле роль Федеративного Договора 1992 года при всех его недостат­ ках, действительно существенна, поскольку именно благодаря заключенным тогда догово­ рам между Российской Федерацией и тремя группами субъектов произошло коренное изме­ нение статуса территориальных образований (краев, областей), и впервые мы получили под­ линную Федерацию.

Федеративные договоры между органами государственной власти федерации и ее субъектами содержат несколько новелл в области разграничения компетенции между ними:

1) закрепляется допустимость взаимного делегирования прав;

2) в целях предотвращения "войн законов" устанавливается правило - органы субъектов РФ исполняют федеральные законы в порядке, предусмотренном зако­ нодательством России;

3) признается легитимность юридических документов, выданных органами государ­ ственной власти РФ и ее субъектов в пределах полномочий этих органов, учреж­ дений и должностных лиц на всей территории России.^ Однако ни в 1992, ни в 1993 гг. процессы дезинтеграции не прекращались. Края, об­ ласти добивались равных прав с республиками. В начале января 1993 г. Нижегородский Областной Совет заявил о возможности либо провозглашения независимого государства, либо выражения недоверия российскому Правительству, проводящему жесткую, разоритель ' Закон РСФСР от 24 мая 1991 г." Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного закона) РСФСР // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991, № 22 Ст. 776.

" Закон РСФСР от 21 апреля 1992 г. // Ведомости Съезда Народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР 1992. № 20 ст. 1084.

• Ведомости Съезда Народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 27. Ст. ст. 930, 932, * 933.

'' Ведомости Съезда Народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1992. № 24. Ст. 1907, ^ Миронов В, А. Указ. соч. С. 92.

'' См.: Поленика СВ. Федеративные договоры и структура законодательства России // Государство и право.

1993. № 1. С. 3.

L ную политику, в конце того же месяца Архангельский Областной Совет односторонне по­ высил статус области и расширил права местной власти едва ли не до уровня республики.

Принятие Конституции от 12 декабря 1993 года в какой-то мере приостановило про­ цессы дезинтеграции.' Дискуссионным видится убеждение Э. Лебедевой, с которой отчасти можно согла­ ситься: "Основной закон утверждает... авторитарный президентский режим и централизо ванную федерацию". Не менее интересной выглядит позиция Л. Вартазаровой, которая по­ лагает, что преодоление кризиса государства в 18-20 веках достигалась благодаря переходу к жесткому авторитарному правлению. Повторяющееся рассыпание России на локальные ми­ ры связано с социально-культурными особенностями страны, с тем, что динамика историче­ ского процесса определяет раскол в обществе, наличие в нем двух крупных, часто, противо­ борствующих субкультур. Далее автор приходит к выводу, что анализ двух кризисных точек в развитии российского государства в 20 веке, позволяет говорить о том, что и в 1917, и в 1991 г. слом государственности был вызван тем, что как народ, так и элита, отказали госу­ дарству в своей поддержке."

Действующая Конституция 1993 года закрепила основу конституционного строя в об­ ласти государственного устройства (ст.5, 65, 66): Российская Федерация состоит из респуб­ лик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области и автономных ок­ ругов;

федеративное устройство основано на государственной целостности, единстве систе­ мы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между орга­ нами государственной власти Федерации и ее субъектов, равноправии и самоопределении народов в России;

во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти все субъекты равны между собой.

Рассмотрев указанные понятия и категории, а также историческую периодизацию становления федерации в России, можно прийти к выводу о том, что современный россий­ ский федерализм находится в стадии становления и развития. Вместе с тем, важно заметить, что в теории федерализма существует многообразие мнений и ряд проблем, некоторые из которых заслуживают самого пристального внимания. Среди них: проблемы правовой при­ роды РФ, государственного устройства и симметричности, проблема равноправия и консти­ туционно-правового статуса субъектов РФ, суверенитета РФ и ее субъектов и др.

' М.В. Баглай и Б.Н. Габричидзе так определяют позитивное значение Конституции:

1) Приглушила развитие деструктивного национализма в ряде регионов, предоставив правовую основу для удовлетворения национальны.х амбиций определенным кругам вместе с жизненно важными преимуществами пребывания в составе РФ;

2) Коренное политическое и экономическое реформирование страны требовало предоставления регио­ нам больше самостоятельности так как управлять новыми экономическими и политическими про­ цессами в масштабе столь огромной территории из столицы стало невозможно... См.: Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Конституционное право РФ. М., 1996. С. ^ Лебедева Э. Опьп^ федерализма в третьем мире и России // МЭМО. 1995. № 2. С. 81.

' Вартазарова Л. О некоторых социокультурных аспектах построения федеративного государства // Федера­ лизм. 1998. № 3. С, 71.

Применительно к проблеме государственного суверенитета России и субъектов Фе­ дерации, то более подробно остановимся на этом вопросе при рассмотрении вопроса стату­ са Российской Федерации.

И.А. Умнова выделяет три этапа в процессе формирования конституционных основ современного российского федерализма. Первый этап - период распада СССР и принятие Россией Декларации о государственном суверенитете;

второй - подписание Федеративного Договора и внесение соответствующих изменений в Конституцию 1978 года;

третий - при­ нятие Конституции 1993 г.' В завершение остановимся подробно на вопросе перспектив развития федерализма в России.

Одной из острейших проблем современной России является ее государственное уст­ ройство. Будучи еще формально провозглашенной в 1918 году, Россия так и не смогла стать федеративным государством в подлинном смысле слова.^ И действительно, в советский период своего развития российское государство было фактически федерацией "на бумаге". Вхождение России в состав СССР, централизация го­ сударственной власти и другие моменты не давали возможность полноценного развития именно российского федерализма.

В своей современной стадии российский федерализм испытывает ряд проблем и не­ достатков. В связи с чем возникает объективная потребность реформирования российского федерализма, возникшая вследствие ряда социально-экономических преобразований.

Российский федерализм в настоящее время переживает кризис. Принятие Россией в 1993 году новой Конституции, признание всех ее частей - равноправными субъектами феде­ рации (ч. 1 ст. 5 Конституции), закрепление новой модели распределения компетенции меж­ ду федерацией и регионами (ст. 71-73) породили ряд кризисных явлений. Речь идет о "су­ веренизации", " республиканизации", "губернизации", "сецессии" и других явлениях, в со­ вокупности явившихся следствием общего кризиса в государстве. Закономерно возникают вопросы;

Что является предпосылкой и причиной этих явлений? Случайны ли "татарстан ский", "чеченский" и иные кризисы? Каким образом можно их избежать? Нужны ли рефор мы федеративного устройства? Каковы перспективы отечественного федерализма?

В связи с этим возникают и выдвигаются масса планов и предложений, направленных на реформирование российского государства. Некоторые предложения мы уже рассмотрели выше. Безусловно, они заслуживают самого пристального внимания среди ученых и научно­ го осмысления. Рассматривая современные тенденции развития российского федерализма, можно выделить множество аспектов.

Среди предложений по изменению границ Российской Федерации выдвигались пред­ ложения о передаче части какой-либо территории соседним образованиям или даже госу­ дарствам, создание новых образований (в том числе государств), объединение или разделе ' Умнова И.А. Конституционные основы современного российского федерализма. М, 1998. С. 53.

^ Саликов М.С. Указ. соч. С. 541.

Подробнее см.: Саликов М.С. Указ. соч. С. 541- ние существующих: часть Мурманской области - Карелии;

часть Псковской и Ленинград­ ской областей - Эстонии;

часть Ростовской области - Украине;

приморские районы Крас­ нодарского края - Адыгее;

западные районы Дагестана - Чечено-Ингушетии;

восточная часть Горно-Алтайской автономной области, часть Красноярского края - Туве;

часть Кали­ нинградской области - Литве и т.д.

В числе других предложений можно выделить создание новых субъектов федерации.

К ним относятся: создание (восстановление) Дальневосточной республики';

образование Енисейской республики^;

образование Чукотской республики";

образование Уральской рес­ публики'^;

разделение России на семь Русских республик: Центральную, Северную, Южную, Поволжья, Урал, Сибирь, Дальний восток, создание Приморской республики' и т.д.

Кстати, идеи "республиканизации" не новы для российского федерализма. Многие ученые высказываются за преобразование всех 89 субъектов РФ в 15-20 однотипных субъ­ ектов (республик, губерний), тем самым предлагая снять проблему асимметрии и неравенст­ ва субъектов России.

Сторонником укрупнения субъектов Федерации выступает В.В, Жириновский, однако в контексте унитарного государства, отмечая, что «необходима отмена Деклараций о сувере­ нитете нынешних национальных образований (поскольку суверенитет неделим и принадле­ жит Российскому государству в целом), а также укрупнение территориальных администра­ тивных единиц за счет объединения мелких субъектов Федерации в более крупные структу­ ры».*" А.В. Зиновьев предлагает отказаться от асимметричности федерации и угверждает, что Россия должна состоять из однопорядковых субъектов - республик. По его мнению, ре­ форма снимет проблему создания Русского государства, искусственно созданные многочис­ ленные "государства" с малочисленными титульными нациями, реально уравняет в правах граждан независимо от национальной принадлежности, обеспечит им права культурно национальных автономий.

Применительно к идеям республиканизации, губернизации, следует отметить, что в настоящее время такое реформирование для России, по меньшей мере, преждевременно. Хо­ тя не исключено, что уже в отдаленном будущем, когда Россия действительно станет право­ вым, демократическим, федеративным и стабильным государством, возможно обращение к данному вопросу.

Впрочем, указанные преобразования направлены на изменение статуса, размера и на­ именования территории РФ, но не предусматривают коренного преобразования всего Рос ' Пономарев С. ДВР: блеф по крупному // Российская газета. 1991. 20 декабря.

^ Тарасов А. Красноярский край.хочет стать Енисейской республикой // Российская газета. 1992. 26 февраля.

^ Российская газета. 1992. 27 окт.

'* Областная газета. 1993. 06 июня.

^ Киселев С. Приморье - сумерки России // Известия. 1996. 08 окт.

^ Жириновский В. В. Прошлое, настоящее и будущее русской нации. (Русский вопрос: социально философский анализ): Автореф. дисс. доктора соц. наук. М., 1998. С. 32. Подробнее так же см.: Зиновьев А.В. Конституци­ онность, правовая культура, правовое государство // Правоведение. 1999. № 2 С. 94;

Азаркин Н. Какое государ­ ственное устройство к лицу России? // Российская Федерация. 1998. № 16. С. ' Зиновьев А.В. Указ. соч. С. сийского государства. Здесь следует занять позицию М.М. Саликова о том, что необходимо реформирование федеративной системы в целом, а не отдельных ее частей.' Одной из ос­ новных причин, дестабилизирующих устои федерации в нынешнем виде, по его мнению, является принцип ее построения.^ Пожалуй, можно согласиться с автором в том, что нацио­ нальный принцип строительства федерации изначально был ущербным. Он закладывал ос­ нову для будущих катаклизмов, сепаратистских тенденций и распадов целых государств.

Вспомним недавние примеры распада СССР, ЧССР, Югославии.

По убеждению ряда авторов, федерализм не может строиться на национальных нача­ лах. Так, АС. Саломаткин пишет: «Глубокая и исторически сложившееся социально экономическая и этнокультурная взаимосвязь и взаимозависимость народов в территориаль­ ных образованиях страны такова, что всякое обособление и разделение частей государства на замкнутые анклавы, а тем более продолжение разделения территории России по этническо­ му признаку - это тупиковый путь. Как для народов, так и России"."^ Любые поверхностные преобразования существующей федеративной системы не снимут вопрос и не устранят причин ее ущербности. Какие же пути выхода из ситуации?


В настоящее время существует несколько вариантов, о некоторых уже отмечалось.

М.С. Саликов рассматривает такие варианты: распад государства и конфедерализация "ос­ колков";

реставрация унитаризма (либо в жестком варианте - "губернизации" по В. Жири­ новскому, либо в более мягком - унитарная модель с наличием национально государственных автономий по А.Н. Кокотову);

создание многоэтажной "Русской республи­ ки";

образование территориальной федерации, состоящей из земель, создание Федерации русских земель с не входящими в земли национальными республиками."

Одним из наиболее интересных, перспективных и продуманных предложений, можно признать вариант о создании Федерации русских земель, предложенный Г.В. Марченко.' И здесь опять верно замечает М.С. Саликов, что государственная конструкция, состоящая из субъектов и несубъектов (где последние занимают значительную часть территории), вряд ли будет устойчивой.' Поэтому, думается, что Россия как федерация должна строиться на соче­ тании национальных и территориальных начал.

Практика строительства и национальных, и территориальных федераций имеет свои позитивные и негативные примеры. Построение таких территориальных федераций, как США, Швейцария, Австрия, Германия и др., имеет ряд положительных моментов, в том числе, их стабильность и устойчивость, которые достойны того, чтобы взять их в качестве примера для государств, планирующих построить реальный федерализм. Однако нельзя за­ бывать и об исторических и национальных особенностях каждой федерации.

' Саликов М.С. Указ. соч. С. ^ Там же С. 545.

Саломаткин А. С. Территориальная организация Российского государства (государственно-правовые вопро­ сы): Автореф. дис. докт. юрид. наук. М., 1996. С. 28.

'' Саликов М.С. Указ. соч. С. 547.

' Марченко Г.В. Региональные проблемы становления новой российской государственности. М., 1996. С. 96 97.

* Саликов М.С, Указ. соч. С. 547.

Верно заметил BE. Чиркин, что "нельзя в угоду местным интересам и интересам од­ ной этнической группы поступаться интересами всего общества, равно как нельзя во имя так называемых "высших" интересов общества и государства пренебрегать правами этнических групп или территориальных коллективов".' Одним из образцов федеративного государства, убедительно заключает П.И. Савицкий, - успешно сочетающего национальные и территори альные факторы, может служить бельгийская модель федерализма.

Представляется, что между национальными и территориальными принципами по­ строения РФ должно быть разумное и паритетное сочетание. И, наверное, выдвижение на первый план как национальных, так и территориальных принципов было бы не совсем оп­ равданно.

Нельзя полностью исключить идеи и "республиканизации", предлагаемые рядом ав­ торов, но и нельзя полностью согласиться с мнением других о положительных моментах «губернизации».

Наличие "национального" и "территориального" начал в федеративном устройстве имеет свои одновременно положительные и отрицательные стороны. Негативные последст­ вия "национальных" образований могут иметь место и при территориальном (сепаратизм, дезинтеграция) построении. В то же время в национальных образованиях успешно могут применяться и учитываться географические, экономические и иные факторы." Историче­ ский анализ и реальность современной России исключает практику полного преобразования "национальных" начал федерализма в "территориальные". Поэтому мы поддерживаем пози­ цию о том, что "в течение длительного периода необходимо сохранение национальных рес­ публик как государств в составе Российской Федерации, что является важным фактором и политическим условием сохранения и развития национальной самобытности, языка"."* Признание России национально-территориальным государством следует рассматри­ вать на данный момент как один из оптимальных вариантов. В дальнейшем можно посте­ пенно внедрять идеи территориально-национального устройства, даже возможно с преобла­ данием первого, но проводить это необходимо постепенно и с учетом реальной обстановки в России, реформа федерализма в которой должна проходить для нее максимально безболез­ ненно, последовательно и с учетом мнения субъектов Федерации. В действительности, на сегодня нельзя считать завершенным закрепление национально-государственных основ рос­ сийского федерализма, особенно в отношении прав и обязанностей национальных и террито­ риальных субъектов РФ.

Что касается перспектив совершенствования отечественного федерализма, то заме­ тим, что они достаточно четко сформулированы в Концепции государственной националь­ ной политики РФ, утвержденной Указом Президента РФ от 15.06.96 г. Оптимизация федера ' Чиркин В.Е. Указ. соч. С. 39.

'^ Савицкий П.И. О системе и взаимоотношениях федеральных государственных органов в Бельгии // Россий­ ский юридический журнал. 1998. № 1 С. 116-129.

^ Карапетян Л.М. Федеративное государство и правовой статус народов: Автореф. дне. докт. юрид. наук М., 1996. С. 22.

'^ Юсубов Э.С. Теория федерализма в России. Томск, 1998. С. 78.

тивных отношений, - говорится в этом документе, - не преследует цель "губернизации" рес­ публик, или наоборот, "республиканизацию" краев и областей. ^ Своеобразие российского федерализма состоит в сочетании территориального и на­ ционального начал. Концепция ставит в центр государственной политики повышение само­ стоятельности субъектов РФ, развитие национально-культурных автономий народов России и другие меры по укреплению федеративных отношений в России, Конституция 1993 года формально закрепив равноправие субъектов Федерации, создала определенные перспективы для укрепления территориальных начал в российском федерализме. Однако ряд ее положе­ ний до сих пор не нашли своего применения или отсутствуют механизмы их реализации.^ Как заметил А.В. Усе, перспектива российского федерализма в будущем выглядит в трех вариантах:

1) самораспад по типу Советского союза;

2) формирование жесткой централизованной федерации с минимумом различий в статусе субъек! ив РФ;

3) сохранение на среднесрочную перспективу различий в статусе субъектов РФ.' Как правоведу, так и автору ' наиболее оптимальным видится третий вариант, с уче­ том уже изложенного.

В то же время можно предложить и более, на наш взгляд, оптимальный вариант, со­ звучный с подержанным выше. Суть его состоит в тх)м, что необходимо создать такие усло­ вия субъектам РФ, чтобы они были заинтересованы во вхождении в состав РФ, чтобы такое вхождение им было выгодно. Решающую роль в том, безусловно, призван сыграть Центр.

-М- Однако нельзя идеализировать ситуацию в сфере федеративных отношений. Следует четко разграничить идеальную перспективу российского федерализма и оптимальную, из ко­ торой мы и исходим и которая выражается в комплексе наиболее реально достижимых на­ правлений, максимально приближенных к идеальным. Конечно, лучшим вариантом развития федеративных отношений в России следовало бы признать идею «губернизации», укрупне­ ния регионов на базе созданных ассоциаций экономического взаимодействия «Большой Урал», «Сибирское соглашение» и т.д.

Смотря же реально на развитие и возможности усовершенствования федеративных отношений заметим, что самым оптимальным и реальным вариантом на данный момент следует признать сохранение национально-территориального ycmpoticmea России с разли­ чием в статусе субъектов РФ, которое должно быть, закреплено в Конституг^ии РФ. Вме­ сте с тем, надлежит провести ряд мероприятий, связанных с расширением прав субъектов РФ, создать для этого необходимые условия.

Однако изменение государственной политики, в частности, укрепление вертикали ис­ полнительной власти, не могут не оказать влияние на дальнейшее реформирование россий­ ского федерализма. Первыми шагами в этом направлении следует признать сокращение Пре ' Российская газета. 1996. 10 июля.

^ Доржиев Э.П. Федерализм в России: теоретико-правовой аспект: Автореферат дис. канд. юрид. наук М., 1997.

С. ^ Усе А.В. Укреплять федерацию - наша общая задача // Федерализм. 1999. № 2 С. 5- зидентом России своих полномочных представителей в регионах с 89-ти до 7-ми, представ­ ленных в образованных федеральных округах, а также реализованные предложения главы государства по изменению порядка формирования Совета Федерации Федерального Собра­ ния России и усилению ответственности должностных лиц субъектов Федерации.' Диссертант видит в процессе централизации, в том числе и перспективе укрупнения регионов России, как сильные, так и слабые стороны. К числу последних следует отнести:

1) Укрупнение субъектов России может привести к самодостаточным субъектам России.

Возникает вопрос, - будут ли они заинтересованы в сохранении целостности РФ? Что их будет объединять? Прав Ф. Мухаметшин, что «Российское федеративное государст­ во должно цементироваться в единое целое не силой, а выгодой». Однако весьма спор­ но утверждение автора о том, что наличие самодостаточных субъектов укрепит Феде­ рацию.^ 2) Отказ от национально-территориального устройства в идеале хорош, но существую­ щую опасность спешки в этом направлении нельзя не заметить. Переход к территори­ альному принципу допустим, но движение должно быть очень осторожным и после­ довательным.

3) Укрепление вертикали государственной власти необратимо влечет усиление централи­ зации. Но централизация благотворна до тех пор, пока она обеспечивает необходимое, объективно-заданное распределение компетенции между Российской Федерацией и ее субъектами за счет включения в федеральную компетенцию тех полномочий, которые должны принадлежать Центру. Поэтому «перегиб» с централизацией может усилить сепаратизм.


4) Контроль за семью федеральными округами порождает новое звено в цепи Центр-регио­ ны и отдаляет регионы от Центра.

В целом же идея укрепления исполнительной власти и реформирования федерализма должна найти поддержку, поскольку имеет ряд достоинств:

1) осуществление контроля за 7-ю федеральными округами главой государства будет более эффективным, нежели работа напрямую с каждым из 89-ти субъектов Федера­ ции;

2) функции полномочного представителя в федеральном округе расширены незначи­ тельно, и статус полномочного представителя обусловлен размерами территорий фе­ деральных округов;

3) полномочный представитель получает статус арбитра между субъектами РФ и будет эффективнее и оперативнее снимать противоречия между ними, чем сам Президент РФ, обремененный более серьезными государственными делами;

См. подробнее: Указ Президента РФ от 13 мая 2000 (в ред. Указов Президента РФ от 21 июня 2000 г.;

9 сен­ тября 2000 г.;

30 января 2001 г.) // Российская газета. 2000. 16 мая;

2000. 24 июня. 2000. 12 сентября;

2001. января. Федеральный Закон от 5 августа 2000 года «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания РФ» и ФЗ от 29 июля 2000 года «О внесении изменений и дополнений в ФЗ от 6.10.99» // Российская газета. 2000. 1 и 8 августа;

и парафаф 4 главы 1 настоящей работы.

^ Мухаметшин Ф. Принципы формирования федерации нового типа // Федерализм. 2000. № 2. С. 42.

4) усложняется возможность «подкупа» полномочного представителя в федеральном ок­ руге (представление различного рода благ, оказание услуг);

5) попытка масштабной координации деятельности федеральньгк органов исполнитель­ ной власти в деятельности субъектов России - это межотраслевое и межрегиональное координирование.

Таким образом, рассмотрев вопрос становления, развития и перспектив российского федерализма, мы приходим к следующим выводам:

1) Изначально Россия складывалась как мононация. Вся история Российского государст­ ва, начиная с Киевской Руси, не свободна от тех закономерностей, которые требуют закреп­ ления форм, близких к федеративным. Не случайно о становлении федерации в начальной стадии уже говорили в свое время В.О. Ключевский и И.А. Ильин.

2) В начале XX века с ослаблением монархии в России развивались демократические силы и национальные движения, высказывались различные взгляды о природе федерации и автономии в работах как отечественных, так и зарубежных авторов. В России уже до Октяб­ ря 1917 г, существовали попытки определения принципов федеративной организации и практика федерации и автономии применительно к России.

3) После принятия Конституции РСФСР 1918 г. советский федерализм развивался на на­ чалах национально-территориальной автономии, долгое время, пребывая в потенциальном состоянии.

4) Современная Российская Федерация ведет свое начало с подписания в 1992 году Фе­ деративного Договора и закрепляется в Конституции 1993 года. Современный характер Рос­ сийского государства имеет национально-территориальную основу.

5) Оптимальная ближайшая перспектива отечественного федерализма, сочетающего в себе национально-территориальные начала, не требует коренных преобразований, которые необходимы в обозримой перспективе. Основной задачей остается усовершенствование процесса урегулирования отношений между Центром и субъектами РФ, а также выравнива­ ния статуса субъектов РФ при помощи договорной практики. Также необходимо перемеще­ ние «указного» материла такого реформирования на законодательный уровень, как и со вре­ менем договорной практики.

6) Усовершенствование федеративных отношений на данный момент не должно прохо­ дить в формах изменения или принятия новой Конституции, хотя это необходимо будет сде­ лать в дальнейшем. Безусловно, что действующая Конституция 1993 года имеет достаточно много недостатков и противоречий. Однако наиболее действенным вариантом в усовершен­ ствовании федеративных отношений следует признать роль Конституционного Суда РФ, ко­ торый должен быть более активно включен в федеративный процесс, своевременно запол­ няя пробелы федеральной Конституции и официально толкуя ее положения.

1.3 Особенности современного конституционно-правового статуса Российской Федерации и ее субъектов Данный параграф работы включает в себя две части: в первой рассматриваются осо­ бенности конституционно-правового статуса Российской Федерации;

вторая часть бу­ дет посвящена проблемам и особенностям конституционно-правового статуса субъектов Фе­ "*»

дерации.

Особенности конституционно-правового статуса PocatftCKOu Федерации Понятие «статус» происходит от латинского слова "status" - состояние, положение, правовое положение (совокупность прав и обязанностей) гражданина или юридического ли­ ца.' В соответствии со ст. 1, 4 Конституции РФ Россия представляет собой суверенное, демократическое, федеративное государство с республиканской формой правления.^ Так же статус РФ регулируется ст. 68-74, 76 Конституции России и Федеративным Договором, под которым понимается три договора о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами власти республик;

краев, областей, городов федерального значения;

автономной области и автономных округов - то есть трех групп субъектов Федерации.

Таким образом, мы обнаруживает следующие признаки Российской Федерации ~ су­ веренитет, демократический, правовой, федеративный характер. Обобщающим и исходным является определение России в качестве государства.

Если весь текст Конституции показывает каким является сегодня Российское государ­ ство по основным параметрам (формы правления, государственного устройства и т.д.), то в Преамбуле Конституции говорится о двух исторически важных аспектах российской госу­ дарственности. Один из них - возрождение суверенной государственности России. Речь идет о возрождении потому, что, хотя Россия в бытность ее в составе СССР и была провоз глащена суверенным государством, фактически она была лищена самостоятельной государ­ ственности. Другое положение Преамбулы подчеркивает исторически сложившееся государ­ ственное единство - итог многовековой совместной жизни разных народов, тесной взаимо­ связи различных регионов страны. Российское государство призвано обеспечить права насе­ ляющих ее народов, но в рамках исторически сложившегося государственного единства Рос­ сийская Федерация имеет свои специфические признаки.

В юридической литературе к государственно-правовым признакам Российской Фе­ дерации относятся следующие:

' Юридический энциклопедический словарь. М., 1997. С. 387.

^ Конституция Российской Федерации, принята всенародным референдумом 12 декабря 1993 года // Россий­ ская газета. 1993. 25 декабря.

1. Российская Федерация имеет свою Конституцию, учреждающую основные госу­ дарственные институты и действующую на всей ее территории.

2. Российская Федерация имеет свою территорию, которую составляют ее субъекты (ст. 65 Конституции), территориальные воды и воздушное пространство над нами, а также недра и внутренние воды.

3. Российская Федерация обладает государственным суверенитетом (ст. 1, 68 Кон­ ституции), на всей своей территории самостоятельно осуществляет государствен­ ную власть и полномочия, отнесенные Конституцией к ее ведению.

4. Россия располагает своей системой высших органов государственной власти, 5. РФ - субъект международных отношений. Она вправе вступать в союзы с другими государствами, заключать договоры и соглашения, осуществлять внешнюю по­ литику.

6. Россия имеет Вооруженные Силы для защиты своего суверенитета.

7. Российская Федерация имеет свои символы государственности: Государственный флаг, Государственный герб. Государственный гимн и столицу.' Характеризуя правовой статус Российской Федерации, можно выделить и иные классификации. Так, Б.С. Эбзеев указывает следующие характерные для статуса Федерации признаки: государственное единство;

верховенство на всей территории России ее Конститу­ ции (и ФЗ согласно ст. 4 Конституции- А.Б);

единое федеральное гражданство;

единые и общие для всей федерации органы государственной власти;

единая федеративная система права;

наличие федеральной собственности;

наличие единой для РФ таможенной, денежной, налоговой и кредитной систем;

государственный язык и государственные символы.^ Важнейшими элементами конституционно-правового статуса РФ, - отмечает М.С.

Саликов, - являются: учредительный характер федеральной государственной власти;

терри­ ториальное верховенство;

федеральная конституционно-правовая система;

легитимные фе­ деральные властные структуры;

федеральная государственная собственность;

единая кре­ дитно-денежная система;

федеральное гражданство;

единые Вооруженные Силы;

универ­ сальная международная правосубъектность;

государственный язык РФ;

государственная символика.

Поскольку федерация выступает в качестве сложной системы, постольку к ней применима теория систем с двумя важнейшими постулатами:

1, Чем сильнее взаимосвязь между элементами системы, тем выше целостность этой системы;

т 2. Никакая часть целого не может превалировать над целым.'* Таким образом, мы видим, что в науке конституционного права среди ученых нет единого мнения по поводу конституционно-правового статуса РФ. Одни исследователи.

' Государственное устройство Российской Федерации /Отв. ред. М.И. Кукушкин. Екатеринбург, 1993. С. 20.

' Конституционное право / Отв. ред. В.В. Лазарев М. 1999. С. 287-290.

' Саликов М.С. Сравнительный (1)едералиш США и России. Екатеринбург, 1998. С. 41-42.

• См.: Саликов М.С. Указ. соч. С. 42.;

Ковачев Д.А. Федерация в зарубежных страна.х // Журнал российского * права. 1998. №7. С. 120.

выделяя ряд признаков, не затрагивают других, которые выделяют другие авторы. Однако в целом многообразие и различные классификации взглядов на статус России позитивно влияют на его характеристику.

В соответствии со ст. 65 федеральной Конституции Российская Федерация состоит из шести видов субъектов: республик, краев, областей, городов федерального значения, авто­ номной области и автономных округов. В состав России входит 21 республика, 6 краев, областей, два города федерального значения, одна автономная область и 10 автономных ок­ ругов. Российская Федерация - государство с уникальной государственной структурой. В ней проживает более 140 народов, исторически объединившихся на российской земле в многонациональный народ России.' Таком образом, приоритетными признаками любого государства, в том числе и Рос­ сии, представляются суверенитет, население (народ) и территория.

Представляется необходимым рассмотреть более подробно такие признаки, как суве­ ренитет и территория РФ.

Первоначально надлежит определиться с понятием суверенитет.

Слово "суверенитет" (от Франц. «верховная власть») означает независимость и само­ стоятельность. Термин "суверенитет" в государствоведении был введен в 16-м веке француз­ ским юристом Боденом, который рассматривал его как постоянную и абсолютную власть государства.^ В современной науке конституционного права под суверенитетом понимается верхо­ венство и независимость, и выделяются три ипостаси суверенитета - государственный, на­ м родный и национальный.

Под государственным суверенитетом в науке понимается верховенство и независи­ мость государственной власти, проявляющаяся во внутренней и внешнеполитической дея­ тельности государства."^ Данная разновидность суверенитета возникла в ряде европейских государств в 15- веках благодаря сочинениям Макиавелли, Бодена, Гоббса. Государственный суверенитет рассматривался ими как высшая, абсолютная, постоянная и свободная от законов власть над гражданами в политическом обществе,'* чему соответствовала особая роль государства в международном сообществе.^ ' Поскольку любое федеративное государство состоит из частей и образуется этими частями, - обоснованно подчеркивает М.В. Баглай, - для него чрезвычайно важно достичь гармонии в отношениях частей и целого.

Федерацию всегда подстерегают две опасности: скатиться к унитаризму и распасться на независимые госу­ дарства. См.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации М., 1999. С. 300.

" Малая советская энциклопедия. М., 1960. Т. 8. С. 1204, ^ Федерализм. Энциклопедический словарь. М., 1997. С. 234, " Левин И.Д. Суверенитет. М., 1948. С. 11.

' В русской государственно-правовой школе эту концепцию поддерживали Г.Ф. Шершеневич, В. Иванов­ ский См.: Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. М., 1910. С. 217;

Ивановский В. Учебник государственного права. Казань, 1913. С. 75.

В другом энциклопедическом словаре суверенитет рассматривается как один из ос­ новополагающих принципов конституционного, а также международного права, и имею­ щих две взаимосвязанные формы: национальный (народный) и государственный.' При этом, народный и национальный суверенитеты отождествляются.

В настоящее время суверенитет рассматривается не сам по себе, а лищь в комплексе с народным суверенитетом. Народный суверенитет как понятие, - отмечает М.В. Золотарева, появился в новое время благодаря трудам Локка, Руссо и других представителей либераль­ щ ной демократии в результате возникших противоречий между гражданским обществом и аб­ солютной властью.^ Однако на фоне всех трех видов суверенитета, трудно не заметить, что самым про­ блемным из них является национальный суверенитет. Причем, он зачастую отождествляется с народным, что не всегда оправданно.

Достаточно много авторов уделили этой проблеме особое внимание. Так, А.Н. Коко тов посвятил русскому национальному суверенитету целую главу в своей монографии.^ То обстоятельство, - отмечает А.Н, Кокотов, - что носителями суверенитета наряду с этносами выступают государства и народы (общегражданские общности), наводит на размышления о соотношении разных видов суверенитета, ибо большинство народов многоэтичны, а народы и этносы проживают на территориях определенных государств.'* Далее автор справедливо ставит вопрос об уместности существования трех видов суверенитетов на одном политиче­ ском пространстве. "Главный канал реализации национального и народного суверенитетов государство, закрепляющее суверенные права народов, этносов в правовой форм",' Мы поддерживаем мнение указанных ученых о возможности делимости и в то же время единстве трех видов суверенитетов.*' Характеризуя категорию государственного суверенитета, Ю.Г, Судницын и Ю.И, Скуратов писали: "Государственный суверенитет (суверенитет государства) является поли­ тико-правовой категорией, отражающей существенные признаки государственной власти и государства в их единстве, взаимосвязи и нераздельной целостности", М,И, Кукушкин под­ черкивает, что " в РСФСР всегда суверенной оставалась Федерация,"^ Что касается проблемы наделения суверенитетом субъектов РФ, то об этом мы будем вести речь ниже, говоря о вопросах статуса субъектов в РФ. Однако заметим, что мы зани ' Конституция РФ. Энциклопедический словарь. М. 1997. С. 279, ^ Золотарева М.В. Национальный суверенитет на стыке права и политики // Федерализм. 1999. Хе 3 С. 142.

' Кокотов А.Н. Русская нация и российская государственность. Екатеринбург, 1994, С. 41, " Там же. С. 43.

' Там же. С. 43.

* Однако в действительности суверенитет не сводится только к верховенству и самостоятельности. Следует со­ гласиться с мнением АН. Кокотова в том, что сущность суверенитета заключается в способности субъекта свободно, в одностороннем порядке, по собственному и неотчуждаемому праву определять свой социальный статус и в любой момент изменять его. См,: Кокотов АН. Указ, соч. С. 56, ^ Судницын Ю.Г., Скуратов Ю.И. Принцип суверенитета в советском государственном (конституционном) праве // Проблемы национального государственного строительства. Свердловск. 1980. С. 9.

'* Конституционное право Российской Федерации / Отв. ред, МИ, Кукушкин, В,Д, Перевалов Екатеринбург, 1995, С. 186.

маем позицию отсутствия государственного суверенитета у субъектов РФ и поддерживаем мнение таких ученых как М.С. Саликов, А.Н. Кокотов, P.M. Кочкаров и др. в этом вопросе.' В отечественной конституционной модели достаточно четко обозначен принцип го­ сударственного суверенитета как единого и неделимого, распространяемого на всю ее тер­ риторию (ст. 4 федеральной Конституции). Действующая Конституция изъяла из оборота понятие "суверенные" в отношении республик в составе РФ, использованное в Федератив­ ном Договоре. Конституция продекларировала юридическое верховенство норм Конститу­ ции над положениями Федеративного и иных договоров.

Таким образом, новой федеральной конституционной моделью установлено: не мо­ жет быть никакого делегирования суверенитета снизу вверх, путем договора, поскольку все основные вопросы разделения государственной власти определены конституционно.

Признание принципа государственного суверенитета РФ предполагает четкое опреде­ ление объема прав, которыми должна обладать Федерация, чтобы ее государственный суве­ ренитет был обеспечен. Это так называемые неотчуждаемые права Федерации. Их утрата оз­ начает лишение государством статуса государственного суверенитета.

В Конституции РФ закреплены основные признаки государственного суверенитета России. Среди них - верховенство федерального права над правом субъектов Федерации;

неприкосновенность границ и территориальная целостность;

единство экономического про­ странства, бюджетно-финансовой, банковской и денежных систем;

единая армия (единые Вооруженные Силы);

право государства на защиту своего суверенитета и прав граждан;

право на защиту интересов государства и его фаждан вовне и др.

Наличие общенационального федерального права и его верховенство в правовой системе России обозначено в основах конституционного строя Российской Федерации (Глава 1 Конституции РФ). Конституция РФ и федеральные законы имеют верховенство на всей территории России в соответствии с ч. 2 ст. 4 федеральной Конституции. Особые юри­ дические свойства федеральной Конституции определены в ч. 1 ст. 15 Основного закона, где установлено положение о том, что Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, пря­ мое действие и применяется на всей территории РФ. Законы и иные правовые акты, прини­ маемые в России, не должны противоречить федеральной Конституции.

Несмотря на однозначное решение в Конституции РФ вопроса о единстве государст­ венного суверенитета Российской Федерации и определение основных признаков государст­ венного суверенитета России, данный основополагающий принцип государственного уст­ ройства не соблюдается на иных уровнях правового регулирования. Камнем преткновения является жизнеспособность идеи суверенитета республик как составньпс частей России, ' Трудно не согласиться с тем, что приобретение государственного суверенитета субъектов федерации означает переход на конфедеративные отношения с бывшей федерацией при сохранении политических связей. История пока не знает ни одной конфедерации, которая бы оказалась длительно жизнеспособной. Швейцария как кон­ федерация прекратила свое существование в 1848 году. Германский союз продержался с 1815 по 1866 год, еще кратковременней была конфедерация в Северной Америке (1778-1787). Текущее столетие подтвердило недол­ говечность национально-территориальных федераций на примере Союза ССР, Югославии, Чехословакии и период их резкой дезинтефации и выхода субъектов из состава федераций.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.