авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Цареградская, Юлия Константиновна 1. Институт высшего должностного лица субъекта Российской Федерации 1.1. ...»

-- [ Страница 3 ] --

2.2. Высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации в процессе эволюции политической власти Постановка данной проблемы достаточно актуальна в рамках всей т работы, так как в Российской Федерации существует разделение государственной власти на три ветви: законодательную (представительную), судебную и исполнительную;

исходя из того, что рассматривается политико правовое содержание высшего должностного лица субъекта Федерации, его задачи и функции, позволяющие охарактеризовать правовые аспекты институционализации высшего должностного лица субъекта РФ, необходимо обозначить роль и место данного лица в процессе эволюции политической власти в целом, тем самым раскрыть политическое содержание института высшего должностного лица субъекта РФ.

V Прежде чем проанализировать высшее должностное лицо субъекта РФ в процессе эволюции политической власти, необходимо рассмотреть сущность терминов «власть» и «политическая власть». Особенно проанализировать такой элемент власти как субъект, которым в данном контексте выступает высшее должностное лицо субъекта РФ.

Обращаясь к сущности термина «власть», важно отметить, что существуют разные трактовки данного термина, но все они сводятся к тому, что под властью понимается способность и возможность осуществлять свою волю, оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение Ч' индивидов, их объединений с помощью авторитета, права, насилия.

Не случайно М. Вебер считал, что власть означает «любую возможность проводить собственную волю даже вопреки сопротивлению, вне зависимости от того, на чем такая возможность основана».

При этом способы принуждения подвластной стороны, по мнению некоторых авторов, могут быть весьма различными: это убеждение, контроль, поощрение, санкционирование, насилие, материальное стимулирование и т.д.

Таким образом, власть исходит из практического умения субъекта власти реализовывать свой потенциал. Поэтому, сущность власти неразрывно связывается с волей этого субъекта, способствующей перенесению намерений из сферы сознания в область практики, и его силой, обес­ Т печивающей необходимое для доминирования навязывание своих позиций или подчинение. И сила, и воля субъекта власти в равной мере являются ее неизменными атрибутами. Поэтому, даже заняв выгодную позицию, субъект должен уметь использовать свой щанс, реализовать новые возможности.

В соответствии с этим, власть возникает в результате превращения влияния одной стороны в форму преобладания над другой. Поэтому, когда той или иной стороне удается навязать конкуренту собственные намерения.

' См.: Краснов Б.И. Власть как явление общественной •лшзни.//Социально-политические науки. - 1991. №11.;

Зеркин Д.П. Основы политологии. - Ростов н/Дону. - 1997.;

Политологический словарь: В 2-.\ ч. Ч.1./ Под ред. Миголатьева А.А.. - М., 1994. - С.45.;

Демидов А.И. Власть в единстве и многообразии ее из.мерений.// Гос'дарство и право. - 1995. - №11.;

Соловьев А.И. Политология. Политическая теория.

Политические технологии. - М., 2001.;

Лапина Н. Власть и способы управления политической ситуацией в регионах./ Лапина И., Чирикова А.//Российский конституционализм: политический режим в регионально.м контексте. - М., 2000.;

Оганесян А.А. Политология. - М., 1999.;

Шилобод М.И. Основы политологии.- М., 2001.

^ См.: Weber М. Economy and Society. Vol.1. -N.Y. - 1968. - P.53.

^ См.: Сукиасян M.A. Власть и управление в России: диалектика традиций и инноваций в теории и практике гос}'дарственного строительства. - М., 1996.;

Осипов В.И. Власть - проблемы гос'дарствснного управления: Регион, аспект. - Саратов, 1997.;

Чичканов В.П. О восстановлении вертикали власти в российском гос'дарствс.//Всртикаль власти: Проблемы оптимизации взаимодействия федерального, регионального и местного ровней власти в современной России. Вып.2. - Ростов н/Д, 2001.

цели и желания, и формируется власть, знаменующая собой ту асимметричность положения, при которой господствующая сторона приобретает дополнительные возможности для достижения собственных целей.

Необходимо отметить, что существуют различные виды власти.

Однако нас интересует такой вид власти как политическая власть, так как понятие политической власти является одним из центральных в политологии.

Определение «политическая власть» необходимо для понимания политико правовых отношений, политического процесса и т.д.

Рассматривая политическую власть, следует отметить, что существуют так же различные трактовки данного термина, которые акцентируют внимание на различных аспектах политической власти.^ С одной позиции, политическая власть - это особый тип власти в обществе. Она отличается способностью и возможностью определенных структурных образований отстаивать и претворять в жизнь определенные политические взгляды, установки, интересы и цели на основе политических и т иных норм, обеспечиваемых организационными и иными санкциями.^ С другой позиции, под политической властью понимается система институционально закрепленных социальных отношений, сложившихся на основе реального доминирования той или иной группы в использовании ею прерогатив государства для распределения разнообразных общественных ресурсов в интересах и по воле своих членов."* ' Краснов М.А. Ответственность власти (государство в от1фытом общестБС)./Ин-т Открытое о-во. - М., 1997.;

Осипов В.И. Власть - проблемы государственного управления: Регион, аспект. - Саратов, 1997.;

Политический процесс: основные аспекты и способы анализа: Сборник }-чсб. материалов./Под ред.

Мелсшкиной Е.Ю. - М., 2001.

" См.: Кожевников СИ. Государственная власть и правовая политика./ Кожевников С.Н.//Гос. власть и МСУ. - 2002. - №1.;

Краснов Б.И. Власть как явление общественной жизни.//Социатьно-политические науки. - 1991. - N«11.;

Зеркин Д.П. Основы политологии. - Ростов н/Дону. - 1997.;

Демидов А.И. Власть в единстве и многообразии се измерений.// Государство и право. - 1995. - №11.;

Соловьев А.И. Политология.

Политическая теория. Политические технологии. - М., 2001.;

Оганесян А.А. Политология. - М., 1999.;

Шилобод М.И. Основы политологии.- М., 2001.

^ Краснов Б.И. Власть как явление общественной жизни.//Социально-политические науки. - 1991. - №11.;

Кожевников СИ. Государственная власть и правовая политика.//Гос. власть и МСУ. - 2002. - №1.

"Соловьев А.И. Политология. Политическая теория. Политические технологии.- М., 2001. - С.89.

С третьей, политическая власть отождествляется с государственной властью.^ Представляется, что относительно этого вывода допустимо уточнение. Содержание политической власти в сравнении с государственной объемнее, шире. Политическая власть осуществляется не только государством, но и многими составляющими частями политической системы (партиями, движениями и пр.). Поэтому государственная власть входит в систему политической власти.

В соответствии с этими позициями необходимо при определении сущности политической власти в качестве исходного начала признать ее инструментальную трактовку, раскрывающую отношение к ней как к определенному средству, которое использует человек в тех или иных ситуациях для достижения собственных целей. В принципе, политическую власть вполне можно рассматривать и в качестве цели индивидуальной (групповой) активности. Но в таком случае нужны особые, пока еще отсутствующие доказательства, что такое стремление присутствует если не у всех, то у большинства людей. Именно в этом смысле политическая власть может быть признана функционально необходимым в обществе явлением, которое порождено отношениями социальной зависимости и обмена деятельностью и служит разновидностью асимметричной связи субъектов.

Таким образом, политическая власть как относительно устойчивое в социальном плане явление обязательно предполагает наличие субъе1сга политической власти, наделенного не формальными статусными прерогативами, а умениями и реальными способностями к установлению и поддержанию отношений своего властного доминирования (со стороны партии, лобби, корпорации и др.) в условиях непрерывной конкуренции.

В зависимости от того, насколько эффективны применяемые субъектом политической власти средства поддержания своего ' Байтин М.И. Сущность и типы государства./ Байтин М.И. - М., 1999.

^ См.: Демидов А.И. Власть в единстве и многообразии се измерений.// Государство и право. - 1995. - №11.;

Ильин М.В. Власть./ Ильин М.В., Мельвиль А.Ю.//Полис. - 1997. - №6.;

Здравомыслов А.Г. Власть и общество в России: кризис 90-.ч годов.//ОНС. - 2000. - №6.;

Огнева В.В. Политическое управление. - Орел, 2003.;

Синясв М.В. Политическая власть в ко.ммуникативно.м измерении: Автореф. дис. на соиск. учен. степ, канд. полит, наук.- М., 2002.

доминирования, его власть может сохраниться, усилиться или, уравновесившись активностью другой стороны, достичь равновесия взаимных влияний (состояние безвластия). Достижение такого баланса сил будет стимулировать к тому, чтобы заново ставить вопрос либо о переходе ^^ сторон к формам сотрудничества, кооперации, либо о вовлечении их в новый виток конкуренции для завоевания новых позиций доминирования.

Согласно такой интерпретации, политическая власть — это некий сгусток социальности, формирующийся лишь в определенных частях общества (политического пространства) и используемый людьми наряду с другими средствами достижения своих целей лишь для регулирования специфических конфликтов и противоречий. Ее источником является человек с присущими ему умениями и свойствами, конкурирующий с другими людьми и использующий различные средства для обеспечения своего доминирования над другими.

В соответствии с этим, можно сделать вывод о том, что политическая V власть - важный феномен человеческой цивилизации, который имеет достаточное значение в жизни общества. Однако не стоит забывать о том, что существуют определенные субъекты политической власти, которые обладают данными способностями и возможностями.

Субъект политической власти воплощает активное начало власти, им может быть как отдельный человек, так и организация, общность людей или мировое сообщество.

В ходе исследования остановимся на таком субъекте политической власти как отдельный человек, то есть высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации, который выступает, в том числе, и субъектом ^ государственной власти, как составной части политической власти, обладая правом на издание нормативно-правовых актов, имеющих общеобязательный характер, распространяющих свое действие на структуры, реализующие политическую власть.

Следует отметить, что для возникновения властных отношений необходимо, чтобы субъект обладал рядом качеств, прежде всего желанием властвовать, волей к власти, которая должна проявляться в распоряжениях или приказах;

помимо желания руководить и готовности брать на себя ответственность, субъект власти должен быть компетентен, знать суть дела, состояние, настроение подчиненных, уметь использовать определенные ресурсы, обладать авторитетом.^ Некоторые положения из вышеперечисленного необходимо учитывать в ходе выборов конкретного лица на должность главы администрации (губернатора) субъекта Федерации, так как именно это лицо будет координировать общественно-политическую жизнь данного региона.

Учитывая все характерные положения, необходимо рассмотреть фигуру высшего должностного лица субъекта Российской Федерации во первых, как политического лидера определенного субъекта Федерации;

во вторых, во взаимодействии с иными органами государственной власти, тем самым определив его место в системе политической власти.

Изучение высшего должностного лица субъекта РФ как политического лидера региона свидетельствует о том, что присутствие политического аспекта возможно в любой форме лидерства, но в то же время политическое лидерство существует и как особый род лидерства. В таком понимании политическое лидерство есть одна из самых высоких и интегративных форм власти, а власть — это главная составляющая лидерства.

Познание лидерства как политического феномена связано, прежде всего, с выявлением его сущности, содержания и функций.

Сущность и содержание политического лидерства близкие, но не тождественные по смыслу понятия. Второе более широкое, чем первое. По ' См.: Корсльский В.М. Государственная власть.-М., 1999.;

Здравомыслов А.Г. Власть и общество в России:

кризис 90-х ГОД0В.//ОНС. - 2000. - №6.

^ Слепцов Н.С. Лидеры российских регионов.//Социс. - 1998. - №7.;

Ашин Г.К. Лидсрство.//Политика.

Вып.7. 4.2. - М., 1990;

Осипов В.И. Власть - проблемы государственного управления: Регион, аспект. Саратов, 1997. Рыбаков А.В., Татаров A.M. Политические инстшугы.//Социал.-гуманитар. знания. - 2002. №2.;

Маркова М.Е. Мотивация политического лидерства: методология и технология исследования: Автореф.

дис. на соиск. учен. степ. канд. полнтич. наук. - М., 2002.

своему содержанию политическое лидерство не может быть сведено лишь к взаимодействию лидера и поддерживающего его населения, так как границы политического лидерства охватывают куда более сложный комплекс явлений и процессов политической жизни общества. Наряду с внутренними взаимосвязями, содержание политического лидерства включает в себя и другие внешние связи и отношения, свойственные данному феномену.

Содержание политического лидерства более подвижно, чем его сущность, представляющая собой как бы устойчивое основание, сохраняющееся в своей основе при любых изменениях.' Определение сущности политического лидерства связано с выявлением его устойчивых компонентов, которые характеризуют его качественную определенность и устойчивость в различных формах его проявления.

Авторы, исследующие природу политического лидерства, выделяют два основных подхода к выявлению основополагающих качеств политического лидерства." При первом политическое лидерство предстает одной из форм проявления лидерства как такового. Поэтому, его анализ сводится к определению особенностей его проявления в политической сфере.

Здесь феномен политического лидерства рассматривается как однородный таким явлениям, как лидерство в малой группе, лидерство в экономической, производственной, культурной жизни общества, религиозное, духовное ' См.: Ильясов Ф. Политический маркетинг и феномен лидерства.// Государственная сл)'ясба. - 1999. - №1.;

Кудряшова Е.В. Лидер и лидерство. - Ар.хангельск, 1996.;

Мак)св Р.Х. Личность и российский федерализм:

противоречия, причины и следствия. - М., 2003;

Идиатуллина К.С. Политическое лидерство в институциональном дизайне национальны.\ респ}блик РФ.//Соц.-гуманитар, знания. - 2003. - №2.

^ См.: Манякина Е.И. Политический лидер: процесс фор.мирования имиджа: Автореф. дис. на соиск. }-чен.

степ. канд. политич. наук.- М., 1994.;

Downton J., Rebel J. Leadership. - N.-Y., 1973;

Смолякова B.B. И.мидж политического лидера в структуре ко.ммуникационного пространства.//Вестн. МГУ. Серия 18. Социология и политология. - 2000. - №2.

^ Рыскова Т.М. Политический портрет лидера: (Методологические и методические аспекты составления):

у" Автореф. дис. на соиск. }'чен. степ, кандидата полит, наук.- М., 1997. ;

Рыскова Т.М. Политический портрет ' лидера: вопросы типологии.//Вестник МГУ. Серия 12. Полит, науки. - 1997. - №3.;

Саламов Э.Ю.

Пси.\ологические.характеристики регионального политического лидерства: Автореф. дис. на соиск. учен, степ. канд. пси.\ол. наук. - М., 1998.;

Тулеев А.Г. Политическое лидерство: с)'щность, содержание, функции.//Вестник МГУ. Серия 12. Полит, науки. - 1999. - №5.;

Тулеев A.M. Государственная власть в регионе. - Ке.мсрово, 1998.;

Манякина Е.И. Политический лидер: процесс формирования имиджа: Автореф.

дис. на соиск. J-^ICH. степ. канд. политич. наук. - М., 1994.;

Маркова М.Е. Мотивация политического лидерства: методология и технология исследования: Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. полити^!. на)'к.

- М., 2002.;

Мерриам Ч.Э. Четьфе а.мерикански.х партийнььч лидера.//Вестник МГУ. Серия 18. Социология и П0Л1ГГ0Л0ГИЯ. — 2003. - № 2.

лидерство. При втором подходе политическое лидерство воспринимается как уникальный феномен социальной действительности, а понимание его лишь как специфической формы проявления некоего всеобщего лидерства становится неправомерным. В этом случае принято считать, что хотя Y политическому лидерству присущи некоторые качественные характеристики, свойственные другим проявлениям лидерства, с большинством из них политическое лидерство имеет больше существенных различий, чем сходства. ^ Основой понимания политического лидерства как уникального феномена является его представление в качестве специфической формы взаимоотношений официальной политической власти и общества. Поэтому, одним из определяющих его системных качеств можно считать то, которое определяется содержанием и направленностью самой политической деятельности. Суть последней, в свое время, М. Вебер определил так: «Кто занимается политикой, тот стремится к власти», это положение актуально и на сегодняшний день.

' Политическая власть во многом является целью и средством по­ литической деятельности тех, кто претендует на политическое лидерство, в том числе и высшего должностного лица субъекта РФ. Она выступает тем системообразующим фактором, который придает политическому лидерству определенную целостность, раскрывает его сущностную сторону. При определении сущности политического лидерства можно опираться на две его основные составляющие: руководство и организацию. Масса людей благодаря лидерству становится организованной и подчиненной воле лидера.

Насколько эта организация будет эффективной, зависит от типа взаимоотношений политического лидера и населения, который будет характерен для высшего должностного лица субъекта РФ.

' См.: Bogardus Е. Leaders and Leadership. - N.-Y., 1934. - P. 138;

Тулеев А.Г. Политическое лидерство:

С)щность, содсриание, функции.//Вестн. МГУ. Серия 12. Политич. науки. - 1999. -№5.

^ Цит. по: Вебер М. Избранные гфоизведения.- М., 1990. - С.18.

Изучение источников показывает, что обычно выделяют три типа подобных взаимоотношений. Первый тип - субъектно-объектные отношения, где высшее должностное лицо субъекта РФ обычно может считаться субъектом лидерства, а «все остальные» - его объектом. Второй Y тип отношений высшего должностного лица субъекта РФ и населения, как правило, квалифицируется как субъектно-субъектные. При таком характере отношений подразумевается активная роль населения. Эта политическая активность может выражаться в выборе вполне определенной политической позиции, выявлении четких политических ориентации, в осознании своих политических потребностей. В то же время, высшему должностному лицу субъекта РФ важно услышать общественное мнение и в полной мере учесть его в своей политической деятельности.

И, наконец, можно говорить о третьем типе - объектно-субъектных отношениях, если взаимодействие высшего должностного лица субъекта РФ и населения строится по принципу "депутат — слуга народа", т.е. высшее должностное лицо субъекта РФ выступает как объект данных отношений, а ' общество выступает субъектом этих отношений. В этом случае политическое лидерство изначально направлено на максимальное удовлетворение потребностей социальной группы, населения региона, всего общества.

Подобный тип отношений максимально служит соблюдению прав человека, всем основным принципам демократии.

В этом случае считается, что высшее должностное лицо субъекта РФ является лидером "открытого" типа и в меньшей мере подвержен догматизму, жестокости, фанатическому достижению цели. Он не приемлет харизматически окрашенных деспотических форм единовластия, подозрительности, интриг, насилия по отношению к инакомыслящим. У него ^' " п нет максималистской зацикленности на моноидеологию. Он динамичен, ' См.: Имидж лидера. Психологическое пособие для политиков./Под ред. Е.В. Егоровой-Гантман. - М., 1994.;

Тулеев A.M. Государственная власть в регионе. - Кемерово, 1998.;

Рыскова Т.М. Лидерство в современном российском обществе: региональное измерение.//Вестник МГУ. Серия 12. Полит, науки. 1998. - №б.;

Тадевосян Э.В. К вопросу о.характере государственной власти объекта федерации.//Государство и право. - 2002. - №3;

Юрченко Ю.И. Политический мир местных сообществ:

лидеры.//Вестник МГУ. Серия 12. Полит, науки. - 2003. - №2.

открыт для критики, склонен к анализу, гражданскому диалогу и политическим компромиссам. Сильная воля используется им не для мстительности, а для решительных действий при взвешенном риске.

Таким образом, наличие данных типов взаимоотношений высших должностных лиц субъектов РФ и населения свидетельствует о том, что лидерства не может быть самого по себе. Лидерство — это всегда взаимодействие.

В заключение рассмотрения высшего должностного лица субъекта РФ как политического лидера региона необходимо отметить, что проблема политического лидерства в современной России относится к числу наиболее актуальных, системообразующих проблем становления и развития российской государственности и гражданского общества. Попытки вывести лидерство из числа первостепенных проблем политического анализа, заменить его некой абстрактной коллективной волей, имеющие место в политической теории и практике, не привели и не могут привести к сколько нибудь значимому результату. Так или иначе, лидерство сохраняется, пусть даже и в латентных формах, влияя на основные тенденции развития политической и социальной органики.

Современное российское общество переживает своеобразный ре­ нессанс самых различных типов и моделей лидерства, освобожденного от системных и ритуальных ограничений тоталитаризма. Это все чаще становится предметом обстоятельного анализа в научной литературе.' Наиболее отчетливо подобное многообразие проявляется на региональном уровне, где уже известные модели лидерства обогащаются спецификой ' См.: Рыскова Т.М. Лидерство в современном российском общестБе.//Вестн. МГУ. Серия 12. Политич.

науки. - 1998. - № 6. - С.66-72.;

Кудряшова Е.В. Лидер и лидерство. - Ар.хангельск, 1996.;

Ильясов Ф.

Политический маркетинг и феномен лидерства.//Государственная служба. - 1999. - №1. - С.99-109.;

Томашевич Н.И. Проблема политического лидерства./УВестн. МГУ. Серия 18. Социология и политология. 1999. - №2. - С. 60-77.;

Рыскова Т.М. Политический портрет лидера.//Вестн. МГУ. Серия 12. Политич.

нацки. - 1997. - №3. - С.109-114.;

Огарев А.В., Понеделков А.В. Лидер. Элита. Регион. - Ростов н/Д, 1995.;

Смолякова В.В. Имидж политического лидера в струкгзфе коммуникационного пространства.//Вестн. МГУ.

Серия 18. Социология и политология. - 2000. - №2.;

Маркова М.Е. Мотивация политического лидерства:

методология и технология исследования: Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. политич. наук. - М., 2002.;

Мсрриам Ч.Э. Четыре американских партийных лидера.//Вестник МГУ. Серия 18. Социология и политология. - 2003. -№2.

местной политико-культурной среды, особенностями социально-бытовой жизни российской провинции.

Что же можно сказать о наиболее характерных чертах регионального лидерства современной России?

- Прежде всего, следует отметить, что к нему подходит определение, которое дается американскими психологами Д. Катцем и Р. Капом, в ходе своей работы они под лидерством понимают "оказывающий влияние элемент, который проявляется помимо механического исполнения рутинных поручений организации". Речь идет о стремлении лидеров современной российской провинции к статусу, перекрывающему его должностные полномочия и прерогативы. Подчеркивая эту тенденцию харизматичности современного регионального лидерства, мы ни в коей мере не утверждаем, что она является остаточным элементом прежнего политического режима, когда в руках первого секретаря обкома партии была сосредоточена практически вся полнота власти во вверенном ему регионе. Данная тенденция некоторыми авторами отмечается как универсальная.^ Ж.

Блондель считает, что «связь между лидерством как способом доведения и лидерством как "вершинным" положением порождает ряд проблем. Во первых, "реальное" лидерство должно быть отделено от чисто формального занятия должности, раз эти два понятия частично перекрывают друг друга, но не совпадают полностью. Некоторые лидеры вовсе не занимают позиций "на вершине", а некоторые из тех, кто занимает высшие должности, не являются лидерами.,, Формальное положение должно быть отделено от "реальной" власти. Но понятие лидерства с трудом поддается истолкованию и потому, что формальное положение и реальная власть часто, — а ' Цит. по: Katz D., Kahn R. The Sozial Psychology of Organisation. - N. Y. - 1966. - P. 11.

^ См.: Личность в политическом процсссс.//Косолапов И.А. Политико-пси.\ологичсский анализ социально территориальны.\ систем. - М., 1994.;

Личность и власть: Межвузов, сб. naj^i. работ./Рост. высш. шк. МВД России, Сарат. гос. акад. права;

Отв. ред. Еременко Ю.П., Кабышсв В.Т. - Ростов н/Д., 1995.;

Лапина Н., Чирикова А. Региональная власть в России./Юбщество и экономика. - 1999. - № 5. ;

Лапина И., Чирикова А.

Региональная власть: парадоксы переходного общества.//Полития. - М., 2000/2001. - №4.;

Лсксин В.Н.

Иаушгя разработка проблем федерализма, местного самоуправления и территориального развития в России.

Опыт консолидации результатов 1990-1999гг./ Лексин В.Н., Швецов А.Н. //Проблемы федерализма, местного самоуправления и территориального развития в России. - М., 2000.;

Мак)св Р.Х. Личность и российский федерализм: противоречия, причины и следствия. - М., 2003.

практически почти всегда — оказывают влияние друг на друга: кто-то должен стать лидером в результате того, что он (или она) достигают определенного положения».^ На наш взгляд, эта тенденция имеет более глубокие основания также и в историческом опыте России, ее политических традициях. Поэтому, проводя диагностику потенциала лидера, независимо от того, в какой сфере он реализует свои полномочия, необходимо учитывать не только его формальные возмолшости и прерогативы на данном посту, но и возможности публичной политической деятельности, приобретения статуса лидера общественного мнения региона.

На региональном уровне в большей степени, чем на уровне федеральном, выражена условность разделения лидерства на формальное (т.е. обусловленное должностными полномочиями, официальным статусом) и неформальное (т.е. общественно признанное). Иногда лидер, будучи отстраненным от занимаемой должности, продолжает оказывать существенное влияние на политические процессы в регионе.

Серьезное значение при формировании регионального лидерства имеют личные заслуги или известность отдельных лиц в прошлом, или же их яркая, находящаяся в эпицентре общественного внимания деятельность на протяжении длительного промежутка времени. Именно такие субъекты способны оказывать большое влияние на процесс принятия решений в регионе, от их поддержки или противодействия планируемому решению зависит как его принятие, так и в немалой степени реализация.^ Кроме этого, отличительной чертой регионального лидерства является ярко выраженное командное поведение руководителя и его окружения. Еще Макиавелли писал, что об уме правителя первым делом судят по тому, каких ' Цит. по: Блондсль Ж. Политическое лидерство. - М., 1992. - С.17-18.

^ См.: Личность в политическо.м процессе.//Косолапов Н.А. Политико-пси.\ологичсский анализ социально территориальны.\ систем. - М., 1994. ;

Личность и власть: Межвузов, сб. науч. работ./Рост. высш. шк. МВД России, Сарат. гос. акад. права;

Отв. ред. Еременко Ю.П., Кабышсв В.Т. - Ростов н/Д., 1995.;

Лапина Н., Чирикова А. Региональная власть: парадоксы переходного общсства.//Полития. - М., 2000/2001. - №4.;

Мак}ев Р.Х. Личность и российский федерализ.м: противоречия, причины и следствия. - М., 2003.

людей он к себе приближает.^ Следовательно, жизнеспособность и эффективность лидера в современной российской провинции напрямую зависят от того, насколько слаженно работают его помощники, консультанты, советники и т.д., в какой мере они усиливают или, наоборот, ослабляют политический потенциал их лидера. В качестве примера можно ^ привести ситуацию, сложившуюся вокруг бывшего главы администрации Брянской области Е. Барабанова, окружившего себя помощниками и советниками сомнительной деловой и политической репутации.^ Что касается политико-идеологических взглядов региональных лидеров, то в данной сфере имеет место стойкий прагматизм в высказываниях и политических контактах. В этой связи следует отметить, что советская номенклатура последних лет существования СССР, проявившая большие способности к политическому самосохранению, в новых условиях была вынуждена осваивать новый политический стиль, и как отмечает Рыскова Т.М., в некоторых случаях период политической адаптации к новому общественному строю завершился весьма успешно и для лидеров и для страны.

Позитивным примером такой адаптации служит карьера почетного Председателя Совета Федерации Федерального Собрания, а ныне губернатора Орловской области Е.С. Строева.'^ Описывая его политическое участие, следует отметить присущее ему чувство корпоративной солидарности, служение делу и нацеленность на созидательный труд. Именно это, как полагают эксперты, в немалой степени способствует сохранению авторитета орловского губернатора в глазах политических лидеров и избирателей.

Таким образом, анализируя региональное политическое лидерство в историческом ракурсе, стоит отметить, что тенденция региональных ' См.: Макиавелли Н. Гос}'дарь. - М., 1990. - С.69.

^ См.: Выж)тович В. Очень исполнительная власть. Брянский губернатор и его команда в услу'жении у криминального бизнеса.//Известия. - 1996. - 9 апр.

^ См.: Рыскова Т.М. Лидерство в современно.м российском общсствс.//Всстн. МГУ. Серия 12. Политич.

науки. - 1998. - № 6. - С.69.

правящих кругов к прагматизму особенно отчетливо проявилась на губернаторских выборах 1996 г., когда россиянам предстояло избрать глав администраций в более чем половине субъектов Российской Федерации. В ходе данной политической кампании лидерам, казалось бы, был предоставлен удачный повод для обнародования собственной политической позиции. Однако, подавляющее большинство из них выбрало иную модель политического поведения. У многих губернаторов возник соблазн войти в роль хозяина региона, проводящего патерналистскую линию поведения в отношении своих "подданных", отстаивающего их интересы перед столичными чиновниками. Надо сказать, что подобное желание, вряд ли осуществимое в отношении большинства губернаторов еще несколько лет назад, ныне обрело благодатную почву.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что отличительной чертой регионального лидерства в современной России является и своеобразный политический стиль, который демонстрирует наша провинциальная элита.

Речь идет о некотором синтезе демократических и авторитарных вариантов политического поведения и действия, что можно проследить на примерах как лидеров, имеющих стабильную партийно-советскую карьеру, так и руководителей, попавших во властные органы в течение последних нескольких лет. Их политический стиль мало чем отличается друг от друга, так как обусловлен типом политической культуры масс и региональных элит, представляющей собой совокупность патриархальных и подданнических отношений.

Поэтому, рассматривая политическое лидерство как взаимодействие высшего должностного лица субъекта РФ и социальной группы или населения региона, необходимо проанализировать высшее должностное лицо "f и в рамках второго аспекта - взаимодействия данного лица с иными органами государственной власти, а также с федеральными и местными политическими лидерами, тем самым определив его место в системе политической власти.

В соответствии с этим необходимо рассмотреть высшее должностное лицо субъекта РФ как по вертикали государственной власти, так и по горизонтали. Федеративный характер РФ предполагает, что государственную власть в нем осуществляют как федеральные органы, так и органы субъектов ^' Федерации, кроме этого еще существуют и органы МСУ.' Между этими уровнями существует тесная связь и взаимодействие, обеспечивающие единство власти в РФ. Направления этого взаимодействия можно определить в соответствии со ст. 10 Конституции РФ, провозгласившей принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную.^ Государственные органы, относящиеся к каждой из обозначенных ветвей власти, взаимодействуют друг с другом.

Так, в сфере исполнительной власти осуществляется взаимодействие между Президентом РФ и высшим должностным лицом субъекта РФ.^ Часть 2 статьи 85 Конституции РФ предусматривает право Президента РФ приостанавливать действие актов органов исполнительной власти субъектов РФ в случае противоречия этих актов Конституции РФ и федеральным законам, международным обязательствам России или нарушения прав и свобод человека и гражданина до решения этого вопроса соответствующим судом. Данное положение также закрепляется в ст. 29 ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и ' См.: Об общи.\ принципа.ч организации системы органов государственной власти объектов РФ.//Д-м.

всстн. - М., 1995. - №1.;

Кухтик С.Н. Констит}ционно-правовыс основы системы органов государственной власти в субъекте РФ: Дисс... канд. юрид. наук. - М., 1998.;

Могучих Е.В. Правовое регулирование взаи.модсйствия органов исполнительной власти РФ и ее субъектов в области предметов совместного ведения: Авторсф. дне.... канд. юрид. наук. - Москва, 2002.;

Шмаков В.И. Проблема развития федерации, региональной государственности, власти, управления и местного самоуправления в субъектах РФ./ЯТроблемы управления в контексте гуманитарной культуры. - М., 1997.;

Лексин В.Н. Научная разработка проблем федерализма, местного самоуправления и территориального развития в России. Опыт консолидации результатов 1990-1999гг./ Лексин В.Н., Швецов А.Н. //Проблемы федерализма, местного са.моуправления и территориального развития в России. - М., 2000.;

Игнатов В., Понеделков А.

Взаимодействие уровней власти в условиях федерализации сквозь приз.му взглядов учены.\ и ;

практиков.//Власть. - 2002. - №7.;

Максимов В.Ю. Взаимодействие федеральных и региональных органов исполнительной власти как фактор политической стабилизации общества: Автореф. дне. на соиск. y^ien.

степ. канд. юридич. наук./ Макси.\юв В.Ю.;

[РАГС].- М., 2003.;

Юрчснко Ю.И. Политический мир местных сообществ: лидеры.//Всстник МГУ. Серия 12. Полит, науки. -2003. -№2.

^ См.: Конституция Российской Федерации. - М., 1996.

^ Конституция Российской Федерации. - М., 1996.;

Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации:

ФЗ.//СЗ РФ. - 1999. - №41. - Ст.5005.;

Комарова В.В. Глава государства и исполнительная власть./ЛГос.

власть и местное самоуправление. - М., 1999. - №2.

исполнительных органов государственной власти в субъектах РФ».

Согласно этой статье. Президент РФ вправе приостанавливать действие aicra высшего должностного лица субъекта РФ в случае противоречия этого акта Конституции РФ. Данное право Президента РФ проистекает из его статуса гаранта Конституции, прав и свобод человека и гражданина (ч.2 ст.80), из принципов единства системы государственной власти (ч.З ст.5) и единства системы исполнительной власти (ч.2 ст77).

Однако, названная форма не гарантирует субъектам РФ той степени самостоятельности, которая фиксируется в других положениях Конституции РФ. Поэтому, можно согласиться с рекомендациями некоторых авторов по изъятию из СТ.85 ч.2, оставив лишь часть 1, предусматривающую возможность использования Президентом согласительных процедур для разрешения разногласий между федеральными и региональными государственными органами.^ Кроме этого, взаимодействие осуществляется и в случае издания высшым должностным лицом субъекта РФ противоречащего федеральному законодательству нормативно-правового акта или уклонения его от приведения в соответствие с федеральным законодательством своего нормативного акта после приостановления его действия главой государства и обращения в суд. В таких случаях при соблюдении определенной процедуры Президент вправе отстранить высшее должностное лицо субъекта РФ от должности.'* Таким образом, взаимодействие главы государства и высшего должностного лица субъекта РФ осуществляется в соответствии с Конституцией РФ и ФЗ «Об общих принципах организации законодательных "{ ' См.: Конституция Российской Федерации. - М., 1996.;

Об общи.\ принципах организации законодательны.\ (представительных) и исполнительных органов государственной власти С)бъсктов Российской Федерации:

ФЗ.//СЗ РФ. - 1999. - №41. - Ст.5005.

^ Констит}'ция Российской Федерации. - М., 1996.

• См.: Проблемы науки констшуционного права./Отв. ред. Кокотов А.Н., Кук'шкин М.И. - Екатсринбрг, * 1999.;

Безруков А.В. Проблемы взаимодействия Российской Федерации и се с'бъектов в сфере исполнительной власти./ТЖурнал рос. права. - 2001. - №1.

" Конституция Российской Федерации. - М., 1996.;

Об общих принципах организации законодательных * (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации:

ФЗ.//СЗ РФ. - 1999. - №41. - Ст.5005.

(представительных) и исполнительных органов государственной власти в субъектах РФ».

Рассматривая высшее должностное лицо субъекта РФ в системе политической власти необходимо изучить взаимодействие данного лица с законодательными органами субъекта РФ.' Декларативное закрепление в Конституции или уставе субъекта РФ принципа разделения властей еще не означает, что он повсюду последовательно проводится при решении самого сложного и важного вопроса: взаимоотношений между законодательной и исполнительной властями. Здесь часто проявляется тенденция к установлению определенных форм подотчетности исполнительной власти по отношению к законодательной. В ряде субъектов РФ (Алтайский край.

Читинская область. Тамбовская область и др.) в уставы были включены положения, по существу нарушавшие принцип разделения властей и делавшие явный крен в пользу приоритета представительных органов государственной власти, что проявлялось в предоставлении этим органам ряда несвойственных им прав.^ Таким образом, в соответствии с конституционным принципом разделения властей, можно сделать вывод о том, что различные ветви государственной власти взаимодействуют в целях эффективного управления процессами политико-правового и социально-экономического развития субъекта РФ и в интересах его населения.

Однако, проблема взаимоотношений и разделения власти по вертикали в федеративном государстве не ограничивается только вопросами таких взаимоотношений и разделения между федеральным центром и субъектами ' См.: Салмин A.M. О некоторы.\ проблемах самоопределения и взаи.модействия исполнительной и законодательной властей в РФ.//Полис. - М., 1996. - №1.;

Курюкин А.Н. Взаимодействие законодательной и исполнительной властей в услоБия.\ реформирования российского общества.: Автореф. дне. на соиск. учен, степ. канд. политич. наук. - Орел, 2000.;

Бутусова Н.В. Полномочия органов законодательной и исполнительной власти области: история и соврсмснность.//Правовая наука и реформа юридического образования. - Воронеж, 1995. - Вып.5.;

Лебедев В.А. Проблемы организации и деятельности законодательной и исполнительной власти в с)бъекта.\ РФ. Законодат. собр. Чсляб. обл. - М., 2000.

^ См.: Зражевская Т.Д. Некоторые вопросы государственной власти в Устава.ч (проекта.х) субъектов Федерации./ЛОридичсские записки. - Воронеж, 1995. - Вып.З.;

Институт губернатора в России: традиции и современные реальности./Под ред. Слепцова Н.С. - М., 1997.;

Скурко Е.В. Российская Федерация и ее субъекты: проблема укрепления государственности.//Государство и право. - 2001. - №7.

Федерации;

логическим продолжением ее является проблема разграничения властных полномочий между органами государственной власти субъектов РФ и находящимися на их территории органами местного самоуправления, а также и их взаимодействия.

Несмотря на то, что органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти (ст. 12 Конституции РФ), они в любом случае осуществляют власть публичную со всеми присущими ей признаками и, прежде всего, воли и силы.' Незавершенность и противоречивость процессов разграничения предметов ведения между Федерацией, ее субъектами и местным самоуправлением, а также процесса разделения полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Федерации и органами местного самоуправления, являются сдерживающими факторами при формировании единой исполнительной вертикали власти. Имеющиеся противоречия приводят, с одной стороны, к взаимному вмешательству органов исполнительной власти различных, уровней в сферы компетенции друг друга;

с другой - к переброске вышестоящими органами территориального управления на плечи нижестоящих органов проблем, для решения которых на местах нет достаточных ресурсов.

В большинстве регионов взаимоотношения региональных и местных властей характеризуются различными уровнями конфликтности. Борьба губернатора и мэра является весьма распространенным явлением. Именно взаимная неприязнь властей Приморья и Владивостока не позволяла с 1993 г.

выбрать Городскую думу.^ ' См.: Конституция Российской Федерации. - М., 1996. - С.9.

^ См.: Исполнительная власть: сравнительно-правовое исследование: Сб. ст. и обзоров./Отв. ред. Маклаков В.В.;

РАН. ИНИОН. Отд. государства и права. - М., 1995.;

Козлов А.Е. Федеративные отношения и региональное управление в России: пути реформирования: Науч.-аналит. обзор./РАН. ИНИОН. - М., 1994.;

Ануфриев В.М. Система органов государственной власти и местное самозттравление в областя.\-с)'бъекта.\ РФ: Автореф. дис. на соиск. уюн. степ. канд. юрид. наук. - М., 1999.;

Конякина А.П., Шинковская Н.В.

Параметры эволюции политического режима в Приморьс.//Полис. - 2003. - №2.

В подтверждение этому стоит отметить, что в настоящее время в отношении к новому политическому институту - местному самоуправлению - наблюдается широкий разброс мнений среди политической элиты России'.

Крайними позициями являются следующие: согласно первой, местное самоуправление необходимо развивать лишь в условиях экономической стабильности;

в связи с отсутствием последней следует заморозить процесс становления этого политического института;

противополол^ная точка зрения, напротив, видит спасение российской государственности в развитии местного самоуправления: «...По мнению некоторых историков и политиков, оно объективно противостоит процессам дезинтеграции, снимает социальную напряженность, в том числе межэтнические конфликты, способствуя социально-экономическому развитию регионов и поселений, а в итоге преображению всей России»^.

Проявлением различного подхода к роли местного самоуправления являются разные скорости развития нового уровня власти - высокие, где власть региона положительно оценивает этот институт (например, в Новгородской области) и низкие, где региональные лидеры стремятся управлять по старинке (например, в Удмуртии).^ Указанные коллизии, возникающие при взаимодействии властей разного уровня, детерминируются противоречивой и непоследовательной политикой федеральной власти, несовершенной законодательной базой, а также недостаточным уровнем финансового, кадрового и организационного обеспечения деятельности всех уровней властей и их нормального 'См.: Лапин В. «Противоядие» от краха: О роли местного самоуправления в судьбе российской гос}'дарственности.//Муниципальная власть. - 1999. - №1. - С. ^ См.: Независимая газета. - 1999. - 30 дек.

^ См.: Зотова З.М. Государственная власть и местное самоуправление.- М., 2001.;

Уставы с)бъектов РФ о ^ стат'се, полномочиях и прерогативах глав исполнительной власти краев и областей.//Институт г)бернатора в России./ Под ред. Слепцова Н.С. - М., 1997. - С. 181-262.;

Диков А.Б. Институт президентства в Башкортостане.//Гос)дарство и право. - 2000. - №8.;

Васильев А. Татарстан: третий срок для Шаймиева.//Россия и мусульман, мир. - М., 2001. - №1.;

Д'генец А.С. Структ)ра исполнительной власти в Респ)'блике Адыгея./ Л^генец А.С, Дахужева Ф.Ю.//Гос)'дарствен. власть и МСУ. - 2002. - №4.;

Шумков Д.В. Реформирование системы органов исполнительной власти республик-субъектов РФ: Монофафия. Ижевск, 1999.;

Мещеряков А.Н. Институт президенства в республиках в составе РФ: Автореф. дис. на соиск.

j'HCH. степ. канд. юридич. на)тс- М., 2002.;

Мамаев Р.Б. Организация системы органов гос'дарствснной власти в С)бъектах РФ: федерал, стандарты и регион. регулирование.//Право и политика. - 2003. - №8. С.68-79.

взаимодействия друг с другом. Самым слабым местом во властной иерархии является низший уровень управления - местное самоуправление.

Исправлению дисбаланса во взаимодействии властей разного уровня мешают отсутствие концептуальных подходов, стремящихся рассмотреть указанную проблему в целом, механизмов (социальных, политических и правовых технологий) реализации уже принятых решений и политической воли, позволяющей преодолевать многочисленные трудности.

Рассматривая вопрос взаимодействия органов государственной власти субъектов РФ и местного самоуправления можно принять за основу систему взаимодействия государственной и местной власти, которую предлагает В.

Лапин.' Он выделяет следующие основные элементы системы взаимодействия данных органов: разделение компетенции властей;

механизмы взаимодействия властей;

участие представителей местного самоуправления в разработке государственных решений;

региональная политика.

Хотелось бы остановиться на таком элементе данной системы, как механизмы взаимодействия властей. Признание законности и необходимости ступенчатой системы власти в России логически означает признание возможности несовпадения, противоречий и даже конфликтов всех уровней власти. Конфликт интересов властей разного рода может иметь различную природу: юридическую, экономическую, политическую и др. Конфликты могут носить преходящий и постоянный характер, однако заложенный в Конституции РФ принцип равенства властей должен определять характер их взаимодействия. Но, к сожалению, практика партнерских отношений государственной и местной власти в регионах пока еще является редкостью.

Однако, присутствует повсеместная практика, заключающаяся в постоянном t нарушении прав органов местного самоуправления со стороны региональных властей вплоть до их фактической ликвидации (например, в Удмуртии).

' См.: Лапин В. Местное сообщество и государство.//Городскос управление. 2001.- №3. - С.40-41.

Таким образом, анализируя все вышеизложенные аспекты, следует отметить, что в зависимости от характера государственной власти субъекта РФ, от деятельности и политики высшего должностного лица исполнительной власти субъекта РФ зависит степень взаимодействия и.^ уровень взаимоотношений с органами государственной власти и местного самоуправления в регионе. Поэтому, высшее должностное лицо субъекта РФ должно играть координирующую роль во взаимоотношениях между этими ступенями власти, т.е. содействовать подобному взаимодействию посредством правовой и экономической политики для достижения сбалансированности власти в регионе.

Аргументацией данного утверждения являются результаты проведенного нами социологического исследования среди сотрудников администраций Орловской и Курской областей, посвященного проблеме политического содержания правового статуса высшего должностного лица субъекта РФ (см. Приложение 4), Проведенное исследование позволило получить следующие результаты: 1) 80% опрошенных считают, что высшему должностному лицу субъекта РФ принадлежит власть в регионе, 20% считают, что местным олигархам;

2) 50% опрошенных утверждают, что высшее должностное лицо субъекта РФ является главой исполнительной власти в регионе, 40% - отождествляют его с региональным политическим лидером и 10% - со статусом Президента РФ, но на региональном уровне;

3) 50% опрошенных считают, что институт высшего должностного лица субъекта РФ определяет темпы развития местного самоуправления в субъекте РФ, 40% - утверждают, что больше «да» чем «нет» и 10% категоричны в том, что такое невозможно;

4) по мнению 40% опрошенных в сфере деятельности института высшего должностного лица субъекта РФ присутствует сочетание правовых и бюрократических правил, 20% утверждают присутствие административных методов регулирования, 15% свидетельствуют об авторитарном управлении, 10% о коллегиальном управлении и только 5% о полном правовом регулировании;

5) среди функций высшего должностного лица субъекта РФ наиболее приоритетными являются: управление регионом - 60%, законодательная инициатива - 25%, формирование исполнительного органа государственной власти субъекта РФ - 10%, формирование правовой базы субъектов РФ - 5%;

6) наиболее позитивное значение, по мнению опрошенных, имеют следующие действия высшего должностного лица субъекта РФ: защита прав и законных интересов населения - 50%, улучшение кадрового состава исполнительного органа государственной власти субъекта РФ и развитие образовательной системы в регионе по 15%, патронирование развитию местного самоуправления в регионе - 10%, приведение регионального законодательства в соответствие с федеральным - 9%, поддержание и развитие регионального законодательства в сфере предпринимательства 1%. Таким образом, анализ результатов исследования показывает, что высшее должностное лицо субъекта РФ реально обладает властью в регионе, являясь главой исполнительной власти субъекта РФ и региональным политическим лидером;


руководствуется в своей деятельности административными и правовыми методами регулирования. Кроме этого, высшее должностное лицо субъекта РФ определяет темпы развития местного самоуправления, осуществляет управление регионом, выступает с законодательной инициативой, тем самым взаимодействуя с органами законодательной власти субъекта РФ и определяет политическую стратегию развития региона. Наиболее важными функциями данного института являются следующие: защита прав и законных интересов населения региона;

улучшение кадрового состава исполнительного органа государственной власти субъекта РФ;

патронирование развитию органов местного самоуправления;

приведение регионального законодательства в соответствие с федеральным. Из всего вышесказанного необходимо сделать заключение о том, что взаимодействие всех уровней власти и всех ветвей является залогом успешного функционирования государственной власти в целом, как в Российской Федерации, так и в конкретном субъекте РФ, особенно с учетом эффективного управления высшего должностного лица субъекта РФ.

В завершении хотелось бы подчеркнуть, что во-первых, анализ сущности властных отношений свидетельствует о ведущей роли такого У элемента политической власти, как субъект, то есть высшее должностное лицо субъекта РФ, который является региональным политическим лидером в конкретном субъекте РФ. Специфика регионального лидерства в современной России свидетельствует о первенстве сильных личностей, находящихся у власти в регионах или влияющих на процесс принятия ключевых решений, в региональных политических процессах, но, кроме этого, есть и другие тенденции, суть, которых заключается в усилении стремлений провинциальных элит к олигархии, к смене моделей взаимодействия с лидером - от патрон-клиентских к партнерским отношениям;

во-вторых, высшее должностное лицо субъекта РФ взаимодействует с Президентом РФ, с органами законодательной власти, как федерального так и регионального уровня, а также является V ' координирующим центром во взаимоотношениях с органами местного самоуправления в России.

2.3. Правовое состояние институционализации высшего долдкностного лица субъекта Российской Федерации Рассмотрев системно-функциональную характеристику высшего должностного лица субъекта РФ, его роль и место в процессе эволюции политической власти, определив тем самым политико-правовое содержание -^ института высшего должностного лица субъекта Российской Федерации, необходимо проанализировать и правовое состояние данного института с целью усовершенствования правовых норм, регулирующих высшее должностное лицо субъекта РФ.

Изучение следует начать с сущности правового состояния институционализации высшего должностного лица субъекта Российской Федерации. В соответствии с этим необходимо выяснить определение данного термина.

Понятие «состояние» трактуется как «категория, выражающая процесс -( существования и развития вещей и явлений, который в конечном итоге сводится к изменению их свойств и отношений».^ Поэтому, характеристика состояния имеет важное значение для раскрытия политико-правовой сущности высшего должностного лица субъекта РФ. Для понимания термина «правовое состояние» необходимо обратиться к понятию право. Вопрос о том, что такое право имеет фундаментальное значение для правовой науки.

Существенное значение имеет то обстоятельство, что во всех ответах на этот вопрос с необходимостью присутствует (осознанно или фактически) такой определяющий для правопонимания момент, как отождествление или различение права и закона (официально установленного, действующего, "позитивного" права). Собственно, этот момент различения или отождествления права и закона и обозначает принципиальное отличие между двумя противоположными типами правопонимания, которые можно назвать соответственно юридическим (от ius - право) и легистским (от lex - закон).^ Для юридического правопонимания вопрос "что такое право?" является действительной проблемой. Для легистского же подхода, такого вопроса в подлинном смысле не существует, поскольку для него право — это уже официально данное, действующее, позитивное право, У легизма здесь нет проблем, у него есть лишь трудности с определением (дефиницией) того, что ' Цит. по: Философский энциклопедический словарь./Под ред. Ильичева Л.Ф. и др. - М., 1983. - С.627-628.

^ См.: Нерсесянц B.C. Из истории правовы.\ -чений: два типа правопонимания.// Политические и правовые -чения проблемы исследования и преподавания. - М., 1978.;

Нерсесянц B.C. Фалософия права. - М., 1997,;

Ти.\онравов Ю.В. Основы философии права. - М., 1997.

уже есть и известно как право. Отсюда и та большая осторожность, с какой римские юристы относились к определениям и обобщенным характеристикам действующего права и его институтов. Об этом предупреждает и известное изречение "Всякое определение опасно".

Под всем этим терминологическим разнообразием лежит идея, смысл которой формулируется как различение и соотношение права и закона.

Но закон (то, что устанавливается как "право") может как соответствовать, так и противоречить праву, быть (в целом или частично) формой официально-властного признания, нормативной конкретизации и защиты как права, так и иных (неправовых) требований, дозволений и запретов. Только как форма выражения права закон представляет собой правовое явление. Благодаря такому закону принцип правового равенства получает государственно-властное, общеобязательное признание и защиту, приобретает законную силу. Лишь будучи формой выражения объективно обусловленных свойств права, закон становится правовым законом. По мнению некоторых специалистов правовой закон это и есть право (со всеми его объективно необходимыми свойствами), получившее официальную форму признания, конкретизации и защиты, словом — законную силу.

Правовой закон — это адекватное выражение права в его официальной признанности, общеобязательности, определенности и конкретности, необходимых для действующего позитивного права. Второй момент состоит в том, что закон наделяется общеобязательностью только потому, что он выступает именно как право, а не просто как какое-то иное общеобязательное, но неправовое установление и явление. Ведь власти (и легисты) говорят не только об общеобязательности закона, но одновременно утверждают, что это и есть право.

' См.: Волович В.Ф. Сущность исполнительной власти.// Актуальные вопросы правоведения в современный период. - Томск, 1995;

Нерсесянц B.C. Философия права. - М., 1997.;

Шапстов Д.Ю. Правовой закон как средство обеспечения оптимального единства государственной власти.//Вертикаль власти: Доклады и сообщения конференции. Вып.1. - Ростов н/Д. - 2001.

И именно потому, что, по логике вещей, не право — следствие официально-властной общеобязательности, а наоборот, эта обязательность — следствие права (государственно-властная форма выражения об­ щезначимого социального смысла права), такая общеобязательность у выступает как еще одно необходимое определение права (а именно — права в виде закона) — в дополнение к исходным определениям об объективных свойствах права. Смысл этого определения состоит не только в том, что правовой закон обязателен, но и в том, что общеобязателен только правовой закон.

Из этого следует вывод, что применительно к термину «правовое состояние» используем подход к трактовке права именно с позиций легизма и рассматриваем в узком смысле как соответствующее законодательство, т.е.

правовое состояние институционализации высшего должностного лица субъекта Российской Федерации заключается в тех нормативно-правовых документах, которые закрепляют исходные моменты, начала данного института.

Таким образом анализируя правовое состояние высшего должностного лица субъекта РФ, следует отметить, что данный институт регулируется федеральным законом РФ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» 1999 года, а также Конституциями, Уставами и иными нормативно-правовыми актами субъектов РФ.' На основании изучения указанных нормативно-правовых актов подтверждается, что существует следующая система органов государственной власти субъекта Российской Федерации:

•f ' См.: Об общих принципа.ч организации законодательны.ч (представитсльны.\) и исполкительнььх органов государственной власти субъектов Российской Федерации: ФЗ.//СЗ РФ. - 1999. - №41. - Ст.5005.;

Устав (Основной закон) Воронежской области: Закон Воронеж, области. //Собрание законодательства Воронеж, области. - Воронеж, 1997. ;

Устав (Основной закон) Орловской области: Закон Орлов. области.//Ведомости Орловской Областной Думы. Вып. 12. - Орел, 1998. - С.139-174.;

Уставы субъектов РФ о статусе, полномочиях и прерогативах глав исполнительной власти краев и областей.//Институт г}'бсрнатора в России./Под ред. Слепцова Н.С. - М., 1997. - С. 181-262;

О статусе Губернатора Орловской области: Закон Орловской области.//Собрание нормативно-правовых актов Орловской области. - 2001. - Вып. 10.

законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта РФ;

высший исполнительный орган государственной власти субъекта РФ;

иные органы государственной власти субъекта РФ, образуемые в соответствии с конституцией (уставом) субъекта РФ, в том числе может быть установлена должность высшего должностного лица субъекта РФ.' Следовательно, в субъекте Российской Федерации устанавливается система органов исполнительной власти во главе с высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации, возглавляемым руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации.


Так как конституцией (уставом) субъекта Российской Федерации может устанавливаться должность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации, то высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации возглавляет высший исполнительный орган государственной власти субъекта Российской Федерации.

Следует помнить, что в соответствии с Конституцией Российской Федерации в пределах ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов ' Об общих принципа.х организации законодательньк {представительны.\) и исполнительньк органов гос'дарственной власти субъектов Российской Федерации: ФЗ.//СЗ РФ. - 1999. - №41. - Ст.5005.;

Ноздрачев А.Ф. Основные.характеристики исполнительной власти по Конституции РФ 1993г.//Государство и право. М., 1996. - №1.;

О концепции развития системы исполнительной власти в Российской Федерации.//Государство и право. - М., 1996. - №8.;

Милушева Т.В. Исполнительная власть как фор.ма реализации права: Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. - Саратов, 2001.;

Полянский И.А.

i Организация исполнительной власти су'бъекта РФ. - М., 2001.

^ Об общих принципах организации зaкoнoдaтeльньLx (представительных) и исполнительных органов государственной власти С5'бъектов Российской Федерации: ФЗ.//СЗ РФ. - 1999. - №41. — Ст.5005.;

Устав (Основной закон) Воронежской области: Закон Воронеж, области. //Собрание законодательства Воронеж, области. - Воронен, 1997. ;

Устав (Основной закон) Орловской области: Закон Орлов. области.//Всдо.мости Орловской Областной Думы. Вьш.12. - Орел, 1998. - С.139-174.;

Уставы сбъектов РФ о статсе, полномочиях и прерогативах глав исполнительной власти краев и областей.//Инститт губернатора в России./Под ред. Слепцова Н.С. - М., 1997. - С.181-262.;

Зражевская Т.Д. Некоторые вопросы государственной власти в Уставах (проектах) с}'бъектов Федерации.//Юридичсскис записки. - Воронеж, 1995.-Вып.З Российской Федерации образуют единую систему исполнительной власти в Российской Федерации.^ Таким образом, обозначив один из аспектов правового состояния высшего должностного лица субъекта РФ необходимо перейти к исследованию института высшего должностного лица субъекта РФ или руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации и его институционализации, причем учитывая то обстоятельство, что правовое содержание данного института закреплено в нормах федерального и регионального законодательства? ^ Перед рассмотрением сущностных характеристик институционализации высшего должностного лица субъекта РФ необходимо проанализировать данное понятие. Существуют различные трактовки данного термина, но все они сводятся к тому, что институционализация процесс формирования различных типов деятельности в качестве института, т.е. превращение какого-либо явления в формализованный, упорядоченный процесс с определенной структурой отношений, иерархией власти различных уровней. В связи с этим институционализация рассматривается как процесс установления политико-правового института высшего должностного лица субъекта РФ, функционирующего в рамках политической и правовой системы России. Поэтому, правовое состояние институционализации высшего должностного лица субъекта РФ характеризуется сложившейся нормативно-правовой базой, устанавливающей правовой статус высшего ' См.: Агапов А.Б. Статус территориальных органов федеральной исполнительной власти в сбъектах Федерации.//Тр. Моск. гос. юрид. акад. - М., 1997. - №1.;

Андриасян А.А. Компетенция региональных органов исполнительной власти./Мин-во сел. хоз-ва и продовольствия России. Ксмер. с.-х. ин-т. - Кемерово, 1995.;

Атама№-1'к Г. Как найти формулу разделения властей: (об исполнительной власти).//Российские вести. - 1992. - 11 нояб.;

Барциц И.Н. Институт федерального вмешательства: потребность в разработке и система мер.//Гос}'дарство и право. - 2001. - №5.

' См.: Об общих принципах организации законодательных (представительнььх) и исполнительных органов гос}'дарственной власти субъектов Российской Федерации: ФЗ.//СЗ РФ. - 1999. - №41. - Ст.5005.;

Устав (Основной закон) Воронежской области: Закон Воронеж, области. //Собрание законодательства Воронеж, области. - Воронеж, 1997. ;

Устав (Основной закон) Орловской области: Закон Орлов. области.//Ведомости Орловской Областной Д'мы. Вып. 12. - Орел, 1998. - С. 139-174.;

Уставы с)'бъектов РФ о статусе, полномочиях и прерогативах глав исполнительной власти краев и областей.//Институт губернатора в России./Под ред. Слепцова Н.С. - М., 1997. - С.181-262;

О стат}'се Губернатора Орловской области: Закон Орловской области.//Собрание нормативно-правовых актов Орловской области. - 2001. - Вып. 10.

^ См.: Даниленко В.И. Современный политологический словарь.- М., 2000. - С.325.;

Российская социологическая энциклопедия./Под ред. Осипова Г.В. - М., 1998. - С. 160.

должностного лица субъекта РФ и место в системе общественных отношений и субъектов права.

В соответствии со статьей 18 федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» 1999 года высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) избирается гражданами Российской Федерации, проживающими на территории субъекта Российской Федерации и обладающими в соответствии с федеральным законом активным избирательным правом, на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании, за исключением случаев, когда на день вступления в силу настоящего Федерального закона конституцией (уставом) субъекта Российской Федерации предусмотрено наделение гражданина полномочиями высшего должностного лица субъекта РФ путем избрания его специально созываемым собранием представителей.

В случае признания выборов высшего должностного лица субъекта Российской Федерации несостоявшимися, недействительными или в случае, если ни один из баллотировавшихся кандидатов не был избран, исполнение обязанностей высшего должностного лица субъекта Российской Федерации осуществляется в соответствии с конституцией (уставом) субъекта Российской Федерации, При этом повторные выборы проводятся в срок не позднее чем через шесть месяцев после официального объявления ^ См.: Полянский И.А. Правовой статье органов исполнительной власти сбъектов РФ./ Хабар, гос. акад.

экономики и права. - Хабаровск, 1999.;

Юридическая энциклопедия./Под ред. Тихомировой Л.В., Ти.хомирова М.Ю. - М., 1997. - С.426.;

Большой энциклопедический словарь./Под ред. Прохорова A.M. М., 2001. - С. 1146.;

Конститз'ционнос право: Энциклопед. словарь. - М., 2000. - С.559.;

Кря1ков В. Статс автоно.мных округов: эволюция и проблсмы.//Рос. Федерация. - М., 1996. - №2.;

Алятдинов Ф.М.

Конституционно-правовой стат'С органов исполнительной власти РФ: Автореф. дне. на соиск. учен. степ, канд. юрид. наук. - М., 2001.;

Зайцева Т.А. Административно-правовой статус органов исполнительной власти субъектов РФ: Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. - Хабаровск, 2001.;

Воронина Е.В. Конституционно-правовой стат'с автономного округа РФ: Автореф. дис. на соиск. 'чен. степ. канд.

юридич. наук.- М., 2002.

результатов предыдущих выборов/ «Высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации может быть избран гражданин Российской Федера­ ции, обладающий в соответствии с федеральным законом, конституцией (уставом) и (или) законом субъекта Российской Федерации пассивным изби Ч рательным правом.»^ Однако, необходимо подчеркнуть, что высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации не может быть одновременно депутатом законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации;

депутатом представительного органа местного самоуправления, не может заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации.^ ^ Высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации избирается на срок не более пяти лет и не может избираться на указанную должность более двух сроков подряд.'* Кроме этого, в законодательстве делается оговорка по поводу названия данного лица, и в соответствии с, этим отмечается, что наименования должности высшего должностного лица субъекта Российской Федерации устанавливается конституцией (уставом) ' Бирюков СВ. Электоральный процесс и становление региональных политических режимов./ Бирюков СВ., Мельниченко Е.В.// Вестник МГУ. Серия 18. Социология и политология. - 2002. - №1.;

Гладков П.Б.

Как стать гзбернатором: Алгоритм победы на выборах. - М., 2000.

^ Цит. по: Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации: ФЗ.//СЗ РФ. - 1999. - №41. - Ст.5005.;

Уставы субъектов РФ о статусе, полномочиях и прерогативах глав исполнительной власти краев и областей.//Институт губернатора в России./ Под ред. Слепцова Н.С - М., 1997. - С. 181-262.

^ См.: Цыплясв С. Федеральная власть и региональные выборы.//Власть. - М., 1997. - №2.;

Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти с)бъектов Российской Федерации: ФЗ.//СЗ РФ. - 1999. - №41. - Ст.5005.;

Уставы субъектов РФ о стат'се, полномочиях и прерогативах глав исполнительной власти краев и областей.//Инститт губернатора Б России./ Под ред. Слепцова Н.С. - М., 1997. - С.181-262.

"См.: Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительнььх органов гос'дарственной власти с)'бъектов Российской Федерации: ФЗ.//СЗ РФ. - 1999. - №41. - Ст.5005.;

Уставы субъектов РФ о статусе, полнохючиях и прерогативах глав исполнительной власти краев и областей.//Инститт губернатора в России./ Под ред. Слепцова Н.С. - М., 1997. - С.181-262.;

Попова Е.В.

Проблемные измерения электоральной политики в России: губернаторские выборы в сравнительной перспективе.//Полис. - 2001. - №3.;

Свстоносова Ю.М. Законодательные основы организации выборов в органы государственной власти субъектов РФ.//Вертикаль власти: Проблемы оптимизации взаихюдействия федератьного, регионального и местного уровней власти в современной России. Вып.4. - Ростов н/Д, 2001.

субъекта Российской Федерации с учетом исторических, национальных и иных традиций данного субъекта Российской Федерации.

Для того чтобы более четко представить основные положения институционализации высшего должностного лица субъекта РФ необходимо детализировать конкретные принципы, в соответствии с которыми осушествляется его деятельность: 1) государственная и территориальная целостность Российской Федерации;

2) распространение суверенитета РФ на всю ее территорию;

3) верховенство Конституции РФ и федеральных законов на всей территории РФ;

4) единство системы государственной власти;

5) разделение государственной власти на законодательную, исполнительнзАю и судебную в целях обеспечения сбалансированности полномочий и исключения сосредоточения всех полномочий или большей их части в ведении одного органа государственной власти либо должностного лица;

6) разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ;

7) самостоятельное осуществление органами государственной власти субъектов РФ принадлежащих им полномочий;

8) самостоятельное осуществление своих полномочий органами местного самоуправления.

В соответствии с этими принципами высшее должностное лицо субъекта РФ на основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, постановлений Правительства РФ, конституции (устава) и законов субъекта РФ в рамках своей деятельности издает указы (постановления) и распоряжения. Изучение уставов субъектов РФ показывает, что высшее должностное лицо субъекта РФ издает нормативно-правовые акты в виде постановлений и распоряжений ' См.: Об общи.\ принципа.\ организации законодательных (представительньк) и исполнительных органов гос}'дарственной власти субъектов Российской Федерации: ФЗ.//СЗ РФ. - 1999. - №41. - Ст.50О5.;

Уставы с'бъектов РФ о статусе, полномочия.х и прерогатива.х глав исполнительной власти краев и областей.//Институт г}'бернатора в России./ Под ред. Слепцова Н.С. - М., 1997. - С. 181-262.;

Малиненко Э.В. Правовой стат)'с органов исполнительной власти краев, областей РФ: Автореф. дис. на соиск. учен, степ. канд. юриди^г. наук. - М., 1999.;

Полянский И.А. Правовой статус органов исполнительной власти сбъектов РФ./ Хабар, гос. акад. экономики и права. - Хабаровск, 1999.

(Липецкая область, Брянская область, Приморский край и др.)-' В уставе Брянской области отмечено, что «...Нормативно-правовые акты издаются в виде постановлений. Правовые акты, не носящие нормативного характера, издаются в виде распоряжений»,^ Кроме этого, «...Глава администрации (губернатор) области по вопросам, входящим в его компетенцию, издает указы и распоряжения.» (например. Калининградская область. Орловская область и др.). Акты высшего должностного лица субъекта РФ, принятые в пределах их полномочий, обязательны к исполнению в субъекте РФ и не должны противоречить Конституции РФ, федеральным законам, принятым по предметам ведения РФ и предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ, указам Президента РФ, постановлениям Правительства РФ, конституции (уставу) и законам субъекта РФ.

Кроме того ряд авторов указывает еще на один важный аспект правового статуса в рамках институционализации высшего должностного лица субъекта РФ это - досрочное прекращение полномочий данного лица, регулируемое ст. 19 Закона."* В соответствии с этим следует отметить, что полномочия высшего должностного лица субъекта РФ могут быть прекращены в следующих случаях: а) его смерти;

б) его отставки в связи с выражением ему недоверия законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта РФ;

в) его отставки по собственному желанию;

г) признания его ' См.: Устав (Основной закон) Орловской области: Закон Орлов. области.//Ведо.мости Орловской Областной Дмы. Вып.12. - Орел, 1998. - С.139-174.;

Уставы субъектов РФ о статусе, полно.мочия.ч и прсрогатива.\ глав исполнительной власти краев и областей.//Институт губернатора в России./Под ред. Слепцова Н.С. М., 1997. - С. 181-262.;

Зражевская Т.Д. Некоторые вопросы государственной власти в Устава.\ (проекта.х) субъектов Федерации./ЛОридические записки. - Воронеж, 1995. - Вып.З.;

О статусе Губернатора Орловской области: Закон Орловской области.//Собрание нормативно-правовы.х актов Орловской области. - 2001. Вып. 10.

^ Цит. по: Уставы с'бъектов РФ о статз'се, полномочиях и прерогативах глав исполнительной власти краев и областей.//Институт губернатора в России./Под ред. Слепцова Н.С. - М., 1997. - С. 188.

^ Цит. по: Уставы с)'бъектов РФ о стат}'се, полномочиях и прерогативах глав исполнительной власти краев и областей.//Инсттут губернатора в России./Под ред. Слепцова Н.С. - М., 1997. - С.203.

'' Спасенко В.И. Проблемы совершенствования правового стат)'са дол1сностного лица гос)'дарственных органов власти России: Дисс. на соиск. 'чен. степ. канд. юрид. наук.- М., 1997.;

Шумков Д.В.

Реформирование системы органов исполнительной власти респ)'блик-с'бъектов РФ: Монофафия. - Ижевск, 1999.;

Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов гос}'дарственной власти субъектов Российской Федерации: ФЗ.//СЗ РФ. - 1999. - №41. - Ст.5005.;

Полянский И.А. Организация исполнительной власти субъекта РФ. - М., 2001.

судом безвестно отсутствующим или объявления умершим;

д) вступления в отношении его в законную силу обвинительного приговора суда;

е) его выезда за пределы РФ на постоянное место жительства;

ж) утраты им гражданства РФ;

з) его отзыва избирателями субъекта РФ в случае, если такое положение предусмотрено законодательством субъекта РФ.

Однако, в данной норме есть и иное положение, которое говорит о том, что во всех случаях, когда высшее должностное лицо субъекта РФ не молсет исполнять свои обязанности, их временно исполняет определенное должностное лицо, установленное конституцией (уставом) или законом субъекта РФ. Предусматривается, что в случае досрочного прекращения полномочий высшего должностного лица субъекта РФ, уполномоченные на то органы, либо должностные лица в соответствии с федеральным законом, конституцией (уставом) и (или) законом субъекта РФ назначают внеочередные выборы высшего должностного лица субъекта РФ. Данные выборы проводятся не позднее чем через шесть месяцев со дня досрочного прекращения полномочий высшего должностного лица субъе1ста РФ.^ Таким образом, рассмотрев наиболее общие положения институционализации высшего должностного лица на федеральном уровне, необходимо обратиться и к законодательному закреплению данного института на региональном уровне. Это позволит получить более четкую картину эволюции и генезиса института высшего должностного лица не только в рамках Федерации, но и в конкретном субъекте Российской Федерации.

В 1994-1995 гг. в ряде субъектов Российской Федерации были приняты уставы, в которых по-новому был определен порядок организации ' См.: Об общих принципах организации законодательных (представительнььх) и исполнительных органов гос'дарствснной власти С)бъектов Российской Федерации: ФЗ.//СЗ РФ. - 1999. - №41. - Ст.5005.;

Уставы С)бъектов РФ о статусе, полномочиях и прерогативах глав исполнительной власти краев и областей.//Инстит)т губернатора в России./ Под ред. Слепцова Н.С. - М., 1997. - С.181-262.;

Вельский К.

Исполнительная власть: Современный анализ старой правовой категории./ Бельский К., Цабрия Д.//Рос.

Федерация. - М., 1995. - №24.;

Андриасян А.А. Компетенция региональных органов исполнительной власти./Мин-во сел..\оз-ва и продовольствия России. Кемер. с.-х. ин-т. - Ке.мерово, 1995.;

Агапов А.Б.

Статус территориальных органов федеральной исполнительной власти в субъектах Федерации.//Тр. Моск.

гос. юрид. акад. - М., 1997. - №1.;

Полянский И.А. Федерализм и исполнительная власть на соврс.менно.м этапе развития РФ: Автореф. дис. на соиск. учен. степ, д-ра юрид. наук.- М., 2002.

государственной власти и, соответственно, место и роль высшего должностного лица в каждом субъекте Российской Федерации.' Практически все принятые уставы в части формулирования положений и норм, относящихся к статусу, полномочиям и прерогативам главы субъекта РФ, так или иначе, имеют одинаковую структуру, которая представлена тремя основными разделами: общей частью, описанием структуры исполнительной власти и положениями, касающимися досрочного прекращения главой исполнительной власти своих полномочий.

В общей части сформулирован ряд норм, определяющих наименование главы субъекта Федерации, срок его полномочий, допустимое количество сроков пребывания на посту, а также порядок избрания главы исполнительной власти.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.