авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Банникова, Светлана Викторовна 1. Прецедентность как линзвокультурный феномен 1.1. Российская государственная Библиотека ...»

-- [ Страница 3 ] --

автором как воплощение лесного духа, лешего, что придает этому образу сверхъестественную силу, некоторое озорство и беззлобность.

Следовательно, ядерные дифференциальные признаки ПФ "дед лесовик" становятся периферийными дифференциальными признаками ПФ "медведь".

В контексте "Значит, и ты, старина, еще пригодилась: самого Михаила Иваныча зимой приютишь, - подумал старик" [Скребицкий 2001: 9] используется прецедентное имя "Михаил Иваныч". Данное прецедентное имя восходит к устному народному творчеству и обозначает медведя. Традиция называть медведя именами собственными (Михаил Иваныч, Потапыч, Топтыгин, Хозяин) основывается на славянских верованиях. Древние славяне не называли медведя его именем, боясь навлечь на себя его гнев, поэтому употреблялись эвфемизмы. В славянском мировидении существует особое отношение к медведю,. он олицетворяет огромную физическую мощь, силу и доброту. В русских народных сказках медведь обычно простоватый добряк, в то же время, справедливый, стоящий на защите прав униженных и слабых [Скребицкий 2001: 9]. Вообще, отношение к медведю на Руси было почтительным и уважительным, о чем свидетельствует обращение по имени отчеству (Михаил Иваныч), не даром его также называли "лесным хозяином" ("Теперь деду хотелось подольше полюбоваться мохнатым лесным хозяином " [Скребицкий 2001: 9]). "Лесной хозяин" предполагает владение всем лесом;

более высокое положение по отношению к людям, которые хозяевами в лесу не являются.

б) христианство. Данная подгруппа включает такие ПФ, как во многия знания многия печали (Товарищ министр, во многия знания многия печали [Семенов 1989: 185]), Спас Нерукотворный, Никола Угодник /Яослол, думаю, Никола Угодник попутчика [Замятин 2001: 9], пророк Илья (летел он;

как после сам говорил, шибче, чем пророк Илья на своей колеснице [Шолохов 1985: 7]), Казанская Божья матушка.

Вербализация "Степенная в платье, черном;

косынка на брови насунута, как у чернички;

на судью глаза поднимает - как на Спаса Нерукотворного" [Замятин 2001: 9]] содержит ПФ "Спас Нерукотворный". Данный;

ПФ ассоциируется с религиозными праздниками: "Медовый Спас, Яблочный Спас, Спас Нерукотворного образа (в память о перенесении в Константинополь холста с отпечатлевшемся на нем ликом Иисуса Христа)" [ТСРЯ: 753], то есть, Спас Нерукотворный - самая почитаемая икона у русских людей и чувства, испытываемые при ее виде, самые высокие: благоговение, почитание, любовь.

безграничная вера. Для героини судья - олицетворение высшей власти, верховное божество, требующее соответствующего отношения к себе:

преклонения, благоговения, почтения. Этот судья является своего рода божком, ведь от его решения зависит то, каким станет будущее героини. Поэтому, даже если она не испытывает трепета при виде судьи, то необходимо разыграть, притвориться, чтобы судья почувствовал себя значительным, почитаемым и решил дело в ее пользу.

3) топонимы а) учреждения. Например, подземный институт (Целый тайный подземный институт работал, чтобы не дать Ленину перевернуться в гробд^ [Искандер 2001: 9]), 3diTC,'EnvLQQt,BC,Kmi. (Заходит в магазин, допустим в Елисеевский [Измайлов 2001: 9]), Белый дом, Кремль.

б) улицы. Данная подгруппа представлена ПФ Кузнецкий мост, Лубянка, Рублевское шоссе. Тверская.

в) районы. Данная подгруппа образована ПФ Магадан, Колыма.

г) народности. В данную подгруппу входят ПФ хохол (Хохлы мешками навезут [Терехов 2001:9], белорус, лицо кавказской национальности.

д) реки, uaupuMQp, Дри (на источнике русской воли - из железной трубы в парке отдыха начинается, сочится Дон [Терехов 2001: 9]).

4) литературные произведения а) фольклор, сказки. Данная подгруппа образована такими ПФ, как Иван дурак, кошкин дом (И если вы не хотите повторить историю "кошкиного дома", вам придется периодически проверять места крепления [Сафрояов 2002: 173]), Илья Муромец, Айболит, Барон Мюнхгаузен (как говорил самый знаменитытохотник всех времен и народов барон Мюнхгаузен, безвыходных ситуаций не бывает).

б) поэзия, например. Свеча (Л «ол^нмшь, как у Пушкина: «Свеча горела на стене, свеча горела...» [Попов 1989: 457]), Полтава {Горел Восток зарею новой.

Уэю на равнине по холмам гремели пушки. Дым багровый клубами всходил к небесам навстречу утренним лучам [Д'Ор 2002]).

в) проза: в данной группе выделены следующие подгруппы:

- автор, например, Грибоедов ^Однако л^асса —массой, а умы — умами, прав был Грибоедов - «горе о/и шш [Семенов 1989: 1421), ("Федор ROCTOQBCKVM Михайлович был не прав... Спасти.мир красота не в силах, только Мысль и Знание — составные части Достоинства" [Семенов 1989:180]).

Персонао/с, например, унтер Пришибеев;

Наташа Ростова;

Каменская (Совпадения бывают только в книж:ках как у той,. которая про Каменскую пишет).

В' высказывании "На приступочку я, конечно, вскорости вернулся, но сюж:ет чуда был мне уж:е непонятен. И глазами Наташи Ростовой на балете я увидел, как та самая девушка отшвырнула от себя ведро и. бросилась в толпу, недавно ею с презрением покинутую" [Попов 1989: 384] используется ПФ "Наташа Ростова на балете", которая отсылает нас к тексту Л.Н. Толстого "Война и мир". Согласно первоисточнику, Наташе Ростовой было.чуждо и не понятно балетное искусство, оно оставалось лишь танцем, не выражающим никаких мыслей или эмоций. Следовательно, дифференциальными признаками указанной ситуации являются "непонимание", "замешательство", "неясный", "странный", "смутный". Другими словами, персонажу рассказа остался непонятным ход событий на сцене, и он пребывал в замешательстве.

Ситуация. Подгруппа представлена ПФ органчик как у щедринских губернаторов (У него в голове органчик, как у щедринских губернаторов, бесполезно говорить, непробиваемая стена [Семенов 1989: 84]);

мертвые души (Именно он пришел к выводу, что "старая гвардия", окружавшая Сталина на Мавзолее, свои позиции теряет — это "мертвые души", хотя Сталин подчеркнуто друж;

ески переговаривался с ними на трибуне [Семенов 1989:

56]), "Оборачиваюсь - Грушницкий" [Попов 1989: 325].

В вербализации "Наконец выпала такая ситуация, когда мож:но было повернуться не выдавая себя. Он увидел ее сразу... Она просто-напросто повисла на руке у какого-то парня... и что-то шептала ему на ухо... Он не успел в своем воображении развить эту неприятную тему, кто-то похлопал его по плечу. "Оборачиваюсь — Грушниикий". Это был тот самый парень" [Попов 1989: 325] наличествует прецедентная ситуация "Оборачиваюсь Грушницкий". Данная ситуация актуализирует текст М.Ю. Лермонтова "Герой нашего времени", где Печорин прибывает в Пятигорск, осматривает достопримечательности и совершенно случайно и неожиданно наталкивается на давнего знакомого Грушницкого: "Печорин! Давно ли здесь?

Оборачиваюсь: Грушницкий!: Мы обнялись" [Лермонтов 1990: 511].

Следовательно, прецедентная ситуация "Оборачиваюсь - Грушницкий" предполагает неожиданность, случайность встречи, либо другого процесса, в нашем случае, неожиданный приход парня, увиденного ранее с интересовавшей персонажа девушкой. Сам автор так комментирует выбор именно этой фразы, для описания ситуации: "На всякий случай, чтобы кто нибудь чего-нибудь не подумал, заявляю, что сознательно взял у Лермонтова этот момент, потому что для выражения того, что мне в этом месте хотелось выразить, ничего лучше выдумать нельзя" [Попов 1989: 474]. Итак, прецедентная ситуация "Оборачиваюсь - Грушницкий" обладает такими ядерными дифференциальными признаками, как "неожиданность", "мистика", "парадокс", "удивление", "недоумение", "непонимание".

5) произведения других видов искусства а) лсивопись, например, лубочная картинка.

6) кино. Анализ практического материала позволяет выделить следующие подгруппы:

-персонале, например, актер-трагик (Изрядно поредевшая шевелюра, будучи зачесываема с прежней любовью, делала учителя похожим на спившегося трагика [Попов 1989:359]).

- название, например, Солярис, Кинг-Конг жив;

Петровка, 38, Армагеддон.

В вербализации "Этой рукой и был, видимо, нанесен мощный удар в закрывшиеся створки двери. Удар- надо сказать, громадной силы, поколебавший кабину лифта. Ничего себе, ежась подумал Дымов, прямо Солярис какой-то " [Попов 1989: 445] содержится ПФ "Солярис", восходящий SS к одноименному кинофильму. Согласно фильму, действие происходит на далекой планете, представляющей собой нечто похожее на океан i энергии, и опредмечивающей мысли героев - космонавтов. Так, один из космонавтов встречается там со своей давно умерщей женой. Галлюцинации или "ожившие мысли" становятся! все более • навязчивыми и страшными, поэтому герои на протяжении всего фильма стараются всеми возможными способами, вплоть до взрывов, отделаться от них. В указанной вербализации ПФ "Солярис" используется в. качестве прецедентной ситуации. Иными словами, герой рассказа пытается отделаться от внезапно появившегося навязчивого знакомого, не дававшего Дымову и шага ступить без своей помощи. Поведение этого друга становится все более невыносимым,, поэтому Дымов решает вытолкнуть его из лифта, а самому, добравшись до первого этажа, сбежать.

Однако вследствие описанного в контексте удара, этот план^ срывается. ПФ "Солярис" характеризуется наличием таких ядерных дифференциальных признаков, как "навязчивость", "нервная, накаленная атмосфера", "сверхъестественное", "невозможность отделаться от кого-либо", "страх", "необъяснимое, непонятное явление", "мистика", "парадокс".

- ситуация: Семен Семеныч! Ох, и лепота! Поскользнулся - упал.... Стреляй в грудь коммуниста!

«г/л1узыка. Подгруппа представлена такими ПФ, как Полонез Огинского, За это в бой пойдем;

Летите, голубиц летите;

А бабочка крылышками бяк-бяк-бяк, Мусоргский (Так нет;

он серьезно, абсолютно серьезно считает себя фигурой, равной Мусоргскому [Попов 19 89: 42 8]).

Контекст «—Хрен вам! — булькнула она весело и запела:

- За это в бой пойдем, за все за это, и как один умрем в борьбе за это!»

[Аргази 2001: 9] содержит прецедентное высказывание, актуализирующее текст известной революционной песни "Смело мы в бой пойдем/За власть Советов/ И как один умрем/В борьбе за это". Несмотря на неточность цитирования, эта фраза опознается как принадлежащая данной: песне и ассоциируется с революцией, борьбой за правое дело, идейностью. Выбор автором именно этой песни для героини подкрепляется тем, что героиня - ярая коммунистка, можно сказать, воинствующая. Она активна, энергична, деятельна, по любому поводу имеет свое собственное мнение, резка и не старается сглаживать свою резкость, или даже грубость. Содержание песни с ее максимализмом, верой в светлое будущее, желанием все переустроить по-новому, т.е. задорный, воинствующий настрой, а также идейная составляющая как нельзя лучше совпадают с вырисовываемым автором портретом героини. Представители русского лингвокультурного сообщества;

осознавая данное высказывание как строчку из песни, актуализируют все;

содержание этой песни и образ (инвариант восприятия), стоящий за ней, который обязателен и одинаков для всех представителей сообщества, следовательно, и образ героини осмысливается как непротиворечащий инварианту восприятия песни, т.е. идейный, воинствующий;

коммунистический, активный;

деятельный.

Аналогично, в высказывании "Так далеко видно и так грустен созерцаемый пейзаж, что если замечаешь на пределе зрения на проселке, окаймляющем туманную чащу, некую телегу, то зато время, пока она доедет до тебя по этому склону сюда, к болотцу, отражающему белесое небо, вполне мог бы прозвучать полонез Огинского" [Попов 1989: 362] используется ПФ "полонез Огинского". Данный прецедент связан с именем собственным М.К.

Огинского (1765-1833), известного польского композитора, автора патриотических песен, маршей, фортепьянных пьес, в;

том числе, полонезов [СЭС: 916]. Исходя из словарной дефиниции, ПФ "полонез Огинского" актуализирует такие ядерные признаки, как "музыкальное произведение", "М.К. Огинский", "полонез", "красивый", "мелодичный". Необходимо отметить, что данный ПФ, скорее всего, является индивидуально-авторским, т.к. в обычной разговорной речи его появление достаточно проблематично. В;

указанной вербализации ПФ "полонез Огинского" приближается по значению к имени-символу, т.к. актуализируется лишь один периферийный компонент значения- длительное время исполнения, большой промежуток времени,, на что, в том числе, указывает фраза "вполне мог бы прозвучать". Употребление ПФ, связанного с музыкальным произведением, придает повествованию несколько возвышенный характер, что подтверждается характером героя, склонному к романтизации действительности. Именно его глазами мы видим окружающий мир, в описании прослеживается трепетное отношение к природе:

и так грустен созерцаемый пейзаж, туманная чаща, некая телега, белесое небо. Подобный взгляд на мир присущ людям творческих профессий - поэтам, художникам, композиторам,, поэтому, учитывая некоторую высокопарность стиля, можно сказать, что ПФ "полонез Огинского", который не употребляется в обычной разговорной речи, вполне вписывается в предложенный контекст.

г) радио: К данной подгруппе нами отнесены следующие ПФ: Левитан (7^, ты как Левитан, тот что «от Советского информбюро»);

Русское радио (Ты как:

в рекламе на;

"Русском радио ").

д) цирковое uci^ccmeo, например, Дикуль, Запашный;

Солнечный клоун, Олег Попов.

В высказывании;

"Дымоврешил тогда распрямить затекшее тело — он леж:ал, круто свернувшись калачиком. Но у него ничего не получилось — тело не распрямлялось. Дымов совершил еще одно, более мощное усилие — никак.

"Ничего себе", - отчетливо и с некоторым испугом подумал он. Его прошиб холодный пот,^а в сознание ворвался образ артиста-атлета Дикуля" [Попов 1989: 432-433] \ присутствует прецедентное имя "Дикуль". Даное имя? является именем собственным: Дикуль - артист цирка, атлет, который придумывал и;

исполнял различные номера с булавами, гирями, тяжелыми шарами;

он отличался атлетическим, телосложением, его номера всегда были связаны, с большой физической? нагрузкой;

которая казалась чрезмерной^ для обычного человека. Таким образом,, прецедентное имя "Дикуль" обладает такими ядерными дифференциальными4 признаками, как "силач", "атлет", "мощь", "напряжение", "мускулы". Следовательно, персонаж рассказа ассоциирует себя с Дикулем в силу сходности ситуации: огромное мускульное напряжение.

Необходимо отметить, что, скорее всего, ПФ "Дикуль" не является национально-прецедентным, а лишь социумно-прецедентен, т.к. не всякий человек, описывая какие-либо физические усилия, вспомнит именно Дикуля, однако, такое сравнение, пожалуй, поймут люди старшего поколения, но не молодежь.

6) история и политика а) исторические деятели. В' данной подгруппе находятся ПФ Эйнштейн, •ш ^-^ Екатерина II (Так они и вошли в историю под сборным псевдонимом ''екатерининские орлы" [Д'Ор 2002: 9]), Станиславский (Ждут все... и Станиславский, выходящий на генеральную репетицию [Семенов 1989: 60]), Троцкий (^ерез пять дней Семашко подписал панегирик в честь истинного организатора всех побед Красной Армии против беляков, об Иудушке Троцком, предателе и наймите фашистов [Семенов 1989: 150]), Ленин (кончив граэюданскую войну, по ленинскому призыву решила учиться, учиться и еще раз учиться [Семенов 1989: 220Р, Стдлиа (Сталин правильно геноцид понимал:

нет коммуниста - нет проблемы [Аргази 2001: 9]), Ельцин ("... над тремя дряхлыми сестрами, которые полгода уже э/сивут врозь потому, что две желают президенту России паралича, а третья - доброго здоровья..."

[Терехов 2001: 9]).

Вербализация «-Знаеше, ванна - наша главная проблема, -поясняет шкафчик. — Сталин правильно геноцид понимал: нет коммуниста -нет проблемы. Между прочим, у нее уж:е был год условно - одного репортера правой ориентации чуть не сварила» {А^тазтл 2001: 9] содержит прецедентное высказывание "нет коммуниста - нет проблемы". Данный ПФ актуализирует высказывание Сталина "нет человека - нет проблемы", которое употреблялось для оправдания казней многих людей;

не согласных с режимом. В указанном контексте данная фраза приобретает несколько иную форму: "человек" заменяется на "коммунист". Следовательно, меняется и смысл: коммунисты с их ярыми идеями по переустройству мира мыслятся как угроза для остальных людей, в силу чего от них необходимо избавляться. В качестве автора этой идеи преподносится, якобы, Сталин, который сам был убежденным коммунистом и не мог бы призывать к казням членов коммунистической партии, хотя на самом деле принадлежность к партии не спасала от репрессий. Единственное, что осталось от авторства Сталина - это подход* к проблеме борьбы с несогласными элементами: геноцид.

В'высказывании "... над' тремя дряхлыми сестрами, которые полгода уже ж:ивут врозь потому, что две ж:елают президенту России паралича,, а третья^ - доброго здоровья..." [Терехов •. 2001: 9] содержится' ПФ' "президент России", под которым понимается Б.Н. Ельцин;

Необходимо отметить, что на настоящий момент Ельцин уже бывший президент, но •-• отношение к нему не изменилось. Другими словами^ на пике своей' карьеры Ельцин;

вызывал различные, часто противоположные, эмоции от восхищения до ненависти:

Первоначально имя Б.Н^Ельцина ассоциировалось с новой Россией- свободной от коммунизма, с гордостью за^ нашу Родину, позднее данная= фигура? стала вызывать чувством неловкости;

в силу его поведения, а затемг Ельцина стали:

ВИНИТЬ;

во всех грехах и из "бога" он превратился^ в "демона" (термин^ Д-Б;

Гудкова). Именно это и подчеркивается в указанной вербализации. Вуказанном* контексте ситуация гипертрофируется: учитывая;

часто противоположные;

чрезвычайно эмоциональные мнения о Б.Н;

Ельцине, острую заинтересованность в политике людей пожилого возраста, а.также особенности их поведения, стала возможно;

то, что из-за политических разногласий поссорились и' разъехались сестры. Причем, несмотря на комизм положения, данная ситуация воспринимается носителями языка как вполне реальная на тот исторический период, да, и вообще, характерная для России (вспомним годы гражданской войны - по сути войны за политическую идею, когда отец шел против сына, а брат-против брата).

б) организации, например, шарашкина контора, контора "Рога и копыта".

В;

контексте г "В - этот;

свой уникальный день сторож: Кудрявцев явился, как всегда;

под вечер на. обычное ночное дежурство по охране одной шарашкинойконторы, которая помещалась напротив многоквартирного дома в пять этаж;

ей" [Попов 2001: 9] используется ПФ "шарашкина контора".

Даный ПФ можно объяснить следующим образом: "(прост, пренебр.) плутовская, жульническая компания, лавочка, а также вообще несолидное не заслуживающее уважения учреждение" [ТСРЯ: 892]. Связанный с ним по смыслу ПФ "шарашка" имеет следующее толкование: "(прост.) В годы сталинских репрессий: тюремное учреждение, конструкторское бюро, в котором работают заключенные-специалисты" [ТСРЯ: 892]. В указанной Г" вербализации ПФ "шарашкина контора" актуализирует такие ядерные компоненты значения, как "несолидное учреждение", "жульническая контора".

Знания и представления, связанные с историческими сведениями, остаются на периферии и актуализируются во вторую очередь, что придает значению более объемный характер.

в) политическая ситуация, например, Борис, ты не прав! Отец народов (Вот теперь как раз имеем возмоэюность напрямую спроситъ у Отиа народов, где он спрятал оригиналы пакта Молотова — Риббентропа" [Измайлов 2001: 9]).

7) язык а) фразеологизмы, в ддниую подгруппу входят ПФ перевернуться в гробу, аист принес, нашли в капусте.

В высказывании "Всем ведь кажется, что если человек стоит за стойкой или за прилавком и говорит вам неприятные вещи, то таким и принес его аист в капусту" [Попов 1989: 379] содержится ПФ "принес его аист в капусту". Она представляет собой комбинацию двух фразеологизмов: "аист приносит детей" и "детей находят в капусте". Очевидно, такое смешанное употребление ПФ обусловлено соположенностью знаний и представлений о них в сознании носителей языка, в виду их связи с объяснением появления детей. Источником образования ПФ служит в данном случае язык, т.е.

входящие в него фразеологические обороты. Иными словами, выражение '''таким и принес его аист в капусту''' означает неизменность, постоянство человеческого характера. Отрицание данного выражения предполагает -f- возможность изменения свойств и черт характера со временем под влиянием внешних факторов. Следовательно, такие качества, как грубость, наглость могут быть приобретенными с годами жизни в обществе.

б) пословицы, поговорки, например, законы не волк - в лес не убегут [ДЮр 2002: 9];

мир не без подлых людей;

береги ружья смолоду;

лес рубят — щепки летят [Семенов 1989: 171];

моя хата с краю [Семенов 19S9: SS];

лебедь, рак, да щука [Семенов 1989:59];

каждый сверчок, знай свой шесток [Семенов 1989:

153];

дорого яичко ко Христову дню [Семенов \9S9: 163];

волос долог, да ум короток [Д'Ор 2002: 9].

2.2.2;

Транснациональные ПФ в рамках художественного дискурса Транснациональные ПФ также функционируют в русском лингвокультурном сообществе. Так, высказывание "Тысячи не преданных земле защитников родины дотлевают в лесах. Вавилонское столпотворение глупостей" [Искандер 2001:9] содержит ПФ "Вавилонское столпотворение", восходящий к Библии. Данный ПФ определяется следующим- образом:

"столпотворение (из библейской легенды о попытке построить башню до неба, закончившейся неудачей, потому что строители говорили: на разных языках и не понимали друг друга)" [ТСРЯ: 67]. Возникают сопутствующие характеристики: "путаница", "неразбериха", "суматоха", "смятение", что подтверждается данными словарей: "В переносном смысле означает суматоха, полный беспорядок, суета" [СЭС: 187]. В указанной вербализации ПФ "Вавилонское столпотворение" актуализируются признаки "беспорядок", "суматоха", "неразбериха", "суета", которые являются ядерными компонентами значения.

В контексте "Для картошки у нас ест ь земля;

прихваченная Чернобылем, но это не страшно: пока три года решались объявить, все уж^е привыкли, а теперь и подавно: приплачивают^ж:е «гробовые» деньги, и не попавшие под облако завидуют нам - хоть переселяйся..." [Терехов 2001: 9] используется прецедентное имя "Чернобыль". Данное имя определяется как "город в Киевской области, на реке Припять... В связи с аварией на Чернобыльской АЭС в апреле 1986 население Чернобыля эвакуировано" [СЭС: 1492]. В:

указанной вербализации ПФ "Чернобыль" употребляется метонимически, т.е.

название города-вместо аварии, которая произошла на Чернобыльской АЭС и ее последствий. Прецедентное имя "Чернобыль" актуализирует такие дифференциальные признаки, как "авария", "трагедия", "радиация", "лучевая болезнь", "мучения", "смерть", "мужество спасателей", "реактор", "катастрофа", "огромные жертвы". В данной вербализации релевантными оказываются признаки "авария", "радиация", "катастрофа". Выражение "земля, прихваченная Чернобылем" означает территорию, над которой проходило радиоактивное облако после Чернобыльской аварии. В результате этого произошло заражение земельных ресурсов, и подобные территории были объявлены законом как непригодные для сельского хозяйства, и даже для проживания. Однако последствия;

аварии замалчивались государством, и лишь немногие территории были признаны зараженными, а, следовательно, не все владельцы земельных з^астков получили компенсацию (гробовые деньги). В результате получилось обратное здравому смыслу: не попавшие под заражение радиацией завидуют тем, кто облучен. Именно эта ситуация описывается в приведенном контексте. Аналогично мы анализируем и другие транснациональные ПФ русского лингвокультурного сообщества.

Транснациональные ПФ русского языка подразделяются нами на следующие смысловые группы:

i / античная мифология. В данную подгруппу можно включить такие ПФ, как мнемозинин ларец, муза, Зевс громовержец. Титан, Афродита, охотница Диана, Купидон, стрела Амура, Макиавелли {Откуда в вас такое макиавеллиевское интриганство?! [Семенов 1989: 148]).

В высказывании "В руках у нее большой семейный альбом. Панфилыч вздыхает облегченно. Хозяйка гордо садится меж: нами, говорит, что сейчас мы будем пить чай, и открывает свой мнемозинин ларец" [Попов 1989: 309] употребляется ПФ "мнемозинин ларец". Данный ПФ восходит к прецедентному имени "Мнемозина", которое определяется как "в греческой мифологии богиня памяти, мать 9 муз. Перен. - память" [СЭС: 817]. Следовательно, указанный ПФ связан с греческой мифологией и в данном случае относится к литературному стилю (на это указывает фраза "Хозяйка гордо садится меж нами" и не просто "начинает вспоминать", а "открывает свой мнемозинин ларец"). Употребление ПФ "мнемозинин ларец" характеризует хозяйку как гордую, интеллигентную, начитанную, умудренную опытом, знающую себе цену женщину. Кроме того, упомянутый ПФ предполагает трепетное отношение к воспоминаниям, о чем свидетельствует наличие "большого семейного альбома". Да и гости кажутся i хозяйке заслуживающими доверия, чтобы поделиться с ними этими дорогими воспоминаниями. Именно этот факт служит успокаивающим для Панфилыча, который боялся, что хозяйка вообще откажется с ними разговаривать. Следовательно, кроме выявленных из:

словарного толкования дифференциальных признаков,, обнаруживаются контекстуально обусловленные когнитивные признаки: признание в качестве "своего", успокоение, ровное отношение, спокойствие, доверие, находящиеся;

на периферии.

В высказывании "Поскольку школа у нас была деревенская,, он по совместительству вел кроме литературы пение и рисование. Можно было ож:идать, что общение с таким количеством муз не могло не сделать его душу одной из самых рафинированных в округе" [Попов 1989:3 64] присутствует ПФ "музы", который основан на античной мифологии. Данный ПФ полз^ает следующее словарное определение: "музы, в греческой мифологии дочери Зевса и Мнемосины, богини'- покровительницы наук, поэзии и искусств..."

[СЭС: 844]. В указанной вербализации актуализируется именно этот элемент значения, используемый метонимически, т.е. вместо названий школьных предметов, принадлежащих к разряду творческих, употребляются имена богинь покровительниц этих искусств. Необходимо отметить иронический тон повествования, который достигается путем противопоставления понятий с пониженной (деревенская школа) и возвышенной (музы, душа, рафинированный) окраской. Аналогично дело обстоит и в следующем Л- Евсей Кузьмич, - сказал Лев Львович, немного наклонясь вперед, KOHTQKCTQ" как бы высматривая скромного служ:ителя музы, затерявшегося среди своих более бойких собратьев, - вам слово. Я видел - вы прочли" [Попов 1989: 370].

Здесь присутствует тот же ПФ* "муза", который употребляется» в более конкретном смысле - имеется в виду одна из древнегреческих муз, покровительница лирической поэзии, Евтерпа. Необходимо отметить, что в русском ментальном культурном пространстве ПФ "муза", прежде всего, ассоциируется именно с поэзией, поэтому упоминание ее имени необязательно.

Более того, имя собственное "Евтерпа" вряд ли может что-либо сказать среднему представителю русского лингвокультурного сообщества, не обладающему специальными знаниями в области античной мифологии;

Следовательно, в русское когнитивное пространство в качестве прецедентного входит более общий по значению феномен "муза", а не "Евтерпа".

2) религия:

а) суеверия. К данной подгруппе можно отнести ПФ русалка. Контекст "... и я рухнул вниз. Тяжело, как какая-нибудь неловкая русалка" [Попов 1989: 320] содержит ПФ "русалка". Данный ПФ получает следующее определение:

"русалка, в славянской мифологии, а'также в народных поверьях, сказках:

существо в образе обнаженной женщины с длинными распущенными волосами и рыбьим хвостом, живущее, в воде" [ТСРЯ: 688]. ПФ "русалка" характеризуется наличием таких ядерных дифференциальных признаков, как "загадочный и холодный" (русалочьи глаза - светлые и таинственные русалочий взгляд - холодный и манящий;

русалочья кровь - холодная [ТСРЯ 688]);

"лохматый, непричесанный" (ходит, как русалка - нечесаная) [Даль 748]. Кроме того, русалки "прельщают, заманивают, щекочут досмерти, топят" [Даль 2003: 748]. Следовательно, в национальной когнитивном пространстве у ПФ "русалка" не наблюдается такого элемента значения, как "неловкая". Таким образом, в указанной вербализации автор дополняет совокупность признаков ПФ, которые характерны для всего лингвокультурного сообщества, своим собственным дифференциальным признаком "неловкая", который является производным от основных признаков: у русалки хвост вместо ног, следовательно, ей неудобно лазить по деревьям и она может упасть с ветвей.

Кроме того, данный признак актуализирует отрывок из стихотворения А.С.

Пушкина "...русалка на ветвях сидит...", который, очевидно, и является источником авторского компонента значения "неловкая".

б) Библия, например, Иерихонские трубы (Никандров всегда грохотал, отстаивая свою правоту;

голос что иерихонская труба [Семенов 1989: 159]);

манна небесная (

Работать не хотят, нахлебники, манны небесной ждут [Семенов 1989: 86]);

Голгофа (Каждый истинный литератор находится на своей Голгофе, Максим [Семенов 1989: 159]);

симонит (Молчал бы. симонит [Аргази 2001:9]);

Вавилонское столпотворение;

по своему образу и подобию;

.

Кесарю - кесарево.

В высказывании г- Не слушайте ее. Она у нас коммунистка.

- Молчал бы, симонит. Чьим сверкаешь - немецким? Отечественного производителя сантехники пусть такие простушки, как я,, поддерэ/сивают?»

[Аргази 2001] употребляется прецедентное имя "симонит", восходящее к Библии. Данный ПФ актуализирует ситуацию из Библии о Симоне Магусе, который не верил в Бога, но впоследствии ставший христианином не потому, что прозрел, а в надежде выкупить у апостолов священный дар, с цельюг т^' наживы. Связанное с ним понятие "симония" определяется как "(в средние века в Западной Европе) продажа и покупка церковных должностей или духовного сана. Продажа практиковалась папством, королями, крупными феодалами" [СЭС: 1209]. В указанной вербализации? прецедентное имя "симонит" актуализирует следующие дифференциальные признаки "беспринципность", "оппортунизм", "предательство", "идти против интересов своей страны", "продажность", "непатриотичность", которые составляют периферийную зону значений ПФ "симонит".

3) топонимы. Анализ материала позволяет выделить следующие подгруппы:

а) города, районы, например, Олимп (Когда Бухарин и Рыков были ошельмованы и выведены из ПБ, Сталин почувствовал себя наконец на Олимпе ^r - слава Богу, один! [Семенов 1989: 221], Сион, Византия (77а самом ж:е деле ситуация была куда более слож:ной и напряженной, чем мог предполагать англичанин, верно почувствовавший нечто, но незнакомый с великим таинством византийской интриги... [Семенов 1989: 57], Чернобыль, Оксфорд (Благодарю вас, - с традииионным оксфордским придыханием учтиво заметил Макгрегор [Семенов 1989: 67], Византийские междустрочья, Лас-Вегас.

Высказывание "Это были блаженные времена, лучше я. себя не чувствовал никогда. Первый удар по моему одноместному Олимпу нанесло чтение... Меня удручило количество собратьев и написанных ими стихов" [Попов 1989: 363] содержит ПФ "Олимп", который восходит к античной мифологии. Данный ПФ имеет следующее толкование: "Олимп 1в древнегреческой мифологии: гора, на которой обитали боги, а.также собрание богов. 2 перен. избранная верхушка какого-нибудь общества" [ТСРЯ: 452].

Следовательно, ПФ "Олимп" актуализирует такие ядерные дифференциальные признаки, как "верхушка общества", "место жительства богов", "бомонд", "элита", "сливки общества", т.е. герой считал себя если не богом, то великим талантом в сфере поэзии, не признавая других дарований в этой области (одноместный Олимп).

б) достопримечательности. Данная полгруппа представлена ПФ Пизанская башня, памятник Ленину, Московский Кремль.

В контексте "Панфилыч дрогнул и медленнее, чем знаменитая башняиз Пизы, стал крениться плечом: к подушке постели своей" [Попов 1989:317] наличествует ПФ "башня из Пизы" или "Пизанская башня". Данный ПФ воспроизводит прецедентную ситуацию с "Падающей башней". То есть, знаменитая на весь мир башня;

города Пиза, постепенно отклоняясь от вертикального положения, падает. Данное падение происходит довольно медленно, вследствие этого, данный ПФ становится символом медлительности, что и обыгрывается в указанной вербализации. Сравнение с башней дополняется глаголами действия (дрогнул, стал крениться), которые обычно используются в отношении неодушевленных предметов, а никак не людей.

Кроме того, необычен и порядок слов во второй части предложения (к подушке постели своей - более привычный порядок слов "к подушке своей постели"), что придает некоторую неестественность повествованию. Герой рассказа объясняет такое необычное поведение своего друга большим количеством выпитого спиртного. Однако истинный смысл описанной сцены становится полностью понятным после прочтения рассказа целиком. "Панфилыч" разыгрывал опьянение и сонливость, стараясь провести своего друга и тайком г- уйти на свидание. То есть, он намеренно двигался медленно, "как Пизанская башня".

4) литературные произведения а) фольклор, сказки, например, фея ведьма, бес, Али-Баба и сорок разбойников (сим-сим;

откройся!), джин.

Высказывание "Мне его роман вначале представлялся почти сказочной встречей с феей в стране явно волшебного свойства;

теперь он для меня сильно смахивает на сочное офицерское приключение, непонятно почему загромождающее волнением, равномерную память уважаемого генерала" [Попов 1989: 305] содержит ПФ "фея". Данный феномен имеет следующее определение "по поверьям кельтских и романских народов - фантастическое существо женского пола (обычно делающая людям добро);

волшебница" [СЭС:

1412]. В русском ментальном пространстве ПФ "фея" связан со сказками. ПФ характеризуется наличием таких ядерных дифференциальных признаков, как "волшебница", "чародейка", "добрая", "красивая", "очаровывающая", "пленяющая", "сказочная", "нереальная", "волшебная". Аналогичные признаки актуализируются в примере "Он ведь в принципе чуж:д всякому романтическому взгляду на мир, для него Сонечка просто женщина, с которой... даже не хочется додумать до конца эту пошлость;

а для меня она неож:иданная фея здешних наследственно-романтических мест" [Попов 1989:

317]. В последнем случае добавляются такие характеристики, как "возвышенная", "неземная", "романтическая", "наивная", "идеальная", "чистая", которые образовывают периферию. Они не противоречат • первоначальным дифференциальным признакам, а являются производными от "сказочная", "нереальная", "волшебная" и появляются под влиянием контекста (в том числе в результате противопоставления "просто женщина" - "фея").

б) проза. Данная подгруппа представлена такими ПФ, как Пушкин (Маленький, с пушкинскими баками Шамес тогдажарко вещал ел1^ [Семенов 1989: 69], Толстой, Достоевский, Гоголь, пиковая дама. Пинкертон, Хемингуэй (Хемингуэевский диалог [Попов 1989: 316-317]), бедный Йорик, Ришелье (Вид доктора поразил Сашеньку: по-ришельевски закрученные усы, бородка, грива седых волос, ниспадающих на плечи, и пенсне, болтающееся на шнурке [Семенов 1989: 175]).

В вербализации "Карты вообще гадость. Добрейшая хозяйка превратилась в язвительную, неприятную старушенцию, в пиковую даму, оказалась заядлой комбинаторшей, что-то мудрила, у нее получалось, она радовалась, вешала нам погоны и хихикала" [Попов 1989: 315] присутствует ПФ "пиковая дама". Данный ПФ по праву может быть отнесен к числу ядерных в русском когнитивном пространстве (вспомним хотя бы "Пиковую даму" Пушкина). В указанной вербализации актуализируются следующие ядерные:

дифференциальные признаки: "старуха", "хитрая", "ловкая", "авантюристка", "злая", "коварная", "мстительная", "неприятная". ЭтотПФ актуализирует, в том.

числе, прецедентную ситуацию из пушкинской "Пиковой дамы": карточная игра, азарт игроков, обман, связь с потусторонними силами: В высказывании "Мне карта тоэ/се не шла, и я еще вдобавок совершал оплошности. Не много, НО'все досадные. Против нас сидел совершенно адский'союзик из ведьмы и беса" [Попов 1989:. 315] присутствует ПФ "ведьма". Данный ПФ призван раскрыть образ героини рассказа. Итак, в добавление к признакам, присущим "пиковой даме", появляются признаки, характерные для "ведьмы". ПФ "ведьма" имеет следующее толкование: "ведьма (колдз^ья), по народным поверьям... женщина. - служительница дьявола, обладающая сверхъестественными способностями вредить людям и животным" [СЭС: 200];

"перен. злая, сварливая женщина" [ТСРЯ: 71]. Кроме того, ПФ "ведьма" в русском ментальном пространстве соположен с ПФ "Баба-Яга", который обладает такими признаками, как "очень некрасивая, уродливая женщина...

может предполагаться, что эта женщина (девушка) отличается недобрым характером, злая";

"старая неприятная женщина..., которая владеет секретами магии" [ЛКП: 177];

Употребление уменьшительного "союзик" {совершенно адский союзик из ведьмы и беса) придает мистическому наполнению несколько сниженный характер, и такие признаки, как "владение секретами магии или ^,— волшебства" нисходят до мастерского владения навыками игры в карты, в конечном итоге, ума и математической смекалки. Таким образом, героиня рассказа рисуется как сварливая, мстительная старуха, которая, строит козни, якобы, привлекает колдовство при игре в карты, в общем, достаточно сильный противник.

5) произведения других видов искусства а) живопись. Данная подгруппа включает ПФ Рембрандт (и думает о том, похожа она на рембрандтовскую Данаю или не/w [Попов 1989: 459]), улыбка Мона Лизы, "Черный квадрат" Малевича.

6) музыка^ например, Стравинский, Леннон, Маккартни (Остались равнодушны к влиянию музыки Леннона и Маккартни [Попов 1989: 329]).

в) спорт, например, Рональдо, Бен Джонсон, Чемберлен, Алсинор(ТЬио/и/7елм нечто для себя увлекательное в мастерстве Чемберлена и Алсинора [Попов 1989:329]).

б) история и политика а) исторические деятели. В данную подгруппу нами включены ПФ Марат, Дантон, Робеспьер (но ты считал, что дома происходят процессы, подобные тем, что сотрясали республиканский. Конвент Франции, - Марат, Дантон, Робеспьер [Семенов 1989: 60]). Галилей (Ждут все... и Галилей в тюрьме инквизиции, и палач, готовящийся к казни Петровской [Семенов 1989: 60]), Наполеон (спал два часа по-наполеоновски), Талейран (А Егор вовсе не Талейран, а если и Талейран. то карманный [Семенов 1989: 161]).

б) организации, например, мафия /Яо там мафия. Но даже если втиснешься ^ воловьи нагрузки [Попов 1989: 421]), Гестапо.

7) Язык, например, поставить все точки над i (Подоспело время готовить цикл теоретических трудов, где будут расставлены все точки над i [Семенов 1989: 213]). Око за око - зуб за зуб. Разделяй и властвуй.

Таким образом, в русском художественном дискурсе присутствуют национально релевантные и транснациональные ПФ. Национальные ПФ основываются на явлениях религии, топонимах, культурной жизни, литературных произведениях, единицах языка, которые национально маркированы. В русском художественном дискурсе транснациональные ПФ представлены в несколько меньшей степени, чем национальные.

Транснациональные ПФ основаны на явлениях античной мифологии. Библии, произведениях мировой литературной классики, истории и политики.

Национальные ПФ основываются на явлениях национальной культуры, а также знаниях и представлениях о них, которые являются специфичными для данной культуры. Транснациональные ПФ основываются на энциклопедических знаниях о явлениях родной культуры, а также других лингвокультур.

^ 2.3. Специфика перевода английских прецедентных феноменов на русский язык.

Процесс перевода прецедентных феноменов с английского языка на русский сопряжен с рядом трудностей. По справедливому замечанию Т.А.

-f^-^ Фесенко, "поскольку переводу подвергаются не вербальные формы, а стоящие за ними концепты, то определяющую роль при трансформации исходного смыслового содержания играют концептуальные системы" [Фесенко 2002: 133].

Другими словами, переводчик должен быть знаком с содержанием когнитивного пространства исходного лингвокультурного сообщества чтобы посредством процедуры индивидуального семантического вывода (термин Т.А.

Фесенко) выявить скрытую, имплицитную информацию, стоящую за прецедентными феноменами, т.е. входящую в концепт (фрейм), описывающий ПФ. Извлекаемая переводчиком информация может и не совпадать с актуализируемыми автором знаниями и представлениями о том или ином ПФ, что обусловливается различием национальных сознаний и своеобразием ^^j-- индивидуальных когнитивных пространств. Данные пространства?

актуализируются в процессе коммуникации, в том числе, в процессе перевода.

При актуализации эти когнитивные пространства, в нашем случае, исходное английское и конечное ментальное пространство русское, как бы "накладываются" друг на друга. При этом, чем больше область пересечения индивидуальных пространств переводчика и автора исходного текста, тем полнее переводчик сможет передать замысел автора средствами другого языка [Фесенко 2002]. Однако вследствие того, что когнитивные сферы и языковые картины мира носителей разных культур имеют бесспорные различия, то извлекаемая переводчиком информация может быть неадекватной замыслу автора исходного текста.

Исследователи говорят о наличии различных методов и способов •Ч перевода. Среди них выделяются следующие методы:

- метод транслитерации, который по определению В.Н. Комиссарова представляет собой передачу русскими буквами букв английского слова;

- транскрибирование заключается в передаче русскими буквами звучания английского слова;

- калькирование или дословный перевод состоит в переводе английского слова или словосочетания по частям. Затем производится сложение этих частей без каких-либо изменений;

описательный перевод заключается в передаче значения английского слова посредством более или менее пространного объяснения;

- метод контекстуальных замен включает конкретизацию, обобщение или генерализацию и антонимический' перевод. Под конкретизацией понимается использование при переводе английского слова с более широким значением русского варианта с меньшим, более конкретным* объемом значений (родо-видовые связи). Генерализация представляет У собой обратный процесс, т.е. английскому слову с более узким' значением в русском переводе соответствует слово с более широким значением. Антонимический перевод заключается в использовании при передаче английского слова средствами русского языка слова или словосочетания, противоположного по значению слову в оригинале;

- использование пояснений и примечаний обосновано необходимостью пояснить реалии исходной культуры реципиентам переводного текста [Комиссаров 1960: 24-30, 70-74];

В результате анализа фактического материала были выявлены многочисленные способы перевода национальных и транснациональных прецедентных феноменов. Причем^ транснациональные прецедентные феномены в 15,71% случаев имеют устоявшийся переводной вариант, практически совпадающий с оригиналом в содержательном и прецедентном отношении, т.е. эквивалент. Под ПФ-эквивалентом понимается прецедентный феномен, совпадающий с исходным ПФ по смыслу и образности. Однако в 31,78% случаев транснациональный ПФ передается устойчивым не прецедентным выражением, в том числе используются калькирование или дословный перевод (11,9%), контекстуальные замены 19,88%, включая конкретизацию (8,7%) и обобщение (11,18%) (см. схема 1). При этом сохранение прецедентности или ее потеря определяется по отношению к конечному тексту или культуре.

Схема 1. Способы перевода национальных и транснациональных ПФ.

Транснадиональные 1 Ф н ^ 1 ПФ НациональныеЛФ снади Hairao сохранение сохранение потеря потеря прецедентности прецедентности прецедентности прецедентности' I Варианты перевода Варианты перевода - транскрипция/ - калькирование 11, ПФ-аналог языка ПФ-эквивалент транслитерация 9,64% - контекстуальные перевода 10,96% 1зыка перевода! 5, калькирование 15,3^ замены: 19,88% описательный а) конкретизация 8, перевод 3,68% б) обобщение у контекстуальные 11,18% замены: 12,99% а) конкретизация 5,83% б) обобщение 5,83% в) антонимический перевод 1,33% - комментарии и пояснения 14,62% Что касается национальных ПФ, то в большинстве случаев (52%) они не имеют эквивалента в языке перевода. Соответственно, при переводе таких ПФ переводчик выбирает либо национально маркированный ПФ языка перевода (аналог) - 10,96%, либо не прецедентное выражение. Под ПФ-аналогом конечного языка понимается прецедентный феномен языка перевода, аналогичный исходному ПФ по смыслу, но характеризуюш;

ийся национальной релевантностью для культуры-реципиента. Способами перевода национальных ПФ, как свидетельствует анализ, являются транскрипция/транслитерация;

(9,64%), калькирование или дословный перевод (15,3%), описательный способ (3,68%) и контекстуальные замены (12,99%). Контекстуальные замены представлены такими способами, как конкретизация (5,83%), обобщение или генерализация (5,83%), антонимический перевод (1,33%). Способы перевода национальных ПФ' сопровождаются культурологическим комментарием в 14,62% случаев;

Все способы перевода;

английских национальных и транснациональных ПФ можно представить в виде схемы (см. схему 1).

2.3.11 Способы перевода национальных ПФ английского языка.

1) Прецедентный! феномен^ исходного языка передается аналогичным национально маркированным ПФ языка перевода: "Dog's /zome"[Christie 1976: 243] - собачий приют {Кристи 1990: 312], milk of Paradise [Maugham 1988: 162] - вино блаженства [Моэм 1979: 488], make hay while the sun shines - куйоюелезо, пока горячо, to get out of bed on the wrong side - встать елевой ноги, out of the frying-pan into the fire — из огня да в полымя.

В высказывании "That's 'ег, " said the porter. " Come in the Michaelmas quarter, they did^ Just six months ago" [Christie 1976: 27] употребляется ПФ "Michaelmas quarter". Данный;

ПФ определяется как "chiefly Brit, a festival celebrated on September 29 in honor of the archangel Michael" [WEUDEL: 1213]. Данное определение можно дополнить комментарием: "In English, the four quarters into which the year is divided for payment of rent, etc. are named after the day on which they begin: March 25;

Lady Day;

June 24, Midsummer Day;

Sept. 29, Michaelmas Day;

Dec. 25, Christmas Day" [Christie 1976]. Следовательно, ПФ "Michaelmas quarter" представляет собой религиозный праздник, который отмечается в честь архангела Михаила 29 сентября;

кроме того, этот день, является началом периода, за который взимается' платамsaiквартиру в Англии. Указанный ПФ имеет следующий переводной вариант: "- Ну, - сказал привратник. - Приехали на Михайлов день, точно, как раз полгода назад" [Кристи 1990: 342] (Пер. М.

Устинова). Итак, инвариант "Michaelmas quarter" передается;

на русском ПФ "Михайлов день'', который имеет следующее толкование: праздник в честь Михаила архангела, отмечается 29 сентября. Следовательно, русский вариант актуализирует ту часть знаний и представлений, которая связана с религией, и не актуализирует знания, связанные с английскими реалиями (взимание платы за жилье). Другими словами, объем значений исходного ПФ "Michaelmas quarter" шире и многограннее, чем переводной вариант "Михайлов день".

Аналогично в высказывании "Не started by groans and lamentations and ended by shrieks, gesticulations and invocations to the Virgin Mary and every Saint in the calendar" [Christie 1976: 63] присутствует ПФ "calendar", который связан с религиозной сферой^ имеется в виду церковный календарь праздников. В русском языке имеется следующий переводной вариант: "С самого начала пути он не переставал охать и жаловаться, перемежая все это ругательствами и мольбами к деве Марии и всем апостолам, поминаемым в святцах" [Кристи 1990: 177] (Пер. Mi Коткина). Следовательно, ПФ "calendar" соответствует русский ПФ "святцы". Последний определяется как "церковная книга с перечнем праздников и святых по дням их поминовения" [ТСРЯ: 706].

То есть понятие "святцы" является национально прецедентным т русском лингвокультурном сообществе, имеет яркую национальную маркированность.

Получается, что переводчик заменил исходный национально маркированный феномен на ПФ языка перевода, отчего переводное высказывание стало восприниматься как "родное", но вызывает удивление тот факт, что персонаж рассказа - Пуаро, бельгиец по происхождению, вспоминает русских православных святых, а не католических или протестантских.

2) Национально маркированный ПФ исходного языка утрачивает прецедентность в языке перевода.

Как показывает анализ, переводчиком используются следующие способы перевода:

а) дословный перевод или калькирование: May/air flats [Christie 1976:

22]- квартиры в Мейфейре [Кристи 1990: 339], Positively scintillating, ту dear Watson [Christie 1988: 277] - Блестяще, мой дорогой Ватсон [Кристи 1990:


244], peppermint rock [Christie 1976: 157] ~ мятный леденец [Кристи 1990: 204], Fifth Avenue[Maugham 1976: 10]-Пятая Авеню [МоэмЛ979: 331].

Например, в высказывании "... vaguely supposing it to be a hospitable ceremony peculiar to London town, where the streets were paved with gold, finally т- consented" [Chesterton 1988: 11] содержится прецедентное высказывание "London town, where the streets were paved with gold". Данное высказывание являет собой перефразированную строку из песни It's а long way to Tipperary:

"Up to mighty London came an Irishman one day. Sure the streets were paved with gold and everyone was gay...", чтобы продемонстрировать принципиальность персонажа. Данное прецедентное высказывание имеет следующий вариант при переводе на русский язык;

"Однако испуганный сельскийжитель решил, что так уж принято в диковинной столице, где улииы вымощены золотом,- и принял приглашение" [Честертон 1990: 300] (Пер. Н.Л. Трауберг). Переводной вариант не предполагает знания текста песни. Следовательно, когнитивные структуры, актуализируемые у англичан, и включающие знания и -r представления, связанные с этой песней (автор песни, музыка, содержание, ирония, отношение англичан к ирландцам, отношение горожан к жителям сельской местности, стремление в города, желание обогатиться, надежды на обеспеченное будущее) остаются не актуализированными у представителей русского лингвокультурного сообщества. Таким образом, при передаче прецедентного высказывания используется прием дословного перевода, который позволяет передать смысловое содержание, но стихотворно-песенная форма теряется. Иначе говоря, англоязычный ПФ имеет не прецедентный вариант перевода, что несколько меняет объем и характер значений исходного инварианта.

В контексте "It's the place I never could find somehow - like counting Stonehense - the place of that queer daydream of mine" [Wells 1988: 46] встречается прецедентное имя "Stonehenge". Данное прецедентное имя получает следующее словарное толкование: Stonehenge - а group of very large tall stones arranged in circles which stand on Salisbury Plain in Wiltshire, South England. They were put there in pre-historic times (about 2500-1500 B.C.) perhaps as a religious sign or perhaps as a way to study the sun, moon and stars. They are also thought to have been used for religious ceremonies by druids, although this is not generally accepted by scientists. Stonehenge is a popular tourist attraction. In the 1980s it also began to attract large groups of people who now come every year on Midsummer day to celebrate the summer solstice. The occasion sometimes causes problems between the police and the many people, including hippies and new age travelers, who also come at this time [LDELC: 1308]. Следовательно, сосчитать камни: Стоунхенджа действительно представляется затруднительным. Иными словами, выражение "like counting Stonehenge" обозначает "трудное дело", "невыполнимую задачу", "нереальную работу". В русском языке предлагается следующий вариант этого ПФ: "Это заколдованное место так же трудно найти, как сосчитать камни Стоунхенджа" [Уэллс 1987: 371] (Пер. М.

Михаловской). Перевод сопровождается комментарием: "Стоунхендж древнейшее культовое сооружение друидов из множества камней" [Уэлс 1987:

46]. Таким образом, в русском ментальном пространстве ПФ "сосчитать камни Стоунхенджа" мыслится как принадлежащий английской культуре и приобретает такие дифференциальные признаки, как "трудное дело, выполнение которого сопряжено с преодолением множества препятствий".

Итак, буквальный перевод ПФ "like counting Stonehenge" в совокупности с комментарием позволяют полностью передать смысловое наполнение оригинала. — б) метод транскрипции/транслитерации: Сатогга [ChnstiQ 1976: 37] — Каморра [Кристи 1990: 348], Lord Carnarvom [Christie 1976: 56] - Лорд Карнарвон [Кристи 1990: 171], Luftwaffe [Maugham 1976: 57] - Luftwaffe [Моэм 1979: 171], Arsene Lupin story [Christie 1976: 132]- рассказ про Арсена Люпена [Кристи 1990: 212], Peter /?О6Ш.УОИ [Maugham 1988: \5Щ- у Петера Робинсона •т [Моэм 1979: 472], Pall Mall [Maugham 1977: 87] - ПэлМэл [Моэм 1979:136].

Так, в вербализации "Ду the mark of his clothes, which are curiously old fashioned for a comparatively young man, he seems to have come from Stoke-under Ham" [Chesterton 1988: 122] употребляется ПФ "Stoke-under-Ham". Данное высказывание имеет следующий вариант перевода: "Судя по меткам на костюме, бедняга приехал из Сток-андер-Хэма. Кстати, сам он молодой, а костюму него старомодный" [Честертон 1990: 307] (Пер. Н.Л, Трауберг). При передаче ПФ "Stoke-under-Ham" используется метод транскрипции "Сток андер-Хэма", т.е. сохраняется национальная окраска прецедента. Внутреннее наполнение складывается из предположения, что данное слово является названием населенного пункта в Англии (написание с большой буквы и оборот "приехал из"), который, скорее всего, мал, неизвестен и расположен в глуши.

Комментарий, который мог бы подтвердить или опровергнуть* данное предположение в переводе отсутствует. Однако пояснение содержится;

в английском варианте "from Stoke-under-Ham' - ср. с русск. из какой-то Тьму Таракани" [Chesterton 1990];

Следовательно, населенного пункта с таким названием в Англии нет, а ПФ "Stoke-under-Ham" является;

обозначением или символом любого удаленного мелкого населенного пункта. Иными' словами, английский инвариант передает информацию эксплицитно, в то время как русский вариант — имплицитно. То есть русские реципиенты, осмысливая переводной вариант, вынуждены додумываться до смысла самостоятельно, используя фоновые знания о ситуации.

В высказывании "Under such а glamorous veil of light, he might almost have been in the white armour of Sir Galahad;

and there could scarcely have been a more horrible contrast than that between such fallen grace and youth below and the rocky and grotesque figure looking down from above" [Chesterton 1988: 140] используется прецедентное имя "Sir Galahad", которое восходит к английским легендам и сказаниям;

т.е. характеризуется яркой национальной окраской. В английском ментальном культурном пространстве прецедентное имя "Sir Galahad" определяется как "сэр Галахад, рыцарь- девственник, один из главных героев романа "Смерть Артура" (1469) английского писателя Томаса Мэлори (Malory, 1417-1471). В книге Мэлори Галахад отправляется с белым щитом, символом целомудрия, на поиски Святого Грааля - чаши, из которой, согласно средневековой легенде, пили Христос и Апостолы во время Тайной вечери" [Chesterton 1988: 140]. ПФ "Sir Galahad" характеризуется наличием таких дифференциальных признаков,. как "рыцарь", "справедливый", "целомудренный", "учтивый", "возвышенный", "преданный высшим идеалам", "стоящий на защите добра", "защитник слабых и обиженных". Обращение к данному ПФ осуществляется посредством упоминания его имени и атрибута (белые доспехи и одежда), которые актуализируют весь объем знаний и представлений, стоящих за этим прецедентом. Указанное прецедентное имя получает следующий переводной вариант в русском лингвокультурном сообществе: "В ореоле мягкого лунного света убитый напоминал облаченного в белые доспехи сэра Галахада, а над ним, павшим воином с благородным и юным лицом;

застыла ~ по чудовищному контрасту - мрачная фигура безобразного старика, который стоял, облокотившись на парапет, и глядел вниз" [Честертон 1990: 400] (Пер. А. Яковлева). То есть, ПФ "Sir Galahad" передается^ посредством транслитерации! именем • собственным "сэр Галахад", которое не У имеет статус прецедентного в русском ментальном культурном пространстве.

Для' русского реципиента в данной^ ситуации актуализируется лишь компоненты "белые доспехи", "благородство", "юность" и "воин", которые прописаны эксплицитно. Русский вариант не несет соответствующего ассоциативного потенциала, и ссылки на легенду о короле Артуре и рыцарях Круглого стола. Следовательно, русские адресаты оказываются лишенными большей части смысла данного высказывания.

В контексте метод транскрипции подкрепляется комментарием, "But - but Montagu Mansions is just off Knishtsbridse, isn't it? Big handsome Building" [Christie 1976:21] содержит ПФ "Knightsbridge". Данный ПФ определяется как "an area of W Central London which has a number of expensive, fashionable shops, and where it is generally very expensive to live" [LDELC: 726]. Итак, ПФ "Knightsbridge" представляет собой улицу в Лондоне, где расположены дорогие магазины и где жилье очень престижно и дорого. ПФ "Knightsbridge" имеет следующий переводной вариант: "-Но Монтегю- это большое красивое здание на улиие Найтсбридж, не так ли?" [Кристи 1990: 338] (Пер. М. Устинова).

Учитывая тот факт, что русские реципиенты могут не знать названий улиц Лондона, а также ассоциации, связанные с ними у англичан, переводчик подкрепляет свой вариант комментарием: "Найтсбридж - улица в фешенебельном районе Лондона, идущая вдоль южной стороны Гайд-парка".

Из комментария становится ясен смысл, вкладываемый в ПФ "Knightsbridge" носителями английского сознания.

в) Описательный способ передачи национального ПФ: Например, в контексте: brought the tips of his fingers together [Christie 1988: 277] выразительно свел кончики пальцев вместе, как это любил делать Шерлок Холмс [Кристи 1990: 245], tisane [Christie 1976: 72] - чай из настоя ромашки [Кристи 1990: 183], C/zoto//azr/ [Christie 1976: XSVl - легкий завтрак [Кристи 1990: 2Щ, Burke's Peerage [Maugham 1977: 94] - "Книга пэров" Бэрка [Моэм 1979: 141], Who's Who \Мдм^гт 1977: \Лв\- справочник "Кто есть кто" [Моэм 1979:411], "Liberty's" \М2лхфгт 1977: 321]-магазин "Либерти"[Моэм 1979:317].

В высказывании: "But I met her within a week of my return to London;

Lwas dining out andfound that I was seated next to her. It was an immense, party- Г think we were four-and-twenty like the blackbirds in the pie- and, arriving somewhat late, I was too confused by the crowd in which I found myself to notice who was there" [Maugham 1977: 334], присутствует ПФ "four-and-twenty like the blackbirds in the pie", который восходит к известной детской песенке:


"Sing а song of sixpence, А pocket full of rye;

Four-and-twenty blackbirds.

Baked in a pie.

When the pie was opened, The birds began to sing;

Was not that a dainty dish.

To set before the king?..." [Maugham 1977].

в указанной вербализации ПФ "four-and-twenty like the blackbirds in the pie" актуализирует прецедентную ситуацию, связанную со следующими дифференциальными признаками: "толпа народа", "толкотня", "давка", "шум", "гам", "неразбериха", "суматоха". В русском варианте имеем: "Однако, возвратясъ в Лондон, я встретился с ней в первую otce неделю: мы оказались рядом за столом на званом обеде. Прием был многолюдны и, наверно, добрых две дюжины гостей: точно дроздов в пироге в известной детской песенке, а я немного запоздал и, попав в такую толпу, не вдруг разобрал, кто здесь есть" [Моэм 1979: 325-326] (пер. Н. Галь). ПФ "four-and-twenty like the blackbirds in the pie" соответствует выражение "точно дроздов в пироге в известной детской песенке", которое представляет собой описательный перевод. Данный подход к переводу определяется отсутствием в русском культурном пространстве устойчивого соответствия или подобного феномена. В русском варианте главными дифференциальными признаками становятся компоненты значения слова "многолюдный" и выражения "добрых две дюжины гостей". То есть, "много людей", "толпа", "суматоха", "шум",, которые присущи и исходному инварианту. Следовательно, описательный вариант перевода является вполне правомерным со стороны передачи смысла, однако, прецедентность не сохраняется.

г) контекстуальные замены:

1. конкретизация при переводе ПФ, например, СЮ/и^рес/ог [Christie 1976:

292]- инспектор полиции \K^^CTVi.\99Q:29Qiy;

he hadn't an aitch to his name [Maugham 2000: 279] - он даже говорить правильно не умел [Моэм 1979:

376], he was not quite sure o/ZzwazYc/ie^ [Maugham 2000: 317] — человек не очень образованный [Моэм 1979: 381].

Так, в высказывании "... and still the old man sat with the opal on his breast, as still as Eastern idol with its sacred gem " [Chesterton 1988: 122] используется ПФ ^ "idol". Данный ПФ связан с религией и определяется как: "Idol - 1 an image or other material object representing a deity to which religious worship is addressed Bible a) an image of deity other than God. b) the deity itself 3 any person or thing regarded with blind admiration, adoration, or devotion 4 a mere image or semblance of something, visible but without substance, as a phantom 5 a figment of the mind;

fantasy 6 a false conception or notion;

fallacy" [WEUDEL: 951]. В указанной вербализации ПФ "idol'' характеризуется наличием уточняющего элемента Eastern, который придает новое значение - связь с восточными религиями, а все выражение приобретает значение "статуя восточного идола или Будды".

Ядерными элементами значения в данной вербализации становится такой признак, как "неподвижность, связанная с долгими духовными упражнениями по достижению нирваны", и "наличие священных драгоценностей", которыми, как известно, украшаются статуи Будды. Данный ПФ имеет следующий переводной вариант: "Хозяин эюе сидел неподвижно, и опал в его галстуке светился, словно священное око восточного божества" [Честертон 1990: 307] (Пер. Н.Л. Трауберг). Соответствующий вариант "восточное божество" определяется следующим;

образом: "Божество - 1 то же,, что бог (языческие божества) 2 перен. предмет обожания, преклонения" [ТСРЯ: 54]. Как видно из определения русского варианта, в нем отсутствует (или является периферийным) такой компонент как "изваяние", "статуя", который служит ядерным для английского инварианта. Кроме того, выражение "with its sacred gem" (священные драгоценности) заменено- на "священное око", т.е.

имплицитно выраженная информация об украшениях статуи Будды в английском инварианте передается эксплицитной конкретизированной информацией в русском переводе. "Священное око" - драгоценный камень, вставленный в углубление для глаза у статуи, при этом, выбор между вариантами "глаз" и "око" делается в пользу второго, т.к. это слово характеризуется принадлежностью к устаревшей лексике, что совпадает по регистру с понятием "божество". Следовательно, объем значений исходного английского инварианта "Eastern idol" несколько шире, чем у передающего его русского варианта "восточное божество".

2. Обобщение значения исходного ПФ: beauty sleep [Christie 1976: 31] сладкие сновидения [Кристи 1990: 345], а cat сап look at а king [Christie 2000:

169] — я могу делать все, что мне хочется [Кристи 1990: 287], as pleased as Punch [Maugham 1977: 74] - вы так и сияете [Моэм 1979: 88];

Sealyhams and Buff Orpingtons [Maugham 1977: 140] — породистые собаки и куры [Моэм 1979: 408], /?/с/мге/гдГ [Maugham 1977: 332] — широкополая гиляпа [Ыоэм 1979: 324].

При переводе обобщение наблюдается в следующем высказывании: "ТТгеге squeezed between Sabina and Freda, with his knees touching Stella's, they played "Up, Jenkins", and the gloom he was feeling gave way to frolic" [Galsworthy 1988:

96], где употребляется ПФ "Up, Jenkins", который представляет собой название детской игры. Так, "Up, Jenkins"- игра "Руки на стол", ее цель - обнаружить, кто из членов противоположной команды владеет монетой, передаваемой из рук в руки. Название этой игры является прецедентным в рамках английского лингвокультурного сообщества, и упоминание названия актуализирует знания и представления, стоящие за этим феноменом. В качестве дифференциальных признаков. выступают правила игры, ситуация, настроение.

Предположительным русским вариантом служит игра "Колечко", когда некий.^ мелкий предмет, первоначально - кольцо,, передается, из рук в руки участниками двзос команд;

цель игры - узнать у кого кольцо;

угадывающий произносит ключевую фразу "Колечко, колечко, выйди на крылечко".

Английский ПФ имеет следующий переводной вариант: "Стиснутый между Сабиной и Фридой, Фрэнк касался коленями колен Стеллы. Девочки затеяли игру, и среди всеобщего смеха, шума и шуток его подавленное настроение совершенно исчезло: ему стало легко и радостно" [Голсуорси 1981: 338] (Пер.

Р. Райт). Инварианту "Up, Jenkins" соответствует русский вариант "игра".

Очевидно, переводчик предпочел не перегружать фразу введением неологизма (транскрипция или транслитерация, а;

также буквальный перевод) и последующим комментарием. Также не выбрал он и соответствующий вариант ж "Колечко", чтобы не привнести русский колорит, а ограничился обобщенным термином "игра", считая, что смысл высказывания не изменится от этой' небольшой детали.

в высказывании "Не spoke with great refinement, but with a cockney accent" [Maugham 1976: 68] присутствует ПФ'"cockney accent!'. Данный! ПФ имеет следующее толкование: " the way of speaking English that is typical to Cockneys" [LDELC: 241];

"A cockney accent - the dialect used by a certain section of the London population. It has some typical' features, such as;

1) the dropping of "h" at the beginning of the words;

2) the dropping of endings;

3) the use of " was" in;

the singular and plural". Существительное "cockney" имеет следующее определение::

" someone who comes from the East' End of London, esp. someone who is working class and: who has an accent which is typical' of this area [LDELC:;

241];

Следовательно, концепт, стоящий за ПФ "cockney accent" содержит следующие ]щ^^t^QШЩ2i!;

lъnъ\Qщvan2iKViV pronunciation ty^ associated with working class, connected.with East End^ accent typical to a certain area of London, uneducated speech:

Данное высказывание имеет следующий вариант перевода: "Выражался он очень интеллигентно;

но выговор у него был простонародный" [Моэм 1979:

375] (Пер. И. Бернштейн). Выражение "простонародный выговор" определяется?

следующим: образом: "Простонародный - принадлежащий, свойственный?

простому народу, непривилегированным сословиям" [ТСРЯ: 622];

"Просторечие - речь малообразованных носителей языка (преимущественно горожан);

черты произношения, слова и«выражения, грамматические формы и конструкции,, свойственные нелитературному разговорному употреблению" [ТСРЯ: 622];

"Выговор - качество, характер произношения" [ТСРЯ: ПО].

Национально маркированный ПФ "cockney accent" передается? русским вариантом "простонародный выговор", концептуальное содержание: которого включает такие дифференциальные признаки, как просторечие, сниженный (о стиле), ассоциируется с речью преимущественно гороэюан, отклонение от литературной нормы (напр. "захочем'' вместо "захотим''), относится к определенной местности? (Россия), используется: непривилегированными сословиями, неграмотность. Сопоставление концептуальных структур исходного и переводного ПФ позволяет сделать следующие: выводы: в концептуальном наполнении английского ПФ "Cockney accent" и русского варианта "Простонародный выговор" наблюдаются совпадения. Так, общим является элемент "речь малообразованных носителей языка", другие элементы частично совпадают "associated with;

working class"- "используется J^ ^ непривилегированными сословиями", "accent typical to a certain area of London" - "ассоциируется с речью преимущественно горожан'' и т.д. Иными словами, при переводе теряется национальная окраска, но передается общий смысл. При этом значение переводного варианта оказывается шире по охвату и имеет русский колорит.

В вербализации "Do \уом realize, Tuppence, that you and you alone are Blunt's Brilliant Detectives? There's glory for you, as Humpty Dumpty would say" [Christie 1988: 277], присутствует прецедентное имя "Humpty Dumpty". Данное имя определяется в* английском лингвокультурном? пространстве следующим образом: "Humpty Dumpty - а character in а nursery rhyme and in;

the book Through //2eZ,ooA:?«g-g/a55 by Lewis Carroll^ who is like a large egg in shape:

^ Humpty Dumpty sat on a wall;

Humpty Dumpty had a great fall AH the King's horses and all the King's men Couldn't put Humpty together again" [LDELC: 651].

Указанное прецедентное имя получает следующий перевод: "Mi только подумать, Тапенс, что " блестящие сыщики" - это ты одна, а? Вся слава тебе: Здорово!" [Кристи 1990: 244] (Пер. А. Предвечной). Как видно из перевода высказывания, последняя;

фраза переведена не полностью: первая часть "There's glory for you" передается дословно- "Вся? слава тебе", вторая часть, содержащая прецедент "as Humpty Dumpty would say" передается одним словом "Здорово!". Таким образом, переводчик решил, раз английские детские стихи и текст Л. Кэрролла "Алиса в Зазеркалье" не являются прецедентными ^ для русского лингвокультурного сообщества, то не актуальными будут и стоящие за ними знания. Поэтому переводчик ограничился введением разговорной фразы "Здорово!" 31 Антонимический перевод национального ПФ наблюдается в вербализации "77ге darkening twilight of that garden was enriched by masses of red may, and altogether the villa had the look of being cruder and more cockney than the grounds in which it stood'" [Chesterton;

1988: 113], где употребляется ПФ "cockney".^ Данный* ПФ имеет следующее словарное толкование:: "Cockney- а;

person! from the East End of London, usu. someone who -is working class and who speaks with a strong accent. Only someone bom near;

enough to hear Bow Bells, the bells of a church in the City of London^ is considered' to be a true cockney. 2 the way of speaking English that;

is typicab of cockneys" [LDELC: 237]^ B' указанной, вербализации актуализируются такие признаки, как "connectedi withs the East End'',-"associated with working class", "connected^with;

common people". Другими' словами;

ПФ "cockney" предполагает нечто связанное с простыми людьми, без изысков* и претензий;

на высшее общество, простонародное. Указанный ПФ передается следующим: русским вариантом: "Здесь было темнее, потому что садик зарос алым боярышником, а дом неожиданно оказался совсем не ж:ивописным"ГЧестертон: 1990: 301-302] (Пер. ШШ Трауберг): В^ конечном?

тексте, ПФ^"cockney" передается- выражением;

"не живописный". Последнее имеет следующее: словарное толкование: "(не) Живописный 2 (не);

красивый^ (не) достойный^ кисти;

художника 3^ (не) яркий^ (не) образный;

(не) выразительный'' [ТСРЯ: 193]. В' английской;

вербализации;

главенствующим становится элемент значения, принадлежащий первому из определений: crude грубый;

незрелый, необработанный;

.кричащий (о красках). Затем добавляются;

элементы значения ПФ "cockney" - простонародный;

без изысков и претензий.

Именно значения;

первого-^ слова и становятся: определяющими пре переводе (кричащий - не выразительный). Однако нельзя сказать, что совпадают другие компоненты значения: "cockney" не является;

невыразительным, необразным и неярким - он как раз выражает принадлежность к определенному сословию, яркое своеобразие речи;

и т.д. Английский;

инвариант имеет усиление "more", определяющий* большую степень качества;

чего-либо, в русском;

варианте присутствует отрицательная частица "не", определяющая меньшую степень качества, т.е. перевод можно признать антонимическим.

2.3.2. Перевод транснациональных ПФ.

/ / Транснациональный ПФ исходного языка передается эквивалентным.J^.. транснациональным ПФ языка перевода, например, breaking а. mirror [Chesterton 1988: 119] - разбиваем зеркало [Честертон 1990: 305], elves [Chesterton 1988: 119] - эльфы [Честертон 1990: 305], angels [Chesterton 1988:

119]—ангелы [Честертон 1990: 305],Те« Commandments [Chesterton 19SS: 1 2 1 ] десять заповедей [Честертон 1990: 306], the three horsemen of Apocalypse [Chesterton 1988: 128] - три всадника из Апокалипсиса [Честертон 1990: 389], Мя/?а [Christie 1976: 37] - мафия [Кристи 1990: 348], babel of tongues [Christie 2000: 65] - вавилонское столпотворение [Кристи 1990: 337], like "Treasure Island" [Christie 1976: 129]- вроде "Острова сокровищ" [Кристи 1990: 210], /7rO(5^/ga/ [Maugham 1977: 317] - блудный сын [Моэм 1979: 3\4], Pygmalion had Jinished his fantastic masterpiece: Galatea was come to life [Maugham 1977: 339] Пигмалион довершил свое чудное творение — Галатея оэюила [Моэм 1979: 329].

Подобная ситуация представлена в;

следующем высказывании: '^^And the tail, that trailing tapestry of eyes, had led his wanderings wits away to those dark but divine monsters of the Apocalypse whose eyes were multiplied like their wings, before he had remembered that a peacock, even in a more practical sense, was an odd thing to see in so ordinary a setting'' [Chesterton 1988: 112] j которое содержит евангельскую аллюзию "those dark but: divine monsters of the Apocalypse" - "Hi каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей..." [Откровение святого Иоанна Богослова,4:8]. Иными;

словами, в сознании персонажа павлин ассоциируется с чудовищами Апокалипсиса. Здесь употребляется метафорический перенос значения по сходству: глазки на хвосте павлина - множество глаз у монстров Апокалипсиса.

Необходимо отметить, что данный ПФ основан на Библии, которая является самым цитируемым произведением как в англоязычной, так и в русской культурах. Поэтому можно говорить о наличии устойчивого эквивалента у английского инварианта "those dark but divine monsters of the Apocalypse" в русском языке: "дивные чудища Апокалипсиса". Указанный ПФ имеет следующую вербализацию в русском переводе: '^Затканный глазками хвост увлек его рассеянный ум к таинственным и дивным чудищам Апокалипсиса, у которых очей еще больше, чем крыльев;

и только тогда он вспомнил, что в прозаическом предместье павлинов быть не должно" [Честертон 1990: 301] (пер. Н.Л. Трауберг). Таким образом, англоязычный инвариант и переводной вариант актуализируют одни и те же когнитивные структуры у реципиентов, поэтому, скорее всего, данный ПФ "those dark but divine monsters of the Apocalypse" можно считать транснациональным.

В контексте "The fancies about Friday and thirteen haye probably a religious basis;

but what, for instance, can be the basis of objecting to peacock's feathers? " " That is really interesting," he said;

" you mean it was all that old theological notion of the wickedness of pride?" [Chesterton 1988: 117-118] содержит выражения "Friday" и "thirteen", которые приобретают статус прецедентных, если речь идет о суевериях. Данное высказывание сопровождается комментарием: "The fancies about Friday and thirteen have probably a religious basis - число 13 в различных мифопоэтических системах противостояло счастливому числу 12 (12 частей года, 12 знаков зодиака, 12-членные пантеоны, 12 апостолов в Новом Завете и т.д.), что нашло свое отражение и в Библии: Бытие17,25;

Книга Чисел 23^,13;

Третья Книга царств 7,1;

Книга Пророка Иезекииля 40,11" [Chesterton 1988].

Эта информация подтверждается данными словарей: "Thirteen - this number is thought to be unlucky by many people" [LDELC: 1379]. В разных культурах существуют различные суеверия, но некоторые из них являются общими, что зафиксировано словарями: "Superstition - belief which is not based on reason or fact but on old ideas about luck, magic, etc....some common superstitions are mentioned below. It is thought to be unlucky to walk under ladders, or to break a y^tT mirror. If someone spills salt, they should pick a little up and throw it over their left shoulder into the face of a devil. A black cat crossing one's path is thought by some to be luck. In the theatre, rather than saying "Good luck" one should say "Break a leg". Also in the theatre, Shakespeare's play Macbeth should be spoken of as "the Scottish Play" and not by the name"[ LDELG: 1332].

"Unlucky (cultural note): some things which are considered unlucky are:

Friday when it is the ЛЗ''' day of a week, walking under a ladder, breaking a mirror, and, in Britain, seeing just one magpie. Few people really believe that these things bring bad luck, but unlucky things are still mentioned" [LDELG: 1442]. "Lucky (cultural note): some things which are considered lucky are: finding a four-leafed clover, seeing two magpies together, and black cat crossing one's path. Few people really believe that these things bring good luck, but lucky things are still mentioned in conversation"[.LDELG: 790].

Указанные ПФ "Friday" и "thirteen" имеют следующий переводной вербальный вариант: "Страх перед пятницей, крестами или числом тринадцать, вероятно связан с религией^ Но с чем, разрешите спросить, связан страх перед павлином?" " - Очень интересно,- сказал Ноэл.- Вы считаете, дело тут в осуждении гордыни? " [Честертон 1990: 304] (пер. Н.Л.

Трауберг). Иными словами, ПФ "Friday" соответствует "пятница", а ПФ "thirteen" - "число тринадцать". Данные выражения в. русском ментальном культурном пространстве также связаны с суевериями и являются символами неудачи. Следовательно, ПФ "Friday" и "thirteen" можно отнести к разряду транснациональных прецедентов, которые имеют одинаковое смысловое содержание и в английской, и в русской культурах.

Что касается второй части высказывания, то она сопровождается следующим комментарием: "Peacock's feathers... that old theological notion of the wickedness of pride - увидеть павлина считается в Англии такой же дурной приметой^ как разбить зеркало, скрестить ножи на столе, опрокинуть солонку или пройти^ под лестницей;

сверх того, здесь обыгрывается и идиоматическое словосочетание: "peacock's feathers" - "павлиний хвост" - символ гордыни, тщеславия" [Ghesterton 1988].



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.