авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ

Микеева, Елена Ивановна

1. Неологизмы современного немецкого языка

1.1. Российская государственная Библиотека

diss.rsl.ru

2005

Микеева, Елена Ивановна

Неологизмы современного немецкого языка

[Электронный ресурс]: Интегративныи аспект

на материале имен существumeльнык : Дис....

канд. филол. наук

: 10.02.04.-М.: РГБ, 2005

(Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Германские языки Полный текст:

http://diss.rsl.ru/diss/05/0704/050704023.pdf Текст воспроизводится по экземпляру, накодятцемуся в фонде РГБ:

Микеева, Елена Ивановна Неологизмы современного немецкого языка Курск 2005 Российская государственная Библиотека, 2005 год (электронный текст).

6f 0^ - Wli4^4 КУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

МИХЕЕВА Елена Ивановна НЕОЛОГИЗМЫ СОВРЕМЕННОГО НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА (ИНТЕГРАТИВНЫИ АСПЕКТ НА МАТЕРИАЛЕ ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ) Специальность 10.02.04 — германские языки ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор В.Б. Кашкин Курск СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ НЕОЛОГИЗМОВ 1.1. Дефиниция понятия "неологизм" 1.2. Критерии идентификации неологизмов 1.3. Основные классификации неологизмов 1.4. Лексикографические аспекты неологизмов Выводы по главе! ГЛАВА II. СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ВНЕШНИХ НЕОЛОГИЗМОВ-ТРАНСПОЗИТОВ (ВНТ) 2.1. Симплексно-редукционные ВНТ 2.2. Дериваты 2.2.1. Производные редукционные ВНТ с суффиксом -ег 2.2.2. Производные ВНТ с суффиксами -ing, -у (-ie), -let 2.2.3. Производные ВНТ с префиксами by-, extra-, hyper-, inter-, intra-, super- 2.3. Композиты 2.3.1. Детерминативные композиты 2.3.2. Аббревиатурно-композитные стабильные ВНТ 2.3.2.1. Акронимно-композитные ВНТ 2.3.2.1.1. Акроним в качестве основного компонента 2.3.2.1.2. Акроним в качестве определительного компонента 2.3.2.2. Контрактурно-композитные ВНТ 2.3.2.2.1. Контрактура в качестве основного компонента 2.3.2.2.2. Контрактура в качестве определительного компонента 2.3.2.2.3. Телескопические ВНТ 2.3.3. Дискретные стабильные ВНТ 2.3.4. Композитные отглагольные ВНТ 2.3.5. Синтаксические стабильные ВНТ 2.3.6. Префиксоидные ВНТ 2.4. Аббревиатуры 2.4.1. Акронимы 2.4.2. Контрактуры 2.5. Неосемантизмы 2.5.1. Симплексы 2.5.2. Дериваты 2.5.3. Композиты Выводы по главе II ГЛАВА III. СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ВНУТРЕННИХ НЕОЛОГИЗМОВ (ВН) 3.1. Дериваты 3.1.1. Производные образования с суффиксами -ег, -in, -е, -ung 3.

1.2. Производные образования с префиксами mini-, mikro-, meta-, mega-, super- 3.2. Композиты 3.2.1. Детерминативные автохтонные ВН 3.2.1.1. Модификативные композиты 3.2.1.2. Усилительные и метафорические композиты 3.2.1.3. Инструментальные и локальные композиты 3.2.1.4. Финальные композиты 3.2.2. Детерминативные билингвальные ВН 3.2.2.1. Англонеологизм в качестве основного компонента 3.2.2.2. Англонеологизм в качестве определительного компонента 3.2.3. Аббревиатурно-композитные ВН 3.2.3.1. Акронимно-композитные образования 3.2.3.1.1. Акронимный основной компонент 3.2.3.1.2. Акронимный определительный компонент 3.2.3.2. Контрактурно-композитные образования 3.2.3.2.1. Контрактурный определительный компонент 3.2.3.2.2. Телескопические ВН 3.2.4. Префиксоидные образования 3.3. Аббревиатуры 3.3.1. Акронимы 3.3.2. Контрактуры 3.4. Неосемантизмы 3.4.1. Симплексы и дериваты 3.4.2. Композиты и контрактуры Выводы по главе III ^ ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ И ЦИТИРУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.... СПИСОК СЛОВАРЕЙ СПИСОК ПЕРИОДИКИ И ИНТЕРНЕТ-РЕСУРСОВ СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ ПРИЛОЖЕНИЕ Введение Процесс обновления словарного состава немецкого языка, как и любого другого, непрерывен. Язык — сложный общественный феномен. Он является средством человеческой коммуникации и находится в постоянном движении.

Можно сказать, что язык - зеркало общества. Развитие общества отражается в многочисленных лексических единицах, определяющих общественные отношения и изменения, которые неизбежно влекут за собой лексические инновации и преобразования в языке. Это можно отнести не только к немец­ кой, английской языковым системам, но и к многим другим.

За период с 1991 - 2004 гг. (конец XX - начало XXI вв.) в немецком язы­ ке накопилось много новых слов, лексика обогатилась новыми значениями, а иные слова утратили свою актуальность.

Предлагаемое диссертационное исследование посвящено проблеме обо­ гащения словарного состава современного немецкого языка новыми лек­ сическими единицами в сферах науки и техники, образования, инфор­ мационных технологий (компьютер / Интернет), телекоммуникации и теле­ видения. Обогащение осуществляется путем заимствования, словообразо­ вания и изменения значения слова. В работе подчеркнуто взаимодействие трех данных процессов. Особое внимание уделено особенностям англо­ немецких языковых контактов.

Актуальность темы исследования определяется прежде всего повы­ шением внимания современной лингвистики к изучению неологизмов со­ временного немецкого языка с использованием Интернет-ресурсов, основ­ ным тенденциям появления и интеграции неологизмов, их лексикографи­ ческой обработке. Долгое время эта проблема оставалась мало изученной и недостаточно систематизированной. В настоящее время появляются новые публикации как отечественных, так и зарубежных лингвистов: Е.В. Розен "На пороге XXI века. Новые слова и словосочетания в немецком языке" (2000), "Как появляются слова. Немецкая лексика: история и современность" (2000), 1. Barz "Was ist aus den Neologismen des WDG geworden?" (2002), E. Telienbach "Neologismen der neunziger Jahre. Vom Тех1кофи8 zur Daten bank" (2002) и другие. Также можно упомянуть следующие диссертацион­ ные исследования: Н.Г. Комлева Лексические инновации метафорического типа в современном немецком языке (1981), И.П. Савицкий Неологизм вто­ рого порядка в современном немецком языке (1983), Е.В. Анисимова Неологизмы, образованные по аналогии, в лексике современного немецкого языка (1988), Л.В. Шалина Лексические новообразования в русском и не­ мецком языках последних десятилетий (конец 60-х — 90-е годы) (1999), О.В.

Карнаухов Функционирование англоамериканизмов в немецком экономи­ ческом дискурсе (2000) и другие.

Поводом, позволившим обратиться к специальному исследованию нео­ логизмов в сферах науки и техники, образования, информационных техно­ логий (компьютер / Интернет), телекоммуникации и телевидения явилось от­ сутствие такого исследования как в отечественной, так и в зарубежной лекси­ кографии. Это связано с тем, что изучение неологизмов в немецком языке активно началось в XX веке. В это время произошли радикальные перемены в политических условиях жизни носителей языка, в экономике, в научно технической и во многих других сферах. Все это оказало влияние на рост и развитие современной лексики немецкого языка и потребовало ее специ­ ального исследования. Отечественные и зарубежные лингвисты уделяли в первую очередь большое внимание теоретическим аспектам возникновения новых слов: определению понятия "неологизм", критериям идентификации новых слов, классификациям неологизмов, основным тенденциям их появле­ ния. До настоящего времени в основном рассматривалась отдельно новая лексика политической сферы, международной жизни, рекламы и моды, спор­ та, экологии, гендерная лексика [Е.В. Розен, 1971, 1976, 1991, 2000], различия в лексике ГДР и ФРГ [А.И. Домашнее, 1983], компьютерная терминология [R. Raab-Fischer, 1994;

С. Belica, 1996;

W. Teubert, 1998], медийная лексика [V. Jesensek, 1995;

G.H. Gartner, 1997;

D. Zimmer, 1997].

В предлагаемой работе подход к этой проблеме несколько отличается от традиционных. Под неологизмами мы понимаем новые лексические еди­ ницы (ЛЕ), возникшие в определенный момент времени (нами исследуются неологизмы последних 14 лет (90-е годы XX века — начало XXI века)), часто употребляющиеся в СМИ (не менее трех раз в указанный период), имеющие семантическую самостоятельность т. е. независимость от определенного кон­ текста и, как правило, обладающие словообразовательной активностью. Вы­ бор временного периода связан с появлением значительного числа неологиз­ мов в указанных сферах на рубеже веков. За основную единицу, предс­ тавляющую объекгг данного исследования, принимается неологизм. Он определяется как заимствованная ЛЕ, переносимая в немецкую языковую среду, вступающая в новые семантические и словообразовательные отношения (внешний неологизм-транспозит (ВНТ)), и как немецкая ЛЕ, участвующая в образовании новых слов в комбинациях с немецкими или за­ имствованными компонентами или приобретающая новое значение (внут­ ренний неологизм (ВН)). В своем исследовании мы исходим из гипотезы, что билингвальная интерференция немецкой и английской языковых систем яв­ ляется детерминантом в образовании неологизмов конца XX — начала XXI вв.

путем заимствования, словообразования и изменения семантической струк­ туры ЛЕ в сферах науки и техники, информационных технологий, образова­ ния, телекоммуникации и телевидения.

Предметом данного исследования стали интегративные особенности неологизмов в указанный период, включающие формальный, семантический, тематико-понятийный, морфологический, графический, фонетический и словооб-разовательный аспекты.

Цель диссертационного исследования заключается в проведении комплексного многоаспектного анализа новых лексических единиц — неологизмов последних 14 лет (90-е годы XX - начало XXI вв.) в сферах науки и техники, информационных технологий, образования, телекомму­ никации и телевидения.

Реализация цели достигается путем поэтапного решения следующих задач:

1. Рассмотреть основные теоретические положения исследований неоло­ гизмов в отечественной и зарубежной лингвистике.

2. Выделить корпус новых слов указанных сфер.

3. Установить системность отношений отобранного материала по семан­ тическим и формальным показателям.

4. Провести структурно-семантический анализ неологизмов указанных сфер, направленный на выявление интра- и экстралингвистических факторов, способствующих их распространению в немецком языке.

5. Рассмотреть семантическую структуру заимствований в немецком языке и их прототипов в английском языке.

6. Исследовать интегративный аспект неологизмов.

7. Проанализировать тематико-семантическую специфику новых слов.

Материалом для исследования послужили 480 неологизмов (имен существительных), извлеченных из словарей и прессы конца XX — начала XXI вв. (общий объем выборки составил 5000 страниц немецкой прессы и электронных СМИ). Исходной лексикографической базой для установления неологизмов послужил словарь "Новая лексика: неологизмы 90-х годов в немецком языке" (Neuer Wortschatz: Neologismen der 90-er Jahre im Deut schen, сокращенно NW) 2004 года под редакцией Д. Герберга и др. Помимо этого словаря были использованы данные еще 20 лексикографических ис­ точников, электронных Интернет-ресурсов. Анализ осуществлялся на ос­ нове типологии неологизмов, выделенной "Словарем современного немец­ кого языка" (Worterbuch der deutschen Gegenwartssprache, сокращенно WDG) 1961-1977 гг. под редакцией Р. Клаппенбах и В. Штайница.

В данном исследовании используется ряд терминов: билингвальное об­ разование определяет гибридное (состоящее из компонентов английского и немецкого языков) производное (с английским аффиксом или английской производящей основой) или композитное (с англонеологизмом в качестве основного или определительного компонента) новообразование;

денотат представляет предметное значение имени;

концепт (от лат. conceptus мысль, понятие) характеризует смысловое содержание понятия, объем которого есть предмет (денотат) [НСИСВ 2002: 432];

интегративный аспект (интеграция) репрезентирует особенности включенности неологизмов в систему немецкого языка на формальном, семантическом, тематико-понятийном, морфологическом, графическом, фонетическом и словообразовательном уровнях;

неология — наука о неологизмах;

неография — теория и практика создания словарей;

прототип дефинирует ЛЕ в системе языка-источника;

серийные образования созданы в результате словообразовательного акта по аналогии и представляют собой ряд слов аналогичной структуры с общим тождественным компонентом (не менее двух ЛЕ);

транспозиция — переход ЛЕ из языка-источника в язык-реципиент;

билингвальная интерференция ха­ рактеризует взаимодействие и взаимовлияние систем английского и немец­ кого языков;

под языком-источником в данной работе подразумевается сис­ тема английского языка, под языком-реципиентом — система немецкого язы­ ка.

В работе предпринята попытка дать представление о неологизмах не­ мецкого языка, систематизированных нами по следующим видам:

- Внешние неологизмы-транспозиты (заимствования):

1. редукционные (в результате транспозиции происходит сужение семан­ тики);

2. стабильные (в результате транспозиции сохраняется соотнесенность с денотатом и концептом);

3. неосемантизмы (заимствуют ЛСВ из языка-источника или приобре­ тают новый концептуальный признак в языке-реципиенте).

Внешние неологизмы-транспозиты рассматриваются также с точки зре­ ния их структуры (симплексы, дериваты, композиты, аббревиатуры) и раз­ личных интегративных аспектов.

- Внутренние неологизмы характеризуются с точки зрения изменения их структуры. Выделяется три словообразовательных типа: дериваты, компо­ зиты, аббревиатуры, которые, в свою очередь подразделяются на струк­ турные и семантические подтипы. Особую группу составляют неосеман­ тизмы (немецкие ЛЕ с новыми лексико-семантическйми вариантами (ЛСВ)).

Основным методом исследования является комплексная методика, включающая следующие приемы лингвистического анализа: дескрипция, структурно-семантический анализ, позволяющий вскрыть внутреннюю организацию изучаемого явления, метод сравнительно-сопоставительного анализа заимствований и их прототипов, метод трансформации, анализ по непосредственно-составляющим, прием классификации лексики по темати­ ческим группам, анализ словарных дефиниций, статистика. Использованы элементы морфемного анализа, позволяющие определить объем семантики лексической единицы.

Научная новизна диссертационной работы определяется целевой уста­ новкой и задачами исследования, а также комплексной многоаспектной методикой, использованной в их решении. В работе впервые исследованы неологизмы конца XX — начала XXI вв. с использованием Интернет-ресур­ сов, образованные в результате взаимодействия процессов заимствования, словообразования, изменения значения слов;

выявлены основные тенденции в развитии данного пласта лексики. Полученные результаты позволяют дока­ зательно представить условия межъязыковой лексической транспозиции.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что оно вносит вклад в описание характерных черт словообразователь ной системы современного немецкого электронного языка, в терминологию Интернета, способствует раскрытию роли англоязычного влияния на немец­ кий язык. Изучается также внутренняя природа межъ- и внутриязыковых взаимодействий на синхронном срезе (последние 14 лет), что может быть применено и в исторической перспективе.

Практическая ценность определяется возможностью использовать ма­ териал и полученные практические результаты в курсах лекций по лекси­ кологии, стилистике и истории немецкого языка, в теории и практике пере­ вода, в неографии, а также в курсе лекций по языкознанию. Кроме того, ис­ пользование материалов исследования в учебном процессе будет способство­ вать пополнению преподавателями и студентами знаний в области новейшей немецкой лексики, обслуживающей электронные СМИ. "Приложение" к дис­ сертации может быть использовано при составлении специализированных учебных пособий, методических разработок, учебных словарей для студентов старших курсов филологических факультетов.

Личный вклад соискателя в разработку научной проблемы определя­ ется характером выдвинутой гипотезы и комплексной многоаспектной мето­ дикой решения частных задач, направленных на ее проверку. Автор подверг комплексному анализу широкий фактический материал. Использование дан­ ной методики способствовало выявлению новых факторов билингвальной интерференции.

Структура диссертационного исследования.

Работа состоит из введе­ ния, одной теоретической главы, двух исследовательских глав, заключения, библиографии, списка словарей и источников периодической печати (Интер­ нет-ресурсов), списка сокращений и приложения, содержащего неологизмы указанных сфер.

В первой главе диссертации рассматриваются теоретические положения исследования неологизмов, предлагается аналитический обзор основопола­ гающих понятий в работах отечественных и зарубежных лингвистов.

Вторая глава посвящена структурно-семантическому анализу внешних неологизмов-транспозитов (заимствований) с учетом различных интегратив ных аспектов.

Третья глава описывает внутренние неологизмы (новообразования и неосемантизмы) конца XX — начала XXI вв. с точки зрения семантики, струк­ туры и других интегративных аспектов.

В конце работы приводится заключение, содержащее основные выводы.

Апробация работы. Отдельные результаты диссертационного исследо­ вания были представлены на ежегодных научных секциях факультета герма­ нистики Лейпцигского университета (Лейпциг, 1998 г.), языковых курсах Мальтийской языковой академии (Санкт Джулиане, 2002 г.), на ежегодных научных секциях преподавателей факультета иностранных языков Курского государственного университета (Курск, 2002 г., 2003 г., 2004 г.), на III Все­ российской конференции Волгоградского государственного технического университета "Инновационные технологии в обучении и производстве" (Ка­ мышин, 2005 г.), на Международной конференции КГУ "Актуальные про­ блемы современного иноязычного образования" (Курск, 2005 г.), на III Меж­ дународной научной конференции Московского института иностранных язы­ ков "Язык и культура" (Москва, 2005 г.) на Международной конференции Регионального открытого социального института "Актуальные проблемы языковедения и теории перевода" (Курск, 2005 г.) и на заседаниях кафедры немецкой филологии КГУ (2003 г., 2004 г.). Основные положения дис­ сертации отражены в 6 публикациях.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Исследованные неологизмы доказывают значительное воздействие английского языка на процессы заимствования, словообразования и семанти­ ческого изменения ЛЕ в современном немецком языке.

2. Внешние неологизмы-транспозиты, в большинстве случаев, сохраня­ ют концептуальную структуру прототипов, а их транспозиция поддержи вается внутриструктурными детерминантами, такими как экспрессивность новизны, языковая экономия, семантическая конкретность и емкость, комму­ никативная четкость, синонимическая аттракция.

3. Процесс интеграции внешних неологизмов-транспозитов зависит от близости контактирующих языков на различных уровнях и проходит неодно­ родно. Для внутренних неологизмов характерна высокая степень интегри рованности на всех рассмотренных уровнях, кроме графического. Боль­ шинство лексических единиц допускают несколько графических вариантов.

4. Эмпирический анализ материала на различных уровнях интеграции указывает на значительный изоморфизм немецкого и английского языков, который заключается в тенденциях словообразовательного, семантического, графического и морфологического тождества (дериваты с идентичными аф­ фиксами, доминирования композитов с тождественной продуктивной слово­ образовательной моделью и семантическими типами связи между компонен­ тами (модификативный и финальный), продуктивность и непродуктивность отдельных словообразовательных средств и моделей, серийность образова­ ний с общими инициальными и финальными компонентами, дискретность написания композитов, форма множественного числа с флексией -s).

5. Для неосемантизмов характерно в большинстве случаев заимст­ вование л е в прототипа из языка-источника (для внешних неологизмов транспозитов), у соответствующей англоамериканской ЛЕ (для внутренних неологизмов).

ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ НЕОЛОГИЗМОВ 1.1. Дефиниция понятия '^неологизм'* Мы считаем весьма важным представить более или менее полную картину предыдущих исследований с тем, чтобы подчеркнуть всю сложность проблематики, связанной с неологизмами современного немецкого языка. В настоящий момент времени немецкий язык, так же как и многие языки, переживает "неологический бум". Это связано с радикальными переменами в немецкой действительности — изменились политические условия жизни, наб­ людаются значительные успехи экономики, науки и техники. Все это не могло не сказаться на количественном росте современного вокабуляра.

Словарный состав языка представляет собой открытую систему. Обо­ гащение языка - это появление новых слов, новых значений слов, новых выражений и устойчивых словосочетаний. Это явление рассматривается как прогресс языка: "... всякое новое слово есть новый монументальный камень, входящий в состав той пирамиды языка, которую зиждут в продолжении ве­ ков, во свидетельство бытия своего, народы и которой последний верхний камень только тогда положен будет, когда создание остановится, то есть ко­ гда самое существование народа прекратится" [Котелова 1978: 5].

Появление новых слов и необходимость их исследования явились пред­ посылкой создания особого раздела лексикологии — неологии - науки о нео­ логизмах. Изучением новых слов немецкого языка занимаются Е.В. Розен [1972, 1991, 2000], А.И. Домашнее [1983], Д. Ксуефу [D. Xuefu 1989], П. Бра­ ун [Р. Braun 1995], И. Барц [I. Barz 1997, 2002], У. Богерт [U. Bogert 1997], М. Кинне [М. Kinne 1996, 2000], В. Тойберт [W. Teubert 1998], Д. Герберг [D. Herberg 1998, 2000, 2004] и другие отечественные и зарубежные линг­ висты.

Наибольших успехов в разработке теории неологии добились француз­ ские лексикологи. Начиная с классических работ А. Дармстетера [Darmsteter 1877, 1927] французская лингвистическая школа внесла значительный вклад в теорию и практику неологии Л. Деруа [L. Deroy 1971], М. Коэн [М. Cohen 1972] П. Жильбер [Р. Gilbert 1973], Б. Гарден [В. Gardin 1977], Л. Гильбер [Ь.Сш1Ьег11977]идр.

Успешно разрабатывают науку о неологизмах русского языка Н.З. Коте лова [1978, 1983], Е.А. Левашов [1978], Н.С. Никитченко [1983], В.Н. Сергеев [1983] и др.

Большой вклад в теорию и практику изучения английских американских неологизмов вносят лингвисты В.И. Заботкина [1989], Г. Кеннон [G. Cannon 1982, 1987], Д. Симпсон [J. Simpson 1988], Д. Алджео [J. Algeo 1994], К. Катлер [С. Cutler 1994], В. Ли [W. Lee 1995], Р. Байен [R. Ваауеп 1996].

Теория неологии в германистике еще не оформилась как самостоятель­ ная область лексикологии. Она появилась и начала интенсивно развиваться в конце XX века. В настоящее время речь идет о развитии двух смежных дис­ циплин - лексикологии неологизмов (неологии) и лексикографии неологиз­ мов (неографии).

Несмотря на огромный интерес научной общественности к новым сло­ вам и значениям в средствах массовой информации, критериям их идентифи­ кации, анализу путей и факторов их появления, изучению моделей их созда­ ния, различным принципам классификации и лексикографической обработки (их фиксации в словарях), немецкие лингвисты М. Кинне и Д. Герберг счи­ тают, что лингвистические исследования данной области в немецком языке во многом отстают по сравнению с французскими, американскими и англий­ скими исследованиями. При этом необходимо учитывать национальные раз­ личия. Французские лингвисты больше внимания уделяют теоретическим и методическим вопросам неологии, а английские и американские языковеды в основном решают практические лексикографические проблемы.

Немецкая неология ставит задачу изучения новых слов на стыке двух лингвистических дисциплин — лексикологии и лексикографии [Herberg, Kinne 1998: 2-3]. СИ. Ожегов в своей работе "Лексикология, лексикография, куль­ тура речи" [1974] справедливо подчеркивал корреляцию этих лингвистиче­ ских дисциплин.

Для обозначения новых лексических единиц в лексикологии и лекси­ кографии обычно пользуются термином "неологизм", содержание которого вытекает из этимологии значения самого слова: neos (греч. новый) и logos (греч. слово).

Термин "неологизм" (Neologismus) был заимствован в немецкий язык во второй половине XVIII века из французского, в котором новообразование "neologisme" появилось в начале того же века.

В течение нескольких лет в немецком языке возник ряд слов, связанный с данным понятием: neologique / neologisch, neologie / Neologie, neologue / Ne ologe, neologist / Neologist. Первые неологизмы, заимствованные из фран­ цузского языка neologisch, Neologie, Neologist были зафиксированы в словаре немецкого лингвиста К. Шонаиха [С. Schonaich] "Die ganze Aesthetik in einer Nuss oder Neologisches Worterbuch" в 1754 году. Это самый ранний источник для немецкого языка. Это, конечно, не словарь в традиционном смысле, а своего рода памфлет, в котором автор критически рассматривает новые слова (преимущественно окказионализмы) беллетрической литературы. Автор от­ носится к пуристам, которые стремятся к очищению литературного языка от слов иностранного происхождения, неологизмов. Поэтому он считает, что всякое новое слово загрязняет благородный немецкий язык.

Позже появились другие словари, отражающие данные заимствования:

Е. Гейзе [J. Heyse] "AUgemeines Worterbuch zur Verdeutschung und Erklarung der in unserer Sprache gebrauchlichen fremden Worter und Redensarten" года, E. Камне [J. Campe] "Worterbuch zur Erklarung und Verdeutschung der un­ serer Sprache aufgedrungenen fremden Ausdriicke" 1813 года, новое издание 1970 г. Упоминания о лексических единицах Neolog / Neologe, Neologie, neo logisch, о заимствованном из французского языка слове "neologisieren" впер­ вые встречаются в словарях этих авторов.

Термин "Neologismus", в свою очередь, появляется у Ёртеля [Oertel] "Gemeinniitziges Worterbuch zur Erklarung und Verdeutschung der im gemeinen Leben vorkommenden fremden Ausdrucke" 1816 года и у Петри [Petri] "Ge drangtes Deutschungs-Worterbuch der unsere Schrift- und Umgangssprache, selten oder ofter, entstellenden fremden Ausdrucke" 1817 года.

В связи с пуристическими традициями в немецком языке отношение к термину "неологизм" до начала XX века оставалось негативным. Лингвисты считали его бесполезным и временным. Можно с уверенностью сказать, что 'неологизм' — относительно молодой термин в немецком языке, но он обозна­ чает явления, представляющие особую актуальность и значимость при ис­ следовании изменений, происходящих в нем.

Определение данного понятия с точки зрения лексикологии и лексико­ графии появилось лишь во второй половине XX века. Оно еще не зафикси­ ровано в словаре братьев Гримм 1954 года. В более поздних источниках этот термин определяется следующим образом:

- "неологизм — выражение, которое называет новые в сознании человека естественные и общественные явления" [Kjahl, Kurz 1970: 75];

- "греч., новое, в большинстве случаев исскуственное образование" [Die Brockhaus Enzyklopadie 1971: Band 13];

- "неологизм - языковое новообразование" [Meyers Enzyklopadisches Lexikon 1976: Band 17].

Ha наш взгляд данные определения отличаются упрощенностью и одно­ сторонностью. Немецкие лингвисты 3. Краль и Е. Курц не выделяют различ­ ные виды новых слов, но связывают их появление с изменениями, происхо­ дящими в обществе.

"Die Brockhaus Enzyklopadie" и "Meyers Enzyklopadisches Lexikon" рас сматривают неологизмы с словообразовательной точки зрения.

"Grosses Worterbuch der deutschen Gegenwartssprache" придерживается вышеупомянутой точки зрения при определении данного термина, но здесь мы видим уже выделение семантического компонента:

- "языковое новообразование (новое слово и новое значение), перешед­ шее в общее употребление" [1978: Band 4].

В последнее время отечественные и зарубежные лингвисты рассматри­ вают понятие неологизма в широком спектре, причисляя к разряду новых слов не только материально новые слова, никогда не встречавшиеся в языке ранее, но и слова старые по форме, но изменившие свое значение:

- "неологизм - есть новое слово (устойчивое сочетание слов), отвечаю­ щее потребностям общения, новое по значению и по форме (или только по значению, или только по форме), созданное по словообразовательным зако­ нам данного языка или заимствованное из другого языка и воспринимаемое носителями данного языка в качестве нового в течение некоторого времени" [Розен 1971: 41]. В данном определении указывается также на соотнесен­ ность новых слов различных видов с определенным моментом времени, что имеет большое значение для рассмотрения сути данного явления.

В следующей дефиниции конкретизируется временной период каждого нового слова, отмечается его степень распространения и перспективы даль­ нейшего существования в языке, связанные с образованием новых слов:

"Неологизм — это языковое новообразование, которое обозначает одно или несколько новых понятий. Он должен впервые появиться в языке в течение последних 15 — 20 лет. Неологизм должен быть общеупотребителен, это зна­ чит, что он не может быть чисто окказиональным феноменом, который зави­ сит от изолированной языковой ситуации. Неологизм должен быть частью продуктивной словообразовательной структуры" [G. Paaske 1974: 3].

В практике языкознания существуют также определения, пытающиеся одновременно дифференцировать и классифицировать данный термин:

- "неологизм — это созданное слово, выражение или новое значение уже существующего слова или слово, заимствованное из другого языка" [Ayto 1990: 259];

- "неологизмами обозначают обычно новообразования (слова образо­ ванные по словообразовательным моделям) и заимствования (первичные сое­ динения формы и значения — возникновение новых морфем)" [Schippan 1992:

243].

"Langenscheidts Grossworterbuch Deutsch als Fremdsprache" считает, что "неологизм — новое слово (или слово в новом значении)", обращая внимание на семантический компонент [1993].

"Deutsches Universalworterbuch" отражает основные виды новых слов и дает следующее определение: "неологизм (языкознание);

в общее употребле­ ние перешедшие языковое новообразование (новое слово или новое значе­ ние)" [DUW2 1996: 1070].

Немецкий лингвист Д. Герберг, занимающийся исследованием новых слов в немецком языке и их лексикографической обработкой считает, что лексическая единица, которая появляется в языке и через определённое вре­ мя воспринимается большинством носителей языка как новая может назы­ ваться неологизмом [Herberg 1997: 5]. В своем определении он не разграни­ чивает виды новых слов, но указывает на то, что необходимо учитывать вре­ мя для интеграции нового слова в словарный состав языка. Это позволит из­ бежать ошибок при разграничении неологизмов и окказионализмов.

Русский филолог М. Эпштейн определяет неологизм с прагматической точки зрения, считая, что это функциональное новообразование, которое слу­ жит какой-либо информационной или коммуникативной цели [www.rusword.

org].

Д. Герберг, М. Кинне, Д. Штеффенс, Э. Телленбах и Д. аль-Вади - авто­ ры словаря неологизмов [Neuer Wortschatz: Neologismen der 90-er Jahre im Deutschen], опубликованного в 2004 году, подчеркивают связь новых найме нований с лексическими единицами (ЛЕ), которые образуют бинарный знак, состоящий из плана содержания (значения) и плана выражения (формы). Это суждение является исходным пунктом в определении неологизма. От давно уже зафиксированных и обиходных ЛЕ, неологизмы отличаются тем, что форма и значение или только значение данной единицы воспринимаются большинством представителей определенного коммуникативного общества через какой-либо промежуток времени как новые [NW 2004: 11], Безусловно список определений можно продолжить, но на наш взгляд уже этот перечень достаточен, чтобы понять, что в настоящее время термин "неологизм" не определен с должной точностью. Это касается не только не­ мецкого языка, но и других языков.

В своей работе, определяя понятие "неологизм", мы разделяет точку зре­ ния авторов словаря неологизмов [Neuer Wortschatz: Neologismen der 90-ег Jahre im Deutschen] о том, что каждая ЛЕ представляет собой бинарный знак.

Под неологизмами мы понимаем новые ЛЕ, обладающие новым звукорядом, новым морфемным и словообразовательным составом или ЛЕ, приобретаю­ щие новые ЛСВ;

возникшие в определенный момент времени (в течение лет — 90-е годы XX века — начало XXI века ), часто употребляющиеся в СМИ (не менее трех раз в течение всего исследуемого периода) и проявляющие, как правило, определенную словообразовательную активность. Последний аспект является факультативным. Неологизм должен обладать самостоятель­ ностью употребления, не зависеть от определенного контекста;

быть обще­ принятым, а не окказиональным.

1.2. Критерии идентификации новых слов Отечественные и зарубежные лингвисты в своих исследованиях уделяют большое внимание критериям и способам идентификации новых слов.

От традиционных уже существующих в языке слов неологизмы отлича ются особыми связями со временем, которые фиксируются коллективным сознанием. Е.В. Розен и Е.В. Гулыга в своей работе "Новое и старое в лекси­ ке и грамматике немецкого языка" [1977] освещают основные вопросы тео­ рии лексических и грамматических инноваций и архаизмов, а также функ­ ционирования неологизмов и архаизмов в речи носителей языка. Е.В. Розен рассматривает неологизмы в аспекте времени и пространства. Понятие вре­ мени подразделяется на историческое (календарное) и лингвистическое (внутреннее). По мнению автора, появление нового слова в отдельных случа­ ях с большей или меньшей точностью можно зафиксировать в историческом времени. Так, например, возникновение слова "Euro" (обозначение новой ев­ ропейской валюты) датируется 1 5 - 1 6 декабря 1995 года - время встречи на высшем уровне глав 15 государств Европейского Союза. Однако дальнейшее развитие слова прослеживается обычно только в особом, лингвистическом, или внутреннем, времени. Е.В. Розен справедливо считает, что историю сло­ ва во внутреннем времени можно разграничить тремя критическими точками:

N (Novum) - момент создания новой единицы, L (Lexikalisation) - момент ут­ раты новизны и перехода слова в разряд традиционных и Е (Elimination) - от­ торжение, забвение, иногда исчезновение слова.

Большинство слов не содержит каких-либо признаков, позволяющих су­ дить о возрасте новых слов или значений, времени их возникновения. В язы­ ке постоянно происходит процесс обогащения словаря новыми единицами, что является основной тенденцией его развития.

Чтобы выделить и описать новую лексику в словарном составе языка, необходимо определить по меньшей мере три момента: "что такое "новая" лексика и в чем ее отличие от остальной лексики;

во-вторых, как долго новая лексика может считаться новой и, наконец, в чем именно заключается "но­ визна" лексики" [Розен 1971: 31].

В своей работе "Новое в лексике немецкого языка" Е.В. Розен пытается дифференцировать понятие "новой лексики" [1991]. Она считает, что "новое" предполагает существование чего-то, что является для нас "старым", т.е. известным. Следовательно, новая лексика должна быть абсолютно неиз­ вестна в языке, т.е. не только не известна отдельным носителям языка или даже многим из них, но она не должна быть известна ни в каком специаль­ ном употреблении, ни в современном языке, ни в предшествующие периоды.

Итак, Е.В. Розен в своих исследованиях приходит к выводу, что новая лексика - это прежде всего более "молодая" лексика, т.е. появившаяся позже той лексики, которую мы считаем обычной, традиционной и старой. Выявить эту лексику и ее место в словаре можно, очевидно, только сравнив интере­ сующую нас лексику с какой-либо прежней.

Лингвисты используют метод сравнения так называемых одномо­ ментных синхронных срезов. Под срезом понимают описание словарного состава или перечень его единиц, приуроченный к определенному кален­ дарному времени. Например, Н.С. Авилова использует данный метод при изучении слов интернационального происхождения в русском литера­ турном языке нового времени. Это позволяет описать словообразовательную систему заимствованных глаголов в определенные периоды развития языка.

Однако методика срезов была подвергнута критике в работах А.С. Чикобавы, М.М. Гухман. Они считали, что данный метод уязвим как в теоретическом плане, так и в практическом [Чикобава 1957: 5;

Гухман 1962: 3].

Установить время появления нового слова возможно только в очень не­ многих случаях. Обычно же отмечается, что "данное слово возникло позже (раньше) другого слова" или "возникло позже (раньше) определенного собы­ тия в жизни общества" [Розен 1991: 18].

При идентификации неологизмов возникает ряд трудностей, потому что не все новые поступления заметно отличаются от уже существующих в языке слов. Большинство новых слов довольно органично вливаются в словарный состав языка. Безусловно, существует и такая лексика, которая сразу отмеча­ ется и самими носителями языка, и его исследователями как новая. И это не Противоречит тому общественному факту, что совершенно новых слов нет.

Необходимо учитывать, что большинство слов, считающихся новыми, обязательно в какой-то степени сопоставимы с уже существующими слова­ ми, то ли по звуковым ассоциациям, аналогиям, то ли благодаря тому, что для их создания использовались корни и основы, суффиксы и префиксы дан­ ного языка или других языков и создавались они в соответствии с сущест­ вующими в данном языке словообразовательными моделями.

Отечественные и зарубежные лингвисты считают, чтобы новое слово воспринималось как новое, оно должно обозначать либо новый предмет, но­ вое явление, либо обладать нестандартной формой — нестандартностью зву­ чания, словообразовательной структуры, либо своеобразием семантической организации.

Во всех этих случаях Е.В. Розен полагает, что для слова характерен дополнительно к его другим качествам особый вид выразительности, связан­ ный именно с его новизной (экспрессивность новизны). Экспрессивность но­ визны - один из признаков, который отличает новые слова, пока носители языка сознают, что употребляют новые слова, составляет преходящий элемент значения;

она исчезает, как только слово перестает восприниматься носителями языка как новое, т.е. как только оно становится привычным и обыкновенным. Экспрессивность новизны во многом субъективна. Это связа­ но с языковым опытом индивидуума, знанием других языков и т.п.

Автор считает, что нестандартность звучания и структуры — первый признак новых слов может, конечно, носить окказиональный (случайный, одноразовый) характер, и наоборот, осуществляться в русле общеязыковых стандартных процессов. Новизна слова, как его особое, пусть даже прехо­ дящее качество, может, следовательно, различаться по степени "новизны".

Наиболее новыми словами, - новыми в качественном отношении - следует, очевидно, считать слова, обладающие нестандартным для немецкого языка звучанием, меньшую степень новизны содержат слова оригинальной словообразовательной структуры, элементы которой известны носителям языка. Рассмотрим данные явления на конкретных примерах.

Нестандартное звучание, т.е. новый, необычный для немецкого языка звукоряд, характеризует, например, многие заимствованные (Kickboard, Shareware, Check-up, E-Mail), акронимные (HTML, SMS, MP3, DVD) лекси­ ческие единицы. Эти слова существенно отличаются от слов, сложившихся на базе известных морфем. Хотя последние и представляют собой новую комбинацию звуков, качественно новыми в фонетическом отношении они все же не являются, не являются они и качественно новыми и в плане морфо­ логии.

Не все новые слова в равной мере признаются носителями языка как новые, одни из них вообще остаются незамеченными, другие - усваиваются сравнительно быстро, третьи - длительное время считаются новыми. Эти утверждения, несмотря на то, что они подтверждаются рядом наблюдений, все же остаются гипотетическими, пока не будут подтверждены специаль­ ными психолингвистическими исследованиями, основанными на свиде­ тельствах носителей языка.

Наличие новизны и скорость ее утраты зависят от самых различных причин, некоторые из них заложены в специфике внутриязыковых процес­ сов, другие - в значительной степени связаны с внешними факторами.

Внутриязыковые (лингвистические) основания для полного "вживания" нового слова могут быть заложены:

- в активности (распространенности, известности) слова, в его слово­ образовательной и фразеологической активности;

- в характере его звучания: менее привычное звучание способствует бо­ лее длительному пребыванию слова в разряде новых;

- в характере его словообразовательной структуры: образования на ос­ нове редкой словообразовательной модели дольше воспринимаются как но­ вые;

- в экспрессивности нового слова;

- в характере словарного поля и сдвигов в нем в результате "вживания" нового слова [Розен 1971: 41].

Разработаны уже критерии оценки инноваций русского языка, прило жимые и для идентификации неологизмов в немецком языке.

Так, в частности, при выяснении таких свойств слова, значения, выраже­ ния, как принадлежность его языку, а не речи, принадлежность литера­ турному языку, а не ограниченным сферам и жанрам его, степень его освоен­ ности в данное время, общественного принятия и т.п., должна приниматься во внимание совокупностью разнообразных особенностей его значения, глав­ ные из которых следующие:

- большое количество регистрации;

- разнообразие источников и жанров источников, в которых зарегист­ рировано слово;

- независимость номинации (возможность реализации слова, значения, фразеологизма без речевых поддержек);

- наличие словообразовательных дериватов разного рода, возможных употреблений (образных, метонимических, грамматических и т.п.), свиде­ тельствующих об освоенности инноваций языковым сознанием [Котелова 1983:23-24].

В своей работе мы придерживаемся указанных выше критериев иденти­ фикации неологизмов, уделяя особое внимание количеству регистрации, независимости номинации, наличию словобразовательной активности, а так­ же учитываем критерий отсутствия новых ЛЕ исследуемого периода в ранее изданных словарях, в частности в словаре Deutsches Universalworterbuch [DUWl 1989] и в других изданиях.

Исходя из этих соображений, можно сделать вывод, что далеко не все лексические единицы, пришедшие в язык, считаются неологизмами. Если считать неологизмом любую лексему, никогда в данном языке не встречав шуюся, ТО придется рассматривать ее в одном ряду с новыми единицами, регулярно и единообразно используемыми в коммуникации рано или поздно фиксируемыми словарями, т.е. словарными образованиями, другие новые слова-однодневки, слова однократного употребления, созданные для сию­ минутных нужд коммуникации, или слова, адекватные словосочетаниям, в которые они легко перерождаются. Эти словные образования не обладают качеством лексемы, не представляют собой единицы словарного состава [Павлов 1985: 10], их количество неисчислимо, теоретически бесконечно.

Словари их не фиксируют и фиксировать не могут. Поэтому целесообразно исключить словные образования нелексемного типа из определения термина "неологизм", но слова такого рода является "продуктом" действий тех же словотворческих тенденций, что и неологизмы.

Каждая языковая и тем самым лексическая инновация соответствует в начале всегда индивидуальному словотворческому акту: "Все языковые об­ разования в большинстве случаев индивидуальны;

но они служат потреб­ ностям коммуникации" [Coseriu 1974: 127], Большинству продуктам индиви­ дуального словотворчества, если они не будут восприняты основной частью носителей языка, уготована судьба окказионализмов, "одноразовых" образо­ ваний.

В германистике они называются "Augenblicksbildung", "Ad-hoc-Bildung", "Textwort", а их определение подчеркивает особенность данной группы лек­ сических инноваций :

- "окказионализм, в отличие от узуальных, занесенных в словарь (лекси кализированных) названий, есть образованный для текста и семантически за­ висимый от текста словообразовательный продукт" [Barz, Schroder 1997: 2].

Окказионализмы не заносятся в словари и связаны лишь с опреде­ ленным контекстом. Если же лексическая инновация воспринимается боль­ шинством носителей языка в качестве новой в течение некоторого времени, то ее уже можно считать "неологизмом". Путь от окказионализма к неоло гизму длится долгое или короткое время, иногда ведет в никуда.

Этот процесс во многом связан с экстралингвистическими и лингвис­ тическими факторами.

Экстралингвистические факторы лежат за пределами языковых законо­ мерностей. Это все те стимулы развития словаря, "которые относятся к реа­ лиям, к реальной действительности, в условиях которой осуществляется функционирование и развитие данного языка" [Розен 1971: 53]. Это могут быть экономические, социальные, исторические, технические, культурные, коммуникативные причины.

Естественно, что в каждом языке действуют в течение некоторого времени определенные лингвистические законы и правила порождения но­ вых слов, способствующих расширению словарного состава языка.

В заключение следует сказать, что неологизмы - это слова, функциони­ рующие в языке недавно, их появление фиксируется носителями языка на основании предшествовавшего языкового и культурного опыта. Неологизмы - "символы" времени. Они связаны с определенным периодом развития об­ щества.

Ссылка на более или менее точное время возникновения нового слова, а также его последующий процесс вхождения в лексику языка (до лексика лизации) имеет для любого неологизма высокое определяющее значение.

Каждый неологизм проходит следующие стадии: "Возникновение — вос­ приятие общеязыковой лексикой — принятие языковой нормой — лексикогра­ фическая интеграция в лексику языка" [Kinne 1997: 330].

При составлении словаря неологизмов 90-х годов Д. Герберг и другие авторы учитывали следующие критерии отбора новых ЛЕ:

- новизна для 90-х годов XX века;

- принадлежность единому стандартному немецкому языку;

- немецкое словоупотребление.

Данные критерии применялись при анализе около 6000 примеров, вы бранных на основе субъективной языковой компетенции авторов проекта из первичных и вторичных источников. В результате строгой селекции общее количество сократилось до 700.

Более подробно остановимся на критериях отбора, которые играют важ­ ную роль при идентификации неологизмов, не только касательно данного словаря, но и в целом.

Критерий "новизны для 90-х годов XX века" проверяется двумя спосо­ бами. Во-первых, сравнение с данными словарей, опубликованными до года;

каждая ЛЕ, встречавщаяся в данных источниках, исключалась из обще­ го списка. Во-вторых, анализ современных немецких текстов с 1991 года и составление электронного сравнительного корпуса ("neokomp") для регист­ рации примеров употребления. Как правило, отбирались примеры много­ кратно встречающихся ЛЕ.

Критерий "принадлежности единому стандартному немецкому языку" заключается в том, что "диалекты, профессиональные и специальные языки исключаются;

в центре находится единый стандартный язык и общеязыковые сферы прежде всего функциональных и социальных, и в меньшей степени региональных вариантов" [Hass-Zumkehr 2000: 2]. Во внимание не принима­ ются неологизмы австрийского и швейцарского стандартного варианта не­ мецкого, так как их употребление ограничено Австрией и Швейцарией.

Необходимо четко понимать, что представляет собой "единый стандарт­ ный язык" [NW 2004: 14]. Авторы словаря считают, что это единство стан­ дартных языковых средств, которые предоставлены большей части предста­ вителей языкового общества (в данном случае немецкого). Языковые средст­ ва и являются общей стандартной лексикой. Обособленной наряду с регио­ нальной остается чисто профессиональная и групповая лексика. При этом нельзя отрицать "интенсивное взаимодействие между стандартным языком, профессиональными и групповыми языками" [Kinne 1996: 343]. Поэтому для селекции неологизмов необходимо установить границы.

Авторы словаря исходят от "социальной значимости" ЛЕ, которая обу­ славливает ее коммуникативную релевантность для пользователя общего стандартного немецкого языка [NW 2004: 14]. Так, например, неологизмы какой-либо профессиональной сферы "выполняют функцию передачи специ­ альных знаний пользователям, это прежде всего щкольные учебники, научно популярные издания, журналы с широким кругом читателей, газеты, а также тексты радио и телевидения" [Petermann 1982: 211]. Это значит, что "данные специальные слова известны для читателя газеты или журнала и даже упот­ ребляются им самим" [Carstensen, Busse Anglizismen-Worterbuch 1 1993: 39].

Критерий "немецкого словоупотребления" означает, что в данном слова­ ре рассматриваются ЛЕ, которые употребляются в странах немецкого языка и встречаются в различных источниках. Среди них многочисленные ЛЕ, за­ имствованные из английского языка — англицизмы (здесь имеется ввиду британский и американский английский). Признаки того, что английскую ЛЕ можно рассматривать как заимствованное для немецкого языка слово (англи­ цизм), проявляются в графической ассимиляции (правописание существи­ тельных с заглавной буквы: Webcam "цифровая камера в Интернете" [NW 2004: 368], в фонетической ассимиляции (в немецком языке Webcam произ­ носится [vepkaem] вместо английского [webkaem]), в морфологической асси­ миляции (die Webcam - существительное женского рода).


Существует также дополнительный критерий для идентификации новых значений: кроме выше перечисленных критериев необходимо определить, идет ли речь о новом значении, новой семеме, или имеется ввиду только но­ вый способ употребления уже существующей ЛЕ в том смысле, что "к уже существующим семемам и способам употребления добавляются только лишь новые варианты и нюансы, которые как таковые не образуют новой само­ стоятельной семемы" [Kinne 1996: 345]. Решающими факторами являются специальные семантические признаки, изменения валентности, стилистиче­ ской окраски.

В.Г. Гак в своей работе "О современной французской неологии" [1978], в свою очередь, говорит о том, что новое слово после возникновения прохо­ дит несколько стадий социализации (принятие его в обществе) и лексик лизации (закрепления в языковой системе). Слово воспринимается массами, фиксируется в СМИ. После социализации идет процесс лексикализации, а затем выявляются типичные контексты употребления.

Понятие "неологизм" обладает не статической, а процессуально-дина­ мической природой. Пройдя все выше перечисленные стадии, прежний нео­ логизм перестает быть таковым (он уже находится в исторически относи­ тельной зависимости например, "неологизм 90-х годов") и принадлежит общеязыковой лексике языка.

1.3. Основные классификации неологизмов Все лексические новшества — новые словарные единицы, новые значе­ ния и новые варианты словоупотребления могут быть обозначены одним термином — лексические инновации. Это обобщающее понятие, в котором можно выделить неологизмы как узуальные словарные единицы. Для обозначения разных видов и типов неологизмов в языкознании используются различные термины.

"Worterbuch der deutschen Gegenwartssprache" (WDG) под редакцией P. Клаппенбах и В. Штайница [1961-1977], впервые после словаря Е. Камне [1807—1811], четко различает три типа неологизмов в немецком языке:

- слова, впервые появившиеся в немецком языке в течение последних лет, так называемые Neuworter ["собственно неологизмы", или "неологизмы первого порядка" - термины Розен 2000: 43]. Это лексика новая и по форме и по значению (исключение трансноминация);

- слова, появившиеся в течение указанного отрезка времени на базе существовавших ранее слов, т.е. составленные из известных слов и аффиксов в новых комбинациях по словообразовательным моделям — слова лишь ус­ ловно новые;

- слова, получившие в этот период новое значение, в словаре они наз­ ваны Neubedeutungen ("семантические неологизмы'*), т.е. по существу старые слова, полностью изменившие свое значение, либо слова, присоединившие к известной уже системе значений одно или несколько новых [WDG Band 1, 1964: 5].

Из этих очень больших и в свою очередь разнородных отрядов слов подлинно новыми являются лишь слова, сочетаюище новое звучание с новым понятийным содержанием (Neuworter). Они безусловно регистрируются носителями языка как слова истинно новые, причем эта констатация опира­ ется прежде всего на новизну звучания. Неологизмы-новообразования отличаются новым морфемным и словообразовательным составом.

По мнению Е.В Розен, представляется логичным закрепить термин "неологизм" только за этими двумя типами новых слов (Neuworter и Neupra gungen), поскольку они являются новыми лексическими единицами языка.

Заимствования называют неологизмами первого порядка: das Cybercafe (Интернет-кафе), der Anchorman (радио- и телеведущий), das Kickboard (са­ мокат).

Неологизмы-новообразования можно считать неологизмами второго по­ рядка, так как они формируются в самом немецком языке из элементов, ко­ торые уже раньше использовались для наименования других объектов: der Flachbildschirm (плоский экран компьютера, телевизора), die Digitalkamera (цифровая камера), die Biotechnologie (биотехнология), Bezahlfemsehen (плат­ ное телевидение) и т.д. Новизна этой лексики часто весьма относительна.

Иногда данные новообразования относят вообще к неологизмам третьего по­ рядка, а во второй выделяют "Neupragungen", содержащие новый, ранее не­ известный структурный элемент.

Речь идет о гибридных билингвальных новообразованиях "hybride Neu bildungen": die Chip-Kunst (новое направление в искусстве, когда элементы картины представлены формой микрочипов), die Call-in-Sendung (радио- или телепрограмма, во время которой слушатели или телезрители могут звонить в прямой эфир), die E-Mail-Adresse (адрес электронной почты).

К лексическим инновациям третьего порядка многие лингвисты относят также и семантические неологизмы "Neubedeutungen": "die Adresse" при­ обретает два новых ЛСВ "адрес электронной почты", "адрес веб-страницы в Интернете" [NW 2004: 5].

В немецкой лексикологии принято выделять следующие виды неоло­ гизмов, которые было бы целесообразно упомянуть:

- новообразование, заимствование, новое слово [Linguistisches Worter buch 1973: 473];

- новое слово [Lexikon sprachwissenschaftlicher Termini 1985: 161];

- новая лексема / новое слово, новая семема / новое значение, новое обо­ значение [Lexikon Sprache 1993: 415];

- новое значение / новая семема [Schippan 1992: 245];

- новое слово, новообразование, новое значение [Herberg 1997: 3].

Интересна с лингвистической точки зрения классификация неологизмов в работе Д. Ксуефу [D. Xuefli] "Neologismus und Neologismenworterbuch" [1989]. Автор выделяет следующие виды:

- новые заимствования и новообразования с заимствованными состав­ ными элементами;

- прямые заимствования;

- гибридные (смешанные) новообразования;

- мнимые заимствования;

- новые производные слова;

- новые аббревиатуры;

- новообразования;

- новые значения [Xuefli 1989: 40], Во многом данная классификация примыкает к систематизации лекси­ ческих инноваций WDG за тем исключением, что в последней рассмат­ риваются основные виды неологизмов. Классификация Д. Ксуефу предпола­ гает выделение отдельных подвидов новой лексики (новые заимствования подразделяются на прямые и мнимые, рассматриваются гибридные (смешан­ ные новообразования)) в том числе и основных видов: новообразования и семантические инновации.

Теоретические и лексикографические аспекты современной неологии немецкого, французского, английского и русского языков изложены в книге библиографии Д. Герберга и М. Кинне "Neologismen". В своей работе немец­ кие лингвисты различают два основных вида неологизмов:

- новая лексема (слово или словосочетание, представляющее единство формы и значения, отсутствующее до определенного момента времени в не­ мецком языке). По словообразовательному образцу она подразделяется на новое слово, образованное без аналога словообразовательной модели (что чрезвычайно редко), и новое слово (как правило сложное или производное), образованное на основе существующей или заимствованной словообразова­ тельной модели;

- новое значение (существующая в немецком языке однозначная или многозначная лексема приобретает в определенный момент времени новое значение) [Herberg, Kinne 1998: 1-2].

При этом лингвисты отмечают, что процесс появления нового значения и его дальнейшее распознавание происходит в языке значительно дольше и сложнее по сравнению с новыми лексемами. При этом следует отметить, что под лексемой понимается единство формы и значения слова как единицы словарного состава языка.

И. Барц занимается изучением неологизмов, сравнивая данные различ­ ных словарей, подкрепляя их примерами из текстов. За основу немецкая ис­ следовательница берет новые слова, отмеченные WDG, где, после словаря Е.

Камне, впервые специально маркированы неологизмы, и сравнивает их с ЛЕ современных немецких словарей. Это позволяет проследить развитие новых лексем в историческом плане с точки зрения диахронии. В своей статье "Was ist aus den Neologismen des WDG geworden?" [2002] И. Барц придерживается классификации WDG, считая ее классической и оптимальной для изучения неологизмов.

В. Фляйшер и И. Барц, занимаясь исследованиями неологизмов в немец­ ком языке, выделяют два вида новых слов: окказионально употребляемые слова и узуально употребляемые слова [www.hausarbeiten.de]. По мнению ав­ торов, окказионализмы зависят от определенного контекста и принадлежат языковой системе, а не языковой норме. Узуальные слова, в свою очередь, принадлежат языковой норме и входят в лексикон языка. В результате часто­ го употребления они принимаются обществом и заносятся в словари.

А. Лерер разработала в 1996 году в своей статье "Why neologisms are im­ portant to study?'* три возможности классификации неологизмов. Она занима­ ется исследованием композитов, а также аналогичных и регулярных образо­ ваний. В категории композитов автор выделяет пять различных видов новых слов, согласно своих словообразовательных компонентов: субстантивно адъективные;

адъективно-субстантивные;

субстантивно-субстантивные;

суб­ стантивно-глагольные;

глагольно-субстантивные [www.hausarbeiten.de], К сожалению данная классификация не рассматривает аббревиатуры в качестве компонентов композитов, а также трех- и четырехкомпонентные сложные слова. А. Лерер предлагает также другую классификацию неоло­ гизмов, в основе которой находятся слова с тождественным словообразова­ тельным компонентом. Данный компонент имеет временные и локальные ог­ раничения. Третья классификация различает аналогичные и регулярные об­ разования. Аналогичные образования — слова, созданные по аналогии с уже существующим словом. Регулярные образования возникают в результате действия нормативных словообразовательных правил. Автор уделяет внима ние также коннотативному аспекту.


П. Жильбер разработал классификацию англицизмов в французском языке, которая применима и для немецкого языка. Автор выделил пять ви­ дов:

- кальки (семантические компоненты иностранного слова (выражения) заменяются соответствиями заимствующего языка — "compact disk / disque compact"), - креативные образования (семантическое содержание передается более или менее оригинальными соответствиями заимствующего языка — "design / stylique"), - францизмы (ассимилированные формы слов, согласно авторской кон­ цепции, представлены также билингвальными новообразованиями - "mana­ ger / manageur"), - аналитические перифразы (во многом напоминают креативные обра­ зования - "airbag / sac gonflable", "mountain bike / velo tout terrain"), - слова, с измененной семантикой (расширенной или суженной) пред­ ставлены уже существующими в языке словами, которые изменяют свое зна­ чение - "comeback / retour" [www.hausarbeiten.de].

Ф. Унгерер и Г.-Е. Шмид разработали в 1998 году классификацию анг­ лийских субстантивно-субстантивных композитов, применимую и для не­ мецкого языка. Авторы рассматривают виды связи и гиперо-гинонимические отнощения между компонентами композитов. Это разграничение объясняет­ ся парадигматической связью, когда первый компонент характеризует, уточ­ няет значение второго. Такие взаимоотношения между составными частями композитов определяются видом связи. Например, "Okokrieg" или "Um weltkrieg", в данном случае необходима спецификация идентичного вто-рого компонента. В гиперо-гипонимической связи первая составляющая компо­ зита имеет обобщающее значение, а вторая указывает семантическую часть первой (например, "chairleg" - "Stuhibein"). Авторы разрабатывают также классификацию неологизмов в зависимости от вида связи и степени лекси кализации:

- детерминативные композиты (первая составляющая характеризует вто­ рую), - нейтральные композиты (не имеют такой тесной семантической связи как у первого вида), - полностью лексикализированные композиты (зарегистрированы слова­ рями) [www.hausarbeiten.de], М. Эпштейн занимается изучением неологизмов в русском языке и соз­ дает свою классификацию, также применимую и в немецком языке. Автор выделяет следующие виды неологизмов:

- номинативный (отвечает на запрос нового жизненного явления и назы­ вает его, к этому типу относятся исторические, политические, научно технические и прочие номинации), - концептивный (не называет какое-то новое явление, но скорее вводит в язык новое понятие или идею), - семантический (придает уже существующим в языке словам новый фундаментальный смысл), - наивный или примитивный (рождается, как правило, из-за незнания су­ ществующих и правильных литературных слов или оборотов речи;

это про­ дукт стихийного и устного словотворчества, к которому причастны дети и люди из народа;

продуктивен в определенных возрастных и образовательных группах, маргинальных по отнощению к литературному языку), - проективный (не только называет определенное явление, но и призы­ вает обратить на него внимание;

это слова - лозунги, кличи, приманки, обе­ щания;

они характерны для общественно-политической и товарно-рыночной сфер), - экспрессивный (обозначает по-новому уже известные явления или по­ нятия, тем самым подчеркивая именно красоту и образность слова;

здесь же выделяются "персонажные" неологизмы, которые функционируют в кон­ тексте художественного произведения как средство речевой или идейной ха­ рактеристики персонажа или рассказчика), - авторский (однословие) (принадлежит словотворчеству определенного автора) [www.rusword.org].

Данная авторская классификация построена на градациях перехода от чисто функционального словообразования (называющего новое явление) к неологизму как форме словотворчества. При этом сохраняет свой смысл и различение лексических и семантических, узуальных и окказиональных не­ ологизмов.

Е.А. Городецкая в своей статье "К вопросу о путях образования неоло­ гизмов в английском языке (на материале анализа неологизмов в терминоси стеме компьютерных технологий)" рассматривает следующие виды неоло­ гизмов:

- собственно неологизмы (новизна формы сочетается с новизной содер­ жания);

- трансноминация (сочетает новизну формы слова со значением, уже пе­ редававшимся ранее другой формой);

- переосмысление (новое значение обозначается формой, уже имеющей­ ся в языке) [www.FESTU.ru/ru/structure/library/library/science/sl28/article43.

htm].

В последнее время изучение неологизмов немецкого языка привлекает к себе все большее внимание отечественных лингвистов. Работа Е.В. Розен "На пороге XXI века. Новые слова и словосочетания в немецком языке" [2000] в разной форме освещает два аспекта неологии. Первый из них показывает, от­ куда берутся новые слова, как они организуются, из чего состоят, какие фор­ мы принимают. В работе также рассматриваются слова искусственного происхождения, неологизмы-аббревиатуры, неологизмы-иносказания, неоло­ гизмы, произведенные от имен собственных. Другой аспект обращен к тем сторонам жизни общества, где отмечается появление новых обозначений.

Неологизмы рассматриваются в сферах международной политики, экологии, комппьютерной техники, тендерной лексики. В работе приводится также частеречевая характеристика неологизмов. С точки зрения происхождения неологизмов различаются: слова иноязычного происхождения;

книжные сло­ ва-европеизмы;

экзотизмы;

англоамериканизмы.

В словаре неологизмов 90-х годов немецкого языка различаются два ви­ да неологизмов: новые ЛЕ и новые значения. Новые ЛЕ охватывают здесь новые односложные лексемы ("Neulexem") и новые многосложные лексемы ("Neuphraseologismus"). При этом нет принципиальной разницы между но­ выми ЛЕ, образованными в немецком языке, и новыми ЛЕ, заимствованными из других языков. Речь идет о новом значении ("Neubedeutimg"), если у за­ фиксированной в немецком языке моносемантической или полисемантиче­ ской ЛЕ к уже существующему значению или значениям добавляется новое.

Соотнесенность неологизма с каким-либо моментом времени делает понятие "неологизм" относительным и исторически обусловленным: ссылка на более или менее точный момент времени появления и последующие периоды рас­ пространения является для определения неологизма основополагающей pSIW 2004: 11].

В своем исследовании, анализируя неологизмы, мы придерживаемся классической классификации новых ЛЕ в современном немецком языке, предложенной в словаре "Worterbuch der deutschen Gegenwartssprache" [1961 1977], считая ее наиболее оптимальной для рассмотрения неологизмов. За основную единицу, представляющую объект изучения, мы принимаем неоло­ гизм. Он определяется как:

- заимствованная ЛЕ, переносимая в немецкую языковую среду, всту­ пающая в новые семантические и словообразовательные отношения;

или за­ имствованная ЛЕ, изменяющая свое значение в результате заимствования л е в из языка-источника или репрезентирующая новый концептуальный признак (внешний неологизм-транспозит (ВНТ));

- немецкая ЛЕ в комбинации с различными словообразовательными эле­ ментами, участвующая в образовании новых слов, или немецкая ЛЕ, приоб­ ретающая новый ЛСВ (концептуальный признак) (внутренний неологизм (ВН)). К данной группе относятся также новообразования, состоящие из за­ имствований в сочетании с немецкими аффиксами или образования с заимст­ вованными составными компонентами.

При этом мы подчеркиваем взаимодействие трех процессов — заимство­ вания, словообразования и изменения значения. В дальнейшем мы строим классификацию с опорой на морфолого-семантические критерии, выделяя основные четыре группы: симплексы, дериваты, композиты, аббревиатуры.

С точки зрения семантики и соотнесенности с концептом, среди ВНТ, выделяются следующие виды ЛЕ:

- редукционные (ЛЕ с суженной семантикой), - стабильные (ЛЕ, сохранившие свою семантику и соотнесенность с де­ нотатом и концептом), - неосемантизмы:

1. ЛЕ, заимствованные до исследуемого периода или в данный период, которые приобретают через какой-либо период времени ЛСВ из языка источника (английского языка), 2. ЛЕ, которые в результате транспозиции изменяют свое значение, при­ обретая новый концептуальный признак или репрезентируют новый концепт.

По отношениям между членами композитов мы выделяем пять типов ВНТ: модификативный (термин Е.И. Радченко), метафорический, локальный, финальный и синтаксический и семь типов ВН: модификативный, усили­ тельный, метафорический, инструментальный, локальный, темпоральный и финальный.

1.4. Лексикографические аспекты неологизмов Только в XX веке утвердился такой раздел лексикологии, как неография — теория и практика создания словарей неологизмов.

Сейчас в мире насчитывается, по приблизительным подсчетам, более неологических словарей. И ведущее положение в этой области принадлежит русской неографии. Под руководством доктора филологических наук Н.З.

Котел свой в 60-70-х годах были созданы три типа таких словарей: словари ежегодники (они вбирают слова, новые для данного года и потому пока еще не претендующие в целом на нормативность и долговечность);

словари-деся тилетники (в них представлены понятия, которые отчасти уже прошли испы­ тание временем) и словари слов, употребление которых двумя поколениями ввело их в круг устойчивой национальной лексики.

Словари неологизмов, что вполне естественно, представляют лишь опре­ деленный лексический срез, только встраивающийся в общую систему языка, но они чрезвычайно удобны для работы в справочных целях.

"Новые слова и значения. Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 60-х годов" под редакцией Н.З. Котеловой и Ю.С. Сорокина [СНС-60] положил начало лексикографическому описанию новых слов.

Вслед за ним в Словарном секторе русского языка был подготовлен к печати словарь, который включает лексические заимствования и новообразования 70-х годов. Каждая словарная статья в этом словаре содержит указание на происхождение слова, его словопроизводственные составляющие. В СНС- вошло около 4500 новых слов, значений слов, выражений, он охватил мате­ риалы обширной картотеки, насчитывающей более 100000 карточек-цитат и учитывающей источники прессы и литературы трех контрольных лет — 1973, 1974, 1975 и дополнительно 1976. Особого внимания заслуживают словари справочники новых слов и значений, составленные по материалам прессы и.БИБЛИОТЕюГ художественной литературы середины 50-х - середины 80-х годов под редак­ цией Н.З. Котеловой [1971,1984, 1997], Е.А. Левашова [1996].

В 1997 году вышел словарь новых слов русского языка 80-х годов. Как и все неологические словари второго и третьего типа, он содержит в себе:

- собственно новые слова, выросшие на русской почве, или чистые ино­ язычные заимствования;

- слова не новые, но с новым значением;

- новые устойчивые сочетания слов с прямым значением;

- новые фразеологические обороты (около 120);

- новые инициальные аббревиатуры.

"Совершенно очевидно, что каждый культурный народ должен следить за изменениями в словаре своего языка", - писали в годовом отчете Ака­ демии наук академик В.М. Истрин и выдающийся лексикограф Л.В. Щерба.

Эта мысль стала отправной точкой для авторов Словаря-справочника по ма­ териалам прессы и литературы 80-х годов (Т.Н. Буцева, Ю.Ф. Денисенко, Е.П. Холодова, СИ. Алаторцева, В.Д. Бояркина, Э.Р. Сальмин, Н.А. Козу лина), которые и совершили эту очередную культурную акцию [www.

rusword.org].

В русской неографии появлялись мобильные информационно-спра­ вочные издания - бюллетени новых слов, представляющие новые слова ка­ кого-либо небольшого периода. Подобное издание открывает доступ всему новому в языке, включая слова-однодневки, жаргонизмы, разного рода окка­ зиональные, индивидуально-авторские слова. Первый опыт такого инфор­ мационного издания осуществлен в виде бюллетеня "Новое в русской лек­ сике. Лексикографический выпуск по материалам газет и журналов 1977 го­ да", который содержит около 1500 слов, значений и сочетаний, зарегистри­ рованных впервые по массовым изданиям прессы в 1977 г. Ценным пред­ ставляется приложение к "Большому англо-русскому словарю" под ре­ дакцией И.Р. Гальперина [1983]. Интерес вызывает проект словаря неоло гизмов Андрея Белого, в котором описаны 450 новых лексических единиц встречающихся в романе "Петербург", повести "Серебряный Голубь", ме­ муарах "Начало века". Он является продолжением работы Н.Н. Перцевой ["Словарь неологизмов Владимира Хлебникова", изданного в 1995 году].

Сетевой проект филолога, философа, культуролога Михаила Эпштейна "Дар слова" выходит с 17 апреля 2000. Главная тема — искусство создания новых слов и понятий, пути обновления лексики и грамматики русского языка, развитие корневой системы, расширение моделей словообразования.

Особенность проекта "Дар слова" в том, что ни одного из предлагаемых слов нет ни в одном из существующих словарей, (редкие исключения особо оговариваются). Каждое слово создается автором проекта и передается всем подписчикам и читателям в свободное пользование.

Большой вклад вносят английские и американские лингвисты в лексико­ графические исследования неологизмов. Речь идет о словарях новых слов и о приложениях к толковым словарям. Среди первых важнейших работ в облас­ ти английской лексикографии неологизмов известны такие, как словари A.M.

Тейлора [Taylor 1944] й Р. Зандворта [Zandvoort 1957], отражающие новое в лексике английского языка времен второй мировой войны;

словарь новых слов П. Берга [Berg 1953], включающий новые лексические единицы, кото­ рые появились в английском языке с начала 30-х годов до 1953 г.;

словарь М.

Рейфера [Reifer 1955], регистрирующий около 4500 новооб-разований периода с 30-х годов до 1955 г.

Позже были изданы два ценных словаря Барнхарта [Bamhart 1973, 1980]. Они фиксируют около 1000 новых слов и значений 1963 — 1980 гг. Из­ дано три однотомных приложения к третьему изданию словаря Вебстера: " тысяч слов" [1976], "9 тысяч слов" [1983], "12 тысяч слов" [1986]. Заслу­ живают внимания словари новых слов Н. Магера [Mager 1982], Лемея [LeMay 1989], словарь новых слов Лонгмэн Гардиан [Longman Guardian 1986], а также словари С. Батлер [Butler 1990], Дж. Эйто [Ayto 1990], Дж.

Грина [Green 1991], С. Туллох [Tulloch 1991] и другие.

Значительным достижением английской неографии является выпуск четырехтомного приложения к "Большому Оксфордскому словарю" (БОС) под редакцией Р. Берчфильда, содержащего более 60000 словарных статей и более полумиллиона иллюстрированных примеров, которое заменило однотомное приложение 1933 г. Новое приложение БОСа, регистрирующие изменения в лексике английского языка с 1884 года, (когда была издана первая часть первого тома БОСа), отражает обширный географический ареал — это Англия, США, Канада, Австрия, Новая Зеландия, Южная Африка, Ин­ дия и другие англоязычные страны.

Приложение отличается от словарей Барнхарта более фундаментальным подходом. Так, чтобы включить слово в словарь новых слов Барнхарта, необходимо, чтобы оно употреблялось в течение года, в то время как в лекси­ кографическом центре Оксфордского университета этот срок в пять раз больше, что исключает возможность фиксации слов-однодневок, окказио­ нализмов различных видов. В английском языке, по данным Р. Берчфильда, в среднем за год появляется 800 новых слов - больше, чем в любом другом языке мира. Однако неография в англистике еще не оформилась как самос­ тоятельная область лексикологии. Следует также отметить большой вклад, который внесли в теорию и практику неографии работы отечественных и за­ рубежных лингвистов Г.П. Князьковой [1978], Н.З. Котеловой [1978], М. Аг неса [М. Agnes 1995], Д. Барнхарта [D. Bamhart 1995], Л. Жорданова [L. Jor danova 1994], Е. Кларе [J. Klare 1993], К.-Д. Людвига [K.-L. Ludwig 1997], В. Мюллера [W. Muller 1994], Д. Тейлор [D. Taylor 1990] и другие.

Потребность в изданиях, дающих информацию о неологизмах, также остро испытывают читатели современной немецкой литературы и прессы, пользователи Интернет-ресурсов, все изучающие немецкий язык, да и сами носители этого языка. Но в современном немецком языке специальные сло­ вари неологизмов большая редкость.

Лексикографы давно ищут пути решения этой проблемы. Они старают­ ся отразить фактическое состояние словарного состава к моменту издания словаря. Это касается словарей не только немецкого языка. Словарь, каким бы объемным он не был, не может охватить все новые лексические единицы языка.

Г. Генне цитирует немецкого лексикографа Л. Дифенбаха [L, Diefen bach]: "Полный словарь своего языка создается целым народом в течение столетий и включает различные области и стадии общественного развития, разные социальные и возрастные группы. И в то время как лексикограф работает над своим творением, земля горит под его ногами, многие слова выходят из употребления, другие рождаются вновь" [Неппе 1986: 9]. Любой большой словарь представляет собой историческую книгу. Само собой разумеется, что актуальная лексика принимается лишь частично во внима­ ние. Нельзя также требовать от словаря фиксировать все новые лексические единицы.

Теория неографии в немецком языке представлена в основном работами Д. Герберга [D. Herberg 1988, 1991, 1997, 1998], М. Кинне [М. Kinne 1989, 1996, 1998], В. Мюллера [W. Muller 1987], Г. Виганда [Н. Wiegand 1990].

В своей работе "Jugend iind ihre Sprache" [1986] Г. Генне лаконично и последовательно указывает на несостоятельность современных словарей немецкого языка. Общество постоянно развивается, появляется множество новых слов, требующих отражения и закрепления в лексиконе языка. На его взгляд, нужно учитывать тот момент, что подготовка и издание словарей сос­ тоят из ряда трудоемных этапов, поэтому они и не могут отразить лексику те­ кущего времени.

Необходим длительный период времени, чтобы составить словарь больших или средних размеров. Шеститомный словарь WDG, впервые маркирующий неологизмы, создавался с 1952 по 1977 гг. Над большим шес­ титомным словарем немецкого языка (GWDGS von Drosdowski), работали больше 10 лет. Создание тридцатидвухтомного словаря братьев Гримм нача­ лось в 1854 году, а закончилось только в 1954 году. Над этим словарем рабо­ тало целое поколение германистов после смерти В. Гримма [1859] и Я. Грим­ ма [1863].

Все больше лингвистов, прежде всего лексикологи и лексикографы, уде­ ляют особое внимание данной группе лексических единиц. Они пытаются различными способами зарегистрировать и описать неологизмы. Часто в прессе, по телевидению или радио можно встретить новообразования или новые значения слов, отсутствующие в современных словарях. Чтобы зафиксировать данные лексические единицы в языке, некоторые линг­ вистические журналы посвящают им специальные рубрики. "Der Sprach dienst" открыл рубрику "Auffalligkeit", где с 1977 по 1982 гг. печатались неологизмы. В этот же период под заголовком "Worter des Jahres" рас­ сматривались языковые новинки, появившиеся в течение года. С 1983 года продолжались публикации под названием "Momentanaufhahmen — Вео bachtungen zum sprachlichen Geschehen". Многие новые лексические еди­ ницы, зафиксированные данным журналом, вошли затем в словари.

"Die Sprachpflege" рассматривал неологизмы с 1964 по 1979 гг. под руб­ рикой "Neues im deutschen Wortschatz unserer Zeit". Публикации новых слов в журнале привлекали интерес не только лингвистов, но и всех изучающих язык и желающих получить информацию из первых рук о развитии языка.

Одновременно неологизмы подвергались критике, прежде всего лингвис­ тами. Таким образом, можно было проверить действительную новизну дан­ ных слов. Это во многом помогло бы дальнейшей работе над созданием спе­ циального словаря новых слов, который является оптимальным способом описания новой лексики.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.