авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ

Матарыкина, Наталья Дмитриевна

1. Неологизмы немецкого молодежного сленга на

руБеже XX-XXI веков

1.1.

Российская государственная Библиотека

diss.rsl.ru

2005

Матарыкина, Наталья Дмитриевна

Неологизмы немецкого молодежного сленга

на рубеже XX-XXI веков [Электронный

ресурс]: Дис.... канд. филол. наук

:

10.02.04.-М.: РГБ, 2005 (Из фондов

Российской Государственной Библиотеки) Германские языки Полный текст:

http://diss.rsl.ru/diss/05/0721/050721043.pdf Текст воспроизводится по экземпляру, накодятцемуся в фонде РГБ:

Матарыкина, Наталья Дмитриевна Неологизмы немецкого молодежного сленга на рубеже XX-XXI веков М. 2005 Российская государственная Библиотека, 2005 год (электронный текст).

QiiOS-YO/Y^S^Y м о с к о в с к и й ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

МАТАРЫ1СИНА Наталья Дмитриевна НЕОЛОГИЗМЫ НЕМЕЦКОГО МОЛОДЕЖНОГО СЛЕНГА НА РУБЕЖЕ XX - XXI ВЕКОВ Специальность 10.02.04 - германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук IS

Научный руководитель:

доктор филол. наук, профессор В. Д. ДЕВКИН / Москва - ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава!. Социолингвистический аспект сленга 1.1. Внутренняя неоднородность молодежного сленга как отражение неоднородности социальной группы «молодежь»

1.2. Понятия «социолект», «арго», «жаргон», «сленг». Обоснование выбора термина «молодежный сленг» для описания предмета исследования 1.3. Соотношение понятий «молодежный язык» и «молодежный сленг»

1.4. Функции молодежного языка 1.5. Характерные особенности немецкого молодежного языка, выделяемые немецкими и российскими германистами Выводы к 1 главе Глава 2. Неология и сленг 2.1. Понятие неологизма в широком и узком смысле 2.2. Соотношение изменчивости и стабильности лексического состава в немецком молодежном сленге 2.3. Экстралингвистические факторы обновления лексики молодежного сленга 2.4. Периферия сленговой неологии. Перифразы. Окказио- нализмы 2.4.1. Перифразы в текстах журналов для молодежи 2.4.2. Окказионализмы в немецком молодежном сленге на примере обозначений безвольных людей 2.5. Предметно-тематическая классификация неологизмов немецкого молодежного сленга Выводы к 2 главе Глава 3.

Номинативная техника немецкого молодежного сленга 3.1. Словообразование как один из путей пополнения состава сленговых номинаций 3.2. Метафорический и метонимический перенос значения 3.3. Англизицмы в немецком молодежном сленге 3.4. Фразеология в немецком молодежном сленге 3.4.1. Дискурсивное применение стереотипов в немецком молодежном сленге Выводы к 3 главе л, Глава 4. Некоторые особенности сленговой семантики 4.1. Номинации молодежного сленга без семантического осложнения 4.2. Мультисемия в немецком молодежном сленге 4.2.1. Семантические отношения во внутрисловной парадигме многозначного слова 4.2.2. Сленговые номинации с диффузной семантикой ^ 4.2.3. Энантиосемия в немецком молодежном сленге Выводы к 4 главе Заключение Библиография Приложение 1. Понятия «арго», «жаргон», «сленг» в словарях лингвистических терминов Приложение 2. Русско-немецкий словник неологизмов молодежного сленга ВВЕДЕНИЕ Уже на протяжении нескольких десятилетий не ослабевает интерес к молодежному сленгу. Судя по публикациям в средствах массовой ;

^ информации, отношение к сленгу варьирует от полного неприятия этого явления, как фактора, угрожающего чистоте национального языка, до восхищения креативными способностями молодежи, словоупотребление которой в некоторой мере обогащает литературный язык. В качестве примера можно привести некоторые статьи о русском молодежном сленге на сайте www.aif.ru еженедельника «Аргументы и факты» в Интернете: «Нужно ли защищать русский язык?» [АиФ Петербург 24.04.02], «Мы типа офигели»

[АиФ Москва 21.11.01], «Легко ли прибарыжить шушеру?» [АиФ Москва 27.12.2000], «Языковой беспредел, или Как мы будем разговаривать в будущем» [АиФ Москва 16.07.03], «Должен ли школьник «шуршать»

быстрее? [АиФ Семейный совет 21.02.01] и многие другие, статьи о немецком молодежном сленге „Gehts auch ohne,Anbaggem'?" [Hamburger Abendblatt 31.08.2004], „'PISA? Boah, ey, was is'n das, Digga'?" [Hamburger Abendblatt 31.12.2004], „'ICrasse Elektronik in der Luft',Korrekte Weltstorys, Alder' von Sascha Ehlert / Klassiker in Slang-Sprache" [Main-Rheiner 15.04.2004], „Denglisch - die zweite Sprache der Deutschen? Englisch ist Bestandteil des jugendlichen Sprachgebrauchs" [Sachsische Zeitting 07.04.2004].

При этом собственно лингвистическое исследование молодежного сленга началось относительно недавно. Начало подъема в этом исследовательском направлении приходится на 60-70-е годы двадцатого века в связи с развитием социолингвистики и лингвистики языковых вариантов (Varietatenlinguistik) [Kramorenko 1995: 47]. Хотя, по мнению Г. Хенне, даже в 1981 году еще не существовало лингвистического исследования данной проблематики [Неппе 1981, цит. по: Neuland 1999: 2].

Впрочем, за прошедшую четверть века ситуация кардинально изменилась. Об этом можно судить по значительному количеству работ, посвященных немецкому молодежному сленгу, основными направлениями которых являются, согласно [Neuland 2000], следующие.

а) Исследование молодежного сленга как интернационального феномена Сравнительный анализ молодежного сленга в разных странах позволил выявить сходные структурные характеристики, как, например, образование сокращений и сложных слов, семантическая деривация, заимствование.

Главную роль среди заимствований как в немецком, так и других языках, играют англоамериканизмы. Характерной общей особенностью молодежного сленга является также предпочтение образных и шутливых выражений. В молодежном сленге разных стран имеются близкие тематические группы.

Компаративному исследованию испанского, французского и немецкого молодежного сленга посвящены работы [Zimmermann 1993], японского и немецкого — [Watanabe 2003], русского и немецкого - [Fomina 2003], проблемам двуязычного лексикографирования молодежного сленга — [Schlobinski 2003], сравнению особенностей молодежного словоупотребления в разных частях Германии - [Neuland 1998;

Neuland, Heinemann 1997;

Ehmann 1992;

Краморенко 2004]. Контрастивному исследованию неологизмов русского и немецкого языков конца двадцатого века и их лексикографированию посвящена диссертация [Тихонова 2002].

б) Исследование молодежного сленга как исторического феномена Молодежь и раньше стремилась создать собственный специфический стиль общения, отличавшийся от принятого среди старшего поколения.

Сведения о лексике студенческого и школьного жаргона содержатся в словарях и научных работах [Kluge 1895;

Schladebach 1904;

Steinhauser 1906;

Eilenberger 1906;

Melzer 1928]. В этих работах рассматриваются источники пополнения студенческого жаргона, которыми в то время выступали французский, английский, латинский язык, солдатский жаргон и арго.

особенности и семантические группы студенческого жаргона, постепенный переход отдельных лексем из студенческого жаргона в литературный язык.

Исследование жаргонов с позиций этимологии привело к выводу, что понимание сути молодежного сленга невозможно без учета истории языка и культуры, а также его взаимосвязи с общенародным языком.

С конца 50-х годов соотношение понятий язык - молодежь - общество рассматривалось с точки зрения культуры речи. «Жаргон тинэйджеров»

(„Teenager-Jargon", „Halbstarken-Chinesisch") подлежал критике как явление, опасное для развития общенародного языка.

В 80-е годы исследование молодежного сленга стало быстро, развиваться. Здесь наметились такие направления, как прагматика, лексикография, этнография, анализ стиля речи, культурно-аналитическое исследование, сравнительное исследование молодежного сленга [Neuland 1999: 1-5].

в) Исследование молодежного сленга как феномена возрастного характера Молодежный сленг не имеет четких возрастных границ. Условно в сферу изучения можно отнести возраст от 12 до 30 лет. Это — период в жизни "^ человека („adolescence" и „postadolescence"), когда общество пока не признает за молодым человеком статуса, социальных ролей и функций взрослого. Растягивание этого периода, например, в связи с увеличением продолжительности времени обучения, приводит к формированию общественно значимой группы «молодежь». «Jugendlicher ist also, wer die biologische Reife erlangt hat, aber noch nicht die soziale Reife. Innerhalb dieser Phase des Nicht-Mehr, also des Nicht-Mehr-Kind-Seins, und des Noch-Nicht, also ^ des Noch-Nicht-Erwachsen-Seins, versucht der einzelne, eine Ich-Identitat auszubilden, die normalerweise uber Identitatskrisen fiihrt. „Ich" sagen zu konnen heiBt, eine unverwechselbare Person zu sein, die als seiche von anderen akzeptiert ist" [Henne 1986: 202].

г) Исследование молодежного сленга как социально-группового феномена Группа в узком смысле слова — общественное образование, объединяющее несколько лиц, внутреннее единство которого выражается в восприятии человеком себя как члена этой группы („Wir-BewuBtsein") [Reinke 1994: 295]. Связующим звеном здесь выступают общие взгляды, интересы, ценности и цели. Такие элементы стиля, как одежда, прическа, жесты, мимика, поведение, язык сигнализируют о принадлежности к какой либо группе и, в то же время, устанавливают границу с посторонними, не членами группы („Ihr-Entfemung"). Исходя из этой концепции, М. Райнке выделяет три ступени в процессе формирования молодежной субкультуры и, как одной из ее составных частей, сленга молодежи: 1) «Группы равных»

(Peer-Groups). Эти группы объединяют молодых людей одного возраста, сходного социального происхождения, с хотя бы частично совпадающими интересами и взглядами. 2) Субкультурные группы. Особенности „Peer Groups" часто ориентированы на различные течения молодежной субкультуры. Хотя не каждый молодой человек принадлежит к той или иной субкультурной группе, почти у всех формируется определенное отношение (симпатия или неприятие) к отдельным стилям. 3) Группа «молодежь». «Peer Groups» и субкультурные группы образуют одну большую группу «молодежь», которая, несмотря на свой неоднородный состав, обнаруживает тенденцию к единообразию („Konformitat") [Reinke 1994: 296].

Молодежный сленг является средством групповой коммуникации. Он не «изобретается» отдельными лицами, а возникает в процессе общения. Общий опыт, нормы и ценности группы составляют предпосылку для его функционирования p^euland 2000: 112]. Молодежный сленг - это не основной и не единственный способ коммуникации молодежи. Он используется только в определенной ситуации, в общении молодежи между собой в непринужденной, неофициальной обстановке [Береговская 1996: 32 41].

г) Исследование молодежного сленга в контексте средств массовой информации Рассмотрение молодежного сленга в данной плоскости может дать сведения об образовании, распространении и «коммерциализации»

молодежного сленга через средства массовой информации. Эта проблематика находит отражение в исследованиях [Androutsopoulos 1997;

Nowottnik 1989;

Reinke 1993;

Hess-Ltittich 2003] и других.

д) Особый интерес представляет проблема отражения лексики субстандарта в словарях. За последние десятилетия появилось большое количество словарей такого рода на материале как русского, так и немецкого языков, ср. [Вальтер и др. 2004;

Вальтер, Мокиенко, Никитина 2005;

Гайдамак и др. 2003;

Девьсин 1994;

Елистратов 2000;

Ермакова, Земская, Розина 1999;

Левикова 2003;

Мальцева 1998;

Мокиенко, Никитина 2000;

Никитина 2003;

Юганов, Юганова 1997;

Duden. Wdrterbuch der Szenesprachen 2000;

Ehmann 1992, 1996, 2001;

Geier-Leisch 1998;

Jontes 1998;

PONS 2001, 2002, 2003;

Prosinger 1984;

Stolle 2001;

Walter, Mokienko 2001;

Wendling 1994;

^\ '^ Zacker, MUller, Drews 1994;

Zittlau 1996] и др. Различные аспекты теории лексикографирования субстандарта затрагиваются в работах [Быков 2001;

Саляев 1998;

Девкин 1992;

2000;

2003;

Neuland 1987;

Sclilobinski 2002;

2003].

Внутренняя дифференцированность и быстрое устаревание лексического фонда молодежного сленга, гфоблема отграничения молодежного сленга от других форм существования языка и квалификации семантики сленгизмов, трудности, связанные со сбором фактического материала и определеьшем степени его достоверности, осложняют лексикографирование этого лингвистического феномена.

Несмотря на достаточную научную разработанность сленговой тематики, исследование неологизмов молодежного сленга актуально, так как отражает языковую ситуацию и номинативные потребности современного общества, являющегося неоднородной структурой, а также позволяет раскрыть роль социолектоограниченной лексики в расширении словарного состава общелитературного языка в соответствии с тенденцией языковой популяризации.

Научная новизна диссертации заключается в попытке разностороннего описания лексического фонда немецкого молодежного сленга на основе новейших лексикографических и печатных источников. Полнота и современность исследуемого материала, подверженного быстрому устареваниию и обновлению, также определяют научную новизну исследования.

Цель настоящего исследования состоит в описании номинаций немецкого молодежного сленга в ономасиологической и структурно семантической перспективе. В соответствии с поставленной целью определяется следующий круг задач:

1. рассмотреть соотношение понятий «социолект», «арго», «жаргон», «сленг», «молодежный язык»;

2. выявить в молодежном сленге пласт лексики, в меньшей мере ^ подверженной устареванию и возможное расширение сферы употребления этой лексики;

3. установить предметно-тематическую специфику немецкого молодеж­ ного сленга и экстралингвистические факторы появления новых номи­ наций;

4. охарактеризовать разновидности молодежных инноваций и их структурные особенности;

5. проанализировать некоторые особенности семантики сленговых номинаций.

Объектом изучения являются различного рода инновации (новообразования, семантические модификации, вхождения) в немецком молодежном сленге.

Предмет исследования составляют структурные и содержательные особенности молодежных инноваций.

Решение вышеназванных задач осуществлялось с использованием следующих методов: метода индукции (обобщения и классификации фактического материала), метода компонентного и словообразовательного анализа, а также частично методов сравнительного и статистического анализа.

^ Материалом исследования послужили номинации немецкого молодежного сленга, полученные путем сплошной выборки из лексикографических источников, журналов, предназначенных для молодежи и, частично, молодежных сайтов в Интернете.

Данные источники не создаются непосредственно молодежью в процессе коммуникации, что предопределяет скептическое отношение к ним ряда исследователей как использованию элементов молодежной субкультуры в коммерческих целях. Происходит намеренное упрощение представлений о ^ социальной группе «молодежь», которые укладываются в своеобразные штампы: "Generation X" oder "@", "Risiko-" oder "Multioptionsgesellschaft", die "skeptische" oder die "narzistische" Generation, "Sinn-" oder "Erlebnisgesellschaft" usw. [Farin 2001: 13-14]. Кроме того, есть мнение, что словари молодежного сленга зачастую фиксируют окказионализмы. М.

Райнке отмечает, что большая часть зарегистрированной в подобных словарях лексики молодежи неизвестна и призывает к критической У^ рефлексии по поводу приведенных в них словарных статей [Reinke 1994:

391]. Э. Нойланд считает, что словари молодежного сленга способствуют распространению стереотипного представления о нем как о наборе специфических слов и выражений и ставит вопрос, не являются ли представления общественности о молодежном языке сконструированными в средствах массовой информации [Neuland 2000: 113].

Следует признать, что проникновение окказионализмов и устаревающих слов в словари молодежного сленга неизбежно. «Модернизацию языка, V связанную с появлением неологизмов, называющих новые явления и переименовывающих старые, уже имевшиеся, а также с устареванием и выходом из активного применения значительной части лексики, словарь регистрирует, как правило, неполно и позднее, чем этого хотелось бы ожидать» [Девкин 2000: 21-22]. Стараясь всесторонне отразить актуальные изменения в лексике, авторы словарей подчас фиксируют «слова ^ однодневки». Ведь сделать вывод о том, закрепится ли слово или вскоре выйдет из употребления, можно только с учетом диахронической перспективы, которой для явлений современного языка нет [Девкин 2000:

144]. Эти общелексикографические проблемы стоят для словарей молодежного сленга, учитывая его постоянное обновление, особенно остро, но не являются, на наш взгляд, достаточным основанием для того, чтобы отказаться от учета словарей такого рода. Как правило, авторитетные словари молодежного сленга-ср. «трилогию» словарей [Ehmann 1992, 1996, '^' 2001], словари издательств Duden [Worterbuch der Szenesprachen 2000] и Klett [PONS 2001, 2002, 2003] - опираются на обширный фактический материал, собранный с помощью методов включенного наблюдение я, интервью, анкетирования и имеют под собой серьезную лингвистическую базу.

Взаимоотношение между молодежным сленгом и средствами массовой информации также носит сложный характер. Потребление и знание продуктов средств массовой информации, которые молодежь критически и ^ иронически переосмысливает, составляют существенный ресурс для молодежной речи. Аллюзии и цитаты из текстов песен, фильмов, журналов для молодежи, а также из рекламных роликов и телепередач для семейного просмотра творчески интегрируются в собственное словоупотребление [Neuland 2000: 113].

К. Фарин заключает, что коммерциализация (Vermarktung) молодежной субкультуры происходит не только извне, через средства массовой информации. Она уже заложена в основу самой субкультуры как необходимость производить и распространять элементы субкультурного стиля [Farin 2001: 129].

С. И. Левикова, призывая к четкому разграничению понятий «молодежная субкультура» и «культура для молодых», признает, что оба феномена «не только сосуществуют, но и пересекаются: полностью игнорировать культуру для молодых просто невозможно, поскольку она, во первых, проявляется практически во всем, что касается молодых людей, и, будучи навязываемой, выступает довольно агрессивно и так или иначе затрагивает жизнь любого молодого человека;

во-вторых, культура для молодых постоянно «учится» у молодежной субкультуры и поэтому, изменяясь, соответствует изменяющейся обстановке;

в-третьих, создатели культуры для молодых, изучая и хорошо зная современную молодежную конъюнктуру, сами «заказывают музыку» и «дирижируют» ею» [Левикова 2004:110].

С другой стороны, далеко не все молодые люди (по некоторым данным, лишь около тридцати процентов, см. [Левикова 2004: 214]) обнаруживают принадлежность к молодежной субкультуре. Остальные являются потребителями «культуры для молодых», создаваемой, по большей части, в средствах массовой информации, рассчитанных на молодежную аудиторию (Bravo, Viva, MTV и другие), либо переходят из одного направления субкультуры в другое, довольствуясь поверхностным ознакомлением с внешней атрибутикой этих направлений, что позволяет быть в курсе модных тенденций и показать в общении с ровесниками свою осведомленность как фактор престижа.

Тексты журналов, предназначенных для молодежи, рассчитаны на широкую аудиторию и должны быть доступными для понимания вне зависимости от региональной, субкультурной, профессиональной и иной принадлежности молодых людей. Вместе с тем, здесь важно создать впечатление общения «посвященных» (Insider). В случае неверного обращения с символикой субкультуры, это «подстраивание», „Joschka Fischer-Jugendlichkeit", будет отрицательно воспринято молодежью как «попытка втереться в доверие» (Anbiederung) [Janke, Niehus 1995: 12].

Журналы для молодежи нацелены на то, чтобы затронуть все интересующие молодежь темы (Е. В. Какорина выделяет в молодежных журналах «стабильный тематический ряд: видео, музыка, спорт, мультимедиа, •) любовь») [Современный русский язык 2003: 246], обнаружив при этом владение соответствующей терминологией.

Следовательно, в текстах журналов для молодежи, имеющих, как правило, сходную тематику, присутствуют лексические единицы, являющиеся общемолодежными и своего рода маркеры различных направлений молодежной субкультуры, социально-профессиональной принадлежности молодых людей;

«вкрапления» из жаргонов других социальных групп (например, О. П. Ермакова отмечает влияние воровского арго на молодежное словоупотребление, см. [Ермакова 1996]), которые также понятны большинству юных читателей. Поэтому данные источников прессы для молодежи могут послужить иллюстративным материалом исследования общих тенденций и особенностей немецкого молодежного сленга без дальнейшей спецификации.

Материалом исследования послужили, прежде всего, неологизмы, возникшие в период с начала 90-х годов XX века по настоящее время и употребительные в речи подростков и молодежи (в том числе молодых взрослых) до 30 лет или в текстах журналов, предназначенных для данной целевой группы. Список этой лексики приводится в приложении. Для выявления основных способов обновления лексики молодежного сленга к исследованию привлекались также неологизмы 50-х, 60-х, 70-х и 80-х годов, то есть периода, соответствующего современному состоянию немецкого языка, [ср. Lexikon der Germanistischen Linguistik 1980: 620], и времени появления молодежной субкультуры.

Теоретическая значимость предлагаемой диссертации состоит в том, что она пытается внести посильный вклад в изучение важного вопроса обновления лексики. В частности, описаны механизмы возникновения номинаций в немецком молодежном сленге и некоторые особенности их семантики, составлена предметно-тематическая классификация молодежных сленгизмов, проанализирована роль молодежного сленга в пополнении разговорного пласта современного немецкого языка.

Практическая значимость - в том, что собранный и представленный в диссертационном исследовании материал может быть использован на лекциях и семинарах по лексикологии, посвященных формам существования современного немецкого языка, неологизации, семантической деривации, заимствованию, а также на занятиях по практике устной и письменной речи при обсуждении темы «Проблемы молодежи».

•н ГЛАВА 1. СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ СЛЕНГА 1.1. Внутренняя неоднородность молодежного языка как отражение неоднородности социальной группы «молодежь»

«Молодежный язык» (калька принятого в германистике термина „Jugendsprache") характеризуется внутренней неоднородностью, «гетерогенностью» [Kramorenko 1995, 1996], которая проявляется как в диахронии, так и в синхронии.

В диахронии - это «подвижность» лексического состава молодежного языка, его быстрая юменчивость, отмечавшаяся многими исследователями данного лингвистического феномена. Так, в книге [Janke, Niehus 1995] молодежный язык сравнивается со зданием, которое постоянно л перестраивается: „ein Kommen mid Gehen einzelner Worte, ein Sprachgebaude, an dem stSndig gebaut imd gebastelt wird" [Janke, Niehus 1995: 104].

Зарождение молодежного языка в его современном виде имеет прямое отношение к появлению молодежной субкультуры. Под молодежной субкультурой понимается «эзотерическая, эскапистская, урбанистическая культура, созданная молодыми людьми для себя;

это «элитарная» культура, ^^ нацеленная на включение молодых людей в общество;

это - частичная культурная подсистема внутри системы «официальной», базовой культуры общества, определяющая стиль жизни, ценностную иерархию и менталитет (то есть мировосприятие, умонастроение) ее носителей» [Левикова 2004: 35].

Поэтому в истории развития молодежного языка можно выделить две стадии:

предварительную, институционально обусловленную стадию («Studentensprache» XVIII-XIX веков, «Pennulersprache» XDC века - начало XX века, «Sprache der Jugendbewegimg» (Wandervogel) - начало XX века, см.

^ [Неппе 1986: 25]), когда словоупотребление молодежи формировалась в рамках определенных общественных организаций, в которых осуществлялась социализация молодого человека. Это так называемые «старые» молодежные социолекты [Краморенко 1996: 77];

- и стадию современную, связанную с появлением молодежной субкультуры в постиндустриальном обществе, см. [Левикова 2004: 56-58], когда становление молодежного языка происходит в неформальных Ts молодежных объединениях. Г. И. Краморенко считает причиной появления молодежного языка после 1945 года «коренные изменения в обществе, вызванные мощным подъемом экономики, уровня жизни и пр. в результате успешного использования достижеьшй научно-технического прогресса.

Кардинальные изменения в организации школьного, высшего и профессионального образования привели к значительному удлинению сроков подготовки молодежи к вступлению в самостоятельную жизнь и, тем самым, значительному увеличению того жизненного этапа, который называется молодостью» [Краморенко 1996: 81].

Вместе с тем, было бы опрометчиво утверждать, что такие институты социализации как школа, колледж, университет, армия и другие, полностью утратили свое значение для формирования молодежного языка и никак не влияют на него. Речь идет, скорее, лишь о доминировании институционально обусловленного/ неформального фактора в тот или иной период времени.

Молодежный язык всегда был чувствителен к процессам, происходящим '^ в социуме, которые критически осмысливаются молодежью. Э. Нойланд подчеркивает, что молодежный язык не автономно возникает в обш.ественном вакууме, а отражает общественные отношения ([Neuland 1987:

65], ср. также название международной лингвистической конференции, проходившей в 2001 году под руководством Э. Нойланд в г. Вупперталь/ Германия: «Jugendsprachen - Spiegel der Zeit»).

Примерами иронического отражения окружающей действительности и Л^ языковой игры могут послужить:

- переиначивание пословиц, в которых воплощаются общепризнанные истины, на основе парономазии и ремотивации*:

Alte Liebe kostet nichts (ср. Alte Liebe rostet nicht).

Der Kliigere gibt so lange nach, bis er der Dumme ist (cp. Der Kliigere gibt nach).

Fliegen haben kurze Beine (cp. Liigen haben kurze Beine).

Vorbeugen ist besser als nach hinten fallen (cp. Vorbeugen ist besser als heilen).

Wer zuletzt lacht, hat es nicht eher begriffen (cp. Wer zuletzt lacht, lacht am besten).

' Примеры из: Erftirth И. Freche Spriiche fur Kids. Mit den neuesten Weichei-Hits. Niederhausen/Ts: Falken.

2001.-80 S.

Zeit isst Geld (cp. Zeit ist Geld).

- новая расшифровка известных аббревиатур и ложных аббревиатур. Как пишет Ю. Г. Коротких, в целях достижения стилистического эффекта в обиходно-разговорной речи нередко используются заведомо ложные трактовки некоторых номенклатурных аббревиатур. В данном случае происходит умышшенная подмена понятия, выражаемого номенклатурным сокращекшем, новым, чаще всего каламбурным. К этому процессу примыкает подобное явление: превращение несокращенного слова или словосочетания в ложную аббревиатуру и каламбурное переосмысление последней [Коротких 1974: 68-69]. Например, ARD = AUgemeines ratloses Durcheinander (ср. Arbeitsgemeinschaft der Offentlich-rechtlichen Rundflmkanstalten der Bimdesrepublik Deutschland);

BMW= Bayem mtissen warten (cp. Bayerische Motorenwerke);

DIN ~Tzami Idioten nachmessen (cp. Deutsche Industrie-Norm(en));

NATO = NervOse Admirale trainieren Overkill (cp. Nord-Atlantikpakt Organisation);

SPD = Sehr peinliche Dinge (cp. Sozialdemokratische Partei Deutschlands);

Z)F=Zuschauer denken falsch (cp. Zweites Deutsches Femsehen);

-S BENZ = Bei Elch Notbremse Ziehen (cp. Mercedes-Benz - марка престижного легкового автомобиля в ФРГ [Куликов и др. 2001: 143]);

Siemens = Sicher ist einzig: man erhalt null Service (cp, Siemens-Konzem крупнейший технический концерн в ФРГ [Куликов и др. 2001: 200]).

- новое истолкование понятий:

Demokratie — Wenn drei Wolfe und ein Schaf abstimmen, was es zum Essen gibt.

Diplomatie - Die Kunst, jemandem deinen Willen zu lassen.

Effizienz - Die Faulheit der Intelligenten.

Emanzipation - Jede Frau hat die gleichen Rechte wie alle anderen Frauen.

Planung - Ersatz des Zufalls durch den Irrtum.

В синхронии молодежный язык также крайне неоднороден. Для него характерна стратификация - социальная (рабочая, «золотая» молодежь и т.д.);

- региональная (старые/ новые федеральные земли Германии, см.

^ [Neuland 1998], явление диалектальности в молодежном языке [Ehmann 1992, Краморенко 2004]);

- возрастная (носителям молодежного языка может быть 12 и 20 лет, и даже больше. Возрастные границы, особенно верхняя, здесь размыты, причиной чего является увеличение продолжительности срока обучения, что и повлекло за собой возникновение феномена «социального детства»

i („Postadoleszenz") и молодежной субкультуры как таковой, см. [Левикова 2004: 80]);

- институциональная (школьники, студенты, солдаты и т.д.);

- специальная (молодые музыканты, программисты, спортсмены и т.д.).

- Кроме того, имеет место дифференциация по «группам равных» - peer groups (компания друзей, живущих по соседству, постоянные посетители определенной дискотеки, ночного клуба и др.).

Как видно, дифференциация молодежного языка в синхронии ^ обусловлена гетерогенностью самой социальной группы «молодежь». В социологии «молодежь» определяется как «социально-демографическая группа, выделяемая на основе совокупности возрастных характеристик, особенностей социального положения и обусловленных тем и другим социально-психологических свойств. Молодость как определенная фаза, этап жизненного цикла биологически универсальна, но ее конкретные возрастные рамки, связанный с ней социальный статус и социально-психологические.' особенности имеют социально-историческую природу и зависят от общественного строя, культуры и свойственных данному обществу закономерностей социализации» [Кон 1996, цит. по: Левикова 2004: 31].

Неопределенность, размытость, внутренняя неоднородность молодежного словоупотребления послужила причиной того, что ряд исследователей ставит под сомнение существование самой категории «сленг», «язык молодежи» (Jugendsprache). Так, И. Р. Гальперин считал, что термин «слэнг» бессодержателен [Гальперин 1956: 107-114]. К. Глой приходит к выводу:

"1. Es gibt nicht die (eine) Jugendsprache, weil es nicht die Jugend als homogene Gruppe gibt;

es gibt Variationen in dialektaler, regionaler, schichtenspezifischer, geschlechsspezifischer, gruppenspezifischer Auspragung.

2. Es gibt nicht die Jugendsprache (im Gegensatz zur Erwachsenensprache).

Jugendliche bedienen sich nicht wesentlich anderer sprachlicher Mittel als Erwachsene und paradoxerweise sind es nicht selten Erwachsene, die in einer Weise reden, die sie fur typisch jugendlich halten, z, B. in der Werbung...

3. Es gibt nicht die Jugendsprache, sondem das Sprechen von Jugendlichen" [Cloy u.a. 1986, ЦИТ. no: Volmert 2004].

Созвучно ему мнение Э. Нойланд, которая пишет: "D/e Sprache der Jugend gibt es nicht" [Neulcfiid 2000: 114].

» ^^ Возникают две проблемы, имеющие отношение к описанию молодежного словоупотребления: выбор термина и определение границ данного лингвистического феномена.

1.2. Понятия «социолект», «арго», «жаргон», «сленг». Обоснование выбора термина «молодежный сленг» для описания предмета исследования Исследователи молодежного словоупотребления придерживаются разной терминологии, используя термины Jargon, Slang, die jugendspezifische Sprechweise, die jugendspezifische Sprachvarietat [Beneke 1985, 1986]. Другие считают, что термины сленг и жаргон не являются стилистически нейтральными и содержат негативную оценку обозначаемого явления. Так, М. Хайнеманн [Heinemann 1993], Г. Хенне [Неппе 1986], Е. Нойланд [Neuland 1994, 1999] прибегают к термину Jugendsprache. Нет единого мнения и среди русских германистов и исследователей русского молодежного словоупотребления. Г. И. Краморенко [Kjramorenko 1995] считает, что молодежная лексика имеет сходные черты и функции с социолектами других групп (школьников, студентов, солдатов) и называет этот субъязык также социолектом молодежи. Е. С. Земская применяет термин «молодежный жаргон» [Земская 1999], И. Юганов, Ф. Юганова [СРС: 1997], Э. М.

/, Береговская [Береговская 1996] — «молодежный сленг». Обзор можно продолжить. В связи с этим представляется целесообразным определить, что понимается под терминами «социолект», «жаргон», «арго», «сленг».

Термин «социолект» является наиболее общим из вышеназванных терминов. «Социолектом называют совокупность языковых особенностей, присущих какой-либо социальной группе - профессиональной, сословной, возрастной и т. п. - в пределах той или иной подсистемы национального языка» [Беликов, Крысин 2001: 47]. Социолект — это языковые варианты с ^ групповой спецификой в самом широком смысле слова [Loffler 1985: 126].

Социолект - форма проявления языка, ограниченная определенными сферами, которая является выражением социальной дифференциации общества [KWsT 1981: 240].

Термин социолект удобен для обозначения разнообразных и несхожих друг с другом языковых образований, обладающих, однако, общим объединяющим их признаком: эти образования обслуживают Т- коммуникативные потребности социально ограниченных групп людей [Беликов, Крысин 2001: 47].

Следовательно, понятие «социолект» является гиперонимическим в данном терминологическом ряду.

Термины «арго», «жаргон» и «сленг» отличаются происхождением:

«арго» и «жаргон» - из французского языка, «сленг» - из английского.

Поскольку в основу дефиниций этих терминов положены сходные критерии, удобно представить их в виде таблицы (см. табл. 1-3).

Таким образом, рассмотренные дефиниции обнаруживают сходные черты в следующих аспектах:

а) сфера применения', используется преимущественно в устной форме речи. Следует оговориться, что исключение составляют предназначенные для молодежи средства массовой информации различных типов (печатные, электронные, аудио-визуальные), для которых характерно уподобление устной речи [Androutsopoulos 2000];

б) сфера коммуникантов: средство общения определенной социальной группы, объединенной по признаку возраста, общностью интересов, привычек, занятий, социального происхождения;

в) способ возникновения: искусственно создаваемый путем заимствования из других языков, переоформления и переосмысления слов общенародного языка. Самый продуктивный способ расширения словарного состава - метафоризация;

"N г) стилистическая окраска: фамильярный, экспрессивный;

д) функции: языковое обособление членов группы от людей, к ней не принадлежащих и других социальных групп/ объединение членов одной группы.

Наряду со сходными чертами, имеются и некоторые различия, из-за которых термин «сленг» оказывается, на наш взгляд, предпочтительным для описания молодежной лексики.

?^ В диссертационном исследовании используется термин «молодежный сленг». Этот термин удобен, так как он оценочно нейтрален, что является одним из важных требований, предъявляемых к терминам, в то время как «жаргон» «имеет пейоративное значение» [Ахманова 2004: 148]. Иногда термин «жаргон» применяется «для обозначения искаженной, неправильной речи» [БЭС 2000: 151]. Что же касается термина «арго», то, согласно БЭС, «арго употребляется, как правило, с целью сокрытия предмета коммуникации, а также как средство обособления группы от остальной части общества. Термин «арго» чаще употребляется в узком смысле, обозначая способ общения деклассированных элементов, распространенный в среде преступного мира (воровское арго)» [БЭС 2000: 43]. Арго — это в той или иной степени тайный язык, создаваемый специально для того, чтобы сделать речь данной социальной группы непонятной для посторонних [Беликов, Крысин 2001: 48]. Словоупотребление молодежи также служит социальному обособлению, имеющему, однако, иную причинную обусловленность. С. И.

Левикова пишет, что для молодежной субкультуры характерен эскапизм [Левикова 2004: 113], под которым понимается «уход от действительности в вымышленный или «параллельный» мир» [Левикова 2004: 582]. Молодые люди изолируют себя от «макрокультуры» и создают собственную культуру со своим языком, символикой, обрядами, отличными от принятых в базовой культуре [Левикова 2004: 109]. Причины этой изоляции кроются в потребности молодых людей к самовыражению, самоутверждению в ^ обществе и невозможности удовлетворить эту потребность традиционным путем социализации. При этом молодому человеку сначала следует принять единообразие определенной разновидности молодежной субкультуры, то есть единообразие молодежной субкультуры служит непременным условием самоутверждения молодых людей в молодежной субкультуре [Левикова 2004: 182].

Отсюда — две основные функции молодежного сленга: социальное обособление (soziale Distinktion) и идентификация (Identifikation). С помощью своего особого словоупотребления молодые люди изолируются от общественных традиций, принятых в мире взрослых, а также от различных социокультурных группировок внутри молодежной субкультуры. Стиль речи становится символом социальной идентичности [Neuland 1999: 234].

Термин «сленг» не содержит подтекста «система языка» (в соответствии с дихотомией «язык» и «речь»), как термин «молодежный язык», употребляемый в работах немецких лингвистов. Впрочем, Ю. Б. Фоос выделяет сленг в особую языковую систему [Фоос 2004: 9], что, по нашему мнению, небесспорно: несмотря на наличие отдельных собственных фонетических, грамматических и словообразовательных особенностей, подчеркнутых Ю. Б. Фоос [Фоос 2004: 9], сленг полностью базируется на общенародном языке. Имея свои предпочтения в наборе и свою частотность употребления тех или иных его элементов, сленг не может существовать вне конкретного национального языка ср. [Neuland 1994]. Отсюда, например, немецкий или русский молодежный сленг. Как пишет В. Д. Девкин, «Разговорность существует только с опорой на нейтральное. Она не автономна и, несмотря на системность своих специфических средств, не представляет собой особой самостоятельной, «самодостаточной» системы.

Нельзя упускать из виду монизм языка. Как бы ни были разнообразны возможности его варьирования в разных сферах применения, он всегда •^ остается единым целым и всеобщим средством общения всех представителей нации» [Девкин 1979: 12-13].

1.3. Соотношение понятий «молодежный язык» и «молодежный сленг»

Учитывая проблематичность и многоаспектность определения понятия языка молодежи, В. В. Химик подчеркивает его условный характер и предлагает многоуровневую концепцию его структуры, в которой находит отражение рассмотренная выше гетерогенность социо-возрастной группы «молодежь». Хотя автор рассматривает русский молодежный язык, данная концепция подходит и для описания лексического фонда немецкой молодежи.

Под языком молодежи В. В. Химик понимает крупную социолингвистическую и социокультурную конгломерацию в общественном пространстве русского языка, условное понятие общерусского тезауруса, часть субстандарта живой русской речи [Химик 2000: 33] и выделяет четыре основных уровня субстандатрных языковых проявлений (по преимуществу лексических) в речи молодых людей в соответствии с их возрастом.

Первый уровень - лексические субстандарты так называемого детского языка, или специфические номинации детской речи, аномальные с позиции, сформированной стандартной лексики взрослых [Химик 2000: 34].

Второй уровень возрастных субстандартов - номинативно экспрессивная лексическая подсистема речи подростков, так называемые подростково-юношеские жаргонизмы в их различных групповых или региональных вариациях: «уличные», школьные, субкультурные и др. К этому уровню В. В. Химик относит, прежде всего, ряд социально-групповых лексико-фразеологических подсистем как ныне существующих, так и угасших или угасающих субжаргонов неформально-молодежных "N объединений и называет такие особенности их лексикона как нецензурные слова и выражения, грубые инвективы и просто сниженные, упрощенные номинации, эмоциональные и образные номинации, эвфемизмы в функции модально-оценочного слова и др. [Химик 2000: 38-39].

Третий уровень социально-возрастных молодежных субстандартов лексико-семантические жаргонные подсистемы социально-профессио­ нальной ориентации: студенческий жаргон, армейский, жаргоны музыкантов, ?i программистов, молодых рабочих, торговцев, представителей некоторых творческих профессий, журналистов и пр., которые характеризуют речь молодых людей более старшего возраста. Они формируются под воздействием двух стимулов: семантико-номинационного и прагматического.

Первый стимул отражает стремление молодых, осваивающих какой-то род профессиональной или иной деятельности, заполнить лакуны: избранные и по-новому представленные элементы окружающей действительности получают номинации, соответствующие социально-групповому видению и • вкусу. Второй стимул, прагматическая трансформация, подразумевает преобразование нейтральных общеупотребительных названий известных понятий в экспрессивные [Химик 2000: 45].

Четвертый уровень молодежных субстандартных образований — интержаргон: лексико-семантические и фразеологические единицы с относительной устойчивостью и массовой употребительностью, имеющие t тенденции к расширению сферы употребления и переходу в массовое просторечие [Химик 2000: 34].

Думается, что между вторым и третьим уровнями молодежных субстандартных образований существуют переходные зоны и точки соприкосновения, так как молодой человек в процессе социализации обычно взаимодействует с различными организациями и неформальными объединениями, что накладывает отпечаток на его словоупотребление.

Лексика субкультурных возрастных субстандартов (второй уровень "N классификации В. В. Химика) состоит не только из экспрессивных единиц, но и единиц с преобладающей номинативной функцией, своего рода терминов, которые В. В. Химик относит к третьему уровню молодежных субстандартов социально-профессиональной ориентации.

Классификацию для немецкого молодежного языка, основанную на учете стилистических характеристик^ приводит Г. И. Краморенко [2004:

42-55]. Согласно этой классификации, в немецком молодежном языке выделяются два слоя.

'Г\ Первый слой тематически связан с молодежной культурой как новым интернациональным явлением в жизни молодежи разных стран. По своим характеристикам этот слой лексикона близок к стандартному языку и к профессиональным языкам, так как эта лексика не является экспрессивной, она стилистически нейтральна;

это первичные и единичные наименования вещей и явлений, которым нет эквивалентных названий в общем обиходе, в стандартном языке [Краморенко 2004: 43]. Для обозачения лексики этого слоя в немецком языке имеется термин „Szenesprache".

Второй слой лексикона молодежного языка Г. И. Краморенко называет «социолектальным». Лексика здесь подчеркнуто экспрессивна, ярко стилистически окрашена. Для нее характерны вторичность наименований, большое количество синонимов, склонность к многозначности единиц (лексическая и семантическая поливариантность) [Краморенко 2004: 43].

Е. В. Розен также обращает внимание на существование в молодежной лексике немецкого языка а) жаргонизмов, связанных с узкогрупповыми возрастными интересами и оценками и б) жаргонизмов, используемых всеми молодежными группами («общемолодежных слов») [Розен 1991: 153].

Основой этой классификации служит учет коммуникативной среды.

Как правило, каждый индивидуум владеет несколькими языковыми вариантами с групповой спецификой, которые реализуются с помощью соответствующих сигнальных элементов, составляя, в конечном счете, индивидуальное речевое поведение в целом [ср. Heinemann 1987].

Основываясь на вышеизложенных концепциях, можно сделать вывод, что понятие «молодежный язык» шире понятия «молодежный сленг». Важно определить также соотношение между понятиями «сленг» - «молодежный сленг» - «разговорная речь».

Как пишет В. В. Химик, «Сленг — это практически открытая подсистема ненормативных лексико-фразеологических единиц разговорно-простореч­ ного языка, его стилистическая разновидность, или особый регистр, предназначенный для выражения усиленной экспрессии и особой оценочной окраски [Химик 2000: 14]. Номинация «молодежный сленг» «предполагает достаточно широкую лексико-фразеологическую подсистему единиц, особенно распространенных и часто употребляемых среди молодых людей»

[Химик 2000: 15].

Г. И. Краморенко отмечает, что второй, социолектальный слой лексикона молодежного языка (JS) обнаруживает, «в том числе в генетическом и типологическом отношении много общего с обш;

еупотребительной устной разговорно-обиходной речью — Umgangssprache. И это нельзя считать случайным, так как JS, как и традиционные молодежные социолекты, являются по своему происхождению социально обусловленными ответвлениями от Umgangssprache, то есть его вариантами. Эту обш,ность можно проследить на всех языковых уровнях —. фонетическом/ фонологическом, морфологическом, синтаксическом, орфографическом, словообразовательном, лексическом, стилистическом, прагматическом» [Краморенко 2004: 44].

Следовательно, можно заключить, что «молодежный сленг» — слой «молодежного языка», который, с одной стороны, существует на фоне раговорной речи, опираясь на ее материал всех языковых уровней. С другой стороны, некоторые молодежные сленгизмы имеют тенденцию к расширению сферы применения и переходу в разговорную речь.

^ Следовательно, сленг можно отнести и к периферии разговорной речи.

Схематично это соотношение можно изобразить следующим образом:

Несмотря на преимущественно устный характер использования сленга (см. выше), следует признать, что сленг активно применяется в печатных изданиях для молодежи. Если лексический материал первого, субкультурно обусловленного, слоя молодежного языка находит отражение в некоммерческих журналах для молодежи, так называемых Fanzines, то молодежный сленг представлен в «коммерческих» журналах, предназначенных для молодежной аудитории, [ср. Androutsopoulos 2000]. Так как настоящее исследование основывается, прежде всего, на материале подобных журналов и словарей, также фиксирующих лексику, в основном, вышедшую за пределы употребления в замкнутой субкультурной и т. п.

молодежной группировке, можно подытожить, что предметом исследования будет именно молодежный сленг или «общемолодежные слова» [Розен 1991:

153]. Отдельные слова-«терминоиды» с субкультурной спецификой привлекаются к исследованию также в случае их понятности широкой молодежной аудитории.

Так как молодежный сленг является одним из уровней молодежного языка, к нему применимы функции и особенности, выделяемые немецкими и российскими германистами для молодежного языка.

1.4. Функции молодежного языка В. В. Химик [2000] относит к первому уровню молодежного языка детскую речь. Действительно, как детская речь, так и речь подростков и молодежи имеют своим основным источником общелитературный язык, который в зависимости от нужд коммуникантов переиначивается. Однако, поскольку причины и функции словотворчества в детском и юношеском возрасте все же неодинаковы, представляется целесообразным более четко разграничивать эти понятия. Вследствие разной психологической и функцио­ нальной обусловленности детской и молодежной речи, детская речь не рассматривается в настоящем исследовании. Детской речи посвящены работы [Цейтлин 1988, 2001;

Харченко 2001, 2002;

Амзаракова 2004;

Палкин 2004].

В. В. Химик приходит к выводу, что коренное отличие субстандарта детской речи от подростково-юношеских лексических жаргонизмов состоит в отношении говорящего к языковой норме. Если детское словотворчество является результатом следования норме, то в речи молодежи имеет место сознательное ее нарушение: «Субстандарты первого, раннего уровня представляют собой первичную наивную номинацию познаваемого объекта, эта номинация конкретна, индивидуальна, ориентирована на поиск нормы и внутреннюю логику поиска номинации. Субстандарты второго возрастного уровня, подростковые и юношеские жаргонизмы, имеют принципиально иную направленность — активное отторжение норм, поиск вторичной номинации, то есть реноминации, и манифестируют социально-групповую оценку, особое групповое отношение к обозначаемому» [Химик 2000: 44], что отражает сложное соединение центробежных (отчуждение от «взрослого» общества и его норм) и центростремительных (стремление подростков к корпоративности) тенденций подростково-юношеского сознания [Химик 2000: 37-3 8].По мнению С. Н. Цейтлин, детские окказиональные формы представляют собой нарушение языковой нормы в результате слишком прямолинейного следования языковой системе [Цейтлин 1988, цит. по: Возрастная психолингвистика. Хрестоматия 2004: 242].

Ребенок копирует речь взрослых, но недостаточное владение лексическим фондом при поразительной «чуткости» «к смыслу и значению тех элементов, из которых слагается слово» заставляет его создавать новые номинации. При этом «малейший оттенок каждой грамматической формы угадывается ребенком с налету, и, когда ему понадобится создать (или воссоздать в своей памяти) то или иное слово, он употребляет именно этот л.


суффикс, именно то окончание, которые по сокровенным законам родного языка необходимы для данного оттенка мысли и образа» [Чуковский 1990:

17-18]. Молодежные инновации выполняют иные функции.

По мнению Э. Нойланд, молодежный язык служит, прежде всего, социальному отграничению с одной стороны и идентификации с другой стороны. Под социальным отграничением понимается не только обособление от представителей старшего поколения, но и от младшего, а также отграничение различных молодежных социокультурных стилей друг от друга. В то же время, молодежный язык становится символом социальной идентичности psieuland 2000: 115]. При этом значение молодежного языка как средства внутригруппового обш;

ения, является доминирующим.

Намеренное и даже оппозиционное отграничение от мира взрослых играет для современной молодежи намного меньшую роль, чем общение друг с другом, непринужденность и языковая игра [Neuland 2003: 56-57].

Как утверждает Б. Л. Бойко, «необходимость постоянно демонстрировать свою принадлежность к данной субкультуре и одновременно не-принадлежность к иным субкультурам... приводит к выработке некоторого набора идентифицирующих признаков, подлежащих демонстрации. Таковыми являются не только внешние знаки — аксессуары одежды, прическа, татуировка, пирсинги и пр., но и язык данной субкультуры» [Бойко 2002: 353].

Г. И. Краморенко называет также другие функции молодежных социолектов. Это — симптоматическая функция: специфика словоупотребления дает информацию о говорящем (возраст, пол, социальный статус, региональная принадлежность), о его мироощущении и интеллектуальных способностях, о его отношении к определенной социальной группе, соблюдает ли он дистанцию или идентифицирует себя с этой социальной группой;

сигнальная функция: манера говорить сигнализирует о готовности говорящего вступить в контакт с членами группы, установить и поддерживать внутригрупповые отношения;

коммуникативно-эмотивная функция: она связана с выражением оценок со стороны говорящего, его чувств и эмоций. Молодежная лексика большей частью не нейтральна, а обладает эмоционально-экспрессивной окрашенностью;

функция психологической разрядки: языковые средства позволяют говорящему снять внутреннее напряжение, освободиться от страхов и других отрицательных эмоций. Средствами «разрядки» может быть i выражение эмоций в эксплицитной (бранная лексика) и имплицитной форме (юмор, ирония) [Kramorenko 1995: 49-50].

1.5. Характерные особенности немецкого молодежного языка, выделяемые немецкими и российскими германистами Г. И. Краморенко определяет молодежный язык в рамках социальной дифференциации как новый, современный социолект, как новую форму существования языка с неофициальным, неформальным характером в системе форм существования немецкого языка [Краморенко 1995: 47] и выделяет следующие особенности, общие для различных социолектов, в том числе для молодежного языка.

Для социолектальной лексики характерна повышенная эмоциональность/ экспрессивность;

" ^ - Социолектальные лексемы представляют собой, как правило, вторичные номинации предметов и явлений, то есть это не единственные и не первичные номинации этих предметов в общенародном языке;

таким образом, социолектальные лексемы являются синонимами соответствующих эквивалентов в общенародном языке.

- Эти синонимы имеют, наряду со своим информативным содержанием, также важные эмотивно-коннотативные составляющие, преимущественно пейоративного характера. Соответственно, социолектальные синонимы стилистически и социально окрашенны, они могут впоследствии (при переходе в разговорную речь) обогащать синонимические ряды в языке, не становясь синонимическими доминантами этих рядов.

- Пути обогащения словарного состава в социолектах те же самые, что и в других формах существования языка (общенародном языке, разговорной речи и т.д.): семантическая деривация, словообразование, заимствование и фразеологизация. Однако некоторые из этих типов и видов особенно продуктивны и популярны в социолектах. Например, в семантической деривации это метафоризация, гиперболизация, эвфемизация, ухудшение значения и другие;

в словообразовании - словосложение, сокращение, деривация (особенно некоторые виды суффиксации и префиксации).

- Источниками обогащения социолектальной лексики являются другие формы существования того же самого языка (общенародный язык, разговорная речь, профессиональные и специальные языки, диалекты, другие социолекты) или иностранные языки.

- Существуют активные взаимосвязи между разными социолектами, с одной стороны, и социолектами и разговорной речью и общенародным языком, с другой стороны [BCramorenko 1995: 48-49].

Г. Хенне образно называет «молодежный язык», который преобразует язык в его литературной и разговорной формах, постоянным «маневром расхождения и обгона» (ein fortwahrendes Ausweich- und Uberholmanover).

Это творческий процесс, предпочитающий следующие «формы речевого общения»:

- формулы приветствия, обращения и обозначения коммуникативных партнеров (Partnerbezeichnmigen);

- прозвища и клише;

- метафорические («переносные»), по большему счету гиперболические («преувеличивающие» и одновременно «огрубляющие») словообразова­ тельные конструкции и обороты речи;

- реплики со словами, выражающими восхищение и досаду;

- звукоподражательные междометия;

- речь, изобилующая частицами и пустыми фразами [Неппе 1995: 40-41].

Лексический состав молодежного языка отражает тематические области, имеющие большое значение для становления личности подростка:

взаимоотношения с лицами противоположного пола, отношение к старшим, к принятым в обш;

естве представлениям о ценностях и морали. Именно в этих областях реализуется присущая молодежи эмоциональность и, часто бесконтрольная, спонтанность, «удовольствие, получаемое от языковой игры», стремление к неповторимости и креативности [Вепеке 1985: 109].

Наличие в молодеж:ном языке и, как одном из его уровней, молодеж:ном сленге определенных тематических предпочтений — важная его особенность, находящая отражение в дефиниции сленга Э. Ляйзи: «Сленг - лексикон молодежи больших городов, имеющий специфику данной социальной группы, непринужденный, сверхэкспрессивный и в то же время эмоционально «переохлажденный» (emotional Ш11егкШ111), в котором такие тематические области, как деньги, девушки, сексуальность, музыка, полиция, страх, наркотики и смерть обнаруживают особую метафорику» [Leisi 1973, цит. по Lewandowski 1994: 973-974].

Таким образом, молодежный язык и сленг как один из его уровней, — не только лингвистический, но и социокультурный феномен. Он удовлетворяет потребность молодежи к самоидентификации в социуме и отражает интересы и мироощущение молодого поколения. Он является результатом социализации молодого человека «нетрадиционным путем», в субкультуре.

Однако сленг используется не только субкультурной молодежью, но и более широкой молодежной аудиторией (и даже некоторыми взрослыми, которые ориентируются на молодежный стиль жизни), являющейся потребителем массовой «культуры для молодых», в словоупотребление которой сленг попадает, в основном, через средства массовой информации. Сленг преобладает в речи городской молодежи, поскольку именно крупные города являются центрами молодежной субкультуры. К сленгу прибегают в неофициальных ситуациях общения с ровесниками при обсуждении определенных тем. При этом следует учитывать, что сленг не употребляется «в чистом виде». По наблюдениям В. Д. Девкина, «жаргонная лексика (даже при ее высокой концентрации) не превышает 5% общего числа употребленных слов» [Девкин 1979: 26], но обладает «повышенной радиацией»: «происходит своеобразное распространение окраски всей речи или какого-то ее отрывка за счет одного момента» [Девкин 1979: 18]. В проанализированных нами текстах молодежных журналов этот процент варьирует от 2% до 17%, при среднем арифметическом около семи процентов. Поэтому тексты, подобные „Disco-Deutsch"^ представляют собой стилизованную имитацию молодежного сленга, но не соответствуют реальному словоупотреблению молодежи:

Als ich neulich mit Peter in die City druckte, macht der mich unheimlich an aufs Tilbury. Na, schon bohren wir dahin, obwohl ich eigentlich aufs Lollipop stand. Ich Chaot hatte keine Matte mit, well ich meinen Kaftan vergessen hatte, und sagte zu Peter, er solle mal ausklinken. In dem Schuppen zogen ein paar People schon eine heifie Show ab. Wir machten eine kurze Fleischbeschauung, und Peter machte sich sofort daran, eine riesige Tussi anzugraben. Die war echt einsam, aber ich hatte einfach keinen Schlag bei ihr. Peter schafft sich da also machtig rein und wollte wahrscheinlich ^nen kleinen Wuschermann machen, blickt aber nicht durch, dass die Tussy einen Тур hat. Der hing zu dem Zeitpunkt allerdings schon vollig durch. Vielleicht zog er auch, jedenfalls konnte die Tussi darauf nicht. Aber als Peter so ordentlich aufs Blech haut und machtig mit seinem Busch wedelt, spannt der beknackte Gent seinen Glimmer, was Iduft, und sagt zu Peter einen Satz heifie Ohren an. „Ich glaub', mich streift ein Bus", tont Peter daraufhin, „pass lieber auf dass du hier keine Taucherbrille erbst. " Na, ich hatte keinerlei Bock auf Terror, vor allem, well der halbe Laden inzwischen zu war, well Broder Carstensen. Beim Wort genommen, Bemerkenswertes in der deutschen Gegenwartssprache. Tubingen 1986.-S. 149.

jeder schon ein paar Wutschis und Lammis drin hatte, und ich sagte zu Peter:

„Lass uns die Fliege machen." Das konnte Peter nicht recht ab, logo, die Schnecke hat ihn voll angeturnt. Also hob ich leicht angesduert allein ab und rief Heimat ab, denn draufien war^s machtig schattig, obwohl der Planet den ganzen у Tag gestochen hatte wie irr.


Имитацией молодежного сленга является и перевод данного текста на русский язык, выполненный одним из студентов Липецкого педагогического университета:

Когда мы с Питером в последний раз зависали в центре, он потащил меня в «Тильбури». И мы уж:е направили туда оглобли, хотя меня больше прет, от «Лоллипопа». Я стормозил и не взял с собой лаве, они остались в старом балахоне. Поэтому я попросил Питера отстегнуть мне с децл. В баре пару чуваков уж:е оттягивались на полную катушку. Мы прочувствовали ситуацию, и Питер сразу подцепил клевую телку. Она была просто отпад, но мне с ней ничего не светило. Питер усердно клеил ее и так увлекся, что лоханулся, так как ее уже гулял другой. Тот только что вмазался и был под кайфом. Но в то время, как Питер разводил девку и загружает ей всякое фуфло, этот обдолбанный кент очухался, просек ^'•' ситуацию и начал рамситъ на Питера. «Ты на кого батон крошишь?» взорвался Питер, — «вали отсюда, пока не огреб!» Я не хотел ввязываться в разборку, так как братва уж:е была на рогах и все ж:дали только повода. Я сказал Питеру: «Давай дергать отсюда». Но такой расклад его не устраивал, он в натуре запал на эту бабу. Тогда я двинул один и почапал к себе на хату. На улице был дубильник, хотя весь день светил долбаный фонарь.

^" Обобщая различные классификации лексических особенностей молодежного языка [Неппе 1986;

Вепеке 1985;

Kj*amorenko 1995;

Neuland 2003;

Volmert 2004], можно выделить в них собственно лексический, стилистический и прагматический аспекты.

В лексическом аспекте для молодежного языка типичны семантические трансформации, прежде всего, метафорическое переосмысление лексики общенародного языка, расщирение значения;

- словообразовательные неологизмы: композиты, сокращения, дериваты;

имеет место предпочтение определенных словообразовательных моделей;

- заимствования из иностранных языков (англоамериканизмы), из других форм существования национального языка (жаргонов различных социальных групп, уголовного арго);

фразеологизмы, возникающие путем изменения компонентов существующих в литературном языке устойчивых выражений, ремотивации, образования фразеологических единиц по аналогии.

В стилистическом аспекте для него характерны - модные слова и выражения;

- стереотипные пустые фразы;

- тропы (метафорическое, часто гиперболическое словоупотребление);

- игра слов;

- вульгаризмы и гробианизмы;

- «пародирование» и цитация чужой речи.

В прагматическом аспекте^ исследователями отмечаются - формулы приветствия, обращения;

- прозвища;

- реплики со словами, выражающими восхищение и досаду;

- использование звукоподражательных междометий.

Использование сленга вероятнее всего в ситуациях, имеющих частный, неофициальный характер, при этом обязательно равенство партнеров групповой коммуникации [Kramorenko 1995: 48].

Под прагматикой (от греч. pragma - дело, действие) понимается «направление языкознания, которое изучает речевые акты и условия их осуществления» [Культура русской речи: Энциклопедический словарь справочник. - М. : Флинта, Наука, 2003. - С. 500].

Выводы к 1 главе Таким образом, мы полагаем, что молодежный сленг не сводится лишь к лексике с ярко выраженной экспрессивной окрашенностью [ср. Домашнев 2001: 47]. Молодежный сленг, скорее, охватывает, «с одной стороны, слой специальной лексики и фразеологии профессиональных говоров, специальных жаргонов и арго преступного мира, и, с другой стороны, слой широко распространенной и обш,епринятой эмоционально-экспрессивной лексики и фразеологии нелитературной речи» [В. А. Хомяков, цит. по:

Культура русской речи 2003: 628]. Молодежный язык - понятие более широкое, чем молодежный сленг и представляет собой сложную многоуровневую конгломерацию в системе языка. Между отдельными уровнями нет четких границ, а существуют точки соприкосновения и переходные зоны. Молодой человек, как правило, владеет несколькими вариантами национального языка. При изменении темы общения, коммуникативной ситуации и коммуникативных партнеров происходит переключение кодов (code-switching). Под переключением кодов, или кодовым переключением, понимается переход говорящего в процессе речевого общения с одного языка (диалекта, стиля) на другой в зависимости Г\ от условий коммуникации [Беликов, Крысин 2001: 28].

Молодежный сленг, будучи слоем «молодежного языка», в то же время существует на фоне раговорной речи, опираясь на ее материал всех языковых уровней. Некоторые молодежные сленгизмы имеют тенденцию к расширению сферы применения и переходу в разговорную речь, о чем речь будет идти позднее, в параграфе о соотношении изменчивости и стабильности лексического состава в немецком молодежном сленге.

Следовательно, сленг можно отнести и к периферии разговорной речи.

Молодежный сленг является наименее специфическим и наиболее «общедоступным» средством коммуникации молодых людей, потребителей продуктов массовой культуры для молодежи. Особенности молодежного сленга проявляются не только на лексическом уровне, но и на стилистическом и прагматическом уровнях. Имеются также определенные преференции в области грамматики и фонетики [ср. Reinke 1994], что, впрочем, не позволяет, на наш взгляд, сделать вывод об обособлении молодежного сленга в особую языковую систему [ср. Фоос 2004].

ГЛАВА 2. НЕОЛОГИЯ И СЛЕНГ 2.1. Неологизмы в широком и узком смысле Понятие неологизма интерпретируется в лингвистической литературе неоднозначно. Обзор и систематизация работ, посвященных проблемам неологии и неографии в современном русском языке, производится в учебном пособии [Попова, Рацибурская, Гугунава 2005]. Неологизмы немецкого языка в разных аспектах и смежные с ними явления рассматриваются в исследованиях [Анисимова 1988;

Розен 1991;

2000;

2000а;

Титкова 1994;

2001;

Демин 1981;

Ивлева 1984;

Савицкий 1984;

Девкин 2001;

Варченко 2001;

Шемчук 2001;

2005;

Herberg 2002;

Herberg, Kinne, Steffens Чч 2004;

Kuntzsch 2000;

Zimmermann 2003;

Elsen, Dzikowicz 2005 и др.].

Сравнительному анализу лексических новообразований на материале русского и немецкого языков посвящены работы [Шалина 1999;

Тихонова 2002].

В узком смысле под неологизмами понимаются новообразования: новые слова, образованные в результате наполнения уже существующих словообразовательных моделей либо в результате первичного соединения форматива и значения (образование новых морфем). Неологизмы характеризуются следующими признаками: 1) неологизмами можно считать те лексемы, которые возникли и были употребительными в языковом сообществе в определенный период времени, пока их новизна была ощутимой;

2) неологизмами признаются лишь те новации, которые выходят за рамки индивидуального словоупотребления и обладают достаточно высокой частотностью, то есть не являются окказионализмами;

3) неосемантизмы получают статус неологизмов в том случае, если имеет место намеренное соотнесение нового значения с планом выражения, как, например, в жаргонах профессиональных и социальных групп [Schippan 1992: 244-246].

В широком смысле, к неологизмам причисляются не только новообразования, но и заимствования, неосемантизмы и окказионализмы.

Так, в Лингвистическом Энциклопедическом словаре неологизмы определяются как «слова, значения слов, появившиеся в определенный период в каком-либо языке или использованные один раз («окказиональные слова») в каком-либо тексте или акте речи [ЛЭС 1990: 331].

В. Д. Девкин называет следующие принципы, заложенные в обновлении лексики:

1. Новое явление — новая номинация, неологизмы в полном смысле слова;

2. Знакомое, известное явление — новая номинация, то есть переименование;

3. Устаревание слов и фразеологии и исчезновение их из активного употребления или замена более новым [Девкин 2001: 29].

Существуют различные классификации неологизмов^. Д. Херберг считает точкой отсчета для дефиниции неологизма билатеральный знак, состоящий из плана выражения и плана содержания. В соответствии с этим он выделяет два типа неологизмов: новые лексемы и новые значения.

* Основные классификации неологизмов см. в: Попова Т. В., Рацибурская Л. В., Гугунава Д. В. Неология и неофафия современного русского языка. - М.: Флинта, Наука, 2005. - С. 43-52. Типология неологизмов приводится также в: Тихонова К. А. Контрастивное исследование баз данных (на материале немецких и русских неологизмов молодежной речи конца XX в. Дисс.канд. филол. наук. - М. : МГЛУ, 2002, - С. 31-42.

Неологизм — это лексическая единица (или значение), которая возникает в определенный период развития языка в коммуникативном обществе, находит распространение и всеобщее признание как языковая норма, и в этот период развития воспринимается большинством говорящих в течение некоторого времени как новая [Herberg 2002: 195].

Поскольку лексемами являются как отдельные слова, так и устойчивые словосочетания (номинации, состоящие из нескольких слов, фразеологизмы и коммуникативные клише) [Schippan 1992: 95], к новым лексемам следует отнести также новые сочетания слов [см. Котелова 1984: И ]. Такое понимание лексического неологизма отражается и в определении В. И.

Демина: «Лексические неологизмы - это вновь возникшие слова, значения слов, устойчивые словосочетания и фразеологические единицы, узуально существующие в течение определенного периода их исторической жизни в языке, пока недавнее время появления и новизна их отмечаются в языковом сознании носителей языка» [Демин 1981: 53]. Лексические неологизмы возникают в результате словообразования, заимствования, а также семантическим путем [см. Демин 1981: 114-170], соответственно, исследователями выделяются «новообразования», «семантические неологизмы» [Розен 2000: 132-144] и «вхождения» [Котелова 1984: 10] — внутренние и внешние заимствования. Вхождения осуществляются как по временной оси - возрождение, актуализация, узуализация - так и по локальной: вхождения из других языков, из устной речи различных слоев общества, социальных жаргонов, специальных языков [Котелова 1983, цит.

по: Тихонова 2002: 14, см. также Котелова 1984: 10]. Актуализация лексических единиц связана с приобретением ими социальной значимости в определенный период времени [Титкова 2001: 91], в то время как «идентификаторами» процесса популяризации слова являются «постепенное расширение значения слова и сферы его употребления, возможность его употребления в переносном значении и т.д.» [Титкова 2001: 93].

Актуализироваться может как понятие/ концепт, порождая актуальное слово, так и уже имеющийся форматив, в этом случае возникает модное слово.

Причиной актуализащш форматива может служить не только сощ1альная, познавательная деятельность человека, но и его языковая деятельность:

факторы языкового престижа, общей языковой моды, языковой экономии [Титкова 2001: 96]. Одновременная актуализащтя денотата и форматива ведет к появлению модных актуальных слов, то есть к совмещению характеристик [Титкова 2001: 96].

Конкретизатор времени возникновения неологизма в определенный период развития языка учитывается и в дефиниции Н. 3. Котеловой, которая понимает под неологизмами «слова, значения слов и идиомы, существующие в определенном языке, подъязыке и языковой сфере и не существовавшие в предшествующий период в том же языке, подъязыке, языковой сфере»

[Котелова 1978: 22]. Вслед за Д. Хербергом, в настоящем исследовании предпринимается описание неологизмов, возникших в 90-е годы XX - начале XXI века. Выбор данного периода Д. Херберг объясняет тем, что отрезок времени в десять лет является обозримым, а его крайние точки соответствуют знаменательным событиям: это день объединения Германии (3 октября 1990 года) и конец тысячелетия, «миллениум» [Herberg 2002: 196].

В связи с этим можно отметить, что «обогащение словарного состава путем появления неологизмов наиболее интенсивно происходит в периоды, связанные с коренными сдвигами и изменениями в экономическом и политическом устройстве общества» [Демин 1981: 44]. Список некоторых лексических единиц, появившихся в немецком молодежном сленге на рубеже веков, приводится в приложении.

Относительно требования о соответствии неологизма языковой норме, следует оговориться, что понятие нормы применительно не только для РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ БИЬЛИОТЕКА языка-стандарта. В сленге также имеется своя норма, заключающаяся как раз в отступлении от общепринятого. Так, Ю. М. Шемчук различает общелингвистические и социолектные переименования: «Социолектными переименованиями называются языковые единицы, употребительные в отдельной социальной группе людей. Примерами социолектных переименований являются многочисленные замены слов в жаргоне, в молодежном языке, терминологии, диалектах, идеологические переименования» [Шемчук 2001: 8]. В настоящем исследовании рассматривается социолектоограниченныи аспект неологизмов, а именно неологизмы немецкого молодежного сленга.

Выявить неологизмы можно путем сравнения лексического фонда, которое осуществляется на основе представительных словарей, а также учитывая экстралингвистические факторы [Розен 1991: 17]. Таким образом, лексикографический критерий, наряду с учетом экстралингвистического фона, являются ведущими критериями при выявлении неологизмов немецкого молодежного сленга. Для этого производилось сравнение лексического фонда словарей [Kiipper 1970;

MuUer-Thurau 1983;

Ehmann 1992;

1996;

2001;

Schonefeld 1995;

Horx 1996;

Duden 2000;

Stolle 2001;

PONS 2001;

2002;

2003].

Лексические инновации молодежи или молодежные неологизмы обладают, по мнению К. Циммерманна, двумя важными особеннностями:

они интенциональны (intentional) и воспринимаются самими участниками коммуникации как отклоняющиеся от нормы или нарушающие норму (als normabweichend, normdurchbrechend oder normverletzend) [Zimmermann 2003:

29]. K. Циммерманн различает два вида инноваций: а) изменение правила и б) применение устоявшегося в языке способа обновления лексики. Эти инновации могут затрагивать формальную и/ или содержательную сторону. В молодежном языке присутствуют оба вида инноваций, но второй доминирует [Zimmermann 2003: 29]. В главе о номинативной технике немецкого молодежного сленга, с целью выявления основных таких способов обновления его лексического состава, а также для получения более полной его картины на рубеже веков, представляется необходимым учитывать также сленгизмы, возникшие не только в 90-е годы прошлого века, но и ранее, ' однако, не вышедшие из употребления и по сей день.

Таким образом, в настояш,ем исследовании предпринимается описание лексических неологизмов (новообразований, вхождений и неосемантизмов) последнего десятилетия XX - начала XXI века, получивших распространение в социолектоограниченном словоупотреблении, а также основных способов обновления лексического фонда немецкого молодежного сленга.

, Окказионализмы являются признаком идиолекта, словоупотребления отдельной личности, а не социолекта, если они со временем не становятся обш;

еупотребительными в той или иной социальной группе. В то же время, окказионализмы (например, обозначения слабовольных людей, которых в сленге имеется большое количество) могут отражать некоторые тенденции пополнения состава сленговых номинаций, следовательно, их рассмотрение представляется также целесообразным.

^ 2.2. Соотношение изменчивости и стабильности лексического состава в немецком молодежном сленге Многие исследователи молодежного сленга обращают внимание на высокую степень изменчивости его лексического состава [ср. Stedje 1989:

202, Volmert 2004], В. Д. Девкин отмечает, что «молодежный сленг подновляется особенно активно. Язык изменяется с разной скоростью. Наше время отличается ускорением изменения лексики, что вполне соответствует быстрому темпу жизни» [Девкин 2001: 32-33]. Л. П. Крысин пишет:

«Постоянное обновление лексических средств, быстрая их сменяемость — одна из характерных черт молодежного жаргона» [Крысин 2004: 375].

Эта изменчивость связана с процессами становления молодежных стилей (Stilbildung/ Bricolage), их распространения (Stilverbreitung) и угасания (Stilausloschung) [Neuland 2000: 107-123]. В процессе становления молодежных стилей происходит отбор отдельных лексических средств из инвентаря литературного языка, которые подвергаются переосмыслению, включаются в новые контексты;

из имеющегося в литературном языке запаса морфем конструируются словообразовательные неологизмы.

Распространиение молодежных стилей обусловлено проникновением сленгизмов, прежде всего, через средства массовой информации и рекламу в общенародный язык, что соответствует одной из тенденций развития современного немецкого языка, а именно, его лексической популяризации (lexikalische Popularisierung): „Damit ist angesprochen, dass die Standardsprache (und deren Sprecher, weniger deren Schreiber) sich den Bereichen offiien, die friiher einem uberregionalen Standard verschlossen blieben. Dazu gehoren jugend und schulersprachliche, z. T. - jargonale Worter... und aufgestiegene Regionalismen... [Lexikon der germanistischen Linguistik 1989: 630]. В наше время модно быть молодым. По словам Ю. М. Шемчук, «Молодость в настоящее время приобретает характер чуть ли не культовости. Английское ж. выражение "Forever Young" («Вечно молодой») становится для многих жизненной позицией» [Шемчук 2001: 8]. Причины этого кроются, с одной стороны, в значительном влиянии молодежной субкультуры на ценностные представления уже-не-молодых (прежде всего, на представления об идеале красоты, моде, популярной музыке, эстетике рекламы) и, с другой стороны, в отсутствии общеобязательной, ярко выраженной «культуры взрослых» (eine verbindliche, ausgepragte Erwachsenenkultur) [Janke, Niehus 1995: 12-13].

Элементы молодежной субкультуры, будь то предметы одежды, символика или сленг, проникают в массовую культуру. Перестав быть своего рода маркерами субкультурной принадлежности, сленговые номинации зачастую теряют свое значение для представителей молодежной субкультуры, на их место приходят новые лексические единицы. Как утверждает У. Буссе, „der Abnutzungsgrad derartiger Neuemngen ist jedoch groB, sodass die Spanne von mega-in zu mega-out sehr kurz sein kann" [Busse 2001: 47].

Быстрая изменчивость лексического состава молодежного сленга объясняется также потребностью в экспрессивной лексике. Со временем модные слова, подвергающиеся слишком частотному употреблению, становятся «затасканными» и невыразительными. Возникает потребность в новых экспрессемах.

В качестве иллюстрации можно привести данные, размещенные на сайте издательства Klett, в котором уже на протяжении нескольких лет выходит в печать небольшой словарь молодежного языка «PONS Worterbuch der Jugendsprache» [www.pons.de]. Поскольку этот словарь публикуется ежегодно, начиная с 2001 года, в нем фиксируются самые последние неологизмы в молодежном сленге. Авторами словаря являются немецкие школьники, откликнувшиеся на призыв издательства принять участие в лексикографическом конкурсе и записать наиболее характерные слова молодежного языка: „Aufgabe der Teilnehmer war es namlich gerade, die markantesten Worter „ihrer" Sprache als Amateurlexikographen aufzuzeichnen, А moglichst authentisch, anschaulich mid reprasentativ" [PONS 2003: 3]. По результам этого повторяющегося конкурса редакцией словаря и был составлен нижеследующий список. Определенным понятиям здесь соответствуют обозначения молодежного сленга, популярные в том или ином году (с 2001 по 2004).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.