авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Зинец, Роман Александрович Судебный контроль в стадии предварительного ...»

-- [ Страница 2 ] --

^ Епихин А., Селезнев М. Содержание под стражей: прокурорский надзор и су дебный контроль // Российская юстиция. - 1995. - № 2. - С. 39-40.

^ Щерба С. 77., Цоколова О. И. Исследование доказательств обвинения при про верке законности и обоснованности ареста // Российская юстиция. - 1994. - № 12. - С. 45-46.

'^ Селезнев М. Процессуальные вопросы судебной проверки законности и обос нованности арестов // Законность. - 1993. - № 7. - С. 41-42.

смотренный институт закрепился в уголовном процессе и был воспринят как один из существенных шагов в развитии прогрессивных демократических на чал российского уголовного судопроизводства.

Принятая 12 декабря 1993 года Конституция Российской Федерации в части 2 статьи 22 устанавливала, что арест, заключение под стражу и содержа ние под стражей допускаются только по судебному решению. При этом, до су дебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов, однако часть 6 раздела 2 «Заключительные и переходные положения»

определяла, что до приведения уголовно - процессуального законодательства Российской Федерации в соответствие с положениями Конституции сохраняет ся прежний порядок ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подоз реваемых в совершении преступления.

С принятием Конституции в стадии предварительного расследования стал действовать предупредительный судебный контроль, т.е. контроль, направлен ный на охрану права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообш,ений (ст. 23), на охрану неприкосновенности жили ща (ст. 25). Однако широкого распространения в первое время истребование судебных решений для производства перечисленных действий не получило.

Причина этого, прежде всего, виделась в отсутствии уголовно-процессуальной регламентации^ Пленум Верховного Суда РФ, учитывая высшую юридическую силу и прямое действие Конституции РФ, пытаясь восполнить этот уголовно - процес суальный пробел, в Постановлении J » 13 от 24 декабря 1993 года^ (п.1) реко N мендовал судам всех уровней принимать к своему рассмотрению материалы, подтверждающие необходимость ограничения права гражданина на тайну пе реписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, особо подчеркнув, что районные (городские) народные суды, военные суды ар ^ Масленникова Л. Н. Судебный контроль: от Конституции до УПК // Россий ская юстиция. - 1995. - № 8. - С. 45-46.

^ О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 де кабря 1993 г. Ш 13 // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1994. - № 3.

мий, флотилий, соединений и гарнизонов не могут отказать в рассмотрении та ких материалов в случае представления их в эти суды.

Важное значение имело Постановление Конституционного Суда РФ от ^ мая 1995 т} по делу о проверке конституционности ст.ст. 220-1 и 220-2 УПК '* РСФСР в связи с жалобой Аветяна В. А. Гражданин Аветян дважды обращался в суды общей юрисдикции с жалобами на незаконность вынесенного, но реаль но не исполняемого постановления о применении в отношении него в качестве меры пресечения заключения под стражу, но получал отказы на основании то го, что такие жалобы могут быть нринесены только лицами, реально содержа щимися под стражей. Конституционный Суд постановил признать положение ст.ст. 220-1 и 220-2 УПК РСФСР, ограничивающее круг лиц, имеющих право на судебное обжалование постановления о применении к ним в качестве меры пресечения заключения под стражу только лицами, содержащимися под стра жей не соответствующим Конституции РФ^.

Впоследствии, Постановлением Конституционного Суда Российской Фе дерации от 13 ноября 1995 г.^ признано, что ч, 5 ст. 209 УПК РСФСР не явля г^ лась основанием для отказа в судебном обжаловании постановления о прекра щении уголовного дела, вынесенного органами предварительного рассле дования. Это дало возможность обжаловать незаконные, по мнению граждан, решения, не ожидая законодательного урегулирования такой процедуры обжа лования. К мотивам отмены постановлений о прекращении уголовного дела су дом С. Зеленин"^ относил неполноту предварительного расследования, а также ^ О проверке конституционности статей 220.1 и 220.2 Уголовно - процессуаль ного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. А. Аветяна: Постанов ление Конституционного Суда Российской Федерации от 3 мая 1995 г. № 4-П // Собрание законодательства РФ. - 08.05.1995. - № 19. - ст. 1764.

^ Шейнин X. Новые аснекты судебной защиты прав и свобод граждан // Россий ская юстиция. - 1996. - № 8. - С. 49-50.

^ О проверке конституционности части пятой статьи 209 Уголовно - процессу ального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Р. Н. Самигуллиной и А.

А. Апанасенко: Постановление Конституционного Суда Российской Федера ции от 13 ноября 1995 г. № 13-П// Собрание законодательства РФ. - 20.11.1995.

- № 47. - ст. 4551.

'^ Зеленин С. Рассмотрение жалоб на постановление о прекращении уголовного дела // Российская юстиция. - 1996. - № 9. - С. 42-43.

неправильное применение уголовного и процессуального закона.

В жалобах граждан Борисова В. К. и др., а также общества с ограничен ной ответственностью «Моноком» оспаривалась конституционность статей 218, 219 и 220 УПК РСФСР, на основании которых суды общей юрисдикции отказа ли заявителям в принятии к рассмотрению их жалоб на имевшие место в рам ках предварительного расследования решения и действия (бездействие) следо вателей и прокуроров, исходя из того, что разрешение поставленных в них во просов относится к компетенции соответствующих нрокуроров, а не судов об щей юрисдикции. Предмет рассмотрения по данному делу составлял отказ в праве на судебное обжалование действий органа дознания и следователя про курору, а действий и решений прокурора - вышестоящему прокурору.

Конституционный Суд признал несоответствующими Конституции РФ положения ч. 1 ст. 218 и ст. 220 УПК РСФСР, поскольку они, по смыслу право применительной практики, исключали в ходе предварительного расследования для заинтересованных лиц возможность судебного обжалования действий и решений органа дознания, следователя или прокурора, связанных с производст вом обыска, наложением ареста на имущество, приостановлением производства по уголовному делу и продлением срока предварительного расследования^ Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 27 де кабря 2002 г. № ЗОО-О^ подтверждена правовая позиция, что «когда действия и решения органов дознания, следователей и прокуроров порождают последст вия, существенно ограничивая при этом такие конституционные права и свобо ды личности, которые не могут быть восстановлены в результате отсроченного судебного контроля, заинтересованным лицам должна быть обеспечена воз ^ О проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно - процессуального кодекса РСФСР в связи с жало бами граждан В. К. Борисова, Б. А. Кехмана, В. И. Монастырецкого, Д. И.

Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью «Моноком»: Поста новление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 марта 1999 г. № 5-П // Собрание законодательства РФ. - 05.04.1999. - № 14. - ст. 1749.

^ По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 116, 211, 218, 219 и 220 Уголовно - процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Президиума Верховного Суда Российской Федерации и жалобами ряда граж дан: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 27 декаб ря 2002 г. № ЗОО-О // Российская газета. - № 5. -15.01.2003.

можность незамедлительного обращения в суд за защитой своих прав и свобод уже в стадии предварительного расследования».

Впоследствии Конституционный Суд РФ, играя большую роль в обеспе чении гарантий судебной защиты прав и свобод граждан, выступая как судеб ный орган конституционного контроля^ неоднократно принимал решения, фак тически расширяющие перечень принимаемых в стадии предварительного рас следования решений и действий, которые могли быть обжалованы в суд в по рядке судебного контроля. К ним, в частности, относятся:

- Постановление от 13 июня 1996 г. № 14-П, нризнавшее ч. 5 ст. 97 УПК РСФСР не соответствующей Конституции РФ и установившее, что лицо, обви няемое в совершении преступления, вправе обжаловать в суд законность и обоснованность содержания под стражей на любом этапе уголовного судопро изводства, включая ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела. (Собрание законодательства РФ. - 24.06.1996. - № 26. - ст.

3185);

- Определение от 17 февраля 2000 г. № 84-0 по жалобе граждан Лазарева А. В. и др. на нарушение их конституционных прав (Собрание законодательст ва РФ. - 10.07.2000.- J f 28. - ст. 2999), которым положения статей 218 и ^o УПК РСФСР, исключающие возможность судебного обжалования решения следователя и прокурора об отказе в изменении меры пресечения в виде под писки о невыезде, признаны не подлежащими применению судами.

Для закрепления и реализации положений о судебном контроле требова лось новое уголовно - процессуальное законодательство. В соответствии с Ука зом Президента Российской Федерации от 5 декабря 1991 г. № 261 (Ведомости СПД и ВС РФ. - 12.12.1991. - Ш 50. - ст. 1790) на Министерство юстиции РФ была возложена задача практической реализации судебной реформы, в том числе и разработке проекта УПК, который был подготовлен и в 1994 г. опубли кован. Так, раздел «Полномочия суда» предусматривал, что судья рассматрива ет жалобы на действия и решения дознавателя, органа дознания, следователя и ^ Шейнин X. Повые аспекты судебной защиты прав и свобод граждан // Россий ская юстиция. - 1996. - № 8. - С. 50.

прокурора, а также выносит решение об избрании мер пресечения в виде со держания под стражей, домашнего ареста и залога;

помеш;

ении лица в меди цинское учреждение для проведения судебно-психиатрической экспертизы;

производстве осмотра и обыска в жилом помеш;

ении;

наложении ареста на поч товые, телеграфные и иные отправления и об установлении контроля и записи телефонпых и иных переговоров\ По мнению С. Ромазина в этом проекте УПК поддерживались все прин ципиальные положения, отвечаюш;

ие задачам демократизации судебного про цесса, обеспечения конституционных прав и законных интересов участников судопроизводства, обеспечения равенства сторон и состязательности. Преду сматривались и другие гарантии, устраняюп];

ие любую возможность про явления обвинительного уклона в деятельности суда, например, установление судебного контроля за проведением некоторых процессуальных действий в стадии предварительного расследования по уголовному делу^. А. Смирнов счи тал, что главной чертой этого законопроекта являлось сохранение основ суш,е ствуюп];

его порядка предварительного расследования и не состязательный, а в основном розыскной процессуальный порядок досудебного нроизводства"^.

В том же 1994 году опубликован подготовленный в Государственно правовом управлении Президента РФ проект УПК^, пункт 15 части 1 статьи которого, в частности, определял понятие «санкция» как акт утверждения су дом или прокурором решения, принятого органом уголовного преследования в ходе досудебного производства по уголовному делу. В отличие от первого про екта его главной особенностью являлось расширение сферы судебного контро ля на стадии предварительного расследования.

^ Проект Уголовно - процессуального кодекса РФ // Российская юстиция. — 1994.-№11.-С. 35-40.

^ Ромазин С. О ходе подготовки проекта УПК РФ // Российская юстиция. 1996. - № 8. - С. 42.

^ Быков В., Макаров Н. О регламентации следственных действий // Российская юстиция. - 1998. - Хо 2. - С. 22.

^ Смирнов А. Пужен суд правый и милостивый, решительный и скорый // Рос сийская юстиция. - 1995. - № 10. - С. 18-19.

^ Уголовно - процессуальный кодекс РФ (проект) // Российская юстиция. 1994. - № 9. - С. 2-26.

Следует согласиться с С. П. Ефимичевым, что уголовно - процессуальное законодательство должно соответствовать потребностям общества, обеспечи вать неотвратимость ответственности за совершенное преступление, соблюде ние прав и законных интересов личности и общества^ Важный шаг, определивший содержание судебного контроля в стадии предварительного расследования, - принятие в 2001 г. и введение в действие с 1 июля 2002 года нового Уголовно - процессуального кодекса Российской Фе дерации^, который отводит суду центральное место в осуществлении назначе ния уголовного судонроизводства. Обеснечение посредством правосудия защи ты прав и свобод граждан рассматривается Конституцией РФ как основная функция судебной системы. Поэтому содержание установленного законом ста туса суда, т.е. его прав, обязанностей, пределов полномочий и круга предостав ленных суду правовых средств осуществления правосудия и судебного контро ля, в значительной мере влияет на эффективность решения поставлепных перед уголовным судопроизводством задач^.

Судебный контроль за законностью принимаемых решений и действий государственными органами и должностными лицами, осуществляющими функции уголовного преследования, нроявляется в рассмотрении судом возбу жденного следователем ходатайства о производстве процессуального действия.

Соединение в лице прокурора функций расследования нреступлений и надзора за ним противоречит требования системного подхода, вызывает опасные пере косы в стадии предварительного расследования. Таким образом, мы согласны с мнением В. П. Кашепова, что только суд может разрешить этим органам огра ничить права и свободы граждан, обеспечивать соблюдение государственными органами его законных интересов, а ответственность за правильное решение вопросов ограничения конституционных прав и свобод граждан должна перей ^ Ефимичев С. П. Обеспечение прав личности, интересов обш;

ества и государст ва - приоритетная составляющая судебно - правовой реформы // Журнал рос сийского права. - 2001. - № П. - С.44-45.

^ Уголовно - процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный за кон от 18.12.2001 года J a 174 - ФЗ // Российская газета. - № 249. - 22.12.2001 г.

N ^ Булатов В. А. О соотношении судебного контроля и прокурорского надзора на стадии предварительного расследования // Вестник Саратовской государствен ной академии права. - 2005. - № 3 (44). - С. 140-145.

ти от прокуратуры к суду\ Часть 2 статьи 29 УПК «Полномочия суда» устанавливает, что только суд в ходе досудебного производства, правомочен принимать решения:

1) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домаш него ареста;

2) о продлении срока содержания под стражей;

3) о помеш,ении подозреваемого, обвиняемого, не находяш,егося под стражей, в медицинский или нсихиатрический стационар для производства со ответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы;

4) о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживаю ш;

их в нем лиц;

5) о производстве обыска и (или) выемки в жилиш;

е;

6) о производстве личного обыска, за исключением случаев, предусмот ренных статьей 93 УПК «Личный обыск подозреваемого»;

7) о производстве выемки предметов и документов, содержаш;

их инфор мацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях;

8) о наложении ареста на корреспопденцию, разрешении на ее осмотр и выемку в учреждениях связи;

9) о наложении ареста на имуш,ество, включая денелшые средства физи ческих и юридических лиц, находяш;

иеся на счетах и во вкладах или на хране нии в банках и иных кредитных организациях;

10) о временном отстранении подозреваемого, обвиняемого от должно сти;

11) о контроле и записи телефонных и иных переговоров.

Кроме того, суд правомочен в ходе досудебного производства рассматри вать жалобы на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя, ор гана дознания и дознавателя (ч. 3 ст. 29 УПК).

Как было сказано ранее, УПК введен в действие с 1 июля 2002 года, за исключением положений, для которых Федеральным законом от 18.12.2001 го ^ Кашепов В. П. О преобразовании статуса суда в уголовном судопроизводстве // Журнал российского права. - 2002. - J » 12. - С.25-26.

V да^ установлены иные сроки и порядок введения в действие. Так, статья 10 это го закона предусматривала, что часть вторая статьи 29 УПК и другие связанные с ней уголовно - процессуальные нормы, касающиеся передачи судам в ходе досудебного производства ряда полномочий будут введены в действие с 1 ян варя 2004 года. До 1 января 2004 года решение, в частности по вопросу приме нения заключения под стражу или домашнего ареста должен был принимать прокурор.

Обратим внимание на следуюш;

ее. Определением от 2 апреля 2001 г. № 91-0^ Конституционный Суд Российской Федерации отказал в принятии к рас смотрению жалобы гражданина Посохова, полагавшего, что задержание подоз реваемого на срок более 48 часов и применение к нему в качестве меры пресе чения заключения под стражу без судебпого решения, нарушает ч. 2 ст. 22 Кон ституции РФ. Так, 5 июля 1996 года Посохов С В. задержан следователем на часа по подозрению в совершении преступления, а 8 июля ему была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Суд установил, что после принятия Конституции Российской Федерации прошло более семи лет - период, достаточный для выполнения предписания о приведении уголовно - процессуального законодательства в соответствие с Ос новным законом. По на момент рассмотрения жалобы соответствующий закон не был принят. С одной стороны, полагал Конституционный Суд РФ, времен ная норма фактически становится постоянно действующей и в таком качестве нарушает права и свободы человека и гражданина. Но с другой стороны, то об стоятельство, что к моменту нрименения в отношении Посохова задержания и заключения под стражу Конституция Российской Федерации действовала толь ко два с половиной года, не могло расцениваться как свидетельство неисполне ния законодателем возлагаемой на него обязанности принять закон, обеспечи ^ О введении в действие Уголовно - процессуального кодекса Российской Фе дерации: Федеральный закон от 18.12.2001 года № 177-ФЗ // Российская газета.

- № 249. - 22.12.2001 г.

^ Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Посохова Сергея Витальевича на нарушение его конституционных прав статьями 90 и 122 Уго ловно - процессуального кодекса РСФСР: Определение Конституционного Су да Российской Федерации от 2 апреля 2001 г. N° 91-0 // Собрание законодатель ства РФ. - 11.06.2001. - № 24. - ст. 2499.

вающий судебную защиту прав человека на свободу и личную неприкосновен ность.

Так, более чем за 7 месяцев до принятия нового УПК Конституционный Суд РФ решил, что фактическое отсутствие судебного контроля за избранием меры пресечения в виде заключения под стражу не является нарушением кон ституционных прав граждан.

Но примерно за 3 месяца до вступления в силу УПК Конституционный Суд РФ нринял противоположное решение, в котором вновь рассматривались вопросы конституционности норм ст. ст. 90, 96, 122 и 216 УПК РСФСР^ В По становлении указывалось, что сохранение прежнего порядка задержания и применения в качестве меры пресечения заключения под стражу, приводило, по сути, к отказу от реализации гарантированного главой 2 Конституции РФ меха низма судебной заш;

иты прав и свобод человека и гражданина.

В связи с этим Федеральному Собранию РФ надлежало внести в законо дательство изменения и обеспечить введение в действие с 1 июля 2002 года норм, предусматривающих судебный порядок применения ареста (заключения под стражу), содержания под стражей, а таюке задержапия подозреваемого на срок свыше 48 часов. Во исполнение этого решения законом № 59 - ФЗ от мая 2002 года^ внесены изменения и донолнения в Федеральный закон от 18 де кабря 2001 г. Хо 177-ФЗ «О введении в действие Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации», т.е. с 1 июля 2002 года введены в действие нормы, предусматривающие судебный порядок: применения мер пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста;

продления срока содержания под стражей;

помещения подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для нроведения су ^ О проверке конституционности статей 90, 96, 122 и 216 Уголовно - процессу ального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан С. С. Маленкина, Р. Н.

Мартынова и С. В. Пустовалова: Постановление Конституционного Суда Рос сийской Федерации от 14 марта 2002 г. № 6-П // Российская газета. - № 50. 21.03.2002.

О внесении изменений и донолнений в Федеральный закон «О введении в действие Уголовно — процессуального кодекса Российской Федерации»: Феде ральный закон от 29.05.2002 года J e 59-ФЗ // Российская газета. - Ш 98. V 01.06.2002.

дебно - медицинской или судебно - психиатрической экспертизы;

наложения ареста на корреспонденцию и выемке ее в учреждениях связи.

Нормы но производству осмотра жилища при отсутствии согласия про живаюш,их в нем лиц, обыска и (или) выемки в жилиш;

е, выемки предметов и документов, содержаш;

их информацию о вкладах и счетах в банках и иных кре дитных организациях, начали действовать с 1 января 2004 года.

Подводя итог, сделаем вывод: термин «судебный контроль» появился в научном обороте сразу после введения в УПК РСФСР статей 220-1 и 220-2.

Думается, что слово «контроль» в данном случае было избрано в нротивовес устоявшимся понятиям «прокурорский надзор» и «судебный надзор» высших судов за деятельностью нижестояш;

их. Однако понятия «надзор» и «контроль»

не исключают, а дополняют друг друга;

контрольные полномочия суда в стадии предварительного расследования нацелены на то, чтобы судебная власть стала гарантом обеспечения прав личности в уголовном судопроизводстве. В толко вом словаре русского языка понятие «контроль» определяется как проверка, а также постоянное наблюдение в целях нроверки или надзора^, а слово «надзи рать» трактуется как синоним слову «наблюдать» с целью присмотра, провер ки. Можно согласиться с мнением П. А. Колоколова, что из этимологической трактовки термин «судебный контроль» правильно было бы понимать как фун даментальную проверку спорного вопроса. Такой же терминологии придержи ваются и другие процессуалисты наших дней^.

В настояпдий момент статья 5 УПК, содержащая основные понятия, ис пользуемые в кодексе, не устанавливает значение «судебного решения», как неотъемлемой части судебного контроля. Вместе с тем необходимо отметить, ^ Ожегов С. К, Шведова К Ю. Толковый словарь русского языка. - М. - 1995.

- С. 286.

^ Там же. С. 371.

^ Колоколов К А. Судебный контроль в стадии предварительного расследова ния: реальность, перспективы // Государство и право. - 1998. - № 11. - С. 31.

Таюке см.: Калъницкий В. Обоснованность производства следственных дейст вий как предмет судебной оценки // Российская юстиция. - 2003. - J f 2. - С. 27 Ne 28., Кашепов В. П. О преобразовании статуса суда в уголовном судопроизвод стве // Журнал российского права. - 2002. - № 12. - С. 25 - 32., Лебедев В. М.

Судебная защита свободы и личной неприкосновенности гражданина на пред варительном следствии: Учеб. пособие. - М.: Городец, 2001.

что понятие «судебного решения» неоднократно упоминается в УПК (ст.ст. 5, 37, 38, 39, 41,107, 108,109, 114,115, 164, 177,178, 182,183, 185, 186, 203, 217 и др. нормы), а судебный порядок получения разрешения на производство след ^ ственного действия или отказа в его производстве регламентирован в ст. * УПК.

В пункте 48 ст. 5 УПК дается нонятие «суда» - как любого суда общей юрисдикции, рассматривающего уголовное дело по существу и выносящего рещения, предусмотренные УПК, а п. 54 ст. 5 УПК определяет «судью» только как должностное лицо, уполномоченное осуществлять правосудие, хотя именно судья районного или военного суда соответствующего уровня единолично при нимает в ходе досудебного производства по уголовному делу рещения, указан ные в частях второй и третьей статьи 29 УПК (ч. 9 ст. 31 УПК).

Пами полностью разделяются выводы П. П. Ковтуна\ что судебный кон троль это: а) регламентированная уголовно-процессуальным законом деятель ность суда, сущность которой составляет контроль (проверка и оценка) закон,^ ности и обоснованности действий и решений публичных процессуальных орга нов, ограничивающих конституционные права личности;

б) эта деятельность всецело нанравлена на разрешение (урегулирование) социально-правового спо ра (конфликта) сторон по существу;

в) разрешение этого спора по существу в силу нормы закона или (ясно выраженной) воли сторон отнесено к ком петенции суда;

г) предмет контроля и пределы его разрешения судом не только едины для всех форм реализации судебного контроля, но и изначально ограни чены волей закона или субьективной волей (интересом) сторон, д) целью су дебного контроля является судебная защита (обеспечение) конституционных * прав и свобод личности;

е) инициатива к реализации той или иной формы су дебного контроля исходит не от суда, а от заинтересованных (в разрешении спора) субьектов, вне этой инициативы подобный контроль невозможен;

ж) ре зультатом является вынесение общеобязательного, обеспеченного принуди тельной силой государства судебного акта (акта правосудия), призванного к ^ Ковтун Н. Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России / П.Н. Ковтун;

Пижегор. правовая акад. - Н.Повгород: НПА, 2002. - С. 42-44.

правовому разрешению спора стороп.

Итак, в российском уголовпом процессе понятие «судебный контроль в стадии предварительного расследования» можно определить как правовой институт, инициатива к реализации которого исходит от заинтересован ных в разрешении спора субъектов, выражающийся в регламентирован ной уголовно-процессуальным законом деятельности судов, но контролю (нроверке и оценке) законности и обоснованности действий (бездействия) или решений дознавателя, следователя, прокурора, а также нижестояпхего суда, ограничивающих конституционные права и свободы граждан или способпых затруднить достун граждан к правосудию, результатом которо го является вынесение ностановления, призванного к нравовому разреше нию спора сторон.

Существуют различные модели «судебного контроля» на стадии предва рительного расследования. Во Франции с возникновением указанного институ та появилась вторая следственная инстанция, следовательно, заинтересованные лица получили дополнительные гарантии обеснечения надлежащего следствия.

Более реальным стал принцип состязательности, жизненность которого право веды связывали с судебным контролем в стадии предварительного расследова ния, который являлся одним из многочисленных нововведений, преобразовав ших УПК Франции 1958 г. в либеральном духе. Так, следственный судья, кото рый намеревается применить в отношении обвиняемого временное заключение в качестве меры пресечения, предупредив обвиняемого о правах на предостав ление ему срока для подготовки своей защиты и иметь защитника, выслушива ет требования прокурора Республики, замечания обвиняемого и его защитника.

По результатам обмена мнениями следственный судья решает вопрос о заклю чении под стражу обвиняемого^.

В США аресты, обыски и некоторые другие следственные действия про изводятся полицией с предварительной, либо, в исключительных случаях, по ^ Фоков А. П. Конституционные гарантии судебной защиты прав и свобод гра ждан в современном уголовно - процессуальном законодательстве Франции // Государство и право. - 2001. - № 2. - С. 72-73.

следующей санкцией суда\ В других странах действуют иные схемы судебного контроля в стадии предварительного расследования. В отличие от российского уголовного нроцесса суд Республики Беларусь практически не вовлекается в судопроизводство в стадии предварительного расследования и не наделяется исключительными полномочиями на принятие решений, связанных с ограниче нием конституционных прав граждан, как это предусмотрено ч. 2 ст. 29 УПК РФ. Производство важных процессуальных действий санкционируется проку рором^. Согласно УПК ФРГ, если прокурор считает, что нужно ходатайствовать о выдаче ордера на арест, то он должен добиваться незамедлительного привода задержанного к судье, ответственному за ведение дела'^. Принциниальные схе мы российского и германского уголовного судопроизводства, считает В. С.

Шадрин, обладают особенностями, которые нельзя механически перенести в УПК РФ, однако обитая характеристика расследования в ФРГ может представ лять интерес для российской процессуальной науки"*.

В Республике Армения, но нашему мнению, наиболее оптимально решён вопрос о судебном контроле в стадии предварительного расследования, так как в соответствии с Конституцией в УПК Республики Армения закреплен ограни ченный круг следственных действий и мер процессуального принуждения, про водимых только по решению суда. К ним относятся: избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу, действия, связанные с ограничением тайны нереписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообпде ний, а также обыск жилиш;

а. Расширение указанных выше процессуальных дей ствий, для проведения которых требуется судебное решение, по мнению Г. С.

Казиняна, «неоправданно, поскольку Конституция РА не предусмотрела таких ^ Уголовный процесс: Учебник. Пздание 2-е, переработанное и дополненное / Под ред. С. А. Колосовича, Е. А. Зайцевой. - М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2003.

- С. 484.

ГУ Уголовно - процессуальное законодательство Республики Беларусь и Россий ской Федерации (сравнительно - правовой анализ): Учебное пособие / Под ред.

С. А. Колосовича, О. В. Медведевой. - Волгоград: ВА МВД России.- 2004. — С.

15.

^ Вахе Ф. Прокурорский надзор в Германии в связи с задержанием и арестом // Прокурорская и следственная практика. - 1999. - № 1-2.- С. 218.

" Шадрин В. С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений:

^ М.: о б о Издательство «Юрлитинформ», 2000. - С. 64-66.

ограничений для проведения данных процессуальных действий». Кроме того, прокурор, следователь и дознаватель имеют право самостоятельно обратиться в суд с ходатайством о разрешении производства соответствуюш;

их следствен ных действий, т.е. действуют самостоятельной О вопросах реализации положений ст. 29 и 37 Уголовно - процессуально го кодекса в стадии предварительного расследования, т.е. объекте и пределах судебного контроля при проверке законности принимаемых органами дознания и предварительного следствия решений в стадии предварительного расследова ния, о соотношении «судебного контроля» и «прокурорского надзора» речь пойдет в третьем параграфе первой главы.

^ Казинян Г. С. Соотношение прокурорского надзора и судебного контроля в досудебных стадиях судопроизводства по УПК Республики Армения // Проку рорская и следственная практика. - 1999. - J » 3-4.- С. 110-111,113.

N § 3. Объект и пределы судебного контроля в стадни предварнтельного расследования, соотношение со сферой нрокурорского надзора Борьба судов за достойное место в государстве началась на родине со временной демократии - в Великобритании. Здесь улсе Великая хартия вольно стей 1215 г. (знаменитая Magna Carta) содержала многочисленные положения о судах и судопроизводстве. До революции XVII в. суды общего права выступи ли за ограничение королевского абсолютизма. Вехой на этом пути стало приня тие британским парламентом Habeas Corpus Act в 1679 г., которым была зако нодательно закреплена практика издания судами прерогативных приказов, на правленных на защиту британцев от произвола королевской администрации^ В России, начиная с 1922 г., место суда в осуществлении контроля за за конностью действий следователей постепенно занимает прокуратура. С годами круг полномочий прокурора по надзору за законностью, в том числе и обязан ность прокурора осуществлять надзор за дознанием и предварительным следст вием, постепенно расширялся. Прокурор, как орган надзора за исполнением за конов, приобрел право санкционировать арест, обыск, отстранение обвиняемо го от должности и т.д.

На международном семинаре «Предварительное заключение и права че ловека», проведенном в Польше в сентябре 1990 г., отмечалось, что советское законодательство отличается невысокой надежностью правового регулирова ния порядка заключения под стражу^. М. С. Строгович справедливо критиковал «несуразную концепцию — «прокуратура выше суда» (См.: Строгович М. С.

Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. М., 1984. С. 39-41).

Ю. И. Стецовский и А. М. Ларин счит1али закономерными поиски таких про цессуальных форм, которые усиливали бы гарантии правосудия и прав граж дан, в связи с чем, по их мнению, проблема судебного контроля заслуживала ^ Никеров Г. И. Судебная власть в правовом государстве (опыт сравнительного исследования) // Государство и право. - 2001. - JS» 3. - С. 16.

^Долгушин А. В. Судебный контроль на стадии предварительного расследова ния в системе уголовно - процессуальных гарантий прав граждан: Сборник ста тей адъюнктов и соискателей. Вып. 5, - ЮИ МВД РФ. - М.,1994. - С. 69.

пристального внимания\ Как полагал один из авторов Концепции судебной ре формы 1991 года профессор С. Е. Вицин, суд не относится к органам борьбы с преступностью, основная же задача суда - не вставать априорно на сторону об винения или защиты, а рассматривать и проверять доказанность предъявленных обвинением и защитой материалов, т.е. выступать арбитром между обвинением и защитой и отвечать на вопрос: виновен человек или нет^.

Конституция Российской Федерации провозгласила, что государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на зако нодательную, исполнительную и судебную и ч. 2 ст. 120 предоставила судам полномочия по контролю за законностью действий государственных и иных учреждений: «Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта госу дарственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с за коном». В своей деятельности суд может столкнуться с противоречивым нор мативным материалом и, с учетом судебных решений и толкований Конститу ционного Суда РФ, постановлений Пленумов Верховного Суда РФ будет вы нужден решать вопрос, какой именно нормативный акт является действую щим"'.

Известно, что в правовом государстве сбалансированность функциониро вания органов власти достигается не прокурорским надзором за ними, а путем взаимоконтроля. Важное место занимают и контрольные функции за законно стью судебных решений внутри самой судебной иерархии. Но этот контроль не лишает суды самостоятельности в отправлении правосудия, а направлен лишь на исправление возможных судебных ошибок"^.

Идея замены традиционного прокурорского надзора за законностью дея тельности органов, осуществляющих уголовное преследование на судебный контроль, не находила сторонников среди прокурорских сотрудников, не под ^ Стецовский Ю. И., Ларин А. М. Копституционный принцип обеспечения об виняемому права на защиту. - М.: Наука, 1988. - С. 246.

^ Цит. по Наумов А. В. Суд как орган борьбы с преступностью, а прокуратура как институт общего надзора // Российская юстиция. - 2002. - № 1. - С. 24-25.

^ См. например Никеров Г. И. Судебная власть в правовом государстве (опыт сравнительного исследования) // Государство и право. - 2001. - № 3. - С, 17-19.

'^ Бозров В. Суд не обвиняет. Суд не защищает. Суд разрешает дело. // Россий ская юстиция. - 1995. - № 9. - С. 22.

держивали ее и отдельные ученые, приводя различные аргументы. По их мне нию, возложение на суд решения вонросов о даче санкции на арест корреспон денции и прослушивание (контроль) переговоров, а также на решение вопроса о заключении под стражу (и других процессуальных действий) могло отрица тельно сказаться на работе и возмоэюностях осуществления прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и предваритель ного следствия. Предполагалось, что суд^ давая разрешение, не смооюет осуще ствлять дальнейшего контроля, более того, не уведомление прокурора о при нятом решении, могло затруднить надзор. В связи с этим, В. П. Рохлин, А. П.

Стуканов полагали, что наиболее правильным было бы сохранение последую щего контроля, а не судебного контроля в стадии нредварительного расследо вания при принятии решений^ К другим основным причинам невозможности осуществления своевре менного и качественного судебного контроля в стадии предварительного рас следования, относили, например:

- отсутствие кадрового обеспечения и недостаточного финансирования судебной системы, т.е. предполагалось, что без существенного увеличения штатной численности судей, значительных капиталовложений суды не смогут осилить возросший объем работы;

- преждевременное усиление контроля за следствием, повышение требо ваний к его результатам без модернизации и укрепления следственного аппара та и правоохранительных органов не будет способствовать выполнению задач уголовного судопроизводства.

В. Пазаренко и другие авторы предлагали сохранить проверенный прак тикой существующий порядок применения ареста на предварительном следст вии при двойном контроле, который вполне, по их мнению, способен обеспе чить права подозреваемого (обвиняемого). Одновременно высказывались, по нашему мнению, ничем не подкрепленные доводы, что судье будет легче отка зать в аресте, чем вникать в следственную ситуацию по делу, при которой ^ Рохлин В. И., Стуканов А. П. Прокурорский надзор в Российской Федерации:

проблемы и перспективы // Правоведение. - 2000. - № 5. - С. 154-163.

арест - единственно правильное решение на определенном этапе расследования, суд по объективным причинам не смоэ/сет оперативно решать вопрос о мере пресечения, прокурор несет персональную ответственность за обоснованность применения ареста, а суд, проверяющий э/салобу, не связан этой позицией, в дальнейшем при рассмотрении дела и постановлении приговора, на суд может оказать влияние факт принятия ранее решения о заключении под страэюу. Та ким образом, суд станет зависим от обоснованности ранее принятого решения, чего нельзя допустить^ При этом, считал В. Неткачев, в целом российские гор райпрокуроры не против судебного обжалования арестов.

По мнению О. Изотовой в нредложениях о замене нрокурорского надзора судебным контролем вообп];

е присутствовал явный логический порок, т.к. тен денциозность судьи MODfcem оказаться гораздо страшнее обвинительного те зиса прокурора. Сохранив прокурорский надзор в стадии нредварительного расследования, предлагалось расширить и усовершенствовать институт обжа лования, вместе с тем, не возлагая полный контроль за осуш,ествлением прину дительных мер на суд. Автор считала правильным введение альтернативного судебного контроля, который должен срабатывать, когда решение прокурора не удовлетворяет гражданина^ или, как полагал В. Клочков, судебный контроль должен иметь место в случаях, когда прокурор допускает нарушение закона""^.

Кроме того, другими приверженцами прокурорского надзора приводи лись иные аргументы: данный институт заимствован из англо-американского процесса и связан с отступлением от российской традиции;

у нас не должна быть состязательность на предварительном следствии;

недопустимо выполне ние надзорных функций сразу двумя органами - прокуратурой и судом;

судеб ный контроль нарушает тайну следствия, поэтому следует приостановить или пересмотреть действие ряда норм Конституции РФ и восстановить прокурор ^ Назаренко В. Санкция прокурора или судебное решение? // Законность. — 2000. - № 12. - С. 34-35.

Неткачев В. Судебное обжалование арестов // Законность. - 1993. - JT 8. - С.

32-33.

^ Изотова О. Обжалование в суд следственных действий // Законность. - 1996. № 6. - С. 45-47.

'^ Клочков В. Судебный контроль за обоснованностью заключения под стражу // Законность. - 1996. - № 8. - С. 34-35.

ский порядок выдачи санкций^ Интересна позиция Н. А. Лукичева, который совершенно справедливо предположил, что «фактически в демократическом государстве сохраняется го ^ сударственный институт с полномочиями, скроенными иод феодальную абсо лютную монархию и модифицированными под потребности государственной (* власти, ориентированной на жесткую однопартийную систему. Так называемый надзор прокуратуры на практике является дублированием функции других го сударственных и общественных органов, осуществляющих контрольные функ ции»^.

Диссертант согласен с утверждениями И. Л. Петрухина^, что доводы про тивников введения судебного контроля не были достаточно обоснованы и ар гументированы, имели узко ведомственные интересы, т.к. закон должен пре доставлять гражданам возможность обжаловать действия и решения, ограни чивающие их конституционные права и свободы, не только прокурору, но и в суд. Альтернативный норядок обжалования служил бы донолнительной гаран /^ тией соблюдения органами нредварительного расследования конституционных прав и свобод граждан. К. В. Питулько правильно отрицалась точка зрения, предусматривающая возможность заключения иод стражу на основании поста новления следователя с последующим уведомлением судьи, рассматривающего законность и обоснованность этого процессуального решения"^.

Согласимся с позицией судьи Верховного Суда РФ В. Дорошкова, пола гавшего, что осуществление контрольных функций в стадии предварительного расследования могло уменьшить количество судей, имеющих право на - рас смотрение уголовных дел после направления их в суд. Одновременно представ лялось, что оценка законности конкретных следственных действий, данная ^ ^ Синелъщиков Ю. П. Кому принимать решение об аресте? // Журнал россий ского права. - 2001. - № 6. - С.62-65.

^ Лукичев Н. А. Обеспечение состязательного процесса на стадии предваритель ного расследования // Следователь.- 2002. - № 5 - С.48-50.

^ Петрухин И. Л. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием // Российская юстиция. - 1998. - Яа 9. - С. 12.

'^ Питулько К. В. Проблемы судебного контроля за применением заключения под стражу в качестве меры пресечения и за нродлением его сроков // Правове дение. - 2000. - Ко 2. - С.212-219.

судьей в порядке судебного контроля, не должна иметь преюдициального зна чения для судов, рассматривающих уголовные дела но первой инстанции. Обя занность по осуществлению судебного контроля в УПК им предлагалось возло жить на мировых судей, одновременно решив кадровую проблему^ Н. Артемов считал, что в случае повторного направления жалобы обвиняемого (подозре ваемого) в суд, другой судья мог оказаться перед дилеммой: с одной стороны, зная, что его коллега вынес решение об оставлении жалобы без удовлетворе ния, дублировал уже вынесенное решение, с другой стороны, удовлетворив жа лобу, он мог поставить под сомнение решение судьи, который рассматривал эту жалобу первым^. У судей нет такой подчиненности и субординации, которая существует у прокуроров, поэтому снимаются вопросы о правомерности при нятия одним органом как решения о заключении под страж;

у в стадии предва рительного следствия, так и последующим за этим вынесением приговора. Ор ганизационная работа судов даст возможность в полном объеме реализовывать права и законные интересы граждан, усилит позиции судов общей юрисдикции, укрепит веру граждан в правосудие и обеспечит доверие к судебной системе^.

Впоследствии, законодатель разрешил проблему «где взять столько су дей». Действительно, первоначальная редакция части 2 статьи 63 УПК преду сматривала, что «судья не может участвовать в рассмотрении уголовного дела в суде первой или второй инстанции либо в порядке надзора, а равно участвовать в новом рассмотрении дела в суде первой или второй инстанции, если он в ходе досудебного производства принимал процессуальные решения: о применении к подозреваемому, обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу либо продлении срока содержания обвиняемого под стражей или проверял их законность и обоснованность». Федеральным законом № 58-ФЗ от 29 мая ^ Дорошков В. Судебный контроль за деятельностью органов предварительного расследования // Российская юстиция. - 1999. - № 7. - С. 27-28.

Артемов Н. Сколько раз можно обжаловать арест // Законность. - 1994. - № 7.

- С. 34-35.

^ Разумов С. А. Судебная реформа и становление правового государства в Рос сийской Федерации (по материалам международной научно - практической конференции) / Под общ. ред. Комаровского В. С, Мизулина М. Ю. - М.: Ди Ар, 2003.-С. 29-31.

года^ часть вторая ст. 63 УПК исключена, таким образом, спят «кадровый во прос» судебного контроля.

Существующий в России прокурорский надзор за законностью задержа ний, арестов, помещения обвиняемого на экспертизу в медицинское учрежде ние И. Л. Петрухин считал малоэффективным. «В правовом государстве закон пость и обоснованность применепия мер процессуального припуждения кон тролирует суд», т.к. суд - более надежный гарант прав личности на предвари тельном следствии, чем прокурор, не связан ведомственными интересами, неза висим и не несет ответственности за раскрытие преступлений^. Мы согласны с этой научно обоснованной, соответствующей всем мелсдународным нормам, нозицией.

В англо-американской системе нрава полиция напрямую может обратить ся к судье - магистрату за получением ордера на арест, обыск, прослушивание телефона и т.д. В континентальной системе нрава (Франция, Германия) проку рор контролирует обращение полиции в суд или сам санкционирует следствен ные действия (с учетом последующего судебного контроля за законностью санкций и решения вопроса о допустимости полученпых доказательств).

По мнению И. Л. Петрухина, России предпочтительнее англо-американ ская система модель предварительного расследования: «Нет смысла иметь на предварительном следствии как бы двойной заслон от ошибок и злоупотреб лений. При хорошо поставлепном судебном контроле прокурорский надзор в некоторых отношениях становится излишним. Нет надобности в том, чтобы одни и те же контрольные функции выполняли разные органы»"^. С этой точкой зрения невозможно не согласиться. Суд, продолжает оп, контролирует следст венные действия, проведение которых сопряжено с ограничением конституци онных прав граждан, и рассматривает жалобы па незаконные действия и реше ^ о внесении изменений и дополнений в Уголовно - процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 29.05.2002 года № 58-ФЗ // Рос сийская газета. - № 98. - 01.06.2002 г.

^ Петрухин И. Л. Правовое государство и правосудие // Советское государство и право. - 1991. - № 1. - С. 19-29.

^ Петрухин И. Л. Прокурорский падзор и судебный контроль за следствием // Российская юстиция. - 1998. - № 9. - С. 12.

ния органов дознания, следствия и прокурора, а все остальное - объект проку рорского надзора. Судья, рассматривая ходатайство о производстве следствен ных действий, ограничивающих конституционные права граждан, осу ществляет свои функции (официальное заседание, оглашение и исследование представленных документов, вынесение решения), решая конкретный процес суальный вопрос, возникщий в стадии предварительного расследования^ По этому суждения И. Жеребятьева о том, что не следует лишать прокурора пол номочий по предварительному санкционированию ходатайств и прокурор дол жен играть роль своеобразного «фильтра», не позволяющего «засыпать» суды огромной массой необоснованных и незаконных ходатайств о производстве процессуальных действий мы считаем нелогичными^.

Следует согласиться, что судебный контроль в стадии предварительного расследования ни в коей мере не заменяет и не подменяет прокурорский надзор за законностью, а судебная система не может и не должна выполнять надзор ные функции прокуратуры^. Данный вывод может быть положен в основу ре шения проблемы соотношения прокурорского надзора и судебного контроля.

Для прокурорских проверок характерна оперативность, т.к. не требуют особой процедуры - протоколирования, назначения и проведения слушаний и т.п. Прокурор может провести поверку внезапно, в любое время, кроме того, исходя из постоянного и непрерывного характера надзора, обязан самостоя тельно, по собственной инициативе проверять законность действий и решений поднадзорных объектов и лиц. «Поэтому прокурорский надзор должен быть в тех отраслях и сферах, где он не может быть заменен иными структурами, где его результаты заметны более всего» (Выступление Генерального прокурора РФ В.В. Устинова на Коллегии Генеральной прокуратуры РФ // Рос. газета от 13.07.2004 г). Суд реализует контрольные функции только по инициативе заин тересованных лиц, по мере поступления конкретных заявлений и жалоб граж ^ Там же. С. 13-14.

^ Жеребятъев И. Судебный порядок выдачи разрешения на производство от дельпых процессуальных действий // Уголовное право. - 2005. - № 2. - С. 84-86.

^ Быков В. М., Макаров Н. О регламентации следственных действий // Россий ская юстиция. - 2001. - № 4. - С. 15.

дан, материалов следственных органов и путем судебного разбирательства^ Пока одна из сторон не обратится к судье, он но своей инициативе ничего сде лать для устранения нарушений закона, прав и свобод граждан не может. В ^ этом видится объективная ограниченность судебного контроля. Таким образом, '• по масштабу и направленности судебный контроль в стадии предварительного расследования не только не тождествен прокурорскому надзору на этом же эта пе, но и не дублирует его. Следовательно, несостоятельны рассуждения тех, кто опасался вытеснения прокурорского надзора судебным контролем, тем более, статистика конца 20 века свидетельствовала, что судебный контроль в России за исполнением законов на предварительном следствии был незначителен^.


Предложение Ю. Д. Лившиц и С. М. Даровских о перераспределении гру за надзорных нолномочии прокуратуры как в пользу судебного контроля, так и в пользу самостоятельности следователя, представляется нам правильным. По вышение роли суда в стадии предварительного расследования является непре менным условием внедрения принципа состязательности на этой стадии^ и по зволяет говорить о наличии в этой деятельности охранительной функции"^. Та,^ кой же позиции придерживается и П. А. Лукичев^.

В настояш,ее время помимо объективных сложностей суш,ествуют и пре пятствия в теоретическом обосновании роли судебного контроля. Конституция РФ (ст. 123) ввела состязательность как обш,ий нринцип судопроизводства, а Европейская конвенция^ (ст. 6) и практика Европейского Суда распространяют Буянский С. Г. Прокуратура и судебная власть: статус и соотношение компе тенции // Российский судья. - 2005. - № 5. - С. 27.

Фоков А. П. Судебный контроль и новый УПК Российской Федерации // Юрист.- 2000. - № 1. - С. 71.

Лившиц Ю. Д., Даровских С. М. Вонросы принципа состязательности в стадии предварительного расследования // Следователь.- 2002. - № 8 - С.13-15.

Глебов В. Г. Охранительная функция в уголовном нроцессе // Заш,ита субъек тивных прав: история и современные проблемы: Материалы научно - практи ческой конференции, г. Волжский, 27 марта 2001 года. / Волгоград: Пздатель ство ВогГУ, 2001. - С. 332.

Лукичев Н. А. Обеспечение состязательного процесса на стадии предваритель ного расследования // Следователь.- 2002. - Jfo 5 - С.45-51.

^ Конвенция о заш,ите прав человека и основных свобод от 4.11.1950 г. / СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и мате риалы. М., 1989.

состязательность таюке на стадию нредварительного расследования. Хотя в ст.

15 УПК и нроБОЗГлашен нринцип состязательности сторон, однако совершенно снраведливо констатируется, что нри современной организации предваритель ^ ного следствия «трудно говорить о его состязательных началах» \ По мнению '• В. П. Божьева, своеобразно решается вопрос о действии принципа состязатель ности в стадии предварительного расследования. Так, если бы удалось обеспе чить участникам уголовного судопроизводства (с одной и с другой стороны) равные процессуальные права на данной стадии уголовного процесса, то от этого предварительное расследование не обрело бы состязательную форму, так как часть субъектов процессуальных отношений (прокурор, следователь, дозна ватель) имеет не только «права стороны», но и обладает правами на принятие процессуальных решений (о нрекраш;

ении дела или уголовного преследования, о приостановлении дела, о проведении процессуальных действий и т. п.). А это, согласно ст. 15 УПК, не соответствует требованиям состязательности в ее «чис том виде» и в полной мере^. В. М. Савицкий полагал, что ст. 123 Конституции,j^ РФ распространяет действие принципа состязательности не только на рассмот рение дел в судах, но и на стадию нредварительного расследования. С правосу дием связывает состязательный характер уголовного нроцесса и Л. Т. Ульяно ва Спорно мнение С. Пикифорова"*, считаюш,его, что такой терминологиче ский оборот как «судебный контроль» неудачен, неправильно отражает суш;

ность судебных полномочий при производстве предварительного расследова ния. Суд, по его мнению, в отличие от прокурора (прокурорский надзор) или начальника следственного отдела (ведомственный контроль), не осуш;

ествляет ^ текуш,его наблюдения и вмешательства в нроцессуальную деятельность орга нов расследования, т.к. его деятельность в этой стадии уголовного судопроиз ^ Кобликов А. С. Принципы уголовного процесса., под ред. А. С. Кобликова. М. -1995. - С.39.

Уголовный процесс: Учебник / Под ред. В. 77. Божъева. 3-е изд., испр. и доп. М.:СПАРК,2002.-С. 90.

^ Ульянова Л. Г. Принципы уголовного процесса // Уголовный процесс, под ред.

К. Ф. Гуценко. - М.-1998 - С.68.

'^ Никифоров С. Полномочия суда в стадии досудебного производства // Закон ность. - 2003. - № 5. - С. 44-45.

водства возможна только при проявлении инициативы сторон.

Заслуживает внимания подход Н. А. Колоколова, полагавшего, что су дебная деятельность в стадии предварительного расследования в середине де ^ вяностых годов не была наполнена содержанием, присущим правосудию. При * рассмотрении в судах жалоб на действия органа дознания, следователя или прокурора практически отсутствовала состязательность и наблюдалась процес суальная активность одной стороны - лица, подавшего жалобу (его защитника, законного представителя). Отсутствие хорошо продумапной правовой регла ментации резко снижало эффективность данного вида судебной деятельности.

Судебный контроль нозволяет обеспечивать принятие законных решений в ста дии предварительного расследования, гарантируя выигрыш всем участникам процесса и повышая при этом доказательственное значение материалов предва рительного расследования^.

Можно согласиться с выводами, что судебный контроль в стадии предва рительного расследования не является составной частью правосудия в класси ;

^ ческом понимании, т.к. не связан с разрешением дела по существу, а представ ляет собой специфическое и самостоятельное проявление судебной власти, «есть способ реализации судебной власти посредством правосудия». Н. А. Ко локолов обоснованно полагал, что соотношение судебного контроля в стадии предварительпого расследования с основным видом деятельности судебной власти - осуществлением правосудия, разработка концепции отпосительно объ екта судебного контроля, исследование важного вонроса о пределах судебно контрольной деятельности в указанной стадии требуют четкого осмысления"^, т.к. «проблема судебного контроля в уголовном процессе многогранная, в оп ^ ределеннои степени можно вести речь и о многоуровневом аспекте его прояв ^ Колоколов Н. А. Прокурорский надзор и судебный контроль в стадии предва рительного расследования // Законность. - 1997. - № 10. - G. 7-9.

Лопаткина Н. Судебный контроль в ходе досудебного производства по уго ловному делу // Законность. - 2002. - № 8. - С. 32-33.

^ Гусъкова А. П. К вопросу о судебной защите прав и свобод человека, гражда нина в российском уголовном судопроизводстве коптролем // Российский су дья. - 2005. - Хо 6. - С. 14.

^ Колоколов Н. А. Судебный контроль в стадии предварительного расследова ния: реальность, перспективы // Государство и право. - 1998. - № 11. - С. 31-32.

Теория и практика уголовного нроцесса свидетельствует о том, что его существо заключается в собирании, проверке и оценке сначала ограниченной, а ^ потом все более возрастающей совокупности доказательств. Пх использование '• лежит в основе всех нринимаемых по уголовным делам решений. Этот принцип может быть положен и в основу судебно-контрольной деятельности. Следова тельно, если речь идет о законности и обоснованности действий и решений ор ганов предварительного расследования и прокурора, связанных с существен ным ограничением конституционных прав и свобод личности, то проверка пре дусмотренных УПК достаточных оснований для выполнения процессуального действия должна являться краеугольным камнем судебного контроля.

Закон наделил прокурора правом принесения нредставлений на поста новления судьи, вынесенные при осуществлении судебно-контрольной дея тельности. Теперь, когда решения судьи могут быть подвергнуты проверке в суде вышестоящей инстанции, неизбежен контроль результатов работы суда и,^ прокурора, с точки зрения законности и обоснованности нринятых решений.

При существующих формах судебного контроля за законностью и обоснован ностью заключения под стражу суд не вмешивается в процесс доказывания, а принимает решение, проверив ряд обстоятельств. Кроме того, прокурор, внес ший представление, имеет реальную возможность к моменту рассмотрения его вышестоящим судом устранить выявленные по делу недостатки^.

Таким образом, судебный контроль в стадии предварительного расследо вания, устраняя нарушения прав личности, упущения и пробелы в собирании доказательств, способствует законному осуществлению предварительного рас • следования по уголовным делам и обеспечению оптимальных условий для осуществления правосудия.

Определение объекта судебного контроля в стадии нредварительного Зинатуллин 3. 3., Зезянов В. В. Судебная власть и правосудие по уголовным делам: соотношение с судебным контролем // Российский судья. - 2005. - № 5. С. 18-20.

Колоколов Н. А. Прокурорский надзор и судебный контроль в стадии предва рительного расследования // Законность. - 1997. - № 10. - С. 8-10.

расследования невозможно без одновременного уяснения его пределов. В юри дической науке на этот счет существует, по крайней мере, три точки зрения.

Первая - наличие принципа «беспробельности» судебного контроля. Ав торы этой идеи - А. Д. Бойков (Третья власть в России. - 1997;

Концепция су дебной реформы в Российской Федерации. М. - 1992) и И. Ф. Демидов (Про блема прав человека в Российском уголовном процессе (концептуальные поло жения). М. - 1996.) не склонны ограничивать судебное вмешательство в стадии предварительного расследования только применением ареста в качестве меры пресечения, а равно иных мер процессуального принуждения. По их мнению, суд обязан рассматривать любую жалобу на действия и решения как лица, осу ш;

ествляюп];

его предварительное расследование, так и прокурора. Юридическое основание они видят в ст. 46 Конституции РФ, содержание которой трактуют расширительно: все решения и действия органов государственной власти, сле довательно, дознавателя, органа дознания, следователя и прокурора могут быть обжалованы в суд. Еш,е один автор, А. Пиюк, осознавая организационные и иные сложности, могуш;

ие возникнуть при расширении судебного контроля в стадии предварительного расследования, тем не менее, полагает, что другими способами и полумерами повысить качество как предварительного расследова ния, так и судебного разбирательства вряд ли возможно^. В. С. Шадрин при держивается мнения, что «в теории уголовного процесса обоснованно указыва ется на принципиальную невозможность ограничения предмета судебного кон троля за актами предварительного расследования путем закрепления в законе перечня подлежащих обжалованию действий и решений органов расследова ния»^.


Да, право обжалования в суд всех без исключения решений и действий существует, однако в Конституции речь идет о конкретных решениях и дейст виях, а не их «полуфабрикатах», и такой формат границ судебного контроля в уголовном судопроизводстве является не совсем правильным, поскольку фак ^ Пиюк А. Состязательность на стадии предварительного расследования // Рос сийская юстиция. - 2000. - № 4. - С. 37.

^ Шадрин В. С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений:

М.: 0 0 0 Издательство «Юрлитинформ», 2000. - С. 49.

тически предполагает осуществление тотального контроля суда в стадии пред варительного расследования^ Процедурные вопросы, касающиеся организации расследования, должны разрещаться в рамках конкретного ведомства, руково дящие звенья которого наделены соответствующими контрольными полномо чиями (например, в порядке ст. ст.37, 39 УПК).

Вторая точка зрения, которую разделяет автор. Так, её сторонники пред лагают включение в сферу судебного контроля в стадии предварительного рас следования рассмотрение вопросов ограничения конституционных прав граж дан только тогда, когда это прямо предусмотрено в Конституции РФ (ст. 22, и 25), а таюке обжалование тех решений, которые препятствуют расследованию (о прекращении уголовного дела, о приостановлении предварительного следст вия и др.). (Папример, Токарева М. Е. О разработке гарантий законности в до судебных стадиях уголовного процесса. - В кн.: Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. Сб. научных трудов. - М. 1998.).

И еще одно представление, с которым мы частично согласны. Здесь вы сказывается опасение, что осуществление судом контроля в стадии предвари тельного расследования парализует следствие, подорвет судебпую власть, по скольку суды будут связаны своими ранее принятыми решениями (см. напри мер: Ефимичев С. П. Разделение властей и проблемы борьбы с преступностью.

- В кн.: Проблемы совершенствования прокурорского надзора. Материалы на учно-практической конференции, 1997;

Скуратов Ю. И. Концептуальные во просы развития прокуратуры в период правовой реформы в РФ. - 1997). Орган дознания, следователь и прокурор - процессуально самостоятельны и излишнее вмешательство в их деятельность не будет способствовать эффективности их работы, соблюдению законности и оперативности расследования.

Здесь уместно привести слова П. И. Кулагина о том, что «автономность следственного аппарата нельзя абсолютизировать. Он лишь часть системы ор ганов юстиции и свою специфическую функцию выполняет не изолированно, а в ее рамках, в непосредственной или опосредованной связи и взаимодействии с ^ Никифоров Е. Н. Пределы судебного обжалования решений и действий (без действия) дознавателя, следователя и прокурора в ходе досудебного производ ства // Российский судья. - 2005. - № 5. - С. 22.

ее частями...»^ Подчеркивая самостоятельность следователя в определении на правления хода расследования, принятия решений о производстве процессу альных действий, УПК ограничил ее случаями, когда в целях предупреждения возмож:ных нарушений законности в ходе расследования требуется получения судебного решения. Можно сказать, что сегодня в следственном аппарате над следователем слишком много начальников, «надсмотрш,иков», контролеров. В таких условиях следователь перестает быть органом предварительного следст вия, а становится винтиком в бюрократическом аппарате^.

Как быть, если прокурор, например, отказывает в даче согласия на прове дение того или иного процессуального действия, необходимого с точки зрения лица, проводящего предварительное расследование, а время безвозвратно ухо дит? Часть 4 ст. 124 УПК предоставляет право дознавателю и следователю об жаловать действия (бездействие) и решения прокурора вышестоящему проку рору, но в данной ситуации эффективность такого обжалования, очевидно, бу дет сведена к нулю. Итак, в случаях, если органу, производящему расследова ние, не дано согласие на проведение процессуальных действий, либо когда жа лоба на действие лица, осуществляющего предварительное расследование (нрокурора), ноданная начальнику следственного отдела (прокурору), осталась без движения, считаем, что судебный контроль необходим. Суд выступает в ка честве незаинтересованной в исходе дела инстанции, когда принятое решение прошло ведомственный контроль и прокурорский надзор. Кроме того, подача жалобы на нарушения административного характера не воспрепятствует ходу предварительного расследования, т.к. напрямую с его процедурой уже не свя зана^.

Таким образом, считая объектом судебного контроля систему уголовно процессуальных институтов, характеризующих наличие судебного контроля в уголовном судопроизводстве, а предметом - совокупность уголовно ^ Кулагин И. И. Структура и функции управления в системе предварительного следствия. Волгоград.-1994. - С. 8.

^ Томин В. Т. Острые углы уголовного судопроизводства. - М.: Юрид. лит., 1991. - С. 138.

^ Колоколов Н. А. Судебный контроль в стадии предварительного расследова ния: реальность, перспективы // Государство и право. - 1998. - № 11. - С. 31-39.

процессуальных норм, регламентирующих его осуществление, сделаем вывод, что судебный контроль в стадии предварительного расследования необходим и должен включать:

- рассмотрение материалов, когда ставится вопрос об ограничении кон ституционных прав граждан, если такое ограничение допустимо не иначе как на основании судебного рещения (ст. 22, 23, 25 Конституции РФ);

- рассмотрение жалоб на рещения, препятствующие движению дела в суд, т.е. о нриостановлении предварительного следствия, о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, а также когда жалобы на указанные дейст вия (бездействие) или решения лица, осуществляющего предварительное рас следование или прокурора, поданные начальнику органа дознания, следствен ного отдела или прокурору, остались без движения;

- ситуации, когда прокурор отказал должностному лицу, производящему расследование, в даче согласия на проведение процессуальных действий, про изводимых с санкции прокурора.

Мы придерживаемся мнения, что для определения пределов судебного контроля, повышения его эффективности и четкого разграничения сфер судеб ного контроля, прокурорского надзора и ведомственного контроля необходимо:

1. Ввести в УПК положения, по которым следователь (дознаватель) имели бы право самостоятельно обратиться в суд с ходатайством о разре шении нроизводства соответствующих процессуальных действий. При возбуждении ходатайств об ограничении констнтуциоиных нрав граждан следователь должен действовать без согласования с нрокурором.

2. В случае, если прокурор не дает согласие на проведение ироцессу альных действий, ограничивающих нрава и свободы участников уголов ного процесса (и производство которых допускается с сапкции прокурора), следователю необходимо обеспечить право обжаловаиия действий проку рора непосредственно в суд.

В этих целях предлагается изменить ст. ст. 29 и 37,38, 41,123-125,164, 165 УПК, а также другие нормы, непосредственно регламентирующие про изводство процессуальных действий;

привести в соответствие бланки про цессуальных документов, установленные статьями 476 и 477 УПК России ской Федерации.

3. С целью уточнення понятия «судебного решения» представляется необходимым:

- дополнить ст. 5 УПК пунктом 36 ^ следующего содержания: «36 ^) решение суда по ходатайству о производстве процессуального действия постановление, выносимое единолично судьей районного суда и военного суда соответствующего уровня по месту производства предварнтельного расследования или производства процессуального действия, о разрешении или об отказе производства процессуального действия, а также об избра нии меры нресечения или отказе в удовлетворении ходатайства;

»;

- н. 54 ст. 5 УПК изложить в следующей редакции: «54) судья - долж ностное лицо, уполномоченное осуществлять правосудие и выносящее ре шения, предусмотренные пастоящим Кодексом;

».

Более детальные предложения по изменению действующего российского уголовно - процессуального законодательства будут рассмотрены во второй главе данного исследования.

Глава 2. Формы реализации судебного контроля в стадии предварительного расследования § 1. Судебный контроль за законностью нрименения органами дознания и предварительного следствия отдельных мер процессуального принуждения Право на свободу и личную ненрикосновенность - естественное право калодого человека и приобретается им с момента рождения. При производстве по уголовному делу к лицам, не исполняющим требования закона, органы рас следования вынуждены применять меры уголовно-процессуального принужде ния, ограничивающие их конституционные права и свободы, служащие средст вами реализации назначения уголовного судопроизводства, сфор мулированного в ст. 6 УПК. Введением контрольных полномочий суда предпо лагалось, что судебная власть станет непреодолимым барьером на пути произ вола органов предварительного расследования, а любые их незаконные реше ния и действия по просьбе заинтересованных лиц могут быть пересмотрены су дом\ Общей для всех мер уголовно-процессуального принуждения является возможность их применения независимо от воли и лселания лица, в отношении которого они осуществляются. Внешне процессуальное принуждение выража ется в форме психического, физического или морального воздействия на пове дение субъекта, как с целью пресечения, так и с целью предупреждения его не правомерного поведения^.

Законодатель, выделив в структуре УПК соответствующий раздел IV «Меры процессуального принуждения», провел их классификацию, разделив на три группы: задержание подозреваемого (гл. 12);

меры пресечения (гл. 13), иные меры процессуального принуждения (гл. 14).

Задержание подозреваемого Федеральным законом установлено, что Российская Федерация, выступая ^ Колоколов Н. А. Пекоторые проблемы эффективности судебного контроля за законностью и обоснованностью арестов // Юрист. -1999. - № 3. - С.ЗО.

^ Лугоеец М. В. Меры уголовно - процессуального принулсдения, их понятие и значение // Следователь. - 2003. - № 7. - С. 24-26.

за неукоснительное соблюдение договорных и обычных норм, подтверждает свою нриверженность основонолагающему принцину международного права принципу добросовестного вынолнения международных обязательств в сфере защиты прав человека и основных свобод^ В связи с этим, Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении № 5 от 10 октября 2003 года подтвердил необходи мость дальнейшего совершенствования судебной деятельности, связанной с реализацией ноложений международного права на внутригосударственном уровне.

По мнению Е. Б. Мизулиной, срок, в течение которого задержанный дол жен предстать перед судом, определен в УПК с учетом требований Конститу ции РФ и практики Европейского Суда по правам человека и может доходить до 5 суток^. С этой трактовкой закона не согласна Т. Г. Морш.акова'^, считаю ш,ая, что судья, которому до истечения 48 часов необходимо вынести решение о дальнейшем лишении его свободы путем применения к нему ареста (или осво бодить задержанного), на самом деле припимает решепие и пе об освобожде нии, и не о применении к нему ареста, а о временном продлении его задержа ния. Конституционная норма о том, что задержание возможно только на 48 ча сов, преврапдается уже в декларацию, потому что в действительности этот срок превращается в 5 суток.

Более правильной нам представляется позиция Е. Б. Мизулиной. Статья 10 УПК гласит, что никто не может быть задержан по подозрению в соверше нии преступления или заключен под стражу при отсутствии на то законных ос ^ О международных договорах Российской Федерации: Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ // Собрание законодательства РФ. - 17.07.1995. - № 29. - ст. 2757.

О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федера ции: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от октября 2003 г. № 5 // Российская газета. - № 244. - 02.12.2003.

^ Мизулина Е. Новый порядок ареста и задержания соответствует Конституции РФ и международным правовым стандартам // Российская юстиция. - 2002. - № 6. - С. 14-15.

^ Морщакова Т. Г. Общие проблемы судебной власти // Судебная реформа и становление правового государства в Российской Федерации (по материалам международной научно - практической конференции) / Под общ. ред. Комаров ского B.C., Мизулина М.Ю. - М.: ДиАр, 2003. - С. 65.

нований, предусмотренных УПК. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов. Думается, что п. 3 ч. 7 ст. УПК не противоречит ни ч. 1 ст. 10 УПК, и тем более статье 22 Конституции РФ, т.к. судебное решение о заключении лица под стражу не принимается.

Подозрение в совершении преступления должно рассматриваться в раз личных аспектах, а задержание, начинается с установления оснований, других правовых предпосылок (условий) и их тш;

ательного анализа\ Процессуальное оформление является обязательной частью процессуальной формы. Этим соз даются необходимые условия для обеспечения процесса доказывания при частности (непричастности) задержанного к совершению преступления, обес печивается своевременный судебный контроль за законностью и обо снованностью задержания, гарантируется точность передачи установленных фактических данных.

Статья 92 УПК устанавливает последовательность действий, которые должны быть нроизведены после доставления задержанного лица в орган доз нания, к следователю или прокурору: разъяснение прав подозреваемому (ч. 1), составление протокола задержания подозреваемого (ч. 1 и 2), направление со обпдения о задержании прокурору (ч. 3), допрос подозреваемого (ч. 4).

Пунктом 15 ст. 5 УПК понятие «момент фактического задержания» уста навливается как «момент производимого в порядке, установленном УПК, фак тического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления». А. В. Гриненко утверждает, что законодатель ноступил весьма прогрессивно, установив п. И ст. 5 УПК понятие процессуального задержания, которое, на первый взгляд, полностью соответствует Европейской конвенции о заш;

ите прав человека и основных свобод. Вместе с тем в УПК определения «порядка фактического задержания» не дано. Это сразу же вызвало расхожде ния во взглядах правозаш;

итников и правоприменителей. Первые, обосновывая свое мнение отсутствием четкого определения порядка фактического задержа ^ Мельников В. Ю. О совершенствовании норм УПК РФ, связанных с задержа нием подозреваемого // Журнал российского нрава. - 2003. - № 12. - С.60-61.

^ Мельников В. Ю. Процессуальное оформление задерлсания занодозренного лица и его допрос // Российский следователь. - 2003. - № 9. - С. 25.

ния, говорят, что оно наступает в момент доставления лица в орган, осуществ ляющий производство по уголовному делу. Вторые (в том числе и А. В, Гри ненко) полагают, что фактическое задержание настунает в момент лишения ли ца свободы передвижения независимо от причин, по которым это произошло^ Действительно, на практике продолжают действовать два вида задержа ния лица по подозрению в совершении преступления: задержание физическое, когда человек фактически ограничивается в свободе и задержание юридическое - в виде оформленного протокола задержания.

Если буквально толковать пункт 4 части 2 ст. 38 УПК, то прямого указа ния на возможность задержания лица органом дознания в порядке ст. 91 УПК рассмотренная статья не содержит, но предоставляет следователю право давать органам дознания письменное поручение об исполнении «постановлений о за держании лица, об аресте». В. Ю. Мельников, полагая, что речь здесь идет о «фактическом задержании лица», считает, что «в уголовном процессе возможно вынесение мотивированного постановления о задержании лица, по дозреваемого в совершении преступления, и направление такого постановления для исполнения органу дознания». Предложенный порядок, по его мнению, способствовал бы упорядочению документального оформления задержания по дозреваемого и создавал бы определенность в процессуальном положении по дозреваемого^.

Однако с точкой зрения «о появлении с этого времени у гражданина оп ределенных процессуальных прав и обязанностей» трудно согласиться, потому что мы сталкиваемся с недостаточной правовой регламентацией этого важного вопроса - между фактическим задержанием и доставлением лица к месту про изводства предварительного расследования для составления нротокола задер жания подозреваемого может иметься значительный временной интервал. И, если 3-часовой срок, установленный частью 1 статьи 92 УПК, для составления протокола начинает исчисляться именно с момента доставления лица в орган ^ Гриненко А. В. Обоснованность задержания и заключения под стражу по УПК РФ // Журнал российского права. - 2003. - № 9. - С.49.

Мельников В. Ю. Процессуальное оформление задержания заподозренного лица и его допрос // Российский следователь. - 2003. - № 9. - С. 26, 28-31.

дознания, к следователю или прокурору, то непонятна позиция исчислять все остальные сроки, связанные с задержанием (12-часовой - для уведомления про курора, 24 - часовой - для проведения допроса подозреваемого, 40-часовой - для возможного доставления подозреваемого в суд для принятия решения о приме нении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу) с момента фак тического задержания лица.

Задержание в уголовно - процессуальном смысле могут осуществлять лишь уполномоченные на то законом органы государства - участники уголов ного судопроизводства (ч. 1 ст. 91 УПК), поэтому действия граждан, связанные с доставкой задержанных ими лиц в правоохранительные органы следует рас сматривать как содействие, но не как процессуальное задержание^.

Согласно УПК орган дознания, дознаватель, следователь или прокурор вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из следуюш;

их оснований:

1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непо средственно после его совершения;

2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совер шившее преступление;

3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилиш;

е будут обнаружены явные следы преступления.

Еш;

е одно основание для задержания содержится в части 3 статьи 210, ко торая предусматривает процесс задержания в случае обнаружения разыскивае мого обвиняемого.

Кроме того, ч. 2 ст. 91 УПК указывает, что при наличии иных данных, даюп];

их основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задерлсано, если это лицо пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если прокурором, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ^ Мельников В. Ю. О совершенствовании норм УПК РФ, связанных с задержа нием подозреваемого // Журнал российского права. - 2003. - № 12. - С.63.

ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры нресечения в виде заключения под стражу.

Применение задержания к лицу на основании «иных данных», существо которых в протоколе задержания не указывается (и в случае недостаточности оснований для задержания по одному из пунктов ч. 1 ст. 91 УПК), считает А. В.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.