авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Григорьев, Виталий Григорьевич 1. Формирование и действие законодательства суБъекта Российской Федерации 1.1. ...»

-- [ Страница 4 ] --

^^^ См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 21 марта 1997 г. № 5-П "По делу о проверке конституционности положений абзаца второго пункта 2 статьи 18 и статьи 20 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" // СЗ РФ. 1997. № 13. Ст. 1602.

^^^ См.: Законодательство и правотворческий процесс в Свердловской области:

состояние, проблемы, совершенствование / Гайда А.В., Казанцев М.Ф., Киселев К.В. и др. Екатеринбург: УрО РАН, 1999. С.34;

Конституция Российской Федерации.

Проблемный комментарий / Автономов А.С. и др.;

Рук. авт. кол. и отв. ред. В.А.

Четвернин. М.: Центр конституционных исследований Московского общественного научного фонда, 1997. С.325.

4. Поскольку нормативные правовые акты, принимаемые (издаваемые) на федеральном уровне по предметам совместного ведения, имеют большую юридическую силу, чем нормативные правовые акты, принимаемые (издаваемые) по тем же сферам общественных отношений на уровне субъекта РФ, условия их действия на территории субъекта РФ не могут быть предметами регулирования последних^'^^.

В связи с этим неправомерной является законодательная практика, существовавшая некоторое время на территории отдельных субъектов РФ. Так, до недавнего времени в части четвертой статьи 45 Закона Ставропольского края от 12 октября 1994 г. № 6-кз "Устав (Основной Закон) Ставропольского края" (ред. от 12 февраля 2004 г.) было установлено, что принятые (изданные) по вопросам совместного ведения нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти действуют, как правило, через нормативные правовые акты органов исполнительной власти края. В соответствии же со статьей 58.1 Конституции Республики Саха (Якутия) вплоть до 2001 года к ведению Палаты Представителей Государственного Собрания (Ил Тумэн) была отнесена ратификация всех нормативных правовых актов, принимаемых (издаваемых) на федеральном уровне по предметам совместного ведения.

5. Несмотря на то что предметы ведения, предусмотренные в части статьи 72 Конституции РФ, не могут и не должны быть разграничены между Российской Федерацией и ее субъектами, полномочия, вытекающие из данных предметов ведения, могут и должны быть разграничены между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъекта РФ, после чего и определяются те сферы общественных отношений, которые могут и должны быть урегулированы только на уровне субъекта РФ или только на федеральном уровне.

^^^ См.: Баршиц И.Н. Федеральное и региональное законодательства: требование соответствия // Право и политика. 2001. № 3. С. 19.

^^^ II Сборник законов и других правовых актов Ставропольского края. 1994. № 4. Ст.

41.

^^' //Якутские ведомости. 1992. 26 апреля.

Исходя из положений части 3 статьи 11 Конституции РФ, пункта 2 статьи 2.1 ФЗ "Об общих принципах...", правовой позиции Конституционного Суда РФ можно утверждать, что в настоящее время на федеральном уровне существует только три правовых способа указанного разграничения:

1) конституционный, 2) законодательный (административный) и 3) договорный.

Конституция РФ осуществляет разграничение указанием на вопросы, которые могут регулироваться только на федеральном уровне или на уровне субъекта РФ (части 3-5 статьи 37, часть 2 статьи 70, часть 1 статьи 77 и др.).

При рассмотрении второго и третьего способов разграничения полномочий по предметам совместного ведения необходимо обсудить две проблемы: во-первых, какова степень и глубина федерального регулирования по тем или иным вопросам, и, во-вторых, как соотносятся между собой данные способы применительно к теме настоящего исследования.

Анализ части 1 статьи 72, статьи 73 и части 2 статьи 76 Конституции РФ показывает, что законодательный (административный) способ характеризуется тем, что при его применении федеральный центр сам определяет, какие сферы общественных отношений могут быть предметами регулирования тех или иных нормативных правовых актов. При этом никаких ограничений для него на законодательном уровне не установлено. На сегодняшний день данные ограничения сформулированы лишь в теории (например, принципы "разумной сдержанности" и необходимости отражения специфики субъекта РФ только на его уровне^^"*), в постановлении Конституционного Суда РФ^^^, и то в настолько обобщенной форме, что не позволяет применить их на практике.

^^^ См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 9 января 1998 г. № 1-П "По делу о проверке конституционности Лесного кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 1998. № 3. Ст. 429.

^^^ См., например: Соотношение законодательства Российской Федерации и законодательства субъектов Российской Федерации / Колл. авт.;

Отв. ред. Т.Я.

Хабриева. М.: Олита, 2003. С.124.

^" См., например: Умнова И.А. Конституционно-правовая реформа и актуальные ^^ аспекты гармонизации двухуровнего законодательства в Российской Федерации (1993 1998 г.г.) // Конституционно-правовая реформа и региональное законодательство в Российской Федерации. Пробл.-темат. сб. / РАН. ИНИОН. Центр социальных науч. с июля 2003 года позиция федерального законодателя по вопросу соотношения между собой законодательного (административного) и договорного способов разграничения изменилась по сравнению с той, которая существовала с июня 1999 года. Из содержания пунктов 1 и 9 статьи 26.7 ФЗ "Об общих принципах..." следует, что договоры о разграничении полномочий и федеральные законы действуют одновременно и имеют одинаковую юридическую силу. Сущность договора в данном случае состоит в том, чтобы осуществить разграничение полномочий иначе, чем это предусмотрено законом, при условии, что это обусловлено особенностями субъекта РФ.

Данное положение Федерального закона, с одной стороны, содержит в себе положительный момент: оно по сравнению с осуществлением законодательного (административного) способа создает реальную гарантию участия органов государственной власти субъекта РФ в рассматриваемом разграничении. С другой стороны, указанное законодательное положение содержит в себе два отрицательных момента: во-первых, оно может привести к появлению двойных стандартов на уровне субъекта РФ, а во-вторых, оно усложнит применение на практике положений федерального закона, поскольку, как правило, содержание федерального закона вытекает из того, как им разграничиваются полномочия между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъекта РФ по предметам совместного ведения.

информ. исслед. Отд. политологии и правоведения;

Отв. ред. выпусков Умнова И.А.

М., 1999,0.31.

^^^ См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 10 сентября 1993 г. № 15-П "По делу о проверке конституционности Указа Президента РФ от 15 августа 1992 "Об организации управления электроэнергетическим комплексом Российской Федерации в условиях приватизации" // Вестник Конституционного Суда РФ. 1994. № 4/5.

^^^ См.: Федеральный закон от 4 июля 2003 г. № 95-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" // СЗ РФ. 2003. № 27 (ч. 2). Ст. 2709.

^^^ В период действия Федерального закона от 24 июня 1999 г. № 119-ФЗ "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации".

Как мы полагаем, в настоящее время существует малая вероятность того, что подобные договоры будут заключаться в большом количестве. Их заключение будет зависеть от желания соответствующих федеральных органов государственной власти и от возможности органов государственной власти субъекта РФ доказать, что определенный федеральный закон не учитывает экономических, географических и иных особенностей субъекта РФ.

Требование объективности в исследовании позволяет сделать вывод о том, что на федеральном уровне в настоящее время не установлена схема указанного выше разграничения, которая бы учитывала интересы обеих сторон, участвующих в разграничении предметов ведения. По нашему мнению, анализ норм Конституции РФ требует закрепления на федеральном уровне и реализации следующей схемы.

Во-первых, необходимо заключение нового Федеративного договора, а не ото единого федерального закона, как предлагается отдельными авторами, которым, по взаимному согласованию между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти всех субъектов РФ, были бы установлены единые принципы разграничения полномочий по предметам совместного ведения, требования к концепции, форме и содержанию федеральных законов по предметам совместного ведения.

Содержание данного договора должно быть подготовлено на основе систематизации действующих федеральных законов, анализа всех действующих до недавнего времени договоров о разграничении предметов ведения и полномочий, а также постановлений Конституционного Суда РФ.

^^^ См., например: Кроткова Н.В. Система права субъектов Российской Федерации:

проблемы становления и развития (Межрегиональная научно-практическая конференция) // Государство и право. 2003. № 7. С.100;

Договорные формы и принципы федеративных отношений в России. Материалы конференции в ИЗиСП // Журнал российской права. 1997. № 2. С.36.

9* См.: Черепанов В.А. Указ. соч. С.23-24;

Черепанов В.А. Новые возможности федеративного договора // Регионология. 2003. С.76.

Именно указанный способ, как нам представляется, поможет избежать ООП обоснованных изменений, которые предлагается внести в Конституцию РФ.

К сожалению, следует признать, что это предложение будет трудно реализовать на практике с юридической точностью, поскольку оно является не столько чисто правовым, сколько политическим и зависит от представлении политических деятелей о предназначении и сущности Федерации.

Во-вторых, федеральные законы, а не один, как предлагается отдельными авторами, с з^етом принципов, установленных новым Федеративным договором, осуществляют разграничение полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъекта РФ по конкретным предметам совместного ведения. При этом они в силу статьи 73 Конституции РФ должны осуществлять не "прямое" разграничение полномочий, как в настоящее время, а "косвенное", то есть только путем определения закрытого перечня полномочий федеральных органов государственной власти, учитывая которые органы государственной власти субъекта РФ будут самостоятельно определять вопросы, которые должны и могут быть предметами регулирования принимаемых (издаваемых) ими нормативных правовых актов.

То, что указанное выше разграничение должно осуществляться федеральными законами, а не соответствующими договорами, как считают некоторые авторы^^^, на наш взгляд, вытекает из анализа части 2 статьи ^^^ См., например: Чернобель Г.Т. Закон и подзаконный акт // Закон: создание и толкование / Под ред. А.С. Пиголкина. М.: Спарк, 1998. С.52.

^^^ См., например: "Развитие федеративных отношений в России: проблемы и перспективы". Аналитический доклад, подготовленный рабочей группой, образованной в соответствии с распоряжением Председателя Совета Федерации Е.С.

Строева // Федерализм. !997. № 1. С.58-59;

Глигич-Золотарева М.В. Законодательная база федеративных отношений // Журнал российского права. 2002. № 7. С.54-55.

^^^ См.: Краснов М. Зачем разграничивать, когда можно взаимодействовать // РГ.

2002. 5 марта;

Определение Конституционного Суда РФ № 250-О от 6 декабря 2001 г. / СПС Гарант.

^^^ См., например: Муратшин Ф.Р. О соотношении законодательства Российской Федерации и законодательства республик в ее составе // Конституционная реформа и развитие Республики Башкортостан как субъекта Российской Федерации. Материалы республиканской научно-практической конференции (Уфа, 19-20 января 1995 года) / Конституции РФ, где говорится об обязательном соответствии нормативных правовых актов, принятых (изданных) на уровне субъекта РФ по предметам совместного ведения, соответствующим федеральным законам. Если разграничивать полномочия договором, то федеральные законы будут приниматься лишь в целях реализации разграниченных договором полномочий, никак не затрагивая полномочия органов государственной власти субъекта РФ, и поэтому ни о каком соответствии не может быть и речи, а только о непротиворечии^^'*, В дополнение к этому следует согласиться с К.Е. Колибабом, который считает, что договорное разграничение полномочий есть явление переходного периода, связанное с неурегулированностью на федеральном уровне многих вопросов жизни общества, рассчитанное на постепенный переход к законодательному регулированию всех или подавляющей части общественных отношений.

Теперь, что касается формы федеральных законов по предметам совместного ведения.

В среде ученых и политиков, занимающихся проблемами федерализма, распространено мнение о необходимости "возвращения" в законодательную практику практики принятия федеральных законов в форме "основ законодательства" или "общих принципов". В связи с тем что термины "основы законодательства" и "общие принципы" являются чисто Сост. И. Адигамов, X. Тимершин, Ф. Муратшин, Д. Юсупов, Л. Лукьянова. Уфа:

"Китай", 1997. С.27.

^^'^ См. также: Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 3 апреля 2001 г.

"Не будет ни революций, ни контрреволюций" // РГ. 2001. 4 апр.;

Концепция развития российского законодательства... С.27.

См.: Колибаб К.Е. Договоры Российской Федерации с ее субъектами о разграничении предметов ведения и полномочий: необходимо участие законодателей // ^ ' р н а л российского права. 1998. № 8. С.4.

См., например: Чертков А.Н. Федеральные законы, определяющие основы правового регулирования в сфере совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов // Журнал российского права. 2002. № 10. С. 107;

Кумышева М.К.

Законодательство Российской Федерации и ее субъектов: проблемы систематизации:

Автореф.... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 1998. С.20.

теоретическими и трудно определимыми^ ^, а также тем, что существовавшая ранее практика принятия законов в подобной форме не давала гарантий определения в них именно общих вопросов, данное предложение, на наш взгляд, должно быть отклонено.

Также неприемлемым является предложение о необходимости принятия федеральных законов, обращенных к определенным территориям (федеральных законов "регионального действия")^^^, поскольку приведет к путанице в федеральном законодательстве, а также появлению в нем двойных и тройных стандартов, прикрываемых ссылками на специфику предмета регулирования, и, кроме того, нарушит требования Конституции РФ о равенстве субъектов РФ (статья 5 и часть 2 статьи 72).

Наиболее приемлемым является установление на федеральном уровне правила, согласно которому федеральные законы по предметам совместного ведения должны за редким исключением содержать возможные варианты решения того или иного вопроса, один из которых должен быть выбран на уровне субъекта РФ. Диапазон выбора вариантов нормативного правового регулирования должен строиться таким образом, чтобы органы государственной власти субъекта РФ могли учитывать в принимаемых (издаваемых) ими нормативных правовых актах региональные и местные особенности^^^.

Чтобы обеспечить гарантии учета интересов субъектов РФ в федеральном законотворческом процессе, необходимо принять федеральный закон, который бы устанавливал особую процедуру разработки и принятия федеральных ^^^ Подробнее см.: Пинель X. Законодательные полномочия субъекта Федерации // Гармонизация и усиление регионального законодательства и делового администрирования как условие регионального экономического развития / Сборник материалов международной конференции (6-7 декабря 2001, Орел). Орел: Труд, 2002.

С.116.

^^^ См.: Черепанов В.А. О принципах разделения государственной власти между Российской Федерацией и ее субъектами // Журнал российского права. 2003. № 9.

С.34;

Саликов М. Конституционный федерализм России: опыт десятилетнего развития // Федерализм. 2003. № 3. С. 12.

^^^ См., например: Субъект Российской Федерации. Правовое положение и полномочия: Научно-практическое пособие. М.: Юрид. лит., 1998. С.37.

^'° См.: Административное право: теория и практика. М., 2002. С.68.

законов по предметам совместного ведения^^', либо внести изменения в статью 26.4 ФЗ "Об общих принципах.,.". И в том, и в другом случае необходимо четко определить порядок деятельности согласительной комиссии^^^.

В-третьих, акцент договорного регулирования рассматриваемого вопроса должен быть перенесен с разграничения полномочий на передачу полномочий V. 293 т-т на определенный период времени. При этом, по нашему мнению, в федеральных законах, принимаемых по предметам совместного ведения, должны быть четко определены полномочия федеральных органов государственной власти, которые могут передаваться на уровень субъекта РФ, и варианты решения тех или иных вопросов в случае указанной передачи.

При обсуждении вопроса о разграничении полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъекта РФ по предметам совместного ведения нельзя обойти без внимания предложения некоторых авторов о необходимости в качестве способа решения существующих в данной сфере проблем осуществить ликвидацию института совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов и выделить в Конституции РФ только две сферы ведения: исключительное ведение Российской Федерации и исключительное ведение субъекта РФ^^"^.

^^^ См.: Павлушкин А. Основные направления регламентации взаимодействия федеральных органов власти и законодательных органов субъектов РФ // Федерализм.

2003. № 3. С.43;

Умнова И.А. Конституционные основы современного российского федерализма: Учеб. пособие. М.: Дело, 2000. С. 142;

Конституционное законодательство России / Под ред. Ю.А. Тихомирова. М.: Городец, 1999. С. 125;

Субъект Российской Федерации... С.31.

^^^ См.: Чертков А.Н. Процедура согласования проектов федеральных законов с субъектами РФ в Государственной Думе // Парламентские процедуры: проблемы России и зарубежный опыт. Материалы научной конференции / Под ред.

С.А. Авакьяна. М., 2003. С.286-287.

См.: Лысенко В.Н. Что строим мы в России: симметричную или асимметричную федерацию? // Федерализм. 1998. № 1. С.ПО;

Жученко А.А. Соотношение конституций республик в составе Российской Федерации с Конституцией России:

проблемы теории и практики. М.: "Авиаиздат", 2001. С.ЗЗ;

Козак Д.Н. Проблемы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации // Журнал российского права. 2002. № 5. С.11.

^'* См.: Игнатьева М.Н. Соотношение федерального и республиканского законодательства: теоретико-правовой анализ: Автореф.... докт. юрид. наук. М., 1999.

Несмотря на кажущую действенность данного предложения, необходимо согласиться с мнением о неправомерности и нецелесообразности его реализации на практике, поскольку исторически сфера совместного ведения появилась потому, что невозможно было полностью разделить весь объем предметов ведения между Российской Федерацией и ее субъектами.

Таким образом, институт совместного ведения должен остаться, а существующие проблемы должны решаться с учетом тех предложений, которые были рассмотрены выше. Это позволит учесть мнение тех, кто считает, что сначала надо полностью использовать весь потенциал, который заложен в Конституции РФ и лишь только потом менять Основной закон страны. При этом надо учитывать один из основных диалектических законов о единстве и борьбе противоположностей. Применяя данный закон на практике, можно снизить количество существующих разногласий при правовом регулировании по предметам совместного ведения, но не ликвидировать их полностью.

6. Предметами регулирования нормативных правовых актов, входящих в состав законодательства субъекта РФ, могут быть не только те сферы общественных отношений, которые конкретно определены в результате разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъекта РФ по предметам совместного ведения, но и в силу положения статьи 73 Конституции РФ те, которые остались неурегулированными на федеральном уровне.

7. Предметы регулирования нормативных правовых актов, входящих в состав законодательства субъекта РФ, могут не зависеть от того, как разграничены полномочия по предметам совместного ведения, если они С. 15;

Чиркин В.Е. Предметы ведения Федерации и ее субъектов: разграничение, сотрудничество, субсидиарность // Государство и право. 2002. № 5. СЮ.

'^^^ См.: Лексин В.Н., Швецов А.Н. Проблемы согласования интересов и организации взаимодействий в системе федеративных отношений // Федерализм. 2003. №. 2. С. 103.

^^^ См., например: Абдулатипов Р. Жить дружно всегда нужно. Но только как... // Российская газета. 2000. 14 октября;

Лапаева В.В. Конституционное правосудие как фактор стабильности конституционно-правовых отношений // Журнал российского права. 1999. № 5/6. С.62.

приняты (изданы) в результате так называемого опережающего нормотворчества на уровне субъекта РФ. Возможность осуществления указанной нормотворческой деятельности на уровне субъекта РФ сначала была подтверждена постановлениями Конституционного Суда РФ, а теперь она закреплена в ФЗ "Об общих принципах..." (пункт 2 статьи 3).

Считаем данную практику, несмотря на указанные обстоятельства и логичность ее существования, неправомерной, поскольку логико-правовой анализ части 2 статьи 76 Конституции РФ показывает, что нормативные правовые акты по предметам совместного ведения могут и должны быть приняты (изданы) на уровне субъекта РФ по времени только после вступления в силу соответствующих федеральных законов.

Однако, на нащ взгляд, практика опережающего нормотворчества может быть допустима в случае, если на федеральном уровне будут установлены принципы, по которым происходит разграничение полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъекта РФ по предметам совместного ведения и если нормативными правовыми актами, принимаемыми (издаваемыми) на уровне субъекта РФ по предметам совместного ведения, не будут устанавливаться принципы регулирования той или иной сферы общественных отношений и затрагиваться полномочия федеральных органов государственной власти. Кроме того, на федеральном уровне в этом случае можно установить особую процедуру разработки, принятия (издания) и действия на уровне субъекта РФ соответствующих нормативных правовых aктoв^^^.

^^' См., например: Постановление Конституционного Суда РФ от 30 ноября 1995 г. № 16-П "Статьи 23 и 24 Временного положения об обеспечении деятельности депутатов Калининградской областной Думы, утвержденного Постановлением Калининградской областной Думы от 08.07.94, не соответствуют Конституции Российской Федерации" // СЗ РФ. 1995. № 50. Ст. 4969;

Постановление Конституционного Суда РФ от 1 февраля 1996 г. № 3-П "О проверке конституционности положений Устава Читинской области, регламентирующих вопросы формирования органов государственной власти области, разграничения их полномочий и порядка взаимодействия" // СЗ РФ. 1996. № 7. Ст. 700.

Подробнее см.: Метшин И.Р. Указ. соч. С. 148-149.

Состав законодательства субъекта Российской Федерации, содержание входящих в него нормативных правовых актов и предметы ведения субъекта Российской Федерации Согласно части 4 статьи 76 Конституции РФ субъект РФ вне пределов ведения Российской Федерации, совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов осуществляет собственное правовое регулирование, включая принятие (издание) законов и иных нормативных правовых актов.

Из данного конституционного положения вытекает следующее.

1. Все сферы общественньк отношений, которые не указаны в статье 71 и части 1 статьи 72 Конституции РФ и нормативных правовых актах, входящих в состав федерального законодательства, а также которые в соответствии с федеральными законами не отнесены к вопросам местного значения (предметам ведения муниципального образования) (часть 1 статьи 130 Конституции РФ), могут быть предметами регулирования исключительно нормативных правовых актов, входящих в состав законодательства субъекта РФ. Если федеральный законодатель примет закон по предмету ведения субъекта РФ, то приоритет будет за нормативным правовым актом, принятым (изданным) в той же сфере правового регулирования на уровне субъекта РФ.

2. Содержание ведения субъекта РФ и, соответственно, глубина нормативного правового регулирования той или иной сферы общественных отношений могут и должны определяться органами государственной власти субъекта РФ самостоятельно. Единственное ограничение при принятии (издании) на уровне субъекта РФ нормативного правового акта по предмету ведения субъекта РФ - это обязательное непротиворечие Конституции РФ (часть 1 статьи 15 Конституции РФ).

3. Конституция РФ не устанавливает никаких ограничений для вида и формы нормативного правового регулирования по предметам ведения субъекта РФ, то есть оно может осуществляться путем принятия (издания) на уровне субъекта РФ нормативных правовых актов в любом виде и любой форме.

4. Если по предметам совместного ведения предметы регулирования нормативных правовых актов, входящих в состав законодательства субъекта РФ, определяются, в первую очередь, с учетом разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъекта РФ, то по предметам ведения субъекта РФ - исключительно с учетом разграничения полномочий между органами государственной власти субъекта РФ (пункт 1 статьи 26,1 ФЗ "Об общих принципах...").

Самая главная проблема, которая возникает при обсуждении рассматриваемого вопроса, заключается в том, что определение предметов ведения субъекта РФ по "остаточному" принципу без раскрытия их реального содержания делает на практике соответствующие полномочия по существу неопределенными^^^. Осложняет ситуацию уже отмеченное несовершенство изложения статьи 71 и части 1 статьи 72 Конституции РФ.

В данных условиях справедливым будет либо исключить указанное выше конституционное право органов государственной власти субъекта РФ, или согласиться с теми авторами, которые предлагают наполнить конкретным содержанием предметы ведения субъекта РФ, причем это содержание не может и не должно носить исчерпывающего характера^^^.

Дублирование федеральных норм в законодательстве субъекта Российской Федерации При рассмотрении обозначенной в названии параграфа темы, на наш взгляд, нельзя обойти стороной практику дублирования в законодательстве ^^^ См.: Законодательная власть в субъектах Российской Федерации: вопросы теории и пракгики // Журнал российского права. 2002. № 5. С. 169;

Исмагилова Я.Ф.

Правотворчество субъектов Федерации: Автореф.... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2004. С.19.

"^°° См.: Бухвальд Е. Российский федерализм: стартовая проблема нового тысячелетия // Федерализм. 2000. № 1. С.63;

Лысенко В.Н. Конституционный процесс в России:

федеральный и региональный аспекты // Становление российского федерализма:

Пробл.-теорет. сб. / РАН ИНИОН. Центр социальных науч.-информ. исслед. Отд.

политологии и правоведения. М., 2000. С. 111-112.

субъекта РФ норм Конституции РФ и нормативных правовых актов, входящих в состав федерального законодательства.

Наличие данного явления следует признать негативным моментом в нормотворческом процессе, осуществляемом на уровне субъекта РФ, который выражается в следующем.

1. Указанное дублирование нарушает положение Конституции РФ о верховенстве Конституции РФ и федеральных законов на всей территории Российской Федерации. Из данного положения вытекает в частности то, что Конституция РФ, федеральные законы, а также принятые (изданные) в соответствии с ними нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти не нуждаются в каком-либо нормативном правовом подтверждении (в том числе путем воспроизведения их норм) со стороны органов государственной власти субъекта РФ.

2. Дублирование в законодательстве субъекта РФ норм Конституции РФ и нормативных правовых актов, входящих в состав федерального законодательства, нарушает конституционные положения о разграничении предметов ведения, так как в этом случае органы государственной власти субъекта РФ фактически "регулируют" общественные отношения, которые в пределах своих полномочий в области нормотворчества уже урегулировали федеральные органы государственной власти.

3. На уровне субъекта РФ иногда принимаются (издаются) нормативные правовые акты, практически все нормы которых дублируют нормы нормативных правовых актов, принятых (изданных) на федеральном уровне. Их принятие (издание), как правило, служит решению политических задач или удовлетворению амбиций чиновников, и они не имеют самостоятельного нормативного содержания. С учетом этого указанные нормативные правовые акты ничего не дают правоприменителям и тем самым, как мы полагаем.

См.: Крохина Ю.А. Указ. соч. С. 107.

нарушают права и свободы человека и гражданина, так как на их разработку и принятие (издание) "впустую" расходуются бюджетные средства^'^^.

4. Не часто, но встречаются случаи, когда федеральные нормы воспроизводятся в законодательстве субъекта РФ с некоторыми искажениями, то есть с изменениями заложенного федеральным органом государственной власти в них смысла. Подобное дублирование нарушает положения части 2 статьи Конституции РФ о необходимости соответствия нормативных правовых актов, принимаемых (издаваемых) на уровне субъекта РФ по предметам совместного ведения, федеральным законам.

5. Рассматриваемое дублирование нарушает одно из важнейших правил юридической техники — необходимость максимальной экономии норм при изложении правовых предписаний, недопуш;

ение их повторов. Отступление от данного правила приводит к увеличению количества нормативных правовых актов, в которых становится трудно ориентироваться правоприменителю.

Несмотря на кажущуюся однозначность утверждения о негативном характере указанной практики, остаются два вопроса: во-первых, исключать ли полностью из практики разработки и принятия (издания) на уровне субъекта РФ нормативных правовых актов дублирование федеральных норм и, во-вторых, признавать ли соответствующие нормативные правовые акты, входящие в состав законодательства субъекта РФ, в судебном порядке недействующими.

Полагаем, что не будет являться нарушением норм федерального законодательства дословное воспроизведение в нормативных правовых актах, входящих в состав законодательства субъекта РФ, норм Конституции РФ и нормативных правовых актов, входящих в состав федерального законодательства, в следующих случаях.

1. Когда необходимо внести некоторые пояснения к тем положениям нормативных правовых актов, которые регулируют сферы общественных отношений, регулирование которых отнесено к полномочиям органов •'^^ См.: Шеховцов А. Законодательство и развитие малого бизнеса в регионах // Вопросы экономики. 2001. № 4. С.84-85.

государственной власти субъекта РФ. Например, в соответствии с пунктом статьи 23 Земельного кодекса РФ от 25 октября 2001 г, № 136-ФЗ (ред. от И Н 2004 г.) ЮЯ субъекту РФ предоставлено право определять порядок проведения общественных слушаний при установлении публичного сервитута.

По нашему мнению, перед тем как определить указанный порядок, необходимо для полноты изложения вопроса внести пояснения относительно сущности публичного сервитута. Так сделано, например, в статье 8 Закона Самарской области от 11 марта 2005 г. № 94-ГД "О земле''^^"^.

2. Когда необходимо подготовить нормативный правовой акт, удобный для правоприменителей. В качестве типичного примера можно привести практику разработки и принятия на уровне субъекта РФ "выборных законов", которые большей частью дублируют нормы соответствующих федеральных законов. Цель принятия подобных законов - сделать максимально удобным реализацию гражданами своих избирательных прав на уровне субъекта РФ.

3. Когда на уровне субъекта РФ существует необходимость "разрешить" коллизию, существующую между обладающими равной юридической силой нормативными правовыми актами, входящими в состав федерального законодательства. Например, существует противоречие между отдельными положениями Бюджетного кодекса РФ от 31 июля 1998 г. № 145-ФЗ (ред. от августа 2004 r.f^^ и действующего еще Федерального закона от 28 августа г. № 154-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (ред. от 8 декабря 2003 r.f^^. Федеральный закон в отличие от кодекса допускает образование муниципальных внебюджетных фондов. В соответствии с конституционными положениями о самостоятельности местного самоуправления, а также с учетом того, что положения Федерального закона не были признаны утратившими силу, по нашему мнению, в законе ^^^ // СЗ РФ. 2001. № 44. Ст. 4147.

^^'^ // Волжская коммуна. 2005. 12 марта.

^°^ //СЗ РФ. 1998.№31. Ст. 3823.

^^^ // СЗ РФ. 1995. № 35. Ст. 3506.

субъекта РФ продублировать соответствующие положения Федерального закона.

Единственным условием для указанных случаев может быть только недопустимость искажения заложенного федеральным органом государственной власти в соответствующем акте смысла. Вместе с тем считаем, что из данного условия может быть сделано одно исключение: органы государственной власти субъекта РФ вправе "корректировать" понятия, определенные на федеральном уровне, применительно к уровню субъекта РФ и системе органов государственной власти субъекта РФ, но не более.

Чтобы избежать излишнего дублирования в законодательстве субъекта РФ федеральных норм можно предложить следующее структурное построение соответствующих норм нормативных правовых актов, принимаемых (издаваемых) на уровне субъекта РФ: "... решается (устанавливается, определяется и т.п.) с учетом положений, предусмотренных федеральным законодательством (Федеральным законом "..." и т.п.).

Что касается возможности и правомерности опротестования нормативных правовых актов, входящих в состав законодательства субъекта РФ, и их норм, которые дублируют нормы Конституции РФ и нормативных правовых актов, входящих в состав федерального законодательства, то здесь необходимо отметить, что верховный суд субъекта РФ согласно процессуальному законодательству не вправе признавать их недействующими, поскольку они не противоречат федеральному законодательству (конечно, при условии, что они воспроизводят нормы Конституции РФ и нормативных правовых актов, входящих в состав федерального законодательства, без каких-либо искажений).

Итак, дублирование норм Конституции РФ и нормативных правовых актов, входящих в состав федерального законодательства, в законодательстве субъекта РФ является допустимым, однако лишь в исключительных случаях.

При этом дублирование федеральных норм в законодательстве субъекта РФ, не в ПОЛНОЙ мере, как справедливо указал Конституционный Суд РФ в одном из своих постановлений^*'^, не исключает действие норм непродублированных.

Поскольку рассматриваемая проблема касается в большей степени нормотворческих полномочий федеральных органов государственной власти, считаем целесообразным установить общие критерии допустимости дублирования в федеральном законе о нормативных правовых актах.

§ 2. Качество законодательства субъекта Российской Федерации.

Коллизии в законодательстве субъекта Российской Федерации Качество законодательства субъекта Российской Федерации.

Законодательство субъекта РФ является основным продуктом нормотворческой деятельности органов государственной власти субъекта РФ.

Соответственно, качество законодательства субъекта РФ — это важный показатель оценки указанной деятельности^^^.

Под качеством вообще принято понимать совокупность существенных признаков, свойств, особенностей, отличающих предмет или явление от других И придающих ему определенность.

С учетом данного определения и определения качества региональных законов, данного В.В. Игнатенко^*^, качество законодательства субъекта РФ можно определить как устойчивую совокупность правовых, социально обусловливающих и технико-юридических свойств нормативных правовых "'"^ См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 2 апреля 2002 г. № 7-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Закона Красноярского края "О порядке отзыва депутата представительного органа местного самоуправления" и Закона Корякского автономного округа "О порядке отзыва депутата представительного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления в Корякском автономном округе" // РГ. 2002. 10 апреля.

^°^ См.: Казанцев М.Ф. Указ. соч. С.28.

^°^ См.: Качество // Ожегов СИ. Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. М.: Азбуковник, 1997. С.270.

^'° См.: Игнатенко В.В. Региональное правотворчество и законодательство. Основные понятия и термины. Иркутск: Изд-во ИГЭА, 1996. С. 17.

актов, входящих в его состав, которая способствует стабильному и эффективному действию указанных нормативных правовых актов.

Как видно из приведенного определения, качество законодательства субъекта РФ определяется качеством составляющих его нормативных правовых актов. С учетом мнения М.Ф. Казанцева^^^ и А.И. Козулина"''^, а также положений Конституции РФ, действующего федерального законодательства считаем, что оценка качества нормативных правовых актов, входящих в состав законодательства субъекта РФ, осуществляется исходя из степени их соответствия определенным требованиям. Согласно данным требованиям нормативные правовые акты, входящие в состав законодательства субъекта РФ, должны: 1) соответствовать и не противоречить Конституции РФ, общепризнанным принципам, нормам международного права, международным договорам РФ, нормативным правовым актам, входящим в состав федерального законодательства, а также внутрифедеральным договорам и соглашениям нормативного характера, 2) соответствовать и не противоречить друг другу с учетом положений об их иерархической соподчиненности, 3) регулировать лишь те общественные отношения, регулирование которых отнесено к полномочиям органов государственной власти субъекта РФ, 4) соответствовать тем видам и формам нормативных правовых актов, которые органы государственной власти субъекта РФ вправе принимать (издавать), 5) иметь необходимые иерархические и отраслевые связи как друг с другом, так и с иными нормативными правовыми актами, 6) регулировать отношения, которые по своему характеру нуждаются в нормативном правовом регулировании, 7) содержать экономически обоснованные и реально исполнимые нормативные положения, 8) соответствовать требованиям разумности, справедливости, нравственности, другим общечеловеческим и правовым принципам, 9) должны соответствовать правилам юридической техники.

^'' См.: Казанцев М.Ф. Указ. соч. С.25-26.

^'^ См.: Козулин А.И. Указ. соч. С.79-84.

Многие из указанных требований имеют лишь теоретическую основу.

Однако, учитывая их важность, полагаем, что все они должны быть официально сформулированы на федеральном уровне (например, в федеральном законе о нормативных правовых актах).

Из вышеизложенного вполне очевидным представляется то, что качество законодательства субъекта РФ является оценочной категорией и зависит от степени соответствия нормативных правовых актов, входящих в состав законодательства субъекта РФ, указанным выше требованиям. В связи с этим чем выше уровень такого соответствия, тем выше качество законодательства субъекта РФ, и наоборот, чем ниже уровень такого соответствия, тем ниже качество законодательства субъекта РФ.

Ввиду того, что наиболее обсуждаемой является проблема низкого качества законодательства субъекта РФ, сначала постараемся рассмотреть ее.

Необходимо сразу оговориться, что данная проблема не является характерной исключительно для законодательства субъекта РФ. Подобная проблема имеется и на федеральном уровне. Вместе с тем нельзя не признать того обстоятельства, что актуальность проблемы низкого качества законодательства субъекта РФ значительно выше и, как отмечал еще первый Президент России в своем послании Федеральному Собранию РФ^'^, ее существование нарушает единство страны (и, следовательно, единство системы российского законодательства - Прим. авт.).

^^^ См., например: Александров Д.О. О соответствии законодательству Российской Федерации нормативно-правовых актов субъектов Российской Федерации // Налоговый вестник. 2001. № 11. С. 17;

Васильева Л.Н. О несоответствии законодательства о судебной системе некоторых субъектов Российской Федерации федеральному законодательству // Журнал российского права. 2000. № 10. С.94-98.

^^^ См., например: Системность законодательства как фактор повышения его качества // Государство и право. 2002. № 8. С.5;

Бородин СВ., Лунеев В.В. О криминологической экспертизе законов и иных нормативных актов // Государство и право. 2002. № 6. С.40-41.

^'^ См.: Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 6 марта 1997 г.

"Порядок во власти - порядок в стране (о положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации)" // РГ. 1997. 7 марта.

Также следует отметить, что указанная выше проблема характерна не для всех нормативных правовых актов, входящих в состав законодательства субъекта РФ, а лишь для некоторых из них (в начале становления законодательства субъекта РФ - для большинства из них).

Вполне естественно возникает вопрос: в чем же причины низкого качества законодательства субъекта РФ?

Основываясь на синтезе мнений ряда авторов^'^, а также не потерявшего свою актуальность указанного выше послания Президента России и мнения представителей отдельных субъектов РФ, считаем необходимым выделить следующие основные причины указанной проблемы, которые, учитывая требование объективности и всесторонности познания, правомерно разделить на две группы: причины, которые берут свое начало на федеральном уровне, и причины, которые берут свое начало на уровне субъекта РФ.

К первой группе относятся следующие причины: 1) излишне детальное нормативное правовое регулирование общественных отношений по предметам совместного ведения со стороны федеральных органов государственной власти, 2) отсутствие на федеральном уровне необходимых нормативных правовых актов (в том числе федерального закона о нормативных правовых актах), 3) наличие коллизий между нормативными правовыми актами, входящими в состав федерального законодательства, которые зачастую не в состоянии правильно разрешить на уровне субъекта РФ, 4) существование в течение относительно долгого времени (1994-1999 годы) практики заключения договоров о разграничении предметов ведения и полномочий.

^^^ См.: Петелина И.В. Региональные правовые системы: проблемы правотворчества // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 1999. № 1. С.234;

Боброва Н.А.

Некоторые аспекты законодательной деятельности субъектов Российской Федерации // Государство и право. 1995. № 11. С.47-48;

Дрейшев Б.В. Проблемы законотворчества в новых условиях // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 1994. № 5/6.

С.60.

"''^ См., например: Послание Президента Республики Башкортостан Государственному Собранию от 10 апреля 1999 г. "Энергию преобразований - на решение жизненно важных проблем Башкортостана (о положении в Республике и основных направлениях ее дальнейшего развития)" // Известия Башкортостана. 1999.

14 апреля.

Ко второй группе причин относятся следующие: 1) неподготовленность органов государственной власти субъекта РФ к осуществлению ими нормотворческой деятельности, 2) попытка органов государственной власти субъекта РФ при принятии (издании) ими отдельных нормативных правовых актов исходить прежде всего из необходимости решения каких-либо политических задач, 3) отсутствие совместного планирования нормотворческой деятельности между органами государственной власти субъекта РФ.

В юридической литературе и на официальном уровне предлагаются многие способы, с помощью которых можно было повысить качество законодательства субъекта РФ. Постараемся рассмотреть наиболее существенные и действенные из них и предложить свои.

1. Необходимо установить механизм осуществления со стороны федерального центра контроля за ходом разработки проектов нормативных правовых актов.

По мнению таких авторов, как А.С. Пиголкин, М.С. Студеникина и Т.Н. Рахманина, с этой целью возможно создание органа при Федеральном Собрании РФ, который бы занимался правовой экспертизой проектов нормативных правовых актов^^^. Считаем, что с данным мнением соглашаться не стоит, поскольку создание подобного единого органа значительно замедлит нормотворческий процесс, осуществляемый на уровне субъекта РФ, ввиду значительности объема разрабатываемых проектов на уровне всех субъектов РФ.

Указанные функции должен осуществлять федеральный орган государственной власти, имеющий свои органы на территории каждого субъекта РФ. Учитывая уже установленные на федеральном уровне полномочия^^^, такие ^^^ См.: Пиголкин А.С, Студеникин М.С, Рахманина Т.Н. Проблема совершенствования российского законодательства // Юридический мир. 1999. № 11/12.

С.15.

^^^ См., например: Постановление Правительства РФ от 3 июня 1995 г. № 550 "О дополнительных функциях Министерства юстиции Российской Федерации" (ред. от ноября 2000 г.) // СЗ РФ. 1995. № 24. Ст. 2281;

Приказ Минюста России от 27 ноября 2001 г. № 313 "Об утверждении Рекомендаций по ведению Федерального регистра нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации" (ред. от 12 января 2004 г.) // Бюллетень Минюста России. 2002. № 1.

функции необходимо оставить исключительно за территориальными органами Министерства юстиции РФ. При этом им следует предоставить больше полномочий по данному вопросу, в частности придать их заключениям обязательный характер, а также предоставить им на федеральном уровне право законодательной инициативы в законодательном (представительном) органе государственной власти субъекта РФ.

2. Ввиду того что содержание проектов нормативных правовых актов постоянно изменяется до окончательного принятия (издания) соответствующих актов, экспертиза проектов не позволит в полной мере создать гарантию того, что на уровне субъекта РФ не будут нарушаться указанные выше требования.

Поэтому, на наш взгляд, необходимо согласиться с некоторыми авторами, которые предлагают закрепить на федеральном уровне правило, согласно которому все принимаемые (издаваемые) нормативные правовые акты должны вступать в силу после их особой регистрации или внесения их в Единый государственный реестр опубликования и, соответственно, после проведения их юридической экспертизы. В случае если принятый (изданный) нормативный правовой акт не будет зарегистрирован или внесен в указанный реестр, он не будет действовать. Вероятнее всего поручить осуществление подобной регистрации (ведение подобного реестра) необходимо с учетом вышеизложенного территориальным органам Минюста России.

Фактически, указанное правило является дополнительным условием для вступления в силу нормативных правовых актов. Поэтому считаем необходимым во избежание возможных нарушений самостоятельности органов власти субъекта РФ установить их право на обжалование в судебном порядке экспертных заключений (например, в верховном суде субъекта РФ).

См.: Рабко Т.А. Правотворчество законодательных органов субъектов Федерации:

возможен ли превентивный надзор прокуратуры? // Журнал российского права. 2000.

№ 9. С. 53.

^^^ См.: Проблемы народного представительства в Российской Федерации / Под ред.

проф. С.А. Авакьяна. М.: Изд-во МГУ, 1998. С. 110;

Сапиро Е.С. Гармонизация федерапьного и регионального законодательства / http: // www. csr. ru / conferences / krug. stol. 04.04.00.html.

3. Необходимо усилить со стороны федеральных органов государственной власти контроль за уже принятыми (изданными) на уровне субъекта РФ нормативными правовыми актами. На наш взгляд, с учетом вышеизложенного, а также мнения Президента РФ^^^ и Министра юстиции РФ^^^ такие полномочия необходимо закрепить не за несколькими федеральными органами государственной власти, а исключительно за Министерством юстиции РФ и его территориальными органами, соответственно, наделив их правом на обращение в суд и придав их заключениям обязательный характер.

4. Непринятие (неиздание) одних нормативных правовых актов во исполнение положений иных нормативных правовых актов является не меньшим нарушением требований российского законодательства, чем принятие (издание) нормативных правовых актов, положения которых не соответствуют и (или) противоречат нормативным правовым актам, обладающим большей юридической силой^^"*. В связи с этим в ФЗ "Об общих принципах..." или федеральном законе о нормативных правовых актах необходимо установить правило, согласно которому нормативные правовые акты (в том числе принятые (изданные) на уровне субъекта РФ), положения которых для своей реализации требуют принятия (издания) (в том числе на ином уровне российского законодательства) нормативных правовых актов, должны вступать в силу, например, не ранее чем через три месяца (если нормативными правовыми актами не будет установлен иной срок), в течение которого разрабатываются и принимаются (издаются) необходимые нормативные правовые акты.


Данное правило не только позволит защитить права и свободы человека и гражданина, но и позволит на законных основаниях отложить внесение ^^^ См.: Указ Президента РФ от 10 августа 2000 г. № 1486 "О дополнительных мерах по обеспечению единства правового пространства Российской Федерации" // СЗ РФ.

2000. №33. Ст. 3356.

^^^ См.: Чайка ЮЛ. Неуклонно укреплять конституционную законность // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2000. № 8. С.11.

"'^'^ См.: Каким быть законам XXI века? По материалам научно-теоретической конференции, посвященной 75-летию ИЗиСП // Журнал российского права. 2001. № 3.

С.48.

протестов прокуратуры на нормативные правовые акты, не соответствующие и (или) противоречащие требованиям действующего законодательства, а также позволит "узаконить" допустимое в течение определенного времени несоответствие и (или) противоречие одних нормативных правовых актов другим.

Для реализации указанного правила необходимо установление на законодательном уровне ответственности за его неисполнение по аналогии с их ответственностью за принятие (издание) нормативных правовых актов, нарушающих права и свободы человека и гражданина, установленной в соответствии с ФЗ "Об общих принципах...".

5. В целях защиты прав и свобод человека и гражданина в заключительных положениях федеральных законов, принимаемых по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, необходимо устанавливать правила по вопросам, отнесенным ими к полномочиям органов государственной власти субъекта РФ, которые будут действовать до вступления в силу на уровне субъекта РФ соответствующего нормативного правового акта. Подобное правило внесено, к примеру, в Федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" Федеральным законом от 7 июля 2003 г. № 113-ФЗ. Кроме того, здесь следует назвать Федеральный закон от 26 ноября 1996 г. № 138-ФЗ "Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления" (ред. от 22 июня 1998 г.)"'^^, который применяется, в частности, в случае непринятия на уровне субъекта РФ закона, устанавливающего порядок проведения муниципальных выборов.

Полагаем, что указанное право федерального законодателя согласуется с его правом самостоятельно осуществлять регулирование тех общественных отношений, которые в соответствии с положениями федеральных законов ^^^ //СЗ РФ. 2002. №30. Ст. 3018.

^^^ // СЗ РФ. 2003. № 28. Ст. 2882.

^^^ // СЗ РФ. 1996. № 49. Ст. 5497.

ДОЛЖНЫ быть урегулированы на уровне субъекта РФ в случае, если органы государственной власти субъекта РФ не реализуют предоставленных им прав, 6. Необходимо установить нормативы разработки и принятия (издания) нормативных правовых актов на уровне субъекта РФ. Поскольку данные нормативны должны быть едиными для органов государственной власти всех субъектов РФ, их следует установить в специальном федеральном законе или федеральном законе о нормативных правовых актах.

7. Необходимо создание на территории всех субъектов РФ конституционных (уставных) судов, которые могут сыграть значительную роль в разработке соответствующих проектов. Сейчас данные суды действуют на территории нескольких субъектов РФ (практически во всех республиках, в ТТЛ отдельных областях, а также городе Санкт-Петербурге).

Следует отметить, что в последнее время процесс принятия (издания) на уровне субъекта РФ нормативных правовых актов, не соответствующих рассмотренным выше требованиям, стал заметно сокращаться^^^ Данное обстоятельство связано в основном с: 1) повышением опыта нормотворческой деятельности у органов государственной власти субъекта РФ, 2) установлением на федеральном уровне (в соответствии с ФЗ "Об общих принципах...") ответственности органов государственной власти субъекта РФ за нарушения в области нормотворчества, 3) установлением на уровне субъектов РФ нормативов разработки и принятия (издания) на их уровне нормативных правовых актов^^^.

^^^ См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 3 ноября 1997 г. № 15-П "По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 2 Федерального закона от ноября 1996 года "Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления" в связи с запросом Тульского областного суда" // СЗ РФ. 1997. № 45. Ст. 5241.

•'^^ См.: Гордеюк Д. Дела о признании законов субъектов Федерации противоречащими федеральному закону // Российская юстиция. 2001. № 2. С.46.

^^^ Подробнее см.: Боброва В. Развитие законодательства о конституционных (уставных) судах//Российская юстиция. 2002. № 1. С.30-32.

См.: Соответствие регионального законодательства с Конституцией РФ // Варта.

2001. 15 января;

Чертков А.Н. Проблемы регулирования сферы совместного ведения законодательством субъектов Российской Федерации: порядок, формы, вопросы юридической техники // Юридический мир. 2002. № 7. С.53С.50-55.

^^ См., например: Закон Омской области от 21 ноября 2002 г. № 409-03 "О 4) установлением на уровне субъекта РФ административной ответственности за нарушение законодательства субъекта РФ. Таким образом, на практике находит свое отражение один из диалектических методов исследования относительно перерастания количества в качество.

В связи с этим логичным было бы закончить данный параграф, указав на некоторые плюсы в развитии законодательства субъекта РФ, которые свидетельствуют о высоком качестве законодательства субъекта РФ.

Зачастую на уровне субъекта РФ быстрее принимаются (издаются) нормативные правовые акты, которые имеют наибольшую практическую необходимость. Так, Закон Самарской области, устанавливаюш;

ий возможность купли-продажи земли в условиях рыночных отношений,"'^'* был принят значительно раньше, чем Земельный кодекс РФ от 25 октября 2001 г. № 136-ФЗ (ред. от 29 июня 2004 г.)^^^, содержащий подобные положения.

Законы субъектов РФ о государственной службе также принимались намного раньше соответствующего федерального закона"'^^.

В Законе Омской области от 1 июля 1999 г. № 202-03 "О профилактике наркомании и токсикомании на территории Омской области" (ред. от 4 октября 2002 г.) дано определение токсикомании, которое не было раскрыто на нормативных правовых актах Омской области" // Ведомости Законодательного Собрания Омской области. 2002. № 4. Ст. 1803.

•'^^ См., например: Закон Пензенской области от 16 сентября 1999 г. № 167-ЗПО "Об административной ответственности за нарушение нормативных правовых актов органов государственной власти Пензенской области" // Ведомости Законодательного Собрания Пензенской области. 1999. № 11. Ст. 196.

^ " См.: Закон Самарской области от 16 июля 1998 г. № 11-ГД "О земле" // Волжская ^^ коммуна. 1998. 22 июля.

^^^ //СЗ РФ. 2001. №44. Ст. 4147.

^^^ См.: Бурда Л.Е. Законодательство о государственной службе субъекта Российской Федерации: Дисс.... канд. юрид. наук. М., 2001. С.97.

// Ведомости Законодательного Собрания Омской области. 1999. № 3 Ст. 952.

федеральном уровне. Более того, оно приведено в областном Законе с учетом норм международного права^^^.

Коллизии в законодательстве субъекта Российской Федерации При рассмотрении вопроса о сущности законодательства субъекта РФ о соотношении его с иными уровнями российского законодательства, по нашему мнению, необходимо затронуть вопрос о коллизиях между нормативными правовыми актами, регулирующими одни и те же или смежные общественные отношения, либо их отдельными нормами. Коллизия в данном случае представляет собой несоответствие правовых норм, регулирующих одинаковые общественные отношения.

Применительно к нормативным правовым актам, входящим в состав законодательства субъекта РФ, а также их нормам можно выделить следующие основные виды таких коллизий: 1) между нормативным правовым актом, входящим в состав законодательства субъекта РФ, или его нормой и нормой Конституции РФ, 2) между нормативным правовым актом, входящим в состав законодательства субъекта РФ, или его нормой и общепризнанным принципом или нормой международного права, 3) между нормативным правовым актом, входящим в состав законодательства субъекта РФ, или его нормой и нормой международного договора РФ, 4) между нормативным правовым актом, входящим в состав законодательства субъекта РФ, или его нормой и нормой нормативного правового акта, входящего в состав федерального законодательства, 5) между нормативным правовым актом, входящим в состав законодательства субъекта РФ, или его нормой и нормой внутрифедерального договора или соглашения нормативного характера, 6) между нормативными правовыми актами, входящими в состав законодательства субъекта РФ, которые обладают равной юридической силой, или их нормами, 7) между нормативными ^^^ См.: Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах" (ред. от 30 июня 2003 г.) // СЗ РФ. 1998. № 2. Ст. 219.

^^^ См.: Путило Н.В. Законодательство субъектов Российской Федерации о здравоохранении // Журнал российского права. 2002. № 2. С.78.

правовыми актами, входящими в состав законодательства субъекта РФ, которые обладают разной юридической силой, или их нормами, 8) между нормами одного нормативного правового акта, входящего в состав законодательства субъекта РФ, 9) между нормой нормативного правового акта, входящего в состав законодательства субъекта РФ, и нормативным правовым актом, принятым (изданным) на муниципальном уровне, или его нормой.

В отношении нормативного правового акта, входящего в состав законодательства автономного округа, кроме указанных коллизий возможна еще коллизия между ним или его нормой и нормой нормативного правового акта, входящего в состав областного (краевого) законодательства.


Существует несколько правил разрешения указанных выше коллизий.

Назовем основные из них.

1. Вначале необходимо указать на те правила, которые характерны для всех нормативных правовых актов, входящих в состав законодательства субъекта РФ.

Во-первых, в случае если любой нормативный правовой акт, входящий в состав законодательства субъекта РФ, не соответствует и (или) противоречит Конституции РФ, или общепризнанному принципу, или норме международного права'''**', или международному договору, или федеральному закону, принятому по предмету ведения Российской Федерации или по предмету совместного ведения, или внутрифедеральному договору или соглашению нормативного характера, он не должен и не может подлежать применению (часть 2 статьи 4, части 1 и 4 статьи 15, части 1, 2 и 5 статьи 76 Конституции РФ).

Говоря о конституционном положении относительно соотношения нормативных правовых актов, принимаемых (издаваемых) на уровне субъекта РФ по предметам совместного ведения, и федеральных законов, принимаемых по тем же вопросам, считаем необходимым указать на следующее.

"''^^ Несмотря на указанное здесь утверждение вопрос о приоритете общепризнанных принципов и норм международного права в отличие от международных договоров еще остается. Подробнее см.: Зелепукин А.А. Проблемы эффективности российского законодательства: Дисс.... канд. юрид. наук. Саратов, 2000. С. 194-195.

В части 5 статьи 76 Конституции РФ говорится исключительно о федеральных законах, принимаемых по предметам совместного ведения.

Следует ли из этого, что нормативные правовые акты органов государственной власти субъекта РФ, принятые (изданные) по предметам совместного ведения, могут не соответствовать и противоречить нормативным правовым актам федеральных органов государственной власти, принятым (изданным) в тех же сферах правового регулирования, их нормам? Полагаем, что нет, поскольку нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти должны приниматься (издаваться) во исполнение, а также в соответствии и непротиворечии с федеральными законами (части 2 и 3 статьи 90, части 1 и статьи 115 Конституции РФ и т.д.)^'*\ Несмотря на это, с учетом мнения Н.В Островского^"^^, полагаем, следует отметить, что в случае несоответствия и (или) противоречия закона субъекта РФ, принятого по предметам совместного ведения, и нормативного правового акта федерального органа государственной власти, принятого (изданного) в той же сфере правового регулирования, в случае если полномочия данного органа государственной власти в области нормотворчества специально не оговорены в федеральном законе, применению должен подлежать закон субъекта РФ.

Согласно положению ФЗ "Об общих принципах..." (пункт 3 статьи 3) и конституционному принципу о самостоятельности судебной власти указанное выше первое правило разрешения коллизий должно применяться, даже если соответствуюп1;

ий нормативный правовой акт, входящий в состав федерального ^"'^ См., например: Чушнякова Л.Д. Вопросы формирования регионального законодательства // Республика Хакасия как субъект Российской Федерации: опыт, проблемы, перспективы. Материалы третьей республиканской научно-практической конференции, посвященной 10-летию Республики Хакасия (Абакан, 29-30 июня г.). Абакан: Издательство Хакасского государственного университета им. Н.Ф.

Катанова, 2001. С.204-205;

часть первая статьи 34 Устава Московской области от декабря 1996 г. № 55/96-03 (ред. от 22 июня 2004 г.) // Подмосковные известия. 1996.

18 декабря.

^^ См.: Островский Н.В. Разграничение полномочий между различными уровнями "^ власти в области экологии // Юридический мир. 2002. № 5. С.40.

законодательства, договор или соглашение не соответствуют и (или) противоречат Конституции РФ, федеральному закону, договору, соглашению.

Во-вторых, в случае противоречия и (или) несоответствия между любым нормативным правовым актом, принятым (изданным) на уровне субъекта РФ по предмету ведения субъекта РФ, его нормой и любым нормативным правовым актом, принятым (изданным) на федеральном уровне в той же сфере правового регулирования, его нормой, применению согласно части 6 статьи Конституции РФ должен подлежать первый из них, его норма.

В-третьих, в случае противоречия и (или) несоответствия между любым нормативным правовым актом, принятым (изданным) на уровне субъекта РФ по любому вопросу, за исключением вопроса местного значения, и любым нормативным правовым актом, принятым (изданным) на муниципальном уровне не по вопросу местного значения, применению в соответствии с принципами построения российского законодательства должен подлежать первый из них.

2. Самым сложным является вопрос о разрешении коллизий между обычными законами субъекта РФ (в том числе между кодексом и законом субъекта РФ), обладающими равной юридической силой, их нормами.

Теорией права выработаны три основные правила разрешения подобных коллизий : 1) в случае противоречия между кодексом и законом действуют положения кодекса, 2) в случае противоречия между законом специального характера и законом общего характера действуют положения первого закона, 3) в случае противоречия между законами, принятыми в разное время, действуют положения закона, принятого позднее.

Попытаемся рассмотреть, насколько возможно применить данные теоретические правила на практике к обычным законам субъекта РФ.

•'"'^ На данные правила указывает, например, Конституционный Суд РФ в своем Определении от 5 октября 2000 г. № 199-0 "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кушнарева Андрея Михайловича на нарушение его конституционных прав положениями части первой статьи 40.1 Кодекса законов о труде Российской Федерации и пункта 1 статьи 12 Закона Российской Федерации "О занятости населения в Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда РФ.

2001. № 1.

С первым правилом полагаем необходимо согласиться, поскольку если на уровне субъекта РФ принят кодекс, то все нормативные правовые акты, принимаемые (издаваемые) на уровне субъекта РФ в соответствующей сфере правового регулирования, должны ему соответствовать и не противоречить'''*'^.

Со вторым правилом считаем, что не следует соглашаться, поскольку закон субъекта РФ специального характера должен приниматься как правило в соответствии и при непротиворечии с законом субъекта РФ общего характера в силу юридического значения целей его принятия. В связи с этим в случае противоречия между законом специального характера и законом общего характера вполне логично должны действовать положения последнего закона.

Что касается третьего правила, то оно может подлежать применению во всех случаях, за исключением разрешения коллизий, предусмотренных первым и вторым правилами, правда с учетом условия, указанного ниже.

Единственным доводом в пользу применения третьего правила на практике может быть лишь то, что принятый позже закон более точно отражает волю законодателя. Однако данное обстоятельство, на наш взгляд, является сомнительным, поскольку если законодатель меняет свою волю, то он обязан также ее изменить в законе, принятом ранее. Иначе можно сделать вывод, что ему выгодно существование двух или более не соответствующих и (или) противоречащих друг другу законов. По этой причине считаем необходимым закрепить в законе субъекта РФ правило, согласно которому если принятие закона субъекта РФ потребует внесения изменений в иные законы субъекта РФ, то данный закон может быть принят лишь вместе с законом (законами) субъекта РФ о внесении соответствующих изменений.

В связи с вышеизложенным и с учетом ряда конституционных положений (в том числе статьи 18 Конституции РФ) в случае коллизии между обычными законами субъекта РФ, принятыми в разное время, применению должен ^'^ См., например: пункт 7 статьи 1 Кодекса Алтайского края о выборах, референдуме, отзыве депутатов и выборных должностных лиц от 8 июля 2003 г. № 35-ЗС (ред. от декабря 2003 г.) //Алтайская правда. 2003. 14 июля.

подлежать тот из них, который в наибольшей степени обеспечивает заш,иту прав и свобод человека и гражданина.

Следует отметить, что третье правило разрешения коллизии между обычными законами субъекта РФ, их нормами установлено в законах ряда субъектов РФ^'^^. Однако, во-первых, оно установлено без соблюдения каких либо условий, а, во-вторых, в качестве основного правила разрешения противоречий (в том числе между обычными законами субъекта РФ), и поэтому, с учетом вышеизложенного, является неправомерным.

3. Что касается коллизии между имеюп1;

ими равную юридическую силу нормативными правовыми актами органов государственной власти субъекта РФ, не находящихся в подчинении друг у друга, или их нормами, то применению должен подлежать тот нормативный правовой акт, который принят (издан) точно в соответствии с полномочиями органа государственной власти субъекта РФ, установленными нормативными правовыми актами, входящими в состав федерального законодательства, и нормативными правовыми актами, входящими в состав законодательства субъекта РФ.

4. Что касается противоречия между нормативными правовыми актами, входящими в состав законодательства субъекта РФ, которые обладают разной юридической силой, или их нормами, то здесь все просто: в соответствии с принципами иерархии нормативных правовых актов применению подлежит тот из них, который обладает большей юридической силой.

5. На практике встречаются случаи, когда вступают в противоречие между собой нормы одного нормативного правового акта, входящего в состав законодательства субъекта РФ. Полагаем, что применению в данной ситуации с учетом конституционных положений (в том числе статьи 18 Конституции РФ) •''^^ См., например: пункт 4 статьи 78 Устава (Основного Закона) Рязанской области от 28 октября 1998 г. № 12-03 // Рязанские ведомости. 2002. 7 сентября;

пункт 6 статьи Закона Брянской области от 3 ноября 1997 г. № 28-3 "О законах и иных нормативных правовых актах Брянской области" (ред. от 8 октября 2003 г.) // Брянские известия.

1997.18 ноября.

должна подлежать та норма, которая в наибольшей степени обеспечивает защиту прав и свобод человека и гражданина.

Следует признать положительной практику установления на уровне субъекта РФ правил разрешения основных юридических коллизий. Здесь надо указать на то, что на уровне субъекта РФ могут устанавливаться способы разрешения юридических коллизий только между нормативными правовыми актами, входящими в состав законодательства субъекта РФ, или между их нормами. Все иные положения могут определяться лишь на федеральном уровне в силу статьи 12 и пункта "г" статьи 71 Конституции РФ, Выводы по главе III Третья глава посвящена наиболее существенным теоретическим и практическим проблемам, связанным с совершенствованием законодательства субъекта РФ.

Сначала проведено исследование того, как влияет на содержание предметов регулирования нормативных правовых актов, входящих в состав законодательства субъекта РФ, и на его состав вопрос о разграничении предметов ведения между Российской Федерацией и ее субъектами. Это позволило сделать в том числе следующие выводы и предложения.

Конституция РФ не препятствует принятию (изданию) по предметам ведения Российской Федерации нормативных правовых актов на уровне субъекта РФ вне зависимости от их видов и форм. Анализ положений Конституции РФ и федеральных законов позволил указать на случаи правомерности осуществления нормотворческой деятельности органов государственной власти субъекта РФ в соответствующих сферах правового регулирования.

Анализ и обобщение предложений различных авторов, а также положений Конституции РФ позволили предложить наиболее правомерную и учитывающую интересы и федерального центра, и всех субъектов РФ схему разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ, которая может и должна быть закреплена на федеральном уровне.

В дополнение к вышеизложенному в третьей главе проанализирована практика дублирования в нормативных правовых актах, входящих в состав законодательства субъекта РФ, норм Конституции РФ и нормативных правовых актов, входящих в состав федерального законодательства. Проведенное исследование позволило привести основные доказательства того, что данное обстоятельство является негативным моментом в нормотворческом процессе, осуществляемом на уровне субъекта РФ. Кроме того, оно позволило выделить случаи, когда дублирование федеральных норм в законодательстве субъекта РФ является недопустимым, а когда - правомерным.

Ввиду особой значимости вопроса относительно требований, предъявляемых к нормативным правовым актам, входящим в состав законодательства субъекта РФ, в третьей главе рассмотрен вопрос о качестве законодательства субъекта РФ, в рамках которого дано его определение, сделана попытка назвать все основные требования к качеству входящих в его состав нормативных правовых актов, основные причины низкого качества законодательства субъекта РФ, а также проанализированы наиболее эффективные способы повышения качества законодательства субъекта РФ.

В дополнение к этому исследованы коллизии в законодательстве субъекта РФ. Названы основные виды коллизий и причины, которые их порождают.

Кроме того, рассмотрены основные правила разрешения коллизий, что позволило сделать некоторые выводы и предложения, имеющие в том числе практический характер.

Проведенное исследование позволяет перейти к основным заключительным выводам по теме диссертационного исследования, где в краткой форме будут сформулированы основные выводы и некоторые практические предложения относительно формирования и действия законодательства субъекта РФ. Часть предложений будет направлена на внесение изменений в Конституцию РФ, ФЗ «Об общих принципах...», а также связана с содержанием разрабатываемого федерального закона о нормативных правовых актах.

Заключение Проведенное в данной диссертационной работе исследование понятия законодательства субъекта РФ, его основных признаков, состава, качества, процесса становления и развития, а также теоретических и практических проблем совершенствования законодательства субъекта РФ, позволяет сделать следующие основные выводы и практические предложения.

1. В юридической литературе и нормативных правовых актах наиболее правомерным является применение широкого подхода к пониманию законодательства субъекта РФ.

2. В юридической литературе, официальных источниках и нормативных правовых актах, входящих в состав федерального законодательства, более правомерным будет являться использование: 1) термина "законодательство субъекта Российской Федерации" вместо термина "законодательство субъектов Российской Федерации" или термина "региональное законодательство", 2) применительно к иным, кроме законов, нормативным правовым актам, входящим в состав законодательства субъекта РФ, термина "нормативные правовые акты органов государственной власти субъекта Российской Федерации" вместо термина "нормативные правовые акты субъекта Российской Федерации", 3) применительно ко всем нормативным правовым актам, принимаемым (издаваемым) на уровне субъекта РФ, термина "нормативные правовые акты, входящие в состав законодательства субъекта Российской Федерации" вместо термина "законы и иные нормативные правовые акты субъекта Российской Федерации".

3. Использование термина "законодательство субъекта Российской Федерации" применимо к законодательству любого субъекта РФ, входящего в состав Российской Федерации. Соответственно в качестве его синонимов допускается использование таких терминов, как "республиканское законодательство", "краевое законодательство", "областное законодательство".

"законодательство города федерального значения", "законодательство автономной области" и "законодательство автономного округа".

4. Правовую основу для формирования и действия законодательства субъекта РФ создала Конституция РФ, принятая на всенародном голосовании декабря 1993 года. Вместе с тем говорить о таком новом для нашего государства правовом явлении, как законодательство субъекта РФ, можно лишь начиная с 1998-1999 годов, когда на уровне субъекта РФ были приняты (изданы) основополагающие нормативные правовые акты, сформировавшие наряду с нормативными правовыми актами, принятыми (изданными) на федеральном уровне, основные отрасли российского законодательства.

5. Конституция РФ допускает принятие (издание) на уровне субъекта РФ нормативных правовых актов по предметам ведения Российской Федерации вне зависимости от их видов и форм. Соответствуюш,ее право органов государственной власти субъекта РФ возникает в случаях: 1) делегирования федеральными органами государственной власти им части своих полномочий в области нормотворчества, 2) принятия (издания) на уровне субъекта РФ нормативных правовых актов в сферах общественных отношений, смежных тем, которые указаны в статье 71 Конституции РФ, 3) установления правил решения вопросов, связанных с осуществлением ими полномочий собственника по управлению имуществом, которое находится в собственности субъекта РФ.

6. Положение Конституции РФ о возможности ограничения прав и свобод человека и гражданина только на федеральном уровне не препятствует принятию (изданию) на уровне субъекта РФ нормативных правовых актов в соответствующих сферах правового регулирования.

7. Не будет являться нарушением норм федерального законодательства дословное воспроизведение в нормативных правовых актах, входящих в состав законодательства субъекта РФ, норм нормативных правовых актов, входящих в состав федерального законодательства, в частности с целью разрешения коллизий между обладающими равной юридической силой нормативными правовыми актами, входящими в состав федерального законодательства.

8. В случае противоречия между законом субъекта РФ специального характера и законом субъекта РФ общего характера должны действовать положения последнего закона. В случае коллизии между обычными законами субъекта РФ, принятыми в разное время, применению должен подлежать тот из них, который в наибольшей степени обеспечивает защиту прав и свобод человека и гражданина, а не тот, который принят позднее, 9. Неправомерной является следующая практика, существующая на уровне субъектов РФ: 1) предоставление структурным подразделениям органов государственной власти субъекта РФ права на принятие (издание) нормативных правовых актов, 2) использование терминов "постановления нормативного характера" и "указы нормативного характера" применительно к нормативным правовым актам исполнительных органов государственной власти субъекта РФ, 3) закрепление регламентов, правил и положений в качестве самостоятельных нормативных правовых актов, 4) принятие законов "О принципах..." и "Об основах..." по предметам, находящимся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов, 5) принятие конституционных законов на уровне республик, 6) принятие кодексов с целью регулирования сфер общественных отношений, не связанных с отраслью (подотраслью) законодательства, а также по предметам совместного ведения, 7) принятие кодексов в период становления законодательства субъекта РФ, 8) закрепление в качестве основного и единственного правила разрешения коллизий между обладающими равной юридической силой нормативными правовыми актами правила, согласно которому приоритет в данной ситуации отдается нормативному правовому акту, принятому (изданному) позднее, 9) издание Сводов законов (законодательства) субъекта РФ.

10. Необходимо разработать и принять закон РФ о поправках к Конституции РФ, согласно которому:

1) часть 2 статьи 5 Конституции РФ изложить в следующей редакции:



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.