авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«vy vy из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Першина, Ирина Викторовна 1. Интерес в праве 1.1. Российская государственная ...»

-- [ Страница 3 ] --

Сторонники объективной концепции поступают непоследовательно, ко­ гда допускают наличие субъективного аспекта в интересе. Такое допущение противоречит основной идее данной концепции, несовместимо с ней. Приме­ ром приведем точку зрения, высказанную Г.В. Мальцевым, Исследуя соотно­ шение субъективных прав, обязанностей и интересов, он четко определил свою позицию: «Интерес - объективен, человеческие представления о нем субъек­ тивны». Вместе с тем, Г.В. Мальцев говорит о необходимости уточнить полу­ чившее уже в 60-е годы известное распространение среди части исследовате­ лей понимание интереса как субъективного явления. Это уточнение состоит в том, что интерес признается прежде всего объективным явлением. Обоснова­ ние субъективного компонента в интересе проводится следующим образом:

«Субъективный аспект понятия интерес связан как раз с тем моментом, когда объективный интерес, будучи осознанным, вызывает в сознании индивида субъективную заинтересованность в том, что есть предмет интереса. Только на этой основе возникают желания, определяются цели субъективной деятельно­ сти»^.

Отраженный в сознании объективный интерес вызывает к жизни совер­ шенно иное по своему характеру явление, называемое автором субъективног;

заинтересованностью. Рассматривать этот вторичный продукт воздействия ин­ тереса на субъекта свойством, компонентом, аспектом, частью самого этого объективного интереса теория отраэ/сения не позволяет.

' Сабтеиов С. Указ, соч. - С. 82.

" Мальцев Г.В. Соотношеиис субъективных прав, обязанностей и интересов граждан // Совет ское государство и право. - 1965. - № 10. - С, 20.

С позиции объективного видения интереса вообще нет основания гово­ рить о^ уточнении понимания интереса как сугубо субъективного явления. По­ следнее должно просто отвергаться. Изображение компромисса здесь логиче­ ски недопустимо. Практически же добавление субъективного элемента в дан­ ную концепцию по существу ничего в ней не меняет. Это особенно отчетливо проявляется при решении вопроса о соотношении права и интереса. «Понима­ ние интереса, - пишет Г.В. Мальцев в полном соответствии с логикой теории отражения, - прежде всего и главным образом как объективного явления, мы думаем, устраняет возможность отождествления объективного явления и ото­ бражения этого явления в праве»'.

По обсуждаемому вопросу весьма основательны суждения Н.А. Шайке­ нова. Сущность интереса он усматривает в объективно существующем общест­ венном отношении. Объективность есть основное свойство интереса, состоя­ щее в том, что «он существует в объективной реальности социальной жизни, независимо и вне человеческого сознания»'^. Это четко выраженная основная идея объективной концепции. Далее автор от нее отходит, переходя фактиче­ ски на позицию, признающую существование двух рядов интересов. Само сло­ во «интерес» наполняется двумя смыслами, обозначающими различные и глав­ ное самостоятельно существующие явления - социальный интерес и психоло­ гический интерес. Подчеркивается «капитальный характер такого различения».

Психологический или субъективный интерес понимается продуктом деятель­ ности мозга, проявлением законов психического отражения. Он рассматривает­ ся как «исключительно субъективное явление». Интерес как социальное явле­ ние объективен по своей природе. Субъективный компонент в структуре инте­ реса, допускаемый Г.В. Мальцевым, у Н.А. Шайкенова обретает совершенно иной статус.

Мальцев Г.В. Соотношение субъективных прав, обязанностей и интересов граждан // Совет­ ское государство и право. - 1965. - № 10. - С. 21.

• Шатенов И.А. Указ. соч. - С. 27.

^ ^ См.: там лее.-С. 10^13.

Решение дискуссионного вопроса о соотношении объективного и субъ­ ективного в интересе, по его мнению, находится «не во взаимоисключении психологической и социологической теории или их слиянии в объективно субъективную трактовку данной категории, а в том, чтобы отчетливо различать два самостоятельных явления: социальный интерес и психологический инте­ рес. Две концепции, очевидно, отражают два различных реальных явления и, следовательно, в равной мере имеют право на признание...»'. Нам представля­ ется, что данная концепция интереса уязвима по ряду позиций.

Диалектико-материалистическая теория отражения не допускает рас­ смотрения материального явления и его идеального образа равноправно суще­ ствующими. Она требует признать первичность оригинала и вторичность от­ ражения-следа. Признание за психическим образом равноправного с оригина­ лом существования свойственно мировоззренческой позиции, именуемой «психофизический параллелизм». Психофизический параллелизм - это теория отношения мышления и бытия, психического и физического как в сути своей независимых друг от друга, самостоятельно существующих рядов явлений, со­ ответствующих один другому. В данном пункте отчетливо проявляется проти­ воречивость концепции двух рядов интересов, развиваемой в рамках материа­ листической доктрины. Социальный интерес - первичное, а психологический есть его идеальный образ, вторичное. В этом суть их отношения. Если для примера взять реальный стол и его гносеологический образ, предположим в форме понятия, то монистическая философия, принимающая теорию отраже­ ния, не позволит рассматривать эти явления двумя рядами самостоятельно су­ ществующих столов. Различие между ними весьма существенно - идеальный образ стола не является столом, подобно тому, как понятие сладкого не являет­ ся сладким в действительности. Только барону Мюнхгаузену могла прийти в голову мысль поджечь порох искрами, сыплющимися из глаз. Предмет и его идеальный образ нельзя уравнять онтологически.

Шайкеиов НА. Указ. соч. = С 12.

Идея двух рядов самостоятельно существующих различных по своей природе интересов в концептуальном плане не согласуется с теоретико методологической посылкой самого Н.А. Шайкенова. Он исходит из того, что «с принципиальных позиций остаются всего два исходных пункта интерпрета­ ции интереса - сознание субъекта, отражающее его бытие, либо само это бы­ тие, определяющее стимулы его деятельности»'. Если ограничиться двумя ука­ занными методологическими альтернативами, то концепция двух рядов инте­ ресов в них не вписывается.

Внимание, которое мы уделили объективной концепции и концепции двух рядов интересов, оправдано тем, что проведенный их анализ дает основу для понимания и оценки решения вопроса о соотношении права и интереса их представителями. Это важно еще и потому, что большинство отечественных юристов, исследующих право, в настоящее время действительно придержива­ ется этих концепций.

С решением данного вопроса предложенным С. Сабикеновым, последо­ вательным сторонником объективной концепции, мы знакомы - интерес не может входить в сознание. Из этой посылки логически следует вывод, что ин­ терес не может входить в право, поскольку «право как совокупность правовых норм представляет собой общественное явление, которое порождается общест венным сознанием». Вывод С. Сабикенова жесткий, но логичный. Противопо­ ложного мнения придерживается Н.А. Шайкенов. Он формулирует весьма при­ влекательный тезис: право - способ существования интереса, получившего свое правовое оформление и обеспечение. Такое решение вполне соответству­ ет концепции двух рядов интересов. Нужно только помнить, что сама эта кон­ цепция, как мы убедились, внутренне противоречива и потому логически не­ корректна. Понимать интересы в праве, основываясь на ней, можно, но это не Шайкенов Н.А. Указ. соч. - С. 12.

Недбашо П.Е. Объективное и субъективное в праве (к итогам дискуссии) // Правоведение.

-1974.-№ 1.-С. 18.

См.: Шайкенов И. А. Указ. соч. - С, 51.

будет действительным доказательством. Покажем это на примере концепции Н.А. Шайкенова, коль скоро его понимание интереса представляется достаточ­ но определенным.

Логика его рассуждений такова. Право «имеет дело» только с объектив­ ным социальным интересом, поскольку психологический интерес не может вы­ ступать предметом правового регулирования. Материалистический подход к праву предполагает признание определяющей роли объективных интересов по отношению к праву, в котором они находят свое отражение. Интересы дикту­ ют необходимость правотворчества согласно схеме: объективные интересы общественное сознание - право. Правообразование начинается с формирования воли, являющейся следствием проявления интереса. Интересы получают свое воплощение в содержании права, лишь пройдя через механизм государственной воли. Анализ соотношения права и интереса резюмируется следующим обра­ зом: «Интересы являются не только исходным мотивационным звеном актив­ ной законодательной деятельности, но и определяющим элементом самого со­ держания права. Здесь объективный интерес переходит в субъективный юри­ дический фактор: в осознанной форме интерес находит свое научно обосно­ ванное воплощение в самом содержании права»'.

Как С. Сабикенов, так и Н.А. Шайкенов исходят из марксистской воле­ вой концепции права, согласно которой выражение государственной воли, обу­ словленной интересами господствующих индивидов, и есть закон. Сущност­ ным моментом права оба признают то, что в волевом действии, направленном на создание норм права, непосредственно отраж:ается осознанный объектив­ ный интерес господствующего класса. Различие между ними в том, что С. Са­ бикенов не считает отражаемый объективный интерес собственно интересом и помещает его вне права. Н.А. Шайкенов же считает отраженный, т.е. субъек­ тивный интерес, самостоятельным явлением наряду с интересом объективным.

Поэтому субъективный интерес, «помещенный» в право, может рассматривать ' и/ат-еиов И.А. Указ. соч. ^ С. 31, 47-48.

ся элементом и даже определяющим элементом содержания права. Вот так, с помощью «двойника» или «дублера», интерес оказывается в праве собственной персоной. Конечно, никто не отрицает, что право и интерес органично взаимо­ связаны. Интерес отражается, выражается, представляется, проявляется, во­ площается, закрепляется и т. д. в праве. Но вопрос по существу состоит в том, входит ли интерес в право или нет. Мы бы даже сказали, что для нас вопрос стоит иначе: интерес входит в право, но как непротиворечиво выразить это в понятиях ?

Объективно существующий предмет и его гносеологический образ ре­ альны, только они существуют в разных формах бытия - материальной и иде­ альной. Но это не дает основание рассматривать право способом существова­ ния на объективистский манер понимаемого интереса. Никакая конструкция, являющаяся плодом деятельности сознания, не может рассматриваться спосо­ бом существования отраженного в ней объективного предмета. Таким образом, признание существующими двух рядов интересов, соединенное с материали­ стическим подходом, создает видимость, но фактически не позволяет считать интерес входящим в право. Он остается внешним по отношению к праву, де­ терминирующим его фактором.

С позиций этой же концепции предлагаются и иные способы обоснова­ ния интереса в качестве сущностного момента права. Примером может служить монографическое исследование А.И. Экимова, посвященное роли интересов в формировании и реализации права. Интерес понимается им как объективная связь между людьми и в гносеологическом плане рассматривается как объек­ тивная категория. Содержание интереса целиком предопределено объективны­ ми факторами и осознание его ничего не меняет в его содержании'. Вместе с тем, признается существование и субъективных интересов, с которыми, как со­ вершенно справедливо полагает автор, необходимо считаться, ибо в противном случае невозможным станет выяснение во всей полноте мотивов поведения от См.: Экимов А.14. Укги. соч. - С. 7-8, 25^ дельных индивидов. Признается и удвоение категории «интерес». Каких-либо новых моментов здесь А.И. Экимов не вносит. Он подчеркивает, что, хотя пси­ хологическая и социологическая концепции не только не исключают, но, на­ против, дополняют друг друга, «психологический» и «социологический» инте­ ресы не сливаются в едином «объективно-ч;

убъективном интересе». Интерес как явление сознания со времени своего возникновения существует как момент актуального субъективного процесса;

человек непосредственно руководствует­ ся им. В противоположность этому «социологический» интерес, будучи объектив­ ным по своему характеру, целиком принадлежит сфере общественного бытия.

Форма выражения, субъективного восприятия интереса обозначается термином «заинтересованность». Заинтересованность представляет собой единство объективного (имеет объективный источник) и субъективного (по своей природе). Интерес «плавно» переходит в заинтересованность, но это не дает достаточного основания теоретически рассматривать их тождественными.

Очень глубокой и правильной представляется мысль А.И. Экимова, высказан­ ная в связи с имеющимися попытками рассматривать субъективную форму осознания интереса (заинтересованность, или что то же, психологический ин­ терес) в качестве субъективной стороны объективно существующего интереса, т.е. просто интереса. Эта мысль состоит в том, что недопустимо «смешение то­ го, чем интерес является, с тем, как он отражается в сознании»'. Как тут не вспомнить основной аргумент С. Сабикенова по данному вопросу.

А.И. Экимов рассматривает понятия «субъективный интерес», «психоло­ гический интерес», «заинтересованность» как находящиеся на грани синони­ мии, суть которых состоит в том, что они обозначают отраженный интерес, т.е.

отражение объективного, вне сознания возникшего и независимо от него суще­ ствующего интереса. Это нормальное материалистическое понимание пробле­ мы: интерес в сознании (как бы его не называли) есть субъективный образ объ­ ективного интереса. Однако, субъективный образ предмета и сам предмет - это Экимов А.И. Указ. соч. - С. 7- совершенно разные «вещи» и смешивать их недопустимо. Столь же недопус­ тимо, следуя принципам диалектико-материалистического мировоззрения, рас­ сматривать их самостоятельно существующими. Субъективный интерес произ воден от объективного, и говорить о его самостоятельности можно только ус­ ловно, что и выражается термином «относительная самостоятельность».

Субъективный элемент заинтересованности в рассмотренной ее интерпретации есть всего лишь идеальная форма, в которой фиксируется, с той или иной степе­ нью соответствия, объективное содержание. Субъективное здесь означает идеаль­ ное, являющееся ни чем иным, согласно диалектическому материализму, как ма­ териальным, пересаженным в человеческую голову и преобразованным в ней, С точки зрения концептуального понимания интереса, очень важен сформулированный А.И. Экимовым ключевой, по его выражению, вопрос: со­ ставляет ли субъективное конституирующий момент интереса? Сам он отвеча­ ет на него определенно и отрицательно. Он напоминает в этой связи слова Г.В.

Плеханова, высказанные в полемике с Н.М. Коркуновым, о том, что не созна­ нием людей вызываются к существованию интересы, а определяются их отно­ шениями в общественном процессе производства. Здесь А.И. Экимов добавля­ ет: «Вместе с тем, раз возникнув, интересы так или иначе отражаются в созна­ нии людей». Это объективная точка зрения - содержание интереса целиком определяется объективными факторами. Если принять эту позицию, то объяс­ нить логически включенность интереса в сущность права, как позитивного, так и субъективного, не представляется возможным. Интерес как явление внешне­ го субъекту мира остается вне права, которое в этом случае включает в себя лишь отраженный интерес. Отражение интереса в сознании собственно интере­ сом считаться не может, не может рассматриваться его элементом, аспектом или свойством, а тем более разновидностью.

Отступая от принципиальных положений объективной концепции, А.И.

Экимов так же поддерживает идею двух рядов интересов. В рамках его иссле Экимов А.И. Указ. соч. С. 8.

дования это имеет скорее декларативный характер, нежели является методоло­ гической необходимостью, как это было у Н.А. Шайкенова. А.И, Экимов выво­ дит интерес на уровень сущности права иным способом. Исходная его посылка состоит в признании определяющей роли материальных условий и, прежде все­ го, экономических интересов господствующего класса, лежащих, согласно мар­ ксизму, в основе права. «Значение интереса как сущностного момента права все­ гда подчеркивалось марксизмом»'. Другой теоретико-методологической осно­ вой его рассуждений является диалектическая идея многоуровневой сущности.

Сущность права фиксируется на разных уровнях. «Если возведенная в закон воля господствующего класса составляет сущность права первого порядка, то интересы этого класса выступают сущностью второго порядка»^. От сущности второго порядка осуществляется переход к сущности третьего порядка. Ее состав­ ляют отношения собственности, лежащие в основе экономических интересов.

Р1дею многоуровневой сущности права высказал и основательно развил в отечественной юриспруденции Л.С. Явич. Сущность права первого порядка образует, по его мнению, возведенная в закон и материально обусловленная господствующая воля. Возведенная в закон, она предстает как общезначимая и общеобязательная мера поведения, как наивысший масштаб человеческих пра­ вомерных поступков, взятый под охрану государством. Сущностью второго порядка признаются притязания индивидов и классов на юридическое и поли­ тическое признание их интересов. Изучение оснований притязаний на призна­ ние интересов предполагает раскрытие противоречия, содержащегося на этом уровне, и выводит к сущности третьего порядка. Указанное противоречие ус­ матривается в том, что каждого члена общества нельзя удовлетворить по по­ требности. Сущностью третьего порядка выступают отношения собственности В И вещном (материальном) содержании и волевом выражении.

Х ' Экимов А.И. Указ. соч. - С. 65.

' Там же. - С. 63.

" См.: Явич.ПС. Общая теория права. - Л.. 1976. - С. 87-93.

* В аспекте нашей задачи особое значение имеет то, что сущность уже вто­ рого порядка находится за рамками права в строго юридическом его смысле.

Л.С. Явич подчеркивает, что только сущность первого порядка непосредствен­ но предопределяет специфику права, связана с особенностями юридической формы и, прежде всего, с такими ее атрибутами как общезначимость, норма­ тивность и государственная обязательность.

Таким образом, выявляется зависимость решения вопроса о соотношении права и интереса от понимания не только интереса, но и, что не менее важно, от понимания самого права. Возможно, это просто разные грани одной про­ блемы. Решая вопрос о том, входит ли интерес в сущность права, исследова­ тель одновременно отвечает и на вопрос о его сущности. Сравнительный ана­ лиз, в аспекте темы интереса, четко обозначенных в современном отечествен­ ном правоведении двух подходов к праву дает нам весьма полезный материал.

Но прежде объясним, почему сторонники различных концепций интереса оди­ наково «прописывают» интерес на уровне сущности второго порядка. Дело в том, что Л.С. Явич традиционно причисляется к сторонникам объективно субъективной концепции интереса.

Покажем, что в действительности Л.С. Явич так же придерживается объ­ ективной концепции. И совсем не случайно А.И. Экимов подчеркнул его мысль о том, что социальный интерес «не так уж и зависит» от того, что данная лич­ ность думает о своем интересе. Рассматривая взаимосвязь интереса с субъек­ тивным правом, Л.С. Явич не высказывается специально и развернуто об инте­ ресе, поэтому можно вести речь только о его контекстуальном определении. В праве, по мнению Л.С. Явича, выражаются интересы, но «само право - объек­ тивное и субъективное - не является интересом»'. «Сама жизнь и в первую очередь материальные условия, - пишет он, - формируют интересы личности и общества, интересы существуют в реальной действительности в качестве пре­ жде всего взаимной зависимости индивидов, между которыми разделен труд. В ' Явич Л.С. Указ соч. - С. 186.

этом смысле интересы не зависят от представлений людей об этих интересах и лежащих в их основе потребностях. С другой стороны, интерес предполагает осознание объективных потребностей и сознательно-волевую деятельность, направленную на достижение целей, выдвигаемых соответственно понятому интересу»'. Осознание интереса вполне предусматривается объективной концепцией точно так же, как и деятельность субъекта, движимого потребно­ стью, реализующего свой интерес и стремящегося к целям, соответствующим его интересу. Здесь нет ничего, что составило бы специфический элемент объ­ ективно-субъективной концепции. Как видим, рассуждения Л.С. Явича вполне согласуются с рассуждениями сторонников объективного понимания интереса.

Переходя к анализу определяющей роли правопонимания в решении во­ проса о соотношении права и интереса, надлежит рассмотреть представленные в отечественной правовой науке узкий или нормативный и широкий подходы к пониманию самого права. Глубокий критический анализ сложившейся ситуа ции в связи с проблемой правопонимания провел М.И. Байтин. Вопрос о поня­ тии права он считает исходным, ключевым, поскольку в зависимости от его понимания трактуются и все другие правовые явления.

В рамках нормативного подхода право понимается как система установ­ ленных государством юридических норм. Наиболее существенными его при­ знаками принято считать: государственно-волевой характер, нормативность, властно-регулятивную природу. В определениях права, приводимых и исполь­ зуемых сторонниками данного подхода, категория «интерес», как правило, не используется.

Широкое понимание права, при всем разнообразии его трактовок, отли­ чается тем, что наряду с нормами в него включаются правовые идеи, правовые отношения, правосознание, правовые учреждения и иные правовые явления.

Наиболее типичным и выразительным примером подобного подхода можно ' Явич Л.С. Указ соч. ~ С. 190.

См.: Байтии М. И. Сущность прана (Современное нормативное правопопимание на грани двух веков). - Саратов. 200!.

считать понимание права, предложенное Г.В. Мальцевым. В монографии, по­ священной правопониманию, он пишет: «Право как нормативно-регулятивная система есть совокупность норм, идей и отношений, которая устанавливает поддерживаемый средствами власти порядок организации, контроля и защи­ ты человеческого поведения. Речь идет о праве - правовой системе в широком социокультурном смысле слова. К ней относится все то, что мы определяем в нашей жизни как «правовое», несет и содержит в себе правовое начало»'. Пра­ вовые нормы, идеи и отношения рассматриваются в системе элементов права фундаментальными блоками, сущностными незаменимыми звеньями конст­ рукции права. Осуществленный Г.В. Мальцевым подход отличается призывом к юридической общественности избегать крайностей в отношении к юридиче­ ской норме. Недопустимо, по его мнению, представлять норму, как это делают некоторые представители социологического направления, вторичным, сугубо техническим элементом юриспруденции и преувеличивать ее роль, отождеств­ лять право с системой норм, что свойственно сторонникам нормативистского подхода'. Сложность в том, чтобы реализовать этот призыв в логически не­ противоречивой теоретической конструкции права. Это научная задача исто­ рического масштаба.

Если в содержание права включаются такие социальные явления, как деятельность субъектов права, общественные отношения, урегулированные юридическими нормами, то вполне логично в соответствии с любой теорией интереса, включить интерес в право, рассматривать его элементом содержания, а при определенных условиях и сущностью права. Приведем пример, как это возможно.

Развивая представление о праве как общественном порядке, Р.З. Ливший выделяет в нем три слоя: правовые идеи и правовое сознание;

правовые нормы;

общественные отношения, которые регулируются этими нормами. Далее ак Мачьцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. - М.. 1999. - С. 7.

^ См.: теш ж'е. - С. 7-8.

центы расставляются следующим образом: идея - только пожелание, норма лист бумаги. А неотъемлемая часть права, его источник и цель - общественные отношения. Если норма осталась на бумаге, не реализовалась в общественных отношениях - она не выполнила функции права. Норма, реализованная в обще­ ственных отношениях, признается выполнившей функцию социального регу­ лятора, она может быть названа правовой (естественно, при соответствии ее правовой идее). Автор полагает, что ближе всего к сущности права подходит идея справедливости, хотя и замечает, что вряд ли это можно доказать логиче­ ски. Сама же социальная справедливость может быть понята, по его мнению, только на основе интереса. «Принятие справедливого решения на уровне обще­ ства заключается в учете различных интересов и отыскании компромиссов.

Социальная справедливость ~ это компромисс интересов отдельных людей и социальных групп»'. Вот таким образом интерес оказался в эпицентре права, на уровне его сущности.

Среди сторонников широкого понимания права полное единство мнений отмечается только на уровне идеи самого подхода. Довольно часто их мнения совпадают и по вопросу соотношения права и интереса. В предложенных де­ финициях права в явной или неявной форме, как правило, присутствует катего­ рия «интерес».

Каждый из указанных подходов имеет собственную точку опоры, позна­ вательную ценность и потенциал, служит определенным социально психологическим, политическим, идеологическим и нравственным целям и идеалам, имеет свои плюсы и минусы. Какой из них, будучи представленны,\;

во множестве учебников по курсу теории государства и права, закрепится к сознании сегодняшних студентов и даст всходы в правосознании завтрашних юристов - покажет время. Реальная конкуренция этих подходов несомненна я достаточно сильна. Интересные результаты может дать их сравнительный ана ' Лившгщ Р.З. Теория права: Учеб. М., 19Q4. - С. 66-67.

ЛИЗ, методологически основанный на категориальной паре - содержание и форма.

Нормативное понимание фиксирует правовую форму социальной реаль­ ности, процесса и результата жизнедеятельности людей. Самым «юридиче­ ским» элементом права действительно является норма. Включая в содержание права деятельность, сторонники социологического подхода этим самым вносят изменение в саму сущность права. Нам представляется, что проникнуть в сущ­ ность права и изменить ее возможно только через норму. Норма немыслима вне сущности права. Логико-методологическим исходным пунктом широкого понимания права является включение в норму в качестве ее содержания не только правила поведения, но и самого действия субъекта. В этом случае право начинает рассматриваться не просто как форма реальных общественных отно­ шений и процесса жизнедеятельности людей, т.е. не как относительно само­ стоятельное явление с собственным юридическим содержанием, а как социаль­ ное явление, в органическом единстве правовой формы и социального содер­ жания. Такой подход в полной мере предполагает учет и использование диа­ лектики содержания и формы, выражающейся в следующих положениях:

- содержание и форма органически взаимосвязаны (содержание оформ­ лено, а форма содержательна);

- форма относительно самостоятельна;

- форма активна и оказывает воздействие на содержание;

- содержание более динамично, подвижно, сравнительно с формой, ко­ торая более статична и консервативна;

- они могут находиться в отношении соответствия или несоответствия, гармонии или конфликта.

Указанные логические и теоретико-методологические основания позво­ ляют высказать предположение о том, что оба подхода имеют право на сущест­ вование. Некорректным представляется вопрос, поставленный «принципиаль­ но» - какой из них является правильным, какой лучше, а какой хуже? Неле пость подобной постановки вопроса, правда, по другому поводу, отмечает В.

Франкл: «Искать общий смысл человеческой жизни все равно что спрашивать шахматного игрока: «Какой ход лучший?» Не существует такой вещи, как «лучший ход», вне контекста конкретной ситуации конкретной игры». Конст­ руктивным будет поставить вопрос так: какой из подходов логически непроти­ воречив и практически более эффективен в анализе конкретных проблем? Ос­ новным критерием оценки метода является его работоспособность, т. е. спо­ собность решать конкретные задачи и обеспечивать достижение поставленных целей.

Мы можем констатировать следующее. Оба подхода признают взаимо­ связь права и интереса, высоко оценивают роль интересов в праве, правообра зовании и действии права. Право выражает интересы, обеспечивает их реали­ зацию и защиту. Нормативный подход усматривает в содержании обществен­ ных отношений объективное основание права. Социальное содержание опре­ деляет правовую форму и ее собственное юридическое содержание. Социаль­ ные интересы, в их объективном истолковании, есть важнейшая детерминанта права, но ни в коем случае не его собственно юридическое содержание. Широ­ кий подход к праву усиливает их взаимосвязь. Он включает деятельность и от­ ношения в право, включая этим самым в его содержание и интересы. Эти под­ ходы к правопониманию имеют разный теоретико-методологический потенци­ ал в разработке и изучении сфер правовой жизни. Если нормативный подход эффективен в изучении сложившейся системы права, в сфере его действия и применения, в области юридической практики, то широкий подход раскрывает свои возможности в процессе правотворчества, правового оформления соци­ альной реальности и в правоприменительной деятельности. На этапе разработ­ ки нормы права абстрагироваться от социальной материи не представляется возможным в принципе. Правовая форма детерминирована социальным содер­ жанием.

' Фраикл В. Воля к смыслу / Пер. с англ, М., 2(Ш). - С. 64.

Использование категории «интерес» в дефиниции права еще не доказы­ вает положительное решение вопроса о включении интереса в право. Это на­ глядно выражено в случае компромиссных определений, призванных удовле­ творить требованиям обоих подходов. Примером можно привести определение позитивного права, предложенное А.Ф. Черданцевым: «Право - это система общеобязательных, формально определенных норм (правил поведения), гене­ тически и функционально связанных с государством, выражающих согласо­ ванные интересы и волю общества, содержание которых вытекает из природы и характера господствующей в обществе системы экономических, политиче­ ских и иных отношений»'. Подобное понимание права допускает использова­ ние категории «интерес» именно как символа компромисса.

Переходя к решению вопроса о соотношении права и интереса с позиций толкования интереса как единства объективного и субъективного, нужно по­ смотреть, как понимают само это единство исследователи права, принимающие данную концепцию. Анализ показывает, что декларируемое принятие данной концепции не всегда является таковым по существу.

Общепризнанным сторонником единства объективного и субъективного в интересе можно считать Д.А. Керимова. В сущности, он солидаризируется с основной идеей А.Г. Здравомыслова, состоящей в том, что категория интерес указывает на переход от объективного к субъективному и обратно: от положе­ ния к идеальным побудительным силам и от идеальных побудительных сил че рез социальные действия к изменению положения. Сам Д.А. Керимов выража­ ет эту мысль следующим образом: «Следовательно, интерес имеет то своеобра­ зие, что он означает переход от объективного к субъективному через преодоле­ ние, выражаясь языком Гегеля, «произвола потребностей». Но реализованные потребности и интересы приводят к изменению объективного, т.е. по существу является обратным переходом от субъективного к объективному. Отсюда вы Черданцев А. Ф. Указ. соч. - С. 171.

" См.;

Здравомыслов А Г. Проблема интереса в социологической теории. - Л., 1964. - С. 6-7.

текает единство объективного и субъективного в понятии интереса»'. С нашей точки зрения, слова о единстве в данном случае лишь затемняют объективное видение интереса с акцентом в сторону концепции двух рядов интересов. По­ зицию Д.А. Керимова в целом следует признать именно объективной. У инте­ реса выделяются две стороны - объективная и субъективная. Это будто бы по­ зволяет уйти от «односторонне объективного» понимания интереса. Однако полную ясность вносит следующее утверждение: «Интерес действительно объ­ ективен в том смысле, что его становление, существование и развитие не зави­ сят от сознания и воли людей»^.

Подобным образом понимает интерес и В.П. Грибанов. Он говорит об интересе как известном сочетании объективного и субъективного моментов и раскрывает содержание этих моментов или сторон интереса. Мы уже обращали внимание на принципиальную постановку В.П. Грибановым вопроса о самой природе интереса, т.е. о том, является ли он «субъективным» явлением, или он по природе своей объективен. Его ответ, данный в работе «Интерес в граждан­ ском праве», категоричен: «Интерес объективен и по самой своей природе».

При этом он замечает, что объективный характер интереса подчеркивали и ос­ новоположники марксизма, когда говорили об общем интересе, существующем в действительности в качестве взаимной зависимости индивидов, между кото­ рыми разделен труд.

Признание интереса объективным по природе своей явлением, т.е. суще­ ствующем вне и независимо от человеческого сознания, - это и есть исходный пункт и основная идея объективного подхода к интересу. И, конечно же, его сторонники видят и признают диалектику перехода объективного в сферу соз­ нания в виде образов идеальных, т.е. субъективных по форме и объективных по содержанию, и обратного перехода, возвращения их посредством осознанной Керимов Д.А. Потребность, интерес и право (К вопросу об объективном и субъективном в праве) // Правоведение, - 1971. - № 4. - С. 100.

'^ Там же.-С. 102.

Грибанов В.П. Указ. соч. - С. 236.

• См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч.;

2-е изд. - М., 1955. - Т..3. - С. 31.

* деятельности субъекта в сферу своего, на материалистический манер понимае­ мого бытия. Диалектика объективного и субъективного есть необходимый и существенный элемент диалектико-материалистического мировоззрения. При­ знавая его в полной мере, исследователи интереса, придерживающиеся объек­ тивного подхода, вполне резонно делают одно очень важное дополнение, на которое мы уже обращали внимание, - «осознание интереса ничего не меняет в его содержании, так как оно целиком предопределено объективными фактора­ ми»'.

Обратим внимание на еще одно обстоятельство принципиального харак­ тера. Признать в интересе наличие объективного и субъективного и, с другой стороны, придать их взаимосвязи конституирующий, принципиальный харак­ тер - это совершенно разные вещи. Поясним эту мысль аналогией. В индивиде присутствуют в тесной взаимосвязи самые разнородные элементы - социаль­ ные, биологические, химические и т.д. Это признают все. Однако концепции человека, основанные на биологической, биосоциальной или социальной его природе будут на любителя.

Оригинальный вариант концепции интереса как единства объективного и субъективного предложил В.А, Патюлин. Он полагает, что есть основа для ин­ теграции объективного и субъективного подходов на принципе их взаимодо­ полнительности. В.А. Патюлин отмечает, что сторонники интерпретации инте­ реса в качестве преимущественно объективного явления (Ю.С. Завьялов, Г.В.

Мальцев, С. Сабикенов, И.Е. Фарбер, Д.М. Чечот и др.) не отрицают наличия субъективных моментов в нем, а сторонники рассмотрения интереса как опре­ деленного компонента психической деятельности (В.П. Грибанов, А.В. Кузне­ цов, В.Н. Кудрявцев, Е.А Лукашева, В.М. Чхиквадзе, Б.В. Шейндлин и др.) оговаривают материальную, объективную обусловленность интереса. Отсюда делается вывод: «Таким образом, как одни, так и другие, по существу, склоня­ ются к пониманию интереса как явления, органически сочетающего в себе и ' Эктюв А.И. Указ. соч. С. 8, объективное и субъективное начала»'. Наличие в интересе разнородных эле­ ментов не является достаточным основанием соединения в единое целое не просто различных, а противоположных друг другу подходов к его теоретиче­ скому пониманию. Будучи последовательно реализованными, они приводят к взаимоисключающим выводам. Особенно наглядно это выражается при ответе на вопрос о соотношении права и интереса. Интегрировать эти подходы, т.е.

органично соединить в единое целое, невозможно по причине несовместимо­ сти их основных идей.

Собственная позиция В.А. Патюлина состоит в понимании интереса как взаимодействия субъекта с условиями внешнего мира. «Интерес ~ объективно существующее взаимодействие между субъектом и средой. Спецификой такого взаимодействия является то, что это объективно благоприятное для субъекта отношение опосредовано сознанием»^. Это совершенно иной подход сравни­ тельно с объективным и субъективным. Он соединяет объективные и субъек­ тивные факторы в единое целое, но это не означает интеграцию соответствую­ щих подходов и концепций. Понимание интереса на основе категории «взаи­ модействие» составляет очень важный шаг в направлении системной разработ­ ки смешанной концепции интереса. В этой связи подчеркнем два момента. Во первых, необходимо определить соотношение взаимодействия и интереса.

Взаимодействие включает в себя интерес как аспект, элемент, свойство, детер­ минирующий фактор, характеристику, цель и т.п., или оно само по себе, рас­ сматриваемое как самостоятельное явление, и есть интерес? Можно ли считать конкретно взятое взаимодействие субъекта со средой интересом? Во-вторых, необходимо четко фиксировать то обстоятельство, что признание специфиче­ ской чертой интереса-взаимодействия опосредованность его сознанием означа­ ет отрицание возможности существования неосознаваемых субъектом интере­ сов.

Патюлин В.А. Интересы государства и граждан при социализме // Советское государство и право.-1972.-№ 5.-С. 21.

' Там Dice. - С. 21.

Концептуальное видение интереса как единства объективного и субъек­ тивного важно отграничить от других способов его интерпретации. Небольшо­ го смещения смыслов и логических акцентов может оказаться достаточно для трансформации его в лоно других концепций. Защите от такой деформации в определенной мере будет способствовать истолкование интереса как продукта взаимодействия объективного и субъективного факторов. Идея состоит в том, что два разнородных явления или фактора, взаимодействуя между собой, и об­ разуют собственно причину, порождающую интегративное следствие.

Разнообразие концепций интереса, разрабатываемых и реализуемых юристами в исследовательской деятельности, оказывается при более глубоком их анализе до некоторой степени иллюзорным. Рассмотренные нами объектив­ ная и смешанная концепции интереса в их реальном понимании в отечествен­ ной юриспруденции оказываются чаще всего в основе своей тождественными.

Они представляют собой вариации основной идеи объективного подхода. Суть ее в признании интереса явлением, изначалыю существующим вне и независи­ мо от сознания субъекта. Она есть проявление, конкретная форма выражения основополагающего принципа диалектико-материалистическои методологии в сфере юридического познания, доминирующего как в советской, так и совре­ менной российской юриспруденции. Это принцип определяющей роли обще­ ственного бытия относительно общественного сознания. Принципиально оди­ наково понимается и процесс отражения интереса в сознании субъекта, т.е.

осознание интереса. Осознанным интересом субъект руководствуется в своей практической деятельности. Получилась привычная и простая схема. Камнем преткновения для нее является вопрос: кто творец интересов? Это принципи­ альный вопрос теории. Каким чудом интерес возникает в сфере объективной реальности, если человек для этого совершенно не требуется? Возникнув, он обретает затем объективное бытие, но возникнуть независимо от субъекта, без него он не может в принципе. Сфера общественного бытия, объективная соци­ альная реальность - это своего рода «банк интересов». Он инвестирует субъек тов. Отражая реальность, усваивая объективные социальные интересы и руко­ водствуясь ими, субъект функционирует в рамках наличного социального бы­ тия. Однако не банками единственно и уж тем более не печатным станком соз­ даются деньги а прежде всего трудом людей. Так же и интересы. Суть дела в том, что индивид в силу собственного творческого потенциала способен сфор­ мировать совершенно новый интерес и предложить его социуму, внося тем са­ мым собственный вклад в «банк интересов». В этом смысле социально актив­ ный, деятельный субъект и является творцом интересов. Здесь исток генезиса социальных интересов, их развития, возрастания разнообразия, отмирания од­ них и нарождения новых. Искусство законодателя состоит и проявляется в том, чтобы своевременно улавливать как позитивные, так и негативные обществен­ но значимые интересы, самому выступать творцом жизнеспособных интересов, закрепляя их в эффективно действующих правовых формах.

Исследуя отношение интереса и права, необходимо учитывать многооб­ разие связей между ними. Об их взаимосвязи можно вести речь в смысле функ­ циональной зависимости, в плане детерминации права интересами, в аспекте отражения различных элементов интереса (субъект, объект, цель и т.д.) в нор­ мативно-правовом материале, в смысле структурной связи, предполагающей наличие у них общих признаков. Каждая из рассмотренных концепций облада­ ет собственным потенциалом в объяснении различных аспектов взаимосвязи права и интереса.

Объективный подход опирается на объективные компоненты интереса.

Ему соответствует предметная область в изучении которой он успешно приме­ няется. Примером может служить понимание интереса объектом преступного посягательства. «Материальный интерес, - пишет Н.С. Таганцев, - обыкновен­ но совпадает с тем предметом, к которому прилагаются непосредственно дей­ ствия преступника: здоровье, как правоохраненный интерес, совпадает с гла­ зом, выбитым или поврежденным, с выбитым зубом, переломленными ребра­ ми... Правоохраненный интерес и есть реальный объект преступного деяния.

без которого немыслимо самое его бытие;

поэтому посягательство, направлен­ ное на несуществующий в действительности интерес, будет мнимо преступ­ ным, а посягательство на интерес, лишенный правоохраны, будет деянием не­ преступным»'.

Явлением субъективного порядка интерес рассматривается в психологии и для данной области научного знания такой подход представляется вполне обоснованным. Будучи примененным к иной предметной области, он сущест­ венно ограничивает свои возможности. Примером приведем рассуждения Л.И.

Петражицкого об использовании понятия «интерес» в субъективном смысле применительно к изучению права. Праву можно и следует приписать сущест­ венное и разнообразное воздействие на интересы, но «только такие виды воз­ действий, которые соответствуют природе интересов как психических явле­ ний»^. В области права, полагает он, удобнее и правильнее говорить о действи­ ях и поступках. «Нормы права говорят вовсе не об интересах и не о свободной воле, а о действиях, поступках. Право вообще не запрещает сознавать какие угодно интересы и переживать какие угодно волевые движения. С другой сто­ роны, право не дает никакому интересу carte blanche для осуществления. Дело в поведении, которое может быть предписано, дозволено или запрещено, совер­ шенно независимо от того интереса, которым оно вызывается»''. Здесь сущест­ венно то, что между поведением и интересом, понимаемом в субъективном смысле, усматривается многозначная связь. Речь идет о независимости поведе­ ния от интереса в смысле отсутствия жесткой, однозначной зависимости между ними.

Таким образом, каждый из указанных подходов имеет собственное осно­ вание, сферу и уровень применения. В этом смысле они не исключают друг друга. Они самостоятельно и автономно существуют, демонстрируя в рамках своей «компетенции» определенную эффективность. Сравнивая их, нужно учи ' Таганцев Н.С.. Русское уголовное право. Часть общая: В 2 т. - Тула, 2001. - Т, Ь - С. • ПетражицкийЛ.И.

^ Указ. соч. - С. 254.

Там.Ж'е. - С. 257.

тывать, что психические явления, равно как и объекты социальной реальности, имеют как объективный, так и субъективный аспекты. Объективный подход абстрагируется, только в воображении естественно, от субъективной состав­ ляющей, а субъективный - от объективной составляющей рассматриваемых явлений. Такое абстрагирование обусловлено основной идеей подхода. Впол ^]^ не понятно, что абстрагирование как познавательный прием не должен озна­ чать отрицание реально существующего.

Смешанный подход к интересу имеет своим объектом не сферу объек­ тивного либо субъективного взятыми сами по себе, а взаимодействие этих двух основных форм бытия. Основой его выступает феномен, имеющий духовно практическую сферу - деятельность. Она синкретична относительно объек­ тивного и субъективного и рассматривается специфически человеческой фор­ мой отношения к окружающему миру, связанной с его преобразованием. «Ис­ тория, - справедливо подчеркивает К. Маркс, - не что иное, как деятельность преследующего свои цели человека»^. Позитивное свойство смешанной кон­ цепции в том, что она признает как объективность, так и субъективность инте­ реса, его объективные и субъективные компоненты. Объективное и субъектив­ ное присутствуют в деятельности в пропорциях, делающих затруднительным абстрагирование от какой-либо из этих составляющих. Но главное в том, что нужда в самом абстрагировании здесь полностью отсутствует. В структуре дея­ тельности они находятся в отношении органического единства и взаимообу­ словленности. Исходя из этого факта и строится концепция интереса как осо­ бой характеристики отношения субъекта к миру, объективно проявляющегося в практической деятельности. «Заключение об отношении, не поддающемся не­ посредственному определению, должно делаться на основании поведенческих проявлений. Хотя человек способен оценить собственное отношение по своим Подробнее см.: Першина И. В. О природе правового интереса // Актуальные проблемы в области гуманитарных наук;

от теории к практике: Сборник научных трудов. - Н. Новгород:

НЮИ МВД РФ, 2000. - Вып. 3. - С. 51-59.

^ Маркс К.. Энгельс Ф. Соч.: 2-е над. - М., 1955. - Т. 2. - С. 102, внутренним переживаниям, только его общественное поведение может быть подвергнуто объективному исследованию»'. Интерес в его действительном бы­ тии есть прежде всего практическое отношение, выраженное в деятельности.

Отношение между тремя названными концепциями следует рассматри­ вать не только по гносеологической линии «истина» - «ложь», но и по линии методологической эффективности, плодотворности применения. Каждая из них имеет возможность проявить себя в руках исследователя в истинном виде. Не­ обходимым условием этого является использование ее для истолкования и объ­ яснения фактов той области действительности, на основе которой данная кон­ цепция и создана, то есть соответствие ее своему объекту. Истина всегда кон­ кретна и всякая мысль, перейдя трудно уловимую, но несомненно существую­ щую границу условий, изменяет свое истинностное значение или утрачивает свои объяснительно-предсказательные возможности. Данные концепции при­ ходят в противоречие друг с другом в своих базисных положениях, на уровне принципов, а так же в случае объяснения явлений, выходящих за сферу их дей­ ствия, за рамки их объекта. Нам представляется, что по своему эвристическому потенциалу смешанная концепция превосходит иные концепции интереса тем, что имеет более широкую сферу своего применения. Объективное и субъек­ тивное понимание интереса можно вывести из нее как частные случаи при оп­ ределенной ее интерпретации. Речь идет о смещении акцентов на объективные либо на субъективные компоненты структуры интереса, которая в этих случаях будет воспроизводится не в полном объеме. Только с учетом этого обстоятель­ ства и можно отдать смешанной концепции интереса некоторое предпочтение.

Однако это наше суждение нуждается в обосновании. Остается пока не рас­ крытой связь интереса и деятельности. Она отнюдь не исчерпывается утвер­ ждением, что деятельность реализует интерес. Анализу соотношения интереса, деятельности или поведения (хотя эти понятия не равнозначны) и нормы права посвящен следующий параграф диссертационного исследования. Суть отноше ' Краткая философская энциклопедия. - М., 1994. - С. 326.

ния интереса и права не может быть выявлена помимо деятельности. Именно деятельность позволит увидеть их структурную связь, реальное вхождение ин­ тереса в право, то есть представленность его в праве не только отражениями образами своих элементов, а действительным и важнейшим своим элементом.

Нам предстоит убедиться, что вопреки мнению Л.И. Петражицкого нормы пра­ ва «говорят об интересах».

2. 2. Интерес как сущностный компонент права В современной отечественной литературе, посвященной теории государ­ ства и права, сформулирован и принимается рядом авторов тезис о взаимосвязи права и интереса на уровне сущности. Приведем одну из наиболее четких его формулировок: «Сущностью права является интерес и обусловленная им госу­ дарственная воля, посредством которой формулируются способы взаимодейст­ вия людей, эталоны и масштабы поведения приобретают официальное выра­ жения и общеобязательное значение»'. Такая формула соотношения рассмат­ риваемых явлений в полной мере соответствует пониманию интереса как един­ ства объективного и субъективного. Именно это мы и намерены доказывать. В порядке предварительного замечания подчеркнем, что традиционно именуемая в правовых исследованиях концепция интереса как «концепция единства объ­ ективного и субъективного» наполняется нами новым содержанием.

Обоснование тезиса «интерес есть сущностный компонент права» требу­ ет проведения анализа прежде всего на теоретико-методологическом уровне.

Успешно решить эту задачу возможно, на наш взгляд, если признать интерес специфическим продуктом практического и духовного взаимодействия субъек­ та, как носителя всех своих качеств, с внешним миром, условиями бытия. Ра­ зумеется, это самая общая, абстрактная его характеристика и она не указывает на все аспекты соотношения, взаимосвязи интереса и указанного взаимодейст­ вия. Здесь выражена общая мысль о том, что интерес имеет основной источник, конечную причину своего возникновения не во внешнем или внутреннем мире, взятыми сами по себе, а в их взаимодействии, осуществляемом посредством деятельности (опять же как внешней, так и внутренней) субъекта. Возникает интерес в процессе жизнедеятельности людей и их объединений, в реально функционирующей системе общественных отношений. Каждый субъект, строя свои отношения с миром материального бытия непосредственно опирается, во Бабаев В.К. Общая теория права: Краткая энциклопедия / В.К. Бабаев, В.М. Баранов. - Н.


Новгород, 1 9 9 7 - С. 29.

первых, на то объективное содержание, которое представлено в идеальных об­ разах его сознания и, во-вторых, на свои собственные субъективные качества.

С учетом этого обстоятельства можно утверждать, что интерес непосредствен­ но проявляется, изначально фиксируется субъектом в его внутреннем духов­ ном мире. Нужно заметить, что интерес может возникать и осуществляться не будучи контролируемым сознанием. В этом случае его субъективная состав­ ляющая будет связана со сферой бессознательного. Высказанную мысль в об­ разной форме можно выразить так: интерес по своей родословной есть явление объектно-субъектное, а по рождению - чисто субъектное. Он дитя субъекта и условий бытия, но рождается он в самом субъекте. Так обстоит дело в принци­ пе, в истоках.

Внутренний мир субъекта представляет собой целостную совокупность множества разнокачественных элементов - гносеологических образов и эмо­ ций, верований и ценностей, воли и бессознательного и т. п. Детерминирован­ ные преимущественно содержанием отражаемых объектов и идеальные по сво­ ему характеру продукты рационального и чувственного отражения, взятые в их совокупности, диалектический материализм традиционно обозначает термином «сознание». Сознание - это осознанное бытие. Во всех рассмотренных нами концепциях интереса понятие «субъективное» использовалось преимуществен­ но для обозначения элементов и свойств именно таким образом понимаемого сознания. Однако данным смысловым значением, это мы подчеркнем еще раз, термин «субъективное» не исчерпывается. Он применяется и для обозначения отнесенности явления к субъектной сфере. Именно этот смысл содержится, на­ пример, в следующем утверждении: «Психическое объективно существует только как субъективное, т.е. принадлежащее субъекту - индивиду, различным общностям людей, всему человечеству»'. Более адекватным здесь был бы тер­ мин «субъектное», поскольку в психической сфере современная психология выделяет и исследует объективные и субъективные элементы. Рассматривае Современная психология: Справочное руководство. - М., 1999. - С. 341-342.

мый термин обозначает так же индивидуальность высказанного мнения или иного духовного проявления (в смысле - «это мое субъективное мнение»), от­ сутствие непосредственной детерминированности их внешним миром и, что особенно специфично, пристрастность реагирования субъекта в форме симпа­ тии, безразличия или антипатии, различного рода оценочных высказываний.

Эта сфера субъективна по своей природе именно в указанных значениях субъ­ ективности. Своим источником и носителем она имеет суверенное Я, личность индивида. В исследовании интереса необходимо учитывать и использовать все богатство смыслов рассматриваемого слова. Недопустимо ограничиваться только смыслом, обозначающим отражательный характер явлений психики.

Идеальны все элементы психики и протекающие в ней процессы. По­ строение психологами единой теории психических процессов предполагает одним из существенных условий максимально возможное разделение, отдиф­ ференцирование субъективных и объективных компонентов психических про­ цессов друг от друга, максимально возможное абстрагирование когнитивных процессов от собственных внутренних характеристик субъекта. Эти собствен­ ные характеристики не входят в объективное содержание когнитивных, мысли­ тельных процессов'. Процессы, протекающие в каждом из блоков психологи­ ческой триады - познание, эмоции, воля - хотя и характеризуются общеродо­ вой принадлежностью к психической сфере, но имеют существенные различия.

Эти различия влекут возникновение в психологических исследованиях «кон­ цептуальных заборов» и «языковых барьеров». Субъективно-психологическая специфичность весьма отчетливо выражена в чувственно-эмоциональной сфе ре. Используемые здесь понятия, такие, например, как «радость», «страдание»

«любовь», «ненависть» или «гнев», пока трудно представить переведенными ui языки, описывающие мыслительные или волевые процессы.

Собственные характеристики субъекта не входят в элементы когнитив См.: Веккер Л.М. Психика и реальность. Единая теория психических процессов. - М., - С. 638.

ной сферы. Однако в сферу эмоциональных и волевых процессов и образова­ ний они включаются самым существенным образом. В эмоционально-волевых процессах субъект является не только носителем отраженной информации, но и содержанием отражения, и следовательно источником информации. «Таким образом, субъект как носитель информации становится вместе с тем и ее со­ держанием, входит внутрь этого содержания, являясь одним из его компонен­ тов. Переменные, относящиеся к характеристикам самого субъекта, входят в структурные формулы соответствующих эмоциональных и регуляционно волевых процессов»'.

Анализ интересов и механизма их закрепления в праве, проводимый с опорой на понятия «сознание» и «субъективное» как равнозначные, будет принципиально ограниченным. Говоря о субъекте интереса, по крайней мере, применительно к индивиду, речь нужно вести о личности, представляющей со­ бой интегральную целостность, совокупность всех своих свойств. Это связано с тем, что сознание не является конечным, итоговым результатом интеграции от­ дельно взятых классов психологической триады, а тем более всей совокупности психических явлений и процессов.

Сознание, понимаемое в широком смысле, охватывает только высшие уровни интеграции классов психологической триады, но не психику в целом. В более узком смысле, сознание есть итог интеграции когнитивных и эмоцио­ нальных процессов. В этом случае оно рассматривается в его отношении к внешней объективной реальности, т.е. со стороны своей информационно отражательной функции. Современные психологические исследования свиде­ тельствуют о том, что «если при попарном интегрировании классов триады итоги интеграции когнитивных и эмоциональных процессов воплощаются в структурах человеческого сознания как высшей формы отражения и информа­ ции, то итоги интеграции эмоциональных и регуляционно-волевых процессов воплощаются в эквивалентном сознанию по масштабу блоке интеграции ~ ха ' ВеккерЛ.М. Указ. соч. - С. 639.

по рактере. Конечным результатом процессов внутриклассовой и межклассовой психологической интеграции, охватывающим все горизонтали и все вертикали всех трех иерархий в их внутренних и внешних связях, является личность».

В соответствии с приведенными выводами психологических исследова­ ний появляется основание понимать интерес продуктом духовного освоения субъектом возникшей у него потребности. Отражение ее в сознании, т. е. ее осознание есть лишь один из аспектов этого процесса освоения. Будучи с необ­ ходимостью включенным в систему социального и природного бытия и обя­ занным действовать, субъект испытывает разного рода потребности. Объек­ тивное и субъективное присутствуют в них, находясь в тесной взаимосвязи, в единстве. Потребность возникает в процессе жизнедеятельности субъекта как один из результатов взаимодействия его с условиями бытия. В психологиче­ ской сфере она фиксируется состоянием нуждаемости в предметах, поступках, общении и многих иных элементах внешнего и внутреннего мира, необходи­ мых ему формах и способах собственного бытия. «Потребности человека - от­ ражают его объективную зависимость от внешнего мира, нужду в чем-либо»^.

Являясь продуктом деятельности, а вместе с тем и исходным побуждением к последующей деятельности, они могут выступать причинами как правомерно­ го, так и противоправного поведения.

Подчеркнем, что речь идет о потребностях целостного субъекта, интег­ рирующего в себе различные аспекты - отражательно-информационный (соб­ ственно сознание), эмоционально-волевой, деятельностно-практический и т.д.

Это очень важный момент, который позволяет различать объективное форми­ рование потребности и психическую форму ее выражения. В потребности со­ единяются качества объективного (внешнего) мира и характеристики самого субъекта. Необходимо учитывать обе ее составляющие, но прежде всего объек­ тивность мира, ибо по мнению В. Франкла, «только она представляет собой ВеккерЛ.М. Указ. соч. - С. 659.

• Франкл В. Указ, соч. - С. 62.

^ Ill действительный вызов субъекту». «Мы должны остерегаться, - подчеркивает он, - отношения к миру как к простому инструменту, служащему для достиже­ ния наших собственных целей, к орудию для удовлетворения инстинктивных влечений, для восстановления внутреннего равновесия, для установления го меостаза, или как к средству для достижения самореализации. Это означало бы деградацию мира и новое разрушение объективного отношения человека к ми­ ру, «внутри» которого он находится»'. Объективное содержание выполняет в потребности определяющую роль. Именно поэтому ее и причисляют к классу объективных явлений. Это вполне обоснованно, только при условии, что не от­ рицается ее субъективная составляющая. Потребность объективна по своему существу, по преимуществу. Объективное ее содержание образуют выражен­ ные в ней условия бытия, причем как внешние, так и внутренние. Субъектив­ ными в ней будут, помимо идеальной формы отражения, собственные характе­ ристики субъекта, желание овладеть, отдать или изменить что-то в этих внеш­ них условиях или в самом себе, которое реализуется его деянием. Потребность изначально возникает в деятельности субъекта, при непосредственном его со­ участии, и потому она функционально зависит от него, являясь единством объ­ ективного и субъективного.


Если потребности, как правило, причисляют к разряду объективных яв­ лений, то интересы относят как к объективным, так и к субъективным факто­ рам. Так, например, обосновывая тезис о доминировании исполнительно распорядительной власти в переходный период и определяя пределы государ­ ственного регулирования в сфере экономики, М.Н. Марченко относит разнооб­ разные интересы к факторам субъективного порядка, наряду с общественными настроениями, профессиональными и личностными качествами людей, В этой связи требуется объяснить, каким образом объективная по своему содержанию потребность трансформируется в субъективный по своему характеру интерес.

' Фраикл В. Воля к смыслу / Пер. с англ.- М., 2000. - С. 62.

' См.: Теория государства и нрава: Учеб. / Под ред. М.Н. Марченко. - М., 2001.- С. 149, 276.

дополняется субъективной составляющей? Это совершенно необходимо для того, чтобы обосновать возможность его включения в такой, несомненно субъ­ ективный фактор общественной жизни, каким является право*.

Интерес есть субъектное выражение потребности. Взращивание интереса на почве потребности как качественно отличного от нее явления предполагает большую направленную на нее духовную работу субъекта, которая отнюдь не исчерпывается одним только осознанием, отражательно-информационным процессом. В рамках когнитивного процесса и деятельности сознания в целом, собственные характеристики субъекта по существу не представлены. Поэтому можно считать доказанной мысль о том, что само по себе осознание потребно­ сти ничего нового в нее не добавляет.

Интерес, понимаемый в самом широком смысле, не есть само общест­ венное отношение или его разновидность, он есть сторона, аспект любого от­ ношения субъекта к миру, равно как предпосылка, компонент и результат его жизнедеятельности. Переход на следующие ступени конкретизации понимания интереса заключается в интерпретации его как отношения субъекта к потреб­ ности, воплощающего в себе, во-первых, ценности, во-вторых, волевые качест­ ва субъекта. «Прохождение» потребности через систему ценностей и волевую сферу субъекта имеет своим результатом образование на ее основе качественно отличных от нее явлений. Более развитое новое всегда возникает на основе предшествующего, включает его в «снятом» виде, но не сводится к нему и тем более не исчерпывается им. Эта диалектическая схема вполне применима к процессу становления интереса из потребности. Именно в этом смысле мы принимаем тезис Д.А. Кикнадзе о том, что интерес есть потребность прошед­ шая стадию мотивации, добавляя - и оценки с позиции системы ценностей субъекта. Формирование ценностного отношения к потребности и последую­ щая мотивационно-волевая ее «обработка» представляют два уровня, этапа формирования интереса. Оба они необходимы и дополняют друг друга. Пройдя Итоги многолетней дискуссии, проведенной журналом «Правоведение» по вопросу о соот их, потребность трансформируется в интерес в его наиболее развитой форме, воплощающей в себе в снятом, интегрированном виде потребность, ценности субъекта и многочисленные элементы мотивационно-волевого блока. Охарак­ теризуем в самой краткой форме основные вехи на этом пути формирования интереса.

Связь потребности и интереса многозначна. Это обусловлено прежде всего разнообразием систем ценностей субъектов. Анализируя право с аксио­ логических позиций, Нено Неновски пишет: «Ценности выражают значение вещей и их свойств для человека. Они служат выражением заинтересованного отношения людей к окружающему их миру». Потребность любого вида, в том числе и познавательная, соотнесенная со шкалой ценностей и получившая со­ ответствующую оценку помещается в систему ценностных координат субъекта.

Таким образом она обретает дополнительное свойство и может рассматривать­ ся новым явлением. Новизна возникшего состояния заключается в существенно возросшем удельном весе качеств самого субъекта, ибо основной критерий ценности находится JB нем самом. Это явление мы обозначаем термином «за­ интересованность».

Заинтересованность имеет промежуточный, переходный характер: она уже не потребность, но еще и не интерес. Заинтересованность близка, по сво­ ему смыслу, пониманию интереса Гольбахом: «Интерес, - писал он, - это, по­ просту говоря, то, что каждый из нас считает необходимым для своего сча­ стья»^. Заинтересованность выражает предпочтения субъекта. Выражая содер­ жание и иерархию его ценностей, заинтересованность задает «силу» интереса.

Желание есть мера ценностей - говорил испанский философ XVII века Граси ан. В этом явлении субъект присутствует своими личностными качествами, си­ лой своего духа. Будучи сильно заинтересованным, он может, например, поже ношении объективного и субъективного в праве см.: Недбайло П.Е. Указ. соч. - С. 14-25.

Неновски Н. Право и ценности: Пер. с болг. / Вступ. ст. и пер. В.М. Софронова;

Под. ред.

В.Д. Зорькина. - М., 1987. - С. 25-26.

' Гольбах. Избр. произв.: В 2 т, - М„ 1963, - Т. 1. С. 311.

лать изменить свои потребности, в том числе и порочные, и, при определенном сочетании объективных и субъективных факторов, суметь это сделать, перевес­ ти себя в иной режим и образ жизни. И ответственен за все это он сам, лично.

Да, он, конечно, может, но не все. Его возможности ограничены собственным потенциалом и объективными условиями, рамками его общественного бытия.

«Человек, будучи существом конечным, никогда не сможет полностью освобо­ дится от пут, привязывающих его к различным сферам, в которых он сталкива­ ется с условиями, которые нельзя изменить. Тем не менее всегда остается неко­ торая свобода, позволяющая ему принимать решения. В пределах этих границ, какими бы узкими они не были, человек может двигаться свободно;

только благодаря этой позиции, занимаемой им по отношению к любым условиям, в которых ему приходится жить человек может быть настоящим человеком»

Исходя из этого и несколько перефразируя Грасиана, мы скажем: интерес есть масштаб ценностей и свободы субъекта.

Основная функция потребности в структуре деятельности - побуждение.

Заинтересованность, благодаря регулирующим функциям ценности и оценки, об­ ретает свойство избирательности, т. е. ориентационно-регулирующую функцию.

Это нечто принципиально новое сравнительно с потребностью. Здесь присут­ ствует возможность осуществления личного выбора, а следовательно и свобода.

Заинтересованность по своему содержанию близка к понятию установки и является элементом механизма самой общей, выражаясь терминами техниче­ ского знания, грубой настройки субъекта на условия его бытия. Заинтересован­ ность является первой и в этом смысле основополагающей формой интереса.

Это как бы протоинтерес'. Его содержание обусловлено двумя взаимодейст­ вующими факторами - объективным состоянием нужды, переживаемым субъ­ ектом, и набором его ценностей. Совсем не случайно поэтому в философском энциклопедическом словаре интерес определяется как ценность и значение, Фраикп В. Указ. соч. ~ С. 65.

Прото...(с греч. Protos - первый) - часть сложных слов, указывающая на первичность и пер­ вооснову, например, прототип.

Придаваемое нами вещи, которая соответственно этому занимает наши мысли и чувства. Тот, у кого есть интерес к чему-либо, называется заинтересованным.

Интересное - это то, что имеет значение для наших материальных или духов­ ных потребностей. В качестве примера понимания интереса на основе заинте­ ресованности можно привести понятие страхового интереса. Интерес страхо­ вой есть «необходимая обязательная мера материальной заинтересованности в страховании»^.

Национальный интерес понимается как совокупность интеллектуальных, исторических и моральных ценностей, направляющих внутреннюю и внешнюю политику государства'. В этой важнейшей разновидности интереса особенно значима и отчетливо проявляется связь с ценностями и процессом принятия решения: «Национальный интерес - не карта, где можно начертать направле­ ние своего движения. Сердцевина процесса принятия решения... не поиск наи­ лучших средств служения национальному интересу, уже хорошо известному и понятному. Это - определение самого интереса: оценка национальных ресур­ сов, потребностей, связей, традиций, политических и культурных горизонтов короче, своего календаря ценностей».

Заинтересованность недопустимо сводить только к смыслу термина «лю­ бопытство», ограничивать рамками познавательно-отражательного аспекта от­ ношения к миру. Понимая интерес потребностным отношением человека к ми­ ру, реализуемым в познавательной деятельности, психологи отличают его от заинтересованности, выводя последнюю за рамки познавательного аспекта.

С.Л. Рубинштейн связывает интерес со стремлением узнать, а заинтересован­ ность - с желанием обладать. Нам думается, такое разграничение условно в тоы смысле, что стремление узнать вполне можно рассматривать разновидностью См.: Философский энциклопедический словарь. - М., 1997. - С. 183.

Лозовский Л.Ш. Универсальный бизнес-словарь / Б.А. Райзберг, А.А, Ратновский. - М., 1997.-С. 336.

См.: Введение в политологию: Словарь-справочник / Сост. Г.Л. Купряшин, Т.П. Лебедева, Г.И. Марченко и др;

Под ред. В.11. Пугачева. - М., 1996. - С. 84.

Ch. Frankel. Morality and U.S. l-Oreign Policy. «Headline Series.» 1975. № 224. P. 52.

желания обладать, только предмет желания здесь специфичен - это знания, информация. Заинтересованность, как начальная форма и одновременно уро­ вень выражения интереса, характеризует все многообразные отношения субъ­ екта к миру. В ней фиксируется общественная и личная позиция субъекта, го­ товность действовать в направлении, отдифферинцированным его ценностями и оценками потребностей. Латинское «interest» переводится - «иметь значе­ ние», «важно». В полном соответствии с данным этимологическим смыслом в социологической литературе интерес понимается прежде всего как «направ­ ленность субъекта на значимые для него объекты, связанные с удовлетворени­ ем потребностей, полезностью»'.

Формулируя правовые нормы, закрепляющие определенные интересы, законодатель с необходимостью руководствуется системами социальных цен­ ностей и приоритетов, равно как и своими собственными. «В интересах по­ требность обнаруживает себя в виде предпочтения, оказываемого при выборе;

и, наоборот, потребность есть результат основанного на интересе предпочтения тех ценностей, которые субъект благодаря принятию вполне определенной, ис­ торически возникшей нормы считает составной частью жизненного оптимиз­ ма»^. Право как социальное явление и основной регулятор общественных от­ ношений представляет собой безусловную ценность. Оно обретает это качество включая в себя интересы людей, формирование которых с необходимостью предполагает ценностное и оценочное отношение субъектов. Право не есть «зеркальное» отражение социальной реальности. Правовое отражение всегда осуществляется с заинтересованной позиции, в силу чего оно и становится ценностным и нормативным. Ценности, выражаемые нормативными сужде­ ниями, свидетельствуют о том значении, которое субъект придает реализации данной нормы. На стадии формирования заинтересованности правоустанавли Российская социологическая энциклопедия / Под общ. ред. Г.В. Осипова - М., 1998. - С.

166.

" Бро:жпк В. Марксистская теория оценки / Пер. со словац. - М., 1982. - С. 100.

вающего субъекта закладывается первый камень регулятивной функции права.

Связь ее с закрепленными в праве интересами возникает именно здесь.

Заинтересованность, возникшая на почве взаимодействия потребности, системы ценностей и оценок субъекта, детерминирует общее направление и характер его волевой деятельности. В одной и той же ситуации субъекты, по разному заинтересованные в ее разрешении, скорее всего и поведут себя по разному. Одно дело, если потребность, реализуемая в данной ситуации, имеет высшую оценку (положительную или отрицательную), и совсем другое, если она оценивается как имеющая второстепенное значение или аксиологически безразличная. Интересы могут классифицироваться по степени значимости представленной в них потребности в диапазоне от жизненно важных до уровня, не представляющего сколь-либо существенного значения. Диапазон интересов, выраженный в терминах эпицентр ~ периферия, задается шкалой ценностей субъекта.

Заинтересованность, не соединенная с волей - практически безжизненна, а воля, не соединенная с заинтересованностью - бессмысленна. Продуктом взаимодействия воли как атрибутивного свойства субъекта и заинтересованно­ сти как возникшего психического состояния является формирование интереса в его наиболее развитой форме. Таким образом, возражая А.И. Экимову, пола­ гавшему, что интерес плавно переходит в заинтересованность, мы скажем об­ ратное - заинтересованность плавно переходит в интерес. А, точнее говоря, сам интерес переходит с одного уровня на другой, высший уровень\ По вопросу о взаимоотношении воли и интереса высказываются разные мнения. Одни исследователи полагают, что интерес не входит в волю, другие считают, что воля включает в себя интерес. «Интерес, - писал Б.В. Шейндлин, - входит в понятие воли как побудительная сила формирования воли и как его Наше возражение обоснованно в случае «рождения» интереса. Если же субъект усваивает, воспринимает интерес уже сложившейся и реально существующий в социальной реальности, то высказанную А.И. Экимовым мысль о трансформации интереса в заинтересованность мы полностью разделяем.

осознанная цель»'. По мнению В.М. Баранова, воля в снятом виде содержит в себе интересы, а так же потребности, мотивы, цели и установки субъекта. Для аргументированного разрешения указанного вопроса нужно прежде всего отве­ тить на вопрос о том, что есть воля.

Вопрос о природе воли много веков занимает умы не только психологов, но и философов, правоведов. Существует множество теорий воли^. В последнее десятилетие наибольшее число сторонников находит концепция воли как соз­ нательного регулирования человеком своего поведения и деятельности, выра­ женного в умении преодолевать внутренние и внешние трудности при совер­ шении целенаправленных действий и поступков. Основная ее функция усмат­ ривается в сознательном регулировании активности. Она проявляется в двух разновидностях - активизирующей и тормозящей. Понимание воли в качестве единого психического регулятивного процесса, свойствами которого являются сознание и активность, воспринято и широко используется в юриспруденции.

Общепризнанным можно считать единство воли и мотивации, проявляющееся в энергетизирующем (динамизирующем) и регулятивном воздействии на субъ­ екта. Проявляясь в процессах самодетерминации и саморегуляции, они участ­ вуют в формировании определенной траектории поведения поведения. При рассмотрении мотива акцент делается на побуждении а в случае воли - на ре­ гуляции поведения. Основное содержание воли видится в подчинении субъек­ том самого себя достижению поставленной цели оптимальным способом. Воля - это прежде всего способность субъекта с умом осуществлять власть над са­ мим собой. Понятие «сила воли» обозначает меру этой способности.

Участие интеллекта, сознания и мышления в регулировании поведения заключается прежде всего в выявлении и анализе связей формируемой цели с Шейнд.пин Б.В. Сущность советского права. - Л., 1959. - С. 45.

См.: Баранов В.М. Истинность норм советского права. Проблемы теории и практики. -Са­ ратов, 1989.-С. 167.

' См.: Ильин Е.П. Психология воли. - СПб., 2000. - 288 с.

См.: Макшков А.Г. Указ. соч.- С. 373.

•' См.;

Ошензнхт НА. Указ. соч. - 256 с.

ценностями, личностными качествами субъекта и другими ее детерминантами.

Целеполагание является важнейшей и весьма сложной задачей, которую дол­ жен решить субъект до и в процессе волеизъявления. Целеобразование начина­ ется уже на стадии формирования заинтересованности. Взаимодействие по­ требности и системы ценностных ориентации порождает новое состояние субъекта, выражающееся в его предпочтении и общей установке на деятель­ ность, призванную удовлетворить данную потребность. Объекты удовлетворе­ ния потребности здесь могут даже не фиксироваться. Таким образом на стадии заинтересованности формируется абстрактная цель, т. е. цель в самом общем ее выражении, в отвлечении от какого-либо конкретного объекта, способного стать объектом интереса. Но важно подчеркнуть, что целеполагание начинается именно здесь, поскольку понятие цели органично связано в деятельности с по­ нятием ценности. Цель так или иначе всегда должна рассматриваться в мас­ штабе ценностей, считает В.Л. Гавеля и мы с ним полностью согласны'. Выра­ жение в заинтересованности ценностей и оценок субъекта делает принципи­ ально возможным превращение ее в объект воли, вхождение ее в сферу воле­ вых процессов. Характерная для заинтересованности общая абстрактная поста­ новка цели получает под воздействием воли форму конкретной цели деятель­ ности.

Регулирующая функция воли отчетливо проявляется в обеспечении трансформации потребности и заинтересованности в конкретную цель дея­ тельности. Участие воли в этом процессе определяется субординацией ценно­ стей субъекта, ибо она проявляет себя только по отношению к тому, что имес!

субъективную ценность. Мотив как элемент волевого комплекса, подчеркивает А.Н. Леонтьев, задает зону целей. Здесь заявляет о себе проблема критерия вы­ бора цели, критерия, определяющего выбор стереотипа поведения и его актив ' См.: Гавеля В.Л. Целеполагание в структуре социальной деятельности человека. - Волго­ град, 1998. - С. 108. См. так же: Лазарев В.В. Телеологическое толкование советского закона и правотворчество / В.В. Лазарев, Т.Я. Насырова // Правоведение. - 1988. - № 2. - С 27-33;

Чулюкии Л.Д. Природа и значение цели в советском праве. - Казань, 1984. - 103 с.

ности. Есть основания искать этот критерий вне волевой сферы, а именно - в системе ценностей субъекта.

Цель обретает смысл и характер закономерности, определяющей спо­ соб действия субъекта. В практике социального бытия, по мнению В.Л. Гавеля, человек ориентируется не только на цели и не только на ценности, сколько на удовлетворение своих духовных и материальных потребностей. Однако непо­ средственно он руководствуется все-таки целью: «Человек удовлетворяет свои осознанные, мотивированные потребности, достигая поставленных целей, ко­ торые выступают в этом случае как структурированные в целях потребности».

Уместно поставить вопрос: если заинтересованность является протоин тересом, то где же в рассматриваемой цепочке трансформаций потребности собственно интерес и что он собой представляет?

Интерес есть интегративная характеристика множества элементов жиз­ недеятельности субъекта. Вполне обоснованно, на наш взгляд, А.Г. Здравомы слов включает в содержание интересов совокупность практических мотивов действия, цели и задачи деятельности, которые овладевают сознанием субъек­ та. Содержанием интереса оказываются так же те предметы и объекты, на ов­ ладение которыми направлены внутренние стремления субъекта. Интерес, счи­ тает он, есть единство выражения (обнаружения, проявления) внутренней сущ­ ности субъекта и отражения объективного мира, совокупности материальных и духовных ценностей человеческой культуры в сознании этого субъекта. Соци­ альное положение субъекта, его влечения и стремления, объекты этих стремле­ ний - все это тоже элементы интереса^.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.