авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Юданова, Елена Тимофеевна 1. Суггестивная функция Языковык средств англоязычного политического дискурса 1.1. Российская ...»

-- [ Страница 3 ] --

(20) Nineteen years ago, almost to the day, we lost three astronauts in a terrible accident on the ground [58].

(21) There's a coincidence today. On this day 390years ago, the great explorer Sir Francis Drake died aboard ship off the coast of Panama [58].

(22) We dare not forget today that we are the heirs of that first revolution [33].

Альтернативным суггестивным механизмом нагнетания важности сего момента является выделение его в исторической цепи как "первого раза":

(23) If this be true, it is the first time in history that Japan has suffered such indignities [20].

(24) Indeed, the people in Sicily today are rejoicing in the fact that for the first time in years they are permitted to enjoy the fruits of their own labor [21].

(25) For the first time in this century, fi)r the first time in perhaps all history, man does not have to invent a system by which to live [60].

(26)...and it has placed all postmasters under the civil service/or the first time in our national history [9].

Ощущение вечности, возвышения над повседневностью в текстах АСПД достигается также на супрасегментном уровне за счет приподнятой тональности, размеренного ритма изложения, который настраивает перцепцию суггерендов на торжественный лад.

Стоит особо отметить, что в суггестивных текстах наблюдается крайне жесткое процентное соотношение употребления форм трех временных грамматических планов. Формы настоящего индефинитного времени как обладающие наиболее сильным воздействующим эффектом насчитывают до 70% от общего числа грамматических форм. Второе место принадлежит будущему индефинитному времени - до 2 1 %. Настоящее прогрессивное занимает третье место в иерархии временных форм АСПД - 11%. Настоящее перфектное и прошедшее индефинитное насчитывают до 6% каждое.

Междуплановая транспозиция временных форм (настоящее индефинитное вместо будущего или прошедшего) создает временную позицию - "сейчас - сквозь время". Исследователи текстов инагурационных речей К. Кэмпбелл и К. Джеймисон называют такое моделирование времени "вневременностью" (timelessness;

time out of time) [Campbell, Jamieson 1986: 205]. По нашему мнению, время СПД действительно застывает, однако, застывает "вокруг" суггерендов, создавая ассоциированную позицию восприятия. Экстенсивное употребление форм настоящего индефинитного объясняется суггестивной направленностью исследуемых текстов: все возможные функциональные разновидности настоящего индефинитного (кратное, постоянное, проспективное, повествовательное, историческое [Тураева, 1979]), осуществляя связь выраженных ими действий с моментом произнесения текста, фиксируют психически переживаемое время суггерендов.

Так как главный фокус временной ориентации в рамках АСПД задан крайне жестко, суггестор может позволить себе даже следующие ляпсусы:

(27) I have made good judgements in the past. I have made good judgements in the future. (G.W. Bush) (28) The future will be better tomorrow. (G.W. Bush) Будущее индефинитное время представлено в АСПД исключительно полными формами, которые в силу своей первичной модальной окрашенности - волеизъявление, обещание, а также по созвучию со словами goodwill, God's will - носят ярко выраженный суггестивный характер:

(29) And а peace that will let all of men live in freedom, reaping the just rewards of their honest toil. Thy will be done. Almighty God. Amen [41].

(30) In common affection for all mankind, your prayers join with mine ~ that God will heal the wounds and the hearts of humanity [12].

Как показывает контент-анализ корпуса текстов, для АСПД нехарактерно употребление "обусловленного" будущего, вводимого придаточными условия. В редких примерах подобных конструкций замечено преобладание временных союзов (when, once, as, after, as soon as) над условными (if, provided), т.к. суггестивная сила временных придаточных больше суггестивной силы придаточных условных. Однако, в целом, "безусловное" будущее индефинитное составляет подавляющее большинство случаев употребления будущего времени.

Настоящее прогрессивное, поддержанное многочисленными причастиями первыми, способствует нагнетанию напряжения момента:

(31) But the death toll we are confronting here is of a different order. In this case, we are talking here about a tragedy of epoch making proportions [72].

Настоящее перфектное исполняет функцию соотнесения прошлых действий с настоящим моментом, в преобладающем большинстве случаев актуализируя семы "достигнутого", вселяя бессознательную уверенность в том, что настоящее покоится на надежном основании прошлого:

(32) Since 11 September intensive efforts have taken place here and elsewhere to investigate these attacks and determine who is responsible [73].

(33) Since the attacks, we have obtained the following intelligence...[71].

(34) We have already made good progress in taking forward an international agenda [73].

Прошедшее индефинитное призвано воспроизвести чаще всего уже известную суггерендам информацию, и потому является средством "конформизации" их сознания, помогает снизить порог критичности восприятия:

(35) So it was last week in Selma, Alabama. There, long suffering men and women peacefully protested the denial of their rights as Americans. Many of them were brutally assaulted [38].

План нереального условия, то есть формы сослагательного наклонения в рамках АСПД представлены менее стабильно. Это кажется нам показательным, т.к. сослагательные временные формы менее ассертивны, предполагают присутствие некоторого условия и, следовательно обращения к логике и сознанию реципиента. Редкие случаи употребления сослагательных форм выражают нереальное действие, которое в рамках АСПД редко оказывается востребованным. Наиболее частотная функция сослагательного наклонения - "реанимация духов прошлого" (см. пример 18).

Рассмотрим один из немногочисленных примеров продленного употребления сослагательного наклонения:

(36) Your Government knows what terms Hitler, if victorious, would impose.

They are, indeed, the only terms on which he would accept a so-called "negotiated" peace. And, under those terms, Germany would literally parcel out the world. The American laborer would have to compete with slave labor in the rest of the world. Wages and hours would be fixed by Hitler.

The dignity and power and standard of living of the American worker and farmer would be gone. Trade unions would become historic relics, and collective bargaining a joke. The American farmer would get for his products exactly what Hitler wanted to give. The farmer would face obvious disaster and complete regimentation... all would be mangled and crippled under such a system.... Yes, even our right of worship would be threatened [16].

Описание Гитлеровского нереального будущего, угрожающего Америке, ослаблено сослагательным наклонением. В то же время готовность Америки дать Гитлеру отпор, выраженная настоящим и будущим индефинитным, суггестивно сильнее:

(37) We do not accept, and we will not permit, this Nazi "shape of things to come". It will never be forced upon us, if we act in this present crisis with the wisdom and the courage which have distinguished our country in all the crises of the past [16].

Как можно заметить, подобное распределение временных форм в АСПД с преобладанием реальных форм настоящего и будущего индефинитного демонстрирует, что тексты АСПД ориентированы на моделирование в психике суггерендов субсознательной метапрограммы "от настоящего к будущему", что свидетельствует о прагматической ориентации текстов на изменение целостной установки аудитории.

3.5. Суггестивные стратегические особенности локализма АСПД Пространственная ориентация лежит в основании концептуальной картины мира человека и внутреннего континуума дискурса, поэтому исследуя особенности моделирования суггестивной действительности АСПД, мы не можем обойти стороной вопрос локализма.

Главная особенность моделирования категории места АСПД продолжает тенденции намеченные категорией времени: суггестивная функция реализуется в рамках координат "здесь - сейчас". С целью подчинения актуального восприятия суггерендов эксплуатируется привязанность к реальному локусу коммуникативной ситуации:

(38) As I stand here today, having taken the solemn oath of office in the presence of my fellow countrymen—in the presence of our God—I know that it is America's puфose that we shall not fail [24].

(39) The danger is here now — not only from a military enemy but from an enemy of all law, all liberty, all morality, all religion [17].

Как видно из примеров, наречие "here" может выражать конкретное место действия (первый пример), однако чаще имеет исключительно суггестивную функцию активизации непосредственно психически переживаемого:

(40) It has happened time after time, in nation after nation, here in the last two years [12].

(41) Commingled here are the blood and genius of all the peoples of the world who have sought this promise [12].

(42) Here in Britain, we have instituted certain precautionary measures of security" [72].

Настоящие примеры демонстрируют полную референтную бессодержательность наречия, которое служит средством "фиксации" восприятия суггерендов в пределах настоящего перцептуального.

Суггестивный хронотоп АСПД характеризуется синкретизмом, что можно продемонстрировать следующим примером:

(43) And so I say to all of us here, let us resolve to reform our pohtics... [28].

Наречие места в данном примере, как и во многих других, несет в себе также временные семы.

Даже перенося воображение суггерендов в удаленные от их сознания локусы, суггестор может подспудно "приближать" их при помощи наречия "here":

(44) "(/и the Middle West water conservation is not so pressing a problem.) Here the work projects run more to soil erosion control and the building of farm-to-market roads [5].

(45) The European area. Here the aim is an offensive against Germany [19].

(46) All this had to be repeated, first in North Africa and then in Sicily. Here the factor ~ in Sicily -- the factor of air attack was added [21].

Подобное употребление является достаточно регулярным в речи, однако мы усматриваем здесь суггестивную функцию.

Суггестивная функция закреплена также за референтно содержательными примерами употребления наречия "here" в сочетании с суггестивно сильным смыслом "at home":

(47) All of us here at home are being tested ~ for our fortitude, for our selfless devotion to our country and to our cause [19].

(48) But I give you the solemn assurance that failure to solve this problem here at home — and to solve it now — will make more difficult the winning of this war [19].

(49) That front is right here at home, in our daily lives, in our daily tasks [20].

(50) As we here at home contemplate our own duties, our own responsibilities, let us think and think hard of the example which is being set for us by our fighting men [20].

(51)...it should not overlook the chance to reduce the domestic trade barrier right here — right away ~ without waiting for any treaty [7].

"Here back home" или "here in the United States" являются вариациями на тему "here at home". Отметим одну особенность: в рамках одного законченного суггестивного текста настоящие выражения не варьируются, выступая в качестве кодирующих повторяющихся блоков.

Высокий коэффициент частотности (83) демонстрирует лексическая единица "country", которая появляется почти исключительно в сочетании с притяжательными местоимениями "our" и " т у ", усилителем "own" или указательным местоимением "this". Оба смысла, как притяжательный, так и указательный, призваны максимально активизировать вовлеченность суггеренда в АСПД. В ходе исследования были даже выявлены случаи редупликации этих смыслов: "this country of ours". Особенно интересно, что в силу своей суггестивной нагрузки слово "страна" никогда не оказывается омрачено отрицательными коннотациями и несет в себе "чистый положительный" смысл. Сравним, например, "strikes throughout the industry (есть в тексте) с возможной валентностью "throughout the country (в тексте не обнаружено).

Ряд закономерностей суггестивного воздействия лексических единиц прослеживается на примере номинации Соединенных Штатов и Великобритании. Возможные средства обозначения демонстрируют следующие коэффициенты частотности: The United States - 65, America 36, the United States of America - 5, the USA - 0;

Britain - 47, the UK - (только в текстах познее начала 90-ых годов). Great Britain - 3, United Kingdom - 0. Очевидно, что в рамках АСПД в силу их суггестивной эффективности наиболее востребованными оказываются самые каждодневные, принадлежащие регистру обыденной речи наименования.

Следующей суггестивной особенностью! моделирования категории места АСПД является панлокализм - открытость АСПД всему миру:

(52) This, of course, is a moment of the utmost gravity for the world [10].

(53) Great nations of the world are moving toward democracy through the door to freedom [60].

Коэффициент частотности употребления лексической единицы "world" довольно высок - 53. Лексическая вариативность почти не наблюдается:

mankind - 3, earth - 2, globe - 2, что свидетельствует о жесткости кодирования. Таким образом хронотоп АСПД приобретает следующую структуру: "сейчас - здесь - весь мир".

Особенно суггестивно экспансивен американский СПД, в котором топос "Америка - мир" заявлен крайне жестко:

(54) America remains engaged in the world by history and by choice [40].

(55) We defend and we build a way of life, not for America alone, but for all mankind [\2].

(56) At this time, when the world — and the world includes our own American Hemisphere -- when the world is threatened by forces of destruction, it is my resolve and yours to build up our armed defenses [12].

Словосочетание "Америка и весь мир" звучит рефреном, в котором новый мир бросает вызов старому миру и торжествует над ним.

Особого внимания заслуживает пример "географической градации" в следующем отрывке:

(57) This is the first time in history that this ceremony has been held, as you have been told, on this West Front of the Capitol. Standing here, one faces a magnificent vista, opening up on this city's special beauty and history. At the end of this open mall are those shrines to the giants on whose shoulders we stand. Directly in front of me, the monument to a monumental man: George Washington, Father of our country. A man of humility who came to greatness reluctantly. He led America out of revolutionary victory into infant nationhood. Off to one side, the stately memorial to Thomas Jefferson.

The Declaration of Independence flames with his eloquence. And then beyond the Reflecting Pool the dignified columns of the Lincoln Memorial.

Whoever would understand in his heart the meaning of America will find it in the life of Abraham Lincoln. Beyond those monuments to heroism is the Potomac River, and on the far shore the sloping hills of Arlington National Cemetery with its row on row of simple white markers bearing crosses or Stars of David. They add up to only a tiny fi-action of the price that has been paid for our fi-eedom. Each one of those markers is a monument to the kinds of hero I spoke of earher. Their lives ended in places called Belleau Wood, The Argonne, Omaha Beach, Salerno and halfway around the world on Guadalcanal, Tarawa, Pork Chop Hill, the Chosin Reservoir, and in a hundred rice paddies and jungles of a place called Vietnam. Under one such marker lies a young man—Martin Treptow—who left his job in a small town barber shop in 1917 to go to France with the famed Rainbow Division.

There, on the western front, he was killed trying to carry a message between battalions under heavy artillery fire [49].

Прямо передо мной - чуть поодаль - Франция 1917 года. Вид, открывающийся с западного крыльца Капитолия, сердца Американской традиции, разворачивает перед суггерендами всю историю страны и всю карту мира.

Для американского СПД характерно представление Соединенных Штатов Америки как активной действующей силы на мировой арене.

Персонификация, продленная употреблением личного местоимения, звучит подчеркнуто образно:

(58) When America says something, America means it [60].

(59) America is never wholly herself unless she is engaged in high moral principle [60].

Британский СПД в этом отношении оказывается намного сдержаннее.

Описательные конструкты Британии не одушевляются или оказываются рассогласоваными (Britain - our history):

(60) Britain has leamt that lesson many times in our history [71].

(61) Murder of British people in New York is no different in nature from their murder in the heart of Britain itself \12].

Однако универсальной основой образности суггестивного хронотопа АСПД является его синкретизм - диффузность времени и пространства, которая становится базой для многочисленных пространственно временных метафор:

(62) As we meet here today, we stand on the threshold of a new era of peace in the world [35].

(63)...a time of great responsibilities greatly borne, in which we renew the spirit and the promise of America as we enter our third century as a nation [65].

(64) The Challenger crew "w^s pulling us into the future [58].

(65) But this is a time when the future seems a door you can walk right through into a room called tomorrow [60].

(66) Then, in turmoil and triumph, that promise exploded onto the world stage to make this the American Century [55].

Перечислим выделенные настоящим исследованием особенности хронотопа АСПД: образность, синкретизм, панхронизм и панлокализм, фиксированность в рамках "здесь - сейчас". Все эти характеристики суггестивный политический дискурс делит с текстами мифов, что вполне объяснимо, т.к. политический миф должен рождаться в мифологическом хронотопе:

(67) We defend the foundations laid down by our fathers. We build a life for generations yet unborn'. We defend and we build a way of life, not for America alone, but for all mankind [12].

(68) Well, the task I've set forth will long outlive our own generation. But together, we too have come through the worst. Let us now begin a major effort to secure the best ~ a crusade for freedom that will engage the faith and fortitude of the next generation. For the sake of peace and justice, let us move toward a world in which all people are at last free to determine their own destiny [50].

Мифологический хронотоп АСПД реализуется развернуто, одновременно и эксплицитными и имплицитными средствами.

В качестве ведущей особенности хронотопа АСПД мы, таким образом, выделяем его мифологичность, которая будучи реализована в тексте целым рядом средств всех известных лингвистических уровней, выполняет суггестивную функцию.

Описав особенности моделирования континуума АСПД, мы приступаем к анализу средств регуляции отношений суггестора и суггерендов.

3.6. Стратегия моделирования идентификации суггерендов Ядром суггестивного потенциала любого дискурса является, бесспорно, идентификация суггерендов, которая в рамках АСПД принимает форму национальной идентификации.

Идентификация - есть наиболее глубинный уровень психики человека, образ "Я" во внутренней психологической реальности и отчасти во внешней действительности. Выходя наружу идентификация может видоизменяться, так как личность состоит из частей. Беседуя с человеком, мы имеем дело только с одной из его частей, актуальной в данный момент, или в этом контексте.

Подстройка и последующее "ведение" идентификации является ядерной задачей политического суггестивного воздействия.

Пожалуй, нет необходимости объяснять закономерность "национализации" идентификации суггерендов в рамках АСПД.

Национальная идея лежит в основе объединения суггерендов СПД в единую "массу":

(69) It is made up of men and women who raise our food, patrol our streets, man our mines and our factories, teach our children, keep our homes, and heal us when we are sick—^professionals, industrialists, shopkeepers, clerks, cabbies, and truckdrivers. They are, in short, "We the people," this breed called Americans [49].

Даже в случае обращения суггестора к профессиональным или этническим общностям национальная идентификация значительно превалирует в силу ее большего "символического веса". Классический пример - обращение Ф.Д. Рузвельта к шахтерам во время забастовки от мая 1943 года с призывом вернуться на шахты:

(70) Therefore, I say to all miners - and to all Americans everywhere, at home and abroad - the production of coal will not be stopped.

Ядро средств выражения национальной идентификации составляет прономинализация, имеющая в текстах две формы выражения инклюзивное WE и экслюзивное YOU. С одинаковой степенью успешности, но с разной степенью частотности (МЫ встречается почти в три раза чаще) личные местоимения выполняет функцию интеграции суггерендов в единое целое нации. По нашим наблюдениям, американский СПД оказывается значительно щедрее британского на интегрирующее WE.

Максимальную суггестивную нагрузку в нем несут замены you - we / we you:

(71) Yes, you, my fellow Americans have forced the spring. Now, we must do the work the season demands [65].

(72) Can we forge against these enemies a grand and global alliance, North and South, East and West, that can assure a more fruitful life for all mankind? Will you join in that historic effort? [33].

Если первое развитие вуалирует императив семой "общими усилиями", то второе обостряет его, YOU звучит подчерктуто адресно.

Однако поистине универсальным средством прономинальной интеграции, в одинаковой степени свойственным американскому, британскому, канадскому и австралийскому СПД, оказывается притяжательное местоимение OUR. Коэффьщиент его частотности превышает показатели всех остальных исследованных средств.

Местоимение НАШ, незаметное для сознания в силу своей несамостоятельной номинативной природы, может появляться в предложении максимально много раз:

(73) They will test our courage, our devotion to duty, and our concept of liberty [56].

(74) To that end we will devote our strength, our resources, and our firmness of resolve [16].

(75) Problems that once seemed destined to deepen now bend to our efforts: our streets are safer and record numbers of our fellow citizens have moved from welfare to work [51].

К ядру средств моделирования идентификации суггерендов относится также суггестивная национальная атрибуция: коэффициент частотности прилагательного American в американском С П Д составляет 181, что является максимальным показателем для лексических (самостоятельных, не служебных) единиц СПД. По нашим подсчетам лишь 16% употреблений являются референтно обусловленными, в то время как 84% случаев несут почти исключительно суггестивную нагрузку:

(76) То insist on integrity in American business, we passed tough reforms, and we are holding corporate criminals to account [75].

(77) Instead of slowly raising the child credit to $1,000, we should send the checks to American families now [51].

Речь определенно идет о внутренней политике, и смыслового сдвига в случае изъятия прилагательного "американский" не случится. Однако суггесторы планомерно и регулярно эксплуатируют национальную атрибуцию, как относительно конкретных, так и абстрактных существительных: men and women, businessmen, voters, civilian population, public, courage, resolution, civilization, obligation, commonsense, doctrine of freedom, common cause, opportunity society, way of life, life, justice (самое современное дополнение в американской мифологии) и, конечно же, democracy. В рамках одного текста они либо появляются в качестве нерасторжимого единства и неоднократно повторяются, либо преподносятся в качестве каскада параллельных синонимов:

(78) May those generations whose faces we cannot yet see, whose names we may never know, say of us here that we led our beloved land into a new century with the American Dream alive for all her children;

with the American promise of a more perfect union a reality for all her people;

with America's bright flame of freedom spreading throughout all the world [59].

(79) Today we celebrate the mystery of American renewal... And so today, we pledge an end to the era of deadlock and drift—a new season of American renewal has begun [56].

Коэффициент наибольшей частотности демонстрирует словосочетание American people - 40. Оно достаточно регулярно дублирует подлежащее (we) в виде приложения, или выступает в качестве объекта, суггестивно замыкая предложение на самом себе :

(80) And we will answer every danger and every enemy that threatens the American people [12].

(81) We—the American people—we are the solution [38].

Тезис о преобладании суггестивной функции национальной атрибуции над референтной в 18% примеров подтверждается редупликацией смысла "американский" притяжательным местоимением our:

(82) On this Sabbath evening, in our homes in the midst of our American families, let us calmly consider what we have done and what we must do [12].

(83) Never before since Jamestown and Plymouth Rock has our American civilization been in such danger as now [15].

(84) That telegram begged me not to tell again of the ease with which our American cities could be bombed by any hostile power which had gained bases in this Western Hemisphere [21].

(85) Events have brought our American democracy to new influence and new responsibilities [43].

(86) Shall we now, with all our potential strength, hesitate to take every single measure necessary to maintain our American liberties? [16].

Суггестивная функция прилагательного "американский" в ряде случаев усиливается тавтологической конструкцией our own:

(87) Our own American civilian population is now relatively safe from such disasters [20].

(88) At this time, when the world ~ and the world includes our own American Hemisphere ~ when the world is threatened by forces of destruction, it is my resolve and yours to build up our armed defenses [17].

Британский АСПД в силу целого ряда экстралингвистических факторов (обращения королевы направлены ко всем нациям Содружества;

премьер министры базируют свои речевые стратегии на имплицитных суггестивных механизмах) демонстрирует значительно меньшую степень национальной суггестивной атрибуции. Коэффициент частотности прилагательного "британский" - 40. Интересно отметить, что наиболее современные тексты (Тони Блэр, Лейбористская Партия) дают наивысшие показатели его употребления.

В истории британского СПД заметна трансформация национальной атрибуции. Сравним сочетаемости прилагательного British в речах У.

Черчилля (British Nation, Empire, Army, Navy, Fleet, Expeditionary Force, subjects), M. Тэтчер {British people. Aerospace, Telecommunications, support, involvement, rebate, way of life, lives) и Т. Блэра {British people, lives, victims, streets). Наиболее общая тенденция изменений заключается в "интимизации" национальной идентификации. Мы полагаем, что суггестивная функция прилагательного "британский" находится в настоящий момент в стадии формирования. Об этом свидетельствуют все чаще появляющиеся примеры редупликации:

(89) There is no greater strength for a British Prime Minister and the British nation at a time like this than to know that the forces we are calling upon are amongst the very best in the world [73].

(90) I also want to say very directly to the British people why this matters so much directly to Britain. So we have a direct interest in acting in our own self defence to protect British lives [71].

(91) We can see since the 11th of September how economic confidence has suffered with all that means for British jobs and British industry [73].

Причину растущего интереса со стороны современного Британского правительства к прилагательному "британский" мы склонны видеть в том, что прилагательное компенсирует снятие суггестивной функции с другого лингвистического средства национальной идентификации существительного nation.

Здесь мы приступаем к анализу следующего способа выражения национальной идентификации - национальной номинации. Начнем с британского СПД: квантитативный анализ демонстрирует, что существительные people (коэффициент частотности - 100) и country (86) стабильно выполняют суггестивную функцию. Концепт nation в разных политических контекстах дает разные результаты: Черчилль - 67, Тэтчер и эпоха "национализации" - 70, Блэр и "интернациональная" политическая парадигма - 30. Только в рамках риторики Тэтчер "нация" выполняет однозначно суггестивную функцию:

(92) But with confidence in ourselves and in our future what a nation we could be! [52].

(93) And a great nation is the voluntary creation of its people-a people composed of men and women whose pride in themselves is founded on the knowledge of what they can give to a community of which they in turn can be proud [52].

К инвариантным средствам национальной идентификационной номинации британского СПД мы относим суггестивные блоки our people, our country, we as a people: • (94) I know that there is another real worry affecting many o^ our people [46].

(95) \f our people feel that they are part of a great nation and they are prepared to will the means to keep it great, a great nation we shall be, and shall remain [44].

(96) It is sometimes said that because of our past we, as a people, expect too much and set our sights too high [48].

no (97) I want to start by disposing of some myths about my country, Britain, and its relationship with Europe [44].

(98) These are great days - the greatest days our country has ever lived [25].

Национальная номинация американского СПД суггестивно сильнее.

Коэффициент частотности, который демонстрируют существительные people, nation, country на 1/3 превышают показатели британского СПД.

Распределение суггестивной нагрузки за каждым из трех существительных приблизительно равное. В корпусе американских обращений наблюдается также значительно большее разнообразие возможных сочетаемостей: our nation, this nation, the nation as a whole, our people, the people, the American people, a united people, millions of our people, we as a people, this country, 000 000 of us. Однако помноженная на частотность, вариативность не только не растворяет суггестивную функцию, но максимально способствует ее нагнетанию. Синонимы в повторении кодируют суггерендов концентрацией выражаемого ими смысла.

(99) The challenge of our past remains the challenge of our future—will we be one nation, one people, with one common destiny, or not? [53].

(100) The American people stand firm in the faith which has inspired this Nation from the beginning [59].

Выделение национальной атрибуции и номинации в качестве ядра средств выражения национальной идентификации суггерендов АСПД подтверждается проведенным нами психолингвистическим экспериментом. Девяти носителям языка (5 американцев, 4 англичанина) было предложено поделиться ассоциациями, вызываемыми словами British // American, nation, country, people. Несмотря на то, что интересующие нас слова давались в разбивке с лексическими единицами других семантических полей, и интервьюируемые не знали о социо-политической ориентации исследования, результаты показали, что ближайшие лексические прототипы слов nation, country и people замкнуты друг на друге, определяются друг другом и принадлежат семантическому полю национальной политики. В пучок коммуникативно значимых абстрактных узуальных смыслов nation, country вошли семы;

а body of persons having racial or social ties, people having some unity. Слово people - в соответствии с нашими ожиданиями вызывало ассоциацию people in the street, что говорит о значимости всех трех единиц на уровне обыденного сознания.

Слова British // American воспринимались субстантивированно.

Американцы ассоциировали American непосредственно с самими собой.

Британцы в качестве синонима British предлагали English, что, очевидно, также ведет нас к персональной, хотя и опосредованной идентификации.

Национальная идентификация АСПД наряду с атрибутивным и номинативным может носить также предикативно-дескриптивный характер:

(101) It is the American sound. It is hopeful, big-hearted, idealistic, daring, decent, and fair [55]. • (102) And Americans have ever been a restless, questing, hopeful ^^QO^XQ [30].

(103) Americans are generous and strong and decent, not because we believe in ourselves, but because we hold beliefs beyond ourselves [49].

(104) Americans are a resolute people, who have risen to every test of our time [75].

(105) Americans are 2L free people, who know that freedom is the right of every person and the future of every nation [23].

Подобные развернутые дефиниции национального американского характера составляют неотъемлемую часть каждого из текстов американского СПД. Опора на национальный дух давно стала суггестивной традицией. Суггестивная техника предикативной дескрипции базируется на эгоцентризме человеческой психики: ничто не может быть интереснее для личности, чем возможность увидеть себя самого со стороны. Суггестивная эффективность предикативной дискрипции заключается в выработанной суггестивной практикой антиципации позитивного образа национальной идентификации. В качестве семантических констант здесь можно выделить: силу, широту души, смелость, свободолюбие, порядочность и неиссякающий оптимизм.

Британский СПД в отличие от американского содержит ситуативно обусловленные дефиниции:

(106) We the British are a people that stand by our friends in time of need, trial and tragedy, and we do so without hesitation now [71].

(107) We are a principled nation, and this is a pricipled conflict [73].

Таким образом описательная идентификация британского СПД служит исключительно средством моделирования центробежной мотивации и не является самоцелью.

Оценочно-описательная национальная номинация с одинаковой устойчивостью применяется как в британском, так и в американском СПД:

(108) For а start, in his first Budget Geoffrey Howe began to rest incentives to stimulate the abilities and inventive genius of our people [52].

(109) The energy, the faith, the devotion which we bring to this endeavor will light our country [33].

(110) Yet there is power ~ wonder-working power ~ in the goodness and idealism and faith of the American people [51].

Однако американский СПД в который раз предлагает более суггестивно нагруженные примеры. Перечисление здесь представлено трех, а не двух частной структурой, осложненной бессоюзной или многосоюзной связью.

Конвергенция семантических и синтаксических суггестивных средств наблюдается в сопоставлениях конкретных (E.g. families, neighbors) и абстрактных смыслов (nation и responsibility) с целью интериоризации и интимизации последних:

(111) Each and every one of us, in our own way, must assume personal responsibility—^not only for ourselves and our families, but for our neighbors and our nation [65].

Еще одним суггестивным механизмом наблюдаемым на уровне национальной идентификации суггерендов является сакрализация национально значимых концептов и в первую очередь ядерного концепта "нация", который в русле библейских аллюзий преобретает образ "земли обетованной":

(112) The Almighty God has blessed our land in many ways. He has given our people stout hearts and strong arms with which to strike mighty blows for freedom and truth. He has given to our country a faith which has become the hope of all peoples in an anguished world [24].

(113) Our land of new promise will be a nation that meets its obligations—a nation that balances its budget, but never loses the balance of its values [50].

Суггестивная сакрализация имеет в рамках СПД жесткую форму выражения:

(114) Well, with heart and hand, let us stand as one today: One people under God determined that our future shall be worthy of our past [37].

(115) And may He continue to hold us close as we fill the world with our sound—sound in unity, affection, and love—one people under God, dedicated to the dream of fi^eedom that He had placed in the human heart, called upon now to pass that dream on to a waiting and hopeful world [55].

(116) We are a nation under God, and I believe God intended for us to be free.

Семантику сакрализации {освященное единство) особенно наглядно раскрывают следующие примеры:

(117) It does require, however, our best effort, and our willingness to believe in ourselves and to believe in our capacity to perform great deeds;

to believe that together, with God's help, we can and will resolve the problems which now confront us [21 ].

(118) There is no story more heartening in our history than the progress that we have made toward the "brotherhood of man" that God intended for us [55].

Внутренняя замкнутая на себе референция - последний из обнаруженных нами в текстах АСПД суггестивных механизмов национальной идентификации. Проанализируем пример:

(119) It does require, however, our best effort, and our willingness to believe in ourselves and to believe in our capacity to perform great deeds;

to believe that together, with God's help, we can and will resolve the problems which now confront us. And, after all, why shouldn't we believe that? We are Americans. God bless you, and thank you [49].

Перед нами высказывание с зацикленной логикой. Семантика первой его части - есть развернутая национальная идентификация: смыслы believe in ourselves, perform great deeds, together - with God's help составляют основу американской идеи. Вторая часть - We are Americans, подаваемая в качестве безусловного аргумента звучит аксиоматично: должны в это верить, потому что американцы. На глубинном семантическом уровне высказывание замкнуто само на себе, хотя формальная логика как будто бы сохранена.

Анализ лингвистических средств моделирования идентификации суггерендов СПД Австралии и Канады подтверждает тот факт, что стратегия национальной идентификации является максимально универсальной и реализуется целым рядом суггестивных техник, главными из которых являются национальная и описательно-оценочная номинация:

(120) We reflect upon the values that it has instilled in all generations of Australians and I believe as a nation we collectively rejoice in the growing embrace of ihdX great tradition [77].

(121) But it's also an occasion to reflect upon values that are particularly important to all of us as Australians, those values of optimism, those values of tolerance, those values of perseverance and those values of mateship [66].

(122) A year ago when I became the Governor General, I spoke about the generosity and the compassion of Canadians... Since then, travelling to almost every province, I have seen how much Canadians love their country and how generous and open they can be to those in need. I have discovered the great strength of those currents of generosity and compassion [63].

Подводя итоги параграфа 3.6., подчеркнем, что суггестивная стратегия моделирования идентификации суггерендов в рамках АСПД базируется на суггестивных техниках прономинализации, национальной атрибуции, национальной номинации, предикативной дескрипции, интимизации и сакрализации.

3.7. Суггестивная стратегия сакрализации АСПД Использование сакрализации в качестве одной из техник национальной идентификации было частично выявлено и проанализировано нами в предыдущем параграфе. Однако наличие глубинного социально-психологического содержания сакрализации, имеющего в текстах АСПД четкое структурное выражение позволяет выделить ее в отдельную суггестивную стратегию.

Анализ композиционного построения текстов АСПД позволяет характеризовать подавляющее большинство макроактов политической суггестии как перфомативы молитвы. Ритуальные обращения могут открываться прямыми обращениями к высшим силам:

(123) And my first act as President is a prayer. I ask you to bow your heads:

Heavenly Father, we bow our heads and thank You for Your love. Accept our thanks for the peace that yields this day and the shared faith that makes its continuance likely. Make us strong to do Your work, willing to heed and hear Your will, and write on our hearts these words: "Use power to help people." For we are given power not to advance our own puфoses, nor to make a great show in the world, nor a name. There is but one just use of power, and it is to serve people. Help us to remember it, Lord. Amen [60].

Призывая суггерендов склонить свои головы и молиться вместе с ним, Президент решает сразу несколько суггестивных задач: подчиняет себе волю суггерендов (обращается самостоятельно, но от их лица), максимально фокусирует их перцептуальное время и моделирует еще одного участника-свидетеля коммуникации, образ которого подчинен только ему. По наблюдениям исследователей магических речевых актов, в результате привлечения перфомативов молитвы обраидения "имеют по сути своей двух адресатов — реального участника священнодействия, для которого слушание имеет значение соучастия магии, и формального, сверхъестественного адресата" [Супрун 1996: 32]. Ощущение "реального" присутствия и участия высших сил в происходящем коммуникативном событии, таким образом, остается с суггерендами до конца обращения, нагнетая его суггестивную функцию. Текст молитвы может напрямую не присутствовать в тексте СПД, однако интегрироваться в его начало внутренним монологом суггерендов:

(124) There is, however, one who is not with us today: Representative Gillis Long of Louisiana left us last night. I wonder if we could all join in a moment of silent prayer. (Moment of silent prayer.) Amen [55].

Оглашая конец молитвы, суггестор так или иначе присваевает себе теургическую функцию, оставляя ее за собой до конца "священнодействия".

Альтернативной (суггестивно более слабой) стратегией сакрального открытия макроакта политической суггестии является описание "факта" молитвы:

(125) I am told that tens of thousands of prayer meetings are being held on this day, and for that I am deeply grateful [49].

Однако чаще тексты АСИД заканчиваются обращением к всевышнему:

(126) And may Не continue to hold us close as we fill the world with our sound—sound in unity, affection, and love—one people under God, dedicated to the dream of freedom that He has placed in the human heart, called upon now to pass that dream on to a waiting and hopeful world. God bless you and may God bless America [30].

(127) Thank you. God bless you and God bless the United States of America [41].

Если обращения к высшим силам вариативны в начале текста, то сакрализация финальной позиции является суггестивной политической традицией, обязательным формальным признаком текста СПД.

Суггестивная функция финальных благословений, на наш взгляд, заключается в том, что они реализуют антиципацию суггерендов, актуальную на протяжении всего обращ,ения, осухцествления сакральной связи с высшими силами в финале коммуникации.

Суггестивная функция сакрализации АСПД напрямую связана со статусным авторитетом суггестора. Так, обрахцения Британского монарха и американского Президента неизбежно заканчиваются обращениями к Богу за благословением нации. В речах британских премьер-министров подобных обращений нет. Только У.Черчиль позволяет себе косвенные обращения и упоминания о Боге:

(128) You ask, what is our policy? I can say: It is to wage war, by sea, land and air, with all our might and with all the strength that God can give us [13].

(129) And we must all thank God that we have been allowed, each of us according to our stations, to play a part in making these days memorable in the history of our race [14].

Единственное прямое обращение к богу было обнаружено нами также в речи У. Черчиля, но оно лишь подтверждает предположение о том, что только монарх в сознании Британцев может быть медиумом божественных сил, (он же является главой англиканской церкви):

(130) God save the King! [11].

Сравнивая реализацию стратегии сакрализации в британском и американском СПД мы приходим к выводу о том, что позиция медиума в значительно большей степени эксплуатируется в американском суггестивном дискурсе, устанавливая определенную иерархию отношений суггестора и суггерендов:

(131) My friends, together we can do this, and do it we must, so help me God [55].

Позиция медиума закрепляется чаще всего тематически, а не рематически, то есть подается как общеизвестное:

(132) As I stand here today, having taken the solemn oath of office in the presence of my fellow countrymen—in the presence of our God—I know that it is America's purpose that we shall not fail [69].

Одним из наиболее частотных, хотя чаще всего непрямых синтагматических соседств лексемы God являются модальные глаголы возможности, долженствования и т.д.:

(133) And now, each in our way, and with God's help, we must answer the call.

Thank you and God bless you all [50].

В рамках подобных синтагм модальность возможности или долженствования приобретает супермодальность поддержки высшими силами.

В ряде случаев лексема God оказывается кульминацией градации:

(134) For our problems are large, but our heart is larger. Our challenges are great, but our will is greater. And if our flaws are endless, God's love is truly boundless [60].

Казалось бы, перед нами аргументация, однако внутренняя логика отрывка опровергает это предположение. Противопоставляемые понятия в тех или иных отрезках цепочки не согласуются друг с другом: problems heart? Problems - challenges - flaws? Однако в суггестивной градации отсутствие логики снимается "бесконечной любовью Бога". От суггерендов не требуется сознательного участия, им диктуется безоговорочная вера:

(135) We do not claim to know all the ways of Providence, yet we can trust in them, placing our confidence in the loving god behind all of life and all of history. May he guide us now, and may God continue to bless the United States of America [29].

Сознание суггерендов растворяется: we can trust in them even though we do not know. Отрицательно окрашеный глагол claim стоит в отрицательной форме. Минус на минус. Главное, чтобы благословение пребывало с Америкой по-прежнему. Обратим внимание на заданное интонирование предложения: claim Providence trust confidence loving all all guide continue United States of America. Особенно суггестивно звучит выделенное повтором в качестве ремы усиление behind all of life and all of history.

Лексема God достаточно регулярно оказывается в структурно выделенной позиции, за которой однако скрывается "риторическая" семантика:

(136) The liberty we prize is not America's gift to the world;

it is God's gift to humanity [36].

Данная антитеза носит риторический характер в силу того, что серьезного информационного противоречия между двумя элементами не существует.

Однако подмена одного другим гарантирует увеличение семантического и суггестивного веса слова "свобода". Свобода, права человека - главный священный дар американской нации:

(137) For I have sworn before you and Almighty God the same solemn oath our forebears prescribed nearly a century and three quarters ago. And yet the same revolutionary beliefs for which our forebears fought are still at issue around the globe — the belief that the rights of man come not from the generosity of the state, but from the hand of God [33].

Оправдание американских идеалов именем Божьим - одна из тактик суггестивной сакрализации АСПД:

(138) With God's help, the future of mankind will be assured in a world of justice, harmony,and peace [24].

(139) Steadfast in our faith in the Almighty, we will advance toward a world where man's freedom is secure [55].

Что же стоит за этой риторикой? Пророческие видения с Божьей помощью достичь рая на земле на самом деле скрывают намерение экспансивно насаждать американскую демократию за пределами Америки. Все это пункты общей стратегии всемирного американского "крестового похода", осуществляемого на дискурсивном уровне средствами политической суггестии.

Суггестивную функцию лексемы God разделяют также Almighty и Lord.

(140) For all our problems, our differences, we are together as of old, as we raise our voices to the Lord who is the Author of this most tender music [60].

(141) When our founders boldly declared America's independence to the world and our рифозез to the Almighty, they knew that America, to endure, would have to change [49].

Очевидно, однако, что лексема God является ключевым инструментом суггестивной функции. Коэффициент ее частотности велик - 47. Важную роль играет ее фонетическая оболочка. В текстах АСПД неоднократно подспудно используется созвучие good / God:

(142) May God strengthen our hands for the good work ahead—and always, always bless our America [65].

(143) One good man - a man of God - was killed [38].

Очевидно, самостоятельное использование прилагательного good в контекте АСПД также инициирует суггествивную функцию сакрализации, которая обусловлена стойкой фоносемантической ассоциацией "Бог добро".


Обращает на себя внимание тот факт, что образ Бога лишен каких-либо конфессиональных примет. Возможные конкретизирующие признаки отсутствуют в тексте АСПД как иррелевантные или нежелательные.

Особую суггестивную нагрузку, на наш взгляд, несет единственный способ "конкретизации" образа бога личными местоимениями he, him, а также притяжательным местоимением his, которые особенно "выдвигаются" в рамках населенного почти исключительно актантами в форме множественного числе дискурса:

(144) With а good conscience our only sure reward, with history the final judge of our deeds, let us go forth to lead the land we love, asking His blessing and His help, but knowing that here on earth God's work must truly be our own [33].

Этот пример особенно примечателен в виду того, что предшествующее процитированному упоминание Бога встречается в тексте задолго до данной цитаты. Очевидно суггестором предполагалось, что суггеренды должны ретроспективно соотнести местоимения с предшуствующим удаленным упоминанием, либо же местоимение he в рамках СПД, главными действуюшими лицами которого являются существительные множественного числа или собирательные существительные, закреплено за образом Бога. Так или иначе, достаточно не частотные лексемы he, his, him оказываются суггестивно маркированы.

Многочисленные имплицитные средства суггестивной сакрализации рассыпаны по всему корпусу текстов СПД:

(145) Our nation is blessed with recovery programs that do amazing work. One of them is found at the Healing Place Church in Baton Rouge, Louisiana. A man in the program said, "God does miracles in people's lives, and you never think it could be you. Tonight, let us bring to all Americans who struggle with drug addiction this message of hope: The miracle of recovery is possible, and it could be you [75].

(146) Today, we utter no prayer more fervently than the ancient prayer for peace on Earth [21].

(147) Posterity is the world to come—the world for whom we hold our ideals, from whom we have borrowed our planet, and to whom we bear sacred responsibility [59].

Их суггестивная функция заключается в поддержании сакрального "тонуса" внутреннего пространства АСПД, подспудном нагнетании его фидейного внутреннего императива.

3.8. Суггестивная стратегия моделирования центробежной мотивации Вопрос моделирования мотивации суггерендов занимает в суггестивной практике особое место. Мотивация - есть побуждение, вызывающее активность организма и определяющее ее направленность.

Мотивация принадлежит к глубинным слоям психики человека. Ее моделирование и модификация составляют ядро суггестивных стратегий.

Разработанная Стивом и Конирой Андреас методика "Путешествие к глубинному ядру" предлагает дифференцировать мотивацию личности по признаку векторной направленности и выделяет центробежную и центростремительную мотивации.

Центростремительная мотивация заключается в том, что личность стремится к цели, которая лежит вне ее (личности), но в конечном итоге замкнута на ней. Вербализуется центростремительная мотивация формулой: "Я хочу X для того, чтобы". Вызвать центростремительную мотивацию можно вопросом "Что я получу от этого;

что мне это дает?" По-видимому, центростремительная мотивация коренится на уровне ценностей и убеждений личности. Центростремительная мотивация дугообразна, непрямолинейна, и потому, как считают исследователи, не является максимально эффективной.

В отличие от центростремительной, центробежная мотивация исходит из самого ядра личности - ее идентификации. Поверхностно центробежная мотивация может быть реализована в виде формулы: "Я хочу X, потому что". Она направлена вовне на объект мотивации ради самого объекта мотивации и не нуждается в вопросе "Зачем?" "Что я, и что я могу, чтобы получить это?" - главные вопросы центробежной мотивации.

Психологи выдвигают мысль о том, что личность ребенка принципиально знакома лишь с центробежной мотивацией, в то время как центростремительная мотивация оказывается гораздо более поздней надстройкой психической структуры человека. Именно поэтому дети с такой легкостью отвечают на вопрос "почему" и затрудняются объяснить, зачем они, например, строят замок из песка. В сравнении с центростремительной мотивацией, центробежная оказывается наиболее глубинной, первичной, интенционально заряженной.

Будучи наиболее глубинным, укорененным на уровне идентификации личности явлением, стимулирование которого обладает большой иллокутивной силой, центробежная мотивация должна стать одним из объектов моделирования суггестивной политической практики - с этой гипотезой настоящее исследование приступило к изучению языкового материала АСПД.

С прагмалингвистической точки зрения верность данной психологической гипотезы подтверждается. Иллокутивная сила центробежного мотивирования намного значительнее в силу того, что его основанием является план-настоящего:

(148) We will act because the al-Qaeda network and the Taliban regime are funded in large part on the drugs trade. Ninety per cent of all the heroin sold on British streets originates from Afghanistan. Stopping that trade is, again, directly in our interests [73].

Как принадлежащая плану настоящего времени данная пресуппозиция верифицируется моментом вербализации и является для суггерендов реальной. Альтернативное выражение данной пресуппозиции в плане будущего времени (будем действовать против Аль-Каэды, чтобы остановить поток наркотиков) требует отрыва от настоящего и мысленной проекции в будущее. Центростремительное мотивирование носит гипотетический (невостребованный в СПД) характер и потому значительно проигрывает в силе воздействия.

Имплицитное моделирование центробежной мотивации осуществляется по всему объему корпуса АСПД посредством метапрограммы "от настоящего - к будущему" (см. параграф, 2.4.).

Предпочтением центробежной мотивации центростремительной объясняется, по-видимому, нерегулярность форм условного будущего и форм сослагательного наклонения.

Замечено, что в целях формирования максимально сильной центробежной мотивации мотивируемое действие часто также представлено в форме настоящего времени:

(149) And we go forward with confidence, because this call of history has come to the right country. So we go forward today, a nation still mighty in its youth and powerful in its puфose. With our alliances strengthened, with our economy leading the world to a new age of economic expansion, we look forward to a world rich in possibilities. And all this because we have worked and acted together, not as members of political parties, but as Americans [55].

В целом ряде случаев мотивируемое действие "сворачивется" и имплицитно интегрируется в фон мотивирующих пресуппозиций:

(150) The economic ills we suffer have come upon us over several decades.

They will not go away in days, weeks, or months, but they will go away.

They will go away because we, as Americans, have the capacity now, as we have had in the past, to do whatever needs to be done to preserve this last and greatest bastion of freedom [49].

Акцент переносится с мотивируемого действия (preserve this last and greatest bastion of freedom) на образно представленных и персонифицированных врагов (economic ills will go away). К ядру средств моделирования центробежной мотивации в данном примере относится также опора на ценностные мифологические концепты. Обратим внимание на параллельные конструкции-перевертыши {we, as Americans, have - as we have had in the past), гиперболизацию {this last and greatest), метафоризацию (bastion of freedom).

Проанализируем еще один пример "свернутой" мотивации :

(151) So, let us ask ourselves, "What kind of people do we think we are?" And let us answer, "Free people, worthy of freedom and determined not only to remain so but to help others gain their freedom as well [29].

в данном случае мотивируемое действие оказывается интегрированным в идентификацию суггерендов (мы свободный народ и, потому, готовы и должны делиться свободой с другими, народами). Стратегию моделирования позитивной идентификации (национальной идентификации суггерендов) можно назвать базовым средством моделирования центробежной мотивации:

(152) They are farmers, and workers, businessmen, professional men, artists, clerks. They are the United States of America. That is why they fight. We too are the United States of America. That is why we must work and sacrifice [20].

Интересный пример многоуровневой центробежной мотивации посредством национальной идентификации дает текст Ф.Д. Рузвельта:

(153) The common sense, the intelligence of the people of America agree with my statement that "America hates war. America hopes for peace. Therefore, America actively engages in the search for peace." [7].

Национальная идентификация суггерендов моделируется номинацией: the common sense, the intelligence of the people of America. Глагол agree в определенной форме, мотивирует согласие со следующим уровнем мотивации: "Therefore, America actively engages in the search for peace".

Параллельные конструкции, поддержанные частичной аллитерацией hates hopes, синтаксическая неопределенность the cornmon sense, the intelligence of the people / the people of America agree - все эти средства направлены на структурное усиление позиции и одновременное сокрытие семантического противоречия мотивации (hopes for peace - therefore, actively engages in the search for peace=war).

Еще один пример многослойной развернутой мотивации находим в тексте Т. Блэра:

(154) We will act because for the protection of our people and our way of life, including confidence in our economy, we need to eliminate the threat Bin Laden and his terrorism represent. We act for justice. We act with world opinion behind us. And we have an absolute determination to see justice done, and this evil of mass terrorism confronted and defeated [73].


Bee те же лингвистические средства - параллельное использование форм будущего и настоящего времени (подмена будущего настоящим), параллельные конструкции с грамматическим и семантическим развитием, расщепление мотивации (будем действовать, потому что необходимо избавиться, потому что' важно для защиты) - демонстрируют конвергенцию в процессе стратегического моделирования центробежной мотивации суггерендов.

Таким образом, выводы сделанные в ходе анализа средств моделирования мотивации суггерендов подтверждают тот факт, что суггесторы отдают бесспорное предпочтение центробежной мотивации перед центростремительной, прибегая к целому арсеналу лингвистических средств. Преобладание в тексте лингвистических средств моделирования центробежной мотивации могут быть выдвинуты в качестве одного из критериев оценки текста на суггестивность - суггестивную окрашенность.

3.9. Стратегия моделирования категории эмотивности АСПД Мир эмоций широко представлен в корпусе текстов АСПД.

Эмотивность как категория "содержательной репрезентации эмоций, чувств, настороений, отношений" имеет в рамках макроакта политической суггестии целый ряд функциональных особенностей [Филимонова, 2000:

227].

Во-первых, эмотивность является определяющей содержательной характеристикой суггестивного политического дискурса.

Во-вторых, мир эмоций представлен в рамках АСПД максимально широко. Разброс внушаемых текстами эмоциональных состояний велик: от нагнетания негодования или опасений до победных, апофеозных настроений.

В-третьих, за разйообразием концептов эмоций и форм их репрезентации прослеживаются определенные регулярности, позволяющие делать вывод о наличие в текстах АСПД некоторых эмотивных констант.

Специфика коммуникативной ситуации предопределяет набор доминирующих эмотивных концептов АСПД: ощущение силы, величия, единения, ощущение себя частью великого целого.

Специфика эмотивности АСПД заключается в том, что целевые эмоциональные состояния политической суггестии не могут воссоздаваться путем простого погружения в собственный опыт суггерендов, т.к. в личном, обыденном опыте суггерендов подобные состояния не присутствуют. В суггестивной практике суггестор вынужден опираться на прецедентный суггестивный опыт суггерендов. Этим обусловлена традиционность форм репрезентации суггестивных эмотивных концептов в текстах АСПД.

К ядру средств выражения категории эмотивности АСПД относятся лексемы, прямо или косвенно называющие внушаемые эмоциональные концепты: great (67), strenth / strong / strengthen (63), unite / unity / united (74). Если остальные эмотивные концепты, представленные в АСПД, с трудом дотягивают до нормативной отметки коэффициента суггестивной частотности (30), то величие, сила и единство в два раза превосходят норму:

(155) An idea ennobled by the faith that our nation can summon from its myriad diversity the deepest measure of unity [62].

(156) In two years, America has gone from a sense of invulnerability to an awareness of peril, from bitter division in small matters to calm unity in great causes [76].

(157) I take as my guide the hope of a saint: In crucial things, unity;

in important things, diversity;

in all things, generosity [55].

(158) And to all I say: No matter what your circumstances or where you are, you are part of this day, you are part of the life of our great nation [60].

(159) Our challenges are great, but our will is greater [55].

(160) Great nations like great men must keep their word [12].

(161) Our children are watching in schools throughout our great land.\6(y\.

(162) With the idealism and fair play which are the core of our system and our strength, we can have a strong and prosperous America at peace with itself and the world [53].

(163) America is a strong nation and honorable in the use of our strength [41].

(164) And as we renew ourselves here in our own land, we will be seen as having greater strength throughout the world [56].

Их суггестивная функция поддержана повтором, сравнительными и превосходными формами прилагательных, личным местоимением our, а также их взаимной сочетаемостью. Концепт единства, на наш взгляд, также суггестивно продлевается в текстах лексемами community, opportMw/ty (по ассоциации США - land of opportunity) и the United States:

(165) As the President of a united and determined people, I say solemnly: We reassert the ancient American doctrine of freedom of the seas [17].

Именно no этой причине в качестве ключевого эмотивного концепта АСПД мы выделяем именно ощущение единства.

Имплицитно эмоциональную интеграцию проводят в тексте любые лексические единицы, содержащие в пучке узуальных коммуникативно значимых смыслов сему единства:

(166) United, there is little we cannot do in a host of cooperative ventures [59].

(167) By your gracious cooperation in the transition process, you have shown a watching world that we are a united people pledged to maintaining a political system which guarantees individual liberty to a greater degree than any other [49].

(168) Our two-party system has served us well over the years, but never better than in those times of great challenge when we came together not as Democrats or Republicans, but as Americans united in a common cause [55].

(169) We believe that all m.en have a right to equal justice under law and equal opportww/Yy to share in the common good [30].

Анализ плана выражения ключевых эмотивного концептов АСПД приводит нас к выводу о том, что наиболее обильно они представлены в тексте именно имплицитными средствами. Каждый концепт имеет также распространение посредством актуализации близких по смыслу эмосем.

Так, например, эмотивные концепты силы и величия альтернативно актуализируются смелостью, решимостью:

(170) They will test our courage, our devotion to duty, and our concept of liberty [56].

(171) The qualities of courage and compassion that we strive for in America also determine our conduct abroad [59].

(172) From our revolution, the Civil War, to the Great Depression to the civil rights movement, our people have always mastered the determination to construct from these crises the pillars of our history [58].

Актуализация эмоции единения осуществляется также лексемой love, демонстрирующей относительно высокую частотность (28): freedom-loving nation, peace-loving people, our beloved land, the land we love, a place we cannot help but love. Кульминацией эмоции служит объединяющая любовь Бога.

Проанализируем отрывок подтверждающий суггестивную нагрузку репрезентации концепта "любовь" в текстах СПД:

(173) How can we love our country and not love our countrymen, and loving them, reach out a hand when they fall, heal them when they are sick, and provide opportunities to make them self-sufficient so they will be equal in fact and not just in theory? [49].

Внутренняя логика предложения нарушена. Пресуппонируется: как же можно, любя своих соотечественников, протянуть им руку помощи?

Казалось бы, абсурд? Очевидно, нет. Мы говорили о том, что суггестия терпима к нарушению логики. Суггестивное нагнетание эмоции внушает собственную логику транса. Именно поэтому бессознательное суггерендов не заплутает в опциях "любит - не любит" и воспримет суггестивный смысл высказывания без учета его внутренних логических неувязок.

Выражение эмоции единения сопряжено в тексте также с концептами таких социальных эмоций, как duty, compassion, responsibility:

(174)Our founders taught us that the preservation of our liberty and our union depends upon responsible citizenship. And we need a new sense of responsibility for a new century [49].

(175) Let us stand together and do our duty, and we shall not fail [45].

(176) And here a growing economy and support from family and community offer our best chance for a society where compassion is a way of life, where the old and infirm are cared for, the young and, yes, the unborn protected, and the unfortunate looked after and made self-sufficient [55].

(177) I urge you to pass both my faith-based initiative and the Citizen Service Act to encourage acts of compassion that can transform America one heart and one soul at a time [75].

(178) Let us all take more responsibility, not only for ourselves and our families but for our communities and our country [53].

Обратим внимание на то, как абстрактные эмоции социального характера, называемые лексемами формального, не обыденного регистра языка, наделяются личными оттенками и смыслами посредством сочетания с частотными, разговорными лексическими единицами. Подобная интимизация концептов.служит общей стратегии ассоциации - внушения суггерендам воспринимающей позиции "внутри" эмоции, состояния непосредственного переживаниях [Боденхамер, Холл 2003].

Общими средствами ассоциации суггерендов являются в тексте АСПД инклюзивное "мы" и "наш", пространственно-временная отнесенность "здесь - сейчас" (см.3.4., 3.5.). К специфическим средствам ассоциации как стратегии моделирования категории эмотивности АСПД относится синонимическое продление лексем, выражающих эмоции, и "якорение состояний".

Синонимическое "продление слова" осуществляется в тексте посредством выражения одного эмотивного концепта целым рядом синонимов, в результате чего появляется некоторый сверхсмысл, который не может быть извлечен из каждого слова в отдельности, но который появляется только в контексте [Лихачев, 1980]:

(179) Let us renew our determination, our courage, and our strength. And let us renew OUT faith and our hope [49].

(180) Ours is a high duty, a noble task [4].

(181) With a new vision of government, a new sense of responsibility, a new spirit of community, we will sustain America's journey [49].

(182) The old ideas are new again because they are not old, they are timeless:

duty, sacrifice, commitment, and a patriotism that finds its expression in taking part and pitching in [55].

Скопление, концентрация эмотивных номинаций, нечетко различающихся по значению, служит не столько нюансировке значения, сколько его интенсификации. Как известно, восприятие речи происходит в "свернутом" виде. Сознание склонно не разворачивать каждое из слов синтагмы, т.к. если бы декодирующему пониманию подвергалось каждое слово, это привело бы к перегрузке оперативной памяти и в результате - к коллапсу понятий [Залевская, 1998]. В силу этого суггестор волен актуализировать путем синонимического сопоставления в эмотивных лексемах только выгодный ему продленный смысл.

Тактика "якорения состояний" пришла в суггестивную лингвистику из практики НЛП, однако первоначально выходит из концепции условных рефлексов И.П. Павлова. Якорение понимается как процесс, посредством которого любая репрезентация связана с некоторой реакцией и таким образом запускает ее. На дискурсивном уровне якорение состояний осуществляется посредством тиражирования той или иной сочетаемости.

Самой заметной и стойкой сочетаемостью АСПД является "свобода счастье":

(183) On the basis of these four major courses of action we hope to help create the conditions that will lead eventually to personal freedom and happiness for all mankind [62].

(184) Our Government, happily, is a democracy [9].

(185) Well, I believe we, the Americans of today, are ready to act worthy of ourselves, ready to do what must be done to ensure happiness and liberty for ourselves, our children and our children's children [49].

(186) Not change for change's sake, but change to preserve America's ideals— life, liberty, the pursuit of happiness [57].

(187) You are to decide the important questions upon which rests the happiness and the liberty of millions yet unborn [49].

Действительно, лексем'а happiness не встречается в текстах АСПД вне пределов сочетаемости с концептом свободы. Таким образом мы можем говорить о якорении эмотивной ассоциации за центральным ценностным концептом свободы.

Однако главным объектом якорения эмоциональных состояний являются все-таки не абстрактные концепты, а референтные лексемы. В рамках АСПД суггесторами активно эксплуатируется тот факт, что при восприятии слов в предложении во внутренней системе репрезентации человека возникают образы денотативно-референтного типа, (уже в силу легкости их возникновения), т.к. их дальнейшему понятийному развертыванию препятствует синтагма. Таким образом суггестивно эффективнее оказывается устанавливать эмоциональные якоря на референтно-содержательные лексические единицы. В состав таких суггестивно значимых референтно-содержательных лексем входят лексемы, репрезентирующие реалии обыденной картины мира суггерндов (children, home, family, job) и символические референты, принадлежащие социально-политической картине мира (flag, boarder).

(188) Anyone who has ever watched a child's eyes wander into sleep knows what posterity is. Posterity is the world to come—the world for whom we hold our ideals, from whom we have borrowed our planet, and to whom we bear sacred responsibility [62].

(189) The American flag stands for more than our power and our interests. Our founders dedicated this country to the cause of human dignity, the rights of every person and the possibilities of every life [55].

(190) They hammer at our most precious rights when they attack ships of the American flag —symbols of our independence, our freedom, our very life [17].

Подводя итоги скажем, что ядром стратегии моделирования категории т эмотивности АСПД является актуализация эмоции единения посредством конвергенции "объединяющих" эмотивных концептов (любви, сосрадания, гражданских обязанностей), репрезентируемых в тексте непосредственной номинацией. Ассоциация называемых эмоций и внутреннего состояния суггерендов осуществляется интегративными средствами инклюзии и пространственно-временной ориентации, и нагнетается стереотипизацией сочетаемостей, ведущей к якорению эмоциональных состояний, а также синонимическим повтором, конденсирующим эмотивные смыслы.

3.10. Суггестивные мифологемы АСПД. Суггестивная стратегия "спекуляции" ценностями Референтная иерархия политических знаков предлагаемая в монографии Ч. Элдера и Р. Кобба (Elder;

Cobb 1983) во многом проливает свет на суггестивную стратегию моделирования ценностных ориентации суггестивного политического дискурса. Толчком к разработке классификации послужило наблюдение о различной значимости разных политических знаков в социально-политическом опыте разных индивидов.

В основе устанавливаемой авторами иерархии лежат два критерия: степень абстрактности знака, понимаемая как широта охвата референтной области, и степень исторической устойчивости/динамичности политических реалий.

По этим критериям выделяются три уровня иерархий, которые можно условно представить в виде следующих формул: "все и всегда", "часть и всегда /длительно", "часть и сейчас".

Верхнюю ступень иерархии Элдера и Кобба занимают знаки, которые соотносятся с национальным политическим сообществом в целом, например: The Flag, America, the Constitution, Old Glory, democracy, liberty, equality.

Ниже расположены знаки, которые представляют определенную политическую систему (regime). Здесь выделяются две подгруппы: а) структуры и роли, свойственные данной системе: The President, Congress;

FBI;

б) нормы и ценности, свойственные данной политической системе:

One Man, One Vote;

free enterprise, equal opportunity.

Низшая ступень в иерархии принадлежит "ситуативным знакам" (situational symbols) — это знаки, отражающие политическую реальность сегодняшнего дня: имена действующих политиков, названия политических доктрин и программ, актуальные политические проблемы, текущие политические события, например: The Reagan Administration, Gun Control.

Исследуя соотношение когнитивной (референтной) и аффективной составляющих политических знаков разных уровней, Ч. Элдер и Р. Кобб делают предположение о том, что "символический вес" знака (т. е. его значимость в системе ценностей индивида и глубина эмоциональной реакции на него) варьируется в зависимости от его положения в референтной иерархии [Elder, Cobb, 1983: 39-40].

Разрабатывая концепцию "символического веса" политических знаков, авторы выявили следующие тенденции (приведем лишь релевантные для настоящего исследования пункты):

1) Чем выше уровень знака в символической иерархии, тем выше его "символический вес". То есть чем выше в иерархии находится знак, тем универсальнее эмоциональная реакция на него в языковом сообществе (шире круг коммуникантов, у которых он вызывает эмоциональную реакцию, и выше интенсивность этой реакции).

2) В плане онтогенеза речи аффективные коннотации, связанные со знаками более высоких уровней, развиваются раньше и дольше сохраняются в речевой деятельности индивида. Так, например, дети обычно приобретают эмоциональное отношение к национальному флагу и базовым политическим институтам задолго до того, как они знакомятся с большинством "ситуативных" политических знаков.

3) Изменение эмоциональной ориентации по отношению к базовым знакам (символам высшего уровня) влечет за собой соответствующее изменение эмоциональной ориентации по отношению к знакам низшего порядка. С другой стороны, изменение аффективной реакции на знак низшего порядка, как правило, не влечет за собой аналогичного изменения по отношению к знакам высшего порядка.

Соотнося теорию и терминологию Ч. Элдера - Р. Кобба с наработками суггестивной лингвистики, мы приходим к выводу о том, в основе суггестивного воздействия политического дискурса лежит механизм использования символических ценностей адресатной аудитории в качестве наиболее частотных лексических единиц - кодирующих ключевых слов.

Настоящая тенденция прослеживается по всему корпусу анализируемых суггестивных текстов и объясняется стремлением суггесторов моделировать максимально инвариантную проекцию суггерендов. Анализ, показывает, что от суггестора к суггестору, и даже от текста к тексту, набор ключевых слов неизбежно меняется. В политическом дискурсе Новой Лейбористской Партии Тони Блэра в качестве основополагающих можно выделить, например, следующие лексические единицы: we, welfare, new, people, reform, promote, deal, young, Britain, partnership, schools, crime, deliver, business, tough [Fairclough 2001].

В риторике Дж. Картера ключевыми становятся слова нравственный идеал, мечта, доверие;

риторика Дж. Кеннеди строится на ключевых словах энергия, энергичный, для риторики Рейгана характерны усилие, действие, оптимизм. Однако ключевыми всегда остаются концепты первого ранга, принадлежащие семиотическому полю универсального политического пространства нации в целом.

Ключевые символические ценности (мифологемы) американского СПД выделить очень не сложно: это democracy (63) и freedom (100), которые "являясь священными формулами для среднего американца, используются для оправдания своих действий перед обществом. Навязчивое спекулирование этим наборм понятий и их многократное повторение, (что вызывает аналогии с мистическим дискурсом), продолжает оказывать почти гипнотическое воздействие на самые широкие массы американцев" [Кочкин, 1999].

Мы в своем утверждении идем дальше: спекулирование понятиями демократия и свобода носит в рамках американского СПД ярко выраженный суггестивный, характер:

В параграфе, посвященном эмотивности АСПД, нами были представлены примеры Я1^0рения эмоции "счастья" за лексическими единицами freedom и liberty.

Многочисленные примеры синонимического продления слова выполняют в текстах АСПД суггестивную функцию конденсации "священной формулы":



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.