авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ

Голикова, Анна Николаевна

Договор ренты в гражданском праве

Москва

Российская государственная библиотека

diss.rsl.ru

2006

Голикова, Анна Николаевна

Договор ренты в гражданском праве : [Электронный

ресурс] : Дис. ... канд. юрид. наук

 : 12.00.03. ­ М.: РГБ, 2005

(Из фондов Российской Государственной Библиотеки)

Государство и право. Юридические науки ­­ Гражданское право ­­ Российская Федерация ­­ Обязательственное право ­­ Отдельные виды обязательств Гражданское право предпринимательское право семейное право международное частное право Текст воспроизводится по экземпляру, находящемуся в фонде РГБ:

Голикова, Анна Николаевна Договор ренты в гражданском праве Москва  Российская государственная библиотека, 2006 (электронный текст) МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКНЙ УНИВЕРСНТЕТ

На правах рукописи

ГОЛИКОВА АННА НИКОЛАЕВНА ДОГОВОР РЕНТЫ В ГРАЖДАНСКОМ НРАВЕ Специальность 12.00.03 - гражданское право;

предпринимательское право;

семейное право;

международное частное право.

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:

кандидат юридических наук профессор И.А. Еремичев Москва - Содержание.

ВВЕДЕНР1Е. ГЛАВА 1. Правовая природа договора ренты.

§ /. История развития рентных обязательств. § 2. Понятие, характеристика договора ренты и его соотношение с другими гражданско-правовыми договорами.

§ 3. Виды договора ренты.

ГЛАВА 2. Элементы и отличительные нризнаки договора ренты.

§ 1. Субъектный состав договора ренты. § 2. Предмет и объект договора ренты. § 3. Содерэ/сание договора ренты. § 4. Особенности формы договора ренты. ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Приложение 1 Список литературы Введение.

Актуальность темы исследовання Радикальные социально-экономические преобразования в Российской Федерации привели к существенным изменениям в правовом регулировании гражданско-правовых отнощений. Сужение государственного влияния, отказ от административно-командных методов управления экономикой и связанное с этим преобразование правового регулирования экономических отношений привели к расширению в действующем Гражданском кодексе свободы участников экономических отнощений, приданию правовым нормам преимущественно диспозитивного характера, устранив имеющиеся ранее ограничения и запреты.

Переход к рыночной системе отнощений определил острую необходимость введения дополнительных институтов и норм права, способных регулировать новые общественные отношения. К таким институтам с некоторой оговоркой можно отнести и договор ренты. К абсолютно новым обязательствам ренту не позволяет отнести договор купли-продажи под условием пожизненного содержания, закрепленный в советском гражданском законодательстве. Как соверщенно самостоятельная конструкция договор ренты получил регламентацию лищь в Гражданском кодексе 1995г., включивщем в свой состав главу 33 «Рента и пожизненное содержание с иждивением».

Результаты диссертационного исследования дают основание утверждать, что предпринимаввиеся до сих пор попытки рассмотрения правовых аспектов договора ренты на монографическом уровне, не разрещили всех проблем данного правового института. При этом, отдавая должное проведенным ранее исследованиям, которые сохраняют свою актуальность и научную значимость, следует отметить, что в них были затронуты лишь отдельные теоретические и дискуссионные вопросы, связанные с договором ренты.

Актуальность темы исследования обусловлена также следующими положениями:

во-нервых, необходимостью всестороннего теоретического изучения данной проблемы с учетом новой правовой и экономической ситуации в России;

во-вторых, отсутствием в науке единого мнения по поводу порядка государственной регистрации договора;

в-третьих, неопределенностью соотношения договора ренты с системой договоров, направленных на отчуждение имущества;

в-четвертых, потребностью в разработке рекомендаций по применению рентных правоотнощений на практике.

Таким образом, состояние научной разработки вопросов, связанных с заключением, исполнением и прекращением договора ренты, его место и роль в системе обязательственных правоотношений, свидетельствуют о том, что рентные обязательства требуют глубокого и детального изучения в условиях обновленного гражданского законодательства, а отдельные аспекты договора нуждаются в дальнейшем развитии и совершенствовании.

Изложенное выше свидетельствует о том, что тема рентных отношений относится к числу недостаточно исследованных, а потому актуальных проблем гражданского права.

Целями диссертационной работы являются: всестороннее теоретическое и практическое изучение института договора ренты в отечественном гражданском праве, формулирование имеющихся проблем в рассматриваемой области и разработка предложений по их разрешению и совершенствованию действующего законодательства на основе изучения исторического опыта, обобщения и систематизации отечественных и зарубежных конструкций, а также эмпирического материала.

Исходя из поставленных целей, в настоящей работе предпринята попытка рещения следующих основных задач:

• исследовать эволюцию рентных отнощений в России и зарубежных странах;

• рассмотреть правовой механизм действия договора ренты в зарубежном законодательстве;

• на основе теоретического анализа определить правовую природу, понятие, характеристику и место договора ренты в системе гражданско правовых договоров;

• исследовать особенности предмета, объекта, субъектного состава договора ренты;

• изучить права и обязанности рентодателя и рентополучателя в договоре;

• выявить особенности оформления рентных отнощений;

• провести анализ практики применения договора ренты;

• подготовить предложения по соверщенствованию законодательства и практике его применения.

Объектом диссертационного исследования являются природа, сущность и специфика правовых отнощений, складывающихся в имущественном обороте путем заключения договора ренты между его субъектами.

Предметом диссертационного исследования являются закономерности возникновения и развития договора ренты, а также теоретический анализ норм гражданского законодательства, регулирующих рентные отнощения при заключении договора и в практике его применения.

Методологическую основу работы составляют современные методы теории познания, включая исторический, сравнительно-правовой, логико юридический, системно-структурный, формально-логический и другие методы, позволившие объективно и всесторонне изучить исследуемые явления.

Теоретическую основу составляют труды русских и советских юристов: М.М. Агаркова, К.Н. Анненкова, М.И. Бару, И.Л. Брауде, Н.Г.

Вавина, О.С. Иоффе, А.Ю. Кабалкина, Э.Я. Лаасика, В.Ф. Маслова, К.П, Победоносцева, В.А. Рясенцева, И.С. Суворова, В.А. Тархова, Г.Ф.

Шершеневича, P.O. Халфиной и других.

Из современных исследований данной проблеме посвящены работы:

С.С. Алексеева, В. Ансона, М.И. Брагинского, В. Варкало, А.А. Воронина, С П. Гришаева, B.C. Ема, О.С. Иоффе, О.А. Марковой, А.В. Сергеева, Е.А.

Суханова, Ю.К. Толстого, С.А. Хохлова, З.И. Цыбуленко и др.

Для полного и всестороннего исследования договора ренты в работе использованы труды зарубежных ученых: С. Вагацума, Т. Ариидзуми, Л.Ж.

Морандьера и др. Для проведения сравнительной оценки отечественного законодательства проанализированы нормативные источники зарубежного гражданского права, в частности: Французский Гражданский кодекс.

Германское Гражданское Уложение, Общее Гражданское Уложение Австрийской империи. Швейцарское Гражданское Уложение, Гражданский кодекс Пидерландов, Гражданское право Японии, Гражданский кодекс Квебека.

Эмнирическую базу исследования составили Конституция РФ, Гражданский кодекс РФ, Закон РФ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Основы законодательства РФ «О нотариате», постановления Президиума ВС РФ и иные нормативные и правовые акты, регулирующие рентные правоотношения, материалы опубликованной и неопубликованной практики судов, нотариата и адвокатуры.

Научная новизна нсследования заключается в том, что осуществлена теоретическая разработка конструкции договора ренты. В частности, раскрывается понятие и юридическая природа договора ренты, выделены общие и отличные его признаки в сравнении с другими гражданско-правовыми договорами, обобщен отечественный и зарубежный опыт исторического развития договора, дана характеристика его содержанию и особенностям формы. В работе впервые предпринята попытка изучения отдельных разновидностей рентных правоотношений.

На основе результатов научного исследования института ренты в российском законодательстве дано авторское определение договора постоянной ренты и договора пожизненной ренты, выявлены пробелы в действующем законодательстве и сформулированы предложения по его совершенствованию.

Основные ноложення, выноснмые на защнту:

1. Предлагается периодизация исторических этапов становления и развития рентных отношений.

2. Для договора ренты характерны следуюшие признаки: встречное удовлетворение обязательств;

их реальное содержание, так как право требования о выплате рентных платежей возникает у получателя лишь после передачи принадлежашего ему имущества в собственность плательщика ренты;

договор является односторонним и алеаторным, поскольку элемент риска присутствует во всех видах договора ренты;

размер рентных платежей в суммарном исчислении может быть как больше, так и меньше стоимости имущества, переданного под выплату ренты;

длящимся, так как предполагает систематическое длительное исполнение плательщиком ренты своих обязанностей по содержанию получателя ренты;

договор пожизненного содержания с иждивением является фидуциарным, ибо отнощения сторон носят особый доверительный характер, 3. В результате проведенного исследования в действующее законодательство Российской Федерации предлагается внести следующие изменения и дополнения:

а) Заменить в п. 1 ст. 583 ГК РФ слово «имущество» на словосочетание «движимое и (или) недвижимое имущество», изложив данный пункт в следующей редакции: «По договору ренты одна сторона (получатель ренты) передает другой стороне (плательщику ренты) в собственность движимое и (или) недвижимое имущество, а плательщик ренты обязуется в обмен на полученное движимое и (или) недвижимое имущество периодически выплачивать получателю ренту в виде определенной денежной суммы либо предоставления средств на его содержание в иной форме».

б) Включить в параграфы 2 и 3 главы 33 ГК РФ, определения следующего содержания: 1) «по договору постоянной ренты получатель ренты - гражданин или некоммерческая организация передает принадлежащее ему движимое и (или) недвижимое имущество в собственность плательщика ренты, который обязуется выплачивать получателю ренту в виде определенной денежной суммы либо осуществлять его содержание в иной форме» и 2) «по договору постоянной ренты получатель ренты - гражданин или некоммерческая организация передает принадлежащее ему движимое и (или) недвижимое имущество в собственность плательщика ренты, который обязуется выплачивать получателю ренту в виде определенной денежной суммы либо осуществлять его содержание в иной форме».

в) Учитывая алеаторный характер договора пожизненной ренты, предлагается п. 3 ст. 596 ГК РФ изложить в следующей редакции:

«Договор, устанавливающий пожизненную ренту в пользу гражданина, умерщего к моменту заключения договора, либо гражданина, страдающего заболеванием, от которого он умер не позднее чем через 20 дней со дня заключения договора, ничтожен».

г) Принимая во внимание особенности договора ренты, предлагается, оставив нотариальную форму удостоверения рассматриваемого обязательства, целесообразно, сохранить предусмотренную государственную регистрацию перехода права на недвижимое имущество, имеющую вещно-правовое содержание, а не как сделку. Для этого, на наш взгляд необходимо внести изменения в содержание ст. 584 ГК РФ, изложив ее в следующей редакции: «Договор ренты подлежит нотариальному удостоверению, а переход права собственности в договоре, предусматривающем отчуждение недвижимого имущества под выплату ренты подлежит также государственной регистрации».

4. При заключении сторонами договора ренты предложено устанавливать размер рентных платежей и производить их расчеты относительно величины прожиточного минимума, показатели которого установлены в законе РФ «О прожиточном минимуме в РФ», что будет являться основной гарантией в части жизнеобеспечения ее получателя.

5. На основе анализа практики работы нотариусов обоснованы предложения и рекомендации по устранению причин ошибок и недочетов в их деятельности при удостоверении договора ренты.

6. Отстаивается вывод о недопустимости применения на практике «формальных», так называемых типовых договоров ренты, поскольку по форме и содержанию они не учитывают особенности правовой ситуации конкретного факта их заключения.

7. В работе аргументируется предложение об общеобязательном нотариальном удостоверении всех последующих сделок, связанных с имуществом, обремененным рентой. Автор приходит к выводу, что приобретателю такого имущества должны быть разъяснены не только его права на имущество, но и обязанности получателя ренты. А действия нотариуса в связи с осложнениями возникновения права собственности на имущество, обремененное рентой, должны быть направлены именно на охрану прав рентополучателя.

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том, что содержащиеся в нем выводы и предложения могут использоваться в дальнейщих теоретических исследованиях, в практической деятельности нотариата и других правоприменительных органов по реализации рентных правоотношений;

в работе по совершенствованию действующего законодательства, направленного на регулирование оборота недвижимости в целом и заключения рентных договоров в частности. Материалы исследования могут найти применение в учебном процессе по курсам гражданского и жилищного права в вузах юридического профиля. Наряду с этим предложения и выводы, сформулированные в диссертации, могут быть использованы в деятельности органов социальной защиты населения РФ.

Аиробация результатов исследования Основные положения исследования были изложены в опубликованных научных статьях, выступлениях соискателя на научно практических конференциях, а также в процессе преподавания курсов «Гражданское право» и «Российское предпринимательское право» в Московском университете МВД России и Московском психолого социальном институте. Результаты исследования внедрены в практику нотариальной конторы Люберецкого нотариального округа Московской области.

Структура диссертационного исследования состоит из введения, двух глав, объединяющих семь параграфов, заключения, приложения, изложенных на 186 страницах, списка использованных нормативных материалов и литературных источников.

и Глава 1. Правовая природа договора ренты.

§ 1. История развития реитных обязательств.

Ученые-правоведы, исследуя тот или иной институт, всегда обращались к рассматриванию вопроса о его правовых корнях, традициях и культуре, в которых он возник и развивался. Исторического аспект был необходим для полного и всестороннего рассмотрения любого правового явления в целях дальнейшего совершенствования законодательства. Это относится и к такому новому для нашей правовой системы - договору ренты.

Слово «рента» в общеправовом плане имеет два значения: во-первых, - это определенный доход с капитала, имущества или земельного участка, не требующий от своих получателей предпринимательской деятельности, а во-вторых, - это определенная ежегодная сумма, уплачиваемая страховым обществом застраховавшемуся. ^ Термин «рента» и обозначаемое им содержание зародились еще в древнем Риме. Это слово укоренилось во многих языках - французском (rente), немецком (rente), английском (rent).

Сами рентные отнощения оформилялись в виде договора. Договор ренты известен со средних веков. В литературе упоминаются две основные причины возникновения договора ренты в европейском законодательстве.

По мнению известного французского цивилиста Л.Ж. Морандьера, одной из них являлся недостаток наличных денег, которая и привела к появлению ренты недвижимости (рентной аренды). «Собственник, - как отмечал Л.Ж.

Морандьер, - желавший продать свое недвижимое имущество, легче находил приобретателя, желавщего выплатить ему вечную ренту, чем такого, который бы согласился уплатить капитальную сумму, ибо изобилия ' Юридическая энциклопедия. Под ред. М.Ю. Тихомирова. М.,Юринформцентр., 1998г., с.390.

^ Там же. С. 143.

наличных денег не было». Другой причиной появления ренты было то, что «церковь, так же как и светское законодательство, запрещала процентные займы, которые клеймились как ростовщические». По его мнению, «это был стеснительный запрет, и люди изощрялись в его обходах. В частности, для этого пользовались договором об установлении ренты. Заемщик, который получал капитальную сумму, принимал на себя не обязанность уплачивать проценты на эту сумму и возвратить ее, а неопределенную обязанность выплачивать кредитору ежегодную ренту» ^.

Однако исторический подход, а также анализ литературных источников дает основания считать, что институт ренты был распространен еще в римском частном праве. В постклассическую эпоху на востоке Римской Империи конструкция ius in agro vectigali получила распространение как ius perhetuum и ius emphyteuticum (от греч.

«насаждать»). Унификация режима была произведена конституцией императора Зенона (474-491), по которой эмфитевсис стал считаться третьем типом (tertiym genus) контракта: в отличие от аренды с личным эффектом и купли, которая в ту эпоху получила реальный эффект, сделка о бессрочной наследственной аренде создавала вещное и обязательственное право одновременно. Специфика нового права отразилась в распределении риска: общий и случайный ущерб нес собственник, тогда как эмфитевта particulare vel aliud leve daninum (особый или иной легкий ущерб).

Император Юстиниан восстанавливает конструкцию ius in re aliena.

Права собственника выражались в обязанности эмфитевты ежегодно вносить ренту (canon), преимущественном праве на покупку участка от эмфитевты (ius praelatonis), а также вправе на 2% от суммы сделки при отчуждении участка третьему лицу (названное в среднее века laudemium).

Пренебрежение этими обязанностями ( в частности — неуплата канона в течение трех лет) лищало эмфитевту прав на участок. В остальном на ^ Л.Ж.Морандьер Гражданское право Франции: книга I. М., 1961г. - с. 253,254.

эмфитевсис был распространен (так, рубрика преторского эдикта, где говорилось только об истребовании, в названии титула Дигест Юстиниана 6,3 нолучила вид:

- «Si ager vectigalis, id est emphyteuticarius, petatur» - «Если нредъявляется требование общественном участке, обремененном рентой, то есть эмфитевтическом участке»).

Эмфитевсис, по мнению В.В. Залесского получил особое значение в средние века^, став моделью для конструкции феодальной собственности:

права сеньора были описаны как явная собственность (dominium eminens), а права вассала уподоблены собственности (dominium utile). Существенное различие, как отмечал Д.В. Дождев заключалось в том, что вассал (в отличие от лично зависимого крестьянина) не обязан соверщать в пользу сеньора никаких имущественных платежей, иными словами является собственником феода, тогда как постклассический институт представлял собой эклектическое смешение личных и реальных прав, типичное для эпохи вульгаризации римского права, и не может быть адекватно описан в понятиях разделенной собственности^.

На Руси в правде Ярослава, известной по записи начала XI века, но по содержанию относящейся к более раннему времени - к X и отчасти к IX веку, речь идет о мужах - рыцарях, хотя и выщедщих из общин и успевщих стать в значительной мере над ними, но еще не потерявших с ними связи, владеющих не только своими конями, доспехами и платьем, но и челядью.

Несомненно, отнощения рыцаря с челядью строятся на принципе отработочной ренты. Аналогичные примеры можно встретить в Правдах, хронологически следующих за Древнейщей.

Различные «работные люди» рядовичи, закупы, вдачи, пущечники, задушные люди, изгои и, вероятнее всего, частично смерды работали на барской земле под непосредственным надзором приказчиков.

* Основные институты гражданского права зарубежных стран. Сравнительно-правовое исследование./ Под ред. Залесского В.В. М.: НОРМА, 1999г. с. 211.

Необходимость непосредственного принуждения (в частности применения физического наказания к закупам «про дело» даже по законом Владимира Мономаха, принятым после киевского восстания закупов) объясняется формой ренты - отработочной, соответствующей недостаточности государственного аппарата.^ Однако здесь же возникают и развиваются новые формы ренты.

Ярослав в 1031 году посадил своих пленных на реке Роси. В более поздних источниках видно, что пленные Ярослава и их потомки живут на этой земле и обрабатывают ее, в первую очередь в пользу князя. Очевидно, здесь применялись принципы ренты продуктами.

В средние века договор ренты был известен в двух разновидностях и в зависимости от ее источника - рента с недвижимого имущества (R.fonciere) и рента с капитала (R.constituee).

Рента с недвижимости была наследственной или вечной. Собственник продавал недвижимое имущество кредитору с тем, чтобы получить под него определенную сумму денег, а затем оно возвращалось к нему для использования на правах зависимого владельца. Владелец обязан был вечно платить ежегодную ренту. Рента с недвижимости обременяла не лицо, а имение. Она уплачивалась каждым владельцем недвижимости покупщику, его наследникам или каждому держателю рентного документа, получивщему его по передаточной надписи, (позднее без нее;

документ обращается в бумагу на предъявителя). Лицо, получивщее имение могло освободиться от повинности платить ренту не посредством выкупа, который не допускался, а лищь посредством передачи имения другому владельцу. Он мог и просто бросить имущество и этим освободиться от уплаты. Право кредитора вступления во владение оставленным домом было признано за кредитором лишь позднее, поэтому в городах встречались ряды Дождев Д.В. Римское право частное право Учебник. М.: НОРМА, 2003г. с. 469.

Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995г. С.291.

заколоченных домов. Известный ученый-цивилист К.П. Победоносцев по данному аспекту писал, что «договор такого рода соответствовал состоянию тогдащнего хозяйства и потребностям кредита: хозяйство было первобытным, то есть неделимое, и главная ценность недвижимого имущества состояла во внутренней производительности почвы и угодий, не подлежавшей верному и постоянному учету;

а с другой стороны. Денежный личный кредитор не был обеспечен во взыскании своего долга с наследников в случае смерти должника».^ Сначала, как отмечал В.М.

Нечаев на одно и тоже имущество не допускалось установление нескольких рент (cens sur п"а lien - французское правило).^ Позднее это правило утратило свое значение, так как ценность первоначальных рентных платежей уменьшалась, а ценность имущества возрастала, и по этому стало возможным установление на одно имущество нескольких рент, а это, в свою очередь, приводило к тому, что вечные ренты поглощали все доходы, стесняя свободу зависимого владельца. Поэтому уже с XIII века возникает право должника на выкуп ренты. В последствии с развитие и усилением роли денежного капитала кредит устанавливался и на других основаниях.

«Ныне, указывал К.П. Победоносцев, - кредит утверждается преимущественно на личном доверии и на уверенности в способах высказывания, а в недвижимом имении ищет лищь дополнительного обеспечения;

ипотеки вошли в общее yпoтpeблeниe».^ Таким образом, рента с недвижимости, постепенно изменялась и развивалась, преобразуясь в две конструкции - собственно поземельную ренту, но уже с правом выкупа, она причислялась, как правило, к личным, а не к вещным правам (как во французском законодательстве), и ипотека — как результат преобразования рентных отношений в ипотечные (как в германском законодательстве).

^ Победоносцев К.П. «Курс гражданского права». С. * Нечаев В.М. «Покупка ренты».// Энциклопедический словарь. Изд. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А., т. XXIV С.255.

' Победоносцев К.П. Указ. Соч. с.345.

Второй вид договора - рента с капитала или установочная рента, также получил широкое распространение в средние века в западном законодательстве, но уже по другой причине. Церковь и светское законодательство запрещали процентные займы, которые клеймились как ростовщические. Для того чтобы обойти запретительные законы о процентах, люди заключали договор ренты, по которому капитал отдавался в пользование лицу или учреждению не за известные проценты, а с тем чтобы лицу, передающему капитал, уплачивалась ежегодная определенная сумма денег в виде периодических платежей (рента). Такая пожизненная рента, как правило, обусловленная жизнью кредитора или третьего лица, могла быть установлена в пользу кредитора, третьего лица, или нескольких лиц. Подобный договор мог оформляться и дарственным способом по правилам о дарении или о завещании. Этот институт ренты получил развитие, особенно в городах. Договоры пожизненной ренты часто заключались с особыми товариществами или государственными и городскими учреждениями. Право на ренту этого вида было вещное, соединявшееся с записью акта в поземельную книгу, и повинность платежа лежала не на лице, а на имении. Освободиться от этой повинности можно было не посредством выкупа, который не допускался, а лишь посредством оставления имения, или передачи его другому владельцу.'° Непосредственным поводом к использованию соответствующих отношений и их регулированию послужило главным образом, недостаточное развитие кредита. Рассматриваемый институт возник как одно из средств обеспечения получения дохода и сразу же разделился на два в зависимости от продолжительности действия соответствующего источника средства.

Здесь следует упомянуть еще об одной разновидности договора ренты - государственной ренте, - это особый вид государственного займа, по Победоносцев К.П. Указ. соч. с. 351-352.

которому государство принимает на себя обязательство уплачивать ежегодно или в более короткие сроки определенную ренту на занятый капитал, без обязательства когда-либо возвратить сам капитал. Историки указывают, что такая рента возникла при Франциске I, эдиктом которого октября 1522 года были созданы rentes derhotel deville de France/' Государственная рента чаще всего была непрерывной или вечной, хотя существовала и срочная рента по которой платеж дохода производился в течениие определенного срока, а по окончании его государственное обязательсьво прекращалось. Также применялась пожизненная рента, при которой государство выплачивало своему кредитору определенный доход в течение всей жизни. Эти ренты применялись во Франции и Англии.

Определенное развитие в этот период получила рента с пожизненным содержанием. Такой вид договора возник, как результат существовавшего обычая отправлять в монастыри и церкви движимое и недвижимое имущество, в том числе и денежные средства в обмен на обеспечение своего содержания в виде пожизненной ренты.

Одним из первых законодательных источников регулирования соответствующих отнощений стал Гражданский кодекс Франции 1804 года (кодекс Наполеона)'^, продолжающий оставаться важнейщим источником действующего гражданского права Франции. В нем содержится специальная глава, посвященная договору ренты, включая также все виды ренты - вечные, пожизненные, государственные, подлежащие выплате частным лицам, как земельные, так и установочные отнесены к числу движимого имущества. В кодексе особое внимание уделено соблюдению условий признания соответствующего договора действительным, а также «последствиям договора для договаривающихся сторон», то есть правам и " Струве П.Б. «Рента государственная»//Энци1слопедический словарь. Изд.: Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон, T.XXVI, СПб, 1899г. с. 583.

• Далее-ГКФ.

^ обязанностям сторон в этом договоре и порядке реализации соответствующих прав (ст. ст. 1968- 1983 ГКФ).

В соответствии с ним устанавливалась и пожизненная рента путем «дарения между живыми» (ст. 1969 ГКФ) или путем завещания.

Пожизненная рента могла быть установлена на время жизни (sur la tete) того лица, которое уплатило ее цену, или на время жизни третьего лица. Размер пожизненной ренты определялся по соглашению сторон. При нарушении порядка внесения платежей лицо, в пользу которого устанавливалась рента, имело право наложить арест и потребовать продажи имущества должника, либо потребовать, чтобы было сделано распоряжение или дано согласие на внесение на хранение из вырученных от продажи средств суммы, достаточных для производства платежей. '^ В Германии договор ренты приобрел широкое распространение с конца XIX века, когда в Западной Пруссии и Познани, в целях германизации польских земель, были созданы рентные имения, поселенцы которых были обязаны платить ежегодную ренту, которую могли выкупать.

В Германском Гражданском Уложении сохранилось понятие «рентный долг», под которым понимается обременение земельного участка таким образом, чтобы лицу, в пользу которого установлено обременение, выплачивались периодические платежи в определенной денежной сумме, при этом право на погашение рентного долга принадлежит собственнику, кредитор же не мог требовать погашения рентного долга, за исключением случая, если собственник допускает ухудшение земельного участка. Такое ограничение этого права допускалось на тридцать лет. В разделе «Отдельные виды обязательств» ГГУ содержалась особая глава (глава 16) посвящена пожизненной ренте. В этой главе, прежде всего, обращено внимание на необходимость выплачивать пожизненную ренту авансом.

Р1меется ввиду, что если рента носит денежный характер, ее выплата должна производиться не позднее, чем за три месяца до наступления срока.

К этому добавляется норма об обязательной письменной форме сделки.'"* Анализ ГГУ позволил выявить и еще одну интересную конструкцию ренты, содержащуюся в разделе «Собственность», в котором отмечалось, что если собственником земельного участка без умысла или грубой небрежности была застроена часть соседнего земельного участка, а сосед сразу, после нарушения границ, не заявил о своем возражении, в этом случае соседу ежегодно должна выплачиваться денежная рента авансом за год вперед. Право на ренту являлось приоритетным по сравнению с другими правами, установленными на участок и прекращалось с устранением нарушений границ.

К числу других источников, регулирующих рентные отношения, относится «Общее Гражданское Уложение Австрийской империи», принятое в 1811 году, в котором также содержался договор пожизненной ренты (ст. ст. 1284-1286). Пожизненная рента в соответствии с Уложением, устанавливалась на время жизни лица «за деньги или за вещь, оцененную на деньги», она выплачивалась ежегодно, «при сомнении за четверть года вперед», прекращалась во всех случаях со смертью лица на время жизни которого она установлена. Далее в законе отмечалось о «весьма большом сходстве договора пожизненной ренты с правоотношениями, именуемыми как «прожиточные выдачи». Эти отношения возникают из договора, по которому приобретатель крестьянского имения при получении его предоставляет отчуждателю на время жизни или вообще на определенный срок вещное право в имении, а иногда предоставляет ему в пользование известные другие части имения и обязывается к выдаче, произведенное натурою или денежных платежей, а часто даже к уходу в случае болезни.'^ ' ' Французский фажданский кодекс 1804 года. М., 1941г.

• Германское право. Часть 1. Гражданское Уложение. М., 1996г., с. 177.

'* " Общее Гражданское Уложение Австрийской империи 1811г., СПб., с. В Великобритании, как известно, основным источником нрава является нрецедент - решение судов. Тем не менее, нроведенный нами анализ литературных источников свидетельствует о том, что в этом нравопорядке существуют работы, нредставляющие собой частные кодификации английского гражданского права. И, в частности, это «Свод гражданского права», составленный в 1938 году Эдуардом Дженксом профессором Лондонского университета и его сотрудниками, а также работы Самонда и Вильямса «Основы договорного права» и В. Ансона «Договорное право», в которых содержится анализ большого числа судебных прецедентов в исследумом нами аспекте.

Всесторонний анализ этих работ позволяет сделать вывод о том, что в Англии договор ренты имеет длительную историю. Его основу составляет специфический способ обеспечения исполнения этого обязательства, раскрытый в работе Э. Дженкса. Это так называемая самопомошь (distress), когда при недоимках по уплате ренты, управомоченный на ее пол)^ение мог войти на участок, захватить и продать движимые веши, который найдет на этом участке, для покрытия недоимок. Если рентой обременена недвижимость, и платежи просрочены на большой срок, то рентополучатель мог удерживать участок в своем владении до покрытия долга из доходов от недвижимости.

Существовавший институт ренты в английском договорном праве, часто назывался аннуитетом (annyute) - ежегодные платежи, который были разнообразны по объему и характеру отношений - продажа под условием выплаты ренты, дарение, завешание под аналогичным условием. Что касается формы, то договор ренты непременно должен был быть оформлен только письменно, как соглашение, которое должно исполняться более одного года с момента его заключения. В настояшее время в Великобритании правило о письменной форме договора сохраняется, при условии, если рентой обременяется недвижимость (Закон о праве собственности 1954 г.).^ Положения договора ренты регулируются и Швейцарским Гражданским Уложением 1907 года. В нем выделены два вида: договор о пожизненной ренте и договор о натуральной пенсии. Первый из них предполагает возможность соответствующих выплат деньгами в течение жизни получающего ренту, а если это прямо предусмотрено договором, то на время жизни платящего ренту, либо третьего лица. Во втором договоре речь идет о предоставлении содержании и ухода, притом таких, которые получатель ренты привык получать, а потому вправе ожидать, исходя из оценки переданного им имущества, с одной стороны, и с учетом привычных для него за последнее время условий существования, с другой.*' Рентные отнощения регулируются также и Гражданским кодексом Японии 1898 года, который был составлен по образцу Германского гражданского Уложения. Одним из существенных условий договора пожизненного содержания, по кодексу является обязанность одной стороны регулярно предоставлять деньги или иные вещи контрагенту или третьему лицу в течение всего периода времени до собственной смерти, смерти контрагента или третьего лица (ст.689 ГК). Примером подобного договора Сакаэ Вагацума и Тору Аркидзуми называют обязательство одного гражданина ежемесячно уплачивать определенную денежную сумму другому гражданину, проработавщему длительное время в его магазине, при этом предполагается пожизненная выплата денежных сумм.*^ Другими словами, отличительной чертой договора пожизненного содержания является возникновение обязательства регулярной пожизненной выплаты денежных сумм. Однако как отмечается в литературе, несмотря на то, что в Японском законодательстве договор " Самонд и Вильяме Основы договорного права. М.: изд. Иностр. Лит., 1995г., с. 144.

" Швейцарское Гражданское Уложение. Петрофад, 1915г., с.151.

пожизненного содержания определен как самостоятельный вид, он мало отличается от других видов договоров, поскольку если обязательство принимается без получения какого-либо вознаграждения на лицо договор дарения, в противном случае - договор купли-продажи. '^ Исследуемый нами вид договорных отношений нашел свое отражение в ГК штата Луизиана США (1994г) в качестве «аннуитета» - ежегодная выплата. Последняя имеет своим основанием договор, по которому передается определенная сумма денег с обязательством не требовать ее обратно до тех пор, пока другая сторона согласна удовлетвориться рентой.

Для аннуитета в упомянутом кодексе установлены различного рода ограничения. В частности, такие как обш;

ая его сумма, размер произведенных в таком порядке выплат, предельный срок выкупа против воли должника и т.д.

Анализ положений кодекса дает основание сделать вывод, что аннуитеты это периодически выплачиваемые суммы, которые в качестве выплаты производятся ежегодно, один раз в пол года, ежеквартально или ежемесячно в начале или конце периода, получаемые от страховой компании в качестве выплат взносов, внесенных в эту компанию, или в виде одноразовой выплаты, или в рассрочку.

В ходе исследования юридической природы договора ренты, диссертант пришел к выводу, что в своде законов Российской империи этому виду договора не нашлось места. Однако это не помешало К.Н.

Анненкову обратить внимание на то, что «не может быть, кажется, никакого сомнения в том, что и у нас подобно тому, как и праву римскому, основанием возникновения обязательства доставлять содержание одними лицами другим может служить не только закон, но также договор как соглашение о таком предмете, который никак не может считаться '* Сакаэ Вагацума, Тору Аркидзуми «Гражданское право Японии», М., Прогресс, 1983 г. Кн. 2, с. 122.

" Сакаэ Вагацума, Тору Аркидзуми: указ соч., с. 123.

предметом, законом запрещенном». Вместе с тем, если обратиться к обычному праву России, то в нем можно было найти не мало примеров о подобных сделках. Так, например, С В. Пахман, рассматривая случаи условной продажи, указывал, что у крестьян встречается продажа с условием оставить купленную вещь в пожизненном владении продавца. В качестве примера он приводит случай из практики, по которому один крестьянин продал другому дом с усадьбой, сохраняя за собой право жить в доме и пользоваться до своей смерти, приобретатель же должен содержать хозяина и похоронить его.^' Впоследствии правила о ренте были включены в Проект Гражданского Уложения России, который разрабатывался на основе положений и норм зарубежного законодательства, и в особенности Германского и Швейцарского. Поэтому нормы о ренте в Проекте имели много общего с кодексами этих государств. В Проекте предусматривались два вида договора - пожизненный доход (рента) и пожизненное содержание.

Рента могла быть назначена как в виде денежных платежей, так и в натуральной форме. Договор мог быть установлен в пользу контрагента или в пользу третьего лица. Была установлена периодичность рентных платежей - «вперед за каждые три месяца», если иное не предусмотрено соглащением сторон (ст. 1095). Наряду с этим в Проекте предполагалось обеспечение договора залогом, но не автоматически, а по желанию сторон, потому как это было в их интересах. Также было закреплено положение о том, что если лицо, уплачивающее доход, объявлялось несостоятельным, то «получающий означенный доход, когда таковой обозначен закладом или залогом, пользуется преимущественным удовлетворением» (ст. 1096). Если же доход не обеспечен залогом, то требования получателя должны удовлетворяться наряду с другими кредиторами. Поэтому в Проекте в ^° Анненков К.Н. «Система русского фажданского права». T.IV, Отдельные обязательства. СПб., 1904г., с. 566.

интересах получателя ренты было закреплено право залога. В случае неисполнения договора получатель дохода мог потребовать возвращения имущества. В рассматриваемом аспекте следует отметить и то, что в Проекте право получателя пожизненного дохода не прекращалось в связи с лищением его всех прав состояния, либо с принуждением его к каторге или ссылке, то есть в этом случае не смешивались нормы публичного и частного права.

Однако Проект Гражданского Уложения России не был принят в связи с началом первой мировой войны, а затем по причине революционных событий в России. Поэтому договор ренты и пожизненного содержания долгое время не мог найти свое отражение в нормах российского гражданского законодательства.

Результаты проведенного нами исследования свидетельствуют о том, что в советский период становление договора ренты прощло несколько стадий. До 1964 года договор относился к числу так называемых непоименованных договоров. В ГК РСФСР 1922 г., как и в других актах гражданского законодательства того времени, договорные модели, подобные договору ренты, отсутствовали в силу причин идеологического порядка: никакое ростовщичество не допускалось вообще, сказывалась политическая направленность законодательства. Вместе с тем, уже в годы нэпа участились случаи заключения договоров продажи жилых строений под условием предоставления продавцу пожизненного содержания. Такие договоры неоднократно рассматривались судами. Основанием для этого служили разьяснения отдела НКЮ N1103 от 12октября 1923 года, в котором относительно передачи жилых строений под предоставление иждивения продавцу покупателем сказано, что "либо эта сделка притворна, прикрывая фактическое дарение, либо она явно не выгодна для одной из ^' Обычное гражданское право в России. Юридические очерки Пахмана СВ., СПб, 1879г., с. 147.

сторон и заставляет подозревать ростовщический элемент".

Тем не менее, судебная практика была достаточно противоречива, в конечном счете, это объяснялось различным отношением к непоименованным договорам. Отказывая в удовлетворении основанных на таком договоре исков, суды ссылались на то, что законодательство подобных договоров не знает. И это обстоятельство считалось достаточным для отклонения исковых требований по поводу неисполнения или ненадлежащего исполнения стороной принятых на себя обязательств по содержанию контрагента.

Однако в ряде случаев суды занимали иную позицию. Они исходили из признания действительным договора, построенного по любой не противоречащей закону модели. В этой связи в качестве мотива для приведенного вывода применительно к ренте суды ссылались на ст. 106 ГК 1922 года, согласно которой одним из возможных оснований возникновения обязательства был договор как таковой. При этом названная статья не содержала указаний на ограничение ее действия договорами, предусмотренными в ГК или ином законе. Поэтому поводу в литературе отмечалось, что до 1940 года нотариальная инструкция НКЮ УССР (ст. 120) допускала заключение договоров дарения с возложением на одаряемого обязанности пожизненного содержания дарителя. Однако в последствии директивным письмом НКЮ УССР от 1 августа 1940 года прямо запрещалось вносить в договор дарения пункты об обязательстве содержания дарителя и указанных им третьих лиц, а также какие-либо другие условия, которые ограничивали бы право одаряемого в распоряжении подаренным имуществом.^^ В нормативных актах РСФСР по этому вопросу не было никаких указаний. На практике, как указывал В.Ф. Маслов, все же существовали Ем B.C. Договор ренты. // Законодательство. 1999г., №5. с. 8.

такие соглашения между гражданами, где предметом обычно являлся дом, и чаще всего они (соглашения) оформлялись двумя договорами: письменным договором о пожизненном содержании бывшего собственника и письменным договором о передачи дома в собственность обеспечивающего лица. Нотариусы удостоверяли подобные соглашения, так как нотариальные инструкции прямо не запрещали договора о пожизненном содержании.

В годы Великой Отечественной войны и после нее в условиях разрухи и имущественной бедности значительной части населения судебная практика вновь столкнулась с необходимостью рещения споров, возникщих из договоров отчуждения жилых строений под условием предоставления продавцу пожизненного содержания. Поэтому, не случайно отличная от существовавщей во времена нэпа социально-экономическая ситуация побуждала многих ученых-юристов искать теоретическое обоснование для признания указанных договоров действительными. Аргументами в пользу их признания были следующие обстоятельства:

а) в гражданском законодательстве РСФСР не было исчерпывающего перечня всех видов договоров, и отсутствие в ГК РСФСР упоминания о том или ином договоре не означало их недействительности;

б) договор продажи жилого строения под условием бесплатного пожизненного содержания - это тип безымянного возмездного договора: в нем есть цена в виде натурального эквивалента.^^ После окончания Великой отечественной войны в России появилось много одиноких и престарелых граждан, а также инвалидов, которые нуждались в постоянном уходе. И поэтому многие из них желали под уступку своих прав на имущество получать содержание. Появление на практике подобных договоров не прощло незамеченным и в науке. Поэтому ^' Маслов В.Ф. Договоры с условием пожизненного содержания.// Советское государство и право, 1954г., № 6 с. 112-116.

^* Рясенцев В.А. Договор об отчуждении строения на условии пожизненного пользования.// Социалистическая законность. 1945г. К°1-2. с.23-26.

не случайно между учеными в эти годы развернулась «острая» полемика по поводу действительности пожизненного содержания. Так, например, уже в последние месяцы войны были опубликованы в порядке обсуждения научная статья В.А Рясенцева, а вслед за нею работы М.И. Бару, А.А.

Ерошенко,^^ В.Ф. Маслова^^, которые выступали, в основном, за включение соответствующего договора в новый Гражданский кодекс. Также такой договор широко применяется в быту и полностью отвечал интересам сторон, в первую очередь, престарелых и нетрудоспособных собственников имущества. Констатируя в указанном случае правильную постановку вопроса, следует отметить, что эту точку зрения не разделяла другая группа ученых-цивилистов. Наиболее распространенными аргументами, опонентов служили утверждения о том, что в подобных договорах соотношение стоимости самого содержания и передаваемого имущества невозможно заранее определить, да и вообще сопоставить. А это, по их мнению, открывало большие возможности для кабальных сделок, которые заключались одной из сторон, воспользовавшись тяжелым материальным положением ее контрагента, который был готов передать свой дом в обмен на весьма неопределенное обязательство по своему содержанию. И.Л.

Брауде, разделявший эту точку зрения, хотя и не отрицал допустимость таких обязательственных договоров, тем не менее, считал, что такой договор противоречит нормам обязательственного права. И приводил следующие доводы: во-первых, цена в договоре не поддавалась никакому учету, а это, по его мнению, приводило бы к стихийным рыночным отношениям, что не допустимо при социалистическом ведении хозяйства.

^^ Рясенцев В.А. Указ. Соч. с. 23-36.

^* Бару М.И. Договорные обязательства о содержании // Ученые записки Харьковского юридического института. Вып.З,Харьков, 1948г. с. 193.

^^ Ерошенко А.А. О договоре содержания // Советское государство и право. 1955г. №11, с.26.

^^ Маслов В.Ф. Указ. Соч.с.112-116.

^' См. например: Брауде Л.И. Право на строение и сделки по строениям по советскому праву. М.: Гос.

изд-во юр. лит., 1954г. с.137-139.

Во-вторых, условия, в зависимость от которых ставилась цена не могли быть точно определены. Поэтому сделка приобретает характер спекуляции, ибо каждый из ее участников ищет выгоду только для себя.

Далее автор указывал, что договор нельзя подвести ни под один из похожих видов. Например, как своеобразный договор страхования, так как страхование одного гражданина другим явно противоречило закону, ни как договор дарения, в силу нарушения принципа возмездности^^. Между тем, как свидетельствуют результаты проведенного нами исследования эта точка зрения не получила поддержки как в юридической литературе, так и на законодательном уровне, в результате чего Гражданский кодекс 1964 года признал существование таких видов договоров, и в отдельной главе кодекса «Купля-продажа» были включены две статьи, посвященные «купле-продаже жилого дома с условием пожизненного содержания продавца».

Вместе с тем следует особо подчеркнуть, что в этот период, в цивилистической науке было много споров о правовой природе данного договора. Некоторые авторы (А. Штейнберг, М.И. Бару), относили этот вид договора к договору безвозмездного дарения.^' Ряд других ученых не разделяли эту точку зрения. Например, В.Ф. Маслов отмечал, что обязанность пожизненного содержания является своеобразным материальным вознаграждением за уступку права собственности, и договор не может быть квалифицирован как безвозмездный. По его мнению, договор с условием пожизненного содержания является своеобразным договором купли-продажи, но в законе следует оговорить, что имущество престарелого не должно составлять общую совместную собственность участников договора."'^ Удачнее на нащ взгляд, рассматривал сущность исследуемого вида договора В.А. Рясенцев, который предлагал рассматривать договор Брауде Л.И. Указ соч. с. 137.

' ' Бару М.И. Договорные обязательства о содержании // Ученые записки Харьковского юридического института. Вып. 3, Харьков, 1948г.

^^ Маслов В.Ф. Договоры с условием пожизненного содержания.// Советское государство и право, 1954г., пожизненного содержания как самостоятельный вид договора.^"' Поиски лучшей регламентации этих отношений привели к тому, что в гражданских кодексах союзных республик данный договор получил различную правовую регламентацию. Все принятые тогда кодексы содержали самостоятельную главу, получившую название либо «Договоры отчуждения жилого дома с условием пожизненного содержания» (Латвия, Литва, Белоруссия, Армения, Эстония), либо «Договор пожизненного содержания» (Грузия, Украина). Но при любом варианте регулирование соответствующих отношений оказывалось за пределами договора купли продажи.


Песмотря на то, что ГК РСФСР квалифицировал эти отношения как разновидность купли-продажи, тем не менее, не содержал, каких-либо особенностей в регулировании отношений пожизненного содержания по сравнению с кодексами союзных республик. Так, ГК Азербайджанской ССР в числе необходимых условий указывал обязательную оценку дома (ст.247 ГК Азербайджанской ССР). ГК Эстонской ССР допускал заключение договора в пользу нетрудоспособных членов семьи отчуждателя (ст.432 ГК Эстонской ССР). Необходимо отметить, что из всех республиканских кодексов того периода только ГК Узбекской ССР наиболее полно регламентировал договор пожизненного содержания.

Правила по его применению предусматривали условия по обеспечению его исполнения - дом оставался в залоге у отчуждателя на все время действия договора (ст. 280 ГК Узбекской ССР), оговаривались последствия расторжения договора - суд вправе был обязать иждивенца возместить приобретателю произведенные им затраты на дом, с зачетом полученных на время владения домом доходов (ст.284 ГК Узбекской ССР). ГК Литовской ССР (ст.284) и Белорусской ССР (ст.251) допускали передачу в •" Рясенцев В.А. Договор об отчуждении строения на условии пожизненного пользования.// Социалистическая законность. 1945г., №1- собственность приобретателя наряду с жилым домом и иное имущество.

В этой связи, как свидетельствует анализ литературных источников, многие российские ученые продолжали настаивать на том, чтобы и в РСФСР этот вид договора имел также самостоятельную модель с присущей ей правовыми особенностями. Например, О.С. Иоффе считал, что «при всем отличии от купли-продажи договоров поставки и контрактации, они, как выражающие обмен имущества на деньги, более приближены к ней, чем договор пожизненного содержания, в котором для одной из сторон возмездность означает предоставление обеспечения в виде жилья, питания, ухода и помощи. Поэтому, пожизненное содержание... в действительности представляет самостоятельный договор».^"^ Эту точку зрения разделяли Ю.К. Толстой, А.Ю. Кабалкин и ряд других ученых цивилистов,"'^ которые полагали, что по договору имущество должно передаваться плательщику ренты исключительно в собственность, в нем должен быть ограниченный круг участников (получателем и содержателем мог быть только гражданин), а отношения между ними носили длящийся характер.

Таким образом, результаты проведенного исследования дают основания сделать вывод, что институт ренты прошел в своем развитии длительный исторический путь, и многовековая традиция подтверждает его существование и актуальность до настоящего времени. Накопленный в правопорядках различных государств, включая и Россию, материал нуждается в подробном анализе исследуемых отношений по ряду обстоятельств: дать оценку правового механизма рентных отношений с учетом их формирования и развития в теории и на практике;

выявить современные тенденции и закономерности развития договора ренты с целью разработки теоретических выводов и практических рекомендаций по ^* Иоффе О.С. Обязательственное право. Юр. лит. М., 1975г. с.294.

^' Гражданское право, ч.2, / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого, М. Проспект, 1997г. с. 136.;

Кабалкин А. Договоры об отчуждении имущества с условием пожизненного содержания. // Соц. Законность, 1965г., №1, С.78.

совершенствованию действующего гражданского законодательства и правоприменительной деятельности. Такой подход позволит исследовать не только теоретический проблемы правового регулирования института ренты, обусловленного переходом России к рыночным отношениям, но и проанализировать юридическую природу договора ренты и его соотношение с другими видами обязательств.

§ 2. Правовая, характеристика договора ренты и его соотношенне с другими гражданско-нравовыми договорами.

Понятие и общая характеристика договора ренты.

Легальное определение договора ренты дано в п.1 ст. Гражданского кодекса РФ. По договору ренты одна сторона (получатель ренты) передает другой стороне (плательщику ренты) в собственность имущество, а плательщик ренты обязуется в обмен на полученное имущество периодически выплачивать получателю ренты денежные платежи в виде определенной денежной суммы либо предоставления средств на его содержание в иной форме.

Для определения сущности рассматриваемого договора, как и любого другого, имеет значение его юридическая квалификация. Классификация договоров позволяет выделить их правовые особенности и лучше понять правовую специфику отдельных договоров, их значение и сферу применения. Классификация проводится по различным основаниям.

Так, в соответствии с критерием наличия встречного удовлетворения интересов во взаимоотношениях контрагентов по договору производится деление договоров на возмездные и безвозмездные. Это разграничение всегда носит легальный характер. Договор ренты является, безусловно, возмездным, то есть встречная обязанность в предоставлении материального или иного блага обязательна. Причем договор является возмездным независимо от того, выплачивается ли получателю ренты помимо рентных платежей цена этого имущества или нет. Если имущество передано под выплату ренты бесплатно, то договор, тем не менее, остается возмездным, поскольку налицо встречное предоставление в виде рентных платежей. Хотя договор ренты возмезден подобно, например, займу, характер возмездности здесь иной. В договоре займа она проявляется в необходимости для заемщика возвратить сумму долга плюс проценты. В договоре ренты возмездность выражена в выплате, лишь сходной с процентами. В данном случае сумма, переданная получателем ренты ее плательщику, трансформируется в «проценты», уплата которых осуществляется в указанные в договоре сроки и в установленных ими размерах. При этом договором может быть предусмотрена выплата бессрочно (имеется в виду постоянная рента) либо на срок жизни гражданина (пожизненная рента и ее разновидность - пожизненное содержание с иждивением)^^.

Любой возмездный договор предполагает встречное предложение, однако, «возмездность» не предполагает эквивалентное предоставление обеих сторон. Например, в английском праве неформальное обязательство, принятое без встречного удовлетворения, не обладает исковой защитой, даже если кредитор действовал на его основании в ущерб себе. Встречное удовлетворение не должно быть эквивалентным обязательству, однако, с точки зрения права оно должно иметь некоторую ценность.

В доктрине римского права laesio enomiis, касающейся прежде всего договора купли-продажи, необходимо, что бы уплачиваемая цена была справедливой и соразмерной, в противном случае продавец вправе расторгнуть договор если покупатель не проявил готовности согласиться на справедливую цену. Данное положение не является частью английского "общего права". Однако в «праве собственности» неиквивалентность встречного удовлетворения рассматривается как дополнительное доказательство обмана или злоупотребления влиянием, что предоставляет должнику возможность возражать против иска об исполнении в натуре или добиваться анулирования его обязательства.

Неэквивалентность взаимных предоставлений по договору, даже совершенно очевидная (например, добровольная или даже намеренная • См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн.2. М.: 2000г. с.629.

* ' " Ансон В. Договорное право. Под ред. Садикова О.Н., М.: Юридическая литература. 1984г. с.74.

переплата цены), не делает возмездный договор (купли-продажи, мены, займа и т.д.) безвозмездным, то есть дарением, В Англии суды не вырабатывают сделок для спорящих сторон и, если лицо получает то, для чего оно вступило в договор, суды не интересуются, была ли здесь эквивалентность обязательству, которое оно предоставило взамен. Встречное удовлетворение может быть выгодой для должника или для третьей стороны, и может не предоставлять какой-либо очевидной выгоды для кого бы то ни было и составлять лишь ущерб для кредитора.

Таким образом, «эквивалентность встречного удовлетворения должна рассматриваться сторонами во время заключения соглашения, но не судом, когда испрашивается его принудительное исполнение.

Однако российская правовая система не применяет указанный выше правовой принцип, так как в отечественном законодательстве на первое место выдвинуты нормы права, рассматриваемые как нормы поведения, также отвечающие нормам справедливости и морали, что и соответствует романо-германской правовой системе, В основе разграничения реальных (от лат, «res» - вещь) и консенсуальных (от лат, «consensus» - общее соглашение, согласие) договоров лежит признание правообразующим фактом - либо самого соглашения (консенсуальный договор), либо основанной на соглашении передачи вещи или иного имущества (реальный договор). Деление договоров на консенсуальные и реальные опирается на соответствующее указание в ГК РФ (ст, 433). Говоря о консенсуальном договоре, ГК РФ подчеркивает, что договор признается заключенным в момент получения акцепта тем, кто отправил оферту. Для заключения реального договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента его передачи. Анализ положений ГК РФ позволяет сделать вывод о легальной презумпции в пользу консенсуальности договора.

Отнести тот или иной договор к одному из названных видов, классифицировать его - значит глубоко изучить его нрироду. Впервые данное деление встречается у римских юристов. В Институциях Гая применительно к обязательствам, возникающим из договоров сказано: «Они возникают вследствие передачи вещи, или торжественными словами, или письменным образом, или простым соглашением» (Гай, I, II, 89).''^ «Основанием для этого деления, - писал Покровский, - служит различие в самом обязывающем моменте».'*^ Таким моментом (начиная с которого они получают юридическую силу) для реальных договоров служит момент, когда на основании соглашения одна сторона передала другой ту вещь, которая была предметом договора. До этого «соглашение само по себе значения не имеет».'*^ Согласно римскому праву это будет соглащение о заключении договора в будущем.


Конструирование того или иного договора, как реального или, напротив, консенсуального, зависит от того, в чем выражается интерес каждой из сторон и какова цель договора, которая в общем виде представляет собой сумму интересов контрагентов. Если данная цель состоит в получении вещи, в работе или в услуге и соответственно в вознаграждении, то указанное действие (по передаче вещи, выполнению работ, уплате вознаграждения или указанию услуг) становится предметом договора. В остальных случаях, когда предметом договора служит соверщение определенных действий по отнощению к имуществу, законодатель выбирает модель реального договора.

Обзор литературы по обозначенным направлениям научного исследования позволяет утверждать, что ряд ученых-цивилистов договор ренты до настоящего времени характеризуют по-разному. Некоторые ^* Ансон В. указ. Соч. с.74.

^' Хрестоматия по всеобщей истории государства и права / под ред. Батыра К.И. и Поликарповой Е.В. М.:

Юристь, 1996г.. С. ^ Покровский И.А. История римского права. Спб.: Летний сад, журнал «Нева» 1999г. С.391.

*' Покровскиий И.А. указ. соч. с.480.

авторы считают договор ренты реальным'^^, по мнению других - это договор консенсуальный^^, ряд авторов полагают, что это реальный договор при отчуждении движимого имущества, а при отчуждении недвижимого имущества договор ренты следует считать консенсуальным'*'^.

В рассматриваемом аспекте Г.Ф. Шерщеневич исследуя данный принцип на примере Французского кодекса, соверщенно справедливо указывал, что «взгляд по которому право собственности переходит в момент соглащения, а не передачи, приводит постепенно к противоречиям».

И как далее он отмечал, в интересах третьих лиц французский законодатель был вынужден постановить, что если кто-либо обязался дать или передать движимую вещь последовательно двум лицам, то право собственности приобретает тот, кому предоставлено владение вещью, хотя бы право его возникло позднее (Кодекс Наполеона, ст. 1141). Очевидно, что законодателю прищлось отступить от своего принципа в наиболее важном случае его применения. Кроме того, принцип французского законодательства стал в противоречие с другим выставленном в нем принципом - еп fait des meubles possession vaut titre (no отнощению к движимости, владение равносильно правосознанию (фр.))- С этим принципом не согласуется и право не продавца не передавать вещь, проданную за наличные деньги, если покупщик не платит ее цены (Кодекс Наполеона, ст. 1612).

Приобретение права собственности посредством передачи было признано римским правом, а в настоящее время этого начала придерживается и германское законодательство. По новому Германскому Уложению, - передача составляет необходимое условие перехода права собственности на движимость (ч.1 ст.929). Таково обще правило. Передача по ГУ представлялась излишней в трех случаях:

'*^ Романец Ю.В. Рента и пожизненное содержание с иждивением.// Экономика и жизнь - Юрист. 1999г.

№51. С.З.;

Гражданское право: Учебник / под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. ч.2. М., 1997г., с. 138.

*^ Цыбуленко З.И. Рента и пожизненное содержание с иждивением // Российская юстиция. 1998г. №7.

С.44.

Ем B.C. Договор ренты.//Законодательство. 1999г., №5, с. 13.

а) когда приобретатель уже владеет вещью (ст.929, ч.2 - tradito brevi manu (передача очевидная короткой рукой) (лат.));

б) когда прежний собственник, по соглашению, продолжает держать веш;

ь у себя (ст,930, constitutum possessorium (уговор ладельцев) (лат.));

в) когда отчуждаемая вещь находится во владении третьего лица и состоялось соглашение, в силу которого собственник уступает приобретателю свое право на иск (ст.931). Напротив, французское право считает излишней передачу и признает вполне достаточным одно соглашение, по которому право собственности приобретается в силу и с момента заключения договора.'^^.

Принимая во внимание обозначенный выше критерий применительно к договорам ренты, диссертант полагает, что легальное определение реального договора в части, относящейся к платежам ренты, должно было содержать формулу «передает в собственность», а консенсуального «обязуется передать в собственность».

Необходимо заметить, что первая из указанных двух формул использовалась в свое время не только в законодательстве республик СССР, выделившие соответствующий договор в отдельную главу, но и ГК РСФСР 1964 года, поместив указанный договор в главу, регулирующую договор «Купли-продажа». При этом создалась весьма своеобразная ситуация, при которой родовой договор - купля-продажа включал в свое определение указание на то, что продавец «обязуется передать в собственность» (ст. ГК 1964 г.), а помещенный в ту же главу договор купли-продажи жилого дома с условием пожизненного содержания рассматривался как таковой, но при условии, что «продавец передает в собственность покупателя жилой дом или часть его», т.е. здесь явно прослеживается модель реального договора.

По иному пути пошел в свое время ГК БССР, который в определении договора, связанного с нредоставлением контрагенту содержания, нредусмотрел, что в нем соответствующая сторона «обязуется нередать имущество в собственность». Таким образом, подобно купле-нродаже, в ГК БССР была закреплена консенсуальная модель этого договора.

Действующий ГК РФ в определении договора ренты (пЛ ст.583) предусмотрел, что получатель ренты «передает... в собственность имущество». Таким образом, соображения в пользу реального характера договора пожизненного содержания с иждивением, высказанные применительно к ранее действовавщим ГК, имеют значение и для современного договора ренты.

Дифференцированный подход к исследуемому договору обуславливает необходимость проанализировать и противоположенную точку зрения - о консенсуальном характере договора ренты. Как подчеркивал О.С. Иоффе этот договор изначально являлся консенсуальным, так как моментом заключения договора пожизненного содержания является его государственная регистрация, а не реальная передача.'^^ Иными словами, если регистрация состоялась, а дом еще не передан, тем не менее, приобретатель уже стал собственником дома, потому и был обязан содержать отчуждателя. Эту позицию разделяют В.А. Тархов,"^^ В.Ф.

Яковлева.'*^ Но это, как раз и вписывается в конструкцию реального договора, поскольку момент государственной регистрации означает переход права собственности, и хотя реальной передачи дома может и не быть, тем не менее. Приобретатель уже является собственником имущества по договору. То есть юридически передача уже состоялась. Некоторые авторы, в частности Н.П. Волощин также относил договор пожизненного содержания к числу консенсуальных договоров, но утверждает, что он ''* Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001г., с.71.

•* Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975г., с.292.

* " Тархов В.А. Советское фажданское право. Ч. 2, изд-во Саратовского университета, 1965г., с.23.

•* Яковлев В.Ф. Советское гражданское право/ под ред. Красавчикова О.А. т.2. с.45.

* является разновидностью договора купли-продажи, и должен соответствовать его общей xapaктepиcтикe.'^^ С этим утверждением нельзя согласиться. Тем более что практически все авторы (в том числе и сам Н.П.

Волошин) впоследствии отмечали, что пожизненное содержание представляет собой самостоятельный вид договора, совершенно отличный от договора купли-продажи.

В рассматриваемом аспекте особую точку зрения высказывает А.

Мамаев, который в статье «Противоречивость договора ренты» отмечает несмотря на то, что договор ренты сформулирован законодателем как реальный, отсылка ст.585 ГК РФ к правилам купли-продажи и дарения при передаче имущества делает его консенсульным. Так во избежание этого противоречия А. Мамаев предложил два варианта - либо «внести изменения в Гражданский кодекс, отдельно предусмотрев последствия отказа от передачи имушества плательшику ренты»^^, либо изменить конструкцию ренты и сделать его консенсуальным и взаимным. «В этом случае отсылка к договорам купли-продажи и дарения будет правомерной и не противоречащей природе договора ренты»^^ На этом фоне заслуживает внимание рассмотрение вопроса о позиции законодателя, которыми он (законодатель) обычно руководствовался при выборе модели соответствующего договора.

Как известно, для гражданского договора наиболее характерна, безусловно, модель консенсуального договора. Это объясняется тем, что договор - соглашение, а если соглашение налицо, то непосредственно из него возникают и те права и обязанности, которые составляют содержание договора. В этом аспекте соверщенно справедлива позиция О.С. Иоффе, считавщего, что консенсуальные договоры обеспечивают больщую правовую защиту: «... не исключено, что после регистрации договора он Гражданское право. Т.2. ответ. Ред. Проф. Орловский П.Е., Корнеев С М. /М... Юр. лит., 1970г., с.36.

Мамаев А. Противоречивость конструкции договора ренты.//Российская юстиция, 1999г., №9. с.17-18.

утратил интерес не для отчуждателя, а для приобретателя. Тогда уже правом принудительного исполнения, несмотря на еще не состоявщуюся мог бы воспользоваться сам отчуждатель».^^ И далее, как отмечал О.С.

Иоффе «единственное возражение против предложенной конструкции (консенсуального договора), могло бы основываться не на тексте закона, а на том, что в таком случае после регистрации договора приобретатель имел бы право добиваться его принудительного исполнения, включая истребование еще не переданного отчуждателем дома. Неясно, однако, почему за отчуждателем нужно сохранять возможность уклонения от договора и после его регистрации со ссылкой на то, что дом еще не передан приобретателю? К тому же не исключено, что после регистрации договора он утратит интерес не для отчуждателя, а для приобретателя. Тогда уже правом на принудительное исполнение, несмотря на еще не состоявшуюся передачу, мог бы воспользоваться сам отчуждатель. А это означает, что, находясь в соответствии с законом, консенсуальная конструкция не ущемляет интересов ни одной из сторон и вместе с тем обеспечивает повыщенную охрану интересов отчуждателя на случай любой неисправности, допущенной другим контрагентом». ^'^ Совсем иное дело, когда речь идет о конструкции реального договора.

Позиция законодателя в этом плане, по мнению диссертанта, связана с необходимостью защиты той стороны, которой предстоит передать вещь другой стороне. Ибо при консенсуальном договоре сторона может понудить контрагента исполнить в натуре эту принятую им на себя обязанность (передать вещь).^"* Применительно к договору ренты это означало бы возможность для плательщика ренты потребовать от получателя, заведомо более слабой и нуждающейся в особой защите стороны, передать " Мамаев А. Указ. соч. с.17-18.

'^ Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975г., с.294.

" Иоффе О.С. указ. соч. с. 296.

^* Яковлев В.Ф. Советское фажданское право/ под ред. Красавчикова О.А. т.2. с. 22.

РОССИЙСКАЯ 41 ГОСУДЛо Af соответствующе имущество под выплату ренты. Поэтому реальная модель договора защищает получателя ренты от такого требования. Наще утверждение основано на том, что не случайно реальный договор характерен именно для фидуциарных, длящихся договоров, а к таковым и относится договор ренты, для которого характерны фидуциарность и длительность отнощений. Имущество передается сегодня, а его эквивалент будет выплачиваться получателю в будущем, в частности, на протяжении всей жизни получателя ренты (или иного, возможно, более определенного срока).

В современной юридической литературе большинство цивилистов ( А.П. Сергеев, М.И. Брагинский, З.И. Цыбуленко), считают, что договор ренты является реальным договором. Интересную позицию по данному договору занимает B.C. Ема, который который характеризует этот вид договора в зависимости от предмета, который передается под уплату рентных платежей - движимое или недвижимое имущество, и от того, на каких началах передается имущество - за плату или бесплатно. По мнению B.C. Ема, договор будет реальным, если по договору передается движимая вещь бесплатно, и будут применяться правила о дарении. Если же движимая вещь передается за плату, то договор будет являться консенсуальным. В этом случае, считает автор, к договору будут применяться правила договора купли-продажи, а именно ст.456 и п.1 ст.556 ГК РФ, на основании которых плательщик «в случае отказа получателя ренты передать в собственность под выплату ренты оговоренное имущество вправе требовать от получателя исполнения обязанности по передаче этого имущества». Если же под выплату ренты передается недвижимое имущество, то в этом случае, пищет B.C. Ем, «о консенсуальности или реальности договора говорить не приходится, так как правообразующая сила договора ренты возникает только во взаимосвязи с другим юридическим фактом — актом государственной регистрации».^^ Таким образом, видно, что в научно-правовой литературе произошло разделение мнений о том является ли договор ренты реальным или консенсуальным. На наш взгляд, реальная конструкция договора ренты обоснована, и в ее защиту можно высказать следующие соображения:

соглашаясь с мнением М.И. Брагинского, необходимо отметить, что такая конструкция защищает «заведомо более слабую» сторону, то есть получателя ренты, а также то, что конструкция традиционна и оправдана практикой. Реальный характер договора ренты был ранее предусмотрен как в Проекте Гражданского уложения, где указывалось, что «плательщик обязуется взамен переданного имущества или уплаченной суммы платить ренту», так и в ГК РСФСР 1964 года. Учитывая, что изменение конструкции договора всегда продиктовано практикой, очевидно, что за время существования договора купли-продажи с условием пожизненного содержания ситуаций, свидетельствующих о необходимости такого изменения, не возникало.

Договор ренты по своей юридической природе является реальным, так как законодатель соответствующим образом сконструировал понятие данного договора в ст. 583 ГК, и это - одна из мер, направленных на обеспечение интересов получателя ренты (с учетом того, что договор ренты считается заключенным лишь в момент передачи вещи, в оплату которой предоставляется рента), что в свою очередь обуславливает жесткие требования к его форме.

Принципиальное значение для классификации договора ренты и высказанных по этому поводу в литературе точек зрения является его деление на односторонние и двусторонние, или же на взаимные и не являющиеся таковыми. Обзор литературы свидетельствует о том, что среди ученых-цивилистов существ)Ают различные мнения по этому вопросу.

Ем B.C. Договор ренты.//Законодательство, 1999г., №5, с. 13.

ключевое значение при этом придается включению договора в число реальных или консенсуальных. Многие из них, указывая на реальный характер договора ренты, определяют его как односторонний обязывающий.^^ Сторонники консенсуальности договора ренты признают его двусторонним и взаимным, т.е. исполнение получателем ренты своего обязательства по передаче имущества возможно только после заключения договора.^'' А, по мнению О.С. Иоффе, считавщего договор пожизненного содержания консенсуальным, определение договора как одностороннего или взаимного следует ставить в зависимость от момента передачи дома.

О.С Иоффе объяснял свою позицию тем, что если дом передан до государственной регистрации, то договор следует считать односторонним, если же передаче дома предществовала государственная регистрация, то договор будет взаимным, так как возлагает обязанность на отчуждателя передать дом.

Придерживаясь мнения сторонников реальной конструкции договора ренты, на наш взгляд, следует признать его односторонне обязывающим, так как после передачи имущества получатель ренты не несет по договору никаких обязанностей, обладая лишь правами.

Характерным признаком договора ренты является его алеаторность (alea - игральная кость), которая выделяется как в зарубежной, так и в отечественной юридической литературе.

Анализ литературных источников свидетельствует о том, что впервые на алеаторный характер договора ренты указывалось в Кодаксе Наполеона, где помимо договора пожизненной ренты в титул XII главы III «Рисковые сделки» отнесились игры, пари, договор страхования, морской заем (ст. 1964).

** Рясенцев В.А. указ. Соч. с.28;

Советское гражданское право, под ред. Маслова В.Ф., Пушкина А.А. Ч.2, Киев, 1983г. с.337;

Советское фажданское право, под ред. Красавчикова О.А., М.1973г., т.2. с.21.

^^ См., например: Бахарева Ю.В. О правовой природе договора ренты.// Юридический мир, М.:2001г., № ** Иоффе О.С. указ. Соч. с. 293.

И в настоящее время в Французском Гражданском кодексе и Германском Гражданском уложении договор ренты номещен неред договорами «проведения игр и пари». Поскольку подобные договоры также относятся к рисковым. Так как конечный результат в таком договоре зависит от случайного события, и неизвестно какая сторона в такой ситуации будет иметь выгоду в последствии.

И как справедливо отмечал О.С. Иоффе, элемент риска, принимаемого на себя каждой из сторон, заключается в вероятности того, что-либо один, либо другой контрагент фактически получит встречное удовлетворение меньшего объема, чем им самим пpeдocтaвлeннoe.^^ Разделяя эту точку зрения, следует подчеркнуть, что в отличие от купли продажи или мены, для которых по общему правилу характерны акты эквивалентного товарообмена, договор ренты всегда сопряжен с риском, так как размер рентных платежей может оказаться больше или напротив меньше стоимости отчужденного под выплату ренты имущества.

М.И. Брагинский, В.В. Витрянский проводят деление всех возмездных договоров на «меновые» и «рисковые» (алеаторные), используя мнение К.П.

Победоносцева, относящего к рисковым договорам те, в которых «по цели и намерению стороны конечный результат и материальная ценность его поставлены в зависимость от события, совершенного неизвестного и случайного, так как при заключении договора не известно, которая сторона в конечном результате выиграет, получит выгоду».^^ Разграничение договоров на меновые и рисковые имеет большое значение и во Французском законодательстве. Заключается это в том, что при некоторых меновых договорах допускается подача иска о расторжении договора в виду его убыточности (ст.1118 ФГК). Рисковый договор не может быть признан недействительным из-за убыточности, даже если по ' Иоффе О.С. указ. соч. с.295.

' Брагиский М.И, Витрянский В.В. указ. Соч. с. 18.

своему характеру он является таковым, поскольку имеет элемент неопределенности.

О.С. Иоффе, определяя договор пожизненного содержания алеаторным, считал, что «таким обстоятельством является смерть отчуждателя, к моменту которой и выясняется, в чем выразилась возмездность совершенного им акта отчуждения в пользу приобретателя».^^ На наш взгляд, все три вида ренты можно отнести к рисковым договорам. В двух из них - пожизненной ренте и пожизненном содержании с иждивением, случайным событием является смерть получателя.

Постоянную ренту также можно отнести к рисковым договорам, поскольку в обстановке нестабильности политического и социально-экономического развития России, инфляции, девальвации рубля, резких ценовых колебаний, договор в силу своего дляшегося характера, становится рисковым, так как выше названные обстоятельства, с одной стороны, могут привести к тому, что обязательство по выплате ренты станет неосуществимым, а с другой стороны, может произойти обесценивание предмета договора.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.