авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ

Райкова, Ольга Вячеславовна

1. ПредвыБорный дискурс как жанр политической

коммуникации

1.1.

Российская государственная Библиотека

diss.rsl.ru

2003

Райкова, Ольга Вячеславовна

Предвыборный дискурс как жанр

политической коммуникации [Электронный

ресурс]: На материале английского языка :

Дис.... канд. филол. наук

: 10.02.04.-М

РГБ, 2003 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Германские языки Полный текст:

http://diss.rsl.ru/diss/03/0806/030806006.pdf Текст воспроизводится по экземпляру, накодятцемуся в фонде РГБ:

Гайкова, Ольга Вячеславовна Предвыборный дискурс как жанр политической коммуникации Волг ог рад 2003 Российская государственная библиотека, 2003 год (электронный текст).

Волгоградский государственный университет

На правах рукописи

Гайкова Ольга Вячеславовна ПРЕДВЫБОРНЫЙ ДИСКУРС КАК ЖАНР ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ (на материале английского языка) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Специальность 10.02.04 - германские языки

Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Т.Н.Астафурова Волгоград - СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА I. ПРЕДВЫБОРНЫЙ ДИСКУРС КАК ЖАНРОВОЕ ОБРАЗОВАНИЕ 1.1. Определение основных понятий в лингвистике: текст и дискурс 1.2. Принципы выделения жанра предвыборного дискурса 1.3. Институциональные характеристики предвыборного дискурса 1.4. Ритуальные характеристики предвыборного дискурса 1.5. Риторические характеристики предвыборного дискурса Выводы к главе 1 ГЛАВА П. ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ВОЗДЕЙСТВИЯ В ПРЕДВЫБОРНОМ ДИСКУРСЕ 2.1. Манипулятивные стратегии и тактики предвыборного дискурса 2.2. Аргументативные стратегии и тактики предвыборного дискурса 2.3. Этический аспект предвыборного дискурса 2.4. Структурно-композиционные особенности предвыборного дискурса.. 2.5. Лингвостилистические особенности предвыборного дискурса Выводы к главе 2 ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ # ВВЕДЕНИЕ Изменения, происходящие в политике, требуют переосмысления сфер деятельности, неразрывно связанных с общественным сознанием, и тех явлений, которые активизируются в условиях конкурентной борьбы. К последним со всей очевидностью относится политическая коммуникация.

Мир политики вызывает огромный интерес у представителей, казалось бы, не смежных областей науки: политологов, социологов, психологов, лингвистов и т.д. В центре исследования оказываются политические сферы, которые подвергаются изучению с разных точек зрения. В отечественной литературе появилось большое количество работ, посвященных политической коммуникации в целом (В.Н. Базылев, 2000;

Д.А. Бокмельдер, 2000;

Р. Водак, 2000;

О.В. Дитрих, 1998;

Е.А. Репина, 2001 и др.) и политическому дискурсу в частности (Е.Н. Бакумова, 2002;

М.Р. Желтухина, 2000;

В.В. Кашкин, 2000;

М.Ю. Кочкин, 1999;

М.В. Новикова-Грунд, 2000;

Е.А. Попова, 1995;

Е.И.

Шейгал, 2000), избирательным технологиям и предвыборным кампаниям (К.

Жуков, А. Карнышев, 2001;

СВ. Пономарев, 2001;

Г.Г. Почепцов, 2000), политической имиджелогии (Т.Н. Дорожкина, 1997;

Р.В. Колокольников, 1996;

Н.Г. Плахотникова, 1996;

Г.Г. Почепцов, 2000;

В.В. Смолякова, 2000) и политической рекламе (А.Г. Варава, 1999;

С.Ф. Лисовский, 2000;

Е.В. Егорова Гантман, К.В, Плешаков, 1999).

Диссертационное исследование выполнено в русле теории политического 'J дискурса и дискурса масс-медиа, социолингвистического анализа дискурса, лингвокультурологии, жанроведения, теории аргументации, риторики, и посвящено анализу предвыборного дискурса как одного из жанров политической коммуникации.

Объектом исследования является предвыборное выступление как сложное дискурсивное образование, в котором проявляются институциональные, ритуальные и риторические признаки, как речетворческий продукт, обусловленный ситуацией общения и институциональным статусом коммуниканта, основной интенцией которого является оказание воздействия на электорат. Предмет исследования составляет предвыборный дискурс как лингвокультурный феномен, реализующийся в разноплановых средствах воздействия институциональной, ритуальной и риторической коммуникации.

Гипотеза исследования состоит в том, что предвыборный дискурс сочетает в себе черты институциональной, ритуальной и риторической коммуникации с преобладающими характеристиками последней, поскольку цель политика (кандидата на пост президента) заключается в преднамеренном воздействии на избирателей посредством целого арсенала лингвориторических средств. Таким образом, цель работы заключается в изучении и описании предвыборного дискурса с учетом его институциональных (функциональные и конститутивные признаки), ритуальных (сценарность, ролевая структура и семиотизаторы предвыборного пространства) и риторических (стратегии, тактики и риторические структуры воздействия) характеристик.

Для реализации поставленной в работе цели необходимо решить следующие исследовательские задачи:

1. Определить понятия «текст», «дискурс», «жанр»;

выявить жанрообразующие признаки предвыборного дискурса.

2. Описать институциональные, ритуальные и риторические характеристики жанра предвыборного дискурса в системе политической коммуникации.

3. Выявить манипулятивные и аргументативные стратегии и тактики воздействия на эмоциональную, рациональную и морально-этическую сферы электората, используемые в предвыборном выступлении кандидатами на пост президента, проанализировать их реализацию на языковом уровне.

4. Рассмотреть структурно-композиционные особенности предвыборного выступления.

5. Охарактеризовать лингвориторическую специфику предвыборного дискурса.

Несмотря на обилие появившихся в последнее время работ, посвященных различным аспектам политической коммуникации, избирательным технологиям и предвыборным кампаниям, детальное исследование предвыборного дискурса как жанра, включающего в себя институциональные, ритуальные и риторические характеристики, не проводилось.

Фрагментарно в той или иной степени большинство аспектов выбранной темы исследования освещаются как в отечественной, так и зарубежной науке в ряде специализированных книг по технологиям избирательных кампаний, политической имиджелогии, политическому маркетингу, многочисленных публикациях, посвященных анализу текущих избирательных кампаний (С.И.Бернштейн, М.В.Борисенко, А.Г.Варава, К.Жуков, А.Карнышев, Н.

Костенко, И.В.Максимова, Н.П.Пищулин, Г.Г.Почепцов, R.Agranoff, B.Campbell, H.Eulau, M.Hershey, К. Jamieson, D.Birdsell, J.Kessel, W.

McWilliams, G. Pomper), но позиции авторов работ во многом расходятся, и на данный момент ответ на вопрос о сущностной характеристике предвыборного дискурса не найден.

Так, жанровые особенности предвыборного дискурса практически не отражены в отечественной лингвистической литературе. Отсутствуют исследования структурно-стилистических особенностей текстов предвыборных выступлений. Однако относительно детально освещены специфика телевизионной рекламы и особенности рекламных обращений, рекомендуемых к использованию в ходе избирательной кампании в учебниках и исследованиях, посвященных технологии и организации политических кампаний.

Таким образом, актуальность настоящего диссертационного исследования обусловлена недостаточной изученнностью значимого явления современной политической жизни - предвыборного выступления, в котором отчетливо проявляются признаки институциональной, ритуальной и риторической коммуникации, а также отсутствием работ по исследованию структурно-композиционных и лингвориторических особенностей текстов предвыборных выступлений.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые предвыборный дискурс рассматривается как конгломератный жанр, в котором реализуются признаки институциональной, ритуальной и риторической коммуникации;

установлены в качестве облигаторных компонентов предвыборного дискурса языковые, семиотические и лингвориторические средства воздействия в их совокупности.

Функциональная и содержательная сложность изучаемого нами жанра предвыборной речи предопределили использование ' в настоящем диссертационном исследовании следующих методов:

Гипотетико-индуктивный и гипотетико-дедуктивный Контекстуальный анализ Метод интроспекции Метод дискурс-анализа Описательный метод и его основные компоненты (наблюдение, интерпретация и обобщение) Элементы контент-анализа Элементы компонентного анализа лексических единиц Семиотический анализ Лексико-семантический, синтаксический и стилистический анализ фрагментов текстов.

Материалом для исследования послужили полученные из интернет источников (algore2000.com;

georgewbush.com;

' washingtonpost.com) тексты предвыборных выступлений кандидатов на пост президента США Джорджа Буша и Альберта Гора, произнесенные ими во время подготовки и проведения избирательной кампании 1999 — 2000 гг. Всего было проанализировано около 200 текстов предвыборных выступлений обоих кандидатов на пост президента, что составляет около 70 п.л.

Теоретической базой диссертационного исследования послужили работы отечественных и зарубежных лингвистов в области лингвистики текста и теории дискурса (В.Г. Борботько, И.Р. Гальперин, Р. Водак, В.И. Карасик, М.Л.

Макаров, Е.И. Шейгал, R.F. Barsky, Т.А. van Dijk, S. Slembrouck, М. Stubbs), политического дискурса (Е.В. Бакумова, А. Дорлигийн, А.В. Дука, М.Р.

Желтухина, В,Б. Кашкин, М.Ю. Кочкин, Е.А. Попова), жанроведения (В.М.

Алпатов, М.М, Бахтин, В.Е. Гольдин, В.В. Дементьев, О.Н. Дубровская, К.Ф.

Седов), теории аргументации и риторики (Т.В. Анисимова, А.Н. Баранов, Н.А.

Безменова, Т.М. Бережная, Д.А. Бокмельдер, О.П. Брынская, Е.Г. Гимпельсон, В.Ю. Голубев, Е.Ю. Ильинова, Н.А. Кащей, Е.И. Ковалева, X. Перельман, Л.

Олбрехт-Тытека, Л.П. Чахоян, J. Kopperschmidt), политической рекламы (А.Г Варава, Е.В. Егорова-Гантман, К.В. Плешаков, С.Ф. Лисовский, Л.В.

Расторгуева), политической имиджелогии и «паблик рилейшинз» (Г.Г.

Почепцов, СВ. Пономарев, В.В. Смолякова), дискурса масс-медиа (А.А. Котов, С. Энсолабихер), избирательных технологий (К. Жуков, А. Карнышев, Н.

Костенко, Н.П. Пищулин, M.R, Hershey, J.H. Kessel, H.D. Lasswell, W.C.

McWilliams).

Теоретическая значимость диссертации состоит в расширении и уточнении понятийного аппарата теории политической коммуникации, в дальнейшей разработке проблем прагмалингвистики и риторики, в освещении сложного «гибридного» дискурсивного образования на примере предвыборного выступления.

Практическая ценность работы состоит в том, что ее результаты могут быть использованы в вузовских курсах общего языкознания, стилистики и интерпретации текста, лингвокультурологии, социолингвистики;

могут быть учтены при разработке рекомендаций для оптимизации политического общения в целом, в спецкурсах по англоязычной риторике, политическому дискурсу и практике политических дискуссий, в обучении публичной речи студентов филологов. Полученные результаты найдут применение не только в лингвистике, но и в теории коммуникации, в сфере «паблик рилейшинз» и политологии для прогнозирования эффекта эмоционального позитивного и негативного воздействия текста на аудиторию, а также при разработке стратегий предвыборных кампаний и контроле за освещением хода предвыборной борьбы в СМИ.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Предвыборный дискурс как сложное коммуникативное образование относится к разным типам дискурса (институциональному — политическому и неинституциональным - ритуальному и риторическому), вследствие чего является «гибридным» жанром и отличается особым набором разноплановых характеристик.

2. Институциональные признаки предвыборного дискурса включают целевые установки, статусно-ролевые характеристики участников общения, темпоральные характеристики, коммуникативные стратегии и тактики, тематические определители.

3. Ритуальные признаки предвыборного дискурса обусловлены специфическими локальными, темпоральными, предметно-символическими и лингвистическими параметрами, образующими лингвосемиотическое пространство предвыборного события.

4. Риторические признаки предвыборного дискурса (обращение к пафосу, логосу, этосу) связаны с манипулятивными, аргументативными, этическими и эмотивными особенностями предвыборного выступления как политического текста, созданного для оказания воздействия на электорат.

5. В языковом плане текст предвыборного выступления отличается особым набором разноуровневых стилистических средств и приемов:

фонетических, лексических, синтаксических, которые создают риторические структуры и способствуют формированию речевого имиджа кандидата и оказанию коммуникативного воздействия на избирателей.

Апробация работы. Основные положения и результаты диссертационного исследования докладывались на научных конференциях, Волгоградского государственного университета (2000 - 2003 гг.), на аспирантских семинарах кафедры профессиональной иноязычной коммуникации, на VI Региональной конференции молодых исследователей Волгоградской области (ВГПУ, 2002 г.).

По теме диссертационного исследования опубликовано 5 работ.

Объем и структура диссертации. Диссертационное исследование включает введение, две главы, заключение, список литературы, список лексикографических и интернет-источников. Общий объем текста- 179 стр.

ГЛАВА I. ПРЕДВЫБОРНЫЙ ДИСКУРС КАК ЖАНРОВОЕ ОБРАЗОВАНИЕ 1.1. Определение основных понятий в лингвистике: текст и дискурс Для того, чтобы описать предвыборный дискурс как один из жанров политической коммуникации, необходимо прежде всего уточнить само содержание понятия «дискурс», определить его природу и основные характеристики, а также выяснить отношение этого термина к смежному понятию «текст», которые отличаются некоторой синонимичностью в своем употреблении.

Считается, что истоки теории дискурса и методов его анализа следует искать в исследованиях языкового употребления, в социолингвистическом анализе коммуникации, логико-семиотическом описании разных видов текста, в моделировании порождения речи в когнитивной психологии, описании этнографии коммуникации и антропологических исследованиях (Арутюнова, 1990:137).

Первые исследования внутренней организации дискурса относятся к 50-м годам 20-го века. В это время появились лингвистические работы, которые были посвящены исследованию конструкций, состоящих более чем из одного предложения, то есть к этому моменту полностью наметился выход за рамки одного предложения (сверхфразовые единства) (van Dijk, 1983, Борботько, 1998). В начале 50-х годов того же века 3. Харрис попытался распространить дистрибутивный метод с анализа предложения на связный текст и привлечь его к описанию социокультурной ситуации. Таким образом, впервые был введен в обиход термин «анализ дискурса». В это же время термин «анализ дискурса» стал ассоциироваться с немецким термином "Textlinguistik", который в этот период (середина 50-х годов 20 века) получил широкое распространение (Арутюнова, 1990:137). К началу 70-х годов в связи с возросшим объемом работ по изучению сверхфразовых единств лингвистика текста как научное направление укрепила свои позиции. Таким образом, анализ дискурса и лингвистика текста стали ассоциироваться как II близкие, а иногда и отождествляемые области лингвистики. Однако, постепенно, к началу 80-х годов 20 века наметилась тенденция к разграничению этих двух лингвистических областей, так как понятия «текст»

и «дискурс» стали постепенно приобретать свою дифференциацию.

Попытаемся рассмотреть, чем отличается анализ дискурса от лингвистики текста. Так, М.Л. Макаров выделяет следующие качественные характеристики анализа дискурса:

• Анализ дискурса занимается исследованием устной и письменной языковой коммуникации, протекающей в нормальных, естественных условиях. Лингвистическим материалом служат как письменные тексты, так и выполненные в соответствии с принятыми нормами протоколы наблюдений и транскрипты устных дискурсов, включая интервью с информантами.

• Анализ дискурса самым тщательным образом исследует предметно содержательную сторону общения, уделяя больше внимания его социальной организации, чем формально лингвистической, • Анализ дискурса держится на трех важнейших категориях: действие, строение и вариативность. Когда люди что-то говорят или пишут, они тем самым совершают социальные действия. Конкретные свойства этих социальных действий определяются тем, как устный дискурс или письменный текст построены, с помощью каких именно речевых ресурсов, отобранных говорящим/пишущим из многообразия языковых средств, функциональных стилей, риторических приемов и т.п.

• Одной из центральных характеристик анализа дискурса является повышенное внимание к теоретическим, аргументативным структурам во всех без исключения типах текста и дискурса.

• Анализ дискурса все более отчетливо приобретает когнитивную направленность, стремление посредством изучения устной и письменной коммуникации решать вопросы о соотношении и взаимодействии внешнего и внутреннего миров человека, бытия и мышления, индивидуального и социального (Макаров, 1997:40-41).

Говоря о лингвистике текста, необходимо отметить следующее:

• Лингвистика текста выявляет содержательные компоненты, связанные с обеспечением правильной коммуникации и, тем самым, — правильного построения текста вообще;

лингвистика текста определяет смысловые различия в употреблении коммуникативно ориентированных компонентов высказывания.

• Лингвистика текста занимается выявлением глубинных смыслов, содержащихся в одном каком-либо замкнутом тексте. В этом случае определение принципа употребления языковых единиц помогает определить скрытые иногда от литературоведческого и стилистического анализа смысловые противопоставления и темы текста (Николаева, 1990:267 — 268).

Хотя дискурс и находится в сфере пристального изучения уже на протяжении довольно длительного периода времени, однако, как указывают многие ученые-лингвисты, в том числе и Л.П. Рыжова, термин «дискурс»

является одним из наиболее сложных и менее всего поддающихся четкому определению понятий современных структурно-семиотических исследований (Рыжова, 1998). Так, Н.Д. Арутюнова приводит следующее определение дискурса, в котором он объясняется через текст и речь:

«Дискурс — связный текст в совокупности с экстралингвистическими — прагмалингвистическими, социокультурными, психологическими и другими факторами;

текст, взятый в событийном аспекте;

речь, рассматриваемая как целенаправленное социальное действие, как компонент, участвующий во взаимодействии людей и механизмах их сознания...Дискурс — это речь, «погруженная в жизнь»...в отличие от термина «текст», дискурс не применяется к древним и другим текстам, связи которых с живой жизнью не восстанавливаются непосредственно» (Арутюнова, 1990:136-137).

Показательно то, что термин «дискурс» трактуется одновременно как текст («связный текст в совокупности с экстралингвистическими факторами») и как речь («погруженная в жизнь»). И, таким образом, как справедливо отмечают многие лингвисты (Ревзина, 1999;

Александрова, 1999;

Бисималиева, 1999), нечеткое определение термина «дискурс» привело к тому, что это понятие стало употребляться наравне с терминами «текст» и «речь», что и было продемонстрировано на приведенном выше примере определения термина «дискурс». Многие ученые-лингвисты разделяют мнение о том, что текст и дискурс являются понятиями синонимичными.

Например, О.В. Александрова считает, что термины «текст» и «дискурс» в настоящее время используются совершенно синонимично, не смотря на то, что сама протяженность единиц, обозначаемых терминами «текст» и «дискурс», остается весьма неопределенной (Александрова, 1999:9 — 10).

В.И. Карасик понимает дискурс как «текст, погруженный в ситуацию общения» (Карасик, 20006:5). А.В. Олянич полагает, что создаваемые человеком, произносимые и воспроизводимые им в графическом виде тексты внутри коммуникативного континуума, и составляют понятие дискурса (Олянич, 2000:38-39).

Таким образом, проанализированный теоретический материал позволил сделать следующий вывод: определение дискурса в современной лингвистической литературе неразрывно связано с пониманием того, что есть текст. Определение понятия «дискурс» через понятие «текст» показывает, как считает М.К. Бисималиева, схожесть (но не идентичность) их понимания в лингвистике. Несомненно, что существуют разграничения между дискурсом и текстом, и бесспорным остается тот факт, что дискурс, хотя и определяется через термин «текст», как таковым текстом в чистом виде не является. Считается, что одним из критериев разграничения употребления терминов «текст» и «дискурс» может быть их применение к устной и письменной речи, поскольку к произведениям устной речи чаще применяется термин «дискурс», а к произведениям письменной речи - «текст» (Шейгал, 20006:10). В то же время, как замечает М.К. Бисималиева, и текст, и дискурс охватывают произведения как устной, так и письменной речи (Бисималиева, 1999:80). Также, считает ученый, термин «дискурс» преимущественно употребим во французском и английском языках, в то время как в немецком языке наиболее распространен термин «текст». Кроме того, М.К.

Бисималиева полагает, что употребление терминов «текст» и «дискурс»

зависит от индивидуальных предпочтений в использовании учеными лингвистами того или иного термина (там же:81 — 82). Еще одним критерием разграничения текста и дискурса может стать следующее мнение Г. Кресса:

«дискурс - это категория, которая принадлежит и происходит из социальной сферы деятельности;

текст, же, — такая категория, которая принадлежит и берет свое начало в области лингвистики» (Kress, 1985:27).

Таким образом, нашей задачей на этом этапе становится рассмотрение прежде всего того, как понимается текст в лингвистической литературе.

Так, Н.Д. Арутюнова и Т.М. Николаева определяют термин «текст»

следующим образом: «Текст... — объединенная смысловой связью последовательность знаковых единиц, основными свойствами которой являются связность и цельность;

под текстом понимают преимущественно абстрактную формальную конструкцию» (Арутюнова, 1990:137;

Николаева, 1990:507).

С.А. Попов считает, что исходя из всего многообразия определений понятия «текст», можно выявить их классификацию, принимая во внимание следующие признаки: 1) понимается ли под текстом конкретный речевой продукт определенной/неопределенной протяженности или некая абстрактно-теоретическая модель;

2) трактуется ли текст как языковой компонент вербально-коммуникативного взаимодействия или как коммуникативная структура, включающая в себя также невербальные средства (Попов, 1997:49).

Многие ученые отмечают, что понятие «текст», хотя и существующее в языкознании уже на протяжении нескольких десятилетий, так же как и понятие «дискурс», не получило еще достаточно четкого определения (Александрова, 1999;

Попов, 1997), вследствие чего возникает многообразие дефиниций самого термина «текст» и различное его понимание (Бисималиева, 1999:78). В.Г. Бороботько указывает на то, что «текст очень широко употребляется в лингвистической литературе, и, как правило, определение термину «текст» не дается... под текстами подразумеваются всегда тексты связной речи, то есть целые литературные произведения или их относительно завершенные в смысловом отношении фрагменты»

(Бороботько, 1981:6). Понятие «текст» используется в лингвистике для обозначения любого отрывка, любой протяженности, который образует единое целое. В настоящее время, как считает М.К. Бисималиева, к этому понятию относят произведения как письменной, так и устной речи (Бисималиева, 1999:80). Текст обычно трактуется как набор определенных лингвистических форм в составе определенного отрезка речи в совокупности с их интерпретацией, которые не изменяются в контексте, а за контекст принимается определенное знание мира, включающее экстралингвистическую реальность (Борботько, 1981:10). Приведем еще одно определение текста, данное И.Р. Гальпериным: «Текст — это произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, объективированное в виде письменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом этого документа;

произведение, состоящее из названия (заголовка) и ряда основных единиц (СФЕ), объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеющее определенную направленность и прагматическую установку» (Гальперин, 1981:18).

Таким образом, под текстом понимают некую языковую структуру, отличительными чертами которой являются связность и цельность.

Необходимо заметить, что хотя к понятию «текст» на современном этапе развития лингвистики относят произведения как устной, так и письменной речи, все же, текст - это результат коммуникативного действия.

Также как и термин «текст», термин «дискурс» определяется и используется в лингвистической литературе по-разному. Л.П. Рыжова считает, что уже в самом начале употребления термина «дискурс» не прекращались поиски его русских эквивалентов: предлагались такие «эквиваленты» как дискурс, речь, тип речи, текст, тип текста, связный текст, текст связной речи. Все это вполне логично указывает на неоднозначность понимания сущности дискурса (Рыжова, 1998). М.К. Бисималиева замечает, что в западной терминологии термин «дискурс» приравнивается к пониманию того, что есть речь, а изучение речи происходит посредством двух основных подходов - лингвистики текста и анализа дискурса (Бисималиева, 1999:78).

Под словом дискурс понимается целостное речевое произведение в многообразии его когнитивно-коммуникативных функций (Панкратова, 2001:17). Такое определение термина «дискурс» довольно расплывчато.

Некоторые лингвисты считают, что дискурс противопоставляется тексту как отрезок речи «в действии», приобретающий определенное значение для своего пользователя в контексте, использующийся говорящим в определенных целях, при определенных обстоятельствах и в определенном смысле (Александрова, 1999). Но при этом определение дискурса через понятие «речь» указывает на более динамический характер обозначаемого (Бисималиева, 1999:81). Как отмечают Е.С. Кубрякова и О.В. Александрова, «под дискурсом следует иметь в виду именно когнитивный процесс, связанный с реальным речепроизводством, созданием речевого произведения, текст же является конечным результатом процесса речевой деятельности, выливающимся в определенную законченную (и зафиксированную) форму» (Кубрякова, Александрова, 1997:17). Так, дискурс предстает как явление деятельностное, процессуальное, связанное с реальным речепроизводством, а текст - как продукт речепроизводства, имеющий определенную законченную и зафиксированную форму (Кубрякова, Александрова 1997;

Бисималиева, 1999;

Шейгал, 20006), Таким образом, текст — это результат коммуникативного действия, т.е.

понятие, касающееся системы языка и лингвистической компетенции.

Дискурс есть процесс порождения текста, понятие, касающееся речи, актуального речевого действия. Как замечает В.Г. Борботько, «текст — более общее понятие, чем дискурс. Дискурс всегда является текстом, но обратное не верно. Не всякий текст является дискурсом дискурс — частный случай текста» (Бороботько, 1981:9). Противоположное мнение высказывает И.В.

Алешанова, которая считает, что представляется целесообразным употреблять термин «дискурс» в широком смысле по отношению к тексту вместе с его экстралингвистическими характеристиками, а термин «текст» в узком смысле как элемент некоторой дискурсивной макросистемы (Алещанова, 2000:131 -132).

Термин «дискурс» используется для обозначения разных видов речи и речевых произведений (например, педагогический, компьютерный, ораторский дискурс), связность и осмысление которых воссоздается с учетом всей совокупности не собственно языковых факторов (Арутюнова, 19906:414).

Понятие «дискурс» закреплено за различными сферами социальной коммуникации и изучается с различных позиций, например, с позиций прагмалингвистики, психолингвистики, лингвостилистики, структурной лингвистики, лингвокультурологии, социолингвистики и т.д. (Панкратова, 2001). Так, например, В.И. Карасик считает, что:

• С позиций прагмалингвистики дискурс представляет собой интерактивную деятельность участников общения, установление и поддержание контакта, эмоциональный и информационный обмен, оказание воздействия друг на друга, переплетение моментально меняющихся коммуникативных стратегий и их вербальных и невербальных воплощений в практике общения, определение коммуникативных ходов в единстве их эксплицитного и имплицитного содержания.

• С позиций психолингвистики дискурс интересен как развертывание переключений от внутреннего кода к внешней вербализации в процессах порождения речи и ее интерпретации с учетом социально-психологических типов языковых личностей, ролевых установок и предписаний.

• с позиций лингвостилистики дискурс сориентирован на выделение регистров общения, разграничение устной и письменной речи в их жанровых разновидностях, определение функциональных параметров общения на основе его единиц.

• Структурно-лингвистическое описание дискурса предполагает его сегментацию и направлено на освещение собственно текстовых особенностей общения.

• Лингвокультурное изучение дискурса имеет целью установить специфику общения в рамках определенного этноса, определить формульные модели этикета и речевого поведения в целом, охарактеризовать культурные доминанты соответствующего сообщества в виде концептов как единиц ментальной сферы, выявить способы обращения к прецедентным текстам для данной лингвокультуры.

• Социолингвистический подход к исследованию дискурса предполагает анализ участников общения как представителей той или иной социальной группы и анализ обстоятельств общения в широком социокультурном контексте (Карасик 20006:56).

А.В. Дука считает, что значение термина «дискурс» в социологии и политологии применимо к социальному диалогу, происходящему посредством и через общественные институты между индивидами, группами и организациями, а также между самими социальными институтами, задействованными в этом диалоге (Дука, 1999).

В лингвистике дискурс также определяется как коммуникативное событие, происходящее между говорящим и слушающим в процессе коммуникативного действия в определенном временном, пространственном и прочем контексте (ван Дейк, 1998). Так, дискурс, понимаемый в лингвистике как коммуникативное действие, характеризуется особым набором лингвистических средств и экстралингвистических факторов. Эти факторы и определяют вид дискурса, как, например, существует экономический, терапевтический, математический, компьютерный и прочие его виды. М.Д.

Купарашвили отмечает, что «дискурс также определяется собственным языком изложения;

он предполагает свою терминологию, свой элитный запас слов, в который должны быть «одеты» любые мысли из любой системы ценностей, чтобы они были восприняты и признаны» (Купарашвили, 1996:53). Окружающая среда, в которой происходит формирование или зарождение дискурса, выступает как экстралингвистический фактор, а происходящее коммуникативное событие в этом случае и есть дискурс.

То есть, таким образом, под дискурсом понимается процесс порождения «текста», который, в свою очередь, выступает уже как «результат». Так как дискурс - это процесс порождения текста, то есть понятие, касающееся речи, то текст - это результат дискурса (коммуникативного действия), понятие, касающееся системы языка и коммуникативной компетенции.

В нашей работе за единицу исследования мы принимаем предвыборное выступление, под которым понимаем текст, создаваемый в период проведения избирательной кампании с целью воздействия на аудиторию.

Такой текст отличается институциональными, ритуальными и риторическими характеристиками, о которых речь пойдет в следующих разделах диссертации.

1.2. Принципы выделения жанра предвыборного дискурса Прежде чем перейти к описанию предвыборного дискурса как жанра политической коммуникации, необходимо, на наш взгляд, рассмотреть, что понимают под «жанром» в лингвистической литературе в целом и каковы принципы его выделения в частности.

Несмотря на множество работ, посвященных жанру и его видам, проблема выделения и описания жанров остается до сих пор актуальной. В настоящий момент понятие жанра относится к числу важнейших теоретических представлений прагмалингвистики, лингвистики текста, стилистики, социолингвистики и т.д. (Галичкина, 2003:277), а наиболее исследуемыми в современной лингвистике являются жанры речи, или речевые жанры, жанры общения, риторические жанры, научные жанры, художественные жанры и т.д. (Алпатов, 2002;

Данилов, 2002;

Карасик, 1992;

Налимова, 2000;

Паршина, 2002;

Салимовский, 2002;

Седов, 2002;

Шейгал, 20006).

В лингвистической литературе существуют различные взгляды на понятие жанра в целом. Так, Л. Шибаева предлагает рассматривать жанр в самом общем смысле, т.е. как форму отражения действительности (Шибаева, 2000). Жанр, по мнению М.П. Брандес, - это динамическая модель, или форма, которая воплощается в некотором множестве конкретных речевых произведений (Брандес, 1990:28). В.И. Карасик считает, что жанр — это стандартная языковая форма передачи типизируемого содержания (Карасик, 1992:22). В.В. Дементьев рассматривает жанр как средство формализации социального взаимодействия (Дементьев, 2002:29). В.Е. Гольдин и О.Н.

Дубровская предлагают рассматривать жанр как тип, форму, коммуникативную организацию речевого действия и соответствующего речевого произведения, либо представление, знание о. типах, формах, коммуникативной организации речевых действий и соответствующих речевых действий и речевых произведений (Гольдин, Дубровская, 2002:6).

По мнению Е.В. Бакумовой, жанр следует рассматривать как особый вид текста, который характеризуется, прежде всего, типом связи, устанавливаемой между пользователем текста и его определенными характеристиками (Бакумова, 20026:99).

Так как жанр может рассматриваться как одно из средств социального взаимодействия, то лингвистическое понимание жанра тесно пересекается с его пониманием с позиций социолингвистики. В социолингвистике жанр напрямую связан с понятием речевого события и определяется как форма речи, являющаяся частью того или иного события (Chaika, 1989).

В лингвистической литературе преимущественно исследуются речевые жанры, или жанры речи. Так, под речевым жанром М.М. Бахтин понимает: 1) типовую модель построения речевого целого (Бахтин, 19796:306);

2) композиционные и стилистические единства, определяемые функцией, условиями общения и конкретной ситуацией речевого общения (Бахтин 1996:235, 159;

цит. по: Дённингхаус, 2002:112). На базе речевого жанра М.М.

Бахтин выделяет бытовые, риторические, научные, литературные и другие жанры, которые, в свою очередь, классифицирует -по параметрам первичности (простые речевые жанры) и вторичности (сложные речевые жанры). К первичным жанрам М.М. Бахтин относит жанры, сложившиеся в условиях непосредственного речевого общения, или «бытовые жанры».

Вторичные жанры возникают в условиях более сложного и относительно высокоразвитого и организованного культурного общения (преимущественно письменного) и включают в себя романы, драмы, научные исследования разного рода, большие публицистические жанры и т.п. (Бахтин, 1979:240 241).

СЮ. Данилов описывает речевой жанр как речевую единицу, «которая воплощает интенциональное состояние, связывающее адресанта и адресата, и строится по тематическим, стилистическим и композиционным канонам, закрепленным в культуре» (Данилов, 2002:218).

К.Ф. Седов предлагает рассматривать речевой жанр как один из жанров повседневной коммуникации, под которым он понимает «микрообряд, представляющий собой вербальное оформление взаимодействия партнеров коммуникации», иными словами, достаточно длительное взаимодействие, порождающее диалогическое единство или монологическое высказывание (Седов, 2002).

Т.В. Тарасенко говорит о сценарности речевых жанров, поскольку они являются социальными знаками собеседников и воспроизводят «сценарий», который формирует социальные роли партнеров: говорящего и слушающего (Тарасенко, 2000).

Т.В. Анисимова и Е.Г. Гимпельсон обращаются к понятию «жанр речи», под которым они понимают определенные формы, без которых не может обойтись ни один выступающий, «поскольку каждая речь отлита в какую-нибудь форму и жанр речи во многом определяется ситуацией»

(Анисимова, Гимпельсон, 19986:118;

Гимпельсон, 1996:178).

По классификации М.М. Бахтина речевой жанр включает в себя жанр риторический, так как изучение речевых жанров непосредственно связано с риторикой (Ярмаркина, 2002:263). Под риторическим жанром иногда понимают «исторически сложившийся устойчивый тип риторического произведения, единство особенных свойств формы и содержания, определяемое целью и условиями общения и ориентированное на предполагаемую реакцию адресата» (Анисимова, Гимпельсон, 19986:121).

Г.М. Ярмаркина справедливо полагает, что «обращение к риторическому аспекту исследования жанров речи закономерно, так как исторически жанровые нормы изучались частными риториками, поскольку частные риторики разрабатывали рекомендации по использованию тех или иных языковых средств при составлении текстов определенного жанра»

(Ярмаркина, 2002:262).

Для описания конкретного жанра (будь то речевой жанр или риторический) следует учитывать ряд критериев. Одним из таких критериев, предложенных Т.В. Анисимовой и Е.Г. Гимпельсон, может считаться описание жанра, исходя из трех уровней: концептуального уровня, уровня замысла и текстового уровня (Анисимова, Гимпельсон, 19986).

Для описания жанра на концептуальном уровне необходимо выявить общие признаки текстов, входящих в тот или иной жанр. В данном случае речь идет об установлении места жанров по отношению друг к другу. На этом уровне за основу принимается классификация жанров М.М. Бахтина по признаку первичности/вторичности. На втором уровне описания жанра уровне замысла - определяется более точно специфика того или иного жанра, т.к. уже возможно выделить общие признаки конкретного жанра (а не той или иной группы в целом). В основе уровня замысла заложена ситуация общения. Этот принцип выделения жанра также совпадает с определением М.М. Бахтиным речевого жанра, при котором учитывается конкретная ситуация речевого общения. Применительно к риторическим жанрам можно вести речь о таких ситуациях, как, например, юбилейное собрание, научная конференция, судебное заседание и выделять такие соответствующие им риторические жанры, как юбилейная речь, доклад, обвинительная речь. На уровне замысла также возможно выделить следующие риторические жанры:

информационный, эпидейктический, убеждающий, призывающий к • действию и т.д. Информационные жанры включают лекцию, инструктаж, I консультацию, отчет, резюме. В эпидейктических жанрах принято рассматривать поздравительную речь, речь по поводу знаменательного события, благодарственное слово. Жанр убеждающих речей охватывает выступления в прениях, размышление, отклик, обвинительную и оправдательную речь, заявление, В жанре призывающих к действию речей рассматриваются обращение, побуждение, предложение и реклама. Таким образом, вышеперечисленные жанры выделяются с учетом целевой направленности речи, или коммуникативной интенции. Цель речи нередко понимают как «представление о том общем результате, который должен быть достигнут в процессе выступления оратора» (Анисимова, Гимпельсон, 1998а:31).

На третьем, текстовом, этапе определяется форма каждого жанра. Сюда относят типическую композицию, словесные средства выражения и манеру произнесения речи в конкретном жанре (Анисимова, Гимпельсон, 19986: - 128).

В качестве одного из критериев выделения жанров может служить наличие цели. Так, например, существующая классификация риторических жанров по цели, предложенная Аристотелем, различает три рода риторических речей: речи совещательные, судебные и эпидейктические.

ф «Дело речей совещательных - склонять или отклонять, потому что как люди, которым приходится совещаться в частной жизни, так и ораторы, произносящие речи публично, делают одно из двух. Что касается судебных речей, то дело их - обвинять или оправдывать, потому что тяжущиеся всегда делают непременно что-нибудь одно из двух. Дело эпидейктической речи — хвалить или порицать» (Аристотель, 1998:751 -760).

Со времен Аристотеля риторические жанры претерпели существенные изменения. Так, например, Н.А. Безменова на основе его классификации выделяет такие риторические жанры, как демонстративная речь, делиберативная речь и юридическая речь. Демонстративная речь направлена на порицание или восхваление, и поскольку она относится к настоящему, эта речь оперирует исключительно фактами;

такая речь, как правило, произносится на торжественных собраниях в учреждениях. Делиберативная речь построена как совет, который оратор дает индивиду или коллективу, она относится всегда к будущему и в современной практике почти целиком принадлежит прессе. Юридическая речь посвящена защите или обвинению, относится к прошлому и произносится, как правило, в суде (Безменова, 1991:19).

В зарубежной лингвистической литературе выделяют жанры deliberative rhetoric, forensic rhetoric и demonstrative rhetoric, которые соответствуют предложенной Н.А. Безменовой классификации риторических жанров на делиберативную речь, юридическую речь и демонстративную речь соответственно (Nimmo, 1978:116 - 117).

Особый интерес представляет классификация риторических жанров П.

Сопера, в которой выделяются развлекательные, информационные и агитационные жанры. Основанием для их разграничения также является наличие определенных целей. Так, например, цель развлекательного жанра — поднять настроение аудитории;

информационный жанр ставит целью передать какое-либо сообщение, В то же время, П. Сопер подразделяет агитационные жанры на такие поджанры, как воодушевляющий, убеждающий и призывающий к действию. Рассмотрение этих поджанров представляет для нас интерес, так как изучаемый нами жанр предвыборного дискурса включает в себя некоторые черты этих поджанров и пересекается с ними по основанию общих целей.

Воодушевляющий поджанр, прежде всего, обращен к эмоциональной сфере и содержит прямое обращение к чувствам. Он затрагивает личные интересы слушателей, должен вызывать гнев, любовь к ближнему, патриотические чувства, благодарность, восторг и т.п. Убеждающий поджанр ставит целью с помощью аргументов убедить слушателя согласиться с оратором в спорном вопросе. Призывающий к действию поджанр, помимо убеждения аудитории в каком-либо вопросе, содержит прямой призыв к совершению действия самими слушателями (Сопер, 1992).

На основе классификации П. Сопера Т.В. Анисимова и Е.Г.

Гимпельсон предлагают классификацию риторических жанров, в которой учитываются цель и тип речевого действия:

Тип речевого действия Цель говорящего Риторический жанр 1.Сообщить, Сообщение информации Информирующий информировать 2. Высказать и доказать Убеждение Аргументирующий свое мнение 3. Побудить к действию Побуждение Агитирующий 4. Обсудить проблему с Поиски смысла Эвристический помощью партнера, найти вместе с ним истину 5. Выразить свое Оценка (похвала или Эпидейктический видение (понимание) порицание) добра и зла.

прекрасного и постыдного б.Доставить Игровые речевые акты Гедонистический удовольствие 7. Выразить и побудить Эмотив Поэтический эмоции, предложить (художественный) свою «эмоциональную картину мира»

B.C. Магун определяет «цель» как «отраженное индивидом в форме оценки отсутствующее благо, обязательно связанное в представлении субъекта с действиями, которые надлежит исполнить для его приобретения;

это образ желаемого блага, которое придет на смену нынейшей потребности в том случае, если будут выполнены определенные действия» (Магун, 1983:70). Одна из базовых целей предвыборного дискурса — побудить избирателей к действию, к выбору того, а не иного кандидата. Наряду с побуждением к действию, для предвыборного дискурса характерны стремление говорящего к убеждению в необходимости совершения аудиторией сознательного действия, а также к возбуждению эмоций избирателей и оценке ими значимости происходящего события. Мы считаем, что предвыборный дискурс пересекается по наличию общих целей с такими риторическими жанрами, как: 1) информирующий (цель — сообщить информацию о кандидатах на пост президента;

2) аргументирующий (цель побудить избирателя к предпочтению того, а не иного кандидата на пост президента);

3) агитирующий (цель - побудить избирателя к действию);

4) художественный (цель - выразить и пробудить у избирателя эмоции);

5) эпидейктический (цель - выразить кандидатами на пост президента свою оценку происходящего события). Такая связь предвыборного дискурса с перечисленными риторическими жанрами представлена на рис.1.

Еще одним критерием выделения жанров может служить наличие событийности, или коммуникативной ситуации (которая, по мнению Е.А.

Поповой, является экстралингвистической основой выделения жанров в целом (Попова, 1995), на базе которой в зарубежной лингвистике принято J /^^ "^SbX/ Жанр предвыборного PJJJ.

дискурса выделять такие жанры, как надгробную речь, произносимую политиком по случаю смерти главы государства (funeral oration for. head of state), программную речь (keynotes), предвыборную речь (election sermons), речь при вступлении в должность президента (presidential inaugurals) и т.д. (Joslyn, 1986:303). Под ситуацией принято понимать принадлежность говорящего (оратора) и аудитории к определенной социально-исторической общности, т.е. ситуацию представляют как единство некоторых общих параметров, объединяющих собеседников: материальное единство мира, входящего в кругозор говорящих, единство реальных жизненных условий и т.д.

(Анисимова, Гимпельсон, 1998а:26). Учитывая коммуникативную ситуацию как один из критериев выделения и описания жанра в, целом, в жанре предвыборного дискурса под этой ситуацией мы понимаем избирательную кампанию, которая проходит накануне президентских выборов в любой демократической стране.

Таким образом, анализ отечественной и зарубежной лингвистической литературы позволил прийти к выводу, что речевые жанры понимаются как форма организации речевого действия и соответствующего речевого произведения, которые характеризуются определенными коммуникативными целями и строятся на основании определенной коммуникативной ситуации.

Нельзя не согласиться с Е.М. Лазуткиной в том, что многообразие понятия «жанр» может объясняться как языковой спецификой, так и спецификой жизни в ее многоаспектном «человеческом измерении»

(Лазуткина, 1994:34).

В нашей работе за основу выделения и описания жанра предвыборного дискурса мы, вслед за Е.А. Поповой и П. Сопер, принимаем наличие определенной коммуникативной ситуации и коммуникативных целей, что, в целом, пересекается с предложенным Т.В. Анисимовой и Е.Г. Гимпельсон принципом выделения жанров, исходя из уровня замысла, в основе которого заложены ситуация общения и целевые установки. Мы рассматриваем предвыборный дискурс как жанр, изучение которого находится в центре пересечения интересов не только лингвистики, но и лингвистики текста, социолингвистики, прагмалингвистики, политологии, теории аргументации, риторики и смежных наук. В зарубежной лингвистической литературе предвыборный дискурс рассматривается в рамках политической риторики (Agranoff, 1976;

Bitzer, 1981;

Corcoran, 1979;

Joslyn, 1986;

Pomper, 2001).

Однако в отечественной лингвистике жанр предвыборного дискурса до сих пор еще не нашел достаточно глубокого отражения.

Предвыборный дискурс — это речевой жанр, который является вербальным оформлением коммуникативной ситуации. Любой речевой жанр представляет собой один из жанров повседневной коммуникации, которая затрагивает различные сферы профессиональной деятельности, поэтому предвыборный дискурс можно изучать как один из жанров институциональной (политической) коммуникации.

Предвыборный дискурс представляет собой сложное коммуникативное событие, поскольку, во-первых, такие события поддаются членению на более мелкие коммуникативные акты (Дейк, 1989), а, во-вторых, эти коммуникативные события маркируются как явления общественного характера, они планируются, назначаются, специально организуются, повторяются, имеют определенный ролевой и коммуникативный состав участников, общественный характер, отличаются официальностью и публичностью (Шейгал, 20006). Несмотря на то, что предвыборный дискурс представляет собой монолог, ему, тем не менее, присущи черты диалогического типа общения, поскольку в своем предвыборном выступлении политик ведет заочную полемику с соперниками и пытается убедить несогласных с его позицией.

Предвыборный дискурс — это официальное публичное выступление, или речь, произносимая по случаю выдвижения кандидатами своих кандидатур на пост президента страны.


Такое выступление отличается особым эмоциональным настроем, содержит в себе призывы и побуждения к действию, а также выражает убедительную позицию оратора. Как справедливо замечает Я.С. Яскевич, предвыборное выступление содержит в себе «так называемую циркулярную реакцию — нарастающее обоюдонаправленное эмоциональное заражение, при котором происходит «упрощение» мышления и резкое усиление чувств, эмоций, при этом ослабляется волевая регуляция поведения» (Яскевич, 2002). Эти отличительные черты предвыборного выступления связаны с риторическим воздействием, оказываемым на избирателей с целью изменения их представления или мнения об определенном кандидате и получения поддержки на президентских выборах, поэтому предвыборный дискурс можно также рассматривать и как риторический жанр.

Не удивительно, что предвыборный дискурс занимает одно из центральных мест в политической жизни Соединенных Штатов, т.к. событие, с которым он непосредственно связан, а именно, выборы президента, предшествует другому, более важному событию, - назначению избранного кандидата на пост президента и произнесению им текста инаугурации.

Выборы главы государства становятся кульминационным моментом дальнейшего существования и развития американского демократического общества. Одновременно, выборы президента США являются давно сложившимся ритуальным действием, под которым В.И. Карасик понимает закрепленную традицией последовательность символически значимых действий (Карасик, 2002). Следовательно, предвыборный дискурс возможно исследовать и как один из жанров ритуальной коммуникации.

Таким образом, предвыборный дискурс представляет собой гибридный жанр (по В,И. Карасику, 2000в) со спецификой институциональной, риторической и ритуальной коммуникации, что отражено на рис. 2:

Рис. Предвыборный дискурс Опираясь на коммуникативную ситуацию и целевую направленность речи как базовые параметры выделения жанра предвыборного дискурса, мы считаем, что одним из критериев выделения этого жанра может также служить существование жанра обращения, прототипного для предвыборного выступления.

О.Н. Паршина относит жанр обращения к речевому жанру и предлагает рассматривать в качестве основания его выделения коммуникативную ситуацию избирательной кампании. Жанр обращения характеризуется адресацией говорящего непосредственно к избирателю как к прямому адресату с целью побудить его предпочесть на выборах определенную партию (Паршина, 2002:226 — 230).

По мнению Т.В. Анисимовой и Е.Г. Гимпельсон, обращением в рамках предвыборной кампании считается практически любая публичная речь, произносимая оратором с целью привлечения внимания потенциальных слушателей и побуждения отдать свой голос в пользу того, а не иного кандидата на пост президента. В то же время, обращение — это официальная речь, представляющая собой речевой акт, содержащий развернутый аргументированный призыв к слущателям совершить общественно-значимое действие. Эта речь предназначена для аудитории, не находящейся в отношении прямого подчинения оратору. Обращение имеет свои содержательные черты, закрепленные в речевой традиции и продиктованные официальной ситуацией, статусом говорящего (официальное уполномоченное лицо), статусом адресата («не-подчиненный»), целью побудить слушателей к определенным действиям в соответствии со сложившимися обстоятельствами (Анисимова, Гимпельсон, 19986:117 — 128).

В то же время, ряд ученых (Я.С. Яскевич, СИ. Бернштейн, О.П. Брынская) замечают, что в ходе диалога с массовой аудиторией не всегда следует полагаться только на строго логическую аргументацию выдвигаемых тезисов. В первую очередь публичная речь должна воздействовать на слушателей, быть выразительной и максимально эмоциональной, пропагандировать определенные идеалы и ценности (Яскевич, 2002;

Бернштейн, 1972;

Брынская, 1978).

В условиях предвыборной кампании, особенно при наличии нескольких баллотирующихся кандидатов, в обращении чаще всего выражается побуждение предпочесть одного из них. К избирателям обращается непосредственно сам кандидат на пост президента, поэтому адресат является исполнителем этого действия не по статусу, а по убеждению (по идейным соображениям, по желанию);

содержание обращения не ограничивается лишь перечислением действий, которые необходимо совершить избирателю. Побуждающую силу в обращении обеспечивает рассуждение, аргументирующее слушателям полезность выполнения ими этих действий, поясняющее то, как изменится их жизнь к лучшему, если они предпочтут этого кандидата. Обращение, как и вся предвыборная кампания, должно быть четко ориентировано на определенную аудиторию, называемую также целевой аудиторией.

Таким образом, предвыборный дискурс относится к сложному коммуникативному событию и отличается публичностью и официальностью.

Жанр предвыборного дискурса рассматривается нами как гибридный жанр, сочетая в себе характеристики институциональной, риторической и ритуальной коммуникации. Предвыборный дискурс представляет собой речевой акт, которому присущи черты эмоционального настроя, призыва и побуждения к действию, а также убедительной позиции кандидата на пост президента. Предвыборный дискурс может пересекаться с такими риторическими жанрами, как информирующий, аргументирующий, агитационный, художественный и эпидейктический на основании общих целей. Кроме того, предвыборный дискурс представляет собой самостоятельный жанр, основой выделения которого является существование прототипного для предвыборного выступления жанра обращения, коммуникативной ситуации президентской избирательной кампании и определенных коммуникативных целей.

1.3. Институциональные характеристики предвыборного дискурса Являясь гибридным жанром, предвыборный дискурс включает конститутивные признаки институциональной, ритуальной, и риторической коммуникации. Поэтому попытаемся последовательно их проанализировать, начиная с институциональных характеристик этого жанра.

Современное общество состоит из множества различных социальных институтов, возникновение которых обусловлено сферами человеческой деятельности, такими, как армия, образование, религия, политика, или социальными нормами, которые и являются основным средством ассоциации людей в конкретные общественные институты (Андреев, 1984:136). На каждом этапе развития общества возникновение и количество функционирующих институтов определяется его потребностями. Вместе с тем есть важные, необходимые институты, вызванные к жизни непреходящими общественными потребностями, к числу которых социологи относят институт семьи, политические, экономические, образовательные и религиозные институты (Смелзер, 1998).

Несмотря на то, что некоторые ученые считают понятие «институт»

недостаточно изученным (Галичкина, 2001), существует множество его определений с позиций разных научных дисциплин. Так, в социологии под общественным институтом принято понимать организованную систему связей и социальных норм, которая объединяет значимые общественные ценности и процедуры, удовлетворяющие основным потребностям социума.

Под общественными ценностями понимаются разделяемые идеи и цели, под процедурами - стандартизованные образцы поведения в групповых процессах, а под системой социальных связей — сплетение ролей и статусов, посредством которых это поведение осуществляется и удерживается в определенных рамках (Фролов, 2002).

В социолингвистической парадигме в понятии «социальный институт»

выделяют следующие параметры: 1) дифференцированное социальное поле деятельности (Peters, 1991);

2) вид закрепленных действий или нормативных комплексов (Попова, 1995);

3) совокупность лиц, учреждений, снабженных определенными материальными средствами и осуществляющих конкретную социальную функцию (Шейгал, 20006).

Понятие института в целом неразрывно связано с коммуникацией, поскольку ни один социальный институт не может существовать без происходящего в его рамках общения. Характер коммуникативных связей каждого института имеет свою специфику. Это — формальные связи, осуществляемые в системе институционализированных ролей. Информация, произведенная в институте, должна распространяться как внутри института с целью управления и контроля за соблюдением норм, так и во взаимодействиях между самими институтами (Фролов, 2002).

С позиций социолингвистического подхода общение в целом разграничивается на два типа: персональное (личностно-ориентированное) и институциональное (статусно-ориентированное). В социолингвистике персональное и институциональное общение понимается как персональный и институциональный дискурс, т.е. общение людей применительно к той или иной типичной речеповеденческой ситуации или с учетом их принадлежности к той или иной социальной группе (Алещанова, 2000;

Карасик 2000а;

Панкратова, 2001). Так как большая часть поведения человека в обществе носит институционализированный характер, иными словами, регулируется социальными нормами и социальными ролями, носителем которых человек является в той или иной ситуации (Комаров, 1994:196), следовательно, для институционального дискурса в целом характерно общение в заданных рамках статусно-ролевых отношений.

Институциональный дискурс можно также определить как специализированную клишированную разновидность общения между людьми, которые могут не знать друг друга, но которым необходимо общаться в соответствии с нормами данного социума.

По количеству выделяемых релевантных признаков общественных институтов разграничивают виды институционального дискурса (Галичкина, 2000:207). В настоящее время наиболее исследованными видами институционального дискурса считаются медицинский, педагогический, религиозный, научный, экономический, рекламный, политический, управленческий и др. (Бейлинсон, 2000;


Далинина, 1998;

Карасик, 1999;

Каратанова, 2002;

Коротеева, 1997;

Кочетова, 1999;

Милованова, 1997;

Михайлова, 1997;

Мороз, 2001;

Олянич, 2000). В современной отечественной и зарубежной лингвистике все чаще проводятся исследования в области политического дискурса как разновидности институционального общения и наиболее значимого для социума (Бакумова, 2000;

Водак, 2000;

Дука, 1999;

Желтухина, 1999;

Кочкин, 1999;

Новикова-Грунд, 2000;

Паршин, 1999;

Попова, 1994;

Попова, 2001;

Шейгал, 2000 а, в, г;

Joslyn, 1986), а работы, посвященные предвыборному дискурсу, отсутствуют.

В последнее время политическая жизнь общества значительно изменилась и стала настолько значимой, что можно с уверенностью говорить О ТОМ, ЧТО политический дискурс является неотъемлемой частью современного социума. Язык и политика не существуют раздельно, так как ни один политический режим не может обходиться без политических действий, которые по своей природе являются коммуникативными актами.

Посредством языка политики информируют, проводят законодательные акты, ведут дебаты, выступают перед избирателями, убеждают и манипулируют общественным мнением и сознанием. Поэтому существуют предпосылки считать политический дискурс одним из наиболее важных видов институционального общения.

Выделяя среди основных социальных институтов политический институт, социологи указывают на его особую значимость. Политический институт, как и любой институт в целом, представляется как совокупность общественных отношений, возникающих в процессе и в связи с формированием органов государственной власти и местного самоуправления. Социологи также рассматривают политический институт как совокупность политических элементов, одним из таких элементов выделяют институт выборов (Колесников, 2002). Происходящая внутри политического института коммуникация между его представителями рассматривается как политический дискурс, т.е. общение коммуникантов с позиции их институциональной принадлежности.

В социолингвистике политический дискурс представляется как многоаспектное и многоплановое явление современного цивилизованного общества и современной жизни, с которым мы сталкиваемся ежедневно;

это комплекс элементов, образующих единое целое. Политический дискурс является «совокупностью всех речевых актов, используемых в политических дискуссиях, а также правил публичной политики, освященных традицией и проверенных опытом» (Баранов, Казакевич, 1991:6;

Шейгал 20006:255). В политический дискурс входят газетно-публицистические тексты, ораторские (публичные) выступления, которые посвящены политике, официальные тексты на политическую тему (указы, законы, политические статьи и т.д.) (Дорлигийн, 1999:4). В то же время, публичные выступления, в частности, речи общественно-политических деятелей, представляют собой тексты, создаваемые с целью социально-политического воздействия (Ковалева, 20006:4 - 5). К политическому дискурсу как виду инстуционального общения возможно отнести предвыборное выступление, которое является вербальным оформлением коммуникативных отношений института выборов.

Политический мир включает широкий спектр различных явлений, таких, как политические сообщества людей, политические агенты, институты и организации, традиции и ритуалы, методы политической деятельности, политическая культура и идеология и многое другое (Шейгал, 20006:23). И все вышеперечисленные элементы политической коммуникации так или иначе опосредованы дискурсом, отражаются в дискурсе, реализуются через дискурс. Предвыборный дискурс может рассматриваться как вид статусно ориентированного общения, реализуемого в определенном социальном пространстве, который обладает необходимым набором идей, доводов, аргументов и символов, использующихся в практике социальными субъектами. Система выборов, в которой реализуется предвыборный дискурс, создает среду, где формируются институты предвыборной коммуникации и регулируются процессы взаимодействия представителей этих институтов с избирателями.

Таким образом, изучаемый нами предвыборный дискурс рассматривается как один из жанров институционального общения, реализуемого в пределах института выборов, и как жанр политической коммуникации.

Соотношение предвыборного дискурса, политической и институциональной коммуникации представлено на рис 3:

Рис. Предвыборный дискурс исследуется как жанр институциональной коммуникации с присущими ему конститутивными признаками, разработанными В.И. Карасиком: 1) участники;

2) хронотоп;

3) цели;

4) ценности;

5) стратегии;

6) тематика.

Применительно к политическому дискурсу как типичной ситуации статусно-ориентированного общения основными участниками институциональной коммуникации являются представители института (профессионалы/агенты/сотрудники), с одной стороны, а также люди, обращающиеся к ним (непрофессионалы/клиенты), с другой (Карасик, 20006:12 — 13;

Бакумова, 20026:27). В качестве агентов выступают политические институты и их представители, т.е. политические лидеры, чья дифференциация исполняемых ролей связана с их конкретными официальными должностями. Клиентами политического дискурса выступает все население, прибегающее к услугам политических институтов. В более узком смысле к клиентам политической коммуникации относят избирателей, голосующих за конкретную политическую партию или движение, и обращающихся к ним с наказом. Таким образом, «клиент» в политическом дискурсе выступает преимущественно как массовый (Бакумова, 20026:32 33;

Шейгал, 20006:44).

В исследуемом нами жанре предвыборного дискурса основными участниками являются, с одной стороны, кандидаты на пост главы государства Соединенных Штатов от республиканской и демократической партий. Эти партии традиционно различают по их основной направленности в сфере внутренней политики. Демократическая партия ассоциируется с сильным социальным сектором и дорогостоящим для налогоплательщиков правительством США. Представители республиканской партии, как правило, выражают интересы крупного американского бизнеса, уделяют большее внимание проблемам его развития, но меньшее внимание — интересам малоимущих слоев населения.

Существуют определенные требования, предъявляемые к кандидатам на пост главы государства. Во-первых, на выборную должность президента США могут претендовать только граждане, имеющие американское гражданство или, по крайней мере, прожившие в Соединенных Штатах в течение 14 лет. Во-вторых, существует возрастной ценз, в соответствии с которым кандидатами на пост президента США могут стать только лица, достигшие 35 лет.

В условиях предвыборной кампании США кандидатами, претендующими на пост президента, становятся представители политических партий, прошедших все туры голосования: 'Primaries' (предварительные выборы, или «праймериз») - 'Caucus' (закрытое собрание членов политической партии или фракции для выдвижения кандидатов на предстоящие выборы или выработки политической линии) - 'National Convention' (национальный партийный съезд). Кульминационным моментом в избирательной кампании являются всеобщие выборы президента Соединенных Штатов (General election), которые и определяют следующего президента американского государства.

Участниками, находящимися по другую сторону коммуникации в предвыборной кампании, становятся избиратели, или электорат. Это определенная возрастная категория населения, в которую входят представители всех национальностей и слоев американского общества.

Интересы большого бизнеса выражают представители республиканской парии, которая традиционно считается партией консервативного толка, а демократы более либеральны, склонны к переменам и пользуются поддержкой большинства белого населения страны.

Каждая предвыборная кампания осуществляется в строго определенное время, т.е. время начала подготовки к так называемой предвыборной гонке.

Если в лингвистике под хронотопом в целом понимается время и место, то для жанра предвыборного дискурса им является определенный временной промежуток и особая обстановка, типичная для проведения политических действий, акций, мероприятий, таких как агитационный митинг, партийное собрание, встреча кандидата и его избирателей и т.д. Хронотоп предвыборного дискурса отличается цикличностью и повторяемостью через четыре года. Обстановка, типичная для подготовки к выборам, вербально представлена как своеобразный монолог, включающий элементы диалога.

Предвыборное выступление звучит в четко определенное время, когда каждый из претендентов на пост главы американского государства готов сделать все возможное, чтобы завоевать доверие избирателей.

Предвыборный дискурс возможно отнести к публицистическому стилю, основной целью которого является оказание глубокого эффективного эмоционально-психологического воздействия на общественное мнение, убеждение читателя или слушателя в точке зрения оратора, которая, по его мнению, является единственно верной и правильной (Galperin, 1971:296;

Зарецкая, 2001:105;

Ковалева, 2000а:3). Базовой целью предвыборного дискурса является борьба за власть. В то же время, каждый кандидат, претендующий на выборную должность президента США, преследует ряд определенных целей, которые связаны со стремлением предоставить максимально «достоверную» информацию о себе, создать доверительное отношение избирателей, вызвать у них положительные эмоции по отношению к себе и отрицательные эмоции — по отношению к сопернику. В конечном итоге, эти цели соответствуют желанию кандидата добиться того, чтобы избиратель отдал предпочтение ему, а не его оппоненту, побудить избирателя проголосовать за него и, таким образом, занять президентский пост.

Ценности предвыборного дискурса, прежде всего, сконцентрированы в ключевых концептах американского социума «власть», «политик», «избирательная кампания». Таким образом, ценности сводятся к обоснованию и отстаиванию права кандидата на власть, то есть вступление в должность главы государства. Предвыборный дискурс является отражением идеологии партии, которую представляет политик, поэтому ценности этой идеологии отражаются в выступлениях кандидатов. Именно выдвижение на первый план ценностей способствует определению и поддержанию имиджа политика. В предвыборном выступлении кандидат на пост президента США дает обещание защищать, сохранять и приумножать такие общенациональные ценности, как единство нации, равенство ее граждан, экономическое благосостояние, материальное процветание и благополучие и т.д.

Стратегии предвыборного дискурса определяются его целями, на основе которых можно выделить две базовые стратегии: манипулятивную и аргументативную. Более подробно стратегии и тактики предвыборного дискурса мы рассмотрим во второй главе.

Тематика предвыборного дискурса охватывает широкий круг проблем, которые представляют наибольший интерес для определенных групп избирателей. Как правило, в начале предвыборной борьбы кандидат на пост президента страны определяет круг своих потенциальных избирателей, которые могут относиться к разным слоям населения, так называемые целевые группы. Далее, каждый кандидат выделяет круг волнующих его избирателей проблем, и тематика выступлений того или иного политика варьируется в зависимости от конкретной целевой группы.

РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННА^ 41 •" EHBnUOTEKif \i В последнее время в электоральном поведении американцев огромное значение приобретает мотив, именуемый "issue voting", — голосование на основе позиций, занимаемых кандидатом, независимо от его партийной принадлежности (Баталов, 1990;

Franz Alexander, 1959). По мнению Т.М.

Бережной, именно точный выбор темы выступления рассматривается как один из важнейших факторов обеспечения эффективности агитационно пропагандистского воздействия на избирателей (Бережная, 1986:96).

Как показал проведенный анализ материала, в предвыборных выступлениях американских претендентов на пост президента основной тематикой, волнующей американских избирателей, являются проблемы экономики США, инфляции и безработицы, налогообложения, защиты окружающей среды, образования, медицинского страхования, безопасности американского населения, положения американской нации, внешней политики, разработки и создания новых технологий и т.д. В каждой избирательной кампании кандидаты на пост президента поднимают некоторые из перечисленных проблем в зависимости от текущей ситуации в стране, введения новых законов, знаковых событий и т.д. Выдвижение претендентами на первый план определенных вопросов позволяет определить избирателям степень значимости этих проблем, а следовательно, личностные характеристики того или иного кандидата на пост президента, что, в конечном итоге, положительно сказывается на его имидже. По мнению некоторых зарубежных ученых (Agranoff, 1976;

Campbell, Converse, Miller, 1954, Campbell, 1979), именно подбор определенной тематики предвыборного выступления во многом определяет позитивное отношение электората к конкретному кандидату на пост президента США.

Предвыборный дискурс, представляя собой сложное конгломератное образование, выполняет ряд функций, относящихся к числу его институциональных характеристик.

Поскольку язык в целом является сложной функциональной системой, то проблему языковых функций принято относить к числу центральных проблем языкознания (Гольдин, 1986:3). В современной лингвистике в рамках базовых общеязыковых функций выделяют: коммуникативную функцию, или функцию общения, когнитивную функцию, или функцию сообщения, и эмоциональную функцию, или функцию воздействия (Колшанский, 1984;

Кохтев, 1992;

Бюллер, 1993;

Сусов, 2000;

Дементьев, 2000).

Коммуникативная функция выражается в осознанной и целенаправленной передаче информации/сообщения от адресанта к адресату;

это способ передачи познавательной информации. Когнитивная функция (как средство познания) обеспечивает передачу и получение сообщений (содержащих некую информацию и знания), которыми располагает адресант, тем самым, способствуя обработке и упорядочению уже полученных знаний и хранению их в памяти адресатом. Эмоциональная функция выступает как средство выражения чувств и эмоций адресата, а также способ оказания воздействия на слушателя (Слюсарева, 1990:564 - 565;

Кохтев, 1992:86).

В лингвистической литературе различают также, экспрессивную, апеллятивную, репрезентативную, конативную, фатическую, метаязыковую и поэтическую функции (Слюсарева, 1990;

Бюлер, 1993;

Желтухина, 2001).

В рамках политического дискурса выделяются следующие функции: 1) персуазивная (функция убеждения);

2) информативная;

3) аргументативная;

4) персуазивно-функциональная (создание убедительной картины лучшего устройства мира);

5) делимитативная (функция отличия от иного);

6) групповыделительная (содержательное и языковое обеспечение идентичности) (Wodak & Freistritzer, 1989).

На основе базовых языковых функций принято выделять функциональные стили^ среди которых одно из центральных мест занимает публицистический стиль (основная функция - сообщение и воздействие) (Кохтев, 1992:86). С свою очередь, публицистический стиль включает в себя, среди прочих, политические речи (Galperin, 1971;

Мурот, 1990), разновидностью которых является предвыборное выступление.

Публицистичность - это, прежде всего, эмоциональность, страстность изложения, считает Г.Я. Солганик. Публицистичность насыщает тот или иной жанр элементами эмоциональности, оценочности, нередко разговорности. В публицистике первичной функцией является убеждение, или воздействие (Солганик, 1981:4—16).

Предвыборный дискурс характеризуется особой функциональной спецификой. Предвыборное выступление - это, прежде всего, устная публичная речь. Ведущей функцией любого устного выступления, независимо от жанра, является убеждающее воздействие при подчиненной роли информирования (Кожин, 1989:55). Что касается ораторского искусства в целом (и предвыборного дискурса в частности), то, как считает Н.Н. Кохтев, для него характерны следующие функции: 1) информативная функция;

2) функция разъяснения;

3) функция убеждения;

4) функция призыва или побуждения к действию;

5) императивная функция;

6) волюнтативно-личностная функция. Информативная функция и функция разъяснения проявляются, прежде всего, в сообщении оратором своим слушателям о событиях, процессах и идеях и объяснении всего им сказанного. Функция убеждения реализуется тогда, когда оратору необходимо убедить своих слушателей в чем либо. Если речь оратора апеллирует к чувствам слушателей, призывая их совершить какой-либо поступок, в силу вступает функция призыва и побуждения к действию.

Императивная функция заключается в формировании задач слушателей и выражении необходимости их выполнения. При этом активизируются воля и чувства слушателей, сосредотачивается их внимание на самых главных проблемах, доказывается необходимость принять самое деятельное участие в решении этих проблем. Реализация волюнтативно-личностной функции связана в ролью авторитета оратора среди слушателей (Кохтев, 1992:111).

Общеязыковые функции - коммуникативная, когнитивная и эмоциональная - особым образом преломляются в предвыборном дискурсе.

Они реализуются в рамках специфических, присущих только этому жанру.

функция, таких как: 1) воздействующая;

2) инспиративная;

3) агитационно пропагандистская;

4) информационная.

Как правило, воздействующая функция предвыборного дискурса реализуется в тот момент, когда кандидат пытается убедить избирателей в своей правоте и/или неправоте оппонента не за счет прямого обвинения соперника, а посредством использования в своем обращении устоявшихся социальных стереотипов или идей. Воздействующая функция направлена на оказание эмоционального давления на избирателей и апелляцию к их чувствам, затрагивая их систему ценностей, и, таким образом, на убеждение избирателей совершить самый важный для политика поступок — отдать свой голос в пользу определенного кандидата. Реализация воздействующей функции, на наш взгляд, непосредственно связана с ролью авторитета кандидата среди его избирателей.

Инспиративная функция заключается в воодушевлении нации на предстоящие великие дела и прославлении традиционных ценностей. Эта функция связана, во-первых, с обращением к прошлому как источнику традиционных ценностей нации;

во-вторых, с обращением к будущему, так как будущее должно вселять в избирателей надежду, веру в успех и подтверждать преемственность сложившихся традиций. Каждый из кандидатов на пост президента пытается создать определенный эмоциональный настрой у избирателей, используя в своей речи такой набор ценностей, который представляет особую значимость для той или иной группы избирателей. На наш взгляд, инспиративная функция тесно взаимосвязана с воздействующей функцией, так как обе функции направлены именно на оказание эмоционального воздействия и апелляцию к традиционным ценностям нации. Кроме того, как справедливо замечает Е.И.

Шейгал, инспиратив особенно эффективен в сфере именно идеологического воздействия в целях агитации и пропаганды (Шейгал, 20006:274), что также указывает на тесную связь инспиративной и агитационно-пропагандистской функций.

Агитационно-пропагандистская функция способствует распространению и внедрению в сознание избирателей идей и идеологии партии, представителем которой является кандидат. Агитационно пропагандистская функция предвыборного дискурса также связана с озвучиванием кандидатами ряда задач, назревших в обществе, и выражением необходимости их выполнения.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.