авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Матарыкина, Наталья Дмитриевна 1. Неологизмы немецкого молодежного сленга на руБеже XX-XXI веков 1.1. ...»

-- [ Страница 4 ] --

Девкина,' и являются уже проявлением абстрагизации [ср. Девкин 1973: 85].

Англицизмы в молодежном сленге используются, прежде всего, для заполнения языковых лакун и дифференциации понятий. Впрочем, эта дифференциация не всегда бывает оправданной, так как именованию подлежат второстепенные признаки денотата, и возникающие новые номинации отличаются несущественными смысловыми различиями. В ряде случаев (по нашим наблюдениям, требующим дополнительных проверок, около 40%) англицизмы практически дублируют слова языка-рецептора, не привнося ничего нового. Такое употребление англицизмов является избыточным.

ГЛАВА 4. НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ СЛЕНГОВОЙ СЕМАН­ ТИКИ 4.1. Номинации молодежного сленга без семантического осложнения Одной из характерных особенностей молодежного сленга справедливо считается его выразительность, экспрессивность, эмоциональная нагруженность. Однако это свойство не является абсолютным. В сленге имеет место также лексика без существенного семантического осложнения.

Семантическое осложнение 3. М. Зарипова определяет как «осложнение семантики разговорно окрашенного слова дополнительной информацией (коннотациями) эмоционально-оценочного и экспрессивного типа.

«Коллоквиализмы без семантического осложнения» - это разговорно окрашенные лексические единицы, стилистическая сниженность которых базируется только на коннотациях функционального типа, на их принадлежности к сфере неофициального общения, в то время как в плане выражения экспрессивности, эмоциональной оценки они являются нейтральными» [Зарипова 1988: 1]. На основе этого определения к сленгизмам без семантического осложнения можно отнести неэкспрессивные оценочно нейтральные лексические единицы с минимальной степенью сниженности и социолектоограниченной сферой употребления. Вместе с тем, возможно осложнение семантики по денотативной линии, как это имеет место в случае номинаций-«конденсатов».

Не имеют семантического осложнения дополнительными коннотациями экспрессивного типа номинации, выполняющие «терминологическую»

функцию.

Данный разряд лексики представлен в молодежном сленге, в основном, заимствованиями из английского языка. Как считает М. С. Романова, заимствования в первую очередь выполняют функцию заполнения языковых лакун, особенно при импорте объектов материальной и духовной культуры.

В соответствии с принципом языковой экономии в большинстве случаев проще принять названия различных нововведений, чем придумывать объяснительный аналог на родном языке [Романова 2003: 107-108].

Англоамериканизмы используются для обозначения новых реалий, имеющих большое значение для молодежной субкультуры, например, в таких областях, как музыка, мода, спорт, развлечения.

Thomas interessierte sich friih fur Breakdance, Rap und Graffiti und rappte Freestyle [Juma 1/2002: 45].

2Step, Drum 'n Bass, House, Musik fur die Tanzflache [Juma 2/2001: 24-25].

Das Ding namens „Dizzyturn" ist eine Kreuzung aus Fahrrad, Tretroller und Skateboard. Am besten fahrt man damit Schlangenlinien. Mutige Kids haben Dizzyturn auch schon in Halfpipes ausprobiert und sind iiberzeugt: Hier ist wieder eine neue Funsportart geboren! [Juma 2/98: 5] Хардкор родился в Европе - скорее всего между Германией и Голландией...

Он появился из адской смеси техно, брейк-бита и джангла [Молоток 12/2003].

«На хорошей площадке, - считает Сергей, - должны быть: рампа (лучше две:

для новичков и продвинутых роллеров);

рейлы, или перила;

затем трамплины с горками, ну и, конечно же, фан-бокс (комбинация из полукруглых скатов и перил)» [АиФ №11, 2003].

Сравнивая номинации, выраженные с помощью англицизмов, в немецком и русском языке, можно заметить, что во многом их состав сходен:

Boygroup - бойгруп (47), Breakdancer - брейкдансист (50), DJ - ди-джей (104), Hardrocker - хардист (364), хардовик (364), Skater - скейтер (289), Rapper - рэп(п)ер (275), Raver - рэйвер (263) [Словарь: Заимствования в русском субстандарте. Англицизмы 2004].

Это объясняется тем, что «молодое поколение многих государств сегодня обладает общей социокультурной компетенцией» [Романова 2003:

107]. В последнее время происходит ориентация на западную культуру и, прежде всего, английскую и американскую, откуда берут начало многие молодежные музыкальные стили и популярные среди молодежи виды спорта.

Вместе с тем, как отмечает О. И. Титкова, актуальные интернационализмы в каждом культурном социуме, в конечном счете, несут различный объем когнитивной информации и составляют в некоторой степени различные фоновые знания: это наличие собственных социально обусловленных представлений об истории возникновения того или иного понятия в стране, об основных событиях, связанных с этим понятием, об отношении к этому понятию в рамках социума [Титкова 2001: 94].

Номинации без семантического осложнения в молодежном сленге представлены не только заимствованиями, но и лексическими единицами немецкого языка, которые отличаются от номинаций языка-стандарта, в основном, более экономичным, сжатым, планом выражения.

По нашим наблюдениям, не имеют семантического осложнения - наименования реалий школьной и институтской жизни, представляющие собой инициальные контрактуры слов и словосочетаний. При сокращении словосочетания один из его компонентов вбирает в себя смысловую нагрузку другого компонента, это - номинации-конденсаты:

Studi (Student): Der naheliegende Tipp fur Studis mit chronischem Geldmangel ist die Mensa [Uni-Tip SoSe 2004: 14].

Pro/(Professor): „Das Sommersemester ist klasse, well selbst die Profs in der Zeit lieber faul im Cafe rumhangen, als im KIT zu schwitzen" [Uni-Tip SoSe 2004: 7].

Ersti (Student des 1. Semesters): Verwirrte Erstis, aber auch Ahnungslose hoherer Semester finden Hilfe bei der Zentralen Studienberatung [Uni-Tip SoSe 2004: 12].

Примеры из русского молодежного сленга:

Академ - академический отпуск [БСЖ: 32], внеаудиторка — внеаудиторное чтение [СРГ: 61], гос ~ государственный экзамен [СРГ: 88], гумфак — гуманитарный факультет [СРГ: 92], домашка — домашняя работа, письменное домашнее задание [БСЖ: 163], заочка - заочное отделение вуза [СРГ: 150], зарубежка - зарубежная литература (учебный предмет) [БСЖ: 210], курсовик — курсовая работа [БСЖ: 303], лабораторка — лабораторная работа [СРГ:

244], начерталка — начертательная геометрия (учебный предмет) [БСЖ: 379], истграм - курс исторической грамматики [СРГ: 175], педовец — студент педагогического вуза [СРГ: 381], проф - профессор [БСЖ: 486],'нм, универ университет [БСЖ: 612-613]. В. Д. Девкин обращает внимание на продуктивность образований на -ка среди русских разговорных конденсатов г смысла [Девкин 1973: 55]. В. Д. Девкин отмечает, что аббревиация может сопровождаться специализацией значения. Встречающиеся в речи учащихся сокращения Bio, Mathe... и т. п. предполагают не столько название науки, сколько учебный предмет. Franz - это не язык французской нации, а французский язык как объект изучения, учебная дисциплина или занятия по этому языку [Девкин 1973: 54].

- Лексические единицы, образованные путем метонимического переноса по схемам «название фирмы-производителя - продукт этой фирмы» и «название материала - предмет одежды из этого материала»:

Freeman T-Porter. Ich hatte meine lange graue Freeman T-Porter an, Vans, ein weiBes T-Shirt und ein blau-weiB gestreiftes Hemd [Juma 2/98: 37]. Ich hatte eine Freeman T-Porter an - die Kultjeans im Moment [Juma 2/98: 39].

Levis: Ich hatte Levis und Skaterschuhe an und eine Kette am Portemonnaie [Juma г 2/98: 37].

Болонъка - непромокаемая куртка из ткани болонья [СРГ: 36], вельветы — брюки из вельвета [СРГ: 53], джинса — 1. джинсовая ткань;

2. одежда из джинсовой ткани;

3. брюки из джинсовой ткани [БСЖ: 157], джинсовка — 1.

джинсовая ткань;

2. изделие из джинсовой ткани [БСЖ: 157], варенка джинсовая ткань после отбеливания или вещь, сделанная из нее [СРГ: 51], пума — спортивная одежда фирмы «Пума» [СРГ: 442], саламандры — обувь фирмы «Саламандра» [СРГ: 462].

- «Сленговость» без семантического осложнения может возникать и за счет предпочтения определенных грамматических или словообразовательных средств, например, изменения свойств переходности/ непереходности глаголов, аффиксации, изменения управления, причем разные средства могут выступать в совокупности. Г. Цифонун обращает внимание на высокую продуктивность приставок аЬ— и гит—, которые используются с основами г' слов как немецкого литературного языка, так и заимствований из английского языка [Zifonun 2000: 77]. Можно указать также приставку an-.

Например, anflirten: „Ich wiirde auch zwei Girls auf einmal anflirten'''' [PH: 7], abtanzen - hemmungslos und lustvoll tanzen, vorzugsweise im Club oder in der Disse[Stolle 2001:14-15], rum-: eine vorangestellte Silbe, die sich vor fast jedes Verb setzen lasst:

rumlungern, rumfahren, rumlaufen, rumspinnen etc. Dabei schwingt auch immer eine gewisse Ziellosigkeit der ausgefuhrten Handlung mit [Stolle 2001: 198];

Наречиям с помощью суффикса z:0 придается «сленговость»: optimalo — uniibertrefflich/ uniibertroffen, sehr gut, bestmoglich, hervorragend, grandios.

bestens;

das Suffix „-o" dient hier nicht nur der Sprachokonomie, sondern auch verleiht dem sachlichsprode klingenden „ optimal" eine „ coole " Note (курсив мой - Н, М.);

in akuten Notfallen mit weiteren Steigerungspartikeln (z.B. voll o., echt o., absolut o.) [Сатковская 2003: 62];

tollo ~ gut, bewundemswert, herrlich, sehr schon, eindrucksvoU [Сатковская 2003: 83]. Наречия в русском молодежном сленге, как и в общелитературном языке, образуются по модели по-...: по быстрому - быстро [СРГ: 400], по-жизни - всегда, постоянно [СРГ: 410], по любому - в любом случае [СРГ: 416], по-срочному — быстро [СРГ: 424].

Другие примеры придания сленгового звучания существующим в литературном языке словам: походу - похоже, кажется [БСМС: 366], спецом:

В 2000 году в Питере была построена одна из самых красивых ледовых арен в Европе — спецом для того, чтобы наша сборная триумфально выиграла чемпионат мира по хоккею [Молоток 47/2001: 14];

започем — сколько стоит [БСМС: 161], запростяк — запросто, легко [БСМС: 162], точняк - верно, точно, правильно [БСМС: 452].

Таким образом, в молодежном сленге не имеет семантического осложнения коннотациями эмоционально-экспрессивного типа с одной стороны, заимствованная лексика, использующаяся для заполнения лакун в языке-рецепторе и выполняющая «терминологическую» функцию и, с другой стороны, лексика, образованная на основе лексических и грамматических средств немецкого языка и зачастую служащая принципу языковой экономии.

4.2. Мультисемия в молодежном сленге 4.2.1. Семантические отношения во внутрисловной парадигме многозначного слова Многие номинации молодежного сленга имеют сложную многоступенчатую структуру семантики, что можно было бы условно назвать «мультисемией» сленга.

Данные, приводимые словарями немецкого и русского молодежного сленга, позволяют заключить, что слова русского молодежного сленга обладают более разветвленной семантической структурой, достигающей пяти - семи семем, например, АБЗАЦ. 1. —а, м. шутл. Три затяжки при курении. Все, еще абзац и забычкуешь. БСРЖ, 29. О Взять абзац. Сделать три затяж:ки при курении.

Да я и не курил, только один абзац взял. БСРЖ, 29. 2. -а, м., неодобр. О чем л. обладающем отрицательными качествами, вызывающем осуж:дение. Что ты нацепила? Какой-то абзац. МН, 7. 3. -а, м. одобр. О чем-л. очень хорошем, высшего качества, вызывающем одобрение. Словарь, парень, ты купил — полный абзац! Юг., 23. 4. —а, м. Нечто странное, особенное, выдающееся. Я такого абзаца еще не видел. Ел., 17. 5. -а, м. Конец, окончание чего-л. Под самый абзац работы явился. Ел., 17 // кому, чему. Крах, конец, печальный итог для кого-л., чего-л. Это абзац всему. Левин, 63. 6. в знач. междом., неодобр. Выраж:ение досады, раздраж:ения. Абзац! Наверное батинок с фазенды вернулся. МН, 7. 7. в знач. междом., одобр. Выраж:ение высокой степени удовольствия, восторга. [Н[икитина: И].

Многозначные номинации немецкого молодежного сленга имеют по две - четыре семемы: yoxew 1. Quatsch/ Unsinn machen;

2. zogem, zaudem, um den heiBen Brei herumreden;

3. jemandem auf die Nerven gehen;

4. schlagem [Voll konkret: 52].

В некоторых случаях отношения между отдельными семемами выходят за рамки традиционного понятия полисемии и могут быть охарактеризованы как омонимичные. На периферии исследуемого явления находятся лексические единицы с «диффузной» семантикой.

] Лексическая полисемия определяется в БЭС как «способность одного слова служить для обозначения разных предметов и явлений действительности» [БЭС: 382]. От омонимии она отличается тем, что «Между значениями многозначного слова существует семантическая связь, выражающаяся также в наличии у них общих элементов смысла - сем» [БЭС:

382]. Как пишет И. М. Кобозева, разграничение между полисемией и ч омонимией сводится к установлению достаточной степени сходства между значениями. Причем понятие сходства, согласно определению Ю. Д.

Апресяна [Апресян 1974: 186], должно включать в себя требование нетривиальности совпадающих компонентов и выполнение ими в толкованиях одной и той же роли [Кобозева 2004: 168-169]. По словам Д. Н.

Шмелева, контекст при разграничении полисемии и омонимии играет важную роль. Значения слов-омонимов всегда взаимно исключают друг друга, в то время как значения многозначного слова находятся или в отношении однонаправленной детерминации, когда одно из значений предполагает другое, или между ними существуют отношения невзаимоисключающей дизъюнкции (реализация одного из значений зависит от лексико-синтаксической позиции слова, но между этими значениями нет непреодолимой границы) [Шмелев 2003: 90].

Таким образом, значения многозначного слова образуют структуру, потому что они связаны определенными отношениями, которые И. М.

" ^ Кобозева называет «эпидегматическими» [Кобозева 2004: 169]. Омонимы же - это «слова, совпадающие по звучанию, одинаковые по своей форме, но значения которых никак не связаны друг с другом, то есть не содержат никаких общих элементов смысла, никаких общих семантических признаков.

Омонимы — это отдельные, самостоятельные слова, слова-двойники»

[Шмелев 2003: 77-78]. Так, скорее омонимичными являются семемы в слове ехеп 1) bezeichnet das Wagnis, nach einer missgluckten Beziehung wieder mit dem Ex-Freund oder der Ex-Freundin zu treffen oder gar zu daten. 2) ein (meist alkoholisches) Getrank „(auf) ex trinken", also mit einem Zug leeren [Stolle: 86 87], как возникшие в результате усечения устойчивого выражения ех trinken и слова Exfreund/ Exfreundin^ сопровождающегося конденсацией смысла. При этом аффикс ех— выступает в роли основы новообразованного глагола.

Семантические отношения в структуре многозначного слова могут быть гипо-гиперонимическими, метафорическими, по функциональному сходству, метонимическими, а также антонимическими или энантиосемическими.

На основе энантиосемического значения глагола ритреп 1а) mit einer Pumpe an- oder absaugen [und irgendwohin befordem] [Duden: 1195] вследствие переноса по функциональному сходству возникли семемы сленгизма ритреп 1) sich etwas ausborgen, leihen;

2) Gewichte stemmen. Bodybuilding betreiben [Stolle: 186].

Перенос значения на основе функционального сходства лежит в основе номинаций Raffi 1. Person, die alles zusammenrafft;

2. Intelligenzler;

Person, die schnell rafft (begreift), was die Sache ist [Voll konkret: 122];

fetzen 1) (sich ~) sich heftig streiten, bis eben die Fetzen fliegen 2) mitreiBen, aufmihlen. Die Musik fetzt echt rein [Stolle: 90];

anmachen 1) jemanden aus eindeutig sexuellen Griinden umwerben 2) jemanden provozieren, herausfordem [Stolle: 23], cp.

Aufgebrezelte Madchen in Hot Pants machen mich nicht an [PH: 7];

... und man hatte immer ein bisschen das Gefuhl, ihn beschutzen zu mussen. Deshalb machte ich ihn nicht an [J 4/1997: 43];

anschwallen 1. jemanden bequatschen, belabem;

2. jemanden schickanieren, dumm anreden;

3. blod anmachen, jemanden pikieren [Voll konkret: 24].

Интересно, что «аффикс и корень как бы меняются ролями - аффикс начинает выражать основное родовое понятие, а корень — модифицирующее, побочное» [Девкин 1973: 56].

Слово Macker, -s, -, m. 1. приятель, жених. Was hat sie an ihrem Macker gefressen? Der Kerl ist fies. / Gestem habe ich dich mit deinem neuen Macker im Kino gesehen. 2. парень, мужик, тип. Kennst du diesen Macker? Was will er hier? [Devkin: 483] являет собой пример гипо-гиперонимических отношений во внутрисловной парадигме.

С. И. Искаринова рассматривает гипо-гиперонимию как «отношения между значениями разного уровня обобш;

ения по линии «класс — подкласс, выделяемый на основе определенного признака» во внутрисловной парадигме» [Искаринова 1986]. По наблюдениям С. И. Искариновой, многозначные слова, значения которых соотносятся по линии «частное целое», используются для эвфемизации, вуалирования содержания (например, существительные с мелиоративной функцией) и с целью языковой экономии. Количественная экономия проявляется в том, что более отвлеченное и более конкретизированное понятие передаются с помощью одного слова [Искаринова 1986], например Teil: 1) das Geschlecht(steil) 2) jede Art von Gegenstand, wobei die allgemeine Bezeichnung als „Teil" die Miihe der genaueren Definition erspart [Stolle: 229].

Как пишет И. М. Кобозева, многозначность может быть радиальной, цепочечной и радиально-цепочечной: «Если все значения многозначного слова связаны с одним и тем же - центральным — значением, то такая многозначность называется радиальной. Если каждое из значений слова связано только с одним из остальных значений, то такая многозначность называется цепочечной. Чаще всего приходится встречаться с радиально цепочечной полисемией» [Кобозева 2004: 170].

Значения сленгизма могут быть связаны с тем или иным значением литературного слова, с которого был осуществлен перенос, либо развиваться на основе уже переносного сленгового значения, сохраняя, тем не менее, связь с литературным:

Asche, f 1. деньги. Hast du noch etwas Asche iibrig? 2. ерунда. Dieses Gequatsche im Femsehen heute ist doch nur kalte Asche. / Alles, was er versprochen hat, ist Asche [Devkin: 74-75].

В словаре Duden Deutsches Universalworterbuch слово Asche имеет значения 1) staubig-pulveriger Ruckstand verbrannter Materie;

2) ohne Fl.

(ugs.) Kleingeld (144). Следовательно, можно предположить, что значение сленгизма Asche «ерунда» является вторичным по отношению к значению «деньги» и образованным от него, где объединяющей является сема „klein:

von geringerem Ausmass, Umfang, Grad;

von geringerer Bedeutung". В данном примере имеет место метафорический перенос значения и радиально цепочечная многозначность, так как связь с литературным значением также не утеряна.

Метонимические отношения, а именно такой их вид, как синекдоха „pars pro toto", встречаются в семантике слова Quarktasche: 1) im Singular eine etwas abfallige Bezeichnung fur Frauen. 2) im Plural Bezeichnung fur die weiblichen Bruste [Stolle: 187].

Ha периферии явления многозначности находятся слова с диффузной семантикой.

4.2.2. Сленговые номинации с «диффузной» семантикой С многозначными словами сближаются номинации с расплывчатой, диффузной семантикой [см. Долгополова 2003: 7], когда «одним словом можно передать столько смыслов, что их развернутые дефиниции составили бы целый словарь» [Мокиенко 2003: 23]. Как отмечает В. Д. Девкин, диффузы представлены многими частями речи. К ним относятся эмоциональные междометия, звукоподражательные слова, некоторые полно­ знаменательные глаголы, существительные, ставшие экскламативами, эмоциональные частицы. Утрачивают семантическую определенность ходульные, затасканные, модные слова, поглощающие своей диффузной семантикой многие четкие регулярные названия, а также слова бранные, в которых сема отрицательности становится центральной и, собственно, единственной [Девкин 1973: 69-75].

Диффузной семантикой обладает характерологическая лексика, которая «каузирует в своей семантике абстрактное понятие помимо конкретной семы - наименование лица» [Гатаулина 2001: 5], например, бранные слова Beckenrandschwimmer [PONS 2001: 14], Foliengriller [PONS 2001: 20], Handy am-Gurtel-Trager [PONS 2001: 17], Pappnase [Voll konkret: 100], Schattenparker [PONS 2001: 34], Stofflowe [Voll konkret: 129] и др.

Характерологическое значение является вторичным, возникшим путем семантической деривации. Процессы семантической деривации в молодежном сленге наглядно отражают взаимосвязь категорий конкретности и абстрактности. В. В, Колесов называет это свойство синкретичностью молодежной речи. С одной стороны, здесь «все опредмечивается, становится вещью» [Колесов 1991: 128]. С другой сторны, речь молодежи образна, а «всякий образ — уже абстракция.

Одни из метафорических образований (нередко с синтаксически связанным значением) заметно абстрактнее своего прообраза, поскольку приобретают квалифицирующую качественную сему.... Приобретение качественной характеристики - явное свидетельство абстрагизации» [Девкин 1973: 85].

Н. В. Зимина обращает внимание на преобладание имен прилагательных и наречий качественной оценки среди сленговых номинаций с неопределенным эмоционально-оценочным компонентом значения [Зимина 2001: 15-16]. Так, модное слово cool, фиксирующееся словарями как многозначное [см. Devkin: 148], встречается в следующих контекстах: Ich bin lassig Oder cool [J 1/2004: 13], cool rumstehen [J 1/2004: 14], coole Haltung, cooler Тур [J 1/2004: 16], Ohne Sicherheitsgurt ist Fahren viel cooler [J 1/2002:

41], coole Manieren [J 1/2002: 43], Kniestrumpfe finde ich warm und cool [J 3/2003: 43], coole Frisur [J 2/98: 45], coole Hose [J 4/97: 4].

Редакция журнала „Jugendmagazin" предложила однажды своим читателям высказать свое мнение по поводу того, какими синонимами можно было бы заменить слова „cool" и „uncool" в различных высказываниях молодежи с использованием этих слов. Спектр присланной лексики оказался широк:

„cool": Masse, fantastisch, originell, erfinderisch, am besten, grofiartig, raffmiert, perfekt, ideal, aufregend, locker, anziehend, weiblich, amiisant, intelligent, angenehm, nett, spannend, lustig, niedlich, kuschelig, unterhaltsam, vorteilhaft, bescheiden и др.;

„uncool": total miihsam, blod, unangenehm, unsympathisch, ermtidend, entsetzlich, todlich, schwierig, verantwortungslos, unvorsichtig, engstirnig, einseitig, eintonig, deprimierend, intolerant, ungerecht, unfair, iiberholt, altmodisch, unmodern, langweilig и др. [J 2/2004: 42-43].

Подобное употребление слова cool подтверждает сложность разграничения явлений многозначности и диффузности.

Приведем еще несколько примеров слов-диффузов.

Наречия-интенсификаторы с диффузным значением absolut: das absolute Erlebnis [J 3/99: 20], sich absolut nicht leiden konnen [J 3/99: 20], die absoluten Renner [JW 1.06.1990], absolut hitverdachtig [Uni-Tip:

11];

echt: echt cool [J 1/2002: 42], echt schlimm [J 3/2001: 32], echt toll [J 2/98:

20], echt geil [J 2/98: 33], echt faszinierend [J 3/99: 35], Das geht mir echt auf den Nerv [J 4/99: 33], echt nett [J 4/93: 40], Deshalb hat es mich echt LTberwindung gekostet [PH: 13];

total: total stolz [J 4/98: 4], die hatte mich total fasziniert [J 3/99: 20], total beschissen;

der totale Horror;

Da ging es total geil ab;

Ich war total fertig [J 3/99:

28-29];

total verbloden [J 4/99: 33], total normal der Тур [J 4/93: 38];

wahnsinnig, Wahnsinn: Ich singe wahnsinnig gem [J 4/98: 38], Ich habe wahnsinnig viel gelemt [J 4/99: 8], Es gibt so Tage da steh ich auf und weiB:

Wahnsinn! Da ist mein Tag! [J 3/98: 21].

Приставки-интенсификаторы mega-: Vorsilbe, die zur Steigerung eines Adjektivs eingesetzt wird: mega geil, mega-cool, aber auch Substantive als etwas Besonderes hervorhebt. Mein Australien-Trip war der Mega-Hammer [Stolle: 158];

megaXoWe, Veranstaltung [J 3/2000: 5], Mega-Party [J 3/99: 33], „mega-m'^ [J 4/93: 3];

hyper-: (griech. = iiber, daruber) auBerst beliebte Vorsilbe zur Steigerung beliebiger Adjektive: hypergeil, hypercool [Stolle: 125];

giga-'. es mussen nicht immer Anglizismen sein. „Giga-" leitet sich als Vorsilbe vom griechischen Wort fur „stark" oder „machtig" ab und wird in der Szenesprache als Steigerung fur beliebige Adjektive eingesetzt: gigahart, gigagut oder gigaheftig [Stolle: 106].

Частица ey: ein bei fast jeder Gelegenheit einsetzbarer Ausruf (Ey, lass mich in Ruhe!), der sich aber auch ohne Steigerung des Tonfalls in einem normalen Satz einbauen lasst. Ich sag' dir, ey, das war echt der Hammer [Stolle: 87].

Ey, kommt! [J 4/97: 43], Super, ey\ [J 2/98: 7], Oh Mann ey,... [PH: 16].

Суффиксоиды -mafiig: ein seit den 60em nachweisbarer Wortfortsatz, der sich an fast jedes Substantiv anhangen lasst, um den Satzbau einer beliebigen Aussage zu verkiirzen:

„Das ging echt raketenmaBig ab" statt „Das ging ab wie eine Rakete". Gleich \ gibt's rambomaBig eins auf die Nase. Kurz: sprachpuristenmaBig ein Alptraum [Stolle: 156-157];

-technisch: ahnlich wie -mafiig ein sprachpuristentechnischer Alptraum zur Verkurzung von Satzen. Fast jedes beliebige Substantiv lasst sich dadurch zum Adjektiv umformen. Der neue Club ist musuktechnisch echt unschlagbar [Stolle:

227].

/ Полнозначные глаголы, например, обозначающие интенсивность чувств, переживаний: ausflippen 1) durchdrehen. Wenn ich nicht gleich meine Sormenbrille fmde, flippe ich aus;

2) extrem iiberrascht sein. Ich bin fast ausgeflippt vor Freude! [Stolle: 29] Возможность усиливать как положительный, так и отрицательный эффект высказывания сближает эти номинации с энантиосемическими словами, совмещающими в себе антонимические значения либо противоположный оценочный заряд.

4.2.3. Энантиосемия в немецком молодежном сленге В молодежном сленге существуют лексические единицы, семантические отношения во внутрисловной парадигме которых могут быть охарактеризованы как энантиосемические.

«Энантиосемия (от греч. enantios - противоположный и sema - знак) у внутрисловная антонимия или антонимия значений: наличие у одного многозначного слова взаимоисключающих, противоположных, антонимичных значений» [Культура русской речи 2003: 774]. В словаре лингвистических терминов О. С. Ахмановой энантиосемия также определяется как «способность слова (морфемы и т. п.) выражать антонимические значения» [Ахманова 2004: 526]. Однако Г. В. Яцковская полагает, что энантиосемические семемы могут быть признаны антонимическими лишь в ряде случаев, а именно, если а) сравниваемые значения имеют общий семный состав, кроме двух (по одной в каждом значении) противоположных сем;

б) они имеют общую лексическую дистрибуцию, т.е. могут быть реализованы в одном контексте [Яцковская 1977: 6-7].

Согласно теории антонимии Ch. и Е. Agricola, отношение между двумя противоположными семантическими единицами может быть признано антонимическим, если между двумя полюсами существуют промежуточные ступени или «нейтральная» семантическая единица. Так, антонимическими могут быть признаны семемы некоторых молодежных наименований, обозначающих лиц по внешним качествам (привлекательность, рост и др.), например, Geschoss attraktives Madchen, umwerfend schone Frau - wohl im Sinne von „die Schonheit schieBt dich glatt um"/ hassliches Madchen, dessen auBere Erscheinung einem Geschoss gleicht - namlich insofem, als es einen glatt umschieBt [Affengeil: 66];

a также no интеллектуальным способностям, например: Dickbrettbohrer positiv: Person mit (viel) Verstand/ abwertend:

Dickkopf [VoU konkret: 41], Durchblickologe positiv: (kluge) Person mit Durchblick/ negativ: „Blitzmerker", Person mit „langer Leitung" [Voll konkret:

47], Expresschecker positiv: (kluge) Person mit schnellem Durchblick, rascher Auffassungsgabe/ negativ: Person mit „langer Leitung" [Voll konkret: 51], Hirni Einzelganger, AuBenseiter, „Intelligenzler", Streber(typ)/ Mensch mit beschrankten geistigen Fahigkeiten, Dummling;

Langweiler, Spielverderber [Affengeil: 72], Kniffel schlaue Person, die alle Ratsel lost/ Dummkopf [Voll konkret: 77], Schnelldurchblicker Schiilerj argon: Person mit raschem „Durchblick", Express-Auffassungsgabe/ Nullchecker;

meist neutral, seltener ironisch und damit negativ gemeint [Oberaffengeil: 117], Superbirne positiv:

Person mit hoher Denkintelligenz/ negativ: Person mit wenig Denkintelligenz [Vollkonkret: 131].

Y Значение с отрицательной оценкой является здесь вторичным, развившимся вследствие иронизации исходного положительного значения.

Примеры из русского молодежного сленга: букварь шутл.-ирон. Шк., студ.

Старательный ученик, отличник! ирон. Шк. Двоечник, второгодник [ТСМС:

68]. Отношения противоположности могут возникать не только между семемами многозначного сленгизма, но и между сленговым и литературным значением. Так, курносый — это не только человек с маленьким вздернутым носом, но и, в сленге, носатый человек, обладатель большого носа [БСМС:

235];

кучерявый - не только кудрявый, но и лысый [БСМС: 236].

Комплиментарные отношения возникают между двумя семантическими единицами, которые при взаимоисключении обусловливают и дополняют друг друга, например, одна и та же номинация служит для обозначения лиц разного пола: Nervensage Lehrer [см. преп, RDJW: 382]/ Lehrerin [см.

учительша, RDJW: 483];

Schatzi sympathische Person (Mann oder Frau) [см.

симпомпончик, RDJW: 424];

клюшка, -и, ж. Девочка, девушка. У вас в классе все клюшки такие навороченные? /также м. шутл. Обращение к любому человеку. Кайфуешь, клюшка? [ТСМС: 287];

ксявка, -и, м. и ж., шутл. или пренебр. Панк. Молодой человек;

девушка [ТСМС: 329];

лошара неудачник/ крупная, полная девушка [БСМС: 250];

маруся ласковое обращение к парню [БСМС: 260].

Конверсивами являются, прежде всего, глаголы и отглагольные существительные, обозначающие одно и то же действие с разных позиций.

Одна семантическая единица представляет собой обратную сторону другой, например: Korrupti bestechliche Person/ Bestecher [Oberaffengeil: 88];

Buchstabenprofessor Leseratte/ Schriftsteller [Voll konkret: 34];

кровельщик психиатр. По этому крезушнику давно кровельщик плачет?! человек, поведение которого доставляет много неприятностей окружающим, удивляет, сводит их с ума. Когда он у нас появился, он выглядел абсолютно X нормальным человеком. Кто же знал, что он кровельщик? [БСМС: 227];

макил человек, расплачивающийся за наркотики вещами/ продавец наркотиков [БСМС: 256]. Действие содержится здесь в значении лексической единицы, выраженной существительным. Как пишет Л. В. Шалина, рассматривавшая лексические новообразования в русском и немецком языках последних десятилетий, «К именам деятеля относятся производные, мотивированные не только непосредственно глаголом или отглагольным именем, но и такие единицы, в которых отношение действовать — действователь выражено опосредованно, через имя естественного объекта деятельности» [Шалина 1999: 10]. Она отмечает, что на эту особенность имен деятелей больше двадцати лет назад обратил внимание Ю. Д. Апресян, заметив, что в подобных словах имеет место ютассическое отглагольное словообразование, несмотря на то, что в поверхностной структуре производного представлено имя [Шалина 1999;

10].

Иногда отношение полярности возникает между семемами, которые не.

являются обратной стороной или противоположностью друг друга и выходят за рамки традиционно установившихся антонимических пар. Если интервал между значениями семем достаточно велик и их связывает какой-либо общий компонент значения, они могут рассматриваться как факультативные антонимические пары, например, Promillologe Gewohnheitstrinker, Saufer/ Verkehrspolizist „mit Blasrohrchen" [Oberaffengeil: 108]. Если при большом интервале между значениями их связывает какой-либо периферийный признак, имеют место не антонимические, а скорее, омонимические отношения: Brtiller negativ: Person mit lautem Sprechorgan/ positiv: guter Witz;

Bsp.: Der Тур ist vielleicht 'n Briiller! Erzahl den Briiller von gestern abend noch mal! [Voll konkret: 33].

Если в многозначном слове имеются значения с противоположными эмоционально-оценочными компонентами, то имеет место «эмоционально оценочная энантиосемия» [Культура русской речи 2003: 775]. Ю. М. Шемчук называет слова, содержащие одновременно различные оценки, синкретичными [Шемчук 2002: 12].

Л. А. Нефедова, рассматривая явление девиации в лексике современного немецкого языка, обращает внимание на энантиосемию: «Девиацией в употреблении оценочных номинаций является нарушение однозначного отношения к денотату: выражение положительно коннотированной номинацией отрицательной оценки и наоборот выражение номинацией с отрицательными коннотациями положительной оценки» [Нефедова 2002:

109]. Девиацией является также совмещение в рамках одной номинации противоположных оценок. Причин этому может быть несколько. Оценочная противоположность в семантике возникает как следствие понятийного сдвига в исходном значении, повлекшего за собой изменение оценочного компонента, и как следствие развития двух оценочно противоположных значений на основе одного, оценочно нейтрального [Яцковская 1985: 47-48].

Понятийный сдвиг в исходном значении чаще всего имеет место с тех случаях, когда происходят следующие процессы.

а) Иронизация исходного значения, например, Denkmeister abwertend;

Dummkopfi' kluges Kopfchen, Schlaukopf [Voll konkret: 40];

superlustig als Superlativ: besonders spaBig, lustig/ abwertend: total daneben;

oft mit Verstarkungspartikein wie voll, echt;

Bsp.: Den Rudi find ich voll superlustig.

Guck dir den an — echt superlustig, was? [Voll konkret: 131];

weltmdfiig allgemeiner Superlativ: hervorragend, toll, prima/ meist ablehnend: angeberhaft, protzig [Voll konkret: 150].

б) Изменение сферы употребления лексической единицы, когда бранное слово выступает как средство выражения ласки, нежности, симпатии и наоборот: Eumel (norddt.) liebevoll: Dummkopf, Tolpatsch, Elefant im Porzellanladen [Affengeil: 59];

Baby junges Madchen, Braut (Koseanrede, oft machohaft)/ allgemeine Drohanrede unter Mannem;

Bsp.: Willst du was hinter die Ohren, Baby? [Affengeil: 41].

в) Пейорация, ухудшение значения вследствие увеличения степени какого-либо качества. Избыток даже положительного качества является отступлением от нормы и оценивается отрицательно: Gent positiv: Gentleman, schicker (jiinger) Mann/ negativ: Lackaffe [Affengeil: 65];

деловой успешно занимающийся коммерцией человек. У нее очень деловой друг/ человек, идущий напролом, добиваясь своего. Ну, какой же он деловой! Для своей выгоды он мать не пожалеет [БСМС: 105]. Что касается последнего примера, то возможно, что значение с отрицательной оценкой является заимствованием из воровского арго, в котором выражение «деловые ребята»

эвфемистически обозначает людей, связанных с преступным миром, разбойников, ср.: «Категория вторая - люди мрачные, молчаливые.... Вторая категория днем спит, а ночью «работает» по Москве или ее окрестностям, по барским и купеческим усадьбам, по амбарам богатых мужиков, по проезжим дорогам. Их работа пахнет кровью. В старину их называли «Иванами», а впоследствии «деловыми ребятами» [Гиляровский 1997: 73].

г) Мелиорация, улучшение значения: quatschen (durchaus) emsthaft reden, klonen bzw. „ratschen", aber auch: diskutieren, Klartext reden/ dummes Zeug verzapfen;

jugendsprachliche Bedeutungsverkehnmg vom Negativen (= Unsinn reden) ins Positive [Affengeil: 102];

kaputt(o) erledigt, erschopft, „fertig"/ extravagant (bewundemd gemeint) [Affengeil: 77];

Flaps negativ: unangebrachte Bemerkung, falsches Wort zum falschen Zeitpunkt/ positiv: Scherz, Witz;

Bsp.:

Solche Flapse kannst du dir sparen. Das ist echt ein greller Flaps. [Oberaffengeil:

64].

Оценочно противоположные значения могут развиваться на основе одного нейтрального в результате того, что происходит а) неоднозначное восприятие самого денотата, например, Crusty: teils bewundemd, teils despektierlich: grober Mensch, Rohling, Person ohne Manieren, „Clockard";

laut „TrendwCrterlexikon" von Matthias Horx eine „Bezeichnung fur Menschen, die man als eine Mischung von Penner (vom Geruch her), Punk (von der Einstellung her) und Hippie (von der Frisur her) beschreiben k6nnte". Crusties pflegen in ungewaschenen Army-Klamotten und mit SeesScken zu „flanieren" [Oberaffengeil: 52].

Dandy: meist abwertend, selten bewundemd: Modefritze, Modenarr, „Stutzer", herausgeputztes Muttersohnchen;

allgemein: Bezeichnung fur (mannliche) Personen, die sich iibertrieben modisch kleiden [Oberaffengeil: 53].

Fliesenleger allgemein (neutral):finanzkrafligePerson/ negativ: „Geldgeier", reicher Bonze;

auch: Betrttger in Gelddingen [Voll konkret: 56].

Macho „starker Тур", toller Kerl, Brutalo, „Frauenfresser"/ Body-Buildertyp, Angeber, hemmungsloser AufreiBer [Affengeil: 88].

Kloni Person, an der alles (super-)perfekt zu sein scheint;

Sprachwurzel ist natiirlich der Mensch als geklontes Wesen;

sowohl als Kompliment als auch abwertend mOglich [Voll konkret: 76].

Ботан «отличник», с оттенком отрицательного смысла;

отличник, к которому отрицательно, презрительно относятся окружающие [БСМС: 43].

б) Метафоризация изначально нейтральной лексической единицы, когда противоположная оценка, содержащаяся в отдельных семемах многозначного слова, предопределена разными качествами или функциями денотата, с которого осуществляется перенос: Torte abwertend:

(schwabbeliges) Madchen, Frau/ aufwertend: hubsches (weiches, sufies, knetbares) Madchen [Affenngeil: 123-124];

Heizkeks positiv. Person, die auf Partys die Stimmung anheizt/ negativ: Hitzkopf, Choleriker [Voll konkret: 66];

Bergdrossel abwertend: Person, die viel redet/ negativ: weibliche Person, die weniger gut singt [Voll konkret: 29];

Trallerfisch abwertend: Person, die viel redet/ bewundemd:

f weibliche Person, die gut singt [Voll konkret: 138];

hirnen positiv: schnell denken und sprechen;

etwas rasch begreifen/ negativ: eine lange Leitung haben, auf der Leitung stehen [Voll konkret: 67];

Dampfbadplauderer positiv (bewundemd):

jemand, der ohne Punkt und Komma durchaus Sinnvolles von sich gibt, aber nicht geme unterbrochen wird/ negativ (abwertend): Person, die viel „heiBe Luft" rauslasst, Dampfplauderer [Voll konkret: 39].

в) Перераспределение сем, когда денотативное значение обесцвечивается, а на передний план выходит оценка: atzend (besonders) schlecht, unangenehm/ seit etwa 1990 auch das genaue Gegenteil: (besonders) gut, angenehm [Affengeil: 35];

hart (besonders) gut/ (besonders) schlecht, ungiinstig [Affengeil: 70];

heavy besonders bewundemswert/ schwierig, anstrengend, problematisch [Affengeil: 70];

heifi toll, umwerfend, mitreiBend/ gefahrlich [Affengeil: 71] или оценочная перифраза Reime-Morater [Popcorn 8/2003: 32], где второй компонент композита является интенсификатором, использующимся для усиления положительного эффекта, ср. номинацию «монстр — профессионал, специалист в своей области» в русском молодежном сленге [БСМС: 270].

Оценочная амбивалентность может быть и следствием потребности говорящего выразить интенсивность своих переживаний, эмоций (положительных или отрицательных). Для этого в переносном метафорическом значении используются номинации с яркой образностью zerfetzen, zerschiefien, zereiern, zerreifien (sich) lauthals lachen/ sich argem [Voll konkret: 154];

schocken, Schock Schreck, Besturzung, (positive oder negative) ijberraschung [Affengeil: 112];

ausrasten schnell die Beherrschung verlieren/ begeistert sein, auBer sich sein/ wutend, argerlich sein [Affengeil: 40]. Некоторые приставки, прилагательные и наречия выступают в функции интенсификаторов и могут усиливать как положительный так и отрицательный эффект высказывания, например, mega-: Megaposter, Megasingle, Mega-Heartbreaker, Mega-Event, megageil, echt mega-stressig, Mega-Beule, Mega-Promo-Stress, Mega-Dusche;

echt... (suB, irre, geil, toll, Spitze, crazy, gemein, schlimm);

total... (schon, geme, bekloppt), super: (super happy;

sieht super aus;

super unsicher;

Die superdunnen Manequins finde ich flirchtbar).

Для ряда лексических единиц характерно сочетание не противоположных оценок в их семантике, а положительной (отрицательной) оценки с нейтральной, например, Dobel abwertend: Dummkopf/ neutral:

Spassvogel, Witzbold [Voll konkret: 43];

ablassen sich auBem, seine Meinung kundtun/ daherriilpsen, dummes Zeug reden, Quatsch vom Stapel lassen [Voll konkret: 19];

Briillgorilla negativ: Person mit lautem Sprachorgan/ eher neutral:

Person mit groBem Mitteilungsbedurfiiis;

jemand, der sich in den Vordergrund redet [Voll konkret: 34];

гонщик шутник. Илья - гонщик что надо, на каждый случай анекдотец имеет/ неодобр, глупый, несообразительный человек.

Лучше с этим гонщиком не говори - до него все доходит как до жирафа.

[ТСМС: 128].

В. Д. Девкин обращает также внимание на лексические единицы, которые сочетают в себе оценочное и внеоценочное употребление, например:

quatschen Bsp.: Komm her, quatschen wir ein bisschen. Quatsch mich doch nicht voll! Was quatscht du denn da fur einen Diinnschiss. [Affengeil: 102] Такие слова, по-видимому, находятся на периферии явления энантиосемии.

Следует отметить, что энантиосемия может быть не только лексической, но и морфологической [ср. Боева 2001] и синтаксической. В первом случае контекст позволяет определить, какая именно из семем многозначного слова либо какой из омонимов реализуется. Речь идет об энантиосемии на уровне парадигматики. Синтаксическая энантиосемия представляется следствием употребления моносемантического слова в разном синтаксическом окружении, в котором это слово приобретает противоположные смыслы. Это энантиосемия на уровне синтагматики. В. Д. Девкин, рассматривая амбивалентность (двойственность, противоречивость) слов разговорной речи, обращает внимание на то, что «амбивалентность может быть как явлением языка, так и речи. Языковая амбивалентность может в речи исчезнуть.... И наоборот, одноплановое, определенное в языке, становится амбивалентным в речи (когда имеет место ирония, учет особого контекста)»

[Девкин 1973: 241].

Амбивалентность в речи может возникать, например, за счет (намеренного или неосознанного) неправильного употребления иноязычных заимствований:

Damit кбппеп Sie in der Politik Barriere machen.

Wir mussen gewinnen, alles andere istprimar. [Erfurth 2001: 19] Неожиданное продолжение высказывания вызывает эффект обманутого л ожидания и меняет оценочный смысл высказывания на противоположный:

I Du bist einzigartig. Hojfentlich.

Du bist immer am rechten Fleck. Nur zurfalschen Zeit.

Du stehst wirklich gut hier. Nur alien im Wege.

Schone Zahne hast du. Gibt's die auch in Weifi? [Erfurth 2001: 53-54] Отношения между семемами во внутрисловной парадигматике рассмотренных молодежных сленговых номинаций в большинстве случаев являются антонимическими (собственно антонимическими, комплиментарными, конверсивными), преимущественно оценочно обусловленными и экспрессивными, Энантиосемичными могут быть отношения между семемами во внутрисловной парадигматике сленгизма либо между сленговым и общелитературным значениями лексической единицы.

Выводы к 4 главе Номинации без семантического осложенения являются обозначениями различных направлений молодежной субкультуры и приверженцев этих направлений, названиями предметов техники, спортивных принадлежностей, предметов одежды, обуви, видов пирсингов и татуировок, наименованиями деятельности в рамках молодежной субкультуры (исполнять музыку определенного стиля, танцевать, заниматься каким-либо видом спорта, »

рисовать граффити) и способов коммуникации (общаться на расстоянии с ) помощью различных технических средств). В связи с тем, что большинство популярных в настоящее время разновидностей молодежной субкультуры берет начало в англоязычных странах, заимствования из английского языка преобладают среди подобных номинаций. Глобализация молодежной субкультуры приводит к интернационализации данных лексических единиц.

Переименования отличаются наличием эмоционально-оценочного заряда. Не все вторичные номинации являются лексическими инновациями, и актуализируются не по временной оси «новый — старый», а по степени социальной значимости в определенный период времени [см. Титкова 2001].

Оценочность возникает за счет словообразовательных средств и семантической деривации. Многие сленговые номинации имеют сложную семантическую структуру, в которой отношения между отдельными семемами выходят за рамки традиционного представления о многозначности.

Это явление может быть условно названо мультисемией сленга. По нашим наблюдениям, мультисемия более характерна для русского молодежного сленга, чем для немецкого. Отношения во внутрисловной парадигме сленгизма могут быть метафорическими (в том числе, по функциональному сходству), метонимическими, гиперо-гипонимическими, а также антонимическими или энантиосемическими. Оценочная амбивалентность может быть обусловлена экстралингвистическими факторами, такими, как неоднозначное восприятие самого референта, и лингвистическими факторами: иронизацией, метафоризацией изначально нейтральной лексической единицы, сопровождающейся изменением сферы ее употребления, ухудшением/ улучшением значения, перераспределением сем.

На периферии явления многозначности находятся слова с диффузной семантикой.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Понятие «молодежный язык» не равнозначно понятию «молодежный сленг». Молодежный язык регионально, социально, институционально и т.д.

дифференцирован, появление молодежного языка в постиндустриальном обществе неразрывно связано с появлением молодежной субкультуры.

Молодежный сленг включает в себя элементы разных уровней молодежного языка, характеризующиеся общедоступностью для понимания в разнородной молодежной среде. Молодежный сленг во многом формируется через средства массовой информации, предназначенные для молодежи, которые, в свою очередь, ориентируются на словоупотребление своей целевой группы.

Таким образом, молодежный сленг - средство коммуникации молодых людей, являющихся потребителями так называемой «культуры для молодых». Молодежный сленг постоянно обновляется, процессы, описанные Э. Нойланд как «становление», «распространение» и «угасание молодежных стилей речи» [Neuland 2000], происходят ускоренно, поэтому их исследование позволяет выявить потенциал обновления национального языка. Как пишет В. Д. Девкин, «чем быстрее меняется уклад жизни, чем доступнее и проще становятся средства коммуникации, тем скорее обновляется словарный запас. Небезразличное отношение людей к средствам выражения стимулирует модификацию словаря, и он проходит часто обкатку через жаргонизмы, вульгаризмы, разговорную сниженность» [Девкин 2000:

130]. Особенно быстро происходит обновление лексики таких идеографических полей, как наименования лиц, чувственно-эмоциональный мир человека, сфера межличностных отношений, в которых синонимия особенно развита. Несмотря на высокую степень изменчивости лексического состава молодежного сленга, отмечавшуюся многими исследователями, в молодежном сленге имеется лексика, менее подверженная устареванию. Это англицизмы-терминоиды и лексические единицы, которые характеризуются умеренной сниженностью, фиксирующиеся как в словарях молодежного сленга, так и общелитературного языка, зачастую, с пометой «разговорное»

или «фамильярное», что свидетельствует о тенденции «лексической популяризации» в современном немецком языке. Следовательно, молодежный сленг не является набором причудливых, «экзотических» слов, как это имеет место при стилизации текстов, иногда публикуемых в средствах массовой информации для иллюстрирования «типично молодежного» словоупотребления. Анализ текстов журналов для молодежи позволяет заключить, что, употребление сленгизмов здесь, в среднем, не превышает семи процентов.

Предметно-тематическая классификация лексики немецкого молодежного сленга делает возможным вывод о его антропоцентрической направленности. Тематические области, имеющие отношение к человеку и его чувственно-эмоциональному и рациональному восприятию окружающей действительности, его деятельности и взаимодействию с другими людьми, представлены наибольшим количеством единиц и отличаются наибольшей дифференцированностью. При этом заметен сдвиг в отрицательную сторону:

номинации подвергаются, прежде всего, крайние проявления эмоционально чувственного восприятия и факты внеязыковой действительности.

отклоняющиеся от нормы. По словам Н. Д. Арутюновой, «восприятие мира... прежде всего фиксирует аномальные явления.... Отклонения в сторону увеличения параметров обычно берет верх над «редукционизмом», великаны и великанши — над мальчиками-с-пальчик и Дюймовочками» [Арутюнова 1988: 304-305]. Так и в молодежном сленге ярко выражена тенденция к гиперболизации, особенно заметная в «параметрической лексике»


[Арутюнова 1988: 305].

Обновление лексики молодежного сленга отражает потребности личности в процессе социализации «нетрадиционным» путем и продиктовано во многом экстралингвистическими факторами: веяниями моды, изменением музыкальных предпочтений, появлением новых разновидностей молодежной субкультуры с присущим им семиотическим контекстом, существованием у молодежи, относящейся к разным поколеням, своих ценностных приоритетов. Лексика,, обладающая изначально субкультурной спецификой, имеет тенденцию к расширению сферы употребления, что сопровождается расширением значения этой лексики.

Среди первичных номинаций высока доля вхождений из английского языка, среди переименований преобладают новообразования (композиты, f Y дериваты, усеченные слова) и неосемантизмы (метафоры и метонимы), причем в большинстве случаев эти способы инновации выступают в совокупности. Г. Эманн отмечает, что основной тенденцией развития лексического фонда молодежного сленга 90-х годов XX века по сравнению со сленгом 80-х, является сокращение количества заимствованньгх англицизмов и увеличение числа сленгизмов, образованных на основе языкового материала немецкого языка [Voll konkret: 9]. Молодежные переименования большей частью не нейтральны, они создаются с целью выражения определенного отношения к референту. Из характерологической лексики могут складываться положительные и отрицательные оценочные стереотипы, рассмотренные нами на примере перифраз в текстах молодежных журналов и обозначений безвольных людей, как одной из самых обширных в количественном отношении и быстро обновляющихся тематических групп. Сленговые переименования не всегда идентичны существующим в общелитературном языке лексемам. Сленгизмы имеют другую мотивацию, то есть, сленг по-своему расставляет акценты и именует те стороны референта, которые представляют значимость в молодежной среде. За счет словообразовательных средств сленгизмы получают дополнительные оттенки смысла, прежде всего, сему интенсивности (ср.

tanzen и abtanzen).

Проблематика молодежного сленга чрезвычайно широка. Настоящее исследование стремится внести посильный вклад в изучение неологизмов немецкого молодежного сленга и может быть продолжено в следующих направлениях:

- возможна дальнейшая (регионально и социокультурно обусловленная) спецификация материала исследования с учетом соответствующих экстралингвистических факторов;

- целесообразно углубление представлений об оценочных и ментальных стереотипах в немецком молодежном сленге;

- научный интерес представляет и контрастивное исследование данной проблематики с привлечением лексического материала разных языков;

- а также анализ функционирования номинаций молодежного сленга в текстах разных речевых жанров и интенций и сленговых речевых клише.

) '\ БИБЛИОГРАФИЯ 1. Анисимова Е. В. Неологизмы, образованные по аналогии в лексике современного немецкого языка: (На материале имен существительных и прилагательных). Автореф. дисс.канд. филол. наук.-М.,1988. - 23с.

2. Апресян Ю. Д. Лексическая семантика: Синонимические средства языка. - М.: Наука, 1974. — 367 с.

3. Арутюнова Н. Д. Типы языковых значений: Оценка, событие, факт. — М.:Наука, 1988.-341 с.

4. Беликов В. И., Крысин Л. П. Социолингвистика. - М.: РГГУ, 2001. 439 с.

5. Береговская Э. М. Молодежный сленг: формирование и функционирование // Вопр. языкознания. - 1996. - №3. - С. 32 - 41.

6. Боева Н. Б. Грамматическая антонимия в современном английском языке. Автореф. дисс...д-ра филол. наук. - М. : МИГУ, 2001. - 32 с.

7. Бойко Б. Л. Молодежный жаргон как отражение взаимодействующих субкультур // Встречи этнических культур в зеркале языка. - М.:

Наука, 2002. - С. 352 - 361.

8. Быков В. Б. Лексикологические и лексикографические проблемы исследования русского субстандарта. Автореф. дисс...д-ра филол.

наук.-М., 2001.-40 с.

9. Быковская С. А. Фатический аспект немецкой обиходной речи. Дисс.

... канд. филол. наук. - М., 2003. - 238 с.

10. Варченко Т. Г. Новые крылатые цитаты в составе немецкой фразеологии. Автореф. дисс.канд. филол. наук. - М., 2001. - 2 6 с.

11. Возрастная психолингвистика. Хрестоматия. - М.: Лабиринт, 2004. 330 с.

12. Волков С. С, Сенько Е. В. Неологизмы и внутренние стимулы языкового развития // Новые слова и словари новых слов: Сб. статей. — Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1983. - С. 43-57.

13. Вольф Е. М. Функциональная семантика оценки. - М.: УРСС, 2002. — 280 с.

14. Встречи этнических культур в зеркале языка. - М.: Наука, 2002.- 478 с.

15. Гак В. Г. Человек в языке // Логический анализ языка: Образ человека в культуре и языке. - М. 1999. - С. 73-80.

16. Гальперин И. Р. О термине «слэнг» // Вопр. языкознания. - 1956. - №6.

- С. 107-114.

17. Гатаулина Е. X. Разговорно-окрашенные абстрактные номинации в современном немецком языке. Автореф. дисс.канд. филол. наук. М.: МИГУ, 2001.-16 с.

18. Девкин В. Д. Особенности немецкой разговорной речи. — М.:

Международные отношения, 1965. - 318 с.

19. Девкин В. Д. Немецая разговорная лексика: Спецкурс для факультетов иностранных языков. - М., 1973. - 344 с.

20. Девкин В. Д. Немецкая разговорная речь: синтаксис и лексика. - М.:

Международные отношения, 1979. - 256 с.

21. Девкин В. Д. Очерки по лексикографии. - М.: Прометей, 2000. - 296 с.

22. Девкин В. Д. Обновление лексики // Лексика и лексикография. Вып.

12. - М.: ИЯ РАН и Орловский гос. технический университет, 2001. С. 2 9 - 3 9.

23. Девкин В. Д. Распространенность применения перифрастических номинаций // Вопросы лингвострановедения и лексикологии.

Межвузовский сборник статей, аннотаций, рецензий, библиографий. М.: Прометей, 2003. - С. 77 - 81.

24. Девкин В. Д. Словари сленга // Вопросы лингвострановедения и лексикологии. Межвузовский сборник статей, аннотаций, рецензий, библиографий. - М.: Прометей, 2003. - С. 207 - 228.

25. Девкин В. Д. Удачное преодоление сложностей межъязыковой конфронтации жаргонизмов // Вопросы лингвострановедения и лексикологии. Межвузовский сборник статей, аннотаций, рецензий, библиографий. - М.: Прометей, 2003. - С. 247 - 249.

26. Девкин В. Д. Сленг пробивает себе дорогу в русской лексикографии // Вопросы лингвострановедения и лексикологии. Межвузовский сборник статей, аннотаций, рецензий, библиографий. - М.: Прометей, 2003.-С. 250-253.

27. Девкин В. Д. Встреча с немецким сленгом // Язык и общество. Чтения Ушинского. Вып. 3. - Ярославль: ЯЛТУ, 2004. - С. 45 - 59.

28. Девкин В. Д. Немецкая лексикография. - М.: Высшая школа, 2005. 670 с.

29. Демин В. И. Коллоквиальные неологизмы современного немецкого языка. Дисс... канд. филол. наук. - М., 1981. - 190 с.

30. Долгополова Л. А. Неопределенные номинации в современном »

немецком языке. Автореф. дисс...канд. филол. наук. - М.: МПГУ, ч J 1993.-16 с.

31.Домашнев А. И. Немецкие социолекты: сленг // Лексика и лексикография. Вып. 12. - М., 2001. - С. 42-47.

.У Ъ1. Донец П. Н. К типологии стереотипов // Социальная власть языка. Воронеж: ВГУ, 2001.-С. 183-188.

33. Ермакова О. П. Семантические процессы в лексике // Русский язык конца XX столетия. - М., 1996. - С. 32 - 66.

34. Ермакова О. П. Семантические процессы в русском молодежном жаргоне // Поэтика. Стилистика. Язык и культура. - М. 1996. — С. 190 199.

35. Ермакова О. П. РТсточники пополнения и тематические группы жаргона // Слова, с которыми мы все встречались: Толковый словарь русского общего жаргона. - М. 1999. - С. 9 — 17.

36. Заботкина В. И. Новая лексика современного английского языка. - М.:

Высшая школа, 1989. - 126 с.

37. Зайковская Т. В. Можно мозжечокнуться? Сабо самой! (О молодежном жаргоне) // Русская речь. - 1993. - №6. - С.40 - 43.

38. Зарипова 3. М. Коллоквиализмы без семантического осложнения в современном немецком языке. Дисс... канд. филол. наук. - М. 1988. — 185 с.

39. Зарипова 3. М. Коллоквиализмы без семантического осложнения в современном немецком языке. — Автореф. дисс... канд. филол. наук.

М. 1988.-16 с.

40. Зарипова 3. М. Неэкспрессивные коллоквиализмы современного немецкого языка // Вопросы функциональной лексикологии. — М.:МГПИ, - 1987. - С. 43 - 50.

41. Земская Е. А. Активные процессы современного словопроизводства // Русский язык конца XX столетия. - М., 1996. - С. 90 - 141.

I 42. Земская Е. А. Словообразование // Слова, с которыми мы все ^ встречались: Толковый словарь русского общего жаргона. - М., 1999. — С. 1 8 - 2 6.

43. Зимина Н. В. Лексические средства выражения неопределенности в современном немецком языке. Автореф. дисс...канд. филол. наук. М.:МПГУ,2001.-17с.

44. Зубарев Г. П. Метонимические отношения в лексике современного немецкого языка. Автореф. дисс...канд. филол. наук. - М., 1978. - 16 с.

45. Ивлева Г. Г. Вариантность слова и тенденции развития словарного состава в немецком языке. Автореф. дисс...д-ра филол. наук. — М., 1984.-36 с.

46. Искаринова С. И. Гипо-гиперонимические отношения во внутрисловной парадигматике (на материале немецкого языка) // Парадигматические характеристики лексики. - М., 1986. - С. 46 - 54.

47. Какорина Е. В. Сфера массовой коммуникации: отражение социальной АI дифференцированности языка в текстах СМИ // Современный русский язык: Социальная и функциональная дифференциация. — М.: Языки славянской культуры, 2003. - С. 241-276.

48. Киселева Н. М. Метафоры современной немецкой разговорной речи.

Автореф. дисс.канд. филол. наук. - М. : Mill У, 1997. - 16 с.

49. Кобозева И. М. Лингвистическая семантика. — М.: Едиториал УРСС, 2004.-352 с.

50. Колесов В. В. Язык города, М.: «Высшая школа», 1991. - 192 с.

51.Колесов В. В. Язык и ментальность. - СПб.: «Петербургское востоковедение», 2004. - 240 с.


52. Коротких Ю. Г. Коллоквиализмы-заимствования в современном немецком языке. Дисс.. канд. филол. наук. - М., 1974. - 347 с.

53. Котелова Н. 3. Предисловие // Новые слова и значения. Словарь справочник по материалам прессы и литературы 70-х годов. - М.:

Русский язык, 1984. - С. 3 - 12.

54. Краморенко Г. И. О новом в тенденциях развития современного языка молодежи (Jugendsprache) // Актуальные проблемы лингвистики текста. - Брянск, 1996. - С. 74-92.

55. Краморенко Г. И. О явлениях диалектальности и региональности в экспрессивной части лексики молодежного языка ФРГ // Лексикология и стилистика. Современные тенденции развития: Сб. науч. трудов к 70-летию В, С. Вашунина и В. А. Портянникова. - Н. Новг.: ИГЛУ им.

Н. А. Добролюбова, 2004. - С. 42-55.

56. Крысин Л. П. Русское слово, свое и чужое. — М.: «Языки славянской культуры», 2004. - 888 с.

57. Кукина E. С. Слова на — в современном немецком языке. Дисс... канд.

i филол. наук. - М. 1994. - 243 с.

58. Кукина Е. С. Слова на -i в современном немецком языке. Автореф.

дисс... канд. филол. наук. М. 1994. - 16 с.

59. Левикова С. И. Молодежная субкультура. - М.: «ФАИР-ПРЕСС», 2004. - 608 с.

60. Логический анализ языка: Образ человека в культуре и языке. - М.:

Индрик, 1999.-422 с.

61. Лыков А. Г. Современная русская лексикология (русское окказиональное слово). - М., 1976.

62. Макарова Н. В. Коллоквиапьные субстантивные композиты в современном немецком языке. Автореф. дисс...канд. филол. наук. — М.:МПГУ,2004.-16с.

63. Нефедова Л. А. Явление девиации в лексике современного немецкого языка. - М.: Прометей, 2002. - 260 с.

64. Никитина Т. Г. Грамматика в словаре сленга // Слово, фраза, текст. М.: «Азбуковник», 2002. - С. 430-441.

65. Новые слова и словари новых слов: Сб. статей. — Л.: Наука, Ленингр.

Отд-ние, 1983.-223 с.

i ) 66. Попова Т. В., Рацибурская Л. В., Гугунава Д. В. Неология и неография современного русского языка. Учебное пособие. — М.: Флинта, Наука, 2005.-168 с.

67. Портянникова В. Н. Некоторые проблемы лексической характеристики жаргонизмов. (На материале «молодежного жаргона» современного немецкого языка в ФРГ). Автореф. дисс...канд. филол. наук. - М.:

МПГУ, 1971.-21 с.

68. Потапова С. Ю. Номинации лица в обиходном дискурсе. - Ярославль, 2003-276 с.

69. Почепцов Г. Г. Имиджелогия. - М.: Рефл-бук, К.: Ваклер, 2001.- 704 с.

70. Розен Е. В. Новые слова и устойчивые словосочетания в немецком языке. - М. : Просвещение, 1991. - 192с.

71. Розен Е. В. Как появляются слова? Немецкая лексика: история и современность. - М.: МАРТ, 2000. - 156 с.

72. Розен Е. В. На пороге XXI века: Новые слова и словосочетания в немецком языке. - М.: Менеджер, 2000а. - 189 с.

73. Розина Р. И. Семантические процессы при образовании жаргона // Слова, с которыми мы все встречались: Толковый словарь русского общего жаргона. - М., 1999. - С. 1 8 - 3 5, 74. Романова М. С. Специфика функционирования англицизмов в немецком молодежном языке. Дисс.канд. филол. наук. - М.: МПГУ, 2001.-180 с.

75. Романова М. С. Социолектная обусловленность процесса заимствования англо-американизмов в немецкий молодежный жаргон // Лингвокультурологические проблемы изучения национальных концептосфер. - Йошкар-Ола, - 2003. - с. 106-111.

76. Савицкий И. П. Неологизмы второго порядка в современном немецком языке. Автореф. дисс... канд. филол. наук. - Калинин, 1984. — 16 с.

77. Салахов Р. А. Словообразовательные конструкции с личными именами I л // Словарь немецких личных имен. Происхождение, значение, употребление, - М.: Русский язык, 2000. — С. 220 - 237.

78. Саляев В. А. Лексика арготического и жаргонного происхождения в толковых словарях современного русского языка. Автореф.

дисс.канд. филол. наук. — М., 1998.- 16 с.

79. Современный городской фольклор. — М.: РГТУ, 2003. - 736 с.

80. Современный русский язык: Социальная и функциональная дифференциация. — М.: «Языки славянской культуры», 2003. — 568 с.

81. Социология молодежи. - СПб: Изд-во СПбГУ, 1996. - 460 с.

82. Степанова М. Д., Фляйшер В. Теоретические основы словообразования в немецком языке. - М.: Высшая школа, 1984. - 264 с.

83. Титкова О. И. Популярные слова в составе лексикона немецкого языка (к определению статуса и коммуникативной значимости единиц немецкого лексикона). Автореф. дисс... канд. филол. наук. — М., 1994.

- 1 9 с.

84. Титкова О. И. Время, актуальность, мода: проблемы вербальной концептуализации (на материале немецкого языка) // Филологические науки. - М., №4, 2001. - с. 91-98.

85. Тихонова К. А. Контрастивное исследование баз данных (на материале немецких и русских неологизмов молодежной речи конца XX в.).

) Автореф. дисс...канд. филол. наук. - М.: МГЛУ, 2002. - 27 с.

86. Фоос Ю. Б. Особенности семантического развития английской сленговой лексики (опыт этимологизирования сленговой лексики на индоевропейском фоне). Автореф. дисс...канд. филол. наук. - М.:

МПГУ,2004.-16с.

87. Формановская Н. И. Русский речевой этикет: Нормативный социокультурный контекст. — М.: Русский язык, 2002. — 160 с.

* 88. Химик В. В. Поэтика низкого, или просторечие как культурный i феномен. - СПб.: СПбГУ, 2000. - 272с.

89. Хомяков В. А. Введение в изучение сленга — основного компонента английского просторечия. — Вологда, 1971.

90. Ширяев Е. Н. Сленг // Культура русской речи. Энциклопедический словарь-справочник. - М.: Флинта, Паука, 2003. — С. 628.

91. Цейтлин С. Н. Окказиональные морфологические формы в детской речи.-Л., 1988.

92. Цейтлин С. Н. Окказиональные морфологические формы в детской речи // Возрастная психолингвистика. Хрестоматия. — М.: Лабиринт, 2004.-С. 241-275.

93. Шалина Л. В. Лексические новообразования в русском и немецком языках последних десятилетий. Автореф. дисс... канд. филол. наук. — М., 1999. - 16 с.

94. Шемчук Ю. М. Параллельные номинации одного и того же референта в обиходной лексике современного немецкого языка. Автореф.

дисс...канд. филол. наук. - М. : МПГУ, 2001. - 16 с.

95. Шемчук Ю. М. Переименование в современной лексике немецкого обиходного языка. - М.: Флинта, Наука, 2004. — 204 с.

96. Ш,епанская Т. Б. Система: тексты и традиции субкультуры. — М.:

«ОГИ», 2004. - 286 с.

97. Шмелев Д. Н. Современный русский язык. - М.: Едиториал УРСС, 2003.-336 с.

98. Яцковская Г. В. Энантиосемия в современном немецком языке.

Автореф. дисс...канд. филол. наук. - М. : Ml "НУ, 1977. - 16 с.

99. Яцковская Г. В. Энантиосемия в современном немецком языке.

Дисс...канд. филол. наук. - М. : МГЛУ, 1977. - 179 с.

100. Яцковская Г. В. Противоположные оценочные компоненты в семантике одного слова // Прагматика слова. М.: МГНИ, 1985. - С. -48.

( ^ 101. Androutsopoulos J. К. Mode, Medien iind Musik. Jugendliche als Sprachexperten // Der Deutschunterricht, 1997. - №6. - S. 10 - 20.

102. Androutsopoulos J. K. Deutsche Jugendsprache. Untersuchungen zu ihren Strukturen und Funktionen. - Frankfurt am Main u.a.: Peter Lang, 1998.-684 S.

103. Artificial Tribes. Jugendliche Stammeskulturen in Deutschland.

Berlin: Tilsner, 2001. - 235 S.

104. Beneke J. Die jugendspezifische Sprechweise - eine umstrittene Erscheinung unserer Gegenwartssprache // Sprachpflege. - Leipzig, 1985. H e f l 8. - S. 109-111.

105. Bibliothek zur historischen deutschen Studenten- und Schiilersprache.

6 Bande. - Berlin, New York: de Gruyter, 1984.

106. Braun P. Tendenzen in der deutschen Gegenwartssprache.

Sprachvarietaten. - Stuttgart, Berlin, Koln, 1998. - 265 S.

107. Brenner G. Eigene Worter. Sondersprachliche Tendenzen Jugendlicher als Unterrichtsgegenstand. - Der Deutschunterricht, 1983. №2.

108. Bruder K., Bruder-Brezzel A. Jugend. Psychologic einer Kultur. — Munchenu.a., 1984.-228 S.

109. Busse U. Anglizismen im Gegenwartsdeutsch. Eine Taskforce fur die deutsche Sprache oder alles bloB Peanuts? // Der Deutschunterricht, 2001. №l._S.42-50.

110. Carstensen B. Beim Wort genommen. Bemerkens-wertes in der deutschen Gegenwartssprache. — Tubingen, 1986.

111. Ehmann H. Jugendsprache. und Dialekt: Regionalismen im Sprachgebrauch von Jugendlichen. — Opladen: Westdeutscher Verlag, 1992.

112. Eilenberger R. Pennalersprache. Entwicklung, Wortschatz und Wor terbuch // Bibliothek zur historischen deutschen Studenten- und Schiiler­ sprache. Band 5. - Berlin, New York: de Gruyter, 1984. - S. 345 - 416.

113. Elsen H., Dzikowicz E. Neologismen in der Zeitungssprache // Deutsch als Fremdsprache, 2. Quartal 2005. - S. 80-85.

114. Erfurth H. Freche Spriiche fiir Kids. Mit den neuesten Weichei-Hits. Niedemhausen/Ts.: Falken, 2001. - 80 S.

115. Farin K. generation kick.de. Jugendsubkulturen heute. - C. H, Beck, 2000.

116. Fomina S. Gemeinsamkeiten und Unterschiede in der Sprache der deutschen und russischen Jugendlichen // Jugendsprachen - Spiegel der Zeit. Internationale Fachkonferenz 2001 an der Bergischen Universitat Wuppertal. - Frankfurt am Main: Peter Lang, 2003 - S. 199 - 210.

117. Forster и., Frank-Cyrus К. Fremdheit in der Sprache bei Erwachsenen. Beispiele und Analysen aus der Sprachberatung // Der Deutschunterricht, 1997. - №6. - S. 34 - 42.

118. Gluck H., Sauer W. Gegenwartsdeutsch. - Stuttgart: Metzler, 1990.

119. Gluck H., Sauer W. Jugend- und Szenesprache // Gegenwartsdeutsch.

- Stuttgart: Metzler, 1990. - S. 105 - 113.

120. Gloy K., Bucher H.-J., Cailleux M. Die sprachlich-kulturelle Arbeit von Jugendlichen oder vom Wert der Veranderung. Zum Zusammenhang von sozialem Wandel und Sprachwandel // Spruche - Sprachen Sprachlosigkeit? Ursachen und Folgen subkultureller Formen der Kommunikation am Beispiel der Jugendsprache. - Rehburg: Evangelische Akademie Loccum, 1986. - S. 115 - 120.

121. Goncarova N. N. Zum Wandel und zur metaphorischen Reprasentation der Wertorientierungen im deutschen Sprachraum // Das Wort. Germanistisches Jahrbuch 2003. - M., 2003. - S. 69 - 80.

122. Heine K.-B. Die verlorene Jugend. Warum sich die Werbung an den Jugendlichen die Zahne ausbeifit // Willkommen, 2003. — №1. — S. 34 - 35.

123. Heinemann M. Zur jugendsprachlichen Variation // Deutsch als Fremdsprache, 1987. - №3. - S. 142 - 148.

124. Heinemann M. Jugendsprache. Theoretische Standpunkte und methodische Zugriffe // Der Deutschunterricht, 1993. - №3. - S. 84 - 86.

125. Heller K., Herberg D. u. a. Theoretische und praktische Probleme der Neologismenlexikographie // Linguistische Studien. Reihe A Arbeitsberichte. - Berlin, 1988.

126. Henne H. Jugendsprache und Jugendgesprache // Dialogforschung, Jahrbuch des Instituts fur deutsche Sprache. - Diisseldorf, 1981. - S. 370 385.

127. Henne H. Jugend und ihre Sprache: Darstellung, Materialien, Kritik.

Berlin u.a.: de Gruyter, 1986. - 385 S.

128. Henne Н. Jugendliches, informelles und offentliches Sprechen.

Tendenzen der deutschen Gegenwartssprache // Das Wort. Germanistisches Jahrbuch 1995. - M., 1995. - S. 37 - 46.

129. Herberg D. Neologismen in der deutschen Gegenwartssprache.

Probleme ihrer Erfassung und Beschreibung // Deutsch als Fremdsprache. — Munchen, Berlin, 2002. - Heft 4. - S. 195 - 200.

130. Hess-Luttich E. W. B. Sprachwandel im Spiegel der Altemativpresse von Jugendsubkulturen in Osterreich und der Schweiz // Jugendsprachen — Spiegel der Zeit. Internationale Fachkonferenz 2001 an der Bergischen Universitat Wuppertal. - Frankfurt am Main: Peter Lang, 2003 - S. 285 — 306.

131. Janke K., Niehus S. Echt abgedreht. Die Jugend der 90er Jahre.

Munchen: Beck, 1995. - 210 S.

132. „Is voU krass eh" - Neue Trends in der Jugendsprache // Der Weg, 2 0 0 3. - № 4 0. - 8. 7.

133. Januschek F. Redensarten und Spruche der „Jugendsprache": Was besagen sie wirklich? // Sprachwissenschaft und Volkskunde: Perspektiven einer kulturanalytischen Sprachbetrachtung. — Opladen: Westdeutscher Verlag, 1 9 8 6. - S. 9 0 - 1 0 3.

134. Jugendsprachen - Spiegel der Zeit. Internationale Fachkonferenz an der Bergischen Universitat Wuppertal. - Frankfurt/Main, 2003. - 510 S.

135. Kamper H. Jugendsprache um 1900 und die schone Literatur // Der Deutschunterricht, 2001. - Heft 1. - S. 47 - 58.

136. Kaulen H. Patchwork-Familie und Bastel-Identitat. Zur Identitatssuche in neuen Adoleszenzromanen // Der Deutschunterricht, 1997.-№6.-8.84-93.

137. Kluge F. Deutsche Studentensprache // Bibliothek zur historischen deutschen Studenten- und Schiilersprache. Band 5. - Berlin, New York: de Gruyter, 1984.-S. 93-237.

138. Kolesnikova М. S. 'Alltagskultur und Familie' als Thema im Unterricht Deutsch als Fremdsprache. Eigenes und Fremdes - Eine Dynamik ohne Grenzen? // Das Wort. Germanistisches Jahrbuch 1997. M., 1997.-S. 309-316.

139. Kopperschmidt J. „Lieber theorielos als leblos". Anmerkungen zur Spriichekultur // Muttersprache, 1987. - № 3/4. - S. 129 - 144.

140. Kramorenko G. I. Zum Problem der Heterogenitat der Jugendsprache und ihrer lexikalisch-semantischen Charakteristik // Das Wort.

Germanistisches Jahrbuch 1995. - M., 1995. - S. 47 - 57.

141. Kuntzsch L., Heinemann M.: Kleines Worterbuch der Jugendsprache // Deutsch als Fremdsprache, 1990. - №5. - S. 315 - 316.

142. Kuntzsch L. Aktuelle Lexik - dargestellt in Situationen und Kontexten zusammengestellt fiir die Ausbildung im Fach DaF. - M.: Gotika, 2000. — 80S.

143. Kursbuch Jugendkultur. Stile, Szenen und Identitaten vor der Jahrtausendwende. - Mannheim: BoUmann Verlag, 1997. - 405 S.

144. Leone M. Der Zicken-Kjiigge. - Miinchen: Falken, 2002. - 143 S.

145. Loffler H. Germanistische Soziolinguistik. - Berlin, 1985.

146. Melzer F. Die Breslauer Schulersprache // Bibliothek zur historischen deutschen Studenten- und Schulersprache. Band 5. - Berlin, New York: de Gruyter, 1984. - S. 435 - 582.

147. Neuland E. Spiegelungen und Gegenspiegelungen. Anregungen fur eine zukiinftige Jugendsprachforschung // Zeitschrift fiir Germanistische Linguistik, 1987. - № 1 5. - S. 58 - 82.

148. Neuland E. Jugendsprache und Standardsprache. Zum Wechselverhaltnis von Stilwandel und Sprachwandel // Zeitschrift fiir Germanistik, 1994. - Heft 1. - S. 78 - 98.

149. Neuland В., Heinemann М. Tussis hiiben und druben? Vergleichende Beobachtungen zur Entwicklung von Jugendsprachen in Ost und West // Der Deutschunterricht, 1997. - №1. - S. 59 - 69.

150. Neuland E. Vergleichende Beobachtungen zum Sprachgebrauch von Jugendlichen verschiedener regionaler Herkunft // Jugendsprache — langue des jeunes - youth language. Linguistische und soziolinguistische Perspektiven. - Frankfurt am Main: Peter Lang, 1998. - S. 71 - 90.

151. Neuland E. Studienbibliographien Sprachwissenschafl. Band 29.

Jugendsprache. - Heidelberg: Groos, 1999. - 51 S.

152. Neuland E. Norm und Variation als Lemchance am Beispiel von Standardsprache und Jugendsprache // Germanistentreffen Deutschland Indien — Indonesien - Philippinen — Taiwan - Thailand - Vietnam 3. 8.10.1999. Dokumentation der Tagungsbeitrage. - DAAD, 1999. - S. 229 242.

153. Neuland E. Jugendsprache in der Diskussion: Meinungen, Ergebnisse, Folgerungen // Die deutsche Sprache zur Jahrtausendwende. Sprachkultur Oder Sprachverfall? - Mannheim, Wiesbaden, 2000. - S. 107 - 123.

154. Neuland E. Entwicklungen und Perspektiven der ^Л, Jugendsprachforschung // Jugendsprachen - Spiegel der Zeit. Internationale Fachkonferenz 2001 an der Bergischen Universitat Wuppertal. — Frankfurt am Main: Peter Lang, 2003 - S. 9 - 18.

155. Nowottnik M. Jugend, Sprache und Medien. Untersuchungen von Rundfunksendungen fur Jugendliche. - Berlin, New York: de Gruyter, 1989.

156. Reinke M. Jugend, Sprache und Medien nach 1945 - Beispiele aus Rundfunksendungen // Sprache in den Medien nach 1945. - Tubingen:

Niemeyer, 1993. - S. 108 - 127.

157. Reinke M. „Jugendsprache" // Tendenzen der deutschen Gegenwartssprache. - Tubingen, 1994. - S. 295 - 322.

158. Roschmann D. Der gluckliche Werbedeutsche // Willkommen, 2003. №1.-8.28-29.

159. Schemann H. Einige Aspekte zum Wesen idiomatischer Ausdriicke bzw. (idiomatischer) Redewendungen // Schemann H. Deutsche Redensarten. - Stuttgart u. a.: Klett, 2000. - S. XI - XVII.

160. Schippan Th. Lexikologie der deutschen Gegenwartssprache. Tubingen: Niemeyer, 1992. - 306 S.

161. Schladebach K. Die Dresdner Pennalersprache // Bibliothek zur historischen deutschen Studenten- und Schiilersprache. Band 6. — Berlin, New York: de Gruyter, 1984. - S. 141 - 148.

162. Schlobinski P. Jugendsprache und Jugendkultur // Aus Politik und •' Zeitgeschichte. Beilage zur Wochenzeitung Das Parlament. - 2002. - №5. S. 1 4 - 1 9.

163. Schlobinski P. Lexikographie und Lexikologie in der Jugendsprachforschung // Jugendsprachen - Spiegel der Zeit. Internationale Fachkonferenz 2001 an der Bergischen Universitat Wuppertal. - Frankfurt am Main: Peter Lang, 2003 - S. 233 - 237.

164. Sprache in den Medien nach 1945. - Tubingen: Niemeyer, 1993.

*\ 165. Spruche - Sprachen - Sprachlosigkeit? Ursachen und Folgen subkultureller Formen der Kommunikation am Beispiel der Jugendsprache.

- Rehburg: Evangelische Akademie Loccum, 1986.

166. Stadter A. Wordscouts wanted! Von der textorientierten Rezeption zur Produktion von Worterbucheintragen // Praxis Deutsch. - 2001. - Hefl 165.

-S.36-43.

167. Stedje A. Deutsche Sprache gestem und heute. Einfuhrung in die ) Sprachgeschichte und Sprachkunde. - Munchen: Wilhelm Fink Verlag. 1989.-224 S.

168. Steinhauser K. Die Muttersprache im Munde des Breslauer hoheren Schulers und ihre Lauterung im Unterricht // Bibliothek zur historischen deutschen Studenten- und Schiilersprache. Band 5. - Berlin, New York: de Gruyter, 1984. - S. 237 - 260.

169. Stepanova M. D. Wortbildung // Stepanova M. D., Cemyseva I. I.

Lexikologie der deutschen Gegenwartssprache. - M., 2003. - S. 78 - 149.

170. Stepanova M. D., Cemyseva I. I. Lexikologie der deutschen Gegenwartssprache. - M., 2003. - 256 S.

171. Tatsachen uber Deutschland. Berlin: Auswartiges Amt Abteilung Kommunikation, 2003. - 480 S.

172. Tendenzen der deutschen Gegenwartssprache // Lexikon der Germanistischen Linguistik. - Tubingen, 1980. - S. 619 - 631.

173. Vollbrecht R. Von Subkulturen zu Lebensstilen. Jugendkulturen im Wandel // Kursbuch Jugendkultur. S. 22 - 31.

174. Volmert J. Jugendsprachen - Szenesprachen // Deutsch aktuell Tendenzen der deutschen Gegenwartssprache. - 2004.

175. Walter H., Mokienko V. Der Jargon und seine Beschreibung im Worterbuch // Russisch-deutsches Jargon-Worterbuch. — Frankfurt am Main u.a.: Lang, 2001. - S. 5 - 35.

176. Wagner J. „Komische Chips" und „irgendwelche Datenbanken".

Bemerkungen zur sprachlichen Aneignung des Gegenstandsbereichs Computer durch Kinder und Jugendliche // Der Deutschunterricht, 1997. №6.-S. 21-33.

177. Watanabe M. Deutsche und japanische Jugendsprachen Uberlegungen fur eine kontrastive Analyse// Jugendsprachen - Spiegel der Zeit. Internationale Fachkonferenz 2001 an der Bergischen Universitat Wuppertal. - Frankfurt am Main: Peter Lang, 2003 - S. 189 - 198.

178. Watzlawik S. Sprechen Rapper anders als Raver? Jugendliche Sprach stile in Musikszenen // Der Deutschunterricht, 2000. - №3. - S. 78 - 84.

179. Wicke P., Ziegenriicker K. E. u. W. Handbuch der popularen Musik.

Germany: Atlantis Musikbuch-Verlag, 1997. - 680 S.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.