авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Опарина, Ольга Игоревна 1. "Мужество" как поведенческая категория и ее выражение в современном английском языке 1.1. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Интересно рассмотреть, так называемую агрессию смещенную. Эта агрессия, направленная на организм или объект, который не ответственен за факторы, изначально вызвавшие агрессивное поведение. Во многих случаях для проявления агрессии по отношению к какому-то объекту бывает достаточно, чтобы этот объект оказался рядом в то время, когда другой объект находиться в агрессивном состоянии. Другие причины более сложны. Человек или объект может подвергнуться агрессии через некоторое время после инцидента, изначально вызвавшего агрессию, потому что они «безопасны» и с их стороны не предполагается контратака.

Некоторые рассматривают подобные ситуации как проявление действия защитного механизма.

Подводя итог, можно сказать, что агрессия рассматривается как ответная реакция на действия, вызванные страхом. Страх может быть как результат уже произошедшего действия или события, так и предполагаемого. Страх - понятие не только психологическое, но и философское, особенно когда речь идет о страхе перед смертью, о размышлениях о сути бытия живого существа, в частности человека.

2.3 Философский взгляд на понятие «страх»

Основным аспектом изучением науки во все времена были фундаментальные вопросы, касающиеся изучения основ человеческого бытия. Со времен античности одним из таких вопросов было исследование понятия "страх".

Что такое страх? Чего боится человек? Когда это чувство появилось и было осмыслено им? Все эти вопросы волновали человечество еще на раннем этапе его развития. Боязнь каких-то событий, явлений заставила задуматься людей о том мире, который окружал их, попробовать познать этот мир, понять истоки и закономерности этих пугающих событий. В дальнейшем человек стал всматриваться в самого себя. Что я такое?

Конечен я или не конечен в этом мире, и каково мое место в этом универсуме? В связи с этим появляется одна из вечных проблем в философии, психологии и вообще в жизни человека - проблема смерти.

Помимо понимания того, что любое существование конечно, в каждом обычном человеке живет инстинкт самосохранения, который заставляет принимать те или иные решения, направленные на свое спасение, в ситуациях, когда возникает угроза его жизни.

Состояние страха заставляло человека задумываться о необходимости преодоления его, о нахождении каких-то условий, способов, действий, а также поступков и манеры поведения, чтобы избавиться от страха. Возможно, уместно считать, что именно страх побудил человека к осмыслению своего "я ", своей роли и своих возможностей в этом мире.

Философия - это наука, в рамках которой проблема страха рассматривалась со времен античности, приобретая со временем особое значение.

Согласно философскому словарю "страх - глубинное человеческое состояние, порождаемое способностью человека осознавать несовершенство мира, его коллизии и угрозу человеческому существованию" [Философский словарь 2001]. Из определения, приведенного выше, можно сделать вывод, что страх появляется тогда, когда человек в состоянии воспринимать и осознавать мир, т.е. работает разум человека, который, как бы "сортирует" события и явления окружающего мира. Второе интересное положение трактовки данного понятия - это "угроза человеческому существованию". Понятие "страха" и "смерти", "гибели" тесно переплетены. "Страх" - это не только то, что сопутствует жизни, но и то, что живет в нас всегда, как ощущение неизбежности "смерти".

Феномен "страха" стал осмысливаться учеными на раннем этапе зарождения науки. Аристотель в "Поэтике" различает страшное (terrible) и чудовищное (monstrous). [Аристотель 1984] Он связывает понятия страха и жалости. Говоря о воздействии художественного произведения, Аристотель обращает внимание на страх и страшные явления, которые способны вызвать у зрителя жалость. Истинное эстетическое удовольствие можно получить только от страшных событий, которые вызывают жалость.

Чудовищные поступки не способны вызвать эстетического воздействия и удовольствия.

Аристотель разрабатывает этические категории «трусость» и «храбрость». Он считает, что мужество - это одно из этических добродетелей, связанных с волевой («неразумной») частью души и приобретенных путем воспитания. Мужество представляет собой среднее между недостатком волевой части души (трусостью) и избытком (безрассудной отважностью). Мужество - это добродетель, а его недостаток, трусость, является пороком, как и избыток мужества — безрассудная отважность.

Аристотель считает, что не существует огромного различия между крайностями в сфере этики, так как тот, кто переступает границы отважности и выглядит безрассудно отважным, часто не является таковым на самом деле. "Кажется, что смельчак - это хвастун, и он склонен приписывать себе мужество: он хочет, чтобы казалось, будто он относится к опасностям так, как [мужественный] на самом деле [к ним относится], и потому, где удается разыгрывает мужество. Вот почему многие из смельчаков... не выдерживают [настоящих] опасностей.... Кроме того, смельчаки в преддверии опасности отступают, а мужественные решительны в деле, а перед тем спокойны." [Аристотель 1984: НО] Из приведенной цитаты видно, что Аристотель выделяет истинное мужество и показное (смельчак). Человек стремится показать себя смелым в соответствии со стереотипами мужественного поведения, существующими в обществе. В действительности он не способен проявить стойкость в критической ситуации. По мнению Аристотеля, трусливый и изнеженный человек в отличие от мужественного принимает смерть не потому, что это хорошо. Часто смерть избавляет от жизненных невзгод и страданий, В своей книге «Никомахова этика» Аристотель характеризует пять разновидностей мужества:

1. Гражданское мужество - «больше всего походит на собственно мужество», так как «оно происходит от добродетели, а именно: от стыда, от стремления к прекрасному, к чести». Если граждане проявляют смелость по принуждению, то их мужество не является подлинным, так как они поступают так от страха «избегая не позора, а страданий».

2. Мужество опытных, или военное мужество. Люди кажутся мужественными потому что другие не понимают, какова в действительности опасность. Благодаря опыту они лучше умеют нападать и заш,ищаться, умеют обращаться с оружием и обладают самым совершенным оружием.

3. Мужество яростных. Мужественными считаются так же и те, кто в ярости бросается на встречу опасностям, так как ярость сильнее всего толкает на встречу опасностям. Аристотель считает, что люди не являются мужественными, когда, не предвидя ничего страшного, бросаются на встречу опасности. Однако мужество от ярости является самым естественным и, если при этом существует сознательный выбор и достойная цель, то это будет истинное мужество.

4. Мужество самонадеянных. Самонадеянным людям придаёт отваги тот факт, что они часто и над многими одерживали победу. С истинно мужественными их объединяет наличие отваги. Истинно мужественному человеку свойственно выносить все являющееся страшным для человека потому, что так поступать прекрасно, они бесстрашны и невозмутимы при внезапных опасностях, так как в этом случае человек действует согласно нравственным устоям.

Самонадеянные при неблагоприятных обстоятельствах обращаются в бегство.

5. Мужество не знающих страха. Мужественными кажутся и те, кто не ведает об опасности.

Мужество связано, как с тем, что внушает отвагу, так и с тем, что внушает страх. По мнению Аристотеля, страшное имеет большее влияние на человека. Понимание взаимосвязи человеческих чувств и поступков можно представить в следующей таблице.

Добродетель Недостаток Чувство Избыток Уверенность Мужество Трусость Безрассудство Страх Мужество Бесстрашие Трусость Наслаждение Умеренность Бесстрастность Распущенность (чувственное, телесное) Стыд Скромность Застенчивость, Бесстыдство, робость наглость [Аристотель 1984: 31] Эпикура волновала проблема жизненных страхов, страданий человека. Он пытался объяснить два вечных страха человека - страх перед богами и страх смерти.

Вторая проблема, имеющая отношение к понятию страха - это неизбежность смерти. Страх смерти появляется оттого, что человек никак не может примириться со своей смертностью. Ему трудно представить, что этот прекрасный, вечный мир будет, а он не будет существовать, исчезнет.

Согласно Эпикуру, из представления о том, что мир может существовать вечно, а человек смертен, рождается иллюзорное представление, будто существует какая-то сила, которая, возможно, обеспечит какое-то иное существование после смерти. Эпикур отвергает такое представление. Он настаивает, что Смерть и Человек не имеют ничего общего. Он объясняет это тем, что, когда мы существуем, смерть еще не присутствует, а когда смерть присутствует, мы не существуем. Таким образом, получается, что смерть не имеет отношение ни к живущим, ни к умершим.

Счастье в понимании Эпикура - это жизнь без страданий, тревог и страха. Страдания могут быть и тогда, когда не имеешь того, что хочешь, и тогда, когда обладаешь этим. В первом случае, человек страдает от отсутствия желаемого и стремится к нему, испытывая тревоги и терзания.

Во втором случае, имея все, понимает, что это не вечно и может быть потеряно, соответственно, появляется тревога и беспокойство.

Таким образом, из краткого рассмотрения концепции страха у Эпикура, можно увидеть, что он выделяет три типа страха: страх перед Богами, смертью и будущим. Преодолеть их - это осознать место человека в мире и вести правильный образ жизни, с правильными устремлениями и представлениями о жизни. Именно это спасает человека от тревоги, беспокойства и состояния страха, то есть состояния, когда мелочное беспокойство, волнение создают атмосферу постоянной боязни всего.

Тит Лукреций Кар, последователь Эпикура, считал, что нужно найти путь к счастью, которое, он считал возможным для личности, находящейся в водовороте жизни, различных бедствий и одолеваемую страхами, угнетенную ими. Страхи - это страх перед богами, смертью и загробными наказаниями. Исходя из своей теории смертности души, он считал, что познание смертности души исключает веру не только в загробную жизнь, но и в загробное наказание, тем самым освобождает человека от страха перед адом. Устраняется и страх смерти: пока мы живы - смерти нет;

пришла смерть — нас уже нет, мы не существуем, и бояться нет смысла. Страх перед богами рассеивается, как только мы узнаем, что боги обитают не в нашем мире, а в пустых промежутках между мирами.

Ведя там блаженную жизнь, они не могут оказывать никакого влияния на судьбу человека, т.к. они живут не в нашем мире.

В своем произведении "О природе вещей" Лукреций широко употребляет слова, связанные с понятием страха terror, horror, metus, timor, terror animi - "страх, ужас, боязнь, опасение, страх души". В своей поэме.

Лукреций противопоставляет запал битвы, яростное сражение, бой страху, а потом отбрасывает неизменную, по его мнению, оппозицию. На смену оппозиции страх - битва, приходит противопоставление страха и созерцание природы, красоты.

В дальнейшем во всем понимании "страха" в русской и европейской культуре проступает древняя традиция восприятия "страха" и "боя, удали, решительности" как антагонистов.

Значительно позже эта тема затрагивалась Джоном Локком (1632 1704). Он отмечал, что страх - есть беспокойство души при мысли о будущем зле, которое, вероятно, на него обрушится. Необходимо отметить, что Д. Локк был также и психологом, поэтому он рассматривал "страх" как постоянное состояние человека, ожидание плохого, предполагаемого и закономерного, или неожиданности, которая может потрясти (испугать).

Таким образом, Д.Локк разграничивает страх как постоянное состояние человека и неожиданность (испуг).

Позже в XIX веке и особенно в XX веке понятие страха становится очень актуальным и получает трактование во всех философских течениях.

Теперь основополагающим объектом изучения становиться сам человек, его внутреннее состояние, смысл его существования. Феномен "страха" приобретает в связи с этим новое осмысление. Особое внимание уделяется проблеме смерти, которая присутствует во всех философских течениях.

Ведь это то, о чем задумывается каждый человек, о смысле своего существования, о том периоде, времени, которое нам отведено прожить.

Человек всю жизнь, на протяжении всей истории, пытается как-то обессмертить себя. Он продолжает себя в потомстве, оставляет о себе память добрыми и славными поступками, создает произведения искусства, строит прекрасные здания, пишет музыку, книги, посвящает себя религии, которая говорит о бессмертии души, а значит о вечной жизни души.

Серен Кьеркегора можно назвать новатором в рассмотрении понятия "страха". Именно для него и для его философской концепции страх становиться базисным понятием. Одновременно Кьеркегор разграничивает два типа страха: страх высший, вечный - Angst и страх мелкий, повседневный — Furcht. Последний отравляет человеческое существование, создает атмосферу тревоги, но не приводит к отчаянию.

Через отчаяние человек отвлекается от мелочности и повседневности, обращается к вечному, и приобретает веру. Состояние страха или, как говорит Кьеркегор, "возможность страха" страшнее самого пугающего события. Всегда страшнее и тяжелее ожидание чего-то неизведанного.

Пугающее событие, таким образом, дает свободу, свободу бытия, духа, творчества, приближает к вечному.

Философия экзистенциализма поставила перед собой задачу не только констатировать такое состояние, но, проанализировав его, помочь попытаться преодолеть его. Преодолеть его можно, лишь обретя свое "Я", найдя смысл своей жизни в самых трагических, "абсурдных" ситуациях.

Для этого нужно использовать высшие возможности человеческого бытия, чтобы преодолеть охватившее людей отчаяние.

Когда нам удается превратить "страх ничто" в "страх чего-либо", мы можем начать защищаться. Можно найти несколько способов такой защиты: отрицание (персонификация или высмеивание смерти), исключительность (я никогда не умру, умирают только другие), конечный спаситель (им может быть не только сверхъестественное существо, Бог, как было в истории человечества на протяжении многих веков, но и земной лидер или какое то высокое дело).

Философское понимание страха рассматривалось в тесной связи с этическими нормами, которые стали основой принципов взаимоотношений, установленных в обществе.

2.4 Социально-культурный подход к понятию «страх»

Психологические особенности человека, философское осмысление окружающего мира и место человека в этом мире стали основой общественных норм поведения и оценки. Как было замечено выше, чувство страха выражается в двух возможных сценариях поведения: трусливом и храбром, героическом.

В связи с этим интересно посмотреть на трактовку понятия трусости, данным в энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона.

[Брокгауз и Ефрон 1902] Там представлено следующее толкование, при этом в статье присутствует помета «юридический», что говорит скорее о терминологическом понимании трусости в соответствии с законами Российской Империи того времени. Законы - это документальное закрепление обычаев, взглядов и опыта приобретенного народом в ходе истории, принципов взаимоотношения в обществе и критериев оценки.

«Трусость - в смысле страха личной опасности, почитается уголовным правом на столько свойственной человеку, что на ней обосновывается одна из причин невменения - крайняя необходимость.

нельзя наказывать человека за то, что он не обладает особой душевной силой, геройством, за то, что чувство личной опасности подавляет его. Но не всегда уклонение от опасности, хотя бы даже без посягательства на чужие права, непреступно. Оно признается уголовно-наказуемым, если лицо, по своему званию или занятиям, либо в силу требования закона, обязано было перенести грозивший ему вред. В таких случаях трусость не может служить оправданием для виновного. Проект уголовного уложения снабжает, поэтому, правила о крайней необходимости оговоркой:

«постановления сей статьи не применяются, когда само уклонение от опасности составляет преступное деяние». Подобной общей оговорки в действующем уложении нет. Но в особенной части и действующее право предусматривает некоторые отдельные случаи совершения деяния из трусости. Например, оставление корабельщиком корабля, если находившиеся на нем люди, для спасения своего, должны были с него сойти, прежде, нежели все прочие его оставят... В отношении военнослужащих трусость, как мотив нарушения специальных их обязанностей, никогда не может служить основанием невменения. Поэтому все военно-уголовные кодексы, в той или иной форме, устанавливают общим правилом, что нарушение обязанностей службы из страха личной опасности наказывается, как содеянное с намерением. Кроме того, предусматривается целый ряд разнообразных деяний, существенным признаком которых является трусость: оставление поста в бою, бегство с поля сражения, капитуляция, сдача крепости и т.п. Все эти деяния, совершенные не из трусости, а с намерением способствовать или благоприятствовать неприятелю, входят в общее понятие военной измены.

Воинский устав о наказаниях.... упоминает еще о проявлении малодушия или робости во время военных действий вообще, особенно если оно выразилось в том, что виновный распускал слухи, вредно действующие на дух войск;

наказание в зависимости от последствий, либо исправительные, либо смертная казнь.»' Из выше написанного видно, что трусость признается как естественное свойство человека и не всегда является преступлением. Как преступление оно рассматривается в случае нанесения ущерба другому человеку (людям) или государству, при этом как преступление оно выступает в военных условиях или в форс-мажорных ситуациях. В обыденной жизни трусость не приветствуется, но и не наказывается, это та слабая сторона человека, которая неотделима от его природы. И только 1. Энциклопедический словарь, изданный Ф.А.Брокгаузом и И.А.Ефроном, том 67, С.­ Петербург, 1902г.

понятие долга, служебных (должностных обязанностей) должно заставить человека забыть о своих слабых сторонах и преодолеть их.

Противоположным понятием можно назвать героизм, включающий в себя целый набор составляющих. В Большой Советской энциклопедии можно найти следующую трактовку:

«Героизм, героическое, свершение выдающихся по своему общественному значению действий, отвечающих интересам народных масс, передовых классов и требующих от человека личного мужества, стойкости, готовности к самопожертвованию».

Если отбросить идеологическую установку того времени, то героизм - это выдающееся действие, для совершения которого необходим целый ряд качеств (мужество, стойкость, бесстрашие, готовность к самопожертвованию). Это действие совершается во имя общества и соответствует понятию «добра», принятого этим обществом и характерному для «образа мира» этого общества.

Идеалы героизма развивались на протяжении многовековой истории человечества, запечатлеваясь первоначально в массовом сознании и фиксируясь в устном народном творчестве (в частности, в героическом эпосе). В дальнейшем они становились предметом художественной литературы, искусства, этики, эстетики, социологии и психологии.

Вопрос об исторической природе героизма был впервые поставлен итальянским философом Дж.Вико в XVIII веке, считавшим героизм характерной чертой лишь определенного периода развития человечества, так называемого «века героев», предшествующего «веку людей». [Б.С.Э.:

422-423] Связывая героизм с условиями жизни античного общества, Вико отрицал возможность героизма в последующий период истории. Эта концепция получила дальнейшее всестороннее развитие у немецкого философа Г.Гегеля. Он считал отличительным признаком «героического века» совпадение индивидуальной самостоятельности, личного дела и его всеобщего значения и относил его к периоду, предшествующему становлению развитого государственно-правового строя.

История XIX и XX веков показала несколько концепций героизма.

Это и бунтарство героической личности (Дж.Г.Байрон, К.Ф.Рылеев), противопоставление исключительного героя «толпе» (ранние немецкие романтики). Героизм подразумевал духовные терзания, стремление освободиться от пут обыденности.

Во второй половине XIX века в философии Ф.Ницше герой получает право на насилие. Одновременно с этим в литературе присутствует героизм не только отдельной личности, имеющий исключительные права благодаря своей исключительности, но и героизм народный (Л.Н.Толстой), в основе которого лежит идея, в данном случае идея патриотизма, сделавшего каждого отдельного человека героем, и индивидуальный героизм слился воедино в общий героизм народа.

Н.Г.Чернышевский считал, что идеализация единичного героического акта и индивидуального подвига личности оказываются бессильны без поддержки «у всей массы народа».

Подводя итог, можно сказать, что появления героизма возможны в двух глобальных ситуациях - обыденной и экстремальной. Обыденная, повседневная ситуация - это само существование человека, жизнь в соответствии с правилами или отход от них во благо общества.

Экстремальная ситуация - это, прежде всего, военные действия, борьба за независимость, освобождение, катастрофы (природные и техногенные).

Героизм может быть индивидуальным и массовым. Массовый героизм предполагает совокупность героизма индивидуального.

Как соединение философского и социально-исторического подхода к осмыслению понятия «страх» можно считать точку зрения Теодора Зелдина, изложенную им в монографии «Сокровенная история человечества»

(T.Zeldin "An Intimate History of Humanity" 1994). В главе, посвященной истокам, проявлениям и способам преодоления страха, Т.Зелдин сделал экскурс в историю человечества и показал первые действия, вызванные этим чувством. По его мнению, вся история людей - это поиск путей освобождения от страха [Zeldin 1994]. Освобождение достигается двумя способами (methods). Первый - замена одного страха другим, менее сильным, дающим больше надежды на его преодоление. Второй - с помощью любопытства, любознательности, которые сглаживают чувство опасности. [Zeldin 1994: 169-181] Рассматривая обычаи викингов, автор связывает их психологию и социальное устройство общества. Викингов боялась вся Европа ("terrorists whom Europe feared"). Однако, по своей сути, они были теми же людьми с присущим им чувством страха перед окружающим миром, природой, страхом смерти, забвения. Страх забвения стал для них самым сильным.

Так, страх смерти был заменен страхом перед безызвестностью, забвением.

Установка на подмену одного страха другим была закреплена в религиозно культурных литературных источниках. Зельдин приводит цитату из "Saying of the Most High (the God Odin)":

Wealth dies Kinsmen die And you will die too:

But I know one thing Which never dies:

The verdict on every dead man. [Zeldin 1994: 169]' Смерть в битвах перестала быть пугающей, важнее было 1.Богатство исчезнет Собратья умрут И вы умрете также:

Но я знаю одну истину Которая никогда не исчезнет:

Вердикт о каждом умершем. (Перевод Опариной О.И.) продемонстрировать бесстрашие, что достигалось самоконтролем.

Поддаться страху значило выразить свою зависимость, бесстрашие - это независимость, свобода (independence).

Независимость, свобода стали непременным условием общественного порядка у викингов, взаимоотношения между людьми.

Вождь - это лучший среди равных. Обязательные качества вождя самоуважение, самоконтроль, уважение к другим и их мнению. Чтобы быть лучшим необязательно быть красивым или непобедимым.^ Важно верить в бессмертие своих поступков. Память, след, который человек оставляет после себя, зависит от самого человека, а значит, это надежно, неподвластно воле случая или внешней силы.

В современном мире общественная оценка и, как следствие, общественное мнение становятся чрезвычайно важно. Страх викингов перед забвением преобразовался в современном обществе в страх личной несостоятельности. Репутация стала важной составляющей современных стереотипов взаимоотношений между людьми. Т.Зельдин считает, что, чем демократичнее общество, тем сильнее страх перед критикой со стороны других людей, их непризнанием. [Zeldin 1994: 172] Особую важность в современном мире приобретает массовое сознание и общепринятые установки. Человек воспринимает себя как часть социума. Это тоже своего рода уход от страха одиночества. Если ты живешь в коллективе и подчиняешься правилам данного коллектива, ты не один и это придает тебе силы.

Интересно привести пример, который дает автор в своей книге. Один 1. Один - верховный бог германцев был одноглазым, слабым, неискренним, хитрым, использовал различные уловки, хитрости, магию как способ выжить. Он часто полагался на женщин, которые сообщали ему, что происходит в мире, и использовал их в своих целях. Один отвечал за непредсказуемость.

из участников I мировой войны (Гарольд Макмиллан) в своих воспоминаниях заметил, что все опасности войны не имели для него никакого значения, он не боялся ничего ("he ignored all dangers"). Однако, когда этот человек оказался отрезанным от своих, он испугался. Объяснение своим ощущениям он дает сам: "When one is in action, especially when one is responsible for men under one's command, proper behaviour, even acts of gallantry, are part of the show. One moves and behaves almost automatically, as a member of a team or an actor on the stage. But now it was all over;

I was alone and nobody could see me. There was no need to keep up appearances and I was frightened". [Цит. no Zeldin 1994: 172] (выд. O.O.) Так, из приведенной цитаты видно, что общественная оценка является важным фактором не только сдерживающим страх, но и устраняющим его.

Человек действует согласно установленным правилам поведения, которые отодвигают на задний план его чувства и эмоции. Пока он находится среди других, таких же, как он сам, общественные стандарты поведения и мышления преобладают. Когда же человек остается наедине с собой, все его личные эмоции и чувства выходят на первый план.

Большинство людей, по мнению автора книги, не проявляют мужества и героизма в обычной жизни. Ежедневные страхи охватили рутинную жизнь рядового человека. Мужество воспринимается как особый дар, доступный избранным ("Courage was seen as an exceptional gift, found in knights and martyrs, while ordinary people were assumed to be too weakened by poverty to conquer fear, and heroism in fighting the ordinary disasters of daily life went unacknowledged"). [Zeldin 1994: 172]) Мужество - это качество рыцарей и мучеников. Сфера деятельности рыцарей - сражения, битвы, иными словами, война. Мученики относятся к религиозной сфере мировоззрения человечества. Мучениками становились за страдания во имя спасения людей. Основное их качество - жертвенность.

Таким образом, мужество вошло в стереотип европейской цивилизации как качество, проявляемое в военных действиях и в ситуациях, когда человек берет на себя ответственность за других и жертвует собой.

Основная особенность современного обш,ества в том, что человек боится, как уже отмечалось выше, своей несостоятельности и беспомощности перед лицом мелких опасностей. Именно этим можно объяснить создание страховых компаний^ и распространение этого бизнеса.

Как отмечалось многими исследователями [Вежбицкая 1999, Zeldin 1994, Красавский 2000], для западноевропейского и американского общества существенным является страх перед нестабильностью, неизвестностью в будущем. Отсутствие стабильности в экономической и политической жизни порождает наибольшее количество страхов среди обычных граждан. Поэтому основное стремление европейской цивилизации - это стремление к стабильности и предсказуемости будущего. Данные устремления находят отражение в пoлиfике и взглядах на мир.

Второй способ, путь преодоления страха носит созидательный и конструктивный характер. Так, клаустрофобия, проявляемая в интеллектуальном плане, может стать началом нового, оригинального взгляда на проблему. Любопытство, любознательность (curiosity) заставляет самых обычных людей, одержимых какой-то целью, вести себя отважно.

Роль любознательности в преодолении страхов на примере исследования концепта «путешествие» рассмотрено в работе Беляковой А.А. [Белякова 2005] 1. Первая страховая компания была создана в 1762 году в Лондоне. Она называлась "The Equitable Life".

2.5 Заключение к главе II Важнейшим аспектом любого концепта являются экстралингвистические факторы. Для анализа концепта «страх»

существенны его психологическая, философская и социально-культурная составляющие.

Из рассмотрения работ, посвященных проблемам психологии, видно, что страх является естественной реакцией любого живого организма.

Современная наука знает много разновидностей страха. Способы преодоления страхов составляют целое направление в психиатрии, занимающейся изучением различных реакций на предметы или ситуации, вызывающие страх.

СТРАХ Бегство Гнев Уход Агрессия Ввиду естественности чувства страха и важности его в мировосприятии человека понятие «страх» появилось в философии на раннем этапе появления этой науки. Первоначально выделялись три типа страха:

• Страх перед Богами • Страх перед будущим • Страх смерти Ученые и мыслители не только определяли основные, существенные для человека страхи, но и пытались разработать способы объяснения их.

Они считали, что знания первопричин поможет найти способы преодоления страхов и, тем самым, освободить человека.

в философии XIX и XX веков появляются новые типы страхов. Ряд философских школ считают понятие «страх» базовым для своих концепций.

Они разделяют страх на обычный, ежедневный, мелочный (Furcht) и страх, связанный с высокими и вечными терзаниями человека (Angst). Второй тип страха присущ мыслящему, думающему человеку. Благодаря ему человек поднимается над бытиём, стремится к вечному, к познанию, творчеству.

В разделе этой главы, посвященной социально-культурному аспекту, рассматриваются истоки появления страха и его проявление в социальном мировоззрении, устройстве общества и алгоритмах поведения. Общество с его стереотипами, нормами и правилами поведения является важным фактором в сдерживании страхов.

Общество стремится систематизировать человеческие эмоции и преобразовать их в поведенческие схемы. Следовательно, появляются такие поведенческие категории, как «трусость» и «храбрость». Согласно Аристотелю, трусливое и храброе поведение является производным от чувства страха.

Храбрость, мужество присуще избранным: воинам и мученикам за веру, которые выступают как образцы поведения и подражания.

Сама природа человека стремится преодолеть страх двумя способами:

• Подменой одного страха другим • Любопытством, стремлением познать и испытать что-то совершенно другое.

Все это предопределило принципы существования современного общества в целом и отдельных индивидов в нем. Так как язык является отражением «картины мира», то изложенные выше взгляды вошли в современную языковую «картину мира». Рассматриваемый в дальнейшем материал опирается на психологические, философские и социально этические воззрения, представленные в этой главе.

Глава III Этимологический анализ слов, входящих в концептуальное поле, образованное концептом "страх' 7^»»

3.1 Введение Данное исследование целесообразно начать со словарного анализа слов, так как они представляют собой элементы языковой системы, складывавшейся на протяжении долгого времени. Эти лексемы являются определенной системой мировосприятия, зафиксированной учеными. Эта система выступает как отражение "картины мира". Как замечает Телия В.Н.: "... в номинативном инвентаре имеются слова, которые способны по самому характеру своего значения нести информацию не только о том, что обозначено ими, но прежде всего о том эмоциональном состоянии субъекта речи, которое он переживает (испытывает) в момент говорения, что находит свое выражение в выборе им того или иного слова, на это состояние указывающего. При этом эмоциональное состояние (по преимуществу физиологическое) как стимул выбора преобразуется в процессе его осуществления (акта вербализации или номинации) в эмотивное отношение говорящего к обозначаемому, т.е.

отношение более высокого ранга "осознанности"". [Телия 1986:10-11]. Телия также отмечает существование группы слов, значение которых, дает определенную информацию о мире, об оценочном отношении к миру.

Безусловно, слова, входящие в семантическое поле "страх", изначально несут в себе представление об окружающем мире и реакцию на предметы, явления и события этого мира.

Кроме того, по мнению В.Н.Телии, многим словам присуща образность, заключенная в структуре его значения. [Телия 1991]. Образность - это "ассоциативно-образные фрагменты представления, лежащего в основе номинации" [Телия 1991:23]. Эти представления преобразуются в "гештальт" при выборе того или иного выражения в языковом сознании носителей языка в ходе коммуникации.

Опираясь на данную точку зрения, необходимо рассматривать каждый концепт с анализа словарных дефиниций, представленных в различных словарях, как источник информации, дающей представление о зафиксированных образах, отражающих культурные представления народа носителя языка.

Телия В.Н. делит образы на "стершиеся" и "живые" [Телия 1991].

"Ориентация образа на отображаемую действительность в чистом виде наблюдается только при этимологическом анализе,... ибо этимон - это исторически изначальный признак, лежащий в основе номинации всего деривационного гнезда...

"Живые образы" - это соотнесённость с некоторым стереотипом, воспринимаемым в данной языковой культуре как семиотически значимый эталон, или образ нормы (со знаком "плюс" или же "минус")". [Телия 1991: 25].

Рассмотрение нашего материала представлено в двух направлениях:

поиск "стершихся образов" и "живых". "Стершиеся образы" - это материал этимологических словарей, "живые образы" - материал толковых и двуязычных словарей.

Целесообразность анализа этимологии слов, наряду с современными дефинициями, подчеркивается и Ю.С.Степановым, который расценивает этимологию как "внутреннюю форму слова", то есть изначальные представления об образах и ассоциациях, ставших основой и отправной точкой в дальнейшем развитии их значений (см. Глава I).

Как уже отмечалось в Главе I настоящей работы, исследования по изучению активного слоя концепта "страх" были проведены С.В.Зайкиной. Для нас представляет интерес изучение этимологии слов, входящих в синонимический ряд концепта "страх", с целью выявления первоначальных образов и ассоциаций, "стершихся образов", ставших основой номинации концепта "страх".

Опираясь на экстралингвистический материал (см. Глава II), мы считаем, что концепт "страх" образует концептуальное поле. Поэтому рассмотрение этимологии целесообразно разделить на три этапа:

- изучение этимологии слов "страх/fear";

- изучение этимологии семантического поля "трусость/cowardice";

- изучение этимологии семантического поля "храбрость/courage".

Исследование этимологии слов носит сопоставительный характер. В ходе работы сравниваются два языка: русский и английский.

3.2 Этимологический анализ слов *'cmpax/fear" В древнерусском языке слово "страх" известно с XI века. В старославянском можно встретить такие слова, как страхъ, страшьнъ, страшьный, страшити. Возвратная форма появилась позднее - страшиться. В украинском — страх, страшны. В болгарском — страх, страшен(-шна).

Согласно этимологическому словарю русского языка [Цыганенко 1989], общеславянской является основа *strachb. Явных соответствий в других, не славянских, языках не обнаружено. По корню *strachb, по-видимому, связано с русским строгий, восходит к индоевропейскому *(s)terg-, *(s)treg- (для сравнения общеславянское *strogb), *(s)terk- в русском языке в результате развития преобразовалось в торчать. Также и на немецкой почве прилагательное strack - 'прямой' и глагол strecken - 'вытягивать, делать прямым'. Оба слова восходят к тому же индоевропейскому корню и связаны с streng- 'строгий, суровый'.

Таким образом, изначально корень заключал в себе несколько значений.

Первое - 'вытянутый, прямой', второе - 'строгий'. Вероятно, прилагательное в современном русском языке страшный, образовалось от значения строгий, то есть тот, кто может внушить страх.

Однако, Ю.С.Степанов, опираясь на Андре Вайана, связывает этимологию слова страх со словом страдать, страсть, в дальнейшем возводя этот корень к индоевропейскому корню *ser-, входящему в славянскую основу *sra, к которой восходит также древне-русское сирати, также с приставками за-, об-. Корень sra- имеет первым значением 'течь, истекать' (русс, струя, остров), и, как следствие, значение страсти, ж:елания.

Для доказательства этой точки зрения Ю.С.Степанов приводит следующие выражения: страсти-мордасти, про эти места рассказывали страсти (уж:асы). Также приводится цитата из А.С.Пушкина: "Спрашивали однаж:ды у старой крестьянки, по страсти ли вышла она замуж:? — По страсти, - отвечала старуха, - я было заупрямилась, да староста грозил меня высечь".

Слово страх включает в себя различные значения и разное понимание страха: оно обозначает душевное состояние, когда человек боится чего-либо (или кого-либо);

состояние тревоги и беспокойства в связи с грозящей опасностью, боязнь: задрож:ать от страха, держ:ать кого-нибудь в страхе (в полном повиновении), под страхом чего-нибудь (под угрозой), страха ради делать что-нибудь (вследствие боязни перед кем-нибудь). Это выражение характерно для книжного стиля. У страха глаза велики (да ничего не видят) поговорка в значении: трусу везде страшно, везде представляется мнимая опасность. Страхи - события, предметы, вызывающие чувство боязни, ужаса.

Чаще всего употребляется в разговорной речи: рассказывать о всяких страхах.

Риск, ответственность за исход чего-нибудь: сделать что-нибудь на свой страх и риск;

не за страх, а за совесть - делать что-нибудь, делать добросовестно.

Слепой страх - панический страх, то есть очень сильный, приводящий в ужас, вызывающий панику. Страх на тараканьих нож:ках бродит — фразеологическое выражение, олицетворяющее робкого, пугливого труса. На всякую беду страха не напасешься. В ком есть страх, в том есть и Бог. Всякий страх в доме хорош - порядок, строгость, послушание.

Прилагательное страшный, страховитый наводящий страх или пугающий, ужасный: смерть по грехам страшна;

ж:ить — страшнее, чем умереть, страшить — 'пугать, заставить бояться': одна мысль о неудаче страшит меня. Страшило - 'пугало, чудище', все, что страшит. Страшливый человек, ребенок - пугливый, боязливый, робкий. Страшливость — свойство признака, ставшее постоянным качеством и присущее живому существу постоянно: На барыню ночами страишивость находит, не знает куда деваться. Существительное страшилка обозначает конкретный предмет, вызывающий страх. Это слово чаще всего употребляется в детском языке или в разговорной речи. Имеет несколько уменьшительный, насмешливый оттенок значения, и поэтому страшилка не вызывает сильного, реального страха или испуга.

Центральным словом английского языка является "fear". Слово германского происхождения. Современный английский язык fear среднеанглийский feren, более ранний вариант faeran древнеанглийский faeranlf,ran — ужасать, приходить в ужас. Современное fear сохранило значение древнеанглийскогоУаег;

{/2ег. В других германских языках можно найти параллели: древневерхненемецкий fara, средневерхненемецкий vare, современный Gefahr - опасность. Индоевропейский корень */?ег-, для сравнения, латинское periculum, греческое жегра. Это слово соотносимо с древнеанглийским eze и fyrhto (fright в современном английском языке). Из приведенных выше примеров видно, что значение не изменилось на протяжении времени, и слова немецкого языка сохранили изначальное значение индоевропейского корня.

Интересно рассмотреть этимологию, предлагаемую М.М.Маковским.

Следует отметить, что этимология отдельных английских слов рассматривается им с точки зрения выявления метафорического образа, который лег в основу и мотивировал значение того или иного слова. [Маковский 1999] М.М.Маковский считает, что, "согласно языческим воззрениям, все что находилось в Центре, считалось божественным, благостным, приносящим счастье и здоровье, а то, что находилось на Периферии, считалось вредным, опасным, смертельным".

[Маковский 1999:128] Слово fear соотносимо с английским far 'далекий' и готским^а/та 'вина, провинность'.

в своей книге "Феномен табу в традициях и языке индоевропейцев" М.М.Маковский приводит параллели английского eggs 'яйцо' и готского agis 'страх', выводя значение английского слова eggs из мифологии яйца. Яйцо воспринималось как начало и конец жизни и было связано с пониманием устройства мира у индоевропейцев, [Маковский 2000:234] В современном английском языке существительное year имеет значение 'страх, боязнь, в страхе': in fear - 'со страхом', to be in fear — 'бояться, тревожиться', in fear and trembling — 'со страхом и трепетом', in (for) fear of one's life - 'в страхе за свою жизнь'. То put smb. in fear - 'нагонять страх на кого-либо';

То put the fear of God into smb. — 'держать в страхе божьем'. В разговорном языке часто употребляется по fear — 'конечно нет, ни в коем случае', without fear or favour - 'беспристрастно, объективно', по fear coll — 'вряд ли, едва ли'.

Глагол уё(2г - 'ожидать худшего, почитать, относиться с благоговейным страхом', в разговоре - 'пугать, внушать страх': never fear- 'не бойтесь';

Ifear те - 'я боюсь';

Don 'tfear те - 'не пугай меня!' Прилагательноеуейггей?- 'полный страха', встревоженный (встречается в диалектах).

Fearer — 'боязливый человек, трус, тот, кто испытывает постоянный страх'. Прилагательноеу^а^м/- 'ужасный, страшный, пугающий, наполненный страхом'. Употребляется также со значением усиления: it is а fearful bore — 'ужасная скука\ fearful liar — 'отчаянный лгун', to be in a fearful mess — 'попасть в ужасную неприятность'.

Наречие fearfully носит эмоционально-усилительный характер, практически не употребляется в значении 'ужасно', от прилагательногоуёогг^/ 'страшный, пугающий'': fearfully pleased- 'ужасно довольный'.

Фразеология: put (strike) fear in smb 's heart (in the heart of smb.) 'нагонять страх, устрашать'. And this was his reward to have his girl snatch away from him under his very nose. Anyhow I put the fear of God into him. (W.S.

Maugham "Then and Now").

Without fear or favour - 'беспристрастно, невзирая на лица' (этимология из латыни sine ira studio). Не will investigate your case without fear or favour (A.Wilson "Anglo-Saxon Attitudes").

И в русском, и в английском языках слова страх и fear выражают сильное душевное состояние или чувство. Их важность для языка подтверждается большим количеством производных и фразеологических выражений.

Из рассмотрения материала словарных изданий можно сделать ряд обобш;

ений. В русском языке слово «страх» произошло от индоевропейского корня (s)terg/(s)treg, который дал два значения в современных индоевропейских языках: 'торчать' (реализовавшееся в немецком языке в strack 'прямой' и strecken 'вытягивать, делать прямым' и в русском языке - 'торчать') и 'строгий' (распространился в славянских языках).

Ассоциации, связанные с образованием значения слова: 'строгость, внушающая сильное чувство, страх'. В современных толковых словарях первоначальные представления также нашли отражение. Как видно из представленных дефиниций и примеров, чувство страха возникает в результате воздействия со стороны: от человека, животного, пугающего явления или события. Русские примеры доказывают зависимость человека от каузатора страха и подчиненность тому, что вызвало это чувство.

В английском языке первоначальный семантический признак - "что-то представляющее опасность, угрозу". Второй момент значения, согласно М.М.Маковскому, это представление о "чем-то плохом, приносящем зло, неправильным". Германский корень соотносится с греческими и латинскими словами имеющими значение "риск, рискованные действия".

Общим семантическим признаком русского "cwpax" и английского 'Уёаг" является "угроза, опасность извне". Отличие состоит в том, что для русской лингвокультуры опасность исходит от другого человека, в то время, как для английского языка - это просто неприятное событие или ситуация, вызывающая такое чувство. В самом значении слова содержится оценка: "нечто нехорошее, плохое, неправильное". Этот семантический признак нашел отражение и в современных случаях употребления слова как часть выражений:

1%^ in а fearful mess, to be in fear, to put smb. in fear.

Страх является состоянием, формирующим определенное поведение и поступки людей. Состояние страха выражается по-разному в различных ситуациях. Разные аспекты страха и разная реакция на страх отражены в целом ряде слов, образующих лексико-семантическую группу (ЛСГ). Понятие страха достойно изучения как лингво-психологическое основание таких поведенческих категорий, как трусость и храбрость.

3.3 Этимология слов, входящих в лексико-семантическую группу^ с центрообразующим понятием "трусость " Центральным словом данной ЛСГ является слово трусость. Трусость — абстрактное существительное, обозначающее 'качество, свойственное трусу':

осторожность не трусость. Слова с подобным корнем в других славянских языках отсутствуют. В том же значении употребляется: украинский боягуз, страхополох, болгарский страхливец. В письменных памятниках древнерусского языка до XVI века слова с этим значением не отмечены. В словарях слово трус отмечено с 1771 года. Раньше зафиксированы трусливый и трусить. Но в древнерусском трусь имеет значение 'трясение, землетрясение, трепет'. Значение 'боязливый, легко поддающийся страху' возникло вместо 'трясущийся (от страха)'. На русской почве слово связано с 'трясти\трусить'.

Общеславянский корень tres-/tros- имеет индоевропейскую базу *trems 'дрожать, семенить ногами' {трусца). Таким образом, первоначальное значение 'бояться', то есть, 'трястись от страха'.

В современном русском языке трус - 'человек, легко поддающийся чувству страха'. Женский род - трусиха, уменьшительно-ласкательное — трусишка, употребляются, когда речь идет о детях или с ироническим оттенком. Например, трусишка зайка серенький. Характерно для детского языка также слово трусохвостик. Оно сохраняет изначальное этимологическое значение, то есть тот, кто 'трясет хвостиком'. Вероятно, слово появилось в результате наблюдения за животными, когда в случае опасности некоторые животные начинают трясти хвостом. Уменьшительно-ласкательный суффикс ик- придает слову положительную коннотацию.

Глагол - трусить, трушу, трусишь (несов. вид) - 'быть трусом, испытывать страх'. Например, трусить на экзамене, то есть трястись от страха, сохраняет первоначальное этимологическое значение.

В.В.Даль дает следующее толкование слова трусить — 'робеть, бояться, страшиться, пугаться, опасаться, малодушничать, не решаться, отступать, пятиться'. Помимо непосредственно действия, когда человек трясется от страха, слово приобретает новое значение - состояние боязни {робеть, страшиться, опасаться) и даже действия, характеризующего качество характера и, соответственно, поведение в каких-то ситуациях {малодушничать). Последнее слово имеет оценочный характер с ярко выраженной экспрессивной негативной окраской. Вероятно, существительное трус, обозначающее человека, образовалось от глагола и унаследовало от него значение 'человек, находящийся в состоянии боязни с соответствующим поведением', имеющее оценочный характер. Например: трус не трус, а року не миновать;

Русь, не трусь, это не гусь, а вор, вора бей, не робей (В.В.Даль приводит в качестве примера высказывание о Наполеоне).[Даль 1955] В данном предложении глагол трусь сохраняет значение 'трястись': он трухнул не на шутку - он сильно струсил (значение 'испугался').

Прилагательное трусливый {трусливая, трусливое, труслив) - 'легко поддающийся чувству страха, свойственного трусу': трусливый (робкий) человек, трусливый взгляд;

пронудлив (блудлив) как кошка, а труслив (роблив) как заяц;

врасплох, и медведь труслив;

трусоватый любит похвастать;

трусоват - себе на уме. Прилагательное характеризует признак, присущий живому существу, как постоянное качество характера, так и поведенческое, присутствующее в определенных ситуациях.

Трусливость^ трусоватость (ж.р.) - свойство или качество по прилагательному: Трусливость тревожлива - всего боится.

Трусливость зайца вощла в поговорку и как постоянное качество, присущее этому животному, присутствует в народных сказках, создавая в сознании, то есть в образе мира, русскоговорящего человека фиксированную ассоциацию: заяц - трусоватость, робость.

В английском языке значению русского слова трус соответствует слово coward. Основа пришла в английский язык из французского: couard (первоначально couardly), от старофранцузского сое — 'хвост, находящийся между ног', с прибавлением суффикса -ard. Сое произошло из латинского слова coda, с достаточно непонятной этимологией. В целом схему происхождения можно представить следующим образом: современный английский cowardice среднеанглийский cowardise французский couardise couard. Значение слов couard и couardise образовалось по аналогии, в результате метафорического осмысления, наблюдений за животным миром.

Многие животные во время испуга (например, собаки) поджимают хвост.


Соответственно, данное поведение характеризовалось как "трусость", а субъект - "трус", или "coward".

М.М.Маковский считает, что в основе слова лежит метафора от couard 'заяц' 'поджавший хвост'. Для сравнения приводится старофранцузское courder 'пятиться назад (от испуга)'.[Маковский 1999] Coward - существительное, обозначающее человека, боящегося опасности, боли, трудностей;

употребляется с презрительным оттенком.

Одновременно coward является прилагательным: а coward man. Cowardice или cowardliness ~ абстрактное существительное, неисчисляемое, обозначающее качество, являющееся постоянной чертой характера: Не was accused of cowardice in the face of enemy. Деривация способствует переводу признака на более высокий уровень абстракции.

Cowardly - прилагательное, признак качества, обозначающее позорное отсутствие мужества, проявляется в конкретных ситуациях как естественная реакция: cowardly behaviour, cowardly lie. Наречие имеет омонимичную с прилагательным форму, но употребляется крайне редко.

Интересно рассмотреть фразеологию, связанную с этим словом.

Cowards are cruel — 'трусливые люди жестоки'. *^Some of the magistrates are now well frightened? And like all cowards show a tendency to be cruel" (Ch.Bronte, "Shirley").

Cowards die many times before their deaths — 'трус умирает много раз до своей смерти' (пословица). Источником является пьеса В. Шекспира: "Cowards die many times before their deaths, the valiants never taste of death but once" (W.

Shakespeare," JuHus Caesar", act II sc. 2).

Реакцией на страх может быть и слабость. Семантическое поле с центром в слове слабый непосредственно связано со словом трус \ трусость \ трусливый. В других славянских языках можно найти соответствующие параллели. В украинском - слабий, слабкий, слабо, слабко, слаб1сть, слабтсть.

В болгарском - слабы, слаба. Сербскохорватском — слабо, слабост. В древнерусском языке встречается с XI века, также присутствует в старо­ славянском в значении 'ослаблять'. Общеславянские корни *slabb-, -а, -о (с 'дг' из индоевропейского 'о');

*slabbjb, - aja, - oje. Индоевропейский корень *(s)leb-, *(s)lab-, *(s)lob -, литовское - slabnas, slobnas- 'слабый, бессильный'.

Древневерхненемецкий slaf (современный немецкий - schlajf) - 'слабый, бессильный', готский slepan- 'спать', древне- и современный исландский slapa - 'отвисать, свисать'.

Как видно из представленных слов, зафиксированных в различных индоевропейских языках, первоначальное значение 'расслабленный, бессильный' присутствует во многих языках, в частности в общеславянском.

Далее перешло в древнерусский и в современный русский язык, не претерпев изменений. Обозначает качество предмета.

Слабый - 'недостаточно сильный, хилый', противоположное значение 'сильный, крепкий, твердый, стойкий, спорый, надежный'. Слабый человек — 'в ком мало силы или болезненный, хилый, слабый здоровьем или нравственно слабый, в котором нет стойкости, самостоятельности, твердости': Слабый перед сильным виноват. Слабый - это признак качества, характеризует как физическое, так и нравственное состояние в современном русском языке.

Отсюда, существительное слабак. Помимо сохранения всех аспектов значения, перечисленных выше, имеет также экспрессивную негативную окраску: Он это не сумеет! Слабак он!

Слабость - свойство, состояние по прилагательному: слабость ума, здоровья;

слабости людские нравственные недостатки, пороки и страсти:

слабость его - тщеславие.

Глагол слабеть или слабнуть — 'ослабевать, становиться слабее' или 'терять силу, крепость, бодрость (как физическую, так и нравственную бодрость духа), терять напряженность, упругость, либо силу, противодействие':

Всякая пружина исподволь слабнешь. Силы старика слабеют. Не слабейте духом! Не слабни мощная рука!

Слабодушный человек 'малодушный, не твердый в правилах, ненадежный'. Слабодушие - признак шаткости, недостатка убеждений.

Прилагательное слабодушный как дериват от существительного слабодушие употребляется как прилагательное {слабодушный человек, слабодушный поступок), и существительное в результате процесса субстантивации (на него нельзя положиться - он же слабодушный). Глагол слабодушничать обозначает действия слабодушного человека, имеет оценочный оттенок.

Очень близка по значению группа слов малодушие^ малодушный, (с) малодушничать. Иметь слабую душу или мало души значит быть ненадежным, нестойким. При этом слова с корнем мало имеют более сильную негативную окраску и поэтому иногда употребляются со значением 'подлость, подлый, (с) подличать'.

Наречие - слабо: Доска прибита слабо. Он слабо знает математику, В современном русском разговорном неформальном языке употребляется слово с перенесение ударения на второй слог, сохраняющее изначальное значение слабости, но одновременно имеющее очень сильную экспрессивную окраску, выражающую сомнение, неуверенность: А слабо тебе переплыть реку"? \ В английском языке также отмечено состояние слабости как реакция на страх и ее оттенки: малодушие, слабоволие. Эти значения выражены словами weak, spineless и pusillanimous.

Слово weak германского происхождения, имеет параллели в других германских языках. Древневерхненемецкий — wehsal, современный немецкий — Wechsel^ также древневерхненемецкий - wehla, современный немецкий Wachs. Древнеанглийский - wac, со значением 'слабый'. Сходное значение в древненорвежском - veikr. Схема развития значения будет выглядеть следующим образом: среднеанглийский we/A;

современный английский weak образование weaken. В дальнейшем образовались и другие однокоренные слова, которые будут рассмотрены ниже.

Weak - прилагательное, имеющее несколько значений:

1. быть недостаточно сильным физически: / still feel а bit weak after my illness;

2. иметь недостаточно сильный и твердый характер: enough too weak to resist their arguments;

3. не быть достаточно доказательным, оказывающим воздействие на кого-либо: weak arguments. Лежит в основе производного существительного weak-knees - 'малодушный, бесхребетный'. Интересен образ, лежащий в основе сложного слова: тот, у кого 'слабые коленки', что не позволяет твердо стоять на ногах.

От прилагательного в английском языке можно встретить множество образований, состоящих из двух основ. Человек со слабым зрением - weak-eyed.

Безвольное, придурковатое существо - weak-headed. Мягкосердечный, слабовольный - weak-hearted. Слабовольный - weak-willed. Такую же картину мы наблюдали в русском языке.

Глагол weaken: 1) быть или становиться слабее: These internal disputes have weakened the government's position;

2) быть или становиться менее определенным, предсказуемым: She asked so many times that at last we weakened and let her go.

Существительное weakness: 1) неисчисляемое - состояние или сам факт слабости, особенно о физическом и умственном состоянии: The president was accused of weakness in dealing with the crisis;

2) недостаток, уязвимое место, в данном случае употребляется как исчисляемое: The only weakness of his plan is its cost. Drinking is his weakness;

3) склонность, пристрастие: / have a weakness for chocolate.

Weakening - прилагательное, 'ослабляющий, слабеющий': weakening sound.

Хилость, болезненность: weakliness. Слабое, хилое существо, слабовольный человек, тряпка - weakling. Хилый, болезненный, хрупкий о сложении, слабый, неустойчивый морально - weakly. Также употребляется как наречие в значении 'слабо'.

Фразеологическое выражение: one's weak point (spot) - чье-либо слабое место, чья-либо слабая струнка. By instinct he knew that the weak spot in that old man was fear of insecurity for his grandchildren ( J. Galsworthy, "In Chancery" part I, ch. IX).

При рассмотрении значения данных однокоренных слов можно заметить, что основное, базовое значение, это "слабый". "Слабость" может быть как физической, так и моральной, нравственной. Вследствие развития значения нравственной слабости, то есть 'ненадежности, неустойчивости', появляются значения, особенно характерные для существительных. Это значения единичной слабости, являющейся или дурной привычкой, или склонностью, и носящей частный характер. Двухосновные образования (типа weak-eyed) произошли в результате слияния двух основ с использованием метафорического осмысления, особенно ярко это выражено на примере weak knees - 'малодушный, бесхребетный'.

Наряду с образованием от weak, со значением 'малодушный, бесхребетный, легко поддающийся влиянию, не имеющий своего мнения', в английском языке есть слово spineless - 'отсутствие моральных сил и мужества, слабоволие', прилагательное, дословный перевод 'бесхребетный': / was too spineless to stand up to the boss, so I had to work all weekend.

Обратимся к происхождению этого слова. Английское - spine^ древнеанглийский - spine старофранцузский espine латинский spina — 'колючка, шип'. Дальнейшее развитие значения - 'хребет'. Индоевропейский корень *spi- i*spei-) - 'острый наконечник, колючка (у растений)'. Таким образом, видно, что при развитии значения от 'колючки, нечто прямого', образовалось значение 'хребет как позвоночник', то есть нечто основополагающее, твердое. Соответственно, отсутствие этого, выражаемое в языке суффиксом - less-^ ассоциируется уже не только с физическими характеристиками, но и с моральными. В русском языке имеется слово бесхребетник, которое по развитию значения сходно с английским словом spineless, но отсутствие качества выражено приставкой бес-, В английском языке встречается слово spinelessness — 'бесхребетность' существительное, характеризующее постоянное свойство или черту характера. Оно употребляется крайне редко.

Очень редко встречается прилагательное pusillanimous в современном английском языке. Однако в книжной речи его употребление связано с необходимостью выражения специфического оттенка 'трусливости'.


Pusillanimous — 'малодушный, трусливый, боящийся малейшего риска'.

Pusillanimity — 'малодушие, трусость', неисчисляемое существительное, в основном книжное употребление. Наречие - pusillanimously. По происхождению это слово латинское, в английский язык вероятно пришло из средне или раннефранцузского языка. Среднефранцузский - ранний современный С^раяиузскш pusillanimite- pusillanimity. Для сравнения Pusilli-, animal латинское anima, animus поздняя латынь pusillaniis. Пришло, возможно, из Pusillo animo, что означает особое чувство боязни у животных, то есть наличие 'очень мало храбрости'. Что дает нам значение pusillanimous 'трусливо', а это, в свою очередь pusillanimitas, а далее среднефранцузский и современный французский pw^^/Z/aw/wzYe Ipusillanimity.

А soldier can't be pusillanimous. I don't want to have anything with him, he is pusillanimous. Из примеров видно, что слово имеет сильный оценочный характер и выражает неодобрение.

Слабость характера как постоянное качество выражается словом робкий в русском языке и timed, tremulous, trepid в английском языке.

В русском языке робкий (с суффиксом — к-, - ък- ), как и робость, робеть, известно по крайней мере с XVIII века. Краткое прилагательное робок отмечено М.В.Ломоносовым в "Материалах к Российской грамматике" в 1744 1757. В 1771 году отмечены все слова этой группы. Любопытно, что в письменных памятниках древнерусского языка, они, по-видимому, не встречаются. В древнеславянских языках схожая основа отсутствует. В том же значении в украинском языке употребляется боязкий, полохлив1й. В болгарском - плах, свенлив. В древнеиндийском есть близкое соответствие arbhaka-h, arbha-h - 'маленький, слабый' и 'мальчик'. Корень на общеславянской почве *огЬ-, основа на индоевропейской почве *orbho- (для сравнения раб — 'подневольный, не имеющий прав человек').

Если опираться на значение общеславянской основы, то можно сделать вывод, что первоначальное значение слова 'робкий' было 'слабый', позднее приобрело дополнительные оттенки, как-то: 'слабый в определенных ситуациях, тот, кто может испугаться, не смелый'.

В современном русском языке прилагательное робл-мм значит 'несмелый, боязливый, опасливый, нерешительный': робкий голос, робкий вопрос, робко возразить.

Глагол робеть - 'бояться чего-либо, опасаться, не сметь, оторопеть, потеряться, трусить, не решаться, падать духом, терять смелость, отвагу':

Груша - дерево робкое, робеет морозу. Что проку робеть -роду не минуешь, а только надрожишься. Приробели воробьи от ястреба. Сробеешь — поневоле страшно.

Робенье - состоянье оробевшего (В.В.Даль). Мы неробкого десятка! Не робкую душу вложил в меня Яогъ...(строки из песни).

Абстрактное существительное/?обость viRn робкость (ж.р.) - состояние, качество по прилагательному. Существительные различаются по употреблению: робость - характеризует духовное состояние, а робкостъ — телесное, хрупкость и квелость. Робливый - 'робкий духом', робуша — 'трусливый, боязливый, не храбрый, не отважный, не смелый'. Робковатый 'робкий', но в меньшей степени. Существительное робковатость обозначает щж^пзк робковатого, ставший постоянным качеством, присущим предмету.

Группа слов, связанная с корнем timid, имеет латинский корень, но в современный английский язык пришло из французского. Intimidation intimidation раннефранцузский и современный французский intimider средневековая латынь intimidare - 'ужаснуть, испугать' поздняя латынь intimoratus — 'полный страха' от латинского timidus, что, как и timor, пришло в английский, но встречалось редко и произошло от timere. Таким образом, это привело к появлению в современно английском языке слов-двойников timid и timorous.

Индоевропейский корень *duei-, *dwei- 'устрашать'. В тоже время латинское timor образовалось от позднелатинского прилагательного timoreo среднефранцузский timoreus. Английское timorous. Возможна и следующая цепочка: латинское timidus позже среднефранцузское timide английское timid, среднефранцузское timidite а затем, английское timidity.

Timid - прилагательное, 'застенчивый неуверенный, робкий, пугливый' {timid smile, timid encouragement, timid investor 'осторожный вкладчик').

Существует ряд сравнительных фразеологических оборотов: as timid as а hare/rabbit/ - 'трусливый, как заяц', as timid as а deer - 'пугливый, как лань'.

Timidity - 'застенчивость, робость', абстрактное неисчисляемое существительное, выражает абстрактное понятие как черту характера, постоянное свойство, присущее предмету. В языке можно найти два однокоренных существительных с подобным значением timidness и timidity, которое встречается редко. Возможно, появление дублирующего слова с полностью совпадающим значением можно объяснить тем, что timidity первоначально обозначало качество, присущее конкретному человеку или животному, проявляющееся в конкретных ситуациях. Тогда существительное timidness^ образованное с помощью суффикса абстрактных существительных ness- обозначало более отвлеченное и обобщенное качество. От прилагательного timid образовалось наречие timidly, выражающее признак действия.

Сходно по звучанию прилагательное trepid. Trepid встречается редко, имеет значение 'дрожащий, трепещущий, боязливый'. Trepidate — 'дрожать, трепетать' глагол, употребляется редко. Trepidation — 'тревога, беспокойство, дрожь, трепет', абстрактное существительное, неисчисляемое. Как и в предыдущем примере, появляется второе существительное trepidity со значением 'тревога, страх', имеющее более общий, отвлеченный характер, чем можно объяснить очень редкое употребление этого слова в книжной и научной литературе: / waited for the results in a state of some trepidation. His interest was mixed with a certain amount of trepidation.

По происхождению имеет французские корни: латинское trepidare — 'тяжело наступать, сотрясать землю' французское trepidant английское trepidant. Средне французское trepidation английское trepidation.

Образовалось в результате расширение индоевропейского корня *ter-, *tre— 'дрожать', для сравнения английское tremble со значением 'дрожать, трястись'.

Из этого же индоевропейского корня произошло и существительное tremor, прилагательное tremulous. Однако, в отличие от trepid, tremulous пришло непосредственно из латыни: латинское tremulus средневековой латыни tremulare английское tremulant. Общее происхождение с итальянским музыкальным термином tremolo. В современном английском языке оба слова сохранили значение индоевропейского корня 'дрожать, трястись', но слова, образованные от tremor имеют более конкретное значение - 'дрожь, боязнь от страха' в конкретной ситуации.

Tremor— 'дрожание, сотрясание, дрожь, содрогание': earthquake tremors, а tremor of excitement;

He faced death without a tremor. — Он встретил смерть без содрогания. Tremulous - 'дрожащий, неровный', прилагательное: tremulous hand, tremulous line, tremulous maids - 'робкие девы';

She looked up, her mouth was tremulous. Tremulously - 'дрожа, боязливо, робко', наречие: The twins were holding tremulously to each other.

Как видно из примеров, tremor и tremulous имеют значение 'дрожи' не столько от страха, сколько в результате нервного состояния.

Tremulousness - 'дрожание, робость, боязливость', неисчисляемое существительное, употребляется крайне редко, так как для обозначения этого состояния используются другие слова.

Интересно заметить, что индоевропейский корень *tre- со значением 'трястись', обнаруживается в таких словах современного английского языка, имеющих различные значения, как: tremor, tremble, tremendous и даже terror.

Следующее слово, близкое по значению, - боязливый. Согласно словарям, образованно от глагола бояться.

Этимология достаточно интересна. Корень бояться произошел из корня бес-. Общеславянское - *besb. Индоевропейский корень bhoi-, bhei-, bhi- (тот же, что в общеславянском bojati{se)). Для сравнения, русское бояться образовалось расширением посредством (-dh-). В общеславянском суффикс -s о- характерен как для существительного, так и для прилагательного. Например, общеславянское *gobsb русское 'голос'. Общеславянское *besb из *bedsb, а оно, в свою очередь, из индоевропейского bhoidh-(s)-os-, по-видимому, субстантивированное прилагательное, имеющее значение 'вызывающий страх, страшный, ужасный'. Литовское baisus ~ 'страх, ужас, страшный, ужасный'.

Латышское baiss - 'страх, страшный'. Латинское foedus — 'гадкий, гнусный, мерзкий'. Считается, что древнерусское босъ - 'дьявол' имеет другие истоки и произошло от общеславянского *bodsb (для сравнения общеславянское *bosti, *bodti, *badati).

Вероятно, в русский язык изначально пришло субстантивированное прилагательное боязный. Боязный - 'страшный, опасный, ненадежный'. Очень близко по значению однокоренное слово боязноватый. Боязный употребляется и как существительное, и как прилагательное: Боязных следует страшиться.

Это для нас боязное дело, к нему боязновато приступиться.

Глагол бояться — 'страшиться, опасаться, робеть, пугаться, трусить, не доверять, сомневаться, остерегаться': Бояться темноты, смерти. Испытывать чувство тревоги, вызываемое опасным положением, состоянием кого-либо или чего-либо. От глагола образовалось абстрактное существительное боязнь (ж.р.) - 'страх, опасение, робость', выражающее как состояние живого существа, так и абстрактное понятие: Бойся Бога, знай совесть. Бойся жить, а умирать не бойся. Бойся не бойся, а року не миновать. Страхи не ляхи, а русский не боится! Дело мастера боится (и иной мастер дела боится). Что на того сердиться, кто нас не боится! Волка бояться, так и в лес не ходить. Кто Бога не боится, тот и людей не стыдиться\ Побойся Бога\ В основном в русских поговорках присутствует боязнь к Богу, к року, к чему-то неизбежному, не зависящему от человека. Вероятно, существительное боязнь в русском языке XIX-XX веков, исходя из рассмотренных пословиц и поговорок, употреблялось для выражения страха перед глобальным, что находится вне возможности изменения человеком. Это и страх перед Богом, как сверхъестественным и всемогущим. Страх перед судьбой, роком, тем, что человек не в силах изменить, это и страх перед смертью, перед тем неизбежным, что ожидает всех. Возможно, именно поэтому мы скорее скажем 'боязнь неизвестности, боязнь неизведанного', а не 'страх перед неизвестностью и не страх перед неизведанным'.

Прилагательное боязливый - 'страшливый, опасливый, робкий, трусливый, несмелый, не храбрый, нерешительный, не отважный'.

Существительное боязливость, боязненность (ж.р.) - свойства человека или животного, ставшего чертой характера или постоянным состоянием.

Существительное боязненность^ как правило, ассоциируется с религиозным стилем поведения {богобоязненность, богобоязненный).

В современном русском языке встречается также существительное бояка, то есть 'тот, кто боится', имеющее стилистическую окраску и воспринимающееся как дразнилка. Слово характерно для детского языка. Оно выражает постоянную характеристику человека. При употреблении во взрослом языке имеет уменьшительно-ласкательный оттенок.

Все разнообразие оттенков значений, присутствующих в словах боязнь, бояться, выражено в английском языке целым рядом слов: это и fear, рассмотренное выше, и emotive, и awe, и dread, и apprehended. Значение 'боязни, ужаса перед чем-то неведомым' выражено словами awe и dread.

Awe — 'благоговейный страх, трепет, благоговение', неисчисляемое существительное: to hold/keep/ in awe, to strike with awe, to be /to stand/ in awe of smb., smth. - 'испытывать благоговейный страх перед кем-либо, чем-либо': Не always stood in awe of his father.

Awe - глагол имеет такую же форму, употребляется редко, 'внушать страх, благоговение': They were awed into silence by the enormous ancient building.

Awesome - 'внушающий страх, почтение', прилагательное. В американском варианте английского языка употребляется в разговорном стиле в значении 'очень хорошо, великолепно'. Awful - прилагательное, являющееся дериватом от awe, но имеющее другое значение и употребляющееся в языке для усиления, а иногда со значением 'ужасный' как 'плохой' и тогда приобретающее оценочный характер: to be in awful fear - 'испытывать благоговейный страх', awful manners.

Awfully - наречие, эмоционально - усилительное, 'ужасно' как в значении очень, крайне, так и в значении 'страшно': to be awfully sorry.

Основа германского происхождения: среднеанглийский aghe, пришло из древненорвежского agi, готское agis — 'страх' и og- 'я боюсь', древнеирландский agor- 'я боюсь'. Скорее всего, пришло в английский язык во времена скандинавского влияния. В современном английском языке приобрело абстрактный характер с дополнительным значением 'благоговейный, уважительный'. Ввиду своего значения употребляется редко, в определенных контекстах, В английском языке можно найти еще одного слово со значением 'благоговейного страха, ужаса'. Это слово германского происхождения, однако, в отличие от предыдущего, которое пришло в среднеанглийский язык в результате скандинавского влияния, слово dread появилось на территории нынешней Великобритании вместе с первыми германскими племенами, прибывшими туда. Современное английское dread среднеанглийский dreden от adreden древнеанглийский adraedan, вариант от androedan. Для сравнения можно взять древнешведское andradan - 'пугать', древневерхненемецкое intratan - 'пугать', что еще раз подтверждает сходный искомый германский корень.

В современном английском языке dread — неисчисляемое существительное, со значением 'благоговейный страх, ужас': to have а dread of smth. - 'бояться/страшиться чего-либо', to be/to live in dread of smth. — 'жить в постоянном страхе перед чем-либо'. Точно такая же форма и у существительного со значением 'пугало, страшный человек, человек, внушающий страх'.

Dread — 'страшный, наводящий ужас, внушающий благоговейный страх', прилагательное, употребляется в книжном стиле: God's dreadJudgement.

Dread — 'бояться, страшиться, содрогаться от страха', переходный глагол: I dread to think what will happen if she finds out everything. I dread that it is true. - 'Боюсь, что это правда'.

Dreadful - 'ужасный, страшный, наводящий ужас', прилагательное:

dreadful voice - 'грозный голос', также со значением 'отвратительный, ужасный, никудышный'. Возможно также эмоционально-усилительное употребление, как и в случае с awful: dreadful weather - 'отвратительная погода', со значением усиления 'чрезвычайный, невероятный': we waited а dreadful time — 'мы ждали бог знает сколько времени'.

Dreadfully - 'ужасно, страшно, грозно, устрашающе', наречие.

Выступает и как признак предмета по действию, и как эмоционально усилительное слово, 'отвратительно, из рук вон плохо, невероятно': Не had behaved dreadfully (признак предмета по действию). She was dreadfully upset. I am so dreadfully sorry.

В английском языке есть устойчивое фразеологическое словосочетание:

а penny dreadful - 'роман ужасов в дешевом издании', где прилагательное dreadful субстантивируется и выступает как существительное: When I was а kidi used to read penny dreadfuls about having adventures (H.G.Wells, "The War in the Air",ch. IX ).

Apprehend - 'понимать, постигать, предчувствовать, предвидеть (недоброе)', глагол, книжное употребление: to apprehend а danger.

Apprehended - 'вызывающий тревогу, опасения, тревожные предчувствия', прилагательное.

Apprehendingly - 'опасаясь, предвидя недоброе' наречие.

Apprehensibility - 'постижимость, доступность восприятию', абстрактное существительное, неисчисляемое.

Apprehensible - ^постижимый, доступный восприятию, ощутимый'.

Apprehension - 'опасение, дурное предчувствие, страх', существительное, чаще употребляется во множественном числе: in а tone of apprehension, vague apprehension. His mother and father trembled with apprehension about his future.

Apprehensive - 'опасающийся, испытывающий тревогу', прилагательное:

apprehensive for her health. Ifelt a bit apprehensive about the whole operation. They exchanged apprehensive glances.

Apprehensively - 'со страхом, опасливо, предчувствуя недоброе', наречие: The door opened. She looked up apprehensively.

Apprehensiveness — 'чувство страха, опасение', существительное.

Таким образом, как видно из примеров, слова этой группы совокупно закрепляют в своей семантике все нюансы испытываемого состояния — внутренний страх и его внешние проявления: дрожание, потеря контроля над своим телом и разумом.

Возможно употребление слова emotion (существительное) в обозначении чувства как 'волнительного состояния, дрожи'. Соответственно, прилагательное emotive, наречие emotively: Destruction of the world's forests is now an emotive issue.

Слово романского происхождения: латинское emouere (корень средневековой латыни mov-) раннефранцузский emotion от emuvoir английское emotion. Первоначальное значение 'эмоция, волнительное чувство', от латинского корня со значением 'движения', отсюда вытекает значение 'порыв' как 'душевный трепет, беспокойство души'.

В английском языке, как видно из рассмотренных выше примеров, много слов выражают состояние тревоги, ожидания чего-то плохого, недоброго. Это внутреннее психо-эмоциональное состояние ожидания грядущей опасности.

Среди них можно найти существительное misgiving и глагол misgive, образованные с помощью отрицательного префикса. Misgive - 'внушать опасение, недоверие, дурные предчувствия, предчувствовать дурное', глагол:

ту heart misgives те - 'у меня дурные предчувствия'.

Misgiving - 'опасение, предчувствие дурного', существительное, может быть исчисляемым и неисчисляемым: it caused him по misgiving — 'это не вызвало у него опасений', not without misgivings - 'не без опасений'. Как исчисляемое употребляется для обозначения единичных, конкретных предчувствий, опасений. Как и предыдущая группа слов, эти однокоренные слова связаны с опасениями, ожиданием неприятностей в будущем.

В русском языке, в отличие от английского, состояние тревоги, напряжения выражаются словами страх или боязнь. Согласно словарям английского языка, большинство из вышеперечисленных слов употребляются редко или приобретают более общее, нейтральное значение, как со словом emotion - 'вообще чувство, эмоция'. Мгновенная реакция на страх в русском языке выражается словом испуг и его производными.

Пугать или пуснсать, пугнуть, пугивать - 'страшить, устрашать, заставить робеть, бояться, опасаться, наводить страх, боязнь, грозить, угрожать': Пугать молодых - обычай, когда свекр и свекровь встречали молодых по приезде из церкви в вывороченных тулупах, чтобы жизнь молодой пары была богатой. Пуганая ворона и куста боится. Не пугай молодца работой, а сыпь ему молу (то есть что молоть). Также испугать или испужать кого-то - 'устрашить, заставить робеть или опасаться чего-либо, нагнать страх, заставить вздрогнуть от опасности, неожиданности': Детки возмужают — батьку испугают. Испугаться — 'устрашиться, убояться, оробеть, вздрогнуть от внезапности'.

Этимологически исходная форма - глагол пугать — 'внушать кому либо страх, заставлять бояться, устрашать'. Возвратная форма - пугаться.

Существительное - пугач, испуг. Прилагательное - пугливый. В говорах встречаются формы пуж:аться, пуж:ливый. В украинском пужливый, пуж:лива, пужливе. В болгарском пуж:аць, пужацца, пуж:ливы.

Пугач — 'сова, филин'. Происхождение или звукоподражание от пугу — крик филина, также это звуковое сочетание использовалось как условный крик Запорожцев, предупреждающий о необходимости осторожности, внимательности или об опасности. В памятниках древнерусской письменности пугати и производные не встречаются. В древнерусском — полошити, страшити. Существовало прозвище пугач, которое известно с 1560 года.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.