авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Безруков, Андрей Викторович 1. Конституционно-правовые аспекты взаимодействия Российской Федерации и субъектов ...»

-- [ Страница 4 ] --

К собственной компетенции субъекта РФ относятся, как правило, вопросы принятия и изменения учредительных документов, разработки и принятия нормативных актов субъ­ екта, определения административно-территориального деления, региональный бюджет, управление собственностью субъекта РФ, регулирование местного самоуправления и др.'^ Здесь проблемным видится вопрос компетенции республик в составе РФ. Некоторые из них претендуют на федеральные предметы ведения, что приводит к неравноправию и не равностатусности субъектов России. Например, Республика Тыва оставляет за собой право принимать решения по вопросам войны и мира, а так же создавать собственную таможню (ст. 63 п. 11, ст. 72 п. 15 Конституции Республики Тыва). Данные положения не только втор­ гаются в прерогативу Федерации, но и нарушают принцип верховенства Конституции РФ, государственной целостности, принцип единого экономического пространства, принижают авторитет Центра.

' Конституции зарубежных государств. М., 1997. С. 335.

" Конституции республик в составе РФ. Сборник. М., 1997.

^ О категории «компетенция», «компетенция субъектов РФ» см. подробнее: Кокотов А.Н, Безруков А.В. О принципах и порядке разфаничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов РФ // Российский юридический журнал.

2000. № 2 С. 31-39,;

Умнова И. А. Современная модель разделения власти между Федерацией и ее субъектами М., 1996. С. 17-20, а также параграф 1 главы 2 настоящей работы.

В некоторых республиках за Президентом республики закрепляется право помилова­ ния в отношении лиц, осужденных "судами республики", а за представительными органами - право амнистии. Тем самым подрывается авторитет и нарушается прерогатива Президента России и Государственной Думы Федерального Собрания РФ.

Проблема несоответствия норм Конституций Республик в составе РФ федеральной Конституции и федеральным законам является одной из актуальных и ключевых. Так, Ос­ новные положения региональной политики в РФ, утвержденные Указом Президента 03.06.96 г. закрепляют этот вопрос как один из важнейших в региональной политике. Чрез­ вычайно важно обеспечить, - говорится в этом документе, - соответствие норм Конституций (Уставов), законов и иных нормативно-правовых актов субъектов РФ Конституции России и федеральным законам.' Более подробно мы рассмотрим данные проблемы во второй главе работы.

Для того чтобы реализовать свои полномочия субъекты РФ осуществляют собствен­ ное правовое регулирование, каждый субъект РФ, при этом, имеег свою правовую систему как элемент правового статуса региона. Состав правовой системы субъекта РФ копирует фе­ деральную модель. Это Конституция (Устав), законы субъекта РФ, нормативно правовые ак­ ты органов власти, Самым проблемным вопросом в данном аспекте и основным требованием к регио­ нальному законодательству со стороны России остается вопрос соответствия регионального законодательства Конституции и законодательству РФ. В настоящее время эта проблема является одной из самых острых и трудноразрешимых.

Многие авторы обстоятельно отмечают множество проблем в процессе собственного законодательства субъектов РФ. Так, P.M. Подкорытова приходит к выводу, что законо­ творческая деятельность в субъектах России сегодня свидетельствует о том, что у регио­ нальных законодателей нет четкого представления какую систему законодательства они строят, какой должна быть очередность в разработке тех или иных законов с тем, чтобы обеспечить согласованность с федеральным законодательством. Далее автор вполне обосно­ ванно обозначает наиболее ощутимую опасность - противоречие между федеральным зако­ нодательством и законами субъектов Федерации. «В условиях интенсивного правотворчест­ ва, которое мы наблюдаем сейчас, такие противоречия возникают неизбежно, а их преодоле­ ние - важная задача законотворчества».^ М.Ф. Казанцев, выделяет две проблемы:

1) отсутствие системности в формулировании регионального законодательства. Нет четкого представления о том, из каких отраслей должно состоять региональное законодательство, какова должна быть структура этих отраслей, а так же очередность разработки и принятия законов;

' Российская газета. 1996, 15 июня. См. также Указ Президента от 10 августа 2000 года «О дополнительных мерах по обеспечению единства правового пространства РФ» // Российская газета. 2000. 16 августа.

^ Подкорытова P.M. Законотворческая деятельность субъектов РФ в сфере социальной защиты: Автореф. дис.

канд. юрид. наук Екатеринбург, 2000. С, 10.

2) проблема согласованности регионального и федерального законодательства, которое включает в себя неоправданное дублирование федерального законодательства, вторжение в сферу регулирования федерального законодательства, а так же противоречие федеральному законодательству.' Несмотря на то, что субъекты РФ вправе осуществлять собственное правовое регули­ рование по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов, при отсутствии федерально­ го закона, мы придерживаемся позиции М.Ф. Казанцева, который полагает, что забегание регионального законодателя вперед федерального, помимо несогласованности и других не­ гативных последствий, связанных с дублированием, порождает еще и нестабильность зако­ нодательства, в силу того, что приходится корректировать преждевременно принятые ре­ гиональные законы, после принятия федерального закона по данному вопросу.^ Разделяя данную позицию автора, мы осознаем, что "опережающее" законодательст­ во иногда действительно оправданно и заполняет те пробелы, которые являются непрости­ тельными для нерасторопного федерального законодателя. Вместе с тем следует учитывать и тот фактор, что все-таки "тон" должен задавать Центр, а его несвоевременная работа ве­ дет к различного рода негативным последствиям.

Представляется, что регулирование в сфере совместного ведения должно осуществ­ ляться с той степенью полноты и детализации, которая необходима и достаточна на феде­ ральном уровне. Специфические интересы региона должны регулироваться региональным законодательством.

Правовая система регионов находится на стадии становления и, безусловно, не ли­ # шена недостатков. Причем к ним можно отнести недостатки в юридической технике, копи­ рование федерального законодателя, отсутствие четкого плана и системы законодательства.

Нельзя признать достоинством и наличие "опережающего" законодательства. Здесь важна оперативность Центр, который, принимая своевременно необходимые законы, тем самым не вынуждал бы регионы осуществлять "опережающее" законотворчество.

Не менее важным элементом правового статуса субъектов РФ является система орга­ нов государственной власти субъекта РФ.

В соответствии со ст. 77 Конституции РФ система органов государственной власти субъектов России устанавливается ими самостоятельно в соответствии с основами конститу­ ционного строя Российской Федерации и общими принципами организации представитель­ ных и исполнительных органов государственной власти, закрепленных федеральным зако­ ном.

Таким образом, видно, что полномочия регионов по формированию собственных ор­ ганов государственной власти ограничены требованиями, которые закреплены ФЗ от 06.10.

99 (в ред. ФЗ от 29.07.00, 8.02.01 г.) "Об общих принципах организации законодательных ' Казанцев М.Ф. Законодательная деятельность субъектов Российской Федерации. Екатеринбург, 1998. С. 29 31. Также об этом см.: Козулин А.И. О некоторых аспекта.х качества регионального закона //Государство и право. 2000. № 6. С. 76-84.' ^ Казанцев М.Ф. Указ. соч.. С. 40.

(представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Россий­ ской Федерации".' Данный ФЗ в ст. 1 закрепил принципы деятельности органов государственной власти субъекта РФ, в полном соответствии с федеральной Конституцией. Среди них такие как, го­ сударственная и территориальная целостность РФ, распространение суверенитета на всю ее территорию, верховенство Конституции, единство системы органов государственной власти и др.

т Указанный закон очертил общие рамки полномочий, статуса органов государствен­ ной власти субъектов РФ, сроки их полномочий, порядок образования и деятельности. Закон решил и многие другие проблемы. В частности, закрепил положение о выборности высших должностных лиц субъектов РФ;

возможность их отзыва, что ранее вызывало споры (ч. 1 ст.

19);

установил основы взаимодействия органов государственной власти субъектов РФ;

за­ крепил право Президента приостанавливать действия актов высшего должностного лица субъекта РФ (ст. 29), а так же выносигь предупреждение законодательному органу субъекта Федерации, вносить в Государственную Думу проект ФЗ о роспуске законодательного орга­ на региона в определенных случаях;

отстранять в определенных в законе случаях и порядке высших должностных лиц субъектов России от должности (ст.9, 29-1);

закрепил порядок об­ народования и вступления в силу нормативно-правовых актов субъектов федерации, предос­ тавляя главе субъекта право отлагательного вето (ст. 8);

а также решил иные вопросы.

В соответствии с данным Федеральным законом гарантируется система сдержек и противовесов, закрепляется самостоятельность государственных органов всех ветвей вла­ сти (ст. 23);

так же отсутствует общая подотчетность исполнительной власти по всем во­ просам ее компетенции власти законодательной. Принцип же единства органов государст­ венной власти выражается, видимо, в том, что субъекты должны исходить из федеральной схемы взаимоотношений исполнительной и законодательной власти.

Так, например ст. 63 Конституции Республики Хакасия закрепляет, что в пределах ведения РФ и полномочий РФ по предметам совместного ведения Федерации и Республики Хакасия федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти Рес­ публики Хакасия образуют единую систему исполнительной власти.

Вместе с тем, органы законодательной власти более самостоятельны, что вероятно и оправданно и предназначением и функциями.

Высший исполнительный орган субъекта РФ, несет, как правило, двойную ответст­ венность: перед высшим должностным лицом и перед законодательным (представительным) органом субъекта Федерации. Представительный орган может выразить недоверие, как главе исполнительного органа, так и отдельным должностным лицам этого органа.

И в заключении перейдем к обязанностям субъектов. Как мы уже отмечали, не все исследователи вкладывают в понятие статус - обязанности. Можно сказать еще и о запретах и дозволениях. Пожалуй, все они в совокупности являются способами описания компетен­ ции. Причем запрет является специфичной формой обязанности (например, невозможность Российская газета. 1999. 19 октября;

2000. 1 августа;

2001. 14 февраля.

для субъекта выхода из состава РФ), но ведь в то же время это и обязанность нахождения в составе Федерации, обязанность воздержания от совершения активных действий (в данном случае - обязанность не выходить из состава РФ). Поэтому можно придти к убеждению, что обязанности включают в себя запреты, хотя сами по себе намного шире их.

Основной обязанностью субъектов РФ является соблюдение Конституции РФ и зако­ нов, изданных по предметам исключительного ведения РФ и предметам совместного веде­ ния РФ и ее субъектов. Исходя из этого, ответственность субъектов РФ наступает лишь в случае неисполнения ими федеральной Конституции или федерального законодательства.

Но какую ответственность несут субъекты РФ публичную, правовую, моральную или гражданско-правовую? Любому субъективному праву корреспондирует обязанность, поэто­ му не возникает сомнений в том, что ответственность является составляющей конституци­ онно-правового статуса субъектов РФ, причем ответственность за неисполнение или ненад­ лежащее исполнение обязанностей, которые могут предписываться законом, В Конституци­ ях (Уставах) субъектов предусматривается иногда ответственность только i-лавы исполни­ тельной власти за несоблюдение Конституции РФ и законов РФ.

Действующий ФЗ от 06 октября 1999 года предусматривает ответственность за нару­ шение законодательства субъектов РФ как органов государственной власти и органов мест­ ного самоуправления (ст. 26, 29), так и ответственность должностных лиц (ст. 28, 29-1).' Таким образом, рассмотрев особенности конституционно-правового статуса как Российской Федерации, так и субъектов РФ, не претендуя на окончательность и бесспор­ ность своих позиций, следует резюмировать;

1) Российская Федерация - суверенное, находящееся в стадии развития федеративное госу­ дарство.

2) Россия состоит из несуверенньсс, разностатусных субъектов РФ, которые находятся в ее составе, но не образуют Российскую Федерацию ( ст. 65 Конституции РФ), 3) РФ - конституционная, асимметричная федерация, состоящая из шести типов субъектов.

4) Субъекты России не достигли полного равноправия, что обусловлено их "неравностатус ностью".

5) Понятие " конституционно-правовой статус" охватывает понятия "конституционный" и " правовой " статусы субъектов РФ.

6) Статус субъектов складывается из трех основных составляющих - полномочий (прав и обязанностей), запретов и ответственности, 7) Такие элементы статуса субъекта РФ, как обязанности и ответственность требуют от­ дельного научного осмысления и разработки.

' В зарубежных федерациях такая ответственность существует в разнообразных формах. Среди них можно вьщелить два основных вида ответственности за нарушение федеральной Конституции: ответственность государственных служащих (должностных лиц) субъектов Федерации;

ответственность субъекта Федерации в целом, вплоть до принуждения вооруженным путем.

1.4 Конституционно-правовая модель взаимодействия Российской Федерации и субъектов России А) Понятие, формы, модели и принципы взаимодействия Логика правового регулирования имеет свои этапы, как правило, от абстрактного к конкретному. Государственная политика находит правовое закрепление, но сама по себе не '^ сводится лишь к правовому регулированию, а представляет собой стратегию, где правовое регулирование - лишь одно из ее средств.

«Укрепление молодого российского федерализма, как в политической, так и экономи­ ческих сферах, - справедливо отмечает Л.А. Иванченко, - постоянно связано с необходимо­ стью согласования интересов Центра, субъектов Федерации, местного самоуправления...

Интересы государства, его субъектов диалектически противоречивы. В этом заключается сложность достижения единства их интересов, согласования задач и целей, При этом, госу­ дарственная стратегия должна быть фундаментальной, долгосрочной, свободной от конъ­ юнктуры, ориентированной на обеспечение социальной справедливости, сохранение среды обитания человека».' I Краеугольным камнем нынешней федеральной политики является нахождение опти­ мального баланса отношений между Российской Федерацией и ее субъектами, сочетание мирового опыта построения федеративного государства и учета специфики частей, его со­ ставляющих.

В действительности, проблемы взаимодействия Российской Федерации и ее субъектов становятся ключевыми при рассмотрении правового регулирования федеративных отноше­ ний. Нельзя также не отметить, что на современном этапе развития федеративных отноше­ ний в России есть специфика - их неразвитость для большинства субъектов РФ и договор­ ный характер. Сложившаяся практика заключения договоров между Федерацией и ее субъ­ ектами как бы кто к этому не относился, является реальностью.^ Между тем, любые отношения, как в данном случае отношения между Россией и ее регионами, предполагают взаимность, согласованность сторон. Сторонами в рамках федера­ тивных отношений выступают Российская Федерация и ее субъекты, как правило, в лице их государственных органов.

Можно согласиться с ИМ. Модель в том, что понятие "взаимоотношения" - более широкое, включающее и те сферы отношений, в которых их участники непосредственно не Щ взаимодействуют, но, тем не менее, в силу всеобщей связи, так или иначе находятся в опре­ деленных отношениях.^ ' Иванченко Л.А. Федерализм и стратегия регионального развития // Федералюм власти и власть федерализма.

/ Отв, ред. М.Н. Губогло. М., 1997. С. 210.

^ Сычев А.П. Актуальные вопросы развития Российского федерализма // Там же. С. 226.

^ Модель И.М. Некоторые проблемы к исследованию проблем социального взаимодействия органов государ­ ственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления // Федерализм и децентрализация. Екате­ ринбург, 1998. С. 84, В рамках данного параграфа основной задачей для нас является раскрытие консти­ туционно-правовой модели взаимодействия России и ее субъектов. Определение содержа­ ния таких понятий как "модель", "взаимодействие" и связанной с ними категории "регио­ нальная политика", а также исследование основных направлений взаимодействия, его прин­ ципов и форм, методов, уяснение и изучение тех сфер деятельности, в которых органы госу­ дарственной власти РФ и ее субъектов участвуют и взаимодействуют, где происходят жи­ вые контакты между Центром и регионами. И это заслуживает внимания, тем более что данные аспекты взаимодействия практически не исследованы в науке конституционного права.

Прежде всего, определимся с понятиями и категориями.

Слово "модель" (от франц. - модель, от лат.- мера, образец) в советском энциклопеди­ ческом словаре понимается в нескольких значениях: 1) образец (эталон, стандарт) конструк­ ции;

2) в широком смысле - любой образец, аналог (мысленный или условный), изображе­ ние, описание, схема или чертеж какого-либо объекта, процесса или явления (оригинала мо­ дели), используемый в качестве его повторителя.' В словаре русского языка "взаимный" означает проявляющийся по отношению друг к другу;

обоюдный. Взаимодействие - взаимная связь предметов, явлений;

их обусловленность друг другом;

согласованность действий. Взаимодействовать - действовать согласовано.^ СИ. Ожегов под взаимным понимает общий для обеих сторон, обоюдный;

обуслов­ ленный один другим, связанный один с другим. Взаимодействие - взаимная связь явлений, взаимная поддержка. ^ '# В словаре Даля взаимодействовать означает воздавать, отплачивать, оказывать обрат­ но то же добро и зло, какое от кого принял. Взаимность - отношение взаимное друг другу.

Взаимничать - равное, взаимное действие и отношение.

Взаимодействие - философская категория, отражающая процессы воздействия объек­ тов друг на друга, их взаимную обусловленность и порождение одним объектом другого.

Взаимодействие - объективная и универсальная форма движения, развития, определяет су­ ществование и структурную организацию любой материальной системы,' Анализируя понятие "взаимодействие" нельзя не отметить его процессуальный харак­ тер, так как сама эта категория отражает процесс воздействия объектов друг на друга, их взаимную обусловленность, изменение состояния, взаимопереход. При этом деятельность субъектов должна быть именно взаимная, то есть согласованная, обоюдная, двухсторонняя, а не наоборот.

' Советский энциклопедический словарь, М,, 1980 С, 830, Также см.: Ожегов СИ, Словарь русского языка, /Под ред. Н.Ю. Шведовой, М,, 1989, С,.359;

Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 2. М., 1978. С. 339.

' Словарь русского языка. Т. 1. М., 1981. С. 162, ' Ожегов СИ, Указ, соч. С, 83.

• Даль В. Указ. соч. С. 190.

* ' Советский энциклопедический словарь, М,, 1990. С 217, Взаимодействие может быть непосредственным и опосредованным, внешним и внут­ ренним. Каждая из взаимодействующих сторон выступает как причина другой или как следствие одновременного обратного влияния противоположной стороны.' Взаимодействие между Российской Федерацией и ее субъектами осуществляется в различных сферах. Нас, прежде всего, интересует правовая сфера, те отношения Центра с регионами, которые протекают в рамках правового поля. Причем, нами преследуется цель не вникать в политическую сферу, хотя они (политическая и правовая сферы) взаимосвязаны.

щ «Социальное взаимодействие, - отмечает И.М. Модель, - всегда осуществляется в по­ литическом пространстве, непосредственно или опосредованно влияющем на поведение от­ дельного человека, и социальной или профессиональной группы, и общественных институ­ тов и государственных органов. Этот непреложный факт, не требующий следственной сис­ темы доказательств, открывает перед нами возможность исследовать процесс социального взаимодействия через призму политического подхода».^ Таким образом, взаимодействие можно определить как обоюдную, согласованную форму деятельного проявления человеческих индивидуальных и коллективных сущностных сил.

С учетом специфики нашего исследования необходимо отметить, что взаимодействие бывает горшоитальным (между субъектами РФ) и вертикальным;

непосредственным (на­ пример, Президент - Губернатор края) и опосредованным (Федеральное Собрание - Консти­ туционный Суд РФ - Законодательное Собрание края). Кроме того, нельзя взаимодействие сводить лишь к отношениям между Центром и субъектами РФ. Это только один из его ас­ ^# пектов. Фактически же взаимодействие может осуществляться и в рамках "треугольника" Центр - регионы - территориальные местные образования, и в более широком ракурсе:

Центр - субъекты - местное самоуправление - гражданское общество.

Здесь мы ведем речь о взаимодействии РФ и ее субъектов, хотя фактически будем касаться вопросов взаимодействия в основном между органами государственной власти со­ ответствующего уровня. Ведь помимо органов государственной власти, взаимодействие осуществляется и между общественными объединениями Федерации и регионов, органами местного самоуправления, которые в силу ст. 12 Конституции РФ органами государствами не являются и т. д.

Представляется, что взаимодействие между РФ и ее субъектами должно носить со­ циальную функцию. Именно социальное взаимодействие позволит осуществлять согласо­ ванное, стабильное взаимодействие РФ и регионов, которое является тем механизмом, кото рый обеспечивает гармоничное развитие демократического общества в целом и его отдель­ ных сферах.

В современном российском обществе процесс социального взаимодействия сложен как по вертикали, так и по горизонтали. И это касается взаимодействия, как органов госу­ дарственной власти всех уровней, так и негосударственных органов. Несмотря на принятие ' Философский энциклопедический словарь. М,, 1983 С. 81.

• Модель И.М, Указ. соч. С. 90.

^ ряда имеющих принципиальное значение для упорядочения общественной жизнедеятельно­ сти документов, например, Федеративный Договор, Договор об общественном согласии, за­ ключенный исполнительной властью и субъектами РФ, и воссоздание механизма социаль­ ного взаимодействия в целом идет с большими трудностями. К документам такого рода можно отнести Указ Президента РФ об объявлении 1997 года годом Общественного согла­ сия в России. Изложенное свидетельствует о том, что проблема взаимодействия в современ­ ный период становится все более актуальной.

Представляется, что становлению подлинной демократии в России должно способст­ вовать развитие гражданского общества. Поэтому следует согласиться с А.В. Оболонским о том, что в реальности общество состоит не столько из отдельных индивидов, сколько "из взаимодействия их организованных по интересам объединений, малых и средних социаль­ ных групп и иных естественно складывающихся ассоциаций. И одна из наиболее важных обязанностей государства - обеспечить свободу и безопасность этой плюралистической сис­ темы... Государство не может ни создать гражданское общество, ни тем более дискредити­ ровать его возникновение, подобно тому, что никакая власть сама неспособна превратить поданного в гражданина. Но государство демократическое может и обязано помочь этим процессам ".' Поэтому взаимодействие РФ и ее субъектов является ключевым вопросом в правовом регулировании федеративных отношений и, очевидно, нуждается в отдельном ис­ следовании.

С понятием взаимодействия РФ и ее субъектов созвучно понятие «направлений ре­ гиональной политики».

"# Современная Россия переходит к новому типу федерализма, который функционально отличается как от западных типов, так и от советского. С переходом к новым формам рос­ сийской государственности меняются цели территориальной организации и регионального управления. Исчезают былые механизмы тотального контроля за регионами, создаются ус­ ловия для комплексного саморазвития каждой области. Органы субъектов ищут собствен­ ные модели развития региона.^ Характерно, что в литературе понятия "региональная политика", "регионально экономическая политика" и "социально-экономическая региональная политика" чаще упот­ ребляются как синонимы.

При этом, как замечает Ю.Н. Гладкий, исследователи региональной политики и управления признают, что первая является составной частью национальной политики и ор­ ганично связано с теорией власти.

Энциклопедический словарь определяет региональную политику как направление го­ сударственной деятельности, решающее задачу оптимального сочетания общегосударст ' Оболонский А.В. Государственные институты постсоветской России // Становление конституционного госу­ дарства в посттоталитарной России. Сб. ст. вып. 1 М., 1996. С. 60.

^ Лелявин Д.В, Указ. соч. С. 5.

^ Гладкий Ю.Н., Чистобаев А.И. Основы региональной политики. М., 1998. С. 19-20.

венных целей и интересов с особенностями развития отдельных субъектов федерации, а так же иных государственных образований.' С понятием региональной политики созвучны понятия регионализации - процесса по­ вышения роли регионов в социально-экономической и политической жизни общества и ре­ гионализм как независимое социокультурное и политическое движение, возникшее в Европе и выступаюшее против унификации и необоснованных централистских тенденций в регла­ ментации многих сфер общественной жизни народов и государств.^ В современной действительности регионализм не тождественен процессам дезинте­ грации и интеграции, он предполагает установление баланса между политическим Центром и периферией, между властью государства и правами граждан. Также в политико экономический оборот вводится новый термин "региональная стратегия", употребляемый при рассмотрении одного из аспектов общей стратегии социально-экономического развития (региональный аспект), а также при обосновании принципиальных положений политики ре­ гиональной.'' Региональная политика осуществляется на конституционных принципах, определяю­ щих федеративное устройство России. Она представляет собой комплекс мер, призванных обеспечить, с одной стороны, целостность государства как единого политического, эконо­ мического и правового пространства, а с другой обусловленное необходимостью децентра­ лизации, выравнивание экономических и социальных условий разных регионов, развитие межрегиональных отношений, реализацию возможностей местного самоуправления. Эф­ фективность региональной политики во многом зависит от активного участия самих регио­ нов.

Однако, по нашему мнению, понятие региональной политики необходимо рассматри­ вать в соответствии с действующим законодательством.

В настоящее время в России действуют Основные положения региональной политики в РФ, утвержденные Указом Президента РФ от 03.06.96 г. Под региональной политикой в данном документе понимается система целей и задач органов государственной власти по управлению политическим, экономическим, и социальным развитием регионов страны, а так же механизм их реализации.'* Под регионом в данном документе понимается часть террито­ рии России, обладающая общностью природных, социально-экономических и национально культурных и иных условий. Документ состоит из нескольких разделов:

1. Основные цели региональной политики.

2. Развитие федеративных отношений и роль местного самоуправления.

3. Основные положения региональной экономической политики.

4. Основные положения региональной политики в социальной сфере.

5. Региональные аспекты национально-этнических отношений.

' Конституция РФ. Энциклопедический словарь. С. 242.

" Федерализм. Энциклопедический словарь. С, 199.

^ Там же. С. 200, Российская газета. 1996. 15 июня.

6. Нормативно-Правовая база региональной политики,' Таким образом, вполне очевидно, что вопросы взаимодействия РФ и субъектов РФ и вопросы региональной политики во многом совпадают. Причем Основные положения выде­ лили основные три сферы региональной политики - экономическая политика, политика в социальной сфере и национально-этническая политика.

Принципы и задами взаимодействия т Что касается принципов взаимодействия Российской Федерации и регионов России, то здесь необходимо отметить, что в литературе нет единого мнения по этому вопросу. Го­ воря о принципах, необходимо рассмотреть задачи развития федеративных отношений, оп­ ределенных в Основных положениях региональной политики:

1) защита и обеспечение интересов Российской Федерации в целом, сохранение единства территориальной целостности Российского государства;

2) децентрализация власти, расширение полномочий органов государственной вла­ сти субъектов РФ и повышение степени их ответственности перед населением;

3) выравнивание реальных прав и компетенции субъектов РФ;

4) осуществление мер экономического, административного и правового характера, обеспечивающих самостоятельность регионов;

5) реальное обеспечение действия прав и свобод человека и фажданина на всей тер­ ритории государства;

W 6) четкое определение круга полномочий федеральных органов государственной власти, которые обеспечивают защиту интересов РФ в целом и в то же время не ограничивают самостоятельности субъектов РФ в решении вопросов, отнесенных к их ведению.

Закрепляя в ФЗ от 24.06.99 «О принципах и порядке разграничения предметов веде­ ния и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ» принципы взаимодействия, законодатель определяет следующие:

1) принцип конституционности (ст. 3);

2) принцип верховенства Конституции РФ и федеральных законов (ст.4);

3) принцип равноправия субъектов РФ (ст. 5);

4) принцип недопустимости ущемления прав и интересов субъектов РФ (ст. 6);

5) принцип согласованности интересов РФ и субъектов РФ (ст. 7);

^ 6) принцип добровольности заключения договоров и соглашений (ст. 8);

7) принцип обеспеченности ресурсами (ст.9);

8) принцип гласности (ст. 10).'' ' Российская га юта. 1996. 15 июня " Российская галета. 1996. 15 июня ' Собрание законодательства РФ. 1999. № 26. Ст. 3176.

В целом можно было бы признать данные принципы базовыми, хотя в литературе встречаются и другие. Так, Э.С. Юсубов выделяет принцип демократизма во взаимоотноше­ ниях между Федерацией и ее субъектами.* В свою очередь А. Ковальский выделяет принцип "субсидиарности", суть которого состоит в распределении полномочий между различными уровнями власти таким образом, что в ведении верхних эшелонов власти остаются только те функции, которые они могут выполнять лучше, чем нижние эшелоны. Соединяя полити­ ческие и экономические идеи федерализма, субсидиарность является практическим вопло ^ щением принципа децентрализации и принципа плюрализма в территориальных терминах.^ Нам же представляется, что с учетом уже изложенного можно выделить следующие основные принципы взаимодействия РФ с субъектами РФ:

1. Конституционности и законности.

2. Верховенства Конституции РФ и федерального законодательства.

3. Гласности взаимодействия.

4. Согласованности взаимодействия.

5. Самостоятельности и независимости.

6. Равноправия субъектов и взаимной ответственности участников взаимодействия.

7. Принцип реализации воли и интересов населения соответствующих субъектов.

Остановимся более подробно на каждом из них.

Принцип конституционности и законности. Статья 15 Конституции РФ закрепила ее высшую юридическую силу и прямое действие на всей территории России. Поэтому любое взаимодействие между Россией и регионами должно осуществляться только в рамках кон W ституционного поля и в соответствии с действующим законодательством. Причем, приори­ тет взаимодействия должен первоначально опираться на федеральную Конституцию и уже затем на Федеральные Законы.

Принцип верховенства Конституции РФ и федеральных законов (ст. 4 Конституции РФ) созвучен с первым принципом. Конституция РФ и федеральные законы распространяют свое действие на всю территорию РФ и имеют прямое действие. Субъекты РФ в отношении них не имеют права на: а) ратификацию - внесение разрешения на действие федерального акта в пределах территории субъекта;

б) имплементацию - юридическое распространение федеральных норм на часть своей территории с помощью законодательства субъектов РФ;

в) трансформацию, т.е. преобразование федерального законодательства по образу и подо­ бию собственных законов;

г) нуллификацию - признание необязательности для субъекта федерации соответствующего федерального акта либо запрещения или опротестования его ^* действия.

Вместе с тем данный принцип с учетом положений ст. 73, 76 федеральной Консти­ туции требует уточнения о том, что верховенство федеральных законов по предметам веде ' Юсубов Э.С. Республика - субъект РФ: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Томск, 1997. С. 20.

^ Ковальский А. А. Совершенствование властных отношений между центром и субъектами федерации // Феде­ рализм. 1998. №3. С. 10-14.

Киселева А.В. Принцип федерализма в российской Конституции: Автореферат дис. канд. юрид. наук. Саратов 1996. С. 18.

ния Российской Федерации и совместного ведения России и ее субъектов, поскольку ч, 6 ст.

76 Конституции, закрепляющая приоритет региональных правовых актов по предметам соб­ ственного ведения субъектов РФ в данном случае вступает в противоречие со ст. 4 Консти­ туции России.

Принцип гласности взаимодействия предполагает, что взаимодействие между РФ и ее субъектами не должно носить латентный характер и должно быть известно обществу, а результаты такой деятельности (например, заключенные договоры) должны быть опублико­ ваны. Заметим, что ФЗ от 24.06.99 не предусмотрел официального источника такой публи­ кации.

Принцип согласованности взаимодействия означает, что в идеале вопросы взаимо­ действия должны решаться путем достижения обоюдного согласия сторон. Причем мнение субъектов РФ должно не просто учитываться, а быть в равной мере решающим, то есть, должно быть согласование как интересов Федерации, так и субъектов РФ.

Принцип самостоятельности и независимости также согласуется с предыдущими.

При осуществлении взаимодействия в различных сферах стороны должны обладать относи­ тельной самостоятельностью и независимостью в пределах, установленных Конституцией России. При этом Федерация не должна оказывать давление на регионы, как и регионы не должны "злоупотреблять" своим привилегированным положением.

Принцип равноправия является одним из ключевых. Представляется, что всем субъектам РФ должны быть предоставлены равные возможности в сфере взаимодействия с Центром (ч. 4 ст. 5 Конституции РФ). При этом заключение договоров с одними субъектами не должно ущемлять интересов других регионов.

Принцип реализации воли и интересов населения соответствующих регионов также должен учитываться и является немаловажными. Каждый субъект РФ представляет интере­ сы своего народа, имеющего свою историческую и национальную специфику. Мнение насе­ ления при организации взаимодействия не может игнорироваться.

Формы и модели взаимодействия В научной литературе выделяются разнообразные модели взаимоотношений Федера­ ции с ее составными частями. При этом взаимоотношения федеральных органов государст­ венной власти и региональных органов государственной власти должны строиться на осно­ вании тех принципов, которые заложены федеральным Центром. Но в то же время во взаи­ моотношениях должна соблюдаться взаимосогласованность, но Центр в этих отношениях должен быть «первым среди равньпс». Данное соображение подтверждается высказыванием главы государства в Послании Федеральному Собранию, где отмечается, что нам ни в коем случае нельзя ослабить властные полномочия региональной власти. Это звено, на которое не может не отираться федеральная власть. ' ' Путин В.В. Какую Россию мы строим. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации 8 июля 2000 года // Российская газета. 2000. 11 июля.

Выделяют три формы взаимоотношений между субъектами РФ и органами местного самоуправления, исходя из степени взаимной активности сторон:

1. Активный центр, 2. Паритетное равенство, 3. А ктивные субъекты РФ.' С учетом данной классификации можно предложить аналогичные формы взаимодей­ ствия России с ее субъектами, исходя из степени активности и объема компетенции участни­ ков:

1) Взаимодействие при активном центре (законодательное определение федеративных отношений, контроль Центра). Все вопросы регулируются только на законодатель­ ном уровне, инициатива в регулировании принадлежит Федерации, роль субъектов сводится к детализации и воплощению в жизнь обозначенных Центром приоритетов.

2) Паритетное сотрудничество (сотрудничество на равных основаниях, в том числе договорный процесс) При всех недостатках сложившуюся договорную практику в сфере федеративных отношений в России нельзя не принимать. При такой форме Центр и субъекты становятся партнерами с наличием и реализацией собственных ин­ тересов каждого в согласованной форме - договора;

3) Взаимодействие с активной ролью субъектов (участие в федеральном законода­ тельном процессе). Основная часть законодательной инициативы, правотворчества в рамках совместной компетенции и собственной опирается на субъекты России.

Именно они должны инициировать такую форму взаимодействия.

В зависимости от органов, осуществляющих взаимодействие между Россией и ее субъектами, можно выделить:

1) взаимодействие органов общей компетенции (Общие вопросы взаимодействия) (на­ пример, Президент РФ - Губернатор области;

Государственная Дума ФС РФ - Обла­ стная Дума);

здесь может вьщелить взаимодействие с участием окружных органов власти (Министр внутренних дел России- глава МВД федерального округа - на­ чальник ГУВД области);

2) взаимодействие органов межотраслевой компетенции (Министерство образования Российской Федерации - Управление образования субъекта РФ);

3) взаимодействие органов отраслевой компетенции (МВД РФ - ГУВД области, Мин­ юст РФ - Управление юстиции края и др.).

По степени непосредственности воздействия органов, осуществляющих взаимодействие:

1) Прямое взаимодействие (Президент России - Губернатор края);

2) Косвенное взаимодействие. Отличается тем, что в контакте задействован дополни­ тельный орган, проверяющий правильность процедуры или разрешающий спор (Пре­ зидент РФ - Конституционный Суд России - законодательный орган субъекта РФ);

См. подробнее: Соломка Н.И. Взаимоотношение органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления.: Автореф. дне. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2000. С. 15-16.

3) Промежуточное взаимодействие. Предполагает наличие третьего органа, который выступает промежуточным звеном, решающим менее значимые вопросы и он отли­ чен тем, что в некоторых формах он может миноваться, чего не может произойти при косвенном взаимодействии (Президент РФ - Полномочный представитель Президен­ та в федеральном округе - Председатель Правительства республики в составе Рос­ сийской Федерации).

Говоря о моделях взаимодействия необходимо отметить, что в литературе выделяет­ ся несколько классификаций. Так, А.Черкасов выделяет следующие модели взаимоотноше­ ний: Агентская модель (наделение органов местного самоуправления отдельными полномо­ чиями). В рамках этой модели отношения между центральными и местными властями рас­ сматриваются как отношения агента и принципала, то есть акцент делается на главенствую­ щую роль Центра в отношениях с местным управлением. Модель партнерства ~ заключение договоров и соглашений. Такая модель рассматривает отношения местных и центральных властей как отношения партнеров, преследующих общие цели и оказывающих услуги насе­ лению. ' Однако в последнее время в научной литературе выделяется новая модель взаимоот­ ношений центральных и местных властей, в основе которой лежит «концепция взаимозави­ симости». Одним из основоположников данной модели является британский ученый Р. Роде, считающий, что отношения центральных и местных органов характеризуются как некоторой степенью их независимости, так и взаимозависимостью и определяются реальным властным потенциалом сторон, имеющимися в их распоряжении ресурсами и средствами давления.^ # Хотя в научной литературе имеют место различные подходы к анализу взаимоотно­ шений центральных и местных органов, необходимость эффективного контроля центра над местным управлением обычно не подвергается сомнению. Такая необходимость обосновы­ вается, в частности, тем, что «многие функции, осуществляемые местными властями, по сво­ ей сути носят общенациональный характер, и поэтому необходимо поддерживать хотя бы некоторые минимальные стандарты их реализации»,^ При этом нельзя воспринимать все мо­ дели негативно. Модели децентрализации публичной власти соответствуют потребностям общества.

Данные группировки моделей относятся к местному уровню, однако они имеют зна­ чение в оперативной практике взаимодействия на федеральном уровне.

Говоря о взаимодействии между Российской Федерацией и субъектами РФ, мы мо­ жем вьщелить авторскую концепцию общих моделей взаимодействия (отойдя от юридиче­ ских классификаций).

1. Благоприятные. При такой модели субъект РФ занимает особый статус, он не просто приближен к Центру, но и пользуется его первоочередным покровительством и обеспе ' Черкасов А. Сравнительное местное управление: теория и практика. М. 1998. С. 115.

^ Rhodes R.A.W. Control and Ролуег in Central-Local Government Relations. Farnborough, 1981. P.97-108.

^ Byrne T. Local Government in Britain. L., 1994. P. 363, чением. Договора может и отсутствовать, власти находят взаимопонимание по т.н. «те­ лефонному праву» (Москва) 2. Относительно-благополучные. При такой модели имеется договор субъекта с Центром, по основным направлениям достигнуто согласие, субъект РФ не ущемлен в своих правах, по сравнению с остальными субъектами он находится в привилегированном или равном поло­ жении (например. Свердловская область, хотя область выражает недовольство по бюджет­ ным вопросам, Санкт-Петербург, Тюменская область и др.).

т 3. Нейтральные (дистанционные). Договор с Центром может и быть в наличии, может и отсутствовать. По многим вопросам субъект не находит с Центром взаимопонимания, в то же время согласованно решая некоторые из них. Имеются противоречия между региональ­ ным и федеральным законодательством. Отношения строятся по принципу: «Мы вас не тро­ гаем и вы нас не тревожьте» (например, Татарстан, Бурятия, Тыва и т.д.).

4. Напряженные. Субъект России во многом не соблюдает федеральную Конституцию и за­ конодательство, отношения находятся на стадии предвоенной, велика опасность вооружен­ ного принуждения (Дагестан).

5. Открыто-конфликтные. Субъект РФ не признает верховенства Конституции РФ и не считает себя составной частью Федерации. Договор с Центром может быть заключен, но он не решает многих вопросов. Отношения выходят за рамки правовых и носят открытый, во­ енный характер (Чеченская республика).

Б) Основные направления взаимодействия Взаимодействие осуществляется в различных сферах, в том числе и правовой.

В соответствии с Основными положениями региональной политики в РФ региональ­ ная политика осуществляется :

1. в сфере экономической политики;

2. социальной политики;

3. региональных аспектов национально-этнических отношений.' На самом деле данные сферы можно признать стратегическими, поскольку они охва­ тывают наиболее важные аспекты взаимодействия РФ и субъектов РФ.

При этом Основные положения определяют в конкретных направлениях, цели и зада­ чи такой политики.

Что касается экономической политики, то главная цель предстоящего десятилетия стабилизация производства, возобновление экономического роста в каждом из регионов России, повышение на этой основе уровня жизни населения, создание научно-технических предпосылок укрепления позиций РФ в мире.

Далее Основные положения ставят перед органами государственной власти РФ и ор ганами государственной власти регионов конкретные задачи, что требует совершенствова ' Российская газета. 1996. 15 июня Там же.

ния механизма реализации региональной экономической политики и называют такие мето­ ды и формы государственного воздействия, как прогнозирование и программирование.

Особое место занимает региональная политика в социальной сфере. Положения аде­ кватно отражают особенности процессов, направленных на создание равных условий для социального развития населения всех регионов РФ и предотвращение возникновения оча­ гов социальной напряженности.

Большинство вопросов развития образования, здравоохранения и культуры, жилищ­ ного и коммунального хозяйства, социально-бытового обслуживания населения... - гово­ рится в данном документе, - должны решаться на уровне органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления. В решении же крупных и острых соци­ альных проблем требуется участие федеральных органов государственной власти.' Далее региональная социальная политика подразделяется на три вида: в области по­ вышения уровня жизни населения;

региональная политика в сфере занятости;

региональная политика в сфере обеспечения экологической безопасности.

Уделяя внимание национально-этническим отношениям в России, Основные положе­ ния опираются на то, что Россия является многонациональным государством, состоящим из множества народов. Под национальной политикой в Положениях понимается система мер, направленных на обновление и дальнейшее эволюционное развитие национальной жизни всех народов России в рамках федеративного государства, а также на создание равноправных отношений между народами страны, формирование демократических механизмов разре­ шения национальных и межнациональных проблем.

# Кроме того, направления взаимодействия России ее субъектов необходимо классифи­ цировать в соответствии с принципом разделения властей на законодательную, исполни­ тельную и судебную (ст. 10 Конституции).

ВзаимодеИствие в сфере исполнительной власти Органы исполнительной власти России и ее субъектов могут по согласованию пере­ давать друг другу осуществление части своих полномочий (ч. 2, 3 ст. 78 Конституции РФ), а Россия вправе делегировать часть своих полномочий международным межгосударственным объединениям (ст. 79). Так, в сфере исполнительной власти осуществляется взаимодействие между Президентом РФ и главами исполнительной власти субъектов РФ, или Правительст­ вом России и органами исполнительной власти субъектов РФ.

В соответствии со ст. 85 Конституции РФ Президент РФ является арбитром при раз­ решении споров и разногласий между органами государственной власти РФ и ее субъектов, В случае недостижения согласованного решения он может передать разрешение спора на рассмотрение соответствующего суда. Часть 2 ст. 85 федеральной Конституции наделяет Президента РФ правом приостанавливать действия актов органов исполнительной власти субъектов РФ в случае противоречия этих актов Конституции РФ и федеральным законам.

' Российская газета. 1996. 15 июня.

международным обязательствам РФ или нарушения прав и свобод человека и гражданина до решения этого вопроса соответствующим судом.

В целях реализации конституционньгк полномочий Президента РФ по обеспечению соответствия Конституций, Уставов и иных нормативно-правовых актов субъектов РФ Кон­ ституции России и федеральным законам. Указом Президента РФ от 03.12.94 г"0 мерах по совершенствованию юридического обеспечения деятельности Президента РФ" и Постанов­ лением Правительства РФ от 03.06.95 г. "О дополнительных функциях Министерства юсти Щ ции РФ" на Министерство юстиции РФ возложено проведение юридической экспертизы нормативно-правовых актов, принимаемых в субъектах РФ.

Как показывает практика проведения данной экспертизы, наиболее типичными не­ достатками в нормотворческой деятельности субъектов РФ является:

- издание субъектами РФ правовых актов по предметам ведения РФ в нарушение ст.

71, 72, 76 Конституции РФ;

- искажение в правовых актах субъектов РФ смысла федеральных законов или пе­ реписывание их " с поправками";

- издание актов, в которых представительные и исполнительные органы государст­ венной власти нарушают конституционный принцип разделения властей (что характерно для Уставов ряда регионов);

- установление положений, ограничивающих закрепленные Конституцией РФ и фе­ деральным законами права и свободы человека и гражданина;

- недостатки в юридической технике, которые приводят к многочисленным противо речиям между правовыми актами субъектов РФ, Конст1П'уцией РФ и федеральными закона­ ми.' Говоря об аспектах взаимоотношений федерального Центра и субъектов РФ в сфере исполнительной власти, необходимо более подробно остановиться на взаимодействии Пре­ зидента России и глав исполнительной власти субъектов РФ.

Часть 2 статьи 85 федеральной Конституции предусматривает право Президента РФ приостанавливать действия актов органов исполнительной субъектов РФ в случае их про­ тиворечия Конституции РФ и федеральным законам, международным обязательствам Рос­ сии или нарушения прав и свобод человека и гражданина до решения этого вопроса соот­ ветствующим судом. Положение о том, что Президент РФ вправе приостанавливать дейст­ вие акта высшего должностного лица субъекта РФ, а также действие акта органа исполни­ тельной власти субъекта РФ в случае их противоречия Конституции РФ закрепляет ст. 29 ^ -ф! ФЗ от 06.10.99 «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти в субъектах РФ». Данное право Президен­ та России вытекает из его статуса гаранта Конституции, прав и свобод человека и граждани ' в этой связи своевременным след'ет признать Указ Президента РФ от 10 августа 2000года«О дополнитель­ ных мерах по обеспечению единства правового пространства РФ» // Российская газета. 2000. 16 августа.


" Российская газета. 1999. 19 октября. 2000, 1 августа;

2001. 14 февраля.

на (ч. 2 ст. 80), из принципов единства системы государственной (ч. 3 ст. 5) и единства сис­ темы исполнительной власти (ч. 2 ст. 77).

Однако названная норма не гарантирует субъектам РФ той степени самостоятельно­ сти, которая фиксируются в других положениях Основного Закона. Дело в том, что ч. 2 ст. Конституции РФ устанавливает единую систему исполнительной власти лишь в пределах ведения РФ и полномочий РФ по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов. Из этого следует, что Президент вправе реализовывать свои полномочия лишь в указанных ш пределах, тогда как часть 2 ст. 85 значительно их расширяет.

Поскольку в рассматриваемой норме говорится о возможности главы государства приостанавливать действия актов исполнительной власти субъектов РФ в случае их проти­ воречия не только Конституции РФ, но и федеральным законам, то не исключена возмож­ ность нарушения Президентом прав того или иного региона при принятии закона по вопро­ сам собственного ведения субъектов РФ. Однако согласно части 4 и 6 ст. 76 федеральной Конституции в случае противоречия между федеральным законам и нормативно-правовым актом субъекта РФ, изданным в пределах его ведения, действует нормативно-правовой акт субъекта РФ.

Таким образом, федеральная Конституция, как убедительно подчеркивает М.С. Сали ков, оставляет место для вольного и невольного произвола по отношению к субъектам Фе­ дерации.' Пожалуй, можно согласиться с идеей ученого рекомендовать изъять из ст. 85 ч. 2, оставив лишь часть 1, предусматривающую возможность использования Президентом со­ гласительных процедур для разрешения разногласий между федеральными и региональны "^ ми государственными оргнами.^ В то же время, можно предложить более «гибкий» путь, пу­ тем редакции ст. 85 ч. 2, исключив из нее полбжения о несоответствии федеральным зако­ нам.

Однако взаимодействие в сфере исполнительной власти осуществляется не только между Президентом РФ и главами регионов, но и между другими органами государственной власти субъектов РФ. Здесь определенный интерес вызывает место и роль института полно­ мочных представителей Президента РФ в федеральных округах, заменивших полпредов в регионах. Причем, не вызывает сомнений, что отношения между полномочными представи­ телями Президента РФ и регионами являются федеративными, поскольку иными они будут лишь в том случае, если полномочные представители не будут отнесены ни к Федерации, ни к ее субъектам. Представляя интересы главы Российского федеративного государства в субъ­ ектах (группе субъектов - федеральных округах) - составных частях Федерации - полно •* мочные представители Президента РФ, безусловно, участвуют в федеративных отношениях.

Важным конституционным полномочием Президента РФ является назначение и осво­ бождение полномочных представителей Президента в регионах России (в силу пункта "к" ст.

83 Конституции РФ). Статус института полномочных представителей Президента РФ в ре Саликов М.С. Реформирование государственного устройства РФ // Проблемы науки конституционного пра­ ва... С. 209.

- Там же. С. 209.

гионах РФ до недавнего времени регулировался Указом Президента РФ "О полномочном представителе Президента в регионе РФ" и Положением о полномочном представителе Пре­ зидента РФ в регионе РФ.' Определенный общественный резонанс вызвал новый Указ Президента РФ № 849 от 13 мая 2000 года о полномочном представителе Президента в федеральном округе, преобра­ зовавший институт полномочных представителей Президента РФ в регионах на обозначен ный. в этом решении главы государства многие ученые и политики признают первый шаг Президента РФ на пути реформирования нашей Федерации.^ Действующая Конституция не ограничивает Президента РФ в рамках назначения сво­ их полномочных представителей. Если ранее институт полномочных представителей был учрежден почти в каждом регионе и главе государства приходилось контактировать более чем с 80-ми полномочными представителями, то теперь вся территория России условно раз­ делена на семь федеральных округов. Таким образом. Президенту предоставляется возмож­ ным более эффективно осуществлять взаимодействие через своих представителей в группе регионов. При этом было бы неверным считать данный Указ направленным на изменение государственно-территориального устройства РФ. В действительности он нацелен на укре­ пление вертикали исполнительной власти в РФ, что сообразно ч. 2 ст. 77 и ст. 78 федераль­ ной Конституции. Например, в Положении закрепляется, что полномочный представитель в федеральном округе взаимодействует с органами государственной власти, «находящимися в пределах федерального округа», а не в его составе, что было бы уже неверным.

Вместе с тем, нельзя не заметить того, что введение института полномочного пред­ ставителя Президента РФ в федеральном округе отдалит регионы от центра, вводит проме­ жуточное звено. Это выразится в том, что лидеры регионов во многом лишатся возможности прямого выхода на главу государства, взаимодействие между ними будет в большей мере опосредованным, в то время как решение ряда ключевых вопросов требует прямого (непо­ средственного) взаимодействия глав регионов с Президентом России. Поэтому, ограничение такой возможности прямого контактирования с точки зрения интересов субъектов РФ путем введения промежуточного звена между субъектами и Центром вряд ли можно признать пра­ вильным. С другой стороны, эффективность работы главы государства, вполне очевидно, что должна повысится.

Основные задачи полномочного представителя Президента РФ в федеральном округе определены в ч. 2 Положения - это организация в соответствующем федеральном округе работы по реализации органами государственной власти основных направлений внутренней и внешней политики государства;

организация контроля за исполнением в федеральном ок ' Указ Президента РФ от 09 июля 1997 г. // Собрание законодательства РФ. 1997. № 28. Ст. 3421.

' Указ Президента РФ от 13 мая 2000 (в ред. Указов Президента РФ от 21 июня 2000 г.;

9 сентября 2000 г.;

января 2001 г.) // Российскаягазета.2000. 16 мая;

2000. 24 шоня. 2000. 12 секгября;

2001, 31 января.

Так же принимаются акты и во исполнение данного Указа См.: Постановление Правительства Российской Фе­ дерации от 12 августа 2000 года № 592 «О взаимодействии Правительства РФ и федеральных органов исполни­ тельной власти с полномочными представителями Президента РФ в федеральны.х округах и схеме размещение территориальных органов федеральных органов исполнительной власти» // Российская газета. 2000. 16 августа.

" См.: Лысенко В.Н. История повторяется трижды // Российская газета. 2000, 16 мая.

^ руге решений федеральных органов государственной власти;

обеспечение кадровой полити­ ки Президента РФ;

представление главе государства регулярных докладов об обеспечении национальной безопасности в федеральном округе, а так же социальном, политическом, эко­ номическом положении в нем. Однако полномочный представитель не вправе вмешиваться в оперативную деятельность органов исполнительной власти, объединений, организаций, из­ давать решения, обязательные для исполнения. Глава 3 определят функции полномочного представителя, которые в основном носят представительский характер.

Несмотря на внешне большой объем функций полномочного представителя Прези­ дента РФ в федеральном округе (глава 3 Положения о полномочном представителе Прези­ дента РФ в федеральном округе), на практике он обладает лишь двумя реальными механиз­ мами контроля за деятельностью территориальных органов федеральных органов исполни­ тельной власти: он участвует в работе региональных коллегий органов исполнительной власти и согласовывает кандидатуры для назначения на должность руководителя террито­ риальных органов исгюлнительной власти, а так же согласовывает направляемые в феде­ ральные органы исполнительной власти представления о награждении государственными наградами, объявлении почетных званий и организует контроль за исполнением федераль­ ных законов и иного федерального законодательства. Все иные функции полномочного представителя во многом носят представительно-декларативный характер;

контрольные функции полномочного представителя Президента в федеральном округе (контроль за соот­ ветствием нормативных актов субъектов Федерации федеральному законодательству) также недостаточно регламентированы в законодательстве РФ и во многом пересекаются с функ­ ф циями иных органов государственной власти. Поэтому, функции полномочного представи­ теля должны получить более четкую правовую регламентацию на более высоком юридиче­ ском уровне - в Федеральном законе.' Кроме того, законодательством не урегулирован вопрос о том, на каких условиях осуществляется взаимодействие полномочного представителя Президента РФ в федераль­ ном округе РФ с органами исполнительной власти субъекта РФ. Нормы указанного Поло­ жения представляются недостаточными, В законодательстве РФ следует так же решить вопрос и о более высоком уровне пра­ вовой защиты полномочного представителя Президента РФ в федеральном округе (так, в главе 7 Положения 1997 года (главы 1-5 признаны недействующими, следовательно, в ос­ тальной части оно действует) указано, что полномочный представитель несет персональную ответственность перед главой государства за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей;


в случае утраты доверия полномочный представитель может быть досрочно освобожден от должности. В отечественном законодательстве следует на уровне федеральных органов закрепить статус полномочных представителей Президента ' Вместе с тем, на одном из совещаний Президента РФ с полномочными представкгелями в федеральных окру­ гах было предложено расширить полномочия последних, в частности, в сфере контроля за финансовыми пото­ ками. На практике же сегодня полпреды сосредоточили свою деятельность в приведении в соответствии с фе­ деральным регионального законодательства (яркий пример конфликт в Уральском федеральном округе).

в федеральном округе РФ, парламенте страны, так как норма п. "к" ст. 83 Конституции, не­ сомненно, нуждается в развитии (предложения см. в приложении).

Еще одной важной проблемой взаимоотношений Президента РФ и органов государст­ венной власти субъектов РФ является трактовка части 4 ст. 78 Конституции РФ, где указано, что Президент РФ и Правительство РФ обеспечивают в соответствии с Конституцией осу­ ществление полномочий федеральной государственной власти на всей территории РФ.

Федеральная Конституция содержит целый ряд институтов и правовых процедур, ко­ т торые призваны обеспечить осуществление полномочий федеральной государственной вла­ сти:

1) институт полномочных представителей Президента РФ;

2) применение согласительных процедур в силу ч. 1 ст. 85 Конституции;

3) приостановление действия нормативных актов органов исполнительной власти субъектов РФ в случае их противоречия федеральному законодательству или на­ рушении прав и свобод человека и гражданина до решения этого вопроса судом;

4) введение чрезвычайного положения на всей территории России или ее части с не­ замедлительным сообщением об этом представительному органу страны - в силу ст. 88 Основного закона.

Несомненно, что в сфере взаимодействия органов исполнительной власти РФ и ее субъектов существует и ряд других проблем. Например, до недавнего времени был актуаль­ ным спор о необходимости назначаемости губернаторов Президентом РФ. Однако указан­ ный ФЗ от 06.10.99 решил и эту проблему, закрепив принцип выборности главы исполни тельной власти субъекта РФ.' Негативной оценке подлежат предложения ряда политиков и ученых вернуться к назначаемости губернаторов, что будет не демократично.

В своем Послании Федеральному Собранию В.В. Путин отметил, «мотором нашей политики должны стать инициативные и ответственные федеральные органы исполнитель­ ной власти. В основе их полномочий - конституционный долг обеспечить прочность испол­ нительной власти, общегосударственный мандат доверия, полученный в результате демокра­ тических выборов Президента».^ Поэтому нельзя оставить без внимания в данном контексте проблему укрепления ис­ полнительной власти в Российской Федерации, вызвавшею определенный общественный ре­ зонанс и не перестающею утрачивать своей актуальности.

Особое место занимает проблема, связанная с принятием нового ФЗ от 8 августа 2000 года «О порядке формирования Совета Федерации».•* В законе кардинально изменен ф! порядок формирования Совета Федерации Федерального Собрания России. В целом концеп­ ция закона приемлема, поскольку не вызывает сомнений необходимость повышения профес­ сионализма Совета Федерации и закон содержит в себе целый комплекс мероприятий, на­ правленных на достижение этой цели.

' Российская газета. 1999. 19 октября, ^ Путин В.В. Какую Россию мы строим. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации 8 июля 2000 года // Российская гачста. 2000. 11 июля.

^ См.;

Российская гачета. 2000. 8 августа.

Статья 2 закона устанавливает, что представитель от законодательной власти субъек­ та Федерации избирается в состав Совета Федерации представительным органом государст­ венной власти субъекта России. Причем, представитель от законодательной власти предлага­ ется Председателем соответствующего регионального парламента (ст. 3).

Представитель в Совете Федерации от исполнительной власти в соответствии со ст. Закона назначается главой исполнительной власти на срок его полномочий, хотя в проекте предлагалось избрание его законодательным органом по представлению главы региона, что противоречило бы положениям ст.ст. 10, 95 Конституции РФ и принципу разделения вла­ стей. Тем не менее, законодатель нашел разумный выход, закрепив в ст. 5 ФЗ положение о том, что Указ (Постановление) высшего должностного лица субъекта Федерации о назначе­ нии своего представителя в Совете Федерации направляется в 3-дневый срок в законода­ тельный орган соответствующего субъекта РФ. При условии, если две три от общего числа депутатов парламента субъекта России не проголосуют против назначения данного предста­ вителя в Совете Федерации, то упомянутый акт главы субъекта Федерации вступает в силу, после чего не позднее пяти дней направляется в Совет Федерации, Полномочия' члена Совета Федерации начинаются со дня вступления в силу решения о его избрании (назначении) и прекращаются с момента избрания (назначения) нового члена Совета Федерации (ст.9).Федеральный закон установил срок - до 1 января 2002 года - в тече­ ние которого должно быть завершена постепенная ротация (обновление) верхней палаты парламента (ст. 11). ФЗ от 1995 года «О порядке формирования Совета Федерации» признан утратившим силу. Таким образом, был достигнут компромисс между парламентариями по Ш поводу принятия данного закона, обсуждение которого прошло не бесследно для россиян.

Взаимодействия РФ и субъектов РФ в сфере законодательное власти В первую очередь необходимо отметить нерасторопность федерального законодателя.

Так, в самой Конституции РФ предусмотрен ряд актов, которые до сих пор не приняты в данном направлении, что негативно сказывается на работе всего механизма федеративного устройства. Среди них федеральный конституционный закон о принятии в РФ и образовании в ее составе нового субъекта, федеральный закон об отношениях автономных округов, вхо­ дящих в состав края или области, о настоятельной необходимости которого говорилось в определении Конституционного Суда РФ от 17.07.96,' Здесь уместно напомнить о проблеме несоответствия регионального законодатель­ ства Конституции РФ и федеральному законодательству.

Щ В настоящее время приняты Конституции почти во всех республиках в составе РФ и практически во всех из них (по крайней мере, в большинстве из них) установлено, что они являются суверенными государствами, что противоречит ст. 5 Конституции России и право­ вой позиции Конституционного Суда России.*^ ' Вестник Конституционного суда РФ. 1996. № 4. Цит. по: Саликов М.С. Указ. соч. С. 543.

^ Подробнее см.: Постановление Конституционного Суда РФ от 7 июня 2000 года и Определение Конституци­ онного Суда РФ от 27 июня 2000 года // Российская газета. 2000. 21 июня и 25 июля., а также параграф 3 на­ стоящей диссертации.

в ряде конституций и уставов (Алтайского края, Свердловской области. Ненецкого и Ханты-Мансийского автономных округов и др.) в их ведении закреплены вопросы финансо­ вого, валютного, кредитно-денежного таможенного регулирования, что противоречит пункту «ж» ст. 71 Конституции РФ.

В Уставе Курской области так же имелись противоречия с пунктом «о» ст. 71 Консти­ туции РФ, относящим уголовное и гражданское законодательство к ведению РФ (п. 2 ст. Устава) в части возможности установления уголовной ответственности законодательством области. В Уставе Ненецкого автономного округа административное, жилищное, земельное, водное, лесное и иное законодательство было отнесено к ведению округа, что противоречит пункту «к » ч. 1 ст. 72 Конституции РФ, в соответствии с которой эти вопросы находятся в совместном ведении Федерации и ее субъектов.

В нарушении п. «в» ст. 71 Конституции РФ субъектами РФ регулируется порядок пребывания иностранных граждан на их территории (Конституции Республики Карелия, Ты­ ва, Башкорстан и др.).

Кроме того, в Уставах Свердловской (ст. 41), Воронежской (ст. 29), Самарской (ст.

25) и ряде других регионов в ведении законодательных органов закреплена дача согласия на назначение руководителей управлений внутренних дел, финансов, социальной защиты и комитета по управлению государственным имуществом, что противоречит ч.1 ст. 78 Кон­ ституции РФ и Постановлению Конституционного Суда от 01,02,96 г., в соответствии с ко­ торым, руководители областных органов (управлений) финансами и социальной защиты населения назначаются главой администрации, а руководители УВД, юстиции, комитета по управлению имуществом области назначаются соответствующим Министром МВД, МЮ РФ, Председателем Госкомимущества России по согласованию с главой исполнительной власти.' Указанные несоответствия и противоречия Конституции РФ и федеральным зако­ нам, носят общий характер так как есть масса и других примеров.

Выще мы уже затронули проблемы «опережающего» законодательства субъектов РФ и выразили свою позицию в том, что региональное законодательство должно быть в основ­ ном «последующим», после принятия соответствующих федеральных законов по конкрет­ ным вопросам.

Тем не менее, часть 2 ст. 12 ФЗ от 24.06.99 «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ» гласит: «До принятия федеральных законов по во­ просам, отнесенным к предметам совместного ведения, субъекты РФ вправе осуществлять по таким вопросам собственное правовое регулирование. После принятия соответствующего федерального закона законы и иные нормативно-правовые акты субъектов РФ приводятся в соответствие с принятым федеральным законом».^ ' Постановление Конституционного Суда РФ от 01.02,96 г. по делу о проверки конституционности рада поло­ жений Устава-Основного Закона Читинской области //Вестник Конституционного Суда РФ. 1996. № 1, " Собрание законодательства РФ. 1999. № 26, Ст. 3176.

Таким образом, законодатель закрепил право регионов на «опережающее» законода­ тельство, которое иногда в действительности оправданно и необходимо. Однако представля­ ется, что данные факты не должны быть правилом, а должны бьп^ь пусть не редкими, но ис­ ключениями из него.

Что касается федерального законодательного процесса, то здесь следует подчеркнуть, что в соответствии со ст. 13 указанного Федерального закона, проекты федеральных законов по предметам совместного ведения согласовываются с органами государственной власти субъектов РФ, что свидетельствует о соответствующем взаимодействии РФ и субъектов РФ в области законодательного процесса. Согласно данной нормы, проекты федеральных зако­ нов по предметам совместного ведения после их внесения в Государственную Думу субъек­ тами права законодательной инициативы, а так же после их принятия Государственной Ду­ мой в первом чтении подлежат направлению в органы государственной власти субъектов РФ для возможного внесения предложений и замечаний в месячный срок. При этом до истече­ ния указанного срока рассмотрение законопроекта во втором чтении не допускается.

К тому же, законотворческий процесс в сфере региональной политики, - подчеркива­ ется в Основных положениях региональной политики в РФ, - должен быть направлен на гар­ монизацию отношений между федеральным центром и субъектами РФ. Конституция РФ создает для этого необходимые предпосылки, являясь основой для разработки механизма ре­ гулирования федеративных отношений. ^ Конституционным базисом построения правового пространства и законотворчества является установление Конституцией РФ разделения компетенции законодателей всех уров­ ней на три сферы.

Первая сфера исключительной компетенции Федерации, границы которой закреплены ст. 71 федеральной Конституции.

Вторая сфера посвящена совместной компетенции России и ее субъектов, ее рамки очерчены ст. 72 Конституции РФ. Перечень вопросов, образующих эту сферу так же являет­ ся исчерпывающим.

Третья сфера - остаточная компетенция субъектов РФ. Согласно ст. 73 Конституции границы этого пространства устанавливаются следующим образом: «Вне пределов ведения РФ и полномочий РФ по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов субъекты РФ обладаю всей полнотой государственной власти».

Таким образом, структура правового пространства РФ образуется из федеральных конституционных законов и федеральных законов, а структура правового пространства каж­ дого региона образуется из двух составляющих: законов, принимаемых федеральным зако­ нодателем, и законов (нормативно-правовых актов), принимаемых региональным законода­ тельным органом.

И те, и другие - законы прямого действия равной юридической силы, регулирующие общественные отношения каждый в своей сфере, без какого-либо иерархического противо­ стояния. Противостояние законов возможно лишь, когда один законодатель внедряется ' Российская газета. 1996. 15 июня.

(вторгается) в предмет ведения другого законодателя. При этом речь идет о возможной кол­ лизии норм федерального законодательства и законодательства субъекта РФ лишь в право­ вом пространстве этого субъекта Федерации.

Конституция России жестко обозначила круг вопросов, регулируемых на федераль­ ном уровне, закрепив исчерпывающие перечень вопросов, отнесенных к ведению РФ и со­ вместному ведению РФ и субъектов РФ.

Предмет же ведения субъектов РФ, установленный Конституцией РФ весьма широко и неопределенно по принципу « все, кроме...» предоставляет максимальную свободу для их законного правотворчества.

Кроме того, установленные в частях 5 и 6 ст. 76 Российской Конституции принципы соотношения федеральных законов и законов субъектов России юридически закрепили кон­ куренцию юридической силы федеральных законов и законов регионов, когда они изданы субъектом законодательной деятельности в пределах его компетенции. Иными словами, федеральные законы, принятые в соответствии с ч. 1 и 2 ст. 76 Коист1пуции России (по во­ просам, находящимся в ведении РФ), обладают такой же высшею юридической силой, кото­ рой обладают нормативно-правовые акты субъектов РФ, принятые в соответствии с ч. 4 ст.

76 федеральной Конституции (по вопросам, находящимся в ведении субъекта РФ). Более то­ го, установлено, что в случае противоречия между федеральным законом и нормативно правовым актом субъекта РФ, изданным в соответствии ч. 4 ст. 76 Конституции РФ, дейст­ вует нормативно-правовой акт субъекта Федерации (ч. 6 ст. 76 Конституции РФ).

Также немаловажно, что конфигурация правового пространства то есть совокупность законов и нормативно-правовых актов, образующих правовое пространство каждого кон­ кретного региона, сугубо индивидуальна и не совпадает с набором законов и иных норма­ тивно-правовых актов, образующих правовое пространство другого субъекта РФ.

Именно здесь заложены основные проблемы взаимодействия федеральных законов и законов субъектов РФ, проблемы организации единого российского правового пространства.

Внимательный анализ конституционного поля РФ показывает, что действующая Кон­ ституция открыла путь для создания каждым из субъектов РФ своей правовой системы. И сразу возникают проблемы, вызванные как отсутствием корреляции между «федеральным»

и «субъектными» правовыми пространствами, так и отсутствием корреляции между право­ выми системами, созданными разными субъектами РФ.

Дело в том, что, несмотря на конституционный принцип федерализма, согласно кото­ рому Конституция РФ и федеральные законы имеют верховенство на всей территории РФ, почти все субъекты РФ в своих учредительных документах продекларировали верховенство этих актов на своей территории.

Поэтому следует признать правильным и своевременным издание главой государства Указа от 10 августа 2000 года, в соответствии с которым в России образован федеральный регистр нормативных правовых актов субъектов РФ, ведение которого, наряду с проведени­ ем юридической экспертизы, возложено на Министерство юстиции России. Данный указ обязал глав регионов обеспечивать направление в Минюст копий нормативных правовых актов субъектов Федерации в 7-дневный срок с момента их принятия.' Порядок ведения фе­ дерального регистра и проведения данной экспертизы уже урегулирован соответствующим Положением.^ Таким образом, взаимодействие федерального и регионального законодательства предполагает необходимость четкого определения объема KOMnemewpw каждого законода­ теля, создание эффективного механизма взаимодействия правовых норм, устанавливаемых разными законодателями в одной и той же сфере правого регулирования, наличие действен­ ного контроля за соответствием Конституции РФ и федеральному законодательству право­ вых норм, принятых на уровне субъекта РФ.

При этом нельзя не упомянуть о качестве законодательных актов субъектов РФ. Дело в том, что субъекты РФ нередко вторгаются в предметы федерального ведения или в феде­ ральные полномочия в рамках предметов совместного ведения Федерации и ее субъектов.

Выдвигаются различные варианты.

Практика взаимодействия всей совокупности законодателей, а вернее отсутствие этой практики, свидетельствует о том, что болезнь правового сепаратизма становится хрониче­ ской. Представляется,' что ее лечение только средствами федеральными не даст должного эффекта. Исправление ситуации невозможно без участия самих регионов.

Таким образом, субъекты РФ в сложившемся балансе объема полномочий и возмож­ ностей влияния на законодательный процесс и правоприменительную практику обладают реальным механизмом доведения федеральных законов до своих представлений о «правиль­ ном» регулировании этих отношений.

ВзаимодеТлствие в сфере судебной власти Федеральный конституционный закон от 31.12.96 г. «О судебной системе Российской Федерации»'' подтвердил установленную ст. 118 федеральной Конституции единую судеб­ ную систему в России.

И в первую очередь следует отметить, что многие Конституции (Уставы) субъектов РФ не соответствуют Конституции РФ в этой сфере. Так, в некоторых учредительных доку­ ментах субъектов РФ (Республики Северная Осетия-Алания (ст. 71, 104), Воронежской об­ ласти (ст. 38), Архангельской области (ст. 8), Самарской, Иркутской и других областей со­ держатся положения, касающиеся регламентации структуры и полномочий судебной власти, судебной системы, несмотря на то, что в соответствии пунктом «о» ст. 71 Конституции РФ вопросы судоустройства находятся в ведении Федерации. Есть и другие примеры.

На судебную систему возлагаются особые функции, отличные от функциональных обязанностей представительных и исполнительных органов государства. Такое разграниче­ ние диктуется конституционным принципом разделения государственной власти, являюще ' См.;

Указ Президента РФ от 10 августа 2000 года «О дополнительных мерах по обеспечению единства право­ вого пространства Российской Федерации» // Российская газета. 2000. 16 августа.

" См.: Постановление Правительства РФ от 29 ноября 2000 года « Об утверждении Положения о порядке веде­ ния федерального регистра нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации» // Российская га­ зета. 2000. 16 декабря, ^ Собрание законодательства РФ. 1997. № 1. Ст. 1.

гося своеобразным символом правового государства, а так же стремлением к прозаическому разделению властных полномочий.

В зависимости от уровня государственной власти следует различать федеральные су­ ды: областной (краевой), районные (городские), военные, арбитражные, являющиеся частью иерархической федеральной судебной системы, территориально расположенные в границах субъекта РФ и имеющие вышестоящие судебные инстанции;



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.