авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Окулич, Иван Петрович 1. Депутат законодательного (представительного) органа государственной власти суБъекта Российской ...»

-- [ Страница 4 ] --

Депутатская неприкосновенность как гарантия деятельности депутата законо­ дательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации Депутатская неприкосновенность является важнейшим неотъемлемым эле­ ментом правового статуса депутата и представляет собой совокупность право­ вых норм, устанавливающих особый порядок привлечения депутатов законода­ тельных (представительных) органов государственной власти субъектов Рос­ сийской Федерации к уголовной, административной и конституционной ответ­ ственности. В то же время, с нашей точки зрения, институт депутатской не­ прикосновенности — это не только элемент статуса депутата, но и гарантия его деятельности. Депутатская неприкосновенность представляет собой интегра­ цию нескольких правовых норм, которые затрагивают среду различных отрас­ лей права (конституционного, административного, уголовно-процессуального и других) в части установления дополнительных гарантий при привлечении де­ путатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации к ответственности. Однако в этой связи нам представляется необходимым отметить, что законодательные (представитель­ ные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации, рас­ крывая содержание института депутатской неприкосновенности в своих зако­ нодательных актах, в ряде случаев отступают от четкого соблюдения установ­ ленных федеральными законами уголовно-процессуальных норм, закрепляя не­ которые ограничения, препятствующие возможности привлечения депутатов не только к уголовной и административной, но и к иным видам юридической от­ ветственности.

Проведенный анализ современного регионального законодательства выявил отчетливую тенденцию к тому, что в нормативных актах большинства субъек­ тов Российской Федерации стали фиксироваться правовые нормы, регулирую­ щие институт депутатской неприкосновенности. В то же время нельзя не отме­ тить, что в законодательстве ряда субъектов Российской Федерации такие нор­ мы отсутствуют. Так, например, в Законе Камчатской области «О статусе депу­ тата Законодательного Собрания Камчатской области», принятом Законода­ тельным Собранием 1 августа 1995 года, формулировки о неприкосновенности депутата Законодательного Собрания Камчатской области не содержится. Не имеет нормы, регулирующей депутатскую неприкосновенность, и Закон Кур­ ганской области «О статусе депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти Курганской области»'.

Как указывается в литературе по данной проблеме, характерной особенно­ стью правового регулирования депутатской неприкосновенности в субъектах Российской Федерации является повторение без каких-либо существенных из­ менений ст. 98 Конституции Российской Федерации и ст. 19 Федерального за­ кона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации». Статья 19 Федераль­ ного закона закрепляет положение о том, что члены Совета Федерации и депу­ таты Государственной Думы обладают неприкосновенностью в течение всего срока их полномочий. Они не могут быть задержаны, арестованы, подвергнуты обыску, кроме случаев задержания на месте преступления, или допросу, а так­ же подвергнуты личному досмотру, за исключением случаев, когда это преду ' См.: Васильев В.И,, Павлушкин А.В., Постников А.Е. Законодательные органы субъек­ тов Российской Федерации (Правовые вопросы формирования компетенции и организации работы).- М.,2001.- С. 17.

^ Бекетова СМ., Скрынников Б,М. Правовое регулирование депутатской неприкосновен­ ности на региональном уровне // Журнал российского права. - 1998. - № 1 0 - 1 1. - С. 134.

смотрено Федеральным законом для обеспечения безопасности людей ^ Анало­ гичные нормы зафиксированы в статье 449 УПК РФ, предписывающей, что члены Света Федерации и депутаты Государственной Думы, задержанные по подозрению в совершении преступления, за исключением случаев задержания на месте преступления, должны быть освобождены немедленно после установ­ ления их личности^.

Тем не менее, в настоящее время продолжают оставаться не в полной мере обеспеченными правовые гарантии неприкосновенности депутатов законода­ тельных (представительных) органов государственной власти субъектов Рос­ сийской Федерации. По справедливому мнению СМ. Бекетовой и Б.М, Скрынникова, проблема правового регулирования депутатской неприкос­ новенности на уровне субъектов Российской Федерации требует рассмотрения таких аспектов, как:

1) компетенция субъектов Российской Федерации по формированию собст­ венной законодательной базы, устанавливающей основы статуса депутатов за­ конодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации;

2) разграничение предметов ведения и полномочий между органами госу­ дарственной власти Российской Федерации и ее субъектов в сфере правового регулирования депутатской неприкосновенности;

3) возможность применения аналогии Федерального закона в части уста­ новления депутатской неприкосновенности в отношении полномочных пред­ ставителей населения в органах государственной власти субъектов Российской Федерации^.

' О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Феде­ рального Собрания Российской Федерации: Федеральный закон от 8 мая 1994 г. № 3-ФЗ. Фе­ деральным законом от 5 июля 1999 г. № 133-ФЗ настоящий Закон изложен в новой редакции (с изм, от 12 февраля, 4 августа 2001 г., 9, 25 июля 2002 г., 10 января 2003 г.). // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1999. - № 28. - Ст. 3466, ^ Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ.

ред. В.В, Мозякова. - М., 2002. - С. 626.

^ Бекетова СМ., Скрынников Б.М. Правовое регулирование депутатской неприкосновен­ ности на региональном уровне//Журнал российского права.- 1998.- № 10-11. - С. 134.

в связи с этим возникает существенная правовая проблема, заключающаяся в определении того, имеют ли право субъекты Российской Федерации прини­ мать законодательные акты, устанавливающие и регулирующие депутатскую неприкосновенность. Ответ на этот вопрос требует анализа конституционных норм, закрепляющих не только сферу предметов ведения РФ (ст. 71 Конститу­ ции РФ), но и предметы совместного ведения Российской Федерации и ее субъ­ ектов. С нашей точки зрения, органы законодательной (представительной) вла­ сти субъектов Российской Федерации, в рамках действующих федеральных и региональных нормативных актов, могут быть наделены правом самостоятель­ но регламентировать юридические вопросы, связанные с неприкосновенностью представителей депутатского корпуса, однако при этом необходимо, во-первых, исключение возможности возникновения противоречий между региональными нормативными актами и федеральным законодательством, а, во-вторых, обес­ печение более тесного взаимодействия законодательной власти с органами ис­ полнительной и в особенности судебной ветвей власти.

К сожалению, во многих субъектах эти условия вплоть до последнего вре­ мени не соблюдались в должной мере. Например, в Челябинской области во­ прос о лишении депутата законодательного (представительного) органа госу­ дарственной власти субъекта Российской Федерации неприкосновенности до вступления в силу УПК РФ решался самим законодательным органом по пред­ ставлению прокурора в десятидневный срок на основании заключения мандат­ ной комиссии законодательного органа, образуемого по данному вопросу. Та­ кие положения были закреплены, в частности, в ст. 24 Закона Челябинской об­ ласти «О статусе депутата законодательного (представительного) органа госу­ дарственной власти Челябинской области»'. Аналогичная норма содержится ^ О статусе депутата законодательного (представительного) органа государственной вла­ сти Челябинской области: Закон Челябинской области от 14 сентября 1994 г. № 01-03 (с изм, и доп. от 23 января 1997 г., 26 октября, 30 ноября 2000 г., 28 июня, 29 ноября 2001 г., 28 но­ ября 2001 г., 28 ноября 2002 г.) // Сборник законов и нормативных правовых актов Челябин­ ской области. - 1994. - № 2. - С. 8-28.

в ст. 20 Закона Московской области «О статусе депутата Московской областной думы»'.

В этой связи, представляется целесообразным привести характерный для периода, предшествовавшего введению в действие УПК РФ, пример сбаланси­ рованного подхода органа законодательной (представительной) власти субъек­ та Российской Федерации к регулированию правовых отношений, связанных с вопросами депутатской неприкосновенности. Так, в постановлении Законода­ тельного собрания Челябинской области от 7 мая 1997 года № 87 «О лишении неприкосновенности депутата Законодательного собрания Челябинской облас­ ти по Златоустовскому избирательному округу № 21 А.И. Морозова» было за­ писано: «Рассмотрев представление прокурора Челябинской области А.И. Брагина о лишении неприкосновенности депутата Законодательного соб­ рания Челябинской области по Златоустовскому избирательному округу № А.И. Морозова, заключение по данному вопросу постоянной комиссии Законо­ дательного собрания по мандатам, регламенту, депутатской этике и связям с общественностью и в соответствии с п. 4 ст. 58 Устава (основного Закона) Че­ лябинской области и п. 4 ст. 24 Закона Челябинской области «О статусе депута­ та законодательного (представительного) органа государственной власти Челя­ бинской области», Законодательное собрание постановило: лишить неприкос­ новенности депутата Законодательного собрания Челябинской области по Зла тоустовскому избирательному округу № 21 Морозова Александра Ивановича».

В настоящее время, согласно статьи 448 УПК РФ, вопрос о лишении непри­ косновенности депутата законодательного (представительного) органа государ­ ственной власти субъекта РФ решается прокурором данного субъекта Федера­ ции с согласия коллегии, состоящей из трех судей верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда авто­ номной области или суда автономного округа. Представление должно быть ' О статусе депутата Московской областной думы: Закон Московской области от 11 мая 1994 г. № 1/94-03 (с изм. от 21, 26 июля 1995 г., 6 ноября, 4 декабря 1997 г., 31 июля 2000 г., 8 июля 2002,29 апреля 2003 г.) // Вестник Московской областной Думы. - 1994. — № 7.

^ См.: Южноуральская панорама. - 1997. - № 7.

рассмотрено в закрытом судебном заседании судом данного субъекта РФ при непосредственном участии прокурора, а также депутата, в отношении которого вынесено представление, и его защитника в течение 10-дневного срока со дня поступления представления прокурора в суд, после чего, по результатам рас­ смотрения представления, суд данного субъекта РФ, в случае дачи заключения о наличии в действиях депутата законодательного (представительного) органа власти субъекта Российской Федерации признаков преступления, выносит оп­ ределение или постановление о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении депутата, на привлечение его к уголовной ответственности в каче­ стве обвиняемого. В случае если суд, по рассмотрении прокурорского пред­ ставления, даст заключение об отсутствии в действиях депутата состава пре­ ступления, в закрытом судебном заседании выносится определение или поста­ новление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении данного депу­ тата'.

До введения в действие УПК РФ представление прокурора субъекта Рос­ сийской Федерации о возбуждении уголовного дела в отношении депутата за­ конодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации рассматривалось самим этим органом и требовалось получение его согласия на передачу такого дела в суд. Законодательный (пред­ ставительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации в порядке, установленном регламентом или иным правовым актом, определяю­ щим порядок его деятельности, рассматривал представление прокурора субъек­ та Российской Федерации и не позднее чем через четырнадцать дней со дня по­ лучения представления принимал по нему мотивированное решение и в трех­ дневный срок извещал о нем прокурора субъекта Российской Федерации, после чего о возбуждении, прекращении уголовного дела либо о вступившем в закон­ ную силу приговоре суда в отношении депутата законодательного (представи ' Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ.

ред. В.В. Мозякова. - М., 2002. - С. 616.

тельного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации ор­ ган дознания, следователь либо суд в трехдневный срок сообщали законода­ тельному (представительному) органу государственной власти субъекта. Отказ законодательного (представительного) органа субъекта Российской Федерации от дачи согласия на лишение неприкосновенности депутата являлся обстоя­ тельством, исключавшим производство по уголовному делу, а также производ­ ство по делу об административном правонарушении, и влекшим прекращение таких дел. Решение о прекращении соответствующего дела могло быть отмене­ но лишь при наличии вновь открывшихся обстоятельств.

Полномочия многих законодательных (представительных) органов государ­ ственной власти субъектов Российской Федерации, связанные с неприкосно­ венностью депутатов законодательных (представительных) органов государст­ венной власти субъектов Российской Федерации, вызывали справедливые уп­ реки специалистов по конституционному, административному и уголовно процессуальному праву. Без согласия законодательного (представительного) органа на привлечение депутатов к ответственности нельзя было обойтись, хотя при этом вполне возможны были необъективные решения. Законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Феде­ рации мог не допустить передачу дела в суд, принимая на себя тем самым функцию суда по оценке фактических обстоятельств дела и решению вопроса о виновности (невиновности) лица.

Например, в Тульской области депутат областной Думы Н. Новиков был приговорен Центральным судом города Тулы к пяти годам лишения свободы.

Коллегия областного суда рассмотрела кассационную жалобу Новикова и оста­ вила приговор в силе. Согласно закону «О статусе депутата областной Думы Тульской области» полномочия депутата прекращаются с момента вступления приговора в законную силу. Соответствующее постановление должно быть принято на заседании областной Думы. Постановление было подготовлено мандатной комиссией Думы, однако депутаты отказались его поддержать и большинством голосов оставили полномочия Н, Новикова в силе'.

Конституционный Суд Российской Федерации не раз принимал постанов­ ления о несоответствии Конституции РФ нормативно-правовых актов некото­ рых субъектов Российской Федерации, содержащих нормы о депутатской не­ прикосновенности. Так, Конституционный Суд РФ принял Постановление от ноября 1995 года № 16-п «По делу о проверке конституционности статей 23 и 24 Временного положения об обеспечении деятельности депутатов Калинин­ градской областной Думы, утвержденного постановлением Калининградской областной Думы от 8 июля 1994 года», где рассмотрел конституционность норм устанавливающих неприкосновенность депутатов Калининградской областной Думы в сфере уголовного, уголовно-процессуального, административного и административно-процессуального права, особые условия их привлечения к уголовной и административной ответственности, а также иные исключения из общих правил уголовного, уголовно-процессуального, административного и административно-процессуального законодательства, в том числе касающиеся порядка задержания, ареста, обыска, личного досмотра и допроса;

все такого рода меры не могли быть применены без согласия самой Думы, а вопрос о ли­ шении депутата неприкосновенности решался Думой по представлению проку­ рора области. Конституционный Суд РФ постановил:

1) Признать статьи 23 и 24 Временного положения об обеспечении деятель­ ности депутатов Калининградской областной Думы, утвержденного постанов­ лением Калининградской областной Думы от 8 июля 1994 года, не соответст­ вующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 71 (пункты «г», «о»), 72 (пункты «к», «н» части 1), 76 (части 1, 2 и 5), 77 (часть 1), 118, (часть 1), 129 (часть 5).

2) Согласно части 3 статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», решения Калининградской ' См.: Законодатель на тюремных нарах // Российская газета. - 1999. - 6 марта.

областной Думы и иных органов, основанные на статей 23 и 24 Временного по­ ложения об обеспечении деятельности депутатов Калининградской областной Думы, не подлежат исполнению.

3) Федеральному Собранию в соответствии со ст. 77 (частью 1) Конститу­ ции Российской Федерации надлежит урегулировать вопрос о статусе депутата законодательного (представительного) органа субъекта Российской Федерации, основных гарантиях беспрепятственного и эффективного осуществления депу­ татских полномочий'.

В декабре 1997 года Конституционный Суд Российской Федерации рас­ смотрел аналогичное дело в отношении Законодательного собрания Тамбов­ ской области. В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке ряда положений Устава (Основного Закона) Тамбовской об­ ласти от 10 декабря 1997 года было отмечено, что положение о депутатской не­ прикосновенности нельзя интерпретировать как установление общего принци­ па, исключающего ответственность депутата^.

С нашей точки зрения, вопрос о законности правовых норм, устанавливаю­ щих неприкосновенность депутатов законодательных (представительных) ор­ ганов государственной власти субъектов Российской Федерации, и в особенно­ сти появление правовых норм, регулирующих институт неприкосновенности региональных депутатов в федеральном законодательстве, доказывают его ис­ ключительную злободневность.

На наш взгляд, депутатская неприкосновенность не является личной приви­ легией, а имеет публично-правовой характер. Этот важнейший правовой инсти­ тут призван служить, прежде всего, общественным интересам, обеспечивая по­ вышенную охрану законом личности парламентария в силу осуществляемых им государственных функций, ограждая его от необоснованных преследований.

Кроме того, способствуя беспрепятственной деятельности депутата, правовой институт депутатской неприкосновенности тем самым обеспечивает в целом ' См.: Вестник Конституционного Суда РФ. - 1995. - № 6.

^ См.: Вестник Конституционного Суда РФ. - 1997. - № 12.

самостоятельность и независимость самого законодательного (представитель­ ного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации.

В то же время вопрос о соблюдении гарантий депутатской неприкосновен­ ности должен решаться региональными органами законодательной (представи­ тельной) власти только на основе строгого соответствия вступившим в силу нормативным положениям федерального законодательства.

Социальные гарантии и гарантии трудовых прав депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации Нормативными актами федерального и регионального уровней определен достаточно широкий спектр гарантий депутатской деятельности, относящихся к области социальных и трудовых прав представителей депутатского корпуса.

Так, для депутатов законодательных (представительных) органов государст­ венной власти субъектов Российской Федерации было введено и сохраняется государственное страхование. Статья 26 Закона Челябинской области «О стату­ се депутата законодательного (представительного) органа государственной вла­ сти Челябинской области» гласит, что жизнь и здоровье депутата подлежат обязательному государственному страхованию за счет областного бюджета на сумму годового вознаграждения депутата\ Определены и четкие правовые механизмы обеспечения этих гарантий. Ор­ ганы государственного страхования выплачивают страховые суммы в случаях:

а) гибели (смерти) депутата, если гибель (смерть) наступила вследствие телес­ ных повреждений или причинения иного повреждения его здоровью в связи с осуществлением им депутатских полномочий;

б) причинения депутату в связи с осуществлением им депутатских полномочий увечья или иного повреждения ' О статусе депутата законодательного (представительного) органа государственной вла­ сти Челябинской области: Закон Челябинской области от 14 сентября 1994 г. № 01-03 (с изм.

и доп. от 23 января 1997 г., 26 октября, 30 ноября 2000 г., 28 июня, 29 ноября 2001 г., 28 но­ ября 2001 г., 28 ноября 2002 г.) // Сборник законов и нормативных правовых актов Челябин­ ской области. - 1994. - № 2. - С. 8-28, здоровья как в случаях, повлекших стойкую утрату трудоспособности, так и в случаях, не повлекших стойкую утрату трудоспособности.

При этом, с нашей точки зрения, значимым является, что оговорка о том, что государственное страхование действует при «осуществлении депутатских полномочий», снимается для обоих названных случаев, а для второго случая, связанного с повреждением здоровья депутата. Закон «О статусе депутатов за­ конодательного (представительного) органа государственной власти Челябин­ ской области» оставляет лишь сам факт причинения увечья или иного повреж­ дения здоровья, не связывая это с последствиями в виде лишения трудоспособ­ ности.

В случае причинения депутату в связи с осуществлением им депутатских полномочий увечья или иного повреждения здоровья, повлекших стойкую ут­ рату трудоспособности (ст. 27 Закона), депутатам ежемесячно выплачивается компенсация в размере разницы между ежемесячным вознаграждением депута­ та, работающего на постоянной основе в законодательном органе на момент выплаты компенсации, и назначенной пенсией без зачета выплат страховых сумм по государственному страхованию.

Мы считаем, что особое место в системе социальных гарантий депутатов занимает проблема обеспечения оптимального сочетания необходимых условий эффективного осуществления депутатской деятельности и исполнения закреп­ ленных в соответствующих законодательных актах обязанностей, распростра­ няющихся на каждого гражданина Российской Федерации, в частности, таких, как воинская обязанность. По мнению С.А. Авакьяна, к социальным гарантиям осуществления профессиональной деятельности представителей депутатского корпуса относится отсрочка депутата от призыва на военную службу и освобо­ ждение от военных сборов. В отношении депутата законодательного (предста­ вительного) органа государственной власти Челябинской области Закон 1997 г.

гласит: депутат на срок депутатских полномочий имеет право на отсрочку от призыва на военную службу и освобождение от военных сборов (ст. 25)'.

' Авакьян С.А. Федеральное Собрание - парламент России. - М., 1999. - С. 366-367.

Одно из ключевых мест в системе гарантий деятельности депутата занимает регулирование вопросов трудового права. Именно поэтому в Законе «О статусе депутатов законодательных (представительных) органов государственной вла­ сти субъектов Российской Федерации» получили четкое закрепление гарантии трудовых прав депутатов.

Как показал анализ нормативных актов законодательных (представитель­ ных) органов государственной власти различных субъектов РФ, во многих из них срок полномочий депутата, работающего на постоянной основе, засчитыва ется в общий и непрерывный трудовой стаж или срок службы, стаж работы по специальности, стаж работы (службы), дающий право на установление надба­ вок к заработной плате (должностному окладу), на установление надбавок за выслугу лет;

а также стаж работы, дающий право на пенсию на льготных усло­ виях и в льготных размерах, если депутат на момент перехода к осуществлению депутатской деятельности на постоянной основе находился на должности, ра­ ботал по профессии либо работал (проходил службу) в местности, предусмат­ ривающей данную льготу. Депутату Законодательного Собрания Красноярско­ го края, работающему в нем на постоянной оплачиваемой основе, предоставля­ ется в соответствии с Кодексом законов о труде Российской Федерации после окончания полномочий по выборной должности прежняя работа (должность), а при ее отсутствии — другая равноценная работа (должность) в той же или с со­ гласия депутата в другой организации'.

С работником, принятым в порядке замещения должности, занимаемой де­ путатом, заключается срочный трудовой договор на весь период выполнения депутатом своих полномочий в Законодательном Собрании на постоянной оп­ лачиваемой основе. Трудовой договор с таким работником расторгается со дня возвращения депутата на прежнюю работу при условии подтверждения депута­ том своего возвращения на прежнюю должность в течение трех месяцев после ' О статусе депутата Законодательного Собрания Красноярского края: Закон Красноярско­ го края от 20 июня 1995 г. (с изм. от 22 сентября 1997 г., 4 июня 1998 г., 6 апреля 1999 г., апреля, 11 июня, 9 сентября, 21 октября 2002 г.) // Красноярский рабочий. - 1995. - июля, № 126.

прекращения депутатских полномочий (ст. 23 в ред. Закона Красноярского края от 22.09.97 г. № 15-573). Депутат Законодательного Собрания, работающий в нем на постоянной оплачиваемой основе, после освобождения его от должно­ сти продолжает получать назначенное ему денежное вознаграждение до уст­ ройства на новое место работы в течение одного года в случаях:

а) неизбрания депутатом Собрания, а также неизбрания для работы на по­ стоянной оплачиваемой основе;

б) упразднения должности;

в) удовлетворения заявления о добровольной отставке, если он проработал в этой должности не менее одного года.

Денежное вознаграждение, выплачиваемое в указанных случаях, не вклю­ чает премии по итогам работы депутата (ст. 23 п. 5 в редакции Закона Красно­ ярского края от 04.06.98 г. № 2-101). В случае, если на новом месте работы ука­ занные лица получают заработнз^ю плату ниже размеров премий, то произво­ дится доплата до уровня средней заработной платы, но не более одного кален­ дарного года со дня ухода с должности'.

По нашему мнению, существенную роль в системе гарантий трудовых прав депутатов играет регулирование вопросов исчисления общего трудового стажа, а также сохранения прежнего рабочего места, занимаемого до перехода к про­ фессиональной депутатской деятельности. Так, согласно п. 3 ст. 32 Закона Че­ лябинской области «О статусе депутата законодательного (представительного) органа государственной власти Челябинской области», военнослужащие, лица рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, органов проку­ ратуры, органов налоговой полиции, таможенных органов, учреждений и орга­ нов уголовно-исполнительной системы, избранные деп)ггатами Законодатель­ ного собрания Челябинской области по окончании срока депутатских полномо ' О статусе депутата Законодательного Собрания Красноярского края: Закон Красноярско­ го края от 20 июня 1995 г, (с изм. от 22 сентября 1997 г., 4 июня 1998 г., 6 апреля 1999 г., апреля, 11 июня, 9 сентября, 21 октября 2002 г.) // Красноярский рабочий. - 1995. - июля, № 126.

чий вправе продолжить службу в органах в соответствующей должности, зва­ нии. Срок депутатской деятельности засчитывается в выслугу лет по службе.

За депутатом из числа военнослужащих и других категорий граждан, служ­ ба которых регулируется уставами и положениями с оставлением действитель­ ной военной или другой службы на время осуществления депутатской деятель­ ности на постоянной основе, и его семьей сохраняются права, льготы и пре­ имущества, предусмотренные действующим законодательством для военно­ служащих и других категорий граждан, непосредственно проходящих службу, а также их семей'.

Проблеме правового обеспечения социальных прав членов семьи депутата также отводится обоснованно значимое место в действующей системе гаран­ тий. Супруге (супругу) депутата, уволенной (уволенному) в связи с переездом депутата в другую местность для выполнения депутатских полномочий на по­ стоянной основе, перерыв в работе засчитывается в общий и непрерывный стаж работы (службы). На указанный период за ней (ним) сохраняется место работы (службы), стаж работы по специальности, стаж работы (службы), дающий пра­ во на установление процентных надбавок (в том числе районных коэффициен­ тов) к заработной плате, установление процентных надбавок и получение еди­ новременного вознаграждения за выслугу лет, выплату вознаграждения по ито­ гам работы предприятий, учреждений, организаций за год, а также право на по­ лучение пенсии на льготных условиях и в льготных размерах, если это лицо на момент переезда занимало должность, работало по профессии либо работало (служило) в местности, которая предусматривает предоставление данной льго­ ты (ст. 32 п. 5 Закона Челябинской области).

К числу социальных гарантий относится и ежегодно оплачиваемый отпуск депутата законодательного (представительного) органа законодательной власти ' О статусе депутата законодательного (представительного) органа государственной вла­ сти Челябинской области: Закон Челябинской области от 14 сентября 1994 г. Хо01-О3 (с изм, и доп. от 23 января 1997 г., 26 октября, 30 ноября 2000 г., 28 июня, 29 ноября 2001 г., 28 но­ ября 2001 г., 28 ноября 2002 г.) // Сборник законов и нормативных правовых актов Челябин­ ской области. - 1994. - № 2, - С. 8-28.

субъекта Российской Федерации. Статьей 34 Закона Челябинской области от 23,01.97 г. депутату, работающему на постоянной основе в законодательном органе области, предоставляется ежегодный оплачиваемый отпуск продолжи­ тельностью 24 рабочих дня, за исключением тех случаев, когда депутат имеет право на отпуск большей продолжительности или имел его по месту предшест­ вующей работы, с выплатой пособия на лечение в размере двойного ежемесяч­ ного оклада. За работу в условиях ненормированной продолжительности рабо­ чего дня предоставляется дополнительный отпуск продолжительностью дней.

Депутату, не работающему на постоянной основе, кроме отпуска по месту постоянной работы за осуществление депутатской деятельности предоставляет­ ся дополнительный отпуск сроком 12 дней. Отпуск депутату предоставляется в период, указанный в заявлении депутата.

Пунктом 3 статьи 34 Закона Хабаровского края от 28 апреля 1999 года «О статусе депутата Законодательной Думы Хабаровского края» предусматривает­ ся сверх оплачиваемого отпуска депутату, осуществляющему полномочия в Думе на постоянной основе, предоставление дополнительного оплачиваемого отпуска в случаях:

а) за работу в районах, где установлены районный коэффициент и процент­ ная надбавка к заработной плате согласно федеральному закону — 7 рабочих дней;

б) за ненормированный характер работы — до 12 рабочих дней'.

С нашей точки зрения, одной из значимых гарантий эффективного осуще­ ствления депутатской деятельности является также повышение квалификации депутата (как это закреплено, например, в ст. 25 Закона Хабаровского края от 28.04.99 г.), поскольку оно в значительной мере является эффективным услови ' О статусе депутата Законодательной Думы Хабаровского края: Закон Хабаровского края от 27 ноября 1996 г. № 86 (с изм. от 26 марта, 20 октября 1997 г., 29 июля, 30 июля, 30 сен­ тября 1998 г., 31 марта, 28апреля 1999 г., 1 марта, 31 мая, 26 сентября 2000 г., 26 января, июля 2001 г., 30 января 2002 г.) // Сборник нормативных актов Хабаровской краевой Думы. 1996. - № 17.

ем повышения качества профессиональной работы депутата. Так, по решению Думы Хабаровского края, депутат в период своих полномочий имеет право на переподготовку (переквалификацию) и повышение квалификации за счет средств краевого бюджета в пределах сумм, утвержденных на содержание Ду­ мы.

Наконец, учитывая реалии непростой общественно-политической ситуации во многих регионах, особую значимость приобретает правовое регулирование механизмов, обеспечивающих легитимное прекращение депутатом профессио­ нальной деятельности в органе законодательной (представительной) власти субъекта РФ при досрочном прекращении полномочий парламентской структу­ ры. В случае роспуска законодательного (представительного) органа государст­ венной власти субъекта Российской Федерации законом не предусматривается защита материальных и трудовых прав депутатов законодательных (представи­ тельных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации, хотя Федеральным законом предусмотрена защита материальных и трудовых прав депутатов Государственной Думы в случаях роспуска Государственной Думы. По Федеральному закону о статусе члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы в редакции 1994 года, депутат мог получить единовре­ менное денежное пособие за период, оставшийся до завершения первоначаль­ ного срока его полномочий, из расчета его ежемесячного денежного вознагра­ ждения на день роспуска. По новой редакции закона депутат имеет право на получение единовременного денежного пособия, равного трехкратному разме­ ру его ежемесячного денежного вознаграждения на день прекращения депутат­ ских полномочий. Депутату Государственной Думы и проживающим совместно с ним членам его семьи, находящимся на день роспуска вне их постоянного места проживания, обеспечиваются бесплатный проезд и бесплатный провоз принадлежащего им имущества (в контейнерах общим весом до 10 тонн) к по­ стоянному месту жительства.

Но в то же время только в Законе Московской области от 4 декабря года «О статусе депутата Московской областной думы» определены гарантии в случае роспуска Думы согласно трудовому и пенсионному законодательству (ст. 23)'. В связи с этим, как нам представляется, было бы целесообразным раз­ работать аналогичные по направленности нормативные акты и на уровне каж­ дого из субъектов Российской Федерации.

Материально-финансовые и организационные гарантии деятельности депутатов законодательных (представительных") органов государственной власти субъек­ тов Российской Федерации Конституционно закрепленный принцип самостоятельности функциониро­ вания различных ветвей государственной власти Российской Федерации преду­ сматривает необходимость обеспечения системы гарантий свободного, само­ стоятельного и независимого осуществления депутатским корпусом законода­ тельных (представительных) органов власти своей профессиональной деятель­ ности. В соответствии с этим базовым принципом законодательный (предста­ вительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации са­ мостоятельно решает вопросы организационно-технического и материально финансового обеспечения своей деятельности. Расходы на обеспечение дея­ тельности законодательного (представительного) органа власти субъекта Рос­ сийской Федерации утверждаются самим законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации и предусмат­ риваются отдельной строкой в бюджете субъекта Российской Федерации.

Все депутаты, работающие на постоянной основе, за исключением должно­ стных лиц — председателя, первого заместителя председателя, заместителей председателя законодательного органа области, — получают одинаковое еже­ месячное денежное вознаграждение, которое состоит из одного оклада и надба­ вок, предусмотренных действующим законодательством. Размер ежемесячного оклада депутата, работающего на постоянной основе, равен должностному ок­ ладу руководителя управления исполнительного органа государственной вла ' О статусе депутата Московской областной думы: Закон Московской области от 11 мая 1994 г. № 1/94-03 (с изм. от 21,26 июля 1995 г., 6 ноября, 4 декабря 1997 г., 31 июля 2000 г., 8 июля 2002,29 апреля 2003 г.) // Вестник Московской областной Думы. - 1994, - № 7.

сти и надбавки, предусмотренной действующим законодательством (за выслугу лет, за высокую квалификацию).

В этой связи возникает проблема унификации материального обеспечения депутатов органа законодательной (представительной) власти и государствен­ ных служащих системы исполнительной власти субъекта Российской Федера­ ции. Председателю законодательного органа области устанавливается ежеме­ сячный оклад в размере должностного оклада главы администрации области и надбавки к нему. Заместителям председателя законодательного органа области устанавливается ежемесячный оклад в размере оклада заместителя главы адми­ нистрации области и надбавки к нему. Надбавки за выслугу лет депутатам ус­ танавливаются в размерах, предусмотренных для работников исполнительного органа государственной власти.

В то же время, по нашему мнению, представляется целесообразным учиты­ вать специфику самого характера работы каждого конкретного депутата в со­ ставе структур законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Именно по такому пути пошло нор­ мотворчество в этой сфере в некоторых российских регионах. В частности, пункт 3 статьи 25 Закона Красноярского края от 6 апреля 1999 года устанавли­ вает депутату, работающему на постоянной основе, надбавку за особый харак­ тер и интенсивность работы в размере 50 процентов от должностного оклада.

Надбавка применительно к выслуге лет устанавливается депутатам в размере процентов к должностному окладу'.

В пункте 7 статьи 27 Закона Хабаровского края от 28 апреля 1999 года пре­ дусмотрено, что депутату, работающему в Думе на постоянной основе, допол­ нительно к должностному окладу в состав заработной платы входит надбавка за выслугу лет в органах государственной власти и местного самоуправления (в том числе на выборных должностях), составляющая от должностного оклада:

О статусе депутата Законодательного Собрания Красноярского края: Закон Красноярско­ го края от 20 июня 1995 г. (с изм. от 22 сентября 1997 г., 4 июня 1998 г., 6 апреля 1999 г., апреля, 11 июня, 9 сентября, 21 октября 2002 г.) // Красноярский рабочий. - 1995. - июля, № 126.

при стаже работы от 1 года до 5 лет — 10 процентов;

при стаже работы от 5 до 10 лет — 20 процентов;

при стаже работы от 10 до 15 лет — 30 процентов;

при стаже работы свыше 15 лет — 40 процентов. Кроме того, председателю Думы устанавливается надбавка за работу со сведениями, составляющими государст­ венную тайну, в размере 25 процентов от должностного оклада'.

Проведенный анализ современного законодательства субъектов Российской Федерации показывает, что большинство законодательных органов субъектов Российской Федерации относится к материально-финансовому обеспечению с особым вниманием. При этом содержание материально-финансовых гарантий практически идентично во всех региональных нормативных актах.

Депутату законодательного (представительного) органа государственной власти Челябинской области ежемесячно возмещаются дополнительные расхо­ ды, связанные с депутатской деятельностью, в сумме, равной 10 минимальным размерам оплаты труда со дня избрания.

Депутату Государственной Думы Ставропольского края ежемесячно воз­ мещаются расходы, связанные с осуществлением депутатской деятельности, в сумме пяти минимальных размеров оплаты труда, которая не облагается подо­ ходным налогом. Ежемесячное вознаграждение депутата Государственной Ду­ мы Ставропольского края, работающего на постоянной основе, выплачивается со дня избрания, но не ранее даты увольнения с предыдущего места работы или временного приостановления его службы, а средства по возмещению расходов, связанных с осуществлением депутатской деятельности, со дня его избрания^.

Депутату Законодательного собрания Челябинской области возмещаются расходы, связанные с проживанием вне его постоянного места жительства, в ' О статусе депутата Законодательной Думы Хабаровского края: Закон Хабаровского края от 27 ноября 1996 г. № 86 (с изм. от 26 марта, 20 октября 1997 г., 29 июля, 30 июля, 30 сен­ тября 1998 г., 31 марта, 28апреля 1999 г., 1 марта, 31 мая, 26 сентября 2000 г., 26 января, июля 2001 г., 30 января 2002 г.) // Сборник нормативных актов Хабаровской краевой Думы. 1996.- №17.

о статусе депутата Государственной Думы Ставропольского края: Закон Ставропольско­ го края от 8 июля 1994 г. № 4-КЗ (с изм. от 14 июня 1996 г., 19 мая, 18 ноября, 27 марта г., 31 декабря 1999 г., 9 апреля 2002 г.) // Сборник законов и других правовых актов Ставро­ польского края. - 1994. - № 2. - Ст. 20.

связи с осуществлением им депутатской деятельности, расходы по проживанию в гостинице или по найму жилого помещения (кроме случаев проживания на служебной или нанимаемой жилой площади) и суточные (ст. 33 Закона Челя­ бинской области от 23 января 1997 года). Депутату Законодательного собрания Челябинской области и членам его семьи возмещаются расходы, связанные с переездом в г. Челябинск, а также расходы, связанные с переездом депутата и членов его семьи к постоянному месту жительства после прекращения его пол­ номочий. Также депутату Законодательного собрания Челябинской области, осуществляющему депутатскую деятельность на постоянной основе и не имеющему постоянного места жительства в городе Челябинске, по его заявле­ нию предоставляется служебная жилая площадь для проживания с членами се­ мьи, которую он обязан освободить не позднее одного месяца после прекраще­ ния его депутатских полномочий. Занимаемая депутатом и членами его семьи жилая площадь по постоянному месту жительства на этот период времени бронируется'.

Мы полагаем, что такое обеспечение и юридическое закрепление организа­ ционных гарантий депутатской деятельности, в конечном счете, способствует повышению эффективности его работы, создавая стабильную базу и позволяя тем самым сконцентрироваться на непосредственных профессиональных зада­ чах.

Организационной гарантией деятельности депутата является предоставле­ ние служебного помещения и служебного автотранспорта депутату Законода­ тельного собрания Челябинской области. Для осуществления своих полномо­ чий депутатом Законодательного собрания Челябинской области в здании зако­ нодательного органа области предоставляется, как правило, отдельное служеб­ ное помещение, оборудованное мебелью, оргтехникой, средствами связи. Для ' О статусе депутата законодательного (представительного) органа государственной вла­ сти Челябинской области: Закон Челябинской области от 14 сентября 1994 г. № 01-03 (с изм.

и доп. от 23 января 1997 г., 26 октября, 30 ноября 2000 г., 28 июня, 29 ноября 2001 г., 28 но­ ября 2001 г., 28 ноября 2002 г.) // Сборник законов и нормативных правовых актов Челябин­ ской области, - 1994. - № 2. - С. 8-28.

выполнения депутатских полномочий депутат пользуется служебным авто­ транспортом законодательного органа области (по заявке).

К числу организационных гарантий относится также использование средств связи депутатами Законодательного собрания Челябинской области. В связи с осуществлением ими своих полномочий депутаты имеют право пользоваться по предъявлении удостоверения депутата телефонной связью, которой располага­ ют государственные и общественные органы, предприятия, учреждения, орга­ низации на территории области. Все расходы депутатов на почтовые и теле­ графные отправления, телефонные переговоры из гостиниц и с домашних теле­ фонов, связанные с депутатской деятельностью в избирательном округе, воз­ мещаются из средств областного бюджета.

Депутаты Законодательного собрания Челябинской области также имеют гарантии транспортного обслуживания. На территории области депутаты наде­ ляются правом бесплатного проезда по всем железнодорожным, воздушным и автомобильным путям сообщения и на всех видах городского пассажирского транспорта, за исключением такси, а также правом внеочередного приобрете­ ния проездных документов. По предъявлению удостоверения депутата билет­ ные кассы железнодорожных вокзалов и станций, агентства гражданской авиа­ ции или аэропорта обязаны вне очереди предоставить депутату место в купей­ ном или спальном вагоне поезда, в салоне самолета или вертолета. Проезд де­ путата в автобусах междугородных, а также пригородных сообщений в случае, если продажа билетов производится с указанием номера места, осуществляется по бесплатному билету, полученному вне очереди в кассах автовокзалов, авто­ станций, транспортно-экспедиционных агентств или непосредственно при посадке в автобус'.

На всех видах городского пассажирского транспорта (за исключением так­ си) и в пригородных поездах депутаты Законодательного собрания Челябин ' О статусе депутата законодательного (представительного) органа государственной вла­ сти Челябинской области: Закон Челябинской области от 14 сентября 1994 г. № 01-03 (с изм.

и дон, от 23 января 1997 г., 26 октября, 30 ноября 2000 г., 28 июня, 29 ноября 2001 г., 28 но­ ября 2001 г., 28 ноября 2002 г.) // Сборник законов и нормативных правовых актов Челябин­ ской области. - 1994. - № 2. - С. 8- ской области осуществляют проезд по удостоверению депутата, а также имеют право бесплатного провоза багажа в соответствии с нормативами, действую­ щими на каждом виде транспорта. Органы местного самоуправления в избира­ тельном округе депутата обязаны предоставлять депутату по его заявке авто­ транспорт для поездок при выполнении депутатских обязанностей.

Для депутатов, использующих личный автотранспорт для депутатской дея­ тельности, возмещаются расходы по его содержанию в порядке и размерах, ус­ танавливаемых законодательным органом области. Депутаты Законодательного собрания Челябинской области имеют право бесплатного пользования залами официальных делегаций аэропортов и аэровокзалов, железнодорожных вокза­ лов и станций, расположенных в области (ст. 37 Закона Челябинской области).

У депутатов Законодательного собрания Челябинской области есть и такая гарантия, как право на внеочередное поселение в гостинице. Администрации государственных и муниципальных гостиниц на территории области обязаны в течение часа предоставить депутату отдельный номер с телефоном. Право на внеочередное поселение в гостинице распространяется на лицо, сопровождаю­ щее депутата (ст. 38 Закона Челябинской области).

К числу необходимых организационных гарантий, обеспечивающих эффек­ тивное осуществление представителями депутатского корпуса своей профес­ сиональной деятельности, на наш взгляд, относится и выдача служебного за­ граничного паспорта. Так, например, служебный заграничный паспорт выдает­ ся депутату Думы Приморского края на весь срок полномочий'. Эта правовая норма представляется особенно обоснованной для субъектов Российской Феде­ рации, граничащих с сопредельными государствами, поскольку практические потребности интеграции, тесных экономических и политических контактов предусматривают необходимость заграничных командировок депутатов зако­ нодательных (представительных) органов государственной власти данных ' О внесении изменений и дополнений в Закон Приморского края от 20 марта 1995 г. № 2 КЗ «О статусе депутата Законодательного Собрания Приморского края»: Закон Приморско­ го края от 7 октября 1999 г. № 64-КЗ (с изм, от 30 марта 2000 г., 15 ноября 2001 г., 14 января 2002 г.) // Ведомости Думы Приморского края. - 1999. - № 45.

субъектов РФ, в связи с чем ускоренная и облегченная процедура оформления загранпаспортов будет способствовать повышению эффективности междуна­ родного обмена по линии парламентских структур Российской Федерации и за­ рубежных государств.

Наконец, еще одной значимой организационной гарантией деятельности депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации является право иметь помощников.

Глава 2. Проблемы совершенствования правового статуса депутата зако­ нодательного (представительного) органа государственной власти субъек­ та Российской Федерации § 1. Правовые аспекты природы мандата депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации Очевидно, что принятый порядок избрания депутатского корпуса во многом определяет, а иногда и предопределяет реальный характер самих структур за­ конодательной (представительной) ветви государственной власти. Но вместе с тем конкретные аспекты депутатского статуса весьма существенно зависят от юридической природы мандата депутата. В зависимости от принятой в госу­ дарстве в целом или на соответствующем уровне органов законодательной (представительной) власти модели, существуют две основные формы депутат­ ского мандата — так называемые императивный и свободный мандат.

Сущность свободного мандата состоит в том, что депутат юридически не связан определенными поручениями (наказами) и не обязан отчитываться перед избирателями, хотя периодически информирует их о своей деятельности. В этом случае полномочия депутата не могут быть прекращены по решению из­ бирателей досрочно путем отзыва', а практически с их помощью — властями региона, где депутат был избран. Свободный мандат означает также, что депу­ тат, избранный по партийным спискам, не может быть лишен мандата руково­ дством партии (избирательного объединения) даже в том случае, если он поки­ нул в парламенте данную партийную фракцию.

Свободный мандат учитывает несовпадение общих и местных интересов и ориентирует депутата на то, чтобы он руководствовался, прежде всего, общего­ сударственными интересами и собственными принципиальными убеждениями.

Однако свободный мандат, в наибольшей мере обеспечивая независимость де См.: Конституционное право. Энциклопедический словарь, - М., 2000. - С. 192.

путата, не исключает вместе с тем повсеместно существующей на практике ре­ альной связи депутата с избирателями. Данные взаимосвязи представителя де­ путатского корпуса со своими избирателями тем более существенны в случае, когда депутат предполагает вновь баллотироваться на предстоящих выборах.

Кроме того, следует отметить также относительность и объективную ограни­ ченность свободы депутата по отношению к своей партийной группе или фрак­ ции, поскольку его профессиональная деятельность в значительной мере регла­ ментируется уставом той фракции, к которой он принадлежит.


В случае обладания императивным по своему характеру мандатом депутат более непосредственно и жестко связан общей волей и конкретными поруче­ ниями своих избирателей. Эта зависимость депутата от населения, делегиро­ вавшего ему свои полномочия, выражается в том, что при избрании депутат по­ лучает от них наказы-поручения общественно значимого характера, а в ходе работы он обязан не только информировать избирателей, но и регулярно отчи­ тываться перед ними как о своей деятельности, так и о деятельности законода­ тельного (представительного) органа, в который избран, его комитетов и ко­ миссий, в которых состоит, о выполнении наказов избирателей. Кроме того, из­ биратели вправе отозвать депутата, не оправдавшего их доверия или совер­ шившего поступки, порочащие звание депутата.

Для взвешенной и всесторонней правовой оценки преимуществ того или иного типа депутатского мандата особое значение имеет рассмотрение законо­ мерной эволюции различных типов мандата в историческом аспекте.

Представительные учреждения в первоначальных и еще слабо развитых формах стали появляться уже в античную эпоху. Но полноценная идея народ­ ного представительства как политическая доктрина формируется лишь в пери­ од окончательного разложения феодального строя. Прародительницей совре­ менных парламентов считается Великобритания, традиции парламентаризма которой уходят в далекое прошлое. К этому же времени относится появление представительного органа — Генеральных Кортесов в королевстве Испания'. В монархической Франции, которая в XV-XVI веках приобрела сословно представительный характер, стали созываться Генеральные штаты — совеща­ тельный орган при короле. Каждое сословие избирало своих депутатов — по­ рученцев, мандатариев своих избирателей, обязанных строго следовать их ин­ струкциям. Отношения депутата с избирателями строились по принципу импе­ ративного мандата, то есть обязательного поручения. Депутаты могли быть досрочно отозваны из представительного органа, а по окончании сессии обяза­ ны были отчитываться о выполнении наказов и поручений избирателей^.

Такие нормативные тенденции наблюдались преимущественно в период политической борьбы за власть, с приходом к которой устанавливаются уже иные отношения депутата с избирателями. Конституция Франции 1791 года уже однозначно отрицала императивный мандат. В ней прямо сказано: «Пред­ ставители, избранные по департаментам, являются представителями не отдель­ ного департамента, а всей нации;

избиратели не могут выдавать им никаких на­ казов»^.

Таким образом, исторически сложился и получил законодательное закреп­ ление принцип свободного мандата, согласно которому депутат не подотчетен и не подконтролен своим избирателям и может быть отозван ими из представи­ тельного органа власти.

Парижская коммуна 1871 года вновь подчинила депутатов избирателям, сделала их ответственными и в любое время сменяемыми. Ее базовые юридиче­ ские принципы были восприняты в России после октября 1917 года: отношения депутатов Советов всех уровней с избирателями строились по принципу импе­ ративного мандата. В этом заключалось своеобразие системы советского госу­ дарства и права, тогда как подавляющее большинство конституций западных демократий не только закрепляли свободный мандат, но и прямо запрещали са ' Миронов 0.0. Конституционный статус депутатов парламентов // Журнал российского права.- 1997.- №4.- С. ^ Гессен В.М. Основы конституционного права. - Петроград, 1917. - С. 75-78.

^ Конституционные и законодательные акты буржуазных государств XVII-XIX вв. - М., 1957.- С. 258.

му форму императивного мандата, ограничивающего независимость депутата и допускающего возможность его отзыва избирателями. Так, мандат парламента­ рия Великобритании не является императивным, а в ст. 27 Конституции Фран­ цузской Республики 1958 года однозначно зафиксировано: «Любой императив­ ный мандат является недействительным». В ст. 38 Основного закона Федера­ тивной Республики Германии 1949 г. закреплено, что депутаты германского Бундестага «являются представителями всего народа, не связаны наказами и указаниями и подчиняются лишь своей совести»*.

В соответствии с общемировыми тенденциями, в современных государст­ вах Восточной Европы и ближнего зарубежья, где ранее конституции социали­ стического типа предусматривали императивный мандат, новейшие конститу­ ции перешли к свободному мандату. Например, Конституция Казахстана опре­ деляет, что «депутат парламента не связан каким-либо императивным манда­ том»^. Аналогичная норма содержится и в Конституции Грузии: «Член парла­ мента Грузии является представителем всей Грузии, пользуется свободным мандатом, и его отзыв не допускается»^.

В Российской Федерации, идущей по пути адаптации своей государственно правовой системы к мировому опыту формирования правовых институтов, в настоящее время свободный мандат существует в наиболее четком виде для де­ путатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федера­ ции. Вместе с тем необходимо обратить внимание на то, что Конституция Рос­ сийской Федерации прямо ничего не говорит о существующем типе депутат­ ского мандата.

Для характеристики сложившейся ситуации, на наш взгляд, может быть предложено лишь одно истолкование. Поскольку Конституция РСФСР 1978 г.

(с последующими изменениями) устанавливала императивный мандат, а в Кон­ ституции Российской Федерации 1993 г. не содержится подобных положений, то, с нашей точки зрения, представляется возможным сделать вывод об имею ' Конституции зарубежных государств. - М., 1996.

^ Конституция Республики Казахстан. - 1995. Ст. 52. п. 1.

^ Конституция Республики Грузия. - 1995. Ст. 32. п. 1.

щем месте фактическом отказе от императивного мандата. Это подтверждает и закон, регламентирующий статус депутата Государственной Думы, который не предусматривает обязательности для депутатов наказов избирателей, отчета пе­ ред ними и возможности отзыва депутата, т. е. всех трех базовых составляющих императивного типа депутатского мандата.

В то же время, Закон подчеркивает важность связи депутата с избирателя­ ми, называет такие формы этой связи, как помощь избирателям по обеспечению их прав и законных интересов, информирование избирателей о деятельности депутата, изучение депутатом общественного мнения и т. п.' Некоторые поли­ тические партии при подготовке проекта закона о статусе члена Совета Феде­ рации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ настаивали на том, чтобы полномочия депутата, избранного в Государственную Думу по спискам политических партий и движений, досрочно прекращались по решению руководства этих общественных объединений, если депутат утратил доверие партии, движения, вышел из них и т.п. Однако это предложение не по лз'чило законодательной поддержки.

У депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти некоторых субъектов Российской Федерации также имеется четко юри­ дически определенный свободный мандат. Так, часть 3 статьи 35 Устава Сверд­ ловской области прямо устанавливает невозможность отзыва депутатов обоих палат Законодательного собрания области, тем самым недвусмысленно указы­ вая на свободный характер депутатского мандата в законодательном органе этого субъекта Российской Федерации, то есть рассматривает депутата как представителя всего народа, а не только населения того избирательного округа.

' О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Феде­ рального Собрания Российской Федерации: Федеральный закон от 8 мая 1994 г. №3-Ф3. Фе­ деральным законом от 5 июля 1999 г. №133-Ф3 настоящий Закон изложен в новой редакции (с изм. от 12 февраля, 4 августа 2001 г., 9, 25 июля 2002 г., 10 января 2003 г.), // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1999. - № 28. - Ст. 3466.

где он избирался'. Следовательно, депутат юридически не связан волеизъявле­ нием избирателей, проживающих в округе, по которому он баллотировался.

Вместе с тем сама идея народного представительства предполагает извест­ ную долю зависимости представителя от представляемого. На практике же бук­ вальная реализация этой идеи могла бы создать ситуацию, при которой депута­ ты оказались бы всецело связаны обязательными инструкциями (наказами из­ бирателей), действуя тем самым только в пределах полученных полномочий.

Именно поэтому подлинная демократизация общественной жизни приводит по­ степенно к установлению иной по характеру, но все-таки достаточно ощутимой связи между депутатами и избирателями. Только юридические взаимоотноше­ ния заменяются в этом случае этическими аспектами.

Предвыборные обещания депутатов рассматриваются как их обязательства перед избирателями, а нарушение этих обязательств начинает резко осуждаться политической моралью. Показательно, что известный русский юрист-эксперт В.Устинов еще в 1912 году писал, что «политическая эволюция парламентов все более и более сообщает им все более и более подлинный и глубокий пред­ ставительный характер». Поэтому «каждый добросовестный депутат сознает, что его деятельность имеет тем больший смысл, чем искреннее чувствует он себя представителем народа».

Рассмотренная эволюция взглядов на взаимоотношения между парламен­ том и избирателями выдвинула перед правовой и политической науками акту­ альную задачу: создать такую теорию парламента, которая опиралась бы на идею представительства, исходила из нее, а не отрицала. В то же время, с пра­ вовой точки зрения, нельзя не осознавать трудности, которые возможны на пу­ ти создания новой теории парламентаризма. Главная из них заключается в чет­ кой юридической интерпретации того, какой должна быть зависимость пред­ ставителя от представляемого. Так, по мнению противников императивного ' Устав Свердловской области. Принят Свердловской областной Думой 28.10.94 г. // Уста­ вы краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных окру­ гов Российской Федерации, Вып. 3. - М., 1997.


^ Устинов В. Теория народного представительства // Право. - 1912. - № 19. - С. 1071.

мандата, он противоречит самой природе современного государства, для кото­ рого характерна содержательная насыщенность законодательства и сложная техника принятия закона'. Р1менно на отрицании возможности возврата к импе­ ративному мандату основывалось господство правовой теории свободного ман­ дата, отстаивавшей полную юридическую независимость депутата.

Вместе с тем, следует отметить, что теория свободного мандата не свобод­ на от существенных внутренних противоречий. В частности, особенно уязви­ мым оказывается постулат, в соответствии с которым каждый депутат пред­ ставляет весь народ или всю страну, а не только свой избирательный округ. Это обстоятельство имело исторически тем более существенную значимость, по­ скольку сложность общественной жизни, социальная (классовая, партийная, профессиональная) дифференциация нации в европейских странах настолько возросла, что со временем стало представляться совершенно неосуществимым требование, чтобы каждый депутат действительно представлял всё население страны. В то же время демократизация общественной жизни приводит посте­ пенно к установлению тесной связи между депутатами и избирателями, поэто­ му развитие демократии, введение всеобщего избирательного права выдвинули требование определенной зависимости депутатов от избирателей. Тем не менее, всё это долгие годы оставалось лишь общим моральным требованием, противо­ речащим позитивному праву, и потому не было оформлено в юридический институт.

Что касается исторического аспекта российских парламентских реалий в отношении определения предпочтительного типа депутатского мандата, то в этой связи следует отметить, что в Российской империи, на протяжении дли­ тельного периода своей истории не имевшей опыта существования парламент­ ских структур и, соответственно, сколько-нибудь развитых традиций конститу­ ционного права, с введением в 1906 году представительных учреждений депу­ тат Государственной думы теоретически осознавал себя и по сути дела являлся Авакьян С. А, Федеральное Собрание - парламент России. - М., 1999. - С. 112.

не представителем конкретных групп избирателей своего округа, а претендо­ вал на представительство интересов населения государства в целом. Таким об­ разом, с момента возникновения института парламентаризма в России изна­ чально имела место отчетливая ориентация на юридическую модель свободно­ го депутатского мандата.

Вместе с тем, как обоснованно отмечает ведущий исследователь данной ис торико-юридической проблемы И.А. Кравец, депутаты из крестьянской среды, а также немногочисленные народные представители из числа рабочих часто фактически принимали наказы от избирателей, что в принципе воспрещалось теорией свободного мандата'. Эти депутаты, придерживавшиеся, как правило, резко выраженных леворадикальных взглядов, зачастую использовали дум­ скую трибуну, прежде всего, в целях политической агитации, а себя рассмат­ ривали в качестве непосредственных выразителей нужд своих избирателей, по­ лучивших от них полномочия довести до верховных властей народные требо­ вания. Не всегда в достаточной мере разбираясь в юридических процедурах парламентской работы, они были склонны вносить в сессионные заседания Го­ сударственной думы митинговые формы выступлений, стараясь не столько принимать участие в общей законотворческой деятельности своих коллег депутатов, сколько декларировать конкретные наказы своих избирателей и на­ стаивать на их первоочередном обсуждении. Это обстоятельство позволяет го­ ворить о том, что de facto уже в самые первые годы существования российского парламентаризма наблюдалась тенденция к смешению элементов свободного и императивного типов депутатского мандата, вызванная недостаточно высоким уровнем конституционно-правовой культуры некоторой части думцев.

Тем не менее, при всей незрелости и несовершенстве первого опыта вне­ дрения в условиях традиционной для России абсолютистской (самодержавной) формы правления базовых элементов конституционализма и парламентаризма, давших основание эмигрантским авторам говорить о сложившемся в 1906 ' Кравец И.А. Конституционализм и российская государственность в начале XX века:

Учебное пособие, - М.: Новосибирск, 2000. - С. 261.

1917 гг. в России политическом режиме так называемой «думской монархии», некоторые аспекты статуса депутата Государственной думы являлись обще­ принятыми для парламентских структур государств с конституционно монархическим устройством и в целом укладывались в рамки свободного типа депутатского мандата. В частности, думцы обладали свободой голоса, включая и право вынесения вотума недоверия правительству, причем ответственность депутата за поданный голос не предусматривалась. Существовал также, хотя и в ограниченных пределах, принцип депутатского иммунитета, предусматри­ вавшего относительно широкие гарантии личной неприкосновенности депутата при осуществлении им своей профессиональной парламентской деятельности.

Были определены четкие порядок и форма оплаты труда депутатам Думы за осуществление ими своей деятельности. Систематизацию получил и перечень оснований для досрочного прекращения полномочий депутата Государствен­ ной думы. Следует отметить, что при этом каких-либо механизмов возможного отзыва депутата самими избирателями не предусматривалось.

Учитывая все это, неудивительно, что правила несовместимости депутат­ ского мандата с другими должностями оказались достаточно либеральными.

Строгий запрет существовал лишь на совмещение членства в депутатском кор­ пусе Государственной думы с занятием любой оплачиваемой должности на го­ сударственной службе. Единственное исключение предполагалось только в ги­ потетическом случае замещения депутатом Думы поста министра или главно­ управляющего ведомством. Однако, поскольку понятие «государственная служба» в дореволюционной России ограничивалось только рамками службу императору и не включало в себя, например, структуры земства, то депутаты Думы могли совмещать свой мандат с работой в органах местного самоуправ­ ления. Примечательно, как отмечает И. А. Кравец, что и другие виды непарла­ ментской деятельности тоже не были запретными для депутатов Государствен­ ной думы: в частности, некоторые из них редактировали периодические изда кия, другие становились членами правления и даже руководителями различных акционерных обществ'.

Переходя от рассмотрения исторических традиций выбора типа депутатско­ го мандата в нашей стране и за рубежом к сегодняшним политико-правовым реалиям, необходимо признать, что в современной России у депутатов многих законодательных (представительных) органов государственной власти субъек­ тов Российской Федерации, а также у депутатов представительных органов ме­ стного самоуправления мандат имеет отдельные элементы императивности.

Например, депутаты Законодательного Собрания Челябинской области обла­ дают мандатом, включающим в себя некоторые императивные признаки и яв­ ляющимся вследствие этого мандатом, так сказать, полусвободного типа.

Вследствие этого депутаты Законодательного Собрания Челябинской области обязаны регулярно отчитываться перед избирателями, выполняя их наказы, поддерживать связи с избирателями. Кроме того, в ряде случаев они могут быть даже досрочно отозваны ими, что является совершенно нехарактерным для свободного мандата.

Подводя итоги предварительному обсуждению проблемы природы депутат­ ского мандата, представляется возможным сделать вывод о том, что правовое содержание императивного мандата составляют три элемента: наказы, отчет и отзыв. Иначе говоря, под императивностью депутатского мандата понимается безусловное выполнение депутатом в соответствии с законами воли избирате­ лей, его ответственность перед избирателями за свою деятельность. Такой точ ' Кравец И.А. Конституционализм и российская государственность в начале XX века:

Учебное пособие. - М.: Новосибирск, 2000. - С. 262.

^ См.: О статусе депутата законодательного (представительного) органа государственной власти Челябинской области: Закон Челябинской области от 14 сентября 1994 г. № 01-03 (с изм. и доп. от 23 января 1997 г., 26 октября, 30 ноября 2000 г., 28 июня, 29 ноября 2001 г., ноября 2001 г., 28 ноября 2002 г.) // Сборник законов и нормативных правовых актов Челя­ бинской области. - 1994. - № 2. - С. 8-28;

О наказах избирателей депутатам Законодатель­ ного собрания и Губернатору Челябинской области: Закон Челябинской области от 28 декаб­ ря 1999 г. № 101-30 // Южноуральская панорама. - 2000. - 20 января;

О порядке отзыва де­ путата законодательного (представительного) органа государственной власти Челябинской области: Закон Челябинской области от 29 августа 2002 г. № 101-03 // Южноуральская пано­ рама. - 2002. - 28 сентября.

ки зрения на сущность императивного мандата придерживается, в частности, один из ведущих исследователей этой проблемы А. В. Зиновьев'.

В связи с этим проведение развернутого правового анализа каждого из вы­ деленных элементов мандата представителя депутатского корпуса позволит, на наш взгляд, четко выявить как конкретные преимущества и недостатки того или иного типа депутатского мандата, так и определить соотношение его базо­ вых параметров между собой и точнее охарактеризовать правовую природу де­ путатского мандата в целом.

Элемент первый: наказы избирателей.

С правовых позиций, когда речь идет о волеизъявлении избирателей, при­ нято иметь в виду их активные действия, в которых эта воля получает свое оп­ ределенное выражение, а также те конкретные механизмы, которые обеспечи­ вают реальное проявление этой воли. К числу таких механизмов следует отне­ сти наказы избирателей депутату, обращения к нему, а также выступления из бирателей на собраниях, принятие итоговых резолюций и т. п. Во всех этих случаях требования, предложения, пожелания выражают волю тех, от кого они исходят, их заинтересованность в том или ином решении дела.

Однако далеко не по всем вопросам, в решении которых участвуют депута­ ты, избиратели активно выражают свою политическую волю и свои обществен­ ные интересы. Это может происходить в силу различных обстоятельств субъек­ тивного порядка. В таких случаях депутат сам определяет интересы своих из­ бирателей. Это возможно тогда, когда депутат знает своих избирателей, под­ держивает с ними постоянную связь. Таким образом, наказы избирателей — это их поручения общественно значимого характера, которые соответствующий законодательный (представительный) орган должен положить в основу своей деятельности.

В традициях отечественного парламентаризма институт наказов избирате­ лей своим депутатам связан с возникновением системы Советов в ходе первой ' Зиновьев А.В. Статус народного депутата в СССР: проблемы теории и практики. Авто реф. дис,... докт. юрид. наук. - Л., 1988. - С. 11.

Безуглов А.А. Советский депутат: государственно-правовой статус. - М., 1971. - С. 11.

революции 1905-1907 гг., когда, одновременно с выборами депутатов на собра­ ниях принимались наказы избранным представителям в виде политических и экономических требований к хозяевам заводских производств и представите­ лям государственной администрации. Еще более широкое распространение практика выработки и принятия наказов рабочих и крестьян депутатам Советов получила в ходе Февральской революции 1917 года и в последовавшие за нею месяцы фактического двоевластия Советов и Временного правительства. С ус­ тановлением советской власти в октябре 1917 года дача наказов становится по­ всеместной. Причем по мере укрепления советской власти наказы все больше приобретали значение практической программы деятельности Советов и их де­ путатов, так как выступали в качестве конкретных требований избирателей по вопросам государственного, хозяйственного и социально-культурного строи­ тельства'. Конституция СССР 1936 года закладывала правовые основания для развития института наказов избирателей. Однако вскоре, вследствие оконча­ тельного формирования тоталитарного политического режима, работа с нака­ зами была свернута. В конституциях союзных и автономных республик, приня­ тых в 1937 году, о наказах уже не упоминалось.

В статье 102 Конституции СССР 1977 года было закреплено: "Избиратели дают наказы своим избирателям. Соответствующие Советы народных депута­ тов рассматривают наказы избирателей, учитывают их при учете планов эконо­ мического и социального развития, организуют исполнение наказов". С приня­ тием Конституции СССР 1977 года (ст. 102), а в 1978 году — конституций со­ юзных и автономных республик, наказы стали составлять важнейшую часть программы деятельности депутатов^. Вносились они, как правило, в период из­ бирательной кампании при встречах кандидатов в депутаты с избирателями, а принимались открытым голосованием избирателей на собраниях — встречах с кандидатами в депутаты. Государством был взят курс на то, чтобы наказы из­ бирателей вносились также при отчетах депутатов перед избирателями. Однако Шеремет К.Ф. Советы народных депутатов (конституционные основы организации и деятельности).— М., 1981.- С. 133.

^ См.: Конституционное право. Энциклопедический словарь. - М., 2000. - С. 378.

эти положения не получили в тот период необходимого правового закрепления в законодательстве.

Проведя детальное исследование проблемы наказов, С.А. Авакьян справед­ ливо отмечает, что «наказы — не любые поручения избирателей и обществен­ ных организаций, а имеющие общественное значение»^ Мы также разделяем это мнение, поскольку зачастую именно в наказах избиратели поднимают те или иные важные проблемы, решение которых требуется в интересах больших групп граждан. По сути, система наказов являлась действенным механизмом участия населения в процессах законодательства и управления.

Вместе с тем в Конституции Российской Федерации 1993 года не содержит­ ся упоминания о наказах избирателей депутатам. Аналогичная ситуация выяв­ ляется и при анализе нормативных актов многих субъектов Российской Феде­ рации.

Однако, несмотря на имеющий место фактический отказ от системы нака­ зов в практике реальной работы законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации, нам представляется, что наказы избирателей могли бы играть определенную конструктивную роль, особенно на региональном уровне, так как они помогают депутатам полнее ох­ ватить своей деятельностью широкий круг проблем национально государственных образований, административно-территориальных единиц, из­ бирателей округа. Кроме того, депутаты при наличии наказов в большей мере ощущали бы свою ответственность перед избирателями.

Конечно, наказы — это лишь одна, но не единственная форма выражения воли избирателей. Да и сама проблема видится нам шире: необходимо обяза­ тельное для депутата исполнение воли его избирателей, независимо от того, в какой форме она выражена.

Но нельзя в то же время не отметить, что на уровне субъектов Российской Федерации нередко встречается законодательно закрепленный институт нака ' Авакьян С.А. Депутат: статус и деятельность. - М., 1991. - С. 61.

зов избирателей народным представителям. Однако такие наказы по своей форме, порядку внесения и механизмам реализации представляют собой про­ стые предложения фаждан, за невыполнение которых возбуждение процедуры отзыва депутата непосредственно не предусмотрено'. Именно так явствует, в частности, из анализа законодательства о депутатских наказах Московской, Тюменской областей. Исключением является Ханты-Мансийский автономный округ, в законодательстве которого прямо закреплено положение о том, что «в случае неисполнения наказов избирателей депутат Думы автономного округа может быть отозван в соответствии с законодательством автономного округа».

На наш взгляд, в целях повышения эффективности работы депутатского корпуса и укрепления базовых принципов народовластия необходимо вернуть­ ся к институту наказов избирателей. Для этого следует внести соответствую­ щие изменения в законодательство Российской Федерации, так как депутаты избираются не только по одномандатным округам, но и по партийным спискам.

Элемент второй: отчетность депутатов.

Еще одним, не менее значимым элементом правовой основы депутатского мандата, является отчетность депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти Российской Федерации перед избирателями.

Исторические предпосылки такой нормы прослеживаются с самых ранних эта­ пов внедрения системы Советов в структуры государственного управления.

Еще В.И. Ленин в работе «Государство и революция» называл одним из глав­ ных факторов эффективности функционирования органов власти четкую по­ становку отчетности и одновременно указывал, что депутаты должны в обяза ' Масленникова СВ. Народное представительство и права граждан в Российской Федера­ ции.- М.,2001.- С. 24.

^ Об утверждении положения «О формировании и реализации предложений (наказов) из­ бирателей депутатами Московской областной Думы: Решение Московской областной Думы от 19 мая 1999 г. // Вестник Московской областной Думы. 1999. № 8;

О наказах избирателей, данных депутатам Тюменской областной Думы: Закон Тюменской области от 1 июля 1998 г.

(в ред. От 22 марта 1999г.) // Вестник Тюменской областной Думы. - 1998. - № 6.

^ О статусе депутата Думы Ханты-Мансийского автономного округа: Закон Ханты Мансийского автономного округа от 3 мая 2000 г. (часть 3 ст. 19) // Собрание законодатель­ ства Ханты-Мансийского автономного округа. - 2000.- №4.- Ч. П. - Ст. 210.

тельном порядке нести непосредственную ответственность перед своими изби­ рателями'.

Длительное время институт отчета существовал в качестве гарантии дейст­ вительной ответственности депутата перед избирателями, выполнения депута­ том своих обязанностей, соблюдения Конституции. Цель отчета депутата вы­ ражалась не только в том, чтобы информировать избирателей, но и в том, чтобы они могли обсудить и оценить работу депутата и Совета, высказать свои пред­ ложения и замечания. Конституция СССР 1977 г.. Конституции союзных и ав­ тономных республик содержали специальную главу «Народный депутат» (ст.

103-107 Конституции СССР и соответствующие статьи Конституций союзных и автономных республик). В частности, статья 107 Конституции СССР гласила:

«Депутат обязан отчитываться о своей работе и работе Совета перед избирате­ лями, а также перед коллективами и общественными организациями, выдви­ нувшими его кандидатом в депутаты. Депутат, не оправдавший доверия изби­ рателей, может быть в любое время отозван по решению большинства избира­ телей в установленном законом порядке»^.

Аналогичную норму содержала статья 103 Конституции РСФСР 1978 г.^ Институт отчета депутатов был закреплен также в Законе о статусе народных депутатов СССР и в законах о статусах депутатов союзных и автономных рес­ публик. Так, в статье 6 Закона «О статусе народного депутата СССР» было ска­ зано: «Депутат поддерживает связь с избирателями, с коллективами и общест­ венными организациями, выдвинувшими его кандидатом в депутаты, а также с предприятиями, учреждениями, организациями, государственными и общест­ венными органами, расположенными на территории его избирательного окру га».

В соответствии с советским законодательством депутат был ответственен перед избирателями и им подотчетен. Депутат, не оправдавший доверия изби ' Ленин В.И. Полное собрание сочинений. - Т. 3 3. - С. 48.

^ Конституция СССР. - М., ^ Конституция РСФСР. - М., 1978.

'* О статусе народного депутата СССР: Союзный закон. - Ст. 6.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.