авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Райкова, Ольга Вячеславовна 1. ПредвыБорный дискурс как жанр политической коммуникации 1.1. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Информационная функция предвыборного дискурса направлена на информирование электората о политических акциях, намерениях, курсе и позиции самого кандидата. Выполняя информационную функцию, предвыборное выступление, прежде всего, сообщает информацию о «рекламируемом» кандидате. Любую предвыборную кампанию можно сравнить с рекламной кампанией, цель которой — продать товар. Так, политики во время проведения выборов становятся широко рекламируемым «товаром» (Котлер, Армстронг, 1998). В такой ситуации избирателей можно сравнить с потенциальными покупателями, и многие приемы, применяемые в рекламных кампаниях с целью привлечь внимание покупателей, заинтересовать их и способствовать приобретению ими рекламируемого товара, в равной степени могут быть использованы и в предвыборной кампании. Получение информации о кандидате на пост президента направлено на формирование у избирателей устойчивого «образа-знания» об избираемом ими кандидате. Как замечает Е.В. Егорова-Гантман, «содержание информации должно быть правдоподобным, понятным и запоминаемым, передано адекватным языком и социальными кодами, которые не должны расходиться с теми, что приняты в целевой группе, к которой обращено рекламное сообщение» (Егорова-Гантман, 1999:42).

1.4. Ритуальные характеристики предвыборного дискурса Мы определяем жанр предвыборного дискурса как гибридный жанр, которому присущи черты институциональной, ритуальной и риторической коммуникации. Вслед за В.И. Карасиком мы считаем, что ритуализация в разной степени присуща различным типам дискурса, выделяемым на социолингвистическом основании, и специфически преломляется в конститутивных признаках того или иного вида общения, поэтому ритуальный дискурс прослеживается в различных типах институциональной коммуникации. Соотношение жанра предвыборного дискурса, институциональной и ритуальной коммуникации отражено на рис.4:

Рис. Ритуал определяют как последовательность символически значимых действий, которые в дальнейщем складываются в устоявшуюся традицию.

Ритуал таким образом закрепляет постоянные характеристики представителей определенной группы и сориентирован на некоторое действие в его сюжетной целостности. В основу ритуального действия, как правило, положено значимое для определенных групп событие, т.е. обычно ритуалы приурочены к определенному, имеющему особую для общества важность, моменту. Ритуал в целом отличается цикличностью и повторяемостью, и поэтому коммуникативные события, которые имеют ритуальный характер, происходят в определенное время и приурочены к определенным датам (Карасик, 2002:397 - 409). Событийность ритуала носит предписывающий характер, поскольку ритуалы предписывают некую процедуру, порядок и содержание действий в определенной ситуации, внутри события. Нередко ритуал определяют как инициацию, т.е. посвящение или переход одного из его участников в новый статус, поскольку специфика ритуального дискурса выражается в его особой коммуникативной тональности (там же: 400).

Под ритуалом часто подразумевают культурый текст, который включает элементы, принадлежащие различным кодам: акциональному (последовательность определенных ритуальных действий), предметному (действия производятся с некоторыми обыденными или специально изготовленными ритуальными предметами), вербальному (обряд содержит определенные словесные формулы), персональному (действия совершаются определенными исполнителями и могут быть адресованы определенным лицам или персонажам), локативному (действия приурочены к ритуально значимым элементам внутреннего или внешнего' пространства), темпоральному (действия производятся в определенное время года, суток, до или после какого-либо события), музыкальному (в сочетании со словом или независимо от него), изобразительному (изобразительные символы ритуальных предметов, пищи, одежды, утвари и т.п.) (Толстой, 1995:167). К числу ритуальных текстов можно, например, отнести молитву, надгробную речь, инаугурационную речь президента, а также предвыборное выступление.

Чтобы получить статус ритуальности, коммуникативное событие должно: 1) быть типологически обусловленным;

2) иметь характер цикличности, повторяемости;

3) иметь репертуар действий, которые являются его составляющими или сопровождают его;

4) быть вербализовано, т.е. иметь лингвистическую составляющую;

5) получить статус зрелищного, т.е. отличаться театральностью, постановочностью (Метелица, 2003:52-53). В соответствии с выделяемыми критериями ритуализации коммуникативного события мы выделяем следующие особенности предвыборного дискурса как ритуального действия: 1) ритуальность;

2) сценарность;

3) ролевая структура;

4) темпоральность;

5) символичность.

Проведенное исследование позволяет отнести предвыборный дискурс к сфере предвыборной ритуальной коммуникации, поскольку предвыборные выступления кандидатов в электоратных аудиториях, на телевидении, радио давно стали традицией в Соединенных Штатах. В США примерами политической ритуальной коммуникации являются программная речь (Joslyn, 1986);

теледебаты, проходящие во время избирательной кампании между кандидатами на пост президента (Паршина, 2002);

инаугурационное обращение (Шейгал, 20006).

Рассмотрим основные характеристики предвыборного дискурса как ритуального действия.

I. Ритуальность.

Предвыборные выступления кандидатов на пост президента США приурочены к определенному социальному событию, представляющему первостепенную государственную важность. Речь идет об избирательной кампании, или выборах президента США.

С точки зрения политологии и социологии, выборы — это легитимная, конституционно утвержденная процедура свободного волеизъявления граждан;

выборы являются определенным феноменом, принадлежащим к области политики. Выборы - это открытая демонстрация социальных, т.е.

ориентированных на общественное состояние и общее благо, контактов жизненного мира и институционализированной власти;

это событие, ожидание которого наиболее энергично мобилизует гражданское общество и тематизирует столь важную для него область информации и публичную сферу в целом (Костенко, 1999:81). Выборы — это сложившийся ритуал с системой определенных действий и атрибут конкретного типа политического режима, выборы рассматриваются специалистами в качестве одного из наиболее важных этапов формирования и проявления лидерства. Основное содержание избирательной кампании — это взаимодействие лидера и электората, при котором обе стороны осуществляют взаимное влияние (Пищулин, 1998:145).

Выборы президента Соединенных Штатов, с одной стороны, представляют собой массовый и одновременно очень сложный социальный феномен. Каждые четыре года избирательная кампания вовлекает многомиллионный американский электорат в процесс участия в выборах кандидата, который максимально «отвечает» его требованиям, и еще большее количество жителей США приходят на избирательный участок в день голосования, чтобы непосредственно выразить свое предпочтение тому или иному кандидату (Campbell, 1954;

O'Keefe, Atwood, 1981).

С другой стороны, избирательная кампания любого демократического общества, и в особенности Соединенных Штатов, чья история насчитывает более двухсотлетний период правления государством, — это определенный политический сюжет, который имеет устоявшийся, легко узнаваемый сценарий и потому представляет собой давно сложившийся ритуал.

Электоральный процесс занимает особое место в политической жизни американцев, так как для многих из них участие в выборах, ограничивающееся нередко актом голосования, едва ли не единственная, доступная в силу своей относительной простоты, форма участия в политическом процессе, не требующая знаний и предварительной подготовки (Баталов, 1990:200). И участие политиков в коммуникативном событии - избирательной кампании, - и участие избирателей можно рассматривать как ритуальный процесс «игры», когда действующим лицам приходится «надевать» на себя различные «маски» и выступать в различных ролях.

II. Сценарность.

Ритуальная коммуникация часто характеризуется своеобразной театральностью и отличается сценарностью и драматургичностью (Олянич, 2003). Под их влиянием проходят практически все политические мероприятия в обществе. Как отмечают специалисты в области пиар технологий (Почепцов, 2000), выступления перед большой аудиторией должны непременно напоминать театр, или, по крайней мере, создавать ощущение театральности и зрелищности.

Выборы президента Соединенных Штатов рассматриваются с разных точек зрения. Элемент театральности, игры на публику, присущ в электоральном процессе обеим сторонам коммуникации: кандидатам на пост президента и их избирателям. Выборы в США - это не более чем акт массового символического убеждения, ритуальное мероприятие, помогающее привязать массы к установленному порядку путем создания у них ощущения, что они играют какую-либо роль. Поэтому государственную политическую сцену нередко сравнивают с театральными действиями или шоу, основными действующими лицами в которых являются «актеры политики» и «зрители-избиратели» (Баталов, 1990:218-224). Но если актер иногда способен сыграть свою роль без слов, то политик обойтись без слов не может, так как слово — его орудие, а словесное убеждение - единственное средство воздействия, которым он располагает, когда исключает насилие как инструмент управления (Данилина, 1998:273;

Кочкин, 1999:29 - 30).

Кандидат, претендующий на выборный пост, «надевает» своеобразную маску, он «играет», «изображает» из себя того, кого, по его разумению, хотели бы увидеть перед собой и поддержать «зрители» в день голосования.

Он «зарабатывает» голоса. И в этих целях, делая себе рекламу, создает имидж, т.е. специально формируемый образ политика для реализации намеченных целей (Егорова-Гантман, Плешаков, 1999:204). Имидж во многом создается с помощью языковых и речевых средств и умений, т.к.

речевое поведение лидера - его черта, которая оценивается непосредственно адресатом (Базылев, 2000;

Дорожкина, 1997;

Лисовский, 2000;

Смолякова, 2000). Имидж — это собирательное понятие, это образ, облик, «маска», представление о политике, от начала до конца созданный искусственно, где акцент делается на индивидуальность и специфику, наделяющие личность такими характеристиками, которые ее реальной сущности не свойственны;

имидж - это форма жизнепроявления политика, благодаря которой избирателям выставляются его сильнодействующие «лич'ностно-деловые»

характеристики (Колокольников, 1996:107;

Плахотникова, 1996:170). Р1мидж политика всегда социально обусловлен, он соотносится с эстетическим идеалом и поэтому оказывает мощное воздействие на избирателей, тем самым, мобилизуя их социально-политическую активность (Максимова, 1996:112-113).

Электоральный процесс также носит состязательный характер. Иными словами, избирательная кампания - это своего рода напряженная спортивная борьба. И потому ее нередко сравнивают со спортивными репортажами, где в обязательном порядке должны присутствовать победители и проигравшие (Бакумова, 2002;

Баталов, 1990;

Шейгал, 20006). Таким образом, кандидаты на выборный пост предстают как «спортсмены», выступающие за свою команду (в условиях предвыборной кампании этими командами являются демократическая и республиканская партии), а избиратели — как «болельщики», или «фанаты» того или иного кандидата или той или иной политической партии США.

Современную политическую жизнь любого общества исследователи описывают в понятиях спроса и предложения, поэтому предвыборные мероприятия сравнимы с «красочной, шумной ярмаркой, где можно что-то купить и что-то продать» (Баталов, 1990:221 — 222). Политическое поле сравнивается с таким местом, где в конкурентной борьбе между агентами, которые оказываются в нее втянутыми, производится политический продукт (Костенко, 1999:82). Когда наступает период борьбы за президентский пост, то сами выборы сравнивают с особым политическим рынком, на котором во многом отработаны правила игры, а его основные участники обладают разными статусными и функциональными характеристиками. Участники такого рынка предстают в роли «продавцов» и «покупателей». Электорат, выступающий в роли «продавца», располагает на этом рынке избирательными голосами;

политические лидеры, кандидаты на определенный пост, становятся «покупателями» голосов, предлагаемых электоратом. Таким образом, избирательная кампания в Соединенных Штатах сравнивается с «обычной политической торговлей» (Баталов 1990:199;

Пищулин 1998:146).

III. Ролевая структура.

В ситуации избирательной кампании ролевая структура жанра предвыборного дискурса строго определена. Она обладает жесткими сценарными характеристиками и поэтому рассматривается как предвыборный ритуал.

Участниками предвыборного ритуала, как уже отмечалось, являются две стороны: кандидаты на пост президента и избиратели. Кандидатами на пост президента США становятся политики, которые прошли через ряд выборов.

Это - представители демократической и республиканской партий США. К началу избирательной кампании, которая проходит каждые четыре года, президентское кресло занимает представитель одной из этих политических партий. Следовательно, каждый раз его соперником становится претендент на президентский пост от противоположной партии. Роли кандидатов распределяются следующим образом: один исполняет роль представителя действующей власти, а другой - представителя «оппозиционной» партии.

Так как избирательная кампания — это ситуация, в которой присутствует возможность смены власти, т.е. если кресло президента займет кандидат от противоположной партии, то представитель действующей власти вынужден защищать программу своей партии и деятельность действующего президента, давать отчет о достижениях и успехах по всем сферам общественной жизни. Таким образом, этот политик, во-первых, «играет»

свою роль, отстаивая право на избрание на пост президента страны, создает у избирателей положительное впечатление о работе действующего правительства. Во-вторых, ему необходимо представить своего соперника в максимально негативном свете для того, чтобы создать контраст между собой и представителем противоположной партии. Роль представителя «оппозиционной» партии выражается, во-первых, в дискредитации действующей власти и ее лидера, президента Соединенных Штатов, и выражении негативной оценки работы президента и его команды, а, во вторых, в создании собственного положительного образа и положительного образа своей партии.

Если кандидаты на пост президента отличаются «индивидуальностью», поскольку каждый из них рассматривается избирателями как отдельная личность, то сами избиратели, как представители второй стороны происходящего коммуникативного события — предвыборного ритуала, — представляют собой группу, которая отличается массовым характером. Роль избирателей заключается в выборе того или иного кандидата на пост президента с учетом приоритетных для избирателей. их ценностных характеристик. Избиратели «принимают» правила происходящей игры, и именно от них зависит, займет президентское кресло представитель демократической или республиканской партии. В начале предвыборной кампании избиратели принимают пассивное участие в происходящем мероприятии, т.к. их роль сводится к «просмотру» ритуального действия. И только на завершающем этапе президентской гонки избиратели «включаются» в происходящее событие: проявляют определенный интерес, начинают активно действовать, оценивая того или иного претендента на высший государственный пост, и непосредственно решают их судьбу.

IV. Темпоральность.

Избирательная кампания в Соединенных Штатах отличается строгими временными параметрами. Поскольку выборы президента США проходят каждые четыре года, то подготовка к очередным выборам начинается за год до окончания президентского срока. Претендентам на президентский пост необходимо пройти ряд мероприятий, имеющих ритуальный характер;

эти мероприятия отличаются строгой повторяемостью и особой значимостью для будущих кандидатов на пост президента и их потенциальных избирателей.

Процесс отбора претендентов на пост президента США начинается с «primary season» (предварительных выборов). Это мероприятие проходит по всей стране, в каждом штате, в ходе которого политические партии США выдвигают своих представителей, которые далее будут избираться среди своих коллег как непосредственные кандидаты на пост президента. В ходе избирательной кампании 1999 — 2000 гг. предварительные выборы претендентов на президентский пост от политических партий состоялись марта и продолжались в течение недели до "Super Tuesday/Titanic Tuesday", т.е. дня официального завершения отбора претендентов на должность президента США.

Следующим этапом избрания претендентов на пост президента по окончании предварительных выборов является проведение национальных партийных съездов (National Conventions) демократической и республиканской партий. Эти съезды всегда представляют собой крупномасштабные красочные, захватьшающие мероприятия, которые продолжаются в течение нескольких дней или около недели. На таких съездах политики, прошедшие предварительный отбор претендентов на пост президента Соединенных Штатов, выбирают из числа своих коллег от основных политических партий двух кандидатов: кандидата на пост президента США и кандидата на пост вице-президента, его помощника. В период избирательной кампании 1999 - 2000 гг. национальное собрание демократической партии состоялось 14 августа 2000 года в г. Лос-Анджелес, штат Калифорния, а национальное собрание республиканской партии - августа 2000 года в г. Филадельфия, штат Пенсильвания.

Кульминационным моментом любой избирательной кампании становятся всеобщие выборы президента США (General election), которые проходят каждые четыре года во второй вторник ноября, в день всеообщих выборов президента Соединенных Штатов (Election Day).

V. Символичность.

Семиотическое пространство предвыборного дискурса представляет собой систему знаков разной природы, семиотизаторов, ориентированных на обслуживание сферы политической коммуникации. К таким семиотизаторам относятся вербальные и невербальные знаки. В семантике этих знаков отражается реальность мира политики, интерпретированная тем или иным лингвокультурным сообществом (Шейгал, 20006:104). К вербальным знакам относят слова и устойчивые словосочетания, к невербальным - флаги, эмблемы, здания, памятники, т.е. своеобразные артефакты.

Для обеспечения знаковой поддержки ритуальной коммуникации в рамках предвыборного дискурса используются определенные вербальные и невербальные семиотизаторы предвыборного пространства. Поскольку разного рода символы, знаки и артефакты играют огромную роль в жизни каждого человека, без них трудно представить практическую и духовную жизнь общества. По мнению К.С. Гаджиева, они представляют собой орудия, с помощью которых люди не только взаимодействуют друг с другом, но и оказывают определенное воздействие, поэтому такие семиотизаторы являются средством регуляции социального поведения. Любая информация, воспринимаемая субъектом, представляет собой некоторую совокупность визуальных или звуковых символов. Таким образом субъект, воспринимающий эти символы, расшифровывает их в формулах, имеющих для него определенный смысл (Гаджиев, 1990:142).

В результате анализа предвыборных выступлений Дж. Буша и Ал. Гора нами были выделены следующие семиотизаторы: 1) семиотизаторы национально-исторического характера;

2) семиотизаторы морально ценностного характера;

3) семиотизаторы личностного характера.

К группе семиотизаторов национально-исторического характера мы относим невербальные знаки предвыборного ритуального пространства, которые ассоциируются с устоявшимися в сознании каждого американского избирателя историческими вехами становления американской государственности, представленные артефактами. В группу семиотизаторов морально-ценностного характера вошли вербальные знаки, определяющие своеобразие американского общества и ее граждан. К семиотизаторам личностного характера мы относим вербальные знаки - имена американских президентов, вошедших в историю как знаковые личности. Таким образом, присутствующие в предвыборном дискурсе вербальные и невербальные знаки и артефакты, вслед за Е.И, Ковалевой, мы понимаем как «сумму впечатлений, соединенных в нашем сознании, т.е. слова или сочетания слов, способные оказывать определенного рода воздействие на сознание слушателя» (Ковалева, 2000:77).

Выделенные нами группы семиотизаторов так или иначе пересекаются по ряду оснований с концептами, выделяемыми К.С. Гаджиевым и В.

Легойда: «американизм», «американская исключительность», «граница», «американская мечта». Поэтому вначале рассмотрим последовательно в общих чертах, что представляет собой каждый из перечисленных концептов.

Концепт «американизма» тесным образом связан со становлением и формированием идеи национального самосознания и самой американской нации. Этот концепт представляет собой весьма сложный комплекс различных понятий. «Американизм» - это вера любого американского жителя, а также любого американского избирателя в прогресс и преданность американским общественно-политическим институтам;

вера в творческие силы человека и убежденность в нежелательности попыток изменения людьми установившихся общественно-политических институтов;

вера в исключительность путей общественно-политического развития Америки, порождающая порой крайний национализм, и вера в провиденческую и предопределенную миссию Соединенных Штатов указывать путь развития всему человечеству;

приверженность идеалам индивидуальной свободы, ярко выраженный индивидуализм и в то же время конформизм;

высокий интеллектуализм и проявляющийся в крайних и грубых формах антиинтеллектуализм и т.д. (Гаджиев, 1990:56 — 57).

Соединенные Штаты всегда характеризовались как нация, провозглашающая и утверждающая идею собственной исключительности, которая проявляется в особой политике, проводимой администрацией этой страны, в своеобразном поведении ее жителей, а также в особом эмоциональном подходе к американским избирателям во время проведения предвыборных кампаний. Американских жителей отличает особое чувство гордости за свою страну и чувство патриотизма. Такие эмоциональные чувства как общенациональные индексы США, по мнению В.И. Шаховского, проявляются в вербальных и невербальных символах во всех уголках этой мультинациональной страны. Гордость за свою страну, которая является мировым лидером по всем жизненным показателям, проявляется у американцев как в манере поведения, так и в манере говорить. Скорее всего, это объясняется открытостью американского общества, чувством свободы выбора, правового знания и защищенности, небоязнью быть откровенным в полном выражении себя как индивида, независимо ни от кого. «Каждый американец осознает продвинутость своей страны в раскрепощении индивидуальностей граждан и знает, что являет собой предмет зависти народов многих стран мира» (Шаховский, 1996:88).

По мнению К.С. Гаджиева, «американская исключительность»

зародилась уже на первых этапах освоения Нового Света. Концепт «американской исключительности» включает в себя двойственные и порой противоречивые элементы. С одной стороны, в нем присутствуют миссионерские идеи «возрождения всего человечества» в соответствии с сформулированными самими американцами принципами свободы, индивидуализма, демократии, а, с другой стороны, — изоляционизм, который, на первый взгляд, отвергает идею американской миссии. В то же время, каждый американец убежден, что США заложили основы прогресса, свободы и демократии не только самой Америки, но и всего человечества, что в силу этого ей предназначено и даже вменяется в долг помочь другим народам преодолеть бремя свой истории и идти по американскому пути. С другой стороны, американский житель подвержен страху, что если США вовлекутся в борьбу за претворение этих целей в жизнь, они подвергнут риску сам успех «американского эксперимента». Если изоляционизм означает лояльность в отношении Америки с целью продвижения дела свободы внутри страны.

доктрина «американской миссии» предусматривает продвижение дела свободы в остальном мире (Гаджиев, 1990:114).

В истории формирования США как единого независимого государства огромную роль сыфало освоение Западных территорий, так называемой «границы», которая позднее сложилась в отдельный концепт. «Граница»

стала ключевым фактором в общественно-историческом развитии США.

Этот концепт ассоциируется с радикальными и глубокими переменами в характере американского народа и его общественно-политических институтов. К.С. Гаджиев указывает на то, что именно «граница»

способствовала процессу формирования «американского демократического индивидуалиста» с его специфическими характерными чертами: «твердый индивидуализм», «эгалитаризм», «практичность», «материалистический взгляд на жизнь» и т.д. (Гаджиев, 1990:21 - 22).

Соединенные Штаты по праву считаются страной с хорошо организованной жизнью, В этой стране, как замечает В.И. Шаховский, почти все предусмотрено для удовлетворения запросов, нужд, желаний и амбиций людей. Во всем мире Америку называют страной неограниченных возможностей. Поэтому сюда стремятся люди со всех уголков земного шара, из разных культур, чтобы остаться в ней навсегда (Шаховский, 1996:87 - 88).

ЬСлючевое место в американском национальном сознании занимает тесно взаимосвязанная с вышеперечисленными концептами и в значительной мере вытекающая из них установка на успех, или так называемый концепт «американской мечты». Практически с начала американской истории идея независимости стала центральной для американского самосознания и служила основным принципом развития демократического общества США.

«Американская мечта» - «гражданская религия» страны, которая представляет собой сложный комплекс разнородных идей, понятий, идеалов, стереотипов и т.д., характеризуемый крайней аморфностью и неопределенностью. Но один центральный элемент непременно присутствует во всех вариациях «американской мечты» - это установка на успех, согласно которой Америка представляет собой открытое общество, где каждый человек, независимо от происхождения и социального статуса в соответствии с определенными нормами, но опираясь исключительно на свои собственные усилия и энергию, способен добиться высокого положения в обществе. В основе этой идеи лежит индивидуализм, и хронологически ее идейное оформление в основном совпадает с формированием индивидуалистической идеологии (Гаджиев, 1990;

Legoida, 2000).

1. Группа семиотизаторов национально-исторического характера.

Эти невербальные знаки представлены рядом артефактов-исторических документов — Декларация Независимости, Конституция США, Билль о правах, и рядом артефактов-архитектурных памятников — статуя Свободы, Капитолий, Белый дом.

Декларация Независимости, принятая Континентальным конгрессом США 4 июля 1776 года и объявившая разрыв тринадцати колоний с Британской империей и создание независимого государства — Соединенных Штатов Америки, является основополагающим символом американской нации и государственности. В Декларации Независимости провозглашен принцип народного суверенитета в качестве основы государственного устройства. Конституция США воспринимается американскими избирателями и гражданами как гарант социальной стабильности, поскольку Конституция обеспечивает институционализацию любых изменений в американском обществе;

для американских избирателей Конституция священный документ, обеспечивающий свободу и права человека, это символ национальной идентичности. Билль о правах, или десять поправок к Конституции США, представляет собой юридически-правовой документ и является отражением свободы вероисповедания, слова и печати, собраний и обращений к правительству и т.д. Для многих поколений американских граждан и избирателей статуя Свободы символизирует «американскую мечту», успех, процветание, страну неограниченных возможностей, которая готова принять всех угнетенных и обездоленных со всех концов земного шара. Кон фесе Соединенных Штатов разместился в здании Капитолия, которое находится в столице США Вашингтоне и ассоциируется у американских избирателей с символом могущества государственной законодательной власти. Миллионы американских избирателей и граждан гордятся Белым домом как национальным символом президентской власти, поскольку Белый дом — это официальная резиденция президента Соединенных Штатов. Первоначально это здание называлось «Президентским домом», «Президентским особняком» и «Президентским дворцом», но впоследствии название «Белый дом» было официально закреплено в 1902 г. президентом Т. Рузвельтом.

2. Группа семиотизаторов морально-ценностного характера.

В эту группу вошли следующие вербальные знаки: liberty, equality, religion, prosperity. Каждый из выделенных нами семиотизаторов включает в себя ряд дополнительных вербальных знаков, которые, в первую очередь, обусловлены становлением и развитием американского государства.

Рассмотрим последовательно каждый из выделенных нами семиотизаторов этой группы.

Составляющие семиотизатора liberty (свобода) включают такие дополнительные вербальные знаки, как «индивидуализм», «личная свобода», «независимость от правительства», «расчет на самого себя», «отсутствие внешнего принуждения». Семиотизатор liberty воспринимается американскими избирателями как один из принципов, провозглашенных и закрепленных Конституцией США. Для любого американского избирателя в вербальном знаке «свобода» заключена политическая и жизненная ценность, определяющая его взгляд на многие явления социальной и политической жизни собственной страны и других стран. «Свобода» воспринимается американскими избирателями, прежде всего, как индивидуальная свобода — свобода от ограничений, навязываемых авторитетной инстанцией, включая государство, или как свобода самоопределения, то есть гарантированная законом возможность беспрепятственно распоряжаться самим собой, своей жизнью и своим имуществом. «Свободные» граждане Соединенных Штатов всегда отличаются крайним индивидуализмом. Такая традиционная идея индивидуализма уходит корнями в историческое прошлое государства и связана с периодом колонизации Нового Света. «Индивидуализм» включает в себя миф о человеке, который «сделал себя сам». Согласно этому мифу каждый житель Соединенных Штатов способен достичь богатства и власти, в состоянии осуществить «Американскую мечту», опираясь исключительно на свои собственные усилия.

Составляющими вербальными знаками семиотизатора equality (равенство) являются «конформизм», «равенство возможностей», «боязнь занять более низкое положение», «эгалитаризм», «терпимость к меньшинствам». «Равенство», как и «свобода», для каждого американского избирателя — это, прежде всего, равенство перед законом. «Равенство»

воспринимается как наличие у каждого гражданина США равной (по отношению к другим) возможности притязать на жизнь, свободу и собственность, равно как и на защиту этой возможности со стороны закона.

В качестве составляющих дополнительных вербальных знаков семиотизатора religion (религия) включаются «вера в бога», «моральность», «подчинение высшему закону», «совесть». Религию в Соединенных Штатах относят к одному из первых американских политических институтов.

Америка остается одной из самых религиозных развитых стран мира. Потому не удивительно, что многие кандидаты на пост президента страны и другие важные выборные должности, претендующие на победу, считают необходимым публично заявлять о своей принадлежности к какой-либо религиозной деноминации, В Соединенных Штатах религия играет важную роль в обосновании национализма и тезиса об их уникальности и исключительности в истории человечества. В этой стране существуюттакие мнения, укрепившиеся в сознании американцев в течение многих лет, как «божественная миссия США», «американцы - избранный народ», «Америка -обетованная земля» (Гаджиев, 1990).

К семиотизатору prosperity (процветание) относятся следующие дополнительные вербальные знаки: «достижение», «свободное предпринимательство», «прогресс», «состязательность», «деловая ориентация», «погоня за деньгами», «рассмотрение работы как ценности» и т.д. (Баталов, 1990:123 - 129). Семиотизатор «процветание» является одним из составляющих концепта «американская мечта», согласно которому любой гражданин Соединенных Штатов может добиться огромного материального успеха и продвижения по социальной лестнице.

3. Группа семиотизаторов личностного характера.

В эту группу вошли вербальные знаки, представляющие собой имена президентов, наиболее часто упоминающихся в предвыборных выступлениях Дж. Буша и Ал. Гора. Имя каждого из нижеперечисленных президентов ассоциируется в сознании американских избирателей с определенными историческими прецедентами и событиями в деятельности каждого из них:

George Washington (единогласно избранный первый президент Соединенных Штатов, который принимал непосредственное участие в выработке Конституции США), John Adams (второй президент США, при котором было завершено строительство Белого дома в Вашингтоне, и сам президент стал первым его жителем), Thomas Jefferson (автор проекта Декларации Независимости США), Andrew Jackson (основатель демократической партии Соединенных Штатов), James Monroe (автор «Доктрины Монро», документа, положившего конец европейской экспансии в Западном полушарии), Abraham Lincoln (один из организаторов республиканской партии, выступавший против рабовладения, первый президент, павший от руки наемного убийцы), Franklin D. Roosevelt (единственный трижды переизбиравшийся президент, автор реформ «Новый курс»), John Kennedy (первый президент-католик, выдвинувший программу ограничения социально-экономических реформ).

Таким образом, присущая предвыборному дискурсу ритуальность обеспечивает его особой сценарностью и драматургичностью, определенной ролевой структурой, темпоральностью и набором вербальных и невербальных знаков, что в целом создает лингвосемиотическое пространство предвыборного события. Ритуальность поддерживает знаковую природу предвыборного дискурса и относится к одной из его экстралингвистических характеристик.

1.5. Риторические характеристики предвыборного дискурса I • Предвыборный дискурс может изучаться в риторической парадигме, поскольку основные цели предвыборного дискурса и риторики совпадают:

убеждать слушателей, воздействовать на них, манипулировать ими, обращаясь к их эмоциям и чувствам (Михальская, 1996:19).

Для выявления риторической специфики предвыборного дискурса рассмотрим ряд определений риторики и ее основные характеристики.

Определения риторики соотносятся с разными историческими периодами, в соответствии с которыми риторика понимается как «искусство убеждения», «искусство говорить» и «искусство украшения речи» (Безменова, 1990:15 16;

Ворожбитова, 2000:107).

В свое время М.В. Ломоносов определял риторику как науку о красноречии: «Риторика есть наука о всякой предложенной материи красно говорить и писать, то есть оную избранный речьми представлять и пристойными словами изображать на такой конец, чтобы слушателей и читателей о справедливости ее удовлетворить» (Ломоносов, 1952:23). По мнению А.К. Авеличева, «риторика — это наука о способах убеждения, разнообразных формах преимущественного языкового воздействия на аудиторию, оказываемого с учетом особенностей последней и в целях получения желаемого эффекта» (А.К. Авеличев, 1986;

цит. по: Анисимова, Гимпельсон, 1998а:5). В настоящее время риторика употребляется как нестрогий синоним не только понятия «красноречие», но и «ораторское искусство», которое относится к филологической дисциплине, изучающей способы построения художественно выразительной речи, прежде всего, прозаической и устной (Топоров, 1990:416).

В отечественной и зарубежной лингвистике риторика понимается двояко. Во-первых, она изучается как наука, или теория создания целесообразной воздействующей и гармонизирующей речи (Анисимова, 20006;

Сиротинина, 1998;

Blair, 1911). Основная характеристика риторики науки заключается в ее универсальных принципах и правилах построения речи, не зависящих от конкретной сферы речевой коммуникации. В общей риторике сложились два направления. Первое, рациональное, направление связывает риторику с логикой и убедительной и эффективной речью, способной завоевать признание, а также согласие, симпатию или сочувствие слущателей, заставить их действовать определенным образом. Второе, эстетическое, направление считает хорошей речью речь богато украшенную, пышную, построенную по канонам эстетики, где убедительность не является главным критерием оценки речи, хотя и имеет особое значение. В рамках рационального направления сложились такие понятия, как искусство правильной речи с целью убеждения;

наука о способах убеждения;

формы языкового воздействия на аудиторию;

наука об условиях и формах эффективной коммуникации;

убеждающая коммуникация;

наука речевых действий. Эстетическое направление теоретической риторики соотносится с филологической дисциплиной, близко соприкасаемой с поэтикой и стилистикой (Риторика, 2002).

Во-вторых, риторика может рассматриваться как практика публичной речи, или мастерство речи, под которым понимается практическое руководство эффективного общения и воздействия (Кохтев, Розенталь, 1988;

Ножин, 1978;

Сиротинина, 1998;

Bitzer, 1981;

Gutenberg, 1995). Риторика мастерство речи называется также частной риторикой. Она непосредственно связана с профессиональными областями речевой коммуникации и изучает их особенности в связи с условиями коммуникации, функциями речи и сферами деятельности человека. Такие сферы деятельности ориентированы на активное речевое общение. В них речь является инструментом деятельности человека. По количеству профессиональных сфер выделяется такое же количество частных риторик. Так, например, предметом административной риторики являются профессионально значимые жанры речи работников сферы управления (менеджмента) (Анисимова, 20006:3 11). Для риторики государственного управления характерными будут жанры речи государственной верховной власти (Данилина, 1998:273 — 278).

Политическая риторика как частнориторическая дисциплина рассматривает и описывает систему риторических жанров, являющихся актуальными в профессионально-значимой сфере общения, которой является политическая деятельность.

Помимо разделения риторики на теорию и практику воздействующей речи, в лингвистической литературе принято выделять роды и виды риторики, называемые также риторическими категориями и жанрами (Аннушкин, 1998;

Апресян, 1978), В основе риторических категорий лежит фактор общественной сферы коммуникации, соответствующий основным функциям речи, т.е. общению, сообщению и воздействию (Кохтев, 1992:66).

Особенностью современной классификации риторики является также то, что она представляет «форму, в которой реализуется деятельность человека в таких сферах, как политика, юриспруденция, наука, образование и т.д.»

(Радченко, 1984:27).

Риторика пересекается по многим параметрам с социолингвистикой (Сиротинина, 1998:50). В качестве точек соприкосновения риторики и социолингвистики выделяют, во-первых, понятие языковой личности, т.е.

интерес к тому, как социальные характеристики личности и условия общения отражаются на содержании и способах общения людей (Караулов, 1987:35 — 48). Следовательно, в этом случае нельзя обойтись без описания жанров, в которых происходит общение. Во-вторых, социолингвистику и риторику также объединяет общий взгляд на понятие «дискурс», а именно, «текст, погруженный в ситуацию общения» (Анисимова, 20006:8;

Арутюнова, 1990:136). Это дает нам основание рассматривать жанр предвыборного дискурса не только в рамках институционального дискурса, но и с точки зрения риторики, как риторический жанр. Соотношение предвыборного дискурса как жанра институциональной (политической) и риторической коммуникации представлено на рис.5:

Рис. Повышенный интерес к политической риторике как системе риторических жанров объясняется, прежде всего, тем, что в нашей стране происходит переход к многопартийной системе и свободной системе выборов, а также изменениями, которые происходят в самой политической жизни общества. По мнению Т.В. Анисимовой, «актуализация в современной общественной практике потребности в грамотном и непротиворечивом публичном выражении граждан своих мыслей стала причиной возрождения утраченной в нашей культуре риторики, — дисциплины, которая со времен античности служила целям воспитания всесторонне развитой, общественно активной и гуманистически образованной личности» (Анисимова, 20006:3).

Причиной, по которой риторика пользовалась огромным успехом у древних греков и римлян, стала ее социальная востребованность, так как в тот исторический период именно риторика представляла собой главнейшее средство для реализации жизненных стратегий. Участие в политической жизни для них было немыслимо без специальной подготовки в ораторском мастерстве, а репутация плохого оратора становилась, непреодолимым препятствием в движении по этапам служебной лестницы (Варзонин, 1997:10). Именно социальная востребованность риторики объясняет ее популярность и активное использование на настоящем этапе развития современного демократического общества. В.В. Данилина справедливо замечает, что политика и риторика тесно взаимосвязаны, так как государственное управление не может осуществляться без помощи слова (Далинина, 1998:273).

Частью национального культурного наследия и национального самосознания каждого народа является его политическая культура. Каждой общественно-политической системе соответствует собственная базисная модель политической культуры, что обусловливает ее своеобразие по сравнению с другими общественно-политическими системами.

Политическую культуру можно правильно понять лишь при рассмотрении ее как неразрывной части более широкой общенациональной культуры.

Политическая культура, по мнению К.С. Гаджиева, — это комплекс тех элементов и феноменов общественного сознания и в более широком плане общей культуры той или иной страны, которые связаны с общественно политическими институтами и политическими процессами, и оказывают значительное влияние на формы, формирование, функционирование и развитие государственных и политических институтов, придают значимость и направление политическому процессу в целом и политическому поведению широких масс населения в частности (Гаджиев, 1990:177).

Политическая культура распространяется на все сферы политической жизни общества. В качестве ее составных элементов выделяются национально-культурные, социально-психологические и иные компоненты.

Таким образом, политическая культура включает в себя культуру политического сознания, культуру политического поведения (индивидов, групп, классов, масс и наций) и культуру функционирования политических институтов (Баталов, 1990:23;

Гаджиев, 1990:178).

Главная особенность политической культуры заключается в том, что ее можно охарактеризовать как ценностную систему, которая разделяется большинством населения. Эта система включает базовые убеждения, установки, ориентации, символы и знаки, которые всецело обращены на политическую систему (Гаджиев 1990:178 — 179), Электоральный процесс является неотъемлемой частью любого демократического государства, А в политической культуре США электоральный процесс, то есть выборы представителей законодательной и исполнительной власти различных ступеней и сопутствующие им кампании, занимают одно из особых мест. Что представляет собой избирательная, или предвыборная кампания? Это - ряд мероприятий, направленных на достижение определенных целей со стороны участников проводимой кампании. Это действо можно сравнить с процессом «обращения в свою веру», т.е. под таким сравнением подразумевается привлечение кандидатами потенциальных избирателей на свою сторону. Предвыборная кампания — это период, когда в жизни кандидата особую значимость приобретает речевая деятельность. И не секрет, что от того, насколько будут успешны выступления кандидата и какое количество слушателей будет им охвачено, зависит его судьба (Гимпельсон, 1996:177).

Для риторики характерно существование трех аспектов риторического воздействия: пафос, логос и этос (Безменова, 1990:16;

Пузырев, 1998:60). В терминологии Аристотеля эти аспекты обозначены как страсти, нравы, доказательства (Аристотель, 1998:844-895). Поэтому принимая во внимание возможность изучения предвыборного дискурса как риторического жанра, мы, в первую очередь, рассматриваем эти аспекты риторического воздействия. Считается, что воздействовать можно эмоциональным путем, то есть обращаясь к чувствам и эмоциям слушающих, а также рациональным путем - обращаясь к разуму, приводя ряд аргументов и доказательств (Неверов, 1983). По мнению А.К. Соболевой, именно пафос, логос и этос позволяют создать речевой образ оратора (Соболева, 1998:194).

Обращение оратора к эмоциональной сфере аудитории является весьма сильным средством побудить ее принять точку зрения говорящего. В свое время Аристотель определил пафос как «все то, под влиянием чего люди изменяют свои решения, с чем сопряжено чувство удовольствия или неудовольствия, как, например, гнев, сострадание, страх и все этим подобные и противоположные им чувства» (Аристотель, 1998:844). В его понимании пафос означает возбуждение эмоции или страсти, на базе которой и происходит убеждение.

Логос — это убеждение аудитории посредством апелляции к рассудку, последовательность доводов, построенных по законам логики. Обращение к логосу заключается в выражении четкой аргументации позиции кандидата, строгой структурированности речи, указании на уже доказанные факты.

Этос является способом апелляции к признаваемым аудиторией моральным принципам. Такими принципами являются, например, справедливость, честность, уважение к святыням и т.д. Этос также представляет собой учение о морали, нравственности^ как одной из форм общественного сознания, ее сущности, законах ее исторического развития и роли в общественной жизни. Обращение к этосу предполагает указание на исторические факты, прецеденты, установку на ценностные и приоритетные нормы морали и нравственности, т.е. этику социума.. Этос является ценностным наполнением идеологии оратора.

Аспекты риторического воздействия - пафос, логос и этос — соотносятся с лингвистической теорией речевого воздействия, под которым в целом понимают регуляцию социальной деятельности одного человека другим при помощи речи (Зарецкая 2001:77;

Метелица, 2003:128;

Федорова, 1991:46).

Современный человек является одновременно объектом и субъектом речевого воздействия. Находясь в обществе, он пребывает в условиях постоянного речевого воздействия, которое оказывается на него другими людьми, и в то же время он сам оказывает на людей подобное воздействие. В процессе общения люди не просто обмениваются мыслями, но постоянно убеждают друг друга в правоте своих взглядов и пытаются опровергнуть мнения, которые представляются им ложными (Ножин, 1989:116).

Речевое воздействие на людей в процессе коммуникации оказывается при помощи заражения,. внушения, убеиедения. Эти способы можно рассматривать как цепную реакцию, при которой в начале происходит психологическая подготовка аудитории к восприятию информации (заражение), далее - внедрение оратором своих установок в сознание аудитории (внушение), что, в конечном счете, приводит аудиторию к состоянию собственной «убежденности».

Заражение связано с подсознательным переходом слушателя в определенное психическое состояние под влиянием внешнего воздействия.

Такой переход может быть осуществлен только, если оратор обладает большим речевым эмоциональным зарядом и умеет передать свое психологическое настроение аудитории, заставив ее, тем самым, реагировать на свое выступление в нужном ему направлении. «Заразить» слушателя можно с помощью: 1) эмоциональной яркости изложения содержания речи;

2) выразительными и убедительными примерами (Кохтев, Розенталь, 1988;

Бережная, 1988). Заражение - это особое психическое состояние, определенный психический настрой человека, который на языковом уровне создается при помощи эмоционально-окрашенной лексики.

Внушение как способ речевого воздействия также осуществляется посредством емких, позитивных концептов, ярких эмоциональных «картинок» и «образов», которые всегда понятны, приемлемы для слушателей и находят у них непосредственный отклик. Этот способ воздействия носит преимущественно осознанный характер, так как «степень воздействия связана с тем, насколько легко личность поддается внушению, с ее внутренним состоянием и авторитетностью выступающего» (Кохтев, Розенталь, 1988:44).

Внушение как способ оказания коммуникативного воздействия всегда осуществляется с учетом эмоциональной сферы слушателей. Желая внушить слушателям определенную мысль, речь оратора должна быть пафосной.

насыщенной эмоциональной яркостью, она должна затрагивать чувства аудитории, а также апеллировать к ее основным ценностям, что создается, в первую очередь, при помощи языковых средств.

Внушение как способ оказания речевого воздействия понимается как:

1) навязывание готового мнения адресату путем воздействия на подсознание (Анисимова, Гимпельсон, 1998а:78);

2) апелляция к чувствам, эмоциям и привычкам аудитории (Ножин, 1989);

3) установка на определенную ценностную ориентацию объекта речевого воздействия (Репина, 2001:21).

Убеждение как способ речевого воздействия, в отличие от внушения, обращено в большей степени к рациональной сфере слушателя. Оно связано с логическим и сознательным воздействием на аудиторию. Убеждение должно быть максимально логичным и доказательным, а также содержать как обобщенные положения, так и конкретные факты, примеры (Неверов, 1983:210;


Кохтев, 1988:44 - 45). Убеждая аудиторию, оратор обращается к ее разуму, но при этом одновременно влияет и на его чувства (Анисимова, 1998а:79-80;

1998в:264).

Убеждение понимается как успешное интеллектуальное воздействие на сознание человека, в результате которого он сам приходит к мнению, что поступок, который от него требуется, ему действительно необходим (Зарецкая, 2001:86). Механизм убеждения может представлять собой две разные процедуры, которые Е.Н. Зарецкая называет «вытеснением» и «замещением». «Вытеснение» начинает работать, когда оратор, желая перенести свою систему взглядов в сознание слушателей, приводит достаточное количество аргументов, для того чтобы доказать несостоятельность их точки зрения. После того как система взглядов слушателей вытеснена, в их сознании образуется «вакуум», который возможно заполнить системой убеждений оратора посредством новой системы аргументов. Этот этап называется «замещением» (Зарецкая, 2001:88).

Убеждение, в отличие от внушения, строится на императивности.

модальности, повелительном наклонении, использовании в большей степени глаголов должествования, что помогает внедрять в сознание слушателей уже «готовые установки» (Кара-Мурза, 2000).

В нашей работе обращение к пафосу рассматривается как апелляция кандидата к эмоциональной сфере аудитории и реализуется в базовых манипулятивных стратегиях и тактиках. Манипуляция — это обращение к чувствам и эмоциям слушателей. Манипулятивное воздействие прежде всего обращено к чувствам человека, например, к страху, гневу, ненависти, чувству партиотизма и т.д. Такое воздействие легко реализуется на языковом уровне, поскольку многие слова имеют эмоциональную окраску (Плохинова, Лапинская, 2002).

Обращение к логосу рассматривается как апелляция кандидата к разуму аудитории и реализуется в аргументативных стратегиях и тактиках.

Аргументацию понимают как возможность речевого воздействия преимущественно на рациональное сознание человека, как способ убеждения оппонента в своей правоте (Бокмельдер, 2000).

Обращение к этосу рссматривается как апелляция кандидата к морально-этическим устоям и принципам нации и раскрывается в риторических топосах, представляющих собой ценностные суждения, разделяемые кандидатом и его избирателями, и отражающие универсальные, национальные и групповые ценности (Анисимова, Гимпельсон, 1998а) Выводы к главе 1.

Предвыборный дискурс выделяется нами в качестве одного из жанров политической коммуникации на основании наличия цели и коммуникативной ситуации, представляющих собой его экстралингвистическую основу. Под коммуникативной ситуацией понимается избирательная кампания, которая проходит накануне президентских выборов в любой демократической стране, а к основным целям жанра предвыборного дискурса относятся побуждение к действию, стремление говорящего к убеждению в.. необходимости совершения аудиторией сознательного действия, а также возбуждение эмоций слушателей и оценку ими значимости происходящего события.

Кроме того, в качестве одного из критериев выделения изучаемого жанра рассматривается жанр обращения, прототипный для предвыборного выступления.

Предвыборный дискурс изучается как «гибридный» жанр, в котором отчетливо проявляются признаки институциональной, ритуальной и риторической коммуникации. Во-первых, предвыборный дискурс — это речевой жанр, который является одним из жанров повседневной коммуникации, затрагивающей различные сферы профессиональной деятельности, и поэтому рассматривается как жанр институциональной коммуникации.

Во-вторых, предвыборному дискурсу присущи признаки ритуальной коммуникации, поскольку выборы президента США — это давно сложившийся ритуал, политический сюжет с устоявшимся, легко узнаваемым сценарием.

Во-третьих, предвыборный дискурс изучается как жанр риторической коммуникации, признаки которой манифестируются в риторических структурах, базирующихся на лингвостилистических средствах и приемах, воздействующих на эмоции, разум и морально-этические установки избирателей.

Конститутивными признаками предвыборного дискурса как жанра институциональной коммуникации являются: 1) участники, 2) хронотоп, 3) цели, 4) ценности, 5) стратегии, 6) тематика.

Основные участники предвыборного дискурса — кандидаты на пост главы Соединенных Штатов, которые представляют определенные политические институты и принадлежат к республиканской или демократической партии, и их избиратели, т.е. определенная возрастная категория населения, в которую входят представители разных национальностей и слоев американского общества. Хронотоп предвыборного дискурса характеризуется как крупномасштабное мероприятие с присущими ему цикличностью, повторяемостью через четыре года, которое начинается после проведения национальных партийных съездов - National Conventions.

Цели кандидатов на пост президента определяются стремлением предоставить максимально «достоверную» информацию о себе, создать доверительное отношение избирателей, вызвать у них положительные эмоции по отношению к себе и отрицательные эмоции - по отношению к сопернику. В конечном итоге, эти цели соответствуют базовой цели предвыборного дискурса - борьбе за власть - получению президентского поста. Поскольку предвыборный дискурс является отражением идеологии партии, которую представляет кандидат, ценности этой идеологии представлены в выступлениях кандидатов и сконцентрированы в ключевых концептах американского социума: «власть», «политик», «избирательная кампания». В предвыборном дискурсе реализуются преимущественно две базовые коммуникативные стратегии - манипулятивная и аргументативная, коррелирующие с эмоциональным (пафос) и рациональным (логос) аспектами риторического воздействия. В предвыборных выступлениях претендентов на пост президента США основной тематикой, волнующей американских избирателей, являются проблемы экономики США, инфляции и безработицы, налогообложения, защиты окружающей среды, образования, медицинского страхования, безопасности американского населения, благосостояния американских граждан, внешней политики, разработки и создания новых технологий и т.д., которые представляют наибольший интерес для всех групп избирателей.

К числу институциональных характеристик предвыборного дискурса относятся следующие базовые функции: воздействующая, инспиративная, агитационно-пропагандистская и информационная. Воздействующая функция направлена на оказание эмоционального давления на избирателей и апелляцию к их чувствам и разуму. Инспиративная функция заключается в воодушевлении нации на предстоящие великие дела и прославлении традиционных ценностей, а также обращении к прощлому как источнику традиционных ценностей нации и будущему, так как будущее должно вселять в избирателей надежду, веру в успех и подтверждать преемственность сложившихся национальных традиций. Агитационно пропагандистская функция способствует распространению и внедрению в сознание потенциальных избирателей идей и идеологии той партии, представителем которой является кандидат. Информационная функция предвыборного дискурса направлена на обращение и удержание внимания потенциальных избирателей;

на информирование об осуществляемых политических акциях, действиях, намерениях, политическом курсе и политических позиций кандидата;

эта функция формирует у избирателей устойчивый «образ-знание» об избираемом ими кандидате.

Предвыборный дискурс получает статус ритуального события, поскольку приобретает характер ритуала с присущими ему сценарностью, ролевой структурой, символичностью и темпоральностью.

Выборы президента Соединенных Штатов — это давно сложившийся ритуал с системой определенных действий и атрибут конкретного типа политического режима, поскольку предвыборная кампания может быть охарактеризована как: 1) театральное действие со своими «актерами» и «зрителями», чьи роли исполняют кандидаты на пост президента и их избиратели;

2) спортивная борьба со «спортсменами-кандидатами», выступающими за свою команду (ту или иную политическую партию США) и «болельщиками» или «фанатами» того или иного кандидата или политической партии;

3) «политическая торговля» с ее неизменными «продавцами-избирателями» и «покупателями-кандидатами».

Поскольку сценарий предвыборного дискурса предполагает наличие двух сторон коммуникации, ими являются политики, выставляющие свои кандидатуры на пост президента США, и население, именуемое электоратом.

Избирательные кампании проходят в Соединенных Штатах каждые четыре года и отличаются строгими временными параметрами, поэтому подготовка к очередным выборам президента начинается за год окончания пребывания действующего главы государства на своем посту. Для обеспечения знаковой поддержки и придания особой символичности предвыборному ритуальному пространству используются своеобразные семиотизаторы, а именно: 1) семиотизаторы национально-исторического характера (невербальные знаки, которые ассоциируются с устоявшимися в сознании каждого американского избирателя историческими вехами становления американской государственности и представлены артефактами — историческими документами и архитектурными памятниками);

2) семиотизаторы морально ценностного характера (вербальные знаки, определяющие своеобразие американского общества и ее граждан);

3) семиотизаторы личностного характера (вербальные знаки-имена американских президентов, вощедших в американскую историю как знаковые личности).

Предвыборный дискурс изучается как жанр риторической коммуникации, поскольку прототипным для предвыборного выступления является жанр обращения кандидата к электорату, соотносимый с разными аспектами риторического воздействия: пафосом, логосом и этосом. В риторической парадигме обращение к пафосу рассматривается как апелляция к чувствам и эмоциям аудитории и реализуется в базовых манипулятивных стратегиях и тактиках воздействия, обращение к логосу - как апелляция к разуму аудитории, которая реализуется в аргументативных стратегиях и тактиках воздействия на избирателей, а обращение к этосу рассматривается как апелляция к морально-этическим устоям и принципам нации и раскрывается в риторических топосах, отражающих универсальные, национальные и групповые ценности.


ГЛАВА II. ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ВОЗДЕЙСТВИЯ В ПРЕДВЫБОРНОМ ДИСКУРСЕ Во второй главе диссертационного исследования анализируются риторические аспекты, соотносимые с манипулятивными и аргументативными стратегиями и тактиками, а также этическим аспектом предвыборного дискурса, лингвостилистические средства их реализации, структурно-композиционные особенности предвыборного выступления и лингвориторическая специфика предвыборного дискурса.

Деятельность политических партий, групп и самих политиков направлена на выполнение важной задачи - завоевать и удержать симпатии электората, получить его доверие, распространить в массах те убеждения и мнения, которые соответствуют собственным интересам политиков, однако делая это так, чтобы эти мнения и убеждения воспринимались как соответствующие интересам избирателей. Эта задача реализуется посредством: 1) выбора темы выступления, затрагивающей такие социальные аспекты, как безопасность государства, налогообложение, благосостояние нации, социальные программы и т.д., что в целом отражает принадлежность предвыборного дискурса к институциональной коммуникации;

2) сложившейся «традиции» критики кандидата своего оппонента с соблюдением правил этикета, которая указывает на присущие предвыборному дискурсу признаки ритуальной коммуникации;

3) аспектов риторического воздействия, соотносимых с пафосом, т.е. апелляцией к чувствам и эмоциям аудитории, которая реализуется в базовых манипулятивных стратегиях и тактиках;

логосом, т.е. апелляцией к разуму аудитории, реализующейся в аргументативных стратегиях и тактиках;

этосом, т.е. обращением к морально-этическим устоям и принципам нации, которое раскрывается в топосах, созданных на основе универсальных, национальных и групповых ценностей, что в совокупности отражает признаки риторической коммуникации. Последние являются преобладающими в предвыборном дискурсе, поскольку цели кандидатов на пост президента заключаются в оказании воздействия на своих избирателей.

Рассмотрим последовательно три аспекта риторического воздействия на избирателей в предвыборном дискурсе.

2.1. Манипулятивные стратегии и тактики предвыборного дискурса Коммуникация, или языковое общение, в целом предполагает двустороннее сотрудничество, в основе которого заложен принцип кооперативности общения (Плохинова, Лапинская, 2002). Однако в реальности не всякий диалог направлен на взаимодействие говорящего и слушающего, т.к. коммуникативные цели обеих сторон зачастую не совпадают.

Большое количество работ, проведенных в различных научных областях, но имеющих точки пересечения (например, социолингвистика, прагмалингвистика, политология, избирательное право), указывают на тот факт, что в условиях предвыборной кампании кандидаты на пост президента в большей степени стараются задействовать максимальное количество различных приемов, стратегий и тактик, прибегают к разного рода уловкам.

Иными словами, кандидаты целенаправленно манипулируют массовым сознанием избирателей для того, чтобы как можно эффективней повлиять на них и «подвести» к желаемому действию - проголосовать именно за «нужного» политика (Пищулин, 1998;

Кара-Мурза, 2000). Если сравнить определения термина «манипуляция», приведенные в словарях Longman Dictionary of Contemporary English, Linguistisches Worterbuch и Brisante Worter von Agitation bis Zietgeist, то можно увидеть, что под этим понятием подразумеваются воздействие, управление и контроль над поведением, а также обман слушающего говорящим. Английский глагол manipulate определяется как "to make someone think and behave exactly as you want them to, by skillfully deceiving them or influencing them", a существительное manipulator (манипулятор, тот, кто манипулирует другими) - как "someone who is good at giving what they want by cleverly controlling or deceiving other people" (LDCE, 2001:871 - 872). Манипуляция - это влияние или воздействие, формирование мнения, управление поведением на основе непроизвольного формирования мотивации посредством скрашивающего или вуалирующего, определенным образом интерпретирующего и придающего эмоциональный характер языкового отражения положения вещей, которое может быть также связано с отбором и комбинацией имеющейся информации в интересах одной группы лиц (Linguistisches Worterbuch, 1994:721 - 722), Манипуляция - это форма коммуникативных действий с использованием приемов и стратегий воздействия на мнения, прежде всего, в сфере политической пропаганды и агитации (G.Straup u.a.

1989:231).

В психологической парадигме манипуляция определяется как вид психологического воздействия, искусное исполнение которого ведет к скрытому возбуждению у другого человека намерений, не совпадающих с его актуально существующими желаниями (Доценко, 1997:59). При манипуляции непременно должен происходить учет особенностей адресата и присутствовать мотивированное влияние на него. Манипуляция возникает тогда, когда манипулятор придумывает за адресата цели, которым тот должен следовать, и внедряет их в его психику. Е.Л. Доценко замечает, что в случае с манипуляцией речь идет только об «односторонней интенции, о присвоении манипулятором права решать за адресата, что ему должно делать, о стремлении повлиять на его цели» (там же, 1997:62). В философии манипуляция определяется как влияние на сознание человека и его поведение с целью управления им. Цель любого манипулятора заключается в том, чтобы одновременно привлечь максимальное внимание адресата, снизить его оценку и направить ее в нужное русло (Лимнатис, 1996:15).

Что касается языковой манипуляции, то ее реализация происходит непосредственно в процессе коммуникации между говорящим и слушающим.

При манипулятивной коммуникации основным намерением адресанта является достижение одностороннего выигрыша путем целенаправленного и скрытого внедрения в сознание реципиента своих установок, целей и программы действий, а также намеренного преобразования информации в высказывании путем ее искажения, утаивания или сообщения полуправды (Дридзе, 1980:51;

Пономарев, 2001:16;

Нефедова, 1997:14).

Манипулятивное воздействие, прежде всего, обращено к чувствам человека, например, к страху, гневу, ненависти, чувству партиотизма и т.д.

Такое воздействие легко реализуется на языковом уровне, т.к. многие слова эмоционально окрашены и, выбирая определенную лексику, человека можно разозлить, запугать, вдохновить и, таким образом, определить его поведение (Плохинова, Лапинская, 2002) Л.А. Нефедова замечает, что языковая манипуляция наблюдается на всех уровнях языка. На уровне слова это могут быть лозунговые выражения, ключевые слова, клише и слова, выполняющие роль "косметических средств". На уровне предложения - введение фиктивных субъектов, неинформативные, пустые фразы, стереотипы. На уровне текста — определенные речевые стратегии рационального убеждения и соответствующая риторика (Нефедова, 1997:13).

В условиях предвыборной борьбы за высокий государственный пост претендуют одновременно два кандидата от двух конкурирующих между собой партий. Эти политики преследуют одну цель — прийти к власти, получив должность президента. Эта цель реализуется за счет оказания на избирателей воздействия, т.е. внушения или убеждения избирателей в том, что именно' этот кандидат является единственно возможным человеком, подходящим для исполнения обязанностей президента страны.

Кандидаты на пост президента ставят перед собой две задачи. Во первых, им необходимо создать себе рекламу, показать себя в положительном свете, сформировать свой собственный положительный имидж, поскольку именно в имидже отражаются «личные» качества кандидатов: их политический опыт, твердость, решительность, морально Нравственные принципы и т.д. Во-вторых, кандидатам необходимо сформировать отрицательный образ оппонента или «доказать»

несостоятельность политических идей, выражаемых соперником, т.е.

представить своего соперника в негативном свете (Баталов, 1990;

Егорова Гантман, Плешаков, 1999;

Жуков, Карнышев, 2001). Реализация этих задач происходит посредством выбора актуальных для избирателей тем, например, государственной безопасности, благосостояния граждан, налогообложения, свободы и демократии и т.д.

Проанализированный материал предвыборных выступлений кандидатов на пост президента США Дж. Буша и Ал. Гора показал, что в зависимости от задач, стоящих перед кандидатами,. манипулятивное воздействие в их речах выражается в двух стратегиях: стратегии дискредитации оппонента и стратегии саморекламы, которые реализуются через ряд определенных тактик.

В нашей работе под стратегией мы понимаем модель речевого воздействия, создаваемую посредством определенного набора тактик, которые, в свою очередь, являются механизмами ее реализации на языковом уровне. Выделяемая стратегия дискредитации оппонента проявляется в тактиках критики и компрометации действий оппонента, обвинения оппонента, пренебрежения к оппоненту, косвенной «оценки» действий оппонента, косвенного намека на «негативные» действия оппонента, «лжи» в адрес оппонента, диверсии против оппонента, «навешивания ярлыков», «предвидения» будущего избирателей, предоставления «самостоятельного»

выбора избирателям, обороны., т.е. в таких тактиках, которые в наибольшей степени помогут сформировать благоприятные условия в целях создания подходящего для манипулирования избирателями эмоционального климата и управления их мнением. Например, прибегнув к тактике критики и компрометации, кандидат достигнет эффективного воздействия на адресат|, сумеет внушить и убедить его в своей правоте.

Что касается стратегии саморекламы, ее составляющими являются тактики приписывания себе политического опыта, обещания, противопоставления себя противнику, косвенного призыва проголосовать, поиска поддержки у избирателей.

Рассмотрим ряд примеров из предвыборных выступлений Дж. Буша и Ал. Гора, для которых характерна реализация стратегии дискредитации оппонента. Наиболее ярко и максимально «продуктивно» в речах обоих кандидатов реализуются тактики обвинения и критики и компрометации действий оппонента, «навешивания ярлыков», косвенного намека на «негативные» действия оппонента, «предвидения» будущего избирателей, предоставления «самостоятельного» выбора избирателям. Эти тактики помогают добиться наиболее эффективного манипулятивного воздействия на избирателей, т.к. способствуют созданию ощущения правоты оратора.

Тактики критики и компрометации действий оппонента (28%), обвинения оппонента (18%) наиболее часто встречаются в предвыборных выступлениях Дж.Буша.

1. "The Clinton/Gore administration has squandered America's strength and puфose in the world, causing low morale in a military that is underpaid, undersupplied and overdeployed.

(George Bush. South Carolina. Primary Night Remarks, Columbia, South Carolina Saturday, February 19,2000) 2. "For eight years, the Clinton/Gore administration has failed to act. And now Al Gore wants to pass the burden on to future generations. The Gore plan will eventually require either a 25 percent increase in income taxes - the largest in our history - or a substantial reduction in benefits." (George Bush. Cucamonga Senior Center Monday, May 15, 2000) Выступления Дж. Буша посвящены темам положения американской армии и системы налогообложения. Выбор темы в первом примере не случаен, т.к. говоря о низком уровне подготовки американских военных, Дж.

Буш указывает, прежде всего, на уязвимость Соединенных Штатов как военной державы. Заявления подобного рода способны вызвать негативные эмоции и настроения среди потенциальных избирателей Ал. Гора и очернить деятельность администрации Б. Клинтона. Апеллируя к моральным ценностям избирателей, Дж. Бушу удается создать образ противника при П М Щ эмотивной и оценочной лексики: squander (расточать, безрассудно ООИ тратить). Отрицательную оценку бедственного положения армии США создают средства морфологического уровня, слова с преффексом un- и over-, имеющие значение «чего-либо недостаточного», «чего-либо чрезмерного» — uпdeфaid, undersupplied, overdeployed — и усиливающие количество негативных семантических сигналов. Подвергая критике действия своего соперника, Дж. Буш умело противопоставляет «реальное» положение дел в американской армии и ее предназначение — быть символом сильной и целеустремленной американской нации (America's strength and рифозе).

Во втором примере, затронув тему налогообложения, Дж. Буш, в первую очередь, обращается к избирателям с невысоким уровнем дохода, для которых 25% увеличение подоходнего налога действительно окажется непосильным бременем (burden), которое, по мнению Дж. Буша, скажется даже на будущем поколении. Этот отрывок интересен подбором эмотивной лексики, имеющей отрицательную оценку: fail (потерпеть неудачу, крах), pass the burden (перекладывать ношу на чью-либо ответственность), которая помогает создать образ Ал. Гора как «безответственного» и «неэффективного» политика. Одновременно, использование антонимичных существительных increase (увеличение) в сочетании с прилагательным в превосходной степени largest и reduction (сокращение), дополненного прилагательным substantial (значительное), указывает на неприемлемость для избирателей ни одного из предложенных действий.

Время пребывания предшественника Дж, Буша на посту президента в течение двух сроков не принято считать периодом экономического роста и расцвета американской экономики (Варава, 1999). В третьем примере Дж.

Буш, пытаясь манипулировать сознанием американских избирателей, намеренно подвергает критике действия предыдущего президента и его помощника. Ал, Гора, указывая на их несостоятельность и бездействие в экономическом плане. Этот эффект создается за счет использования метафор «бездействия» (coasted through prosperity) и «ухудшения положения» (the path of least resistance is always downhill), которые в целом способствует созданию негативного настроения по отношению к оппоненту Дж. Буша.

3. "For eight years, the Clinton/Gore adminisration has coasted through prosperity. And the path of least resistance is always downhill." (George W.Bush. Philadelphia, Pennsylvania Thursday, August 3, 2000).

При отсутствии доказательств и недостаточных оснований для прямого обвинения, Дж.Буш использует тактику «навешивания ярлыков» (13%), которая помогает создать максимально отрицательный образ оппонента в глазах электората:

"Yet all we have heard from my opponent are the familiar exasserations and scare tactics. Ideas he doesn't share are never just the other side of an issue: They are "radical" or "reckless" ideas. Proposals he disapproves of are never just arguable: they are always "risky schemes". This kind of unnecessary rhetoric is characteristic of the tone in Washington. It is the war-room mentality - the hostile stance, the harsh charges, the lashins out at enemies. We have had eight years of this, and eight years is enough. We need a clean break from the recent past. It is time for leadership that sets a new tone — a tone of respect and bipartisanship." (George W.Bush. Knoxville, Tennessee Thursday, June 8, 2000) Используя лексемы, содержащие контекстуально-обусловленные коннотативные компоненты значения - exaggeration (сильное преувеличение), scare tactics (тактика запугивания), radical (радикальный), reckless (безрассудный), never arguable (то, что невозможно оспорить), risky (опасный), unnecessary (излишний), lashing out at enemies (упреки в адрес противника) — Дж. Бушу удается «доказать» американским избирателям «несостоятельность» и «неспособность» соперника на деле проявить свои возможности. Особый манипулятивный эффект создают ряд «военных»

эпитетов: war-room mentality («военные» настроения), hostile stance («враждебная» позиция), harsh charge («жесткий» приказ). Как бы предугадывая нужды американских избирателей, Дж. Буш от лица всей нации призывает их приблизить новое время и использовать шанс (clean break), чтобы выбрать свое будущее, в основе которого заложено уважительное отношение и двухпартийная политическая система (а tone of respect and bipartisanship).

He менее часто применяется в предвыборных выступлениях Дж. Буша тактика косвенного намека на «негативные» действия своего оппонента (10%), Это можно объяснить тем, что не всегда прямое обвинение и угрозы в адрес соперника найдут отклик среди потенциальных американских избирателей.

"We have а national consensus about the importance of conservation. But problems arise when leaders reject partnership, and rely solely on the power of Washington — on regulations, penalties, and dictation from afar. Unfortunately, this is exactly what we've seen over the last seven years." (Governor Bush. Nevada Thursday, June 1,2000) He называя своего соперника, Дж. Буш, тем не менее, четко дает понять американцам о ком идет речь, искусно противопоставляя себя своему оппоненту. Такое противопоставление достигается за счет создания контекстуальной оппозиции лексических единиц: partnership (сотрудничество и партнерство) и regulations (предписания), penalties (взыскания), dictation (призаказания). Одновременно, Дж. Буш подчеркивает свою солидарность с американским народом по вопросу защиты природных ресурсов и определенную отстраненность президента в решении этого вопроса. Такое впечатление создается за счет использования противопоставлений понятий national consensus, символизирующего единодушие американского населения, и the power of Washington, под которым понимается правительство США, не разделяющее их мнение.

Так же как и Дж. Буш, его соперник Ал. Гор использует в своих выступлениях стратегию дискредитации оппонента, которая выражается в тактиках обвинения, критики действий оппонента, косвенного намека, «навешивания ярлыков», предоставления «самостоятельного» выбора избирателям, предвидения будущего. Как правило, в речах этого кандидата применяется одновременно несколько тактик, что, на наш взгляд, способствует оказанию более глубокого манипулятивного воздействия на избирателей. Приведенный ниже пример интересен в первую очередь одновременным использованием тактик критики и компрометации действий оппонента (20%) и «навешивания ярлыков» (18%).

"My opponent, George W. Bush, has proposed a risky, $2.1 trillion tax scheme. George W. Bush does not say how he will pay for his proposals. He provides no new money to keep Medicare solvent. He provides for no reduction in the debt—and no reduction in interest on the debt. And he calls for privatizing a portion of the Social Security trust fund—without even examining the implications of his proposal on the soundness of the fund. Should we really go back to the politics of illusion? After emerging from the Bush-Ouayle deficits and recessions, should we really risk a George W. Bush deficit and a George W. Bush recession?" (Remarks As Prepared For Delivery By Vice President Al Gore ABNY Breakfast Tuesday, April 25, 2000) Ал. Гор затрагивает важную для каждого американского избирателя темуналогообложения и медицинского страхования, которым он уделяет большое внимание в своих выступлениях, указывая на то, что его соперник, Дж. Буш, обещает провести реформы в системе налогообложения США, но не предлагает обоснованные и веские механизмы реализации своего плана.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.