авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«vy vy из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Першина, Ирина Викторовна 1. Интерес в праве 1.1. Российская государственная ...»

-- [ Страница 2 ] --

Иеринг. «Стремясь освободить гегельянство от духа немецкого филистерства, пишет П.И. Новгородцев, - Маркс и Энгельс освободили его так же от идеали­ стических покровов. Как известно, и Иеринг пришел в конце концов к системе общественного утилитаризма и внешней телеологии. Чуждый радикализма двух упомянутых писателей, он был, однако, к ним близок по общему смыслу своих утверждений»". Помимо общих для обеих теорий историзма и целепола гания, момента силы и принуждения, их авторов сближает дух борьбы. И хотя Р. Иеринг чужд, по словам П.И. Новгородцева, радикализма К. Маркса и Ф.

Энгельса, но именно ему принадлежат слова: «Жизнь права есть борьба, борьба народов, государственной власти, сословий, индивидуумов»'^. Различие между ними не столько в степени радикализма, сколько в мировоззренческих основа­ ниях и понимании самого смысла как права, так и борьбы. Если для К. Маркса и Ф. Энгельса это непримиримая борьба против интересов буржуазии, перехо­ дящая в борьбу против частного права, то для Р. Иеринга - это борьба за право.

В первом томе сочинения «Дух римского права» он исходит из воззрения на ' ЛенинЯЯ. Поли. собр. соч. 5-е изд. М., 1973. - Т. 2 1. - С. 116.

' Новгородцев П И. Укач, со'г С. 135.

Иеринг Р. Борьба за право. М., 1991, - С 5.

существо права «как на объективный организм человеческой свободы»'. Из его теории немыслимо вывести жуткое по своему цинизму суждение В.И. Ленина:

«Суд должен не устранить террор;

обещать это было бы самообманом или об­ маном, а обосновать и узаконить его принципиально, ясно, без фальши и без прикрас». Вот такое целевое назначение права оказалось реальностью в итоге реализации марксистской теории на российской почве. Здесь социальные инте­ ресы оказались сбалансированы на большевистский манер. Все это делает дос­ таточно ясными и понятными причины негативного а иногда и агрессивного отношения сторонников марксистско-ленинской концепции права к «буржуаз­ ной» теории интересов Р. Иеринга Подводя итог анализу места и роли категории «интерес» в различных на­ правлениях правовой мысли, отметим широкий диапазон ценностного к ней отношения. В ряде правовых учений интерес рассматривается детерминирую­ щим право фактором. В отдельных концепциях он возводится в ранг сущност­ ной характеристики права. Единственной теорией, совершенно не нуждающей­ ся в данной категории является психологическая теория права. Заслуживают самого пристального внимания аргументы, высказанные ее основоположником Л.И. Петражицким против теории интересов. По крайней мере основное его замечание о недопустимости использования термина «интерес» без строгого научного определения содержания нужно признать совершенно обоснованным.

О важности данной категории в правопонимании свидетельствует и отношение сторонников самых различных правовых доктрин к юриспруденции интересов и конкретно к теории Р. Иеринга. Отмечается наличие у нее общих черт с тео­ рией естественного права;

некоторые авторы причисляют ее к исторической школе, другие относят к юридическому позитивизму. Р. Иеринга рассматрива­ ют основоположником социологической юриспруденции, отмечается его ду­ ховная общность и с основоположниками марксистской теории.

Цит. по: Петрстсицкий Л.И Указ. соч. - С. 246.

.Ueuuit В.И. Поли. собр. соч. - 5-е изд. - М., 1982, - Г. 45. - С. 190.

Положив категорию «интерес» в основание правопонимания, Р. Иеринг выразил нечто значимое для многих иных подходов к праву, рассматривающих его с какой-либо одной стороны. Признавая обоснованность многоаспектного рассмотрения права, важно подчеркнуть, что каждый из подходов склонен ог­ раничиваться рамками определенной его стороны. Абсолютизируя роль той или иной стороны права, они, по образному выражению Е.Н. Трубецкого при­ нимают сторону истины за всю истину, часть за целое как в вопросах сущности права, так и в понимании интереса. Популярность теории Р. Иеринга, стремле­ ние установить с ней родство или генетическую связь свидетельствует об инте гративной роли категории «интерес» в учении о праве. Этим обстоятельством определяется необходимость конкретизации понимания интереса, равно как и соотношения права и интереса.

1.2. Опорный понятийный ряд категории «интерес».

Содержание любой категории раскрывается совокупностью понятий для обозначения которой весьма подходящим является термин «понятийный ряд».

Он введен и удачно используется A.M. Васильевым в разработке системы кате­ горий теории права. Понятийный ряд «соотнесен с одной (или несколькими) из категорий более высокого ряда и через определения включенных в него юри­ дических понятий развертывает, конкретизирует эту категорию». Опорный понятийный ряд выражает основные направления конкретизации фундамен­ тальной категории. Состав понятийного ряда относителен и изменчив. Он ус­ танавливается в заданном направлении применительно к изучаемому предмету и закономерности. Интерес как общегуманитарная категория несомненно име­ ет собственный понятийный ряд. В целях нашего исследования необходимо прежде всего выяснить его основные элементы, определить их содержание и установить существующую между ними структурную и логическую связь.

Термин «интерес» несет большую смысловую нагрузку, что обусловлено чрезвычайно широким использованием его в повседневной жизни и различных сферах профессиональной деятельности. В современном русском языке, в том числе и литературном, он употребляется в следующих основных значениях:

внимание, любопытство, занимательность, увлекательность;

то, что составляет предмет мыслей, забот и желания;

важность, значительность;

корысть, выгода, польза, прибыль, благо;

стремления, нужды, запросы, потребности^.

Весьма наглядно его многозначность выражена в следующей интерпре­ тации: «Интерес. Один из тех терминов, которые оставались незамеченными в профессиональном словаре психологии, особенно педагогической психологии.

Его значение очень свободное, и в то или иное время этот термин употреблялся Васильев A.M. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы кате­ горий теории права. - М., 1976. - С. 134.

' См.: Словарь современного русского литературного языка: В 5 т. - М-Л., 1956. - Т. 5. - С.

394;

Словарь русского языка: В 4 г. / Пол ред. Л.П. Евгеньевой, - М., 1981. - Т. 1. - С 672;

Большой толковый словарь русского ячыка. СПб., 2000. - С. 395.

Д Я обозначения всех следующих понятий: внимание, любопытство, мотива­ Л ция, сосредоточение, озабоченность, целенаправленность, осведомленность и желание. Большинство авторов просто следуют своей интуиции при его ис­ пользовании;

его сложно употребить неправильно»'. Этим исчерпана характе­ ристика интереса в двухтомном, наиболее авторитетном и широко используемом в мире, психологическом словаре американского профессора Артура Ребера.

На междисциплинарном уровне расхождения во мнениях относительно содержания данной категории становится еще более значительными, нежели в рамках одной отрасли знания. Мы покажем это опираясь на справочную и эн­ циклопедическую литературу, в которой фиксируется наиболее устоявшееся и распространенное смысловое значение понятий.

Как ни досадно, но мы вынуждены признать, что юридическая литерату ра указанного жанра обходит вниманием категорию «интерес». В последнем пятом издании юридической энциклопедии, подготовленной под редакцией М.Ю. Тихомирова (М., 2001.) помещены статьи «публичный интерес» и «дей­ ствие в чужом интересе». Редкое исключение составляет краткая энциклопедия по общей теории права в которой приводится понятие правового интереса:

«Правовой интерес - осознанная личностью необходимость использовать пра­ вовые средства для удовлетворения существующих потребностей, т.е. юриди­ чески значимых действий»^ Подчеркнем отчетливо выраженную в данной де­ финиции связь интереса с деятельностью.

Наибольшее внимание уделяется интересу в экономической литературе.

В Большом экономическом словаре он определяется как «предмет заинтересо Ребер Артур (Penguin) Большой толковый психологический словарь: Пер. с англ. В 2 т. М., 2000.-Т. 1.-С. 321.

' Конкретно имеются ввиду следующие издания: Российская юридическая энциклопедия. М., 1999. - 1071 с ;

Конституционное право. Энциклопедический словарь / Отв. ред. С.А.

Авакьян. ~М., 2000. - 688 с;

Юридический энциклопедический словарь / Под общ. ред. В.Е.

Крутских. - М., 2000. -450 с;

Барихин А.Б. Большой юридический энциклопедический сло­ варь. - М., 2000. - 720 с.

^Бабаев В.К. Общая теория права: Краткая итиклопелия / В.К, Бабаев, В.М. Баранов. - Ы, Новгород: НЮИ МВД РФ, 1 ^)97. - С. 84.

ванности, желания и побудительных мотивов действий экономических субъек­ тов»'. Здесь раскрываются так же следующие понятия: «интерес жизненный», «интерес контрактный отрицательный», «интерес контрактный положительный», «интерес страховой», «интерес страхуемый», «интерес эко­ номический». Приводится понятие «интереса нет», обозначающее биржевое объявление ведущего о том, что брокеры-покупатели не пожелали заключить сделку на объявленный лот. Акцентируем внимание на его смысловом содер­ жании: отсутствие деятельности, направленной на предмет, означает отсутст­ вие интереса к нему. В указанном словаре и экономической энциклопедии при­ водятся совпадающие определения «интереса экономического», который по­ нимается как «объективные побудительные мотивы экономической деятельно­ сти, связанные со стремлением людей к удовлетворению возрастающих мате­ риальных и духовных потребностей»^.

В социологической энциклопедии «интерес», в одном из его основных значений, разъясняется как «реальная причина деятельности социальных субъ­ ектов, направленная на удовлетворение определенных потребностей, лежащая в основе непосредственных побуждений, мотивов, идей и т. п., определяющая­ ся положением и ролью этих субъектов в системе общественных отношений»^ В политологической литературе социально-политические интересы по­ нимаются как выражение потребностей общества, социальной группы или общности, партии, организации или движения в социальной или политической сферах, служащее причиной, источником, побуждением, мотивом социально политических действий субъектов общественной жизни'*.

В психологической справочной литературе неизменно приводится по­ нятие интереса. Оно обычно раскрывается через познавательную деятельность.

В качестве примера приведем следующее определение: «Интерес ~ потребно Большой экономический словарь / Под ред. А.Н. Азрилияна. - М., 1999. - С. 312.

Экономическая энциклопедия / Гп. ред. Л.И. Абалкин. - М., 1999. - С. 242.

" Российская социологическая чнциклопедия / Под общ. ред. Г.В. Осипова. - М., 1998. ^ С.

166.

См.: Тадевосяи Э.В. Словар1-с11ран()Ч11ик по социологии и политологии. - М., 1996. ^ С. 90.

стное отношение человека к миру, реализуемое в познавательной деятельности по усвоению окружающего предметного содержания, развертывающейся пре­ имущественно во внутреннем плане»'.

Используя понятие «интерес», представители различных отраслей знания стремятся вложить в него содержание, адекватное предмету и задачам своей науки. Юриспруденция не может не учитывать это обстоятельство, поскольку интересы во всем многообразии их проявлений имеют самое непосредственное отношение к предмету правового регулирования. Право оказывается в эпицен­ тре проблемы интересов в плане их выявления, нормативного закрепления и защиты. Подлежащие регулированию правом сложные общественные явления представляют собой сплав различных интересов - экономических, социальных, политических и многих других. В осмыслении их взаимодействия с позиций междисциплинарного, комплексного и системного подходов требуется единое видение того, что есть интерес. Реально существующий интерес един во всем многообразии проявлений и толкований. Соответственно этому должно быть достигнуто единое его понимание. В противном случае междисциплинарное его исследование с целью научного осмысления как единого целостного обра­ зования и отражения именно в таком качестве в законодательстве имеет мало шансов на успех.

Разнородные интересы - экономические, экологические, национальные, социальные, духовные, политические, государственные и многие-многие иные должны быть понятны в своей основе: что они есть именно как интересы? В поисках ответа на этот вопрос вполне естественно обратиться к философии, призванной по духу своему вырабатывать наиболее общее и целостное видение сложных многогранных явлений и мира в целом. Однако применительно к ин­ тересу философия адекватного ответа пока не дает. Так, философский энцик­ лопедический словарь содержит статью «Интерес социальный», в которой он определяется как «реальная причина социальных действий, событий, сверше ' Психологический словарь. • М.. 1983. - С. 138.

НИИ, стоящая за непосредственными побуждениями - мотивами, помыслами, идеями и т.д. - участвующих в этих действиях индивидов, социальных групп, классов»'. Пятитомная философская энциклопедия ограничивается статьями, посвященными интересу в психологии и интересу в социологии, рассматри­ ваемому в аспекте общественных и личных интересов^.

Таким образом, выявлены два ряда значений термина «интерес». Первый связан с лексико-семантической системой языка, в рамках которой множество значений данного термина практически не имеет общих черт. Второй ряд свя­ зан с категориальным аппаратом науки, посредством которого выражаются представления об интересе, сложившиеся в различных гуманитарных дисцип­ линах. Механическое соединение элементов первого ряда нисколько не про­ двинет нас в направлении поиска сущности интереса. Логический анализ зна­ чений второго ряда, проведенный индуктивным методом, будет более резуль­ тативным.

Сопоставление используемых в науке различных понятий интереса с це­ лью их формально-индуктивного обобщения не решает задачу формирования единого понятия в рамках всего гуманитарного знания. Здесь необходим со­ держательно-категориальный анализ реального процесса жизнедеятельности людей, имеющего своим важнейшим элементом их интересы. Сравнительный анализ частно-научных представлений об интересе вполне определенно позво­ ляет сделать вывод о том, что наиболее часто используемыми предикатами в его определениях являются: потребность, мотив, деятельность, побуждение, осознание, г^ель, направленность личности (субъекта). Наиболее общей чертой приведенных определений интереса выступает потребность. Поэтому основной задачей предстоящего этапа исследования мы определяем выяснение содержа­ ния категории «интерес» посредством анализа потребности, мотива и целена­ правленной деятельности в их взаимосвязи и органическом единстве.

Философский энииклопе.иичсский словарь. М., 1983. - С. 213.

" См.: Философская эициклоиедия: В 5 т. - М., 1962. - 'Г. 2. - С. 292-293.

Мысль о том, что интерес есть форма выражения потребности, имеет больше сторонников, чем противников. В ней заложена идея их единства при определяющей роли потребности. Важно раскрыть механизм формирования интереса из потребности. Если атрибутивным свойством потребности призна­ ется необходимость, то наследует ли это свойство порождаемый ею интерес?

Применимы ли к ним и если да, то каким именно образом, категории объектив­ ного и субъективного? Теоретическое осмысление подобного рода вопросов представляет собой одну из методологических предпосылок рассмотрения ин­ тереса в качестве правовой категории.

К числу атрибутов потребности относятся ее свойства быть: отнощением организма к окружающей реальности, выражением его требований и объектив­ ной нужды;

источником, побудителем активности;

условием формирования интереса, мотива, установки и цели действия. Понимание потребности как ну­ жды в определенных условиях жизнедеятельности традиционно и наиболее распространено.

Суть потребностного отношения субъекта к условиям его бытия состоит в том, что своим деянием (действием или бездействием) субъект, будь то инди­ вид, малая социальная группа, класс или даже общество в целом, достигает равновесного состояния, согласия с самим собой, таким каков он есть или ка­ ким желает быть. В психологическом аспекте можно говорить о снятии напря­ жения, устранении состояния дискомфорта. Здесь весьма удачным является термин «деяние», поскольку удовлетворение многих человеческих потребно­ стей связано именно с бездействием - молчаливым присутствием, пассивным созерцанием, релаксацией'.

Являясь по своей логической структуре выражением определенного от­ ношения, практической связи человека с миром, потребность может иметь сво­ им истоком как самого человека, так и внешние условия его существования.

О юридических «выходах» проблем!,! см : F.cunoea ИЛ. Правовое бездействие. Автореф.

дне.... канд. юрид. наук. - В о т смрад, 1998.

Она выражает субъективный запрос к объективной реальности, являясь выра­ жением субъектно-объектного отношения.

Оказавшись в состоянии неудовлетворенности и внутреннего напряже­ ния, вполне естественным образом человек начинает испытывать желание из­ бавиться от него. По мнению С.Л. Рубинштейна, потребности человека явля­ ются исходными побуждениями его к деятельности: благодаря им и в них он выступает как активное существо'. В этом пункте мы подошли в важному, тео­ ретико-методологическому по своему характеру, вопросу детерминации чело­ веческой деятельности, имеющему особое значение для нашего исследования.

Нужно понимать, что преувеличив ее роль в этой структуре, возведя ее в ос­ новной принцип и детерминанту, мы оказываемся на мировоззренческих пози­ циях утилитаризма.

Утилитаризм, как известно, исходит в анализе и оценке общественных явлений из принципа их полезности, возможности служить средством удовле­ творения потребностей и достижения поставленной цели. Он отождествляет добро и пользу. Основоположник утилитаризма английский юрист Иеремия Бентам (1748-1832) выступал за глубокую правовую реформу британского об­ щества. Отвергая идею естественных прав и теорию общественного договора, он признавал единственным оправданием для власти, политических и право­ вых преобразований человеческие потребности, а более конкретно - пользу и удовольствие. Философским основанием утилитаризма является натуралисти­ ческое и внеисторическое понимание природы человека. Для И. Бентама изна­ чально существуют только отдельные изолированные и равноправные индиви­ ды, но не социальные общности. Общая схема деятельности при таком подходе представляется в виде: потребность - деятельность - потребность.

Принципиально иной подход к проблеме детерминации деятельности со­ циального субъекта связан с идеями К. Маркса о духовно-практической сущно­ сти человека. К. Маркс исходил из того, что подлинно человеческой деятель ' См.: Pvonmumewi СЛ. Основы общей психологии. - СПб., 2000. - С. 522.

костью является труд как общественный процесс. В этом процессе люди пре­ образуют мир, а вместе с тем познают и преобразуют себя, развивают свои соб­ ственные потребности. Потребности индивида и его деятельность становятся опосредованными общественными отношениями, задающими способ его бы­ тия. Схема детерминации приобретает иной вид, а именно: деятельность - по­ требность - деятельность.

Несостоятельность рассмотрения потребности основной детерминантой человеческой деятельности убедительно доказывается исследованиями отече­ ственных ученых-психологов, проводимых в рамках развиваемой ими субъ ектно-деятельностной теории. Наиболее значительный вклад в ее создание внесли С.Л. Рубинштейн и А.Н. Леонтьев'. Широко распространенный взгляд на природу потребностей и влечений, пишет А.Н. Леонтьев в одной из основ­ ных своих работ, заключается в том, что они-то суть определители деятельно­ сти личности, ее направленности. Другой взгляд, в отличие от первого, состоит в том, чтобы понять, каким образом развитие самой деятельности человека, его мотивов и средств трансформирует его потребности и порождает новые по­ требности, в результате чего меняется их иерархия, так что удовлетворение не­ которых из них низводится до статуса лишь необходимых условий деятельно­ сти человека, его существования как личности^.

Первую точку зрения А.Н. Леонтьев называет натуралистической и при­ водит против нее, в качестве основного, аргумент, состоящий в том, что «в ка­ честве определителей конкретной деятельности потребности могут выступать только своим предметным содержанием, а это содержание прямо в них не за­ ложено и, следовательно, не может быть из них выведено»\ Дело в том, по его мнению, что в самом потребностном состоянии субъекта предмет, который способен удовлетворить потребность жестко не записан. До своего первого Подробнее см.: Современная психология. Справочное руководство. - М., 1999. - С. 330 345.

' См.: Леонтьев АН. Деятельность. Сознание. Личность. ~ М.. 1977. - С. 14.

" Там ж-е. - С. 193.

удовлетворения потребность «не знает» своего предмета, он еще должен быть обнаружен. Только в результате такого обнаружения потребность приобретает свою предметность, а воспринимаемый (представляемый, мыслимый) предмет обретает свою побудительную и направляющую деятельность функцию, т.е.

становится мотивом'.

Наиболее известная классификация человеческих потребностей принад­ лежит выдающемуся американскому психологу, основоположнику гуманисти­ ческой психологии А.Г. Маслоу. Согласно его теории все человеческие по­ требности могут рассматриваться компонентами иерархической системы. Ос­ нование ее образуют физиологические потребности. Потребность в самоактуа­ лизации помещается им на вершину пирамиды потребностей.

Завершая тему потребности подчеркнем необоснованность отождествле­ ния интереса с потребностью, что еще встречается в литературе, посвященной данной проблеме. «Интересу нечего выражать, кроме потребности, - полагает В.О. Бернацкий, - поскольку интерес есть проявление потребности, поскольку он ее представляет, то содержание интереса адекватно содержанию потребно­ сти»^. Подход к исследованию интересов лишь в аспекте их связи с потребно­ стями субъекта, сводящий по существу интерес к потребности, используется и в юридической литературе. Так, например, Р.Е. Гукасян исходит из того, что интерес это потребность особого вида, «социальная потребность или потреб­ ность, обусловленная социальными условиями жизни». Соглашаясь с тем, что основой интереса, несомненно, являются потребности, В.А. Ойгензихт рас­ сматривает последние компонентами интереса. «Интересы, - по его мнению, это не просто потребности, а их дальнейшее развитие, приводящее к призна­ нию за интересом качественно новой категории. Если потребности актуальны, преходящи, то интересы представляют собой определенный комплекс потреб См.: Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М., 1977. - С. 190.

^ См.: Абрахам Г. Маслоу. Мотивация и личность. Пер. с англ. - СПб., 1999. - С. 79.

Бериагщш ВО. Интерес: познавательная и практическая функции. - Томск, 1984. - С. 26.

Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. - Сара­ тов, 1970. - С. 9.

ностей, глубоких по своему содержанию, долговременных, складывающихся в процессе социального развития личности...»'. Аргументом против изложенной позиции может служить тот факт, что одна и та же потребность может порож­ дать существенно разные интересы.

Не представляется убедительной точка зрения, согласно которой осозна­ ние потребности превращает ее в интерес. «Осознание социальным субъектом своей потребности, - пишет И.В. Бестужев-Лада, - превращает ее в интерес».

Н.А. Гнилицкий понимает интерес как избирательное осознанное отношение к потребности''. Данная точка зрения получила свое закрепление в философском энциклопедическом словаре: «Потребности общества, и прежде всего эконо­ мические потребности как основа всего общественного производства, объек­ тивны. Осознанные обществом, социальными классами, группами и индивида­ ми потребности выступают в качестве их интересов». В порядке контраргу­ ментации выскажем следующие соображения. Представляется, что осознание явления в принципе не может превратить его в другое явление. Правильно осознанная, понятая субъектом потребность должна остаться именно потреб­ ностью, а не чем-то иным. Второе - сложнее. Объективность потребности озна­ чает признание ее необходимого характера. Она требует своего удовлетворе­ ния. Интерес включает в себя не просто осознание этой необходимо­ сти, но и возможность выбора субъектом линии поведения но своему собст­ венному усмотрению, то есть свободу.

Абсолютизацию связи, приводящую к явному или неявному отождеств­ лению потребности и интереса нужно рассматривать проявлением редукцио­ низма. Термин «редукция» латинского происхождения и буквально обозначает ' Ойгензихт В.А. Воля и волеизъявление (Очерки теории, философии и психологии права). Душанбе, 1983.-С. 34.

^ Бестужев-Лада И.В. Социальные потребности // Прогнозирование социальных потребно­ стей молодежи. - М., 1978. - С. 12-13.

^ См.: Гнилицкий Н.А. Гносеологическое и социальное содержание категории «интерес». Ав тореф. дис.... канд. филос. наук. - Харьков, 1971.

* Ядов В.А. Потребности // Философский энциклопедический словарь. - М., 1983. - С. 518 519.

«возвращение к прежнему состоянию». Редукционизм как методологический принцип игнорирует качественную специфику целого сравнительно с его час­ тями, своеобразие различных уровней организации.

Обратившись еще раз к приведенным выше узкодисциплинарным истол­ кованиям понятия «интерес» мы увидим, что многие из них включают термин «мотив». Соотношение интереса, потребности и мотива является довольно сложным вопросом и ответ на него имеет существенное значение для понима­ ния интереса.

Приоритет в разработке понятия «мотив» принадлежит психологии. Дру­ гие гуманитарные науки заимствуют его и пользуются применительно к спе­ цифике своего предмета. Разные группы психологов за мотив принимают раз­ личные психологические феномены. Мотив понимается как: потребность;

цель (предмет удовлетворения потребности);

побуждение;

намерение;

устойчивые свойства (личностные диспозиции);

состояние;

формулировка;

удовлетворен­ ность'.

Весьма поучительно посмотреть как формулирует понятие «мотив» А.Н.

Леонтьев в своих лекциях, посвященных потребностям и мотивам. Он отмеча­ ет, что в современной ему психологии традиционно под мотивом понимают все, что составляет так называемые внутренние силы поведения, что динамизи рует и что, по определению, может натолкнуться на препятствие.

Потребность, рассуждает А.Н. Леонтьев не есть мотив «потому что по­ требность сама двигает вообще. А что направляет движение? Конкретное по­ буждение, мотив, если хотите. Вот в этом и заключается отношение потребно­ сти к побуждению. Можно ли сказать, что потребность порождает мотивы?

Подумайте.... Нет. Этого сказать нельзя»^. Мы понимаем это таким образом.

Мотив - это побуждение. Потребность обладает «движущей силой», она дви­ гает вообще. Но побуждением-мотивом она не является и даже не способна его ' См.: Ильин Е.Л. Мотивация и мотивы. - СПб., 2000. - С. 46-65.

^ См.: Леонтьев А.Н. Лекции по общей психологии. - М, 2000. - С. 431.

^.fleoiimhee А.Н. Лекции по oGuieft психологии. - N4.. 2(КМ). - С. 418.

породить. Следовательно, главное в мотиве не его движущая сила, а то, что он задает направление движения, а в отдельных случаях может даже и блокиро­ вать действие. В рамках побуждения важно отличать то что человек хочет, от того что он хочет. Он может одинаково сильно желать разного, и это вопрос его выбора и решения. Актуализация потребностного состояния побуждает не­ определенную по своей направленности деятельность. Суть их отношения А.Н.

Леонтьев сформулировал так: «Судьба мотива определяет судьбу потребно­ стей, а не судьба потребностей определяет судьбу, развитие мотивов».

Мотивом является все то, что отвечает на вопрос: зачем, ради чего осу­ ществляется деятельность? Одна и та же, например, трудовая деятельность ме­ няется в зависимости от мотива, руководящего изнутри, от отношений выбран­ ных человеком к другим людям, к окружающей его действительности и к са­ мому себе. Взятые в отношении к деятельности мотивы выполняют очень важ­ ную функцию - они определяют зону целей. А, следовательно, через выбор в этой зоне цели определяется и отбор, выбор собственно действий'.

Итак, возникшее потребностное состояние вызывает поисковое поведе­ ние, не имеющее определенной направленности. С появлением мотива фикси­ руется предмет потребности. Он выбирается из круга предметов, соответст­ вующих данной потребности, и формулируется как предметная цель. Деятель­ ность теперь приобретает направленный характер. По достижении цели чело­ век удовлетворяет свою потребность. Вот это основание выбора, объясняющее то, почему и для чего сделан именно этот выбор, и есть мотив данной конкрет­ ной деятельности. Процесс обоснования и формирования сделанного выбора есть мотивация. Вербальное объяснение этого выбора образует мотивировку.

Подчеркнем как весьма существенное, то обстоятельство, что деятельность де­ терминируется не одним, а многими мотивами, находящимися в самых разных отношениях - иерархичности, противоположности, дополнительности, проти ' Леонтьев А. И. Лекции по общей психологии. - М., 2000. - С. 431.

" См.: там лее. - С. 441.

воречия и т. д. Ведущий интегральный мотив выполняет смыслообразующую функцию. Личностный смысл - это очень важное понятие, обозначающее зна­ чимость явления именно для субъекта. Личностный смысл, по выражению А.Н.

Леонтьева, есть «для-себя-бытие» конкретного субъекта".

Проведенный преимущественно в психологическом аспекте анализ по­ требностей, мотивов и их отношения логично завершить краткой характери­ стикой понимания интереса в психологии. Суть психологического интереса в наиболее распространенном его понимании состоит в приобретении знания, информации о предмете. Специфичность интереса заключается в его информа­ тивном характере. Это обстоятельство весьма существенно, поскольку именно оно, по мнению С.Л. Рубинштейна, позволяет принципиально, качественно от­ личить психологически понимаемый интерес от потребности. Он разъясняет это следующим образом: «Как направленность помыслов, интерес существенно отличается от направленности желаний, в котором первично проявляется по­ требность. Интерес сказывается на направленности внимания, мыслей, помы­ слов;

потребность - во влечениях, желаниях, в воле. Потребность вызывает же­ лание в каком-то смысле обладать предметом, интерес - ознакомиться с ним.

Интересы являются поэтому специфическими мотивами культурной и, в част­ ности, познавательной деятельности человека. Попытка свести интерес к по­ требности, определив его исключительно как осознанную потребность несо­ стоятельна»^.

Познавательная деятельность, признаваемая большинством ученых пси­ хологов конституирующим признаком интереса, не исчерпывает всех его при­ * знаков и, главное, не обеспечивает полного единства мнений относительно данной категории. Достаточно полный обзор существующих мнений дается в работе Е.П. Ильина". Разброс мнений весьма широк, а различия между нами значительные. Касаясь проблемы интереса, А.Н. Леонтьев подчеркивает, что См.: Леонтьев А.И. Деятельность. Сознание. Личность. ~М., 1977. - С. 153.

' Рубинштейн С.Л. Указ. соч. - С, 525.

•' См.: Ильин К П. Указ. соч. - С. 165 174.

интерес есть не более чем явление, сущность и основания которого еще долж­ ны быть найдены. Обращает на себя внимание и тот факт, что оба указанных автора воспроизводят вывод С.А. Ананьина, сделанный им в книге «Интерес по учению современной психологии и педагогики» (изданной в 1915 году) о том, что состояния интереса, как такового, вовсе не существует и его нужно изгнать из психологии'. До сих пор изгнать его, конечно, не изгнали, но сущности до сих пор так и не выявили. Правоту мнения А.С. Ананьина об отсутствии инте­ реса как единого психологического явления вынужденно признает и Е.П. Иль­ ин^. Создается впечатление, что интерес, в силу его органической связи с дру­ гими явлениями - потребностями, мотивами, целями, установками, деятельно­ стью, вниманием, отношением и т. д., как бы растворяется в них и через них же проявляется. А вопрос о том что, собственно, «растворяется» и таким образом проявляется, остается без ответа.

Мы познакомились с тем, как понимается интерес в науках гуманитарно­ го цикла. Провели сравнительный анализ системы понятий посредством кото­ рых формируются его дефиниции, провели их содержательно-категориальный анализ. Признавая существование «отраслевых» интересов, их качественное своеобразие, мы должны признать их все интересами и ответить на вопрос о том, что есть интерес «вообще». Что делает их все интересами? Вот основной наш вопрос сейчас и непосредственно к его рассмотрению мы переходим.

В области гуманитарного знания категория «интерес» использовалась уже мыслителями Древнего мира. Не обходили ее вниманием юристы, фило­ софы, общественно-политические деятели всех исторических эпох. Они оста­ вили немало глубоких и ярких мыслей о роли интересов в жизни общества.

Примером приведем известный афоризм Лейбница о том, что если бы геомет­ рия противоречила нашим страстям и интересам, то мы бы спорили против нее и нарушали ее вопреки всем доказательствам Эвклида и Архимеда. Как видим, См.: Леонтьев АН. Деятельность. Сознание. Личность. - М., 1977. - С. 292.

' См.: Ильин 1111. Указ. соч. - С. 172.

в реальной жизни познавательный интерес с его высоким пафосом и положи­ тельными эмоциями, о котором говорят психологи, не выдерживает конкурен­ ции и блекнет сравнительно с практическими, жизненными интересами людей, по крайней мере очень многих людей.

Сложившуюся и развивающуюся систему интересов в обществе можно уподобить нервной системе высокоорганизованного живого организма. Подоб­ но тому, как в таком организме ничто не происходит помимо регулятивного воздействия нервной системы, в обществе ничто не осуществляется, по выра­ жению Гегеля, помимо интереса. В третьем томе «Энциклопедии философских наук», излагая философию духа и рассматривая вопросы психологии, в частно­ сти, влечение и произвол, Гегель пишет: «Субъект есть деятельность удовле­ творения влечений, формальной разумности, а именно перевода из субъек­ тивности содержания - которое, поскольку оно субъективно, составляет цель - в объективность, в которой субъект смыкается с самим собой. Поскольку со­ держание влечения в смысле дела отличается от этой его деятельности, по­ стольку дело, получившее осуществление, содержит в себе момент субъектив­ ной единичности и ее деятельности;

это и есть интерес. Ничто не осуществля­ ется поэтому помимо интереса.

Примечание. Поступок есть цель субъекта, а так же его деятельность, осуществляющая эту цель;

только вследствие того, что субъект таким образом присутствует (даже) и в самом бескорыстном поступке, т. е. благодаря его ин­ тересу, и существует вообще совершение поступка».

Приведенное рассуждение доказывает, что философия не оставалась рав­ нодушной к уяснению природы интереса. Понимая интерес содержанием вле­ чений, Гегель обращает внимание на тотальный характер его воздействия на поступки людей. Интерес выступает условием совершения поступка, обеспечи­ вая переход субъективного в объективное посредством деятельности. И что особенно важно, он рассматривается моментом деятельности субъекта, кото Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских паук. - М,, 1977. - Г. 3. С. 321.

рая не есть внешнее по отношению к субъекту, а является его главным опреде­ лением: «субъект есть деятельность». Эта мысль весьма существенна для наше­ го исследования и к ней мы будем еще возвращаться. Действительный человек, по Гегелю, есть ряд его деяний и поэтому деятельность должна рассматривать­ ся не просто реализацией интереса, а именно важнейшим определением его действительного интереса.

Обратиться к рассмотрению интереса в качестве категории системы гу­ манитарного знания и посвятить этому вопросу в рамках правового исследова­ ния сравнительно много внимания мы вынуждены в силу обстоятельства, четко сформулированного представителем «могучей кучки» российских цивилистов советского периода профессором Московского университета В.П. Грибановым (1921-1990), специально исследовавшим проблему интереса в гражданском праве. В работе «Интерес в гражданском праве» он формулирует проблему по существу: «Вопрос о понятии интереса недостаточно исследован не только в юридической науке, но и в психологии, философии и политической экономии.

Невыясненным остается главный вопрос - о самой природе интереса, т. е. о том, является ли интерес явлением «субъективным», выражающим известную психологическую настроенность субъекта, либо он по природе своей «объекти­ вен», т. е. представляет собой некое объективное условие человеческого суще­ ствования». И как бы не казалось удаленным от собственно правовых иссле­ дований решение междисциплинарного по своему характеру вопроса о природе интереса, ответ на него составляет необходимую предпосылку понимания ин­ тереса в праве. Со времени написания В.П. Грибановым цитируемой работы, т.

е. с 1967 года, и по настоящее время вопрос о природе интереса остается про­ блемным.

Проведенный анализ позволил зафиксировать и четко охарактеризовать основные элементы структурного понятийного ряда категории «интерес». Од Грибанов В.П. Интерес в гражданском праве // Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. - М., 2000. - С. 235.

нако этого недостаточно для однозначного ответа на вопрос о том, что есть ин­ терес. Посредством одних и тех же понятий можно выразить совершенно раз­ ные смыслы. Понимание явления определяется не только используемой терми­ нологией, но идеей, интегрирующей используемые понятия в целостное, кон­ цептуальное образование. Таким образом, мы подошли к необходимости мето­ дологического анализа идей, определяющих концептуальное видение интереса.

1. 3. Концепции интереса: многообразие альтернатив.

По вопросу о сущности интересов и их роли в системе общественных от­ ношений имеются различные точки зрения, которые развертываются в сле­ дующие концепции:

1. Интерес - явление объективное, полностью относящееся к сфере обще­ ственного бытия. Он может осознаваться субъектом, но этот субъективный об­ раз не есть интерес и даже не элемент его структуры.

2. Интерес - исключительно субъективное явление и искать его вне соз­ нания не имеет смысла.

3. Признаются существующими два ряда интересов - объективные и субъективные как принципиально различные и несводимые друг к другу.

4. Интерес рассматривается единством субъективного и объективного.

Большинство отечественных исследователей отдают предпочтение пер­ вой из указанных точек зрения. Опираясь на известное высказывание К. Мар­ кса о том, что помимо своих действий человек совершенно не является объек­ том правового регулирования, Н.А. Шайкенов в своем монографическом ис­ следовании, посвященном правовому обеспечению интересов личности, делает вывод: «Поэтому не случайно абсолютное большинство ученых-юристов (и этот факт обращает на себя внимание), специально исследовавших данную ка­ тегорию, придерживаются объективной трактовки интереса»'. Здесь нельзя не учитывать определенной принудительности духовного воздействия марксист­ ской доктрины на мировоззренческие установки отечественных ученых и пре­ жде всего жесткого требования проводить в гуманитарных исследованиях принцип первичности бытия и вторичности сознания.

Мы видим свою задачу в том, чтобы привести посильные аргументы в защиту идеи интереса как единства субъективного и объективного, обратив особое внимание на необходимость использования категорий «субъективное» и ' Шайкенов Н.А. Указ. соч. - С, «объективное» в более строгом и точном смысле. Данную концепцию мы бу­ дем именовать «смешанной», хотя более точно ее суть выражается терминами, однокоренными со словом «деятельность».

В терминах «объективное» и «субъективное» характеризуются как явле­ ния сознания, так и общественной жизни, общественно-исторической практи­ ки. Представляется уместным привести и мнение классика философской тра­ диции за рамки которой рассматриваемая дискуссия пока не выходит. «Челове­ ческие понятия, - писал В.И. Ленин, - субъективны в своей абстрактности, оторванности, но объективны в целом, в процессе, в итоге, в тенденции, в ис­ точнике»'. Являясь одной из основных форм мышления, феноменом сознания, понятие представляет собой единство субъективного и объективного. «В за­ висимости от аспекта рассмотрения, - пишет Б.А. Чагин, - явление в обществе может выступать либо объективной, либо субъективной стороной историческо­ го процесса. В одной связи, при одних исторических обстоятельствах данное явление относится к объективным условиям, в другой связи оно входит в сферу действия субъективного фактора».

Использование категорий «объективное» и «субъективное» для обозна­ чения принадлежности явления к внешней или внутренней сфере субъекта не­ адекватно задаче. На наш взгляд отнесенность явлений к миру объектов, к внешнему миру наиболее адекватно выражается понятием «объектность».

Принадлежность явлений к внутреннему миру субъекта вполне будет выраже­ на соотносительным с ним понятием «субъектность». Оно не равнозначно по­ нятию «субъективное», поскольку последнее имеет множество смысловых зна­ чений. Наиболее распространенными из них являются:

1. Принадлежность мнения определенному субъекту, необязательно под­ держиваемого или принимаемого другими, как его персональное.

' Ленин В.И. Поли. собр. соч. - М., 1969. - Т. 29. - С. 190.

Чагин Б.А. Субъективный фактор. Структура и закономерности. - М., 1968. - С. 16.

2. Субъективное как внутреннее, недоступное непосредственно для дру­ гих. Температура - объективный параметр, а ощущение тепла или холода субъективный феномен (понимается как синоним психического).

3. Р1деальность психических феноменов, явлений сознания, мышления в отличие от телесного, физического.

4. Ненадежность, предвзятость, как выражение произвола субъекта (близко к смыслу, выраженному термином «субъективизм»).

5. Пристрастность отношения к явлению, обусловленная симпатией или антипатией, восприятие его в свете личностного смысла.

Значительные логические и гносеологические трудности проистекают и от многозначности понятия «объективное». Оно используется для обозначения:

во-первых, существования вне сознания, независимости протекающих вне нас явлений от того, что мы о них думаем. В этом смысле оно является синонимом объектности. Во-вторых, существования независимо от сознания (в этом смыс­ ле мы говорим об объективных законах природы, общества и мышления). В третьих, для обозначения существования явления вне и независимо от сознания одновременно. В первом и третьем значении оно неприменимо к явлениям ми­ ра психического, а во втором - применимо вполне и действительно применяет­ ся, что мы и видели на простейшем примере понятия как формы мышления.

Употребляя термин «объективное», мы можем обозначать сообразно с вложен­ ным в него значением совершенно различные классы явлений. Довольно часто многозначность данного термина является причиной недопонимания и проти­ воречий, острых дискуссий и просто недоразумений при его использовании.

Различение объективного и объектного, субъективного и субъектного, учет точного смысла каждого из этих терминов в конкретной познавательной ситуа­ ции - это важный фактор успеха в исследовании проблемы интереса, условие, позволяющее избежать бессодержательных дискуссий.

В каких терминах следует характеризовать интерес? Он объектен или субъектен, объективен или субъективен? Ответы на эти вопросы и лежат в ос новании различных концепций интереса. Весьма полезно в этой связи посмот­ реть на многообразие значений терминов «объективное» и «субъективное», выделяемых Гегелем в «Философии права». Приведем в краткой форме его рассуждение: «Обычно полагают, что субъективное и объективное твердо про­ тивостоят друг другу. Однако это не так, ибо они скорее переходят друг в дру­ га... Субъективность имеет, следовательно, как совершенно частное, так и вы­ сокоправомерное значение, так как все, что я должен признать, имеет своей за­ дачей стать моим и обрести во мне силу. Бесконечная жадность субъективно­ сти и состоит в том, чтобы сосредоточить и поглотить все в этом простом ис­ точнике чистого Я. Не менее различно можно понимать и объективное. Под объективным можно понимать все, что мы делаем для себя предметным, будь то действительно существующее или только мысли, которые мы противопос­ тавляем себе;

под этим выражением понимают также непосредственность на­ личного бытия, в котором должна реализоваться цель;

даже если эта цель носит совершенно частный и субъективный характер, мы называем ее объективной, когда она являет себя. Но объективна и та воля, в которой есть истина. Так, Божья воля, нравственная воля объективны»'. Особо следует выделить его за­ мечание о том, что смысл субъективного или объективного должен быть каж­ дый раз понят из контекста. С этим надо согласиться, а точнее примириться, поскольку все иные варианты хуже. Определившись с ключевыми терминами, охарактеризуем конкретнее содержание представленных концепций.

Согласно первой концепции, будем называть ее объективной, интересы существуют изначально в объективной социальной реальности, вне и незави­ симо от сознания субъекта. «Интересы, - писал К.Р. Мегрелидзе в 30-х годах, складываются помимо воли и желания индивидов». Они «определены совер­ шенно объективно и независимо от сознания, воли и желания людей. Возмож­ но, что индивиды не осознают этих своих интересов... Но интересы этих людей Гегель Г.В.Ф. Философия права: Пер. с нем. / Ред. и сост. Д.А. Керимов. B.C. Нерсесянц.

М., 1990.-С. 87^88.

от этого не перестают существовать»'. Во второй половине XX века эта пози­ ция была основательно развита в рамках марксистско-ленинской философии такими видными обществоведами как Г.М. Гак, Г.Е. Глезерман, Д.И. Чесноков, К.Х. Момджян, Ю.К. Плетников. Исходным пунктом классического марксист­ ского понимания интересов является разграничение реальных интересов людей и их представлений об этих интересах. «Интересы были и остаются, - утвер­ ждает со свойственной ортодоксальному марксизму-ленинизму категорично стью, Г.Е. Глезерман, - объективной реальностью»'. Таким образом понимае­ мый объективный интерес отражается в сознании, т. е. «пересаживается» в го­ ловы людей, принимает субъективную форму и превращается в силу, побуж­ дающую их к деятельности. Такую позицию в отношении интереса занимают и многие юристы''.

Убедительной представляется критика объективной трактовки интереса проводимая А.Т. Ханиповым. Принимая такую трактовку исследователь, по его мнению, неизбежно оказывается перед старым вопросом: если социальный субъект поступает в соответствии с интересами, а его интересы, составляющие содержание его воли, предопределены, то в чем же тогда состоит историческое творчество? Чем отличается человек от рационалистической машины? Пока допускается, что деятельность субъекта есть реализация некоторых «независи­ мо от его воли данных интересов», признание за субъектом относительной сво­ ем.: Мегрелидзе К.Р. Основные проблемы социологии мышления. - Тбилиси, 1973. - С.

386-391.

" Глезерман Г.Е. Интерес как социологическая категория // Вопросы философии. - 1966. - № 10.-С, 18.

" См. например: Мальцев Г.В. Соотношение субъективных прав, обязанностей и интересов советских граждан // Советское государство и право. - 1965. - f2l0. - С.20;

ЧечотД.М.

Субъективное право и формы его защиты. - Л., 1968. - С. 29;

Завьялов Ю.С. Проблема инте­ ресов в марксистской теории социалистического права: Автореф. дис... канд. юрид. наук. М., 1968. - С,5;

Халфииа P.O. Общее учение о правоотношении. - М., 1974. - С. 228;

Черепа хин A.M. Экономические интересы при социализме и их правообразующее значение // Совет­ ское государство и право. - 1981. - № 2. - С. 29-37;

Экимов А.И. Интересы и право в социа­ листическом обществе. - Л., 1984. - С. 8;

Сабикенов С. Право и социальные интересы в пе­ риод социализма. - Алма-Ата, 1986. - С. 18-20;

Михайлов СВ. Интерес как общенаучная ка­ тегория и ее отражение в науке гражданскогст права // Государство и право, - 1999. - № 7. С. 87-88.

боды и активности, подлинного исторического творчества лишается своего теоретического обоснования. Отсюда вывод: «Представление о принадлежно­ сти интересов к сфере материальных условий жизни является эпистемологиче­ ской иллюзией». Сторонники отнесения интересов к сфере общественного бы­ тия «объявляют интересы заранее и объективно данными, т. е. предопределен­ ными»'. Человек не есть механическое передаточное звено в общественном «механизме» или запрограммированное вычислительное устройство, умный робот. Он обладает свободой воли и самосознанием, осознанием своего собст­ венного Я, неустранимой субъективностью. Отсюда, однако, не следует вывод о его полной независимости от условий бытия. Отобрать полностью у человека его собственные, персональные интересы и поместить их в отдельную сферу, соверщенно не зависящую от его воли (объективную) - это значит ампутиро­ вать у него субъективность. Принадлежность интересов к сфере материальных условий жизни в таком смысле, конечно, иллюзорна.


Вторую концепцию, рассматривающую интерес субъективной категори­ ей, мы назовем субъективной. Одним из первых отечественных обществове­ дов, вступивших в полемику с Г.М. Гаком, был В. Михны. В своем диссертаци­ онном исследовании он утверждал, что интерес есть нечто отличное от бытия и поэтому его нельзя отождествлять с самим бытием. «Интерес принадлежит к области воли и сознания»". Еще более четко и категорично высказался извест­ ный советский обществовед В.Г. Афанасьев: «Интерес, таким образом, катего­ рия субъективная, в том смысле, что вне сознания определенного субъекта (личности, коллектива, общества) интереса быть не может». Строго говоря, утверждения о том, что интерес относится к области сознания, и то что вне об­ ласти сознания интереса нет - это логически разные суждения. Второе совер Ханипов А. Т. Интересы как форма общественных отношений. - Новосибирск, 1987. - С.

106-107.

Михны В. Соотношение личности и общества при социализме. Автореф. дне.... канд. фи­ лее, наук. - М.. 1956.-СЛ 41.

" Афанасьев В.Г. Научное управление обществом. - М., 1973. - С. 312-31 3.

шенно точно выражает основную идею субъективной концепции: интерес при­ надлежит только области сознания и не входит в область наличного бытия.

В юриспруденции такое понимание интереса имеет гораздо меньше сто­ ронников сравнительно с первой точкой зрения. В их числе В.Н. Кудрявцев, рассматривающий социальные интересы, наряду со стремлениями и потребно­ стями, непосредственными движущими силами человеческой деятельности.

Этот тезис он подкрепляет известной мыслью Ф. Энгельса о том, что в истории общества действуют люди, одаренные сознанием, поступающие обдуманно или под влиянием страсти, стремящиеся к определенной цели. Здесь В.Н. Кудряв­ цев приводит и положение К. Маркса, которое, по мнению Н.А. Шайкенова обуславливает необходимость принять объективную трактовку интереса: «По­ мимо своих действий, - писал К. Маркс, - я совершенно не существую для за­ кона, совершенно не являюсь его объектом». На отношении к этому положе­ нию К. Маркса отчетливо проявляются различия в понимании природы интере­ са и соотношения его с правом. Н.А. Шайкенов особо подчеркивает, что собст­ венно право «имеет дело» только с объективным социальным интересом, по­ скольку психологический интерес не может выступать предметом правового регулирования. Объективный подход позволяет включить интерес в предмет правового регулирования. В.Н. Кудрявцев вообще не считает необходимостью непосредственное включение его в сферу правовой регламентации: «Правовая регламентация поведения не способна оказать прямое воздействие на социаль­ ные интересы - породить или отменить их. Дело в том, что правовая норма (юридический закон), предписывая (разрешая, запрещая) то или иное поведе­ ние, моделирует лишь внешнюю деятельность субъекта, а не его мыслительные процессы или эмоциональные переживания... юридическая регламентация в со­ стоянии влиять на социальные интересы людей лишь косвенно, создавая ле­ гальные пути и возможности для их удовлетворения или же, напротив, препят ' Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - 2-е т д. - М., 1955. - Т. 1. - С. 14.

ствуя этому»'. Социальный интерес достигается той или иной деятельностью.

Создается впечатление, что интерес, именуемый Н.А. Шайкеновым психологи­ ческим, проще говоря, интерес субъекта, В.Н. Кудрявцев называет социаль­ ным. В тонкости терминологических смыслов, связанных с соотношением со­ циального и психологического, мы сейчас углубляться не будем.

Представители обеих концепций, исследуя интересы в рамках единой марксистской парадигмы, конечно же признавали взаимосвязь субъективного фактора, т.е. активной целенаправленной деятельности людей и объективных социально-экономических и иных условий. Речь идет о смещении центра тяже­ сти в этом единстве в сторону объективного, либо в сторону субъективного. В этом случае полярность указанных подходов и связанные с ней противоречия обнаруживались совершенно четко. Онтологизация интересов не согласовыва­ лась с принципом творческой активности субъекта и вела к фатализму, а их психологизация грозила переходом на идеалистические позиции. Какое из этих двух зол для ортодоксального марксиста приятнее, трудно сказать.

Как бы не затушевывалось это глубокое противоречие, появились авто­ ры, тяготеющие все-таки к принципиальной постановке вопроса и совершенно неожиданному компромиссному его решению. Речь идет о концепции двух рядов интересов. Идея этой концепции состоит в том, что термин «интерес»

выражает два совершенно различных, качественно своеобразных явления - со­ циальный интерес и психологический интерес. Между объективными и субъек­ тивными интересами, пишут авторы статьи, посвященной природе интереса, «необходимо проводить четкую грань, четкое различие, точно такое, какое проводятся между материальными и идеальными явлениями. Иначе говоря, термин «интерес» несет двойное смысловое значение, выражая два качественно относительно самостоятельных явления, хотя и связанных между собой»^.

' Кудрявцев В. И. Взаимосвязь правового регулирования и социальных интересов // Вопросы философии.- 1 9 8 7. - № 1. С. 4 2 ^ 3.

- Князев вв. О природе интереса как социологического явления / В.В. Князев, А.И. Куфты рсв, А.С. Фетисов // Весгник Моск. Гос. Ун-та. Сер. Философия. - 1968. № 4. - С. 13.

Концепция двух рядов интересов основательно рассматривается В.Н. Лаври ненко, являющимся в некоторых своих работах сторонником первой концеп­ ции'. В юридической литературе эта концепция представлена в монографии Н.А. Шайкенова. Один из фрагментов его работы так и озаглавлен: «Две кон­ цепции интереса - два явления»^. Основательный анализ этой концепции мы проведем в следующем параграфе нашей работы.

Четвертая концепция исходит из единства объективного и субъектив­ ного в интересе. Ее разделяют представители различных отраслей знания, в том числе и юристы, например, В.Ф. Сиренко, В.П. Грибанов"'. Наиболее глу­ боко и системно эта концепция разработана А.Г. Здравомысловым. Признавая связь интереса как с объективными так и с субъективными детерминантами деятельности, главную проблему он усматривает в том, чтобы выяснить, «явля­ ется ли интерес в этих обоих своих качествах одним и тем же явлением или же мы встречаемся здесь с тем обстоятельством, что одним и тем же термином обозначаются совершенно различные явления?»^. Его ответ на этот вопрос со­ стоит в том, что интерес является специфической категорией, выражающей пе­ реход объективного в субъективное и обратно, выражающей определенное единство объективного и субъективного^. Такое понимание интереса конкрети­ зируется выделением следующих элементов его структуры:

1. социальное положение субъекта, или совокупность его практических связей с обществом;

2. степень осознания положения, которая может широко варьироваться от непонимания через смутное ощущение до ясного осознания;

Лаврииеико В.Н. Проблема социальных интересов в ленинизме. - М., 1978. - С. 70.

^ Шайкенов Н.А. Указ. соч. - С. 10.

См.: Сиренко В.Ф. Проблема интереса в государственном управлении. - Киев, 1980. - с;

Грибанов В.П. Указ. соч. - С. 233-245.

См. работы Здравомыслова А.Г.: Проблема интересов в социологической теории. - Л., 1964;

Теоретические и методологические проблемы исследования социальных интересов:

Автореф. дис... докт. филос. наук. - М., 1969;

Потребности. Интересы. Ценности. - М., 1986.

" Здравомыслов А.Г. Теоретические и методологические проблемы исследования социальных интересов;

Лвтореф. дис... докт филос. иаук. - М.. 1969. - С. 16.

" См.: Здраво.мысчов Л.Г. Потребности. Ингересы. Ценности. - М., 1986. - С. 96.

3. идеальные побудительные силы, или мотивы деятельности, направ­ ленные на вполне определенные объекты интереса, и, наконец, 4. само действие, которое представляет собой утверждение субъекта в объективном мире'.

Изложенная концепция имеет не только своих сторонников, но и против­ ников. Причем, критика идет как со стороны объективного, так и субъективно­ го понимания интереса, и это вполне естественно. Камнем преткновения здесь является истолкование терминов «объективное» и «субъективное». Субъектив­ но-объективная трактовка интереса оценивается некоторыми авторами как субъективная в основе своей. Главный аргумент при этом состоит в том, что она будто бы понимает под интересом факт осознания субъектом своих объек­ тивных потребностей. На этом основании делается вывод, что она практически тождественна субъективному пониманию интереса^.

Изложенная концепция единства имеет своим основанием деятельност ный подход. Именно в деятельности человека практически соединяются объ­ ективные условия и его человеческие качества. Принципиальное значение при этом приобретает философская интерпретация человека как субъекта - носите­ ля сознания, души и деятельности. Уместно вспомнить приводимую нами мысль Гегеля, о том, что субъект есть деятельность, осуществляющая пере­ ход из субъективности в объективность. Весьма созвучно этой философской позиции понимание субъекта в рамках деятельностного подхода, развиваемого отечественной психологией. Субъект и его психика в субъектно деятельностной теории - это не две системы, а одна^.

Деятельностный подход, разрабатываемый и реализуемый отечественной психологической наукой, «устранил необходимость решать такие философско теоретические и методологические проблемы, как первичность бытия и вто ' См.: Здравомыслов А.Г. Проблема интереса в социологической теории. - Л., 1964, -- С. 29 30.

См.: Михайлов СВ. Интерес как общенаучная категория и ее отражение в науке граждан­ ского права /, Государство и право, - 1999. - № 7. - С. 88.

"' См.: Современная психология: Справочное руководство. - М., 1999. - С, 331.


ричность сознания, психофизиологическую проблему и др.». Не принимает принцип первичности бытия относительно сознания и С.Л. Рубинштейн. Об­ ращает на себя внимание так же позиция, а, точнее, изменение позиции по дан­ ному вопросу одного из ведущих отечественных философов исследующих созна­ ние - А.Г. Спиркина. Учитывая принципиальное теоретико-методологическое значение этого вопроса для нашего анализа, приведем его высказывание пол­ ностью. «По словам Маркса, - пишет А.Г. Спиркин, - анатомию гражданского общества следует искать в политической экономии. В этом заключается глубо­ кая истина, если ее не абсолютизировать, не возводить во все определяющий, все детерминирующий фактор, в особое бытие, которое определяет всю духов­ ную жизнь общества по принципу «бытие определяет сознание». Это неверно.

Сознание изначально и органично включено во все звенья экономической жиз­ ни общества: ведь субъектом экономических отношений является человек, об­ ладающий сознанием. Он сознательно производит и осуществляет обмен, куп­ лю и продажу. Все его действия определенным образом мотивированы и вклю­ чены в нескончаемую цепь потребностей, целеполаганий, волевых действий, ответственности, правосознания и т.д. Общество во всем его объеме - это субъ ектно-объектная реальность, и было бы неверным искать тут пресловутую «первичность и вторичность», запутываясь в паутине загадки «курицы и яй­ ца»^.

Мы воздержимся от оценки принципа первичности бытия, равно как и другого, не менее значимого, но противостоящего ему принципа тождества бы­ тия и мышления, в их полном объеме и значении для философии. Это предмет самостоятельного философского исследования и дело философов. Как из ак­ сиомы, мы исходим из признания качественного своеобразия человека как субъекта, являющегося принципиальной новизной в природе. Отличие его субъективного качества от объективного мира далеко не исчерпывается отра ' Мак.чаков Л.Г, Общая психология. СПб.. 2000. ~ С. 134.

- Спиркин А.Г. Философия: Учеб. - М, 2000. - С. 597^598.

жателъным аспектом их взаимодействия: образ - объект. Человек обладает волей, определенной внешней и внутренней свободой, активной системой цен­ ностей, идеалов и убеждений, верований, интеллектом, способностью к эмо­ циональному реагированию и многими другими свойствами, которые, будучи вместе взятыми в своем единстве и взаимодействии, образуют эту самую труд­ но уловимую и невыразимую до конца, но несомненно существующую новизну в природе. Несомненно так же и то, что он продукт, порождение мира внешне­ го, но «продукт» коренным образом отличный от всего остального. В этом сво­ ем уникальном качестве он и взаимодействует с миром, породившем его, «до­ страивая» себя в этом взаимодействии до того, что собственно и есть человек.

Что же касается причин и той силы, которая вызвала его к жизни - это метафи­ зические вопросы, а не вопросы строгой науки. Субъективная составляющая интереса и является выражением вот этого своеобразия качества человека, то­ го, что в метафизическом смысле обозначается понятием «Я».

Человек обладает волей и свободой воли. Свобода ~ это его способность выбирать из предоставленных ему возможностей, принимать решение со зна­ нием дела, т. е. всей совокупности наличных условий и факторов, и действо­ вать в соответствии с этим выбором. Выбор всегда означает определенную по­ зицию, обуславливающую направление деятельности. Это высшая, специфиче­ ски человеческая форма проявления избирательности, как свойства, присущего в достаточно развитой форме всему живому. Интерес и является важнейшей характеристикой направленной деятельности субъекта, интегрирующей в себе многообразие элементов внутреннего и внешнего мира, субъективного и объ­ ективного.

Фундаментальное исследование интересов как формы общественных от­ ношений провел А.Т. Ханипов. И хотя он в некоторой степени дистанцируется от рассматриваемой концепции, его позиция достаточно близка основной ее идее. Он понимает интерес как субъективное выражение объективной возмож ности (необходимости)'. В полной форме он определяет интерес как «более или менее сознательную позицию, линию поведения социального субъекта в конкретной общественной ситуации, зависящую от его положения в системе исторически складывающихся экономических отношений и выражающую, во первых, его избирательное отношение к объективным тенденциям обществен­ ного развития, его направленность на историческое творчество и, во-вторых, его направленность на самоутверждение (курсив наш - И.П.)»^. В этом, по его мнению, и состоит сущность интереса, определяющая подлинную общность и единство всех интересов. Не можем удержаться от совершенно частного кри­ тического замечания относительно связи интереса с направленностью на само­ утверждение личности. Вполне допустимо для оптимиста признать эту связь доминирующей, но связь интереса с деструктивными действиями есть факт уп­ рямый и доказательный.

Сравнение структуры интереса в понимании А.Г. Здравомыслова и эле­ ментов, отмеченных в приведенном определении, свидетельствует о значи­ тельном сходстве позиций. Существенное отличие их в том, что А.Т. Ханипов не включает в явном виде в интерес само действие. Общая схема его рассуж­ дения в данном вопросе такова. Сначала интерес имеет идеальную форму су­ ществования и выражается в целенаправленности, желании и т.д. Когда устра­ няется имеющееся препятствие, субъект приступает к осуществлению деятель­ ности в соответствии с имеющимся уже у него интересом. Деятельность объек­ тивирует интерес, который проявляется в результатах деятельности в форме бытия, как покоящееся свойство'^.

По мнению А.Т. Ханипова интерес существует только в деятельности и для деятельности. «Но правомерно ли, - спрашивает он далее, - на этом ос­ новании все перечисленные автором (Здравомысловым А.Г. - прим. И.П.) мо­ менты деятельности считать структурными моментами интереса? В случае по ' См.: Ханипов А. Т. Указ. соч. - С. 109, ' Там же.-С. 181.

См.: там мсе. - С. 110.

ложительного ответа на данный вопрос однозначно напрашивается вывод о том, что понятие «интерес» включает в себя всю совокупность общественных отношений субъекта. В результате еще более усложняются пути поиска специ­ фической природы интереса и его места в структуре деятельности и в системе общественных отношений»'. Эти возражения мы не можем оставить без анализа.

Во-первых, таким образом понимаемый интерес, конечно же отражает всю совокупность общественных отношений субъекта. Ничто не осуществляет­ ся субъектом помимо интереса. Включает же интерес всю совокупность отно­ шений субъекта только в определенном аспекте. Понятие о предмете включает в себя все множество этих предметов, только не как действительные предметы, а как продукты абстрагирующей деятельности ума. Что же касается усложне­ ния поиска природы интереса, то это продиктовано сложностью самого пред­ мета исследования. Поиск места интереса в системе общественных отношений, понимаемого своеобразной локализованной сферой, лишен смысла в силу от­ меченной тотальности интереса. Общественные отношения создаются и вос­ создаются отношениями индивидов друг к другу и поэтому вся совокупность общественных отношений «пропитана» интересами - потенциальными, акту­ альными или реализованными.

На вопрос о том, является ли интерес направлением деятельности, линией поведения или самой направленной деятельностью мы ответим так: интерес есть характеристика отношения субъекта к условиям бытия выражающегося в его направленной деятельности. Идея о том, что интерес выражает отношение субъекта к условиям его существования имеет здесь определяющее значение.

Итак, мы познакомились с основными понятиями, выражающими катего­ рию «интерес» и концептуальными подходами к пониманию исследуемого яв­ ления. Соединяя эти направления анализа надлежит учесть и особенности тол­ кования интереса в различных отраслях знания, его полидисциплинарное виде­ ние. В частности, обращает на себя внимание необходимость различать поня ^ Хшшпов Л. Т. Указ соч. - С. 91, тия «интерес», «правовой интерес», «экономический интерес», «социальный интерес» и т. д, В этой связи очень правильной представляется мысль С. Саби кенова о том, что «все общественные науки должны, очевидно, исходить из понимания интереса как такого явления, которое имеет общую природу и об­ щие закономерности проявления. Сложность и многосторонность этого поня­ тия, создавая известные трудности в познании и требуя специфического под­ хода, не дают оснований для разрыва целостного реального феномена, общая природа которого едина и находит проявление во всех сферах человеческой деятельности»'. Интерес как общегуманитарную категорию необходимо отли­ чать от понятий, выражающих специфические интересы субъектов в различных сферах жизнедеятельности и связанные с предметами соответствующих науч­ ных дисциплин. Что же составляет содержание категории «интерес»?

Прежде всего это связь интереса с потребностью. Суть их отношения в том, что всякий интерес выраэюает определенную потребность, но не всякая потребность актуально выражена в форме интереса. Строго говоря, отношение между ними нельзя интерпретировать отношением подчинения в том смысле, что всякий интерес есть потребность и только некоторые потребности являют­ ся интересами. В этом случае между ними фиксируется логическое отношение, но стирается содержательное, качественное. Игнорируется иерархичность в от­ ношении между ними, их разноуровневость.

Фактором, превращающим, переводящим потребность на уровень инте­ реса является мотив. Мы согласны с высказыванием Д.А. Кикнадзе, сторонни­ ком концепции интереса как единства объективного и субъективного, если его высказывание понимать скорее как афоризм, а не дефиницию: интерес есть по­ требность, прошедшая стадию мотивации^. Весьма часто интерес понимают как осознанную потребность. Нельзя, конечно, сказать, что осознание не имеет отношения к потребности. А.Г. Здравомыслов говорит о степени осознания по Сабиквнов С. Ука^. соч. С. 16.

' См.: Кгжиадзе ДЛ, Потребность. Поведение. Воспитание. - М.. 1968. - С. 60.

требности, которая находится в широком диапазоне от непонимания до ясного осознания. А.Т. Ханипов также фиксирует этот момент, характеризуя интерес как более или менее сознательную позицию, линию поведения социального субъекта. С чем связано, что интерес субъекта для него самого может нахо­ диться в таком широком диапазоне - от полного неведения до более или менее ясного осознания? Дело в том, что если интерес субъекта неведом ему, не осоз­ нается как объективно данный ему интерес, то субъект может действовать во­ преки этому интересу. Такая ситуация вполне естественна в объективной кон­ цепции. И если задача адекватного его познания субъектом не решена, то он и не знает свой интерес. Он остается для субъекта «интересом в себе». Здесь все понятно. Но как объяснить существование неосознаваемого интереса в концеп­ ции единства объективного и субъективного? Если субъективное понимать как осознанное психическое отражение, как мнение субъекта, то допустить суще­ ствование неосознаваемых интересов в этой концепции невозможно. Однако, такое понимание субъективного лишь одно из многих.

В осознании реализуется преимущественно отражательная способность субъекта, а в мотивации - собственно субъективность, выражающаяся не в без­ личном знании, обладании информацией, а в пристрастности отношения субъ­ екта в свете доминирующего личностного смысла. И суть не в том, что из имеющихся понятий мы выбираем понятие с наиболее подходящим для наших целей значением, отбрасывая все неподходящее. Объективно, когнитивный компонент (познавательный образ) есть один из многих элементов, образую­ щих внутреннюю духовную целостность личности, индивидуальное «Я». Он не является единственным и не во всех жизненных ситуациях играет определяю­ щую роль. Интеллект, будучи сущностным свойством человека, не обеспечива­ ет даже на уровне индивида, разумность всех его поступков. Психика человека содержит в себе сознательное и бессознательное. На каждом из этих уровней психики обрабатывается и хранится огромное количество информации. Взаи­ модействуя с миром, субъект осознает только часть воспринимаемой информа ции. «я» не во всем является господином своего внутреннего мира. Этот мир неисчерпаем и человек остается загадкой для самого себя. Вот почему значи­ тельная часть действий, совершаемых субъектом, не контролируется и не управляется его сознанием. Гораздо чаще, чем того хотелось бы homo sapiens, человек сам не знает, чего он хочет, не справляется со своими желаниями, в том числе неразумными, греховными и в итоге сам не ведает того, что творит.

Исток неосознаваемых интересов субъекта находится не столько во внешнем, сколько во внутреннем его мире.

Что касается мотива, то он рассматривается атрибутом деятельности.

«Деятельности без мотива не бывает, - утверждает А.Н. Леонтьев, - «немоти­ вированная» деятельность - это деятельность не лишенная мотива, а деятель­ ность с субъективно и объективно скрытым мотивом»'. Осознание мотива все­ гда вторично. Мотивация есть процесс циклического взаимодействия субъекта и ситуации, в ходе которого осуществляется выбор и принимается решение, обеспечивающее целенаправленность действия. Основная функция мотива в структуре деятельности состоит в обеспечении целеобразования, формирова­ ния цели и ее фиксации. Цель задает деятельности устойчивую направленность и организованность. В отличие от мотива, который, как правило, не в полной мере осознаваем, цель всегда осознаваема самим субъектом. Иначе она уже не цель. Важно подчеркнуть, что мотив и цель не обязательно совпадают, точнее - однозначно соответствуют друг другу. Это возможно потому, что деятель­ ность может быть полимотивированной и в этом случае одна и та же цель мо­ жет соответствовать разным мотивам.

Посредством мотива потребность конкретизируется до уровня цели, дос­ тижение которой должно обеспечить удовлетворение потребности. Мотив за­ дает зону целей и осуществляет как бы «наведение» на цель. «Когда цель сов­ падает с потребностью, тогда деятельность принимает строго целенаправлен ' Леонтьев ЛИ. Деятельность. Сознание. Личность. - М.. 1977. - С. 102.

^ См.: Леонтьев ЛИ. Лекции по общей психологии. - М., 2000. ~ С. 434.

ный характер, а сама потребность, теперь уже существующая как некоторый синтез, как цель-потребность, превращается в устойчивый осознанный интерес.

Интерес есть, в сущности, устойчиво направленный побудительный мотив деятельности, окрашенный эмоционально-ценностным отношением. Он-то и помогает отысканию средств удовлетворения потребности, достижения цели».

Выраженная в приведенном рассуждении А.Г. Спиркина идея синтеза пред­ ставляется весьма продуктивной применительно к интересу. Он есть именно целостное образование, продукт синтеза множества явлений, входящих в него определенными своими гранями.

В качестве основного вывода междисциплинарного рассмотрения ин­ тереса как общегуманитарной категории можно принять следующее поло­ жение: интерес является характеристикой отношения субъекта к условиям его бытия. Отношение здесь понимается в общепринятом смысле, одной из форм всеобщей связи явлений. Субъект представляет собой особый член от­ ношения, поскольку обладает духовным миром, важнейшим элементом ко­ торого является сознание. Эта особенность позволяет выделить отношение внутреннее и внешнее. Соответственно им выделяются две формы бытия интереса - внутренняя (субъектная) и внешняя (объектная). Интерес, рас­ сматриваемый характеристикой состояния внутреннего мира предстает су­ ществующим только для субъекта. Причем он может иметь своим объектом явления и продукты деятельности собственного внутреннего мира (идеаль­ ные явления) и мира внешнего (материальные, в частности вещественные образования). Отношение, проявляющееся вовне как связь, практически осуществленная в поведении, поступках, деяниях, являет интерес в доступ­ ной для других форме.

Второй важный вывод состоит в том, что интерес по сути своей не­ мыслим помимо деятельности. Их диалектика такова, что всякий интерес выступает продуктом осуществленной деятельности и вместе с тем атрибутив Спиркии А.Г Основы филосо(|)||и. М., 1988. - С. 373.

ным свойством деятельности последующей. Интерес есть характеристика отношения субъекта к условиям его бытия, выражающаяся в мотивиро­ ванности и целенаправленности деятельности, преследующей удовлетво­ рение определенных потребностей. Мы не утверждаем, что интерес и отно­ шение, интерес и деятельность - это одно и то же. Идея в том, что без указания на деятельность интерес невозможно представить ни фактически, ни логиче­ ски. Мы не включили в явном виде в предложенное определение указание на виды деятельности - внутреннюю или внешнюю и характер деятельности, оп­ ределяемый ее предметом - познавательная, экономическая, юридическая и т.д.

Субъективная составляющая интереса представлена указанием на субъект и, главным образом, на мотивированность его деятельности. Мотив включает в себя идею выбора, а следовательно и свободы субъекта, заданной рамками объ­ ективных условий бытия и потребностей.

Предложенное понимание интереса имеет предварительный характер. В этом качестве оно может служить методологической основой для исследования интереса в различных сферах жизнедеятельности людей, в том числе и право­ вой. Выяснение специфики правового видения интереса, его места и роли в праве составляет задачу следующего этапа нашего исследования.

ГЛАВА II.

ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ ВЗАИМОСВЯЗИ ПРАВА И ИНТЕРЕСА.

2.1. Подходы и проблемы в понимании взаимосвязи права и интереса.

Успешное функционирование механизмов обеспечения и охраны прав и законных интересов граждан, общественных и государственных организаций предполагает решение ряда сложных как в практическом, так и теоретическом отношении проблем. Необходимо осуществление мониторинга интересов раз­ личных социальных групп, совершенствование правовых средств их отражения в законодательстве, оптимальное сочетание интересов и правовых гарантий их удовлетворения. Использование интереса как правовой категории в решении подобных задач может быть эффективным при условии ясности и определен­ ности, методологического единства в подходах к пониманию природы интере­ са и его связи с правом. Эти слагаемые эффективности требуют к себе при­ стального внимания исследователей, поскольку их взгляды нередко различают­ ся по самым важным, принципиальным вопросам учения об интересе.

Для уяснения содержания и роли категории «интерес» в праве требуется решить ряд общих теоретико-методологических вопросов. В частности, отве­ тить на вопросы о том, входит ли вообще интерес в право, каким образом вхо­ дит и в каком качестве - как элемент содержания или составляет его сущность, каким образом он закрепляется в праве, как соотносится с другими факторами правообразования. Исследуя эти вопросы, нам придется коснуться различных аспектов применения рассмотренных ранее концепций в анализе соотношения интереса и права. Основным в рамках указанной проблемы будет вопрос о том.

каким образом интерес входит в право.

По вопросу о вхождении интереса в право высказываются разные, в том числе и взаимоисключающие, суждения. В полном соответствии с объектив­ ным пониманием интереса С. Сабикенов, например, утверждает, что интерес н входит В Право. «Интерес, - пишет он, - не может входить в право, он как объ­ ективная реальность остается за пределами действия права. Иначе интерес по­ терял бы свои свойства объективного явления, перестал бы быть объективной основой формирования и развития права»'. Объективный интерес осознается общественным классом, личностью, но это не превращает его в субъективное явление.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.