авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ

Рожнова, Инесса Анатольевна

Неологизмы в английской терминологии

полиграфического производства

Москва

Российская государственная библиотека

diss.rsl.ru

2006

Рожнова, Инесса Анатольевна

Неологизмы в английской терминологии

полиграфического производства : [Электронный ресурс] :

Дис. ... канд. филол. наук

 : 10.02.04. ­ Омск: РГБ, 2006 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Германские языки Полный текст:

http://diss.rsl.ru/diss/06/0122/060122001.pdf Текст воспроизводится по экземпляру, находящемуся в фонде РГБ:

Рожнова, Инесса Анатольевна Неологизмы в английской терминологии полиграфического производства Омск 2005 Российская государственная библиотека, 2006 (электронный текст) / Омский государственный технический университет

На правах рукописи

Рожнова Инесса Анатольевна Неологизмы в английской терминологии полиграфического производства Специальность 10.02.04 — Германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Научный руководитель кандидат филологических наук, профессор Л.К. Кондратюкова Омск - СОДЕРЖАНИЕ Введение Глава I. Проблемы неологизации в современной лингвистике 1.1. О статусе нового слова в современной лингвистике 1.2. Понятие «термин-неологизм», его структурная характеристика 1.3. Источники формирования терминологии 1.4 Снособы терминообразования Глава 2. Экстралингвистические факторы образования терминов-неологизмов в английской терминологии полиграфического производства 2.1. Социолингвистический подход к проблеме термина 2.2. Развитие полиграфического производства и его терминологии с конца XX века - начала XXI веков 2.3. Терминология полиграфического производства во взаимодействии с другими отраслями науки и техники, Глава 3. Структурно-семантические особенности образования новых терминов полиграфического производства в английском языке 3.1. Классификация новых полиграфических терминов на группы с точки зрения их происхождения и функционирования 3.2. Основные способы образования нолиграфических терминов неологизмов. 3.2.1. Лексико-семантические способы образования полиграфических терминов 3.2.2. Морфологический способ образования полиграфических терминов 3.2.3. Синтаксический способ терминообразования 3.3. Номены в терминологии полиграфического производства • Заключение Библиография Приложение Введение Настоящая диссертационная работа представляет собой комплексное изучение новых английских терминов полиграфического производства, появившихся с начала 80-х годов XX века в социолингвистическом освещении.

Теоретический материал по проблеме становления и развития полиграфической терминологии беден. На сегодняшний день имеются только единичные работы, посвященные изучению английской терминологии полиграфического производства, которые не затрагивают изучение новых терминов, терминологических словосочетаний и их аббревиатур, появившихся в терминологии полиграфического производства с начала 80-х годов предыдзоцего столетия.

В 1980г. в полиграфическом производстве Великобритании впервые была осзшдествлена технологическая схема «компьютер - печатная форма», получившая терминологическое выражение в виде сложного слова Computer-to plate или аббревиатуры CtP и позволившая воспроизводить полученный на компьютере оригинал-макет непосредственно на формных пластинах. Год спустя на рынке появились сравнительно недорогие модели персональных компьютеров фирхмы IBM, которые могли не только выполнять функцию пишущей машинки, но и редактировать тексты, проверять их орфографию, делать таблицы и диаграммы, репродуцировать иллюстрации и т.д. Эти события послужили началом разработки новых печатных систем, оборудования и расходных материалов полиграфического производства на базе компьютерных технологий.

Начало компьютеризации процессов полиграфического производства принимается в реферируемой работе как экстралингвистический фактор, который обусловил появление новых терминов полиграфического производства в английском языке.

Сегодня полиграфия рассматривается как совокупность технических средств для производства печатной нродз^ции: книг, газет, журналов и т.д. Как любой национальный язык отображает мудрость и жизненный опыт нации, так специализированный язык науки, техники и производства передает знания и опыт всего человечества. В связи с интенсивным развитием полиграфического производства и компьютеризации большинства процессов количество специальных терминов возрастает. Устоявшаяся терминология не препятствует взаимопониманию профессионалов, введение же новых терминов создает определенные сложности в обшении. В полиграфии появляется большое число новых технических понятий и терминов, многие старые претерпевают те или иные изменения, что дает возможность наиболее полно и наглядно проследить на материале английской терминологии полиграфического производства тенденции современного развития, пути формирования новьгк терминологических единиц, законы языковой номинации.

Исходя из этого, актуальность настояш;

ей работы определяется необходимостью унорядочения и систематизации новой лексики, появление которой с каждым годом возрастает. Быстрый темп накопления новых терминов происходит на фоне научно-технического прогресса, в котором полиграфическое производство является одной из лидирующих мировых отраслей.

Стремительное развитие языка, появление большого числа терминов, не зафиксированных словарями, дает основание для продолжения изучения весьма сложной терминосистемы, которая нуждается в определении своих границ, систематизации и унификации терминов. Выделяются новые, узкоспециализированные отрасли по управлению процессами печати и по модификации ее видов, ведутся разработки в области применения лазерных и цифровых технологий. Подобные направления обслуживаются определенной формирующейся терминологией, которая ранее не была предметом исследования.

Научная новизна выполненной работы заключается в том, что в ней впервые исследуются новые термины полиграфического производства и экстралингвистические причины их появления с позиций социолингвистики. В данной диссертационной работе приводится описание нового способа образования терминов исследуемой терминосистемы, а также определяются виды, источники и тематические группы новой терминологической лексики полиграфического производства.

Целью диссертационной работы является комплексное социолингвистическое исследование неологизмов в английской терминологии полиграфического производства, появившихся в конце XX и начале XXI столетий. Поставленная цель предусматривает решение следующих частных задач:

1. Установить взаимосвязь между новыми терминологическими единицами и общелитературной лексикой.

2. Установить временные рамки и источники появления неологизмов в английской терминологии полиграфического производства.

3. Определить экстралингвистические особенности появления новых терминов полиграфического производства.

4. Исследовать способы номинации неологизмов, а также структурно семантические особенности новых терминов полиграфического производства на современном этапе.

5. Установить особенности перевода новых терминов и номенов полиграфического производства.

Предметом исследования являются новые термины полиграфического производства, используемые на страницах современных периодических изданий, технической документации, Р1нтернет-сайтах и т.д.

Объектом исследования является не вся базовая система английских полиграфических терминов, а лищь 823 терминологические единицы современного происхождения с 1980г по 2005г. Часть из них, т.е. терминологическая единица, что составляет 28,1% от всей выборки объемом в 823 единицы, систематизирована и включена в отраслевой словарь 1995г., другая часть, т.е. 592 терминологические единицы, составляющая 71,9%, не зафиксирована специализированными словарями.

Материалом исследования послужила выборка английских терминов полиграфии общим объемом в 5087 единиц, составленная методом сплошного просмотра специальных английских журналов: «Publish» N^S за 1999г., «CompuArt» за 1998 - 2005гг., «FlexoPlus» №4 (22), август за 2001г., «Курсив»

№1 (21), февраль за 2000г., №4 (30), август за 2001г., «Report» №2 (17) за 2001г., «World Publishing Monitor» Го2-4 за 1991г., «Canadian Printer» №.9 за 1989г., «American Printen за 1997 -2000гг., «Editor and Publishen) за 1995г., 1996г., 1998г., «Direct Imaging of Printing Formes» (Supplement to bCBA «Report» №17(5) за 2001г.), научно-технических статей из глобальной сети Интернет, документации и руководств по эксплуатации различного полиграфического производства, а также электронных версий тезазфусов и глоссариев по различным отраслям полиграфии.

Среди полиграфических терминов количеством 5087 единиц отбирались сравнительно недавно сложившиеся термины, встречающиеся на страницах зарубежных журналов, монографий, статей, специальных словарей, где они выражают полиграфические понятия в современный период развития английского языка. Для определения точной даты появления того или иного термина были использованы специализированные двуязычные словари полиграфического производства (1968г., 1995г.) и компьютерной информатики и техники (1999г., 2000г.), двуязычный энциклопедический словарь по соврехМенной электронной технике и программированию (2004г.), англоязычный толковый словарь допечатной подготовки (2002г.), электронные версии английских энциклопедических словарей: Merriam-Webster Collegiate Dictionary (in Britannica, 1994), New Encyclopedia Britannica (1994), a также современная литература по полиграфическому производству на английском и русском языках.

Решение поставленных в диссертационном исследовании задач потребовало комплексного использования методов и приемов анализа, применяемых в современной лингвистике:

1) традиционно-аналитический метод наблюдения и обобш;

ения языковых фактов;

2) метод сплошного просмотра лексикографических источников;

3) методы морфемного словообразовательного анализа.

семантического анализа и синтаксического анализа;

4) синхронно-дескриптивный метод;

5) метод корреляции языковых и социальных явлений;

6) семасиологический и ономасиологический подходы;

7) методы лингвистической статистики.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что результаты работы вносят определенный вклад в теорию номинации, в общую теорию о термине, в науку терминографию. Выявление лингвистических форм отражения научно-технического прогресса, изучение влияния развития науки и общества на формирование терминологии и отдельных терминов позволит установить степень корреляции языковых и внеязыковых явлений.

Практическая зиачимость диссертационной работы состоит в том, что полученные результаты исследования могут быть использованы в лекциях по терминоведению и теории номинации, в процессе обучения студентов технических специальностей терминологической лексике и при подготовке переводчиков в сфере профессиональной коммуникации. Опубликованный англо-русский словарь терминов и иоменов полиграфического производства, как можно надеяться, поможет значительно облегчить работу с техническим текстом, так как в словаре отдельно приводятся новые номены полиграфического производства, которые представляют собой запатентованные названия выпускаемой продукции данной отрасли.

На защиту выносятся следующие иоложеиия:

1) формирование современных английских неологизмов терминологии полиграфического производства является отражениехМ внеязыковой действительности, связанной с современным этапом наиболее интенсивного развития полиграфического производства на базе компьютерных технологий;

2) продуктивность такого способа образования неологизмов, как синтаксический, имеющего в качестве своего результата терминологические словосочетания и аббревиатуры, определяется значительной детализацией и спецификацией передаваемых понятий;

3) терминологическая аббревиация ускоряет процесс передачи информации на русский язык, но снижает качество перевода и затрудняет процесс декодирования неологизмов на русский язык, что обусловлено межотраслевой и внутриотраслевой полисемией и синонимией терминологических единиц;

4) осуществление перевода новых терминологических единиц полиграфического производства на современном этапе требует специальных знаний о современных процессах, технологиях, материальной базе полиграфического производства, а также установления внутриотраслевой принадлежности терминов-неологизмов.

Апробация работы. Основные теоретические положения и практические выводы исследования отражены в 7 опубликованных статьях, в том числе международных: «О синонимии английской терминологии полиграфического производства» (Москва: ВНШЖИ, 2003г. - С.63-65), «Роль ядерных терминов в формировании терминосистем на материале английских терминов полиграфического производства» (Омск: ОмГТУ, 2003. - С. 184-186), «Типы неологии и ее задачи на современном этапе развития языка» (Тамбов:

Тамбовский Государственный Университет им. Г. Р. Державина, 2004г. - С. 186 188), «Аббревиация как новый снособ словообразования английской терминологии подъязыка полиграфии» (Пенза: Приволжский Дом Знаний, 2004г.

- С.275-277), «Проблема перевода неологизмов в английской терминологии полиграфического производства» (Пенза: Приволжский Дом знаний, 2004г. - С.

180-182), «Из истории термина flexography флексография» (Омск: ОмГТУ, 2004г.

- С. 73-78), «К вопросу о многозначности термина на примере английской терминологии полиграфического производства» (Омск: Изд-во ОмГТУ, 2004.

Кн.4. С. 333-337).

Полученные данные послужили основой для составления англо-русского словаря терминов и номенов полиграфического производства, который был использован в работе со студентами ОмГТУ машиностроительного института специальности «Полиграфические машины» и факультета гуманитарного образования специальности «Полиграфические технологии», а также на занятиях по профессиональному переводу со студентами гуманитарного факультета специальности «Переводчик в сфере профессиональной коммуникации».

В главе I «Проблемы неологизации в современной лингвистнке»

излагаются различные точки зрения на проблемы неологизации, рассматриваются вопросы, связанные с источниками появления новых терминов и способов их образования;

перечисляются способы терминологической номинации.

В главе II «Экстралингвистические факторы развития английской терминологии иолиграфического ироизводства» рассматривается вопрос о влиянии экстралингвистических факторов на появление неологизмов в английской терминологии полиграфического производства, исследуются источники возникновения новой терминологической лексики, устанавливаются временные рамки появления новой лексики, а также анализируются термины, привлеченные из смежных наук.

В главе III «Структурио-семаитические особенности образования новых терминов иолиграфического ироизводства в английском языке»

предлагается классификация неологизмов, которая учитывает происхождение терминов полиграфического производства и области их функционирования.

Также рассматриваются основные семантические и структурные способы, характерные для образования новой лексики, проводится морфологический анализ неологизмов, выявляются наиболее продуктивные модели, по которым строятся новые термины. В данной главе исследуются внутриотраслевая синонимия новых аббревиатур и омонимия инициальных сокращений.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования и формулируются основные его результаты, делаются прогнозы относительно будущего развития терминологии полиграфического производства.

Библиография включает в себя 224 наименования, из них 12 работ на английском языке, 25 работ по полиграфическому производству, 29 словарей и энциклопедических справочников.

ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМЫ НЕОЛОГИЗАЦИИ В СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВНСТИКЕ 1.1. О статусе нового слова в современной лннгвнстнке.

Как листья eotcezoduo сменяются на деревьях, так и слова, прожив свой век, уступают место вновь народившимся.

Гораций Как известно, современная лингвистика рассматривает язык как сложную динамическую систему. Находясь в постоянном движении, язык непрерывно развивается, совершенствуется, имея свое прошлое, настоящее и будущее. Именно поэтому, как отмечают многие ученые, в лингвистической литературе вопрос о языковой изменчивости, составляющей постоянное качество языка, является центральным [31, с. 43;

108, с. 73].

О том, что условием существования любого естественного языка как основного средства коммуникации является его развитие, его эволюция, отмирание отживших и появление новых элементов на всех уровнях языковой системы, то есть подвижность языка, не раз отмечалось в работах лингвистов [22,с. 31;

98,с. 78;

126, с. 12].

Эволюционные процессы затрагивают в первую очередь лексико семантический ярус языка, поскольку именно лексика прямо обращена к объективной действительности и непосредственно отражает все, что в ней происходит. Языковеды и историки констатируют тот факт, что осмысление процессов, происходящих в лексико-семантической сфере, фиксация изменений и их описание всегда имеют большое практическое значение не только с лингвистической, но также с общественно-исторической и культурной точек зрения. Кроме того, анализ результатов живых процессов, происходящих в современной речи, имеет существенное значение и для работы по повыщению культуры речи носителей языка [8, с. 276-281;

25, с.147-153].

Так, наиболее ярким свидетельством подвижности характера языка служит его способность изменять свой словарный состав. По справедливому утверждению Н.Н. Амосовой, именно он непосредственно связан как с производственной, так и со всякой иной общественной деятельностью людей [5, с. 24].

Таким образом, рождение новых слов и новых значений - естественное свойство всех живых языков, отражающее перемены, которые происходят в бесконечно разнообразном мире вещей и явлений, а также результаты непрерывного познавательного процесса. Как отмечает Е.В. Розен, «невозможно, наверное, перечислить все те сферы жизни, трудовой деятельности, форм досуга, профессиональных и непрофессиональных интересов носителей языка, в которых появляются новые обозначения или функционируют старые слова в новых значениях» [126, с. 5]. «Обычно это связано с теми процессами, которые происходят в самих этих сферах, т.е. с причинами, лежащими за пределами компетенции лексикологов, которым остается лишь отмечать эти языковые факты», - заключает автор [126, с. 5].

Итак, для того чтобы язьш мог полноценно выполнять свою основную функцию - функцию средства общения, его словарный состав должен быстро реагировать на изменения, происходящие во всех сферах жизни и деятельности людей: в производстве, науке, культуре, общественно экономических отношениях -и фиксировать их. Усложнение форм общественного бытия, развитие и углубление всей суммы человеческого познания окружающей действительности вызывает появление новых слов и постепенное вытеснение из языкового употребления тех слов, которые были связаны с пройденным этапом общественной практики и идеологии. Таким образом, количественный рост и качественное изменение словарного состава языка связаны в конечном счете с историей народа, творца и носителя этого языка. Поэтому, прослеживая связь лексики с историей развития данного общественного коллектива, многие лингвисты (Баранников, 1983;

Домашнев, 1983;

Лопатин, 1973;

Burchfield, 1980 [157, с. 12]), пытаются получить ответ на следующие вопросы: как создается слово, в котором возникает потребность в определенный момент жизни общества, и какова техника словопроизводства, каковы те словообразовательные приемы и средства, с помощью которых осуществляется организация язьшового материала для создания нового слова.

В этой связи Е.В. Розеп отмечает факт, что «развитие любой единицы словарного состава начинается с более активного ее употребления, в результате чего она чаще сталкивается, сочетается с другими словами или противополагается им, применяется в новых смысловых и стилистических окружениях и т.п. Слово гйеняет, таким образом, свои стабильные взаимосвязи и отнощения с другими словами, поэтому к нему применим метафорический образ «движения». Именно в этом смысле мы говорим о «подвижности»

лексики, о направлении движения и т.п. Такой тип изменений может быть назван развитием слова» [126, с.123-124]. Таким образом, перед нами непроизвольно возникает вопрос о неологизмах, то есть новых наименованиях, привнесенных в язык посредством интенсивного движения лексики, возникновения новых реалий.

Причины появления новых слов лингвисты связывают с новыми открытиями, углублением представления о ранее известных фактах и явлениях действительности [157, с. 12] Огромный приток новых слов и необходимость их описания обусловили создание особой отрасли лексикологии - неологии - науки о неологизмах [40;

64;

78].

В.Г. Гак высказывается по этому поводу следз^ющим образом:

«Появление огромного количества новых слов, их широкое распространение связаны, несомненно, с целым рядом экстралингвистических факторов:

научно-технической революцией, развитием средств массовой коммуникации, общим убыстрением темпа жизни общества, разнообразием форм идейно политической борьбы. Ойо привело к созданию (или оживлению) особой отрасли языкознания - неологии - науки о неологизмах» [40, с. 39].

Французский языковед А. Рей в своей работе выделяет ядро неологии, которое, по его мнению, можно разделить на две части:

1) область заимствований и других форм, не мотивированных для большинства говорящих;

2) область морфологии, которая по своей семантической структуре отражает более глубокую синтаксическую структуру.

А. Рей различает и несколько типов неологии: а) формальную неологию, б) семантическую неологию, в) прагматическую неологию. При этом формальной неологией автор считает процесс, результатом которого является применение грамматических правил к морфемному строю языка. В этом случае, по мнению автора, мы имеем дело с так называемыми потенпиальными неологизмами, образованными при помощи суффиксов, префиксов и путем словосложения, а именно: enseigneur, essayeur, euphorisation, eurovision. К формальной неологии ученый относит аббревиатуры и акронимы. Например, CNRS,CAPES[167,c.69].

«Формальная неология - это результат применения грамматических правил к морфемному закону языка, формальный- неологизм может существовать только в отношении с лингвистической системой», - заключает автор [167, с. 69].

Под семантической неологией А. Рей подразумевает наличие неких черт, присущих всем неологизмам без исключения. Семантическая неология, по мнению ученого, полностью реализуется в языковой системе, например, в заимствованиях, в морфологических неологизмах, в неологизмах, образованных синтагматическим путем, акронимах, аббревиатурах.

Для формальных неологизмов новизна может быть полной (случай заимствования), частичной (создание слов аффиксацией, композицией, слиянием отдельных лексем в сложное слово, синтагматическая формация в группу слов), либо очень слабой (в случае акронимов и аббревиатур, так как они только выражают значение формы, которую они сокращают, но при сокращении изменяется значение) [167, с. 70).

Прагматическая неология есть форма неологизмов, определяемая во взаимоотношении с процессом коммуникации. Так, невозможно представить неологизм абстрактно, безотносительно к языковому процессу.

Функциональная форма, старое лексическое значение слова ограничены подсистемами языка, а именно: подсистемами диалекта, социального круга, нормой употребления. Из чего следует, что данный аспект очень важен в решении вопроса о принятии неологизма в обществе;

причем важную роль в этом процессе играет индивидуальный творческий потенциал [167, с. 71].

Необходимо признать тот факт, что теория неологии в лингвистике еще не оформилась как самостоятельная область лексикологии, однако определились главные направления и сферы деятельности науки о новых словах. Н.З. Котелова замечает, что термин «неология» может осмысляться как наука (logos) о новом (пео). В этом случае его можно использовать для обозначения разнообразных новых явлений в языке, а именно:

1. Возникновение каких-либо новых свойств у старых слов, терминологизации слов, изменения стилистической окраски слова.

2. Появление новых форм словоизменения, сочетаемости и т.д.

3. Появление новых лексико-грамматических функций слов, специализации их унотребления в роли постоянных приложений или слов, соединяющихся с приложениями [78, с. 20-31].

Е.В. Розен, рассуждая о неологии и ее задачах, высказывается следующим образом: «С позиции языковой культуры принято различать «необходимую неологию» и «избыточную неологию». К первой относят такие новые наименования, которые появляются в связи с новыми объектами обозначения - новыми предметами, техническими изобретениями, новыми идеями, номенклатурами и т. д. Избыточными считают появление новых обозначений, синонимичных уже имеющимся, заимствований из чужих языков, из жаргонов, диалекта. Судить о том, нужно или нет коммуникантам то или иное слово вне исторической перспективы, - задача неблагодарная.

Лингвисту, непосредственно наблюдающему те или иные языковые перемены, нужна большая осторожность при всякого рода рекомендациях по «улучшению» языка и прогнозах о судьбе слов» [126, с. 23].

По мнению В.Г. Гака, в сферу науки о неологизмах входит выявление путей опознания новых слов и значений, анализ факторов их появления, изу чение моделей их создания, разработка принципов отношения к ним (их принятие или непринятие) и их лексикографической обработки (описание в словарях) [40, с. 37].

Таким образом, можно констатировать, что основными задачами неоло гии являются следующие:

1. Выявление путей узнавания новых слов и значений.

2. Анализ факторов их появления в соответствии с прагматическими потребностями общества.

3. Изучение моделей их создания и ограничений на их употребление.

4. Разработка принципов отношения к ним (их принятие или непринятие) в различных социопрофессиональных, возрастных и прочих группах.

5. Лексикографическая обработка с указанием прагматических ограничений на употребление в различных ситуациях общения с учетом социальной дифференциации языка [40, с. 37-52;

64, с. 13-14].

В процессе решения этих проблем лингвисты пытаются ответить на вопросы о том, «какие фрагменты опыта и почему именно они требуют лексической фиксации, что в деятельном опыте человека должно измениться, чтобы появилась необходимость создания нового слова, как и в каких условиях оно создается, каковы механические механизмы создания нового слова, каков исходный морфемный, модельный, лексический фонд, как изменяется номинативная активность отдельных механизмов, как включается слово в лексическую систему, каков механизм адаптации нового слова» [157, с. 17].

Новое слово проходит ряд этапов, приводящих его к широкой употребляемости. Исследователи считают [157, с. 17], что человек, создающий новое слово, стремится к индивидуальности, оригинальности. Затем слово социолизируется, то есть принимается в обществе или отвергается им, лексикализируется, закрепляется в языковой системе. Это происходит через восприятие слова посредниками, которые распространяют его в обществе, после чего слово принимается массами и приобретает адекватное употребление.

Однако в связи с обновлением лексики языка в лингвистике определился ряд проблем, наиболее важными из которых являются определение понятия нового слова и выявление критерия, по которому слово может быть названо неологизмом.

До сих пор теория неологии не располагает строгими дефинициями неологизма. Предпринятые в лингвистике понытки определить понятие нового слова дали весьма неоднозначные результаты. Е.В. Розен отмечает, что неологизм отличается от всех других единиц словарного состава языка наличием главного качества - новизны, которое «программно» записано в самом термине «неологизм» [126, с. 15]..

Исследователь Г.М. Степанов отмечает, что «одни считают неологизмами слова, возникшие для обозначения появившихся с развитием науки и техники новых понятий, предметов материальной культуры;

другие называют неологизмами слова, не отмеченные словарями;

третьи относят к неологизмам всякое вновь появившееся в языке слово или словосочетание»

[129, с. 27-28]. Как и некоторые другие лингвисты [28, с. 108;

72, с. 351], Г.М.

Степанов различает в сфере новообразований неологизмы и окказионализмы, подчеркивая тот факт, что, несмотря на многочисленные попытки,. единая общепринятая дефиниция этих терминов до сих пор не выработана. Так, считает автор, для обозначения одного и того же понятия, наряду с термином «окказионализм», ученые употребляют термин «авторский неологизм», «индивидуальный, речевой неологизм» [129, с. 27]. Очевидно, это объясняется тем, что «неологизм» (neos logos) в переводе с греческого значит «новое слово». Вместе с тем большинство авторов употребляют этот термин не только в значении «новое слово», но и как термин, отличающий новое узуальное слово от окказионального [129, с. 27].

Далее Г.М. Степанов предлагает установить следующие параметры, характеризующие и различающие понятия неологизм и окказионализм:

1. Окказиональные слова:

1) нерегулярно воспроизводятся в сходных неспециальных контекстах;

2) мотивированы контекстом и речевой ситуацией, для которых специально создаются и, как правило, используются только раз;

3) обладают окказиональной словообразовательной структурой, под которой следует понимать слова, созданные по словообразовательным законам языка, но отличающиеся необычностью комбинации языковых элементов, которая создается нарушением валентности этих элементов;

4) ненормативны;

5) экспрессивны;

6) номинативно-факультативны;

7) непредсказуемы;

8) в синхронно-диахроническом плане диффузны;

9) имеют индивидуальную речевую принадлежность и нередко выделяются на письме кавычками или курсивом.

2. В отличие от окказионализмов, неологизмы характеризуются:

1) принадлежностью к языку;

2) регулярной воспроизводимостью;

3) структурным соответствием словообразовательной системе;

4) нормативностью;

.

5) отсутствием закрепленности за определенным контекстом;

6) временем появления в литературном языке и временем регистрации в нормативных словарях общелитературного языка;

7) критерием ощущения новизны.

Однако, по утверждению автора, выведенными параметрами определения понятий «неологизм» и «окказионализм» не исчерпываются [129, с. 29].

Интересно отметить, что наряду с терминами «неологизм» и «окказионализм», для той части новой лексики, которая образуется по продуктивным словообразовательным моделям, некоторыми авторами применяется термин «потенциальное слово». Г.О. Винокур, предложивший этот термин, отмечает: «В каждом языке, наряду с употребляющимися в повседневной практике словами, существуют, кроме того, своего рода «потенциальные слова», то есть слова, которых фактически нет, но которые могли бы быть, если бы того захотела историческая случайность... То, что живет в языке подспудной жизнью, чего нет в текущей речи, но давно, как намек в системе языка, прорывается наружу в явлениях языкового новаторства, превращающего потенциальное в актуальное» [29, с. 5].

Другие исследователи (Борисенко, 1973;

Калинин, 1978;

Мальцева, 1977;

Розенталь, Теленкова, 1976;

Смирницкий, 1954 и другие [157, с. 19]), в отличие от Г.О. Винокура, считают, что «потенциальные слова» уже существуют в речи, но еще не вошли в язык. Это утверждение ставит перед сторонниками данной точки зрения задачу определения статуса «потенциальных слов» по отношению к окказионализмам. Одни из них считают, что «потенциальные слова» являются составной частью окказионализмов наряду с индивидуально образованными словами;

другие отделяют «потенциальные слова» от окказионализмов на основании критерия несоответствия или соответствия языковым нормам;

третьи находят «потенциальные слова» вместе с окказиональными в «авторских индивидуально-стилистических неологизмах», которые, в свою очередь, совместно с «неологизмами языка» входят в состав «новых слов».

Таким образом, если под «потенциальным словом» понимать проявление, материализацию категории потенциальности, то потенциальным можно будет назвать любое слово языка, существующее или существовавшее, так как архаизмы могут снова войти в язык, причем простое сопоставление определений окказионализма и «потенциального слова» показывает, что они совпадают почти полностью [129, с. 36].

Лингвисты отмечают, что в теории нового слова, определение понятия «неологизм» тесно связано с определением критерия нового слова и его лингвистической сущности [31, с. 43-57].

Ю.А. Жлутенко в своей работе «Английские неологизмы» подчеркивает, что «одни лексикологи считают достаточным критерием недавнее возникновение слова, другие относят к неологизмам только обозначение новых реалий и понятий, третьи считают неологизмами слова, не зарегистрированные до тех пор лексикографами» [61, с. 9]. При создании «Дополнения» И.Р.

Гальперин руководствовался двумя взаимообусловленными критериями неологизма: а) актуальностью единицы;

б) ее относительной устойчивостью.

Однако автор признает относительность данных критериев. «Если актуальность новообразования легко устанавливается в связи с онределенным периодом в жизни общества, то устойчивость можно было проверить лишь относительно, и, включая новое слово или значение, нельзя быть уверенным, что данная единица останется в языке» [203, с. 7].

В целом, в современной лингвистике обозначились три основополагающих точки зрения на определение критерия неологизма и его природы.

1. Понимание нового слова как стилистической категории, где главным критерием является «ощущение новизны» нри восприятии слова. Согласно этой теории, неологизмы - это новые слова или выражения, свежесть и необычность которых ощущается носителями данного языка. «Пеологизм остается новым (или несет «ощущение новизны») до тех пор, пока люди не перестают использовать его не задумываясь или, наоборот, до тех пор, пока слово не выйдет из моды и люди перестанут употреблять его вообще»

[163, С.132].

2. Определение неологизма как слова, обозначающего новую реалию, возникшего для такого обозначения в связи с развитием науки, техники и так далее [157, с. 12]. Так, в «Словаре Лингвистических Терминов» О.С.

Ахмановой, неологизм определяется как «слово или оборот, созданное (возникшее) для обозначения нового (прежде неизвестного) предмета или для выражения нового понятия» [200]. «Советский Энциклопедический словарь»

предлагает следующую трактовку неологизма: неологизм - (от пео...- новый и греч. logos - слово). 1. Новые слова и выражения, созданные для выражения новых нонятий. К новым, словам относятся заимствования. 2. Новые слова и выражения, необычность которых ясно ощущается носителями языка» [210]).

Обобщая все эти определения, К. Барнхарт, автор «Словаря английских неологизмов», называет неологизмами «слова, появившиеся с развитием техники, науки, культуры, сельского хозяйства, с развитием новых общественных отношений и служащие названиями новых предметов, явлений, понятий». Затем автор особо отмечает, что неологизм - «не просто новое, а очень новое, новенькое, совсем недавно появившееся новое слово, новизна и свежесть которого ощущается говорящими» [214].

3. Характеризация слова как нового, не отмеченного словарями [157, с.

22]. В этом случае к неологизмам будут относиться и случайно пропущенные в словарях слова, и слова, сознательно игнорируемые авторами общих словарей по тем или иным признакам, и экзотизмы, которые будут причислены к новым словам, согласно первой точке зрения, по признаку необычности.

Так, несмотря на различные точки зрения в определении критерия неологизма, существует единый для всех параметр - время. От традиционных канонических слов неологизмы отличаются особыми связями со временем, которые фиксируются коллективным сознанием [63, с. 17;

167, с. 76]. На наш взгляд, действительно, трудно не согласиться с тем, что любое новое слово имеет качество неологизма, то есть временную коннотацию новизны, пока коллективное языковое сознание реагирует на него как на новое.

Таким образом, новыми словами лексикологи и лексикографы считают единицы, появившиеся в языке позднее какого-то определенного временного предела [77, с. 122-126]. Нричем критерий неологизма, с одной стороны, произволен, с другой - объективен [63, с. 32].

На наш взгляд, удачным является понимание природы неологизма, предложенное А.Реем: «...принимая во внимание, что неологизм - это новая лингвистическая единица, мы замечаем, что единица «предложение» - это самая чистая единица общения, однако предложение никогда не расценивается как неологизм». Но, как отмечает исследователь, «новый элемент, реализованный средствами фонологической системы языка, новая фонема, также не определяется как неологизм». Таким образом, концепт неологизма может быть применен к объединенной структуре, лежащей между морфемой и фразой» [167, с. 65]. Автор выделяет простые неологизмы:

заимствования, аббревиатуры, смысловые неологизмы - и обращает внимание на то, что один взгляд на словари новых слов, оценивающий их входные единицы, показывает, что больщинство новых форм, исключая «смысловые неологизмы», - это сложные слова. Так, понятие неологизма, согласно внутренней форме и этимологии этого термина, относится к единице лексики слову.

Интересным является и подход А. Рея в выявлении критерия неологизма. Ученый предлагает целостную систему оценки языковых единиц, расцениваемых как неологизмы [167, с. 81]:

а) Система приспособления (форма может фонетически и графически приспосабливаться к структуре языка). «Определяя морфологическую инновацию, мы должны изучить форму новых элементов: могут ли они быть ассимилированы исходя из их степени сочетаемости, связной формации (создание гибридных форм), их фонетической и графической реализации (способность быть принятыми языком)», - считает автор [122, с. 81].

б) Семантический потенциал (неологизмы имеют различные степени «семантической способности»). Уровень относителен в каждом отдельном случае. Немотивированное или плохо мотивированное слово является менее употребительным, чем полностью мотивированное слово.

в) Продуктивность на синтагматическом уровне. На этом уровне изменяемости могут возникать дериваты и сложные слова.

г) Характерность (отсутствие конкурентности). Неологизм может быть единственным в выполнении «назывательной» роли либо может конкурировать с другими неологизмами. Так, акроним «aids», прищедший из английского языка, был принят во многих языках. Однако французы создали свой термин «sida» из-за экстралингвистических условий (открытие было сделано в обеих странах одновременно).

д) Уровень принятия слова (частота употребления, позитивная или негативная реакция говорящих, географическая и культурная распространенность).

Только сочетание этих факторов и характеристик, по заключению А. Рея, позволяет «составить модель возможного поведения неологизмов» [167, с. 81].

Таким образом, рассмотрев основополагающие элементы в определении понятия неологизм, его критериев и лингвистической сущности, вслед за В.И.

Заботкиной, мы пришли к выводу, что само появление нового слова есть результат борьбы двух тенденций: тенденции развития языка и тенденции его сохранения [63, с. 20]. При этом возникновение неологизма не всегда связано с прямыми потребностями общества в новом обозначении. Более того, как справедливо отмечает Н.Г. Блохина [16, с. 218-219], несмотря на разное наименование, суть слов и словосочетаний заключается в передаче значения нового явления. И любые изменения в обществе накладывают отпечаток на инструмент общения - на язык.

Как неоднократно отмечалось в настоящей работе и как справедливо утверждал Н.Г. Сихарулидзе, лексическое развитие языка, являясь предметом неологических исследований, рассматривается как сложный, высокоорганизованный, многофакторный процесс, стержнем которого является активная лексическая номинация [131, с. 6].

«Сложившаяся в ходе исторического развития система лексической номинации современного английского языка представляет из себя сложнейшее образование, в которое входит целый ряд взаимодействующих друг с другом номинативных механизмов, в своей совокупности участвующих в выполнении фундаментальной гносеологической функции языка - функции вычленения, фиксации и закрепления в человеческом сознании социально значимых фрагментов деятельного опыта», - считает А.Н. Иванов [65, с.8].

Вместе с тем следует отметить, что несмотря на различие изучаемых нроблем, связанных с понолнением словарного состава современного английского языка, все имеющиеся в настоящее время в англистике исследования по изменению лексического состава направлены, главным образом, на установление и регистрацию лингвистического механизма создания • нового слова, на выявление степени активности как всего механизма в целом, так и продуктивности его отдельных участков (Вертоградова, 1984;

Дементьева, 1972;

Сихарулидзе, 1988 [128, с. 32]).

Однако не все новообразования остаются в языке. Часть из них исчезает, и только та часть, которая является устойчивой, закрепляется в лексическом составе языка. Поэтому изучение факторов, способствующих в определенной мере закреплению новой лексической единицы в языке, то есть устойчивости, является необходимым. Так, И.Р. Гальперин, рассматривая устойчивость слова как основной критерий его вхождения в язык, наряду с этим указывал на то, что современная лингвистика пока еще не располагает теми обьективными данными, которые могли бы служить показателями жизненности новообразований [41, с. 102-113].

Таким образом, по справедливому утверждению А.А. Брагиной, прежде чем вынести то или иное суждение о новом слове или его новом значении и употреблении, нужно всесторонне изучить неологизм, определить его удельный вес в речи. Это значит, что нужно установить возможности его сочетаемости, прямых и переносных употреблений, представить, насколько широко бытует новое слово в разных стилях речи или, напротив, показать его стилистическую ограниченность [22, с. 183-185].

Все это указывает на то, что изучение лексического состава количественного и качественного - предоставляет возможность определить тенденции, закономерности развития языка, что в конечном результате будет способствовать выявлению лексикографических принципов отбора лексики в словарь новых слов.

1.2. Понятие «термИИ-неологизм», его структуриая характеристика В настоящий момент терминология полиграфического производства в английском языке, так же как и многие другие отраслевые терминологии науки и техники, переживает «неологический бум» [63, с. 21]. Огромный приток новых слов создал необходимость их описания.

Полиграфическая терминология не является исключением.

Инновационные технологии как в полиграфии, так и в науке и технике послужили благодатными источниками новых терминологических единиц.

Термины-неологизмы встречаются в патентной литературе и публикациях, непосредственно связанных с различными процессами в полиграфии, компьютерных программах, разработанных для издательских комплексов, а также в областях, тесно связанных с полиграфией, например, в рекламе и дизайне: aggressive advertising - активное рекламирование, bleed poster рекламный плакат с изобраэюением, напечатанным «под обрез», digital data network - 1{ифровая сеть передачи данных, lino color — программный интерфейс и многие другие.

От традиционных канонических слов неологизмы отличаются особыми связями со временем, которые фиксируются коллективным сознанием.

Критерий неологизма, с одной стороны, произволен, с другой - объективен. К исследуемым в диссертации неологизмам в английской терминологии полиграфического производства мы относим терминологические единицы, отражающие новые реалии и понятия, появивщиеся под влиянием экстралингвистических факторов, а также в результате переосмысления общелитературных слов и заимствований из других языков или межотраслевых терминологий с начала 80-х годов XX века.

Так, неологизмами мы будем считать термины, которые появились относительно недавно и могут быть как зафиксированы в" словарях, например, vellum paper, tag, imagesetter, platesetter, так и не зафиксированы ни в общих, ни Б специальных словарях, но активно функционируют в печати, в профессиональном общении, например, wide format digital printing, vehicle stenciling, dithering, plate-on-sleeve, imposition.

Появление нового слова является результатом борьбы двух тенденций тенденции развития языка и тенденции его сохранения. Это обусловлено тем, что «в языке существует довольно сильная тенденция сохраняться в состоянии коммуникативной пригодности» [127, с. 23]. Однако для того, чтобы более адекватно отразить, воспроизвести и закрепить новые идеи и понятия, язык и лексика вынуждены перестраиваться, дифференцироваться, порождать новые единицы. При этом появление нового слова не всегда вызвано прямыми потребностями общества в новом обозначении. Зачастую появление новообразований в полиграфической терминологии - это не только создание новых по структуре терминов, но и процесс придания нового терминологического значения ' уже существующим в других подъязыках терминам, а также результат новых ассоциаций или результат устранения омонимии. Например, географический термин landscape в полиграфии обозначает положение листа в машине, при котором широкая сторона страницы расположена поперек направления движения печатного материала.

В данной работе рассматриваются термины-неологизмы в качестве простых и сложных терминов, терминологических словосочетаний и их аббревиатур, которые, исходя из значений их терминоэлементов и компонентов, представляют следующие тематические группы: «названия оборудования издательских комплексов (приборы, системы)» — scanners, digitizers, digital cameras, laser printers;

«названия новых печатных технологий» — СТР technology, CtPress technology, «названия печатного и — imagesetters, platesetters, duplicators, послепечатного оборудования»

«названия компьютерных технологий и программ, разработанных для PostScript, ArtPro, Adobe Illustrator, PhotoShop, цифровой печати» образованные путем слияния технических, физических и химических терминологических компонентов и терминологических элементов, а также слов общелитературного языка.

Поэтому мы определяем модели терминов, разграничивая их на простые и сложные термины и терминологические словосочетания.

Под простым термином понимается однокомпонентный термин-слово, который является родовым термином. Простой термин образуется путем аффиксации, переосмысления общелитературного слова, или индивидуального терминотворчества из морфем классических языков, или заимствования из других языков и другой терминологической сферы, например,flow- текучесть imposition - trapping краски, электронный монтаж, треппинг (перекрывание контуров при выворотке, нахлест контуров, красконаложение).

Простые термины-слова употребляются в терминосистеме полиграфии и как самостоятельные номинативные единицы, и в качестве базовых компонентов сложных терминов и терминологических словосочетаний. Сравнительно меньший количественный состав (более 10%) простых терминов-слов в полиграфической терминологии не уменьшает их общей роли в функционировании данной терминологической системы, поскольку они представляют собой наименования всех родовых терминов, то есть базовой части терминологической системы полиграфии.

Под сложным термином нонимается термин с двумя и более элементами или компонентами, характеризующийся цельнооформленностью и образованный путем слржения или переосмысления общелитературного сложного слова, или заимствования из других языков, или другой терминологической сферы, или индивидуального терминотворчества из морфем классических языков, например, hexachrome - гексахром, Iightbox лайтбокс, световой короб, tagline — подзаголовок, photogravure гелиогравюра. Согласно данным статистического анализа сложные термины составляют около 5,7% от общего количества анализируемых терминов.

Под терминологическим словосочетанием (терминосочетанием) понимается многокомпонентное, раздельнооформленное семантически целостное словосочетание, образованное путем соединения двух, трех и более терминологических компонентов, например, Hlling line - фасовочная линия, job lot paper - бумага для мелкосерийного производства, extreme and mean ratio — extrusion die - Термины золотое сечение, литьевая пресс-форма.

словосочетания правомерно трактовать как наиболее продуктивные единицы номинации научно-технического понятия в терминологической системе полиграфии английского языка (73,1%), поскольку они наиболее адекватно отвечают требованиям номинации в условиях научно-технического прогресса, наиболее полно и достаточно эксплицитно передают ряд дифференцирующих признаков целостного усложненного понятия, отражают в своей структуре родовидовые и другие парадигматические отношения, обеспечивают однозначность и системность терминологических рядов.


Фонетический и графический критерии, не являющиеся, по нащему мнению, ведзш^ими при определении статуса сложного термина и при его отграничении от терминологического словосочетания по причине их нерегулярности, могут лищь дополнительно подчеркивать цельнооформленность сложного термина. Следовательно, «специфика терминологического словосочетания, в отличие от сложного термина, сводится прежде всего к формально-грамматическим особенностям строения, к структурным характеристикам, различающим эти два важных класса специальных наименований» [63, с. 23].

Понятие терминологический элемент (терминоэлемент) ввел Д.С. Лотте.

Он не прищел к однозначному выводу о его структуре. Д.С. Лотте трактовал терминоэлемент на основании смыслового анализа термина. «Подавляющее большинство терминов составлено из других терминов или слов, имеющих одно или несколько самостоятельных значений. Каждый сложный термин состоит из нескольких терминов-слов, имеющих самостоятельное значение.

Всякое потенциальное заимствование должно быть "расчленено" на самостоятельно значащие терминоэлементы - распознаваемые корневые основы и аффиксы» [101, с. 79-98].

Существует и другая трактовка терминоэлемента, основанная на анализе линейной структуры термина. В.П. Даниленко считает, что терминоэлемент это «составляющая часть целого», то есть любой структурный компонент термина (от морфем до целого слова или условного знака) в составе специального слова или словосочетания [56, с, 66]..

В.Ф. Новодранова определяет терминоэлемент как «регулярно повторяющийся и воспроизводимый элемент производных терминов, который, как правило, занимает определенное место в структуре термина и передает достаточно стабильное обобщенное значение» [112, с. 47], В данной работе под терминоэлементом мы имеем в виду словообразовательный элемент (корень, аффикс), формирующий простой и сложный термины.

Терминологический компонент (терминокомпонент) определяется нами как составная часть сложного термина или терминологического словосочетания (отдельное слово, аббревиатура, символ).

Для чистоты исследования и получения точных результатов мы отдельно описываем термины-неологизмы и номены-неологизмы терминологии полиграфического производства. К номенам, как известно, принадлежат различные виды оборудования, машин, типы конструкций, марки изделий и т.п.

В.М. Лейчик пишет: «Номенклатурой может быть названа система обозначений классов предметов, входящих в один однородный ряд на основе сознательно выбранных внешних признаков этих предметов... номенклатура является промежуточным, связующим звеном в ряду номенклатурных единиц - между терминами и именами собственными» [91, с. 24]. Г.О. Винокур также подчеркивает необходимость различения терминологии и номенклатуры, понимая под последней систему совсем абстрактных и условных символов, единственным назначением которой является - дать максимально удобные способы обозначения предметов без прямого отношения к потребностям теоретической мысли, оперирующей этими вещами [29, с. 7]. Ноэтому можно предположить, что номены отличаются от собственно терминов также и своим высоким уровнем идиоматичности, поскольку значение номенклатурных единиц практически не находит своего отражения во внутренней форме, т.е.

функции номенов нередко аналогичны функциям имен собственных. Отсюда следует вывод, что номены, будучи составной частью системы языка науки и техники и справедливо включаемые в словари, не являются в строгом смысле собственно терминами. Четкого разделения понятий «терминология» и «номенклатура» требует также О.С.Ахманова [12, с. 8]. Л.Д. Хаютин в книге «Термин, терминология, номенклатура» считает, что «номенклатура» входит в состав терминологии, но их противопоставление является целесообразным [147, с. 87].

Номен выступает как относительно произвольный «ярлык» предмета, конвенционально «прикрепленный» представителями соответствующей отрасли знания, не претенд5аощий на раскрытие или хотя бы частичное отражение в его форме лексического значения. Ряд черт отличает номенклатуры от терминов. В первую очередь следует упомянуть справедливо отмеченную Г. О. Винокуром известную абстрактность и условность, характерную для большинства номенов [29, с.8]. Эта черта сближает номены с именами собственными, в особенности номены-названия единичных понятий, часть из которых является именами собственными. Существование номенклатурной единицы непосредственно не обусловлено определенным местом в системе понятий. Тем не менее, номены связаны с понятиями, соотносясь с ними через соответствующие термины. Например, наименование Combat370 (COMBination Advanced Technology) предполагает существование термина narrow-web press (узкорулонная машина), а за номенами Astraflex, Heliostar, CoIumbus-10, Arcovent стоят термины eight-color flexographic press (8-красочная флексографская машина), intaglio unit (секция глубокой печати), six-color press (6-красочная машина), Italian self-adhesive materials (итальянские самоклеящиеся материалы).

Разница в связи с понятиями вызывает различие в дефинициях. Номенам науки и искусства дефиниция, как правило, не нужна. В технике же, если дефиниция термина чаще всего содержит указания на ближайший род и отличительные видовые признаки, то дефиниция номена должна содержать указание на термин, к которому она относится, и индивидуальные признаки обозначаемого ею объекта.

Этот факт имеет колоссальное значение, поскольку позволяет в абсолютном большинстве случаев вообще отказаться от дефиниций для номенов, отразив в их форме необходимые индивидуальные признаки.

Анализ употребляемых в полиграфии номенов показывает, что в большинстве случаев они состоят из двух частей: графемной (буквенной) и цифровой [51, с. 41-48]. Таким образом, выявляется мотивированность графемной части. Эта часть обычно представляет собой компрессию соответствующего (родового для данного номена) термина, выраженного сложным словом или словосочетанием, а поэтому выполняет двоякую роль:

устанавливает место номена в ряду однородных единиц, определяя тематическую область, к которой он принадлежит, и указывает на основные конструктивные особенности называемого объекта. Цифровая часть номена показывает основные технические характеристики объекта и выделяет его из совокупности однотипных объектов. Таким образом, многие технические номены можно рассматривать как своеобразное сложное слово, состоящее из двух «морфем», одна из которых - графемная - является опорной, ядерной и выполняет функцию указателя рода, показателя принадлежности обозначаемого номеном объекта к группе однотипных объектов, определителя места данного номена в системе наименований. Второй элемент номена цифровой - указывает на. особенности данного объекта, выделяющие его из совокупности однотипных объектов, является дифференцирующим показателем. Поэтому можно было бы сказать, что номен вдвойне мотивирован: во-первых, в силу того что он состоит из двух четко выделяемых элементов, за каждым из которых закреплены вполне определенные функции, и, во-вторых, поскольку каждому из элементов соответствуют вполне четкие смысловые признаки. Являясь наименованием конкретного объекта, номен одновременно представляет собой его сжатое определение и поэтому не нуждается в дефиниции, которую вполне заменяет расшифровка его частей.

В данной работе номен рассматриваются как отличная от термина языковая единица, состоящая из одного слова, называющего предмет или процесс, или из двух частей - графемной и цифровой, где первая в большинстве случаев содержит термин и называет единичные понятия.

1.3. Источники формирования терминологии С совершенствованием наших знаний понятия в науке и технике непрерывно развиваются и углубляются, и потребность в новых терминах постоянно возрастает. Лингвисты, очевидно, не могут оказаться в стороне от изучения вновь создаваемых терминов, а таюке от активного нормализующего воздействия на этот процесс.

Родство терминологии с породившей их лексико-семантической системой языка является самым тесным, прежде всего, по материальному составу единиц. Ведь значительная часть терминов представляет собой продукт семантической деривации в рамках уже готового слова. Базой новой номинации в их специальных сферах является общий язык, а опорным моментом содержательная сторона термина, состав его сем. Более того, обслуживать новую сферу начинают и те слова, которые являются названиями понятий бытовых, добытых в ходе практического познания мира, которые зафиксировали некогда начальную ступеньку в движении познавательной мысли и стали теперь представителями понятия научного. Научное и бытовое понятия сопрягаются не только одним словом, но и одним участком семасиологического пространства - рамками значения. В этом отнощении содержательная сторона языка задает и предопределяет облик научных терминологических систем, равно как и строительный материал для нужд словообразовательной деривации и правила построения терминов словосочетаний.

Непрерывно пополняя и обогащая язык и находясь во взаимодействии с различными лексическими слоями, терминологическая лексика в своем становлении подчиняется общим законам и нормам языка, характеризуясь и частными, присущими ей особенностями построения моделей терминов.

Конкретные терминологические системы формируются на базе общей лексической системы языка. Поэтому в работе над терминологией ее лингвистические аспекты всегда имеют большое значение.' Слово, согласно известному тезису Л.С. Выготского, воплощает в себе единство обобщения и общения, коммуникации и мышления [36, с. 25]. Исходя из этого, изучение новой лексики требует обращения к двум аспектам: аспекту создания и развития, с одной стороны, и её осознания и функционирования - с другой.


Известно, что в науке о языке в разные времена основным был вопрос о том, каким образом язык помогает человеку членить материальный мир и общественно-исторический опыт его носителей. Деятельность, направленная на Worten der Welt - «ословливание» мира [80, с. 36], называется номинативной деятельностью, в результате которой происходит фиксация фрагментов деятельностного опыта человека в лексике.

В XX веке наблюдается расширение старых и появление новых областей номинации, что вызвано бурным развитием науки, средств массовой информации. Однако развитие номинативной функции языка отражается не только в расширении и обновлении понятийной сферы соотнесенности наименований, но и в изменении способов номинации. Во все эпохи языкового развития в разных языках преобладают различные снособы создания номинативных единиц, действзтот определенные типы активных процессов называния слов.

Основная масса новых терминологических единиц образуется с помощью словообразовательных средств. «Новое понимание словообразования как источника не только готовых названий, но и нравил их образования по определенным моделям и-схемам позволило обнаружить действие различных принципов, по которым строятся эти правила (действие аналогии, ассоциативных процессов и т.д.)» [80, с. 40]. Между номинативной и коммуникативной деятельностью существует непосредственная связь.

«Именование предмета или ситуации есть не только процесс обозначения, но и одновременно и процесс познания и коммуникации» [80, с. 68].

Чтобы ответить на вопрос о том, как создается новый термин, необходимо обратиться к теории номинации.

Теория номинации развивалась, прежде всего, как теория, направленная на объяснение пути от вещи к ее обозначению, то есть пути от предметного мира к наречению отдельных его фрагментов. В этом заключается сущность ономасиологического подхода к исследованию языка, подхода, который «рассматривает содержательную сторону языковых единиц с точки зрения предметной направленности, то есть соотнесенности с внеязыковым предметным рядом как средства обозначения, именования последнего» [113, с.

188-189].

В акте первичного «крещения» объекта участвует определенный индивидуум. «В структуре акта номинации в качестве отправного пункта оказывается сложное переплетение интенций говорящего и его личностных смыслов, то есть индивидуально смысловое задание говорящего» [80, с. 4]. На этой стадии акта называния создается единица, относящаяся к одному из типов единиц номинации (родовому или сложному термину, словосочетанию (родовидовым терминам)). Каждый тип единиц номинации характеризуется неповторимым набором признаков. Такими признаками, вслед за Е.С.

Кубряковой, мы считаем': «а) синтетизм vs аналитизм наименования, что позволяет противопоставить наименования, замкнутые рамками одного слова, многокомпонентным наименованиям;

б) глобальность знака, его семантическая целостность vs расчлененность и мотивированность, что позволяет противопоставить слово непроизводное всем прочим словам, демонстрирующим разную степень расчлененности: так, производные слова менее расчленены в своей семантике, чем сложные, сложные - менее, чем словосочетания и предложения, хотя все перечисленные единицы составлены из более мелких единиц и потому передают свое значение через образующие их элементы и отношения между ними...» [80, с. 43].

Источники формирования терминологии обусловлены спецификой терминологической номинации. Языковая номинация - это языковое выражение, наименование, то есть процесс соотнесения языковых элементов (слов) с обозначаемыми ими объектами (предметами, признаками, событиями) или процесс обращения фактов внеязыковой действительности в достояние языка. Основные принципы языковой номинации присущи номинации терминологической. Терминообразование представляет собой процесс вторичной номинации, результаты которой являются производными по.смыслу или морфологическому составу. Экономичность языка, являясь одним из существенных его свойств, вынуждает язык избегать количественного приращения единиц другого плана выражения и обращает номинативную деятельность в русло вторичной номинации, что ведет к переосмыслению уже имеющихся в языке номинативных средств.

Терминологическая номинация - целенаправленный творческий процесс, обусловленный взаимодействием внешних и внутренних факторов.

Терминологическая номинация связана, «с одной стороны, с потребностью в наименовании новых понятий, возникающих в результате интенсивного развития и дальнейщей дифференциации наук, и, с другой стороны, с внутриязыковыми закономерностями номинации или соотнесения языкового знака с обозначаемым понятием» [113, с. 188].

Д.С. Лотте призывал постоянно считаться со «степенью внедрения» того или иного термина, осторожно относиться к введению новых конструкций терминологических словосочетаний. Реалистический и вместе с этим новаторский подход к построению новых терминов виден из его суждения о нормах словообразования и их нарушениях. «Некоторые термины строятся с нарушением норм;

однако не следует забывать, что и сами нормы не есть нечто неподвижное, застывшее, не меняющееся во времени. Вновь образуемые термины могут впоследствии становиться и весьма часто становятся литературными словами: неологизмы перестают быть неологизмами, и необычные нормы словообразования становятся обычными, если только они не остаются уникальными» [99, с. 15].

Д.С. Лотте учитывал объективные противоречия между точностью термина, его систематичностью, с одной стороны, и удобностью термина - с другой. Удобность оценивалась нри этом краткостью и производными свойствами термина.

Изз^ение номинации в современной полиграфической терминологии (рассматриваемое более подробно в третьей главе) позволяет расширить представление о термине и терминологии, пополнить полиграфический словарь, способствует обеспечению оптимального функционирования понятийно-терминологического аппарата данной технической отрасли.

1.4.Способы терминообразования.

Современная полиграфическая терминология пополняется за счет традиционных способов терминообразования: лексико-семантического, морфологического, синтаксического.

В ряде работ высказывалось мнение о том, что терминология представляет собой особую систему, отличную от системы «общего языка», что синонимия, полисемия, омонимия, идиоматика, семантическое развитие свойственны только «общему языку», что сочетаемость терминов обусловлена лищь логическими отношениями и так далее. Рассмотрим, в какой мере характерны и для терминов общеязыковые свойства слов. • «Лексико-семантическое терминообразование - это такой способ языковой номинации, при котором основным средством создания нового термина является семантическое развитие слова» [137, с. 211]. Целесообразно различать такие виды семантического развития, как: «полный переход совокупной семантики во вновь образуемый термин или ее специализация расширение, сужение (терминологизация), частичное использование семантики слова в формировании значения нового термина (метафора и метонимия)» [142, с. 183].

В терминологии действуют такие общеязыковые явления, как полисемия, синонимия, антонимия, омонимия. Общими усилиями в лингвистике было отработано определение термина как словесной единицы, которая, обладая номинативной функцией, должна быть моносемичной, лишенной характера метафоричности, предельно точной и не вступать в синонимические отношения. Но на практике так не всегда бывает, потому что словесным единицам языка свойственно выражать и отражать жизнь в ее постоянном движении и изменении. Поэтому искусственно избежать полисемии трудно, а тем более синонимии, порой даже не возможно. Суждения о полисемии (или лексико-семантическом варьировании) терминов весьма разноречивы. Часть ученых считает полисемию, омонимию и синонимию неприемлемыми для терминологии [157, с. 93]. Другие исследователи не отрицают полисемии терминов, но все-таки считают моносемию ведуш;

ей тенденцией в развитии терминологии. «Однозначность следует рассматривать лишь как предварительное условие изучения термина как такового: изучая функционирование термина в характерной для него специальной сфере следует ограничивать употребление слова "термин" лишь знаковой единицей в одном и только одном значении;

единицы с различными значениями - хотя бы и весьма близкими — именно как термины следует считать различными единицами.»

[155, с: 13]. В пределах полисемии возможны разные ее типы и виды. Для полисемии терминов характерно расслоение значений в зависимости от употребления слова в разных отраслях знаний. Активной тенденцией в развитии научных знаний является то, что одни и те же термины становятся предметами разных знаний об объектах, что может стать основой для развития полисемии (ср. значение термина plate в полиграфии: «формная пластина, печатная форма»).

Значения слов представляют собой гибкие, подвижные образования.

Подобная подвижность значения есть универсальная черта любого естественного языка, который функционирует, развивается, изменяется.

Безусловно, эти процессы идут разными темпами в разных языках и каждый из них имеет различную длительность. В этом контексте появление у слов нового значения слов представляет собой вполне закономерный процесс и отражает 37.

общую тенденцию языковой системы к изменению и развитию.

Называние нескольких понятий, в особенности принадлежащих к одной предметной области, одной лексической форме, является важной терминологической проблемой, поскольку оно встречается практически во всех областях знаний и приводит к многозначности и неточности значения термина, что затрудняет общение специалистов и ученых.

Точность и полнота описания понятий зависит от правильного употребления термина. Поэтому проблема полисемии, семантической дифференциации многозначных терминологических единиц представляет особз^ю важность.

Явление полисемии, заключающееся в способности слова иметь одновременно несколько значений, порождается действием закона экономии речевых средств, ибо «ни один язык, - как отмечал В.В. Виноградов, - не был бы в состоянии выражать каждую конкретную идею самостоятельным словом или конкретным элементом. Конкретность опыта беспредельна, ресурсы же самого богатого языка строго ограничены» [28, с. 15].

О.С. Ахманова под полисемией понимает «наличие у одного и того же слова нескольких связанных между собой значений, обычно возникающих в результате видоизменения и развития первоначального значения этого слова»

[12, с. 12].

Некоторые ученые видят принципиальное различие между общеязыковой и терминологической системами, утверждают, что языковой знак в функции термина принципиально однозначен [27, с. 103;

68, с. 75-103;

124 с. 115].

Р.А. Будагов утверждает, что термин определяется «однозначностью и строгой позицией в системе языка, к которому он принадлежит» [27, с.24]. Л.А.

Капанадзе выводит однозначность термина в ранг ее принципиальной характеристики, существенным образом отличающей ее от слова литературного языка [68, С.91].

По мнению К.Я. Авербуха, анализ реального функционирования терминов приводит к выводу о том, что полисемии в сфере терминов в собственном смысле нет, ибо термин как единица функциональная и имеющая тенденцию к однозначности в рамках данной терминосистемы не может иметь более одного значения в конкретном употреблении в определенном контексте без ущерба для выполнения своей коммуникативной задачи. Все случаи отклонения от моносемичности термина описываются как явления его неверного употребления,* а отнюдь не как возможное его свойство (полисемичность) [7, с. 39-40].

Существует несколько причин, вызывающих явление многозначности.

Во-первых, это причины экстралингвистического порядка. К ним относятся различного рода изменения, имеющие место в реальной действительности. Речь идет об исторических, технологических, экономических и других процессах, стимулирующих потребность повторного использования имени с закрепленным за ним значением. Количество значений многозначного слова напрямую зависит от того, насколько четко и глубоко разработана в реальной человеческой деятельности и опыте соответствующая область.

Среди причин экстралингвистического порядка особого внимания заслуживают различного рода социальные и психологические факторы. Каждая социальная среда проявляет тенденцию использовать свои собственные обозначения для уже ословленпого. В результате слово приобретает новое, отличное от уже существующего, содержание в речи представителей различных социальных, профессиональных и культурных групп [113, с. 115].

Наряду с причинами экстралингвистического порядка существенное значение на развитие полисемии оказывают интралингвистические причины, под которыми традиционно понимают:

1. специализация значения при употреблении в более конкретных сферах;

2. метафорический и метонимический перенос значения.

Основания для проявления многозначности в исследуемой системе полиграфической терминологии могут быть охарактеризованы следующим образом.

1. Полиграфическая терминология, ставшая одним из явлений общественной жизни, заимствовала некоторые единипы из лексики общего употребления. Прежде всего, это проявляется в том, что часть терминологических единиц образуется путем сужения значения общеупотребительного слова. Например, back имеет три общеупотребительных значения: 1) спина;

2) спинка (стула, в одеэюде, выкройке);

3) задняя или В полиграфии этот термин оборотная сторона, изнанка, подкладка.

приобретает следующее терминологическое значение 1) оборотная сторона, оборот (листа);

печать на оборотной стороне;

2) основа носителя слоя, подложка;

3) корешок (блока, переплетной крышки, книги);

корешковое поле.

Следует отметить явление, возникающее при развитии у термина других терминологических значений в рамках данной системы. Если термин представляет собой терминологизованный лексико-семантический вариант общеупотребительного слова, с одной стороны, а с другой стороны, соотносится не с одним специальным понятием, т.е. имеет более одного значения, то возникает как бы двойная полисемия. Например, foot — 1) ниэ1снее поле (страницы);

2) нижний обрез (книги);

3) нооюка (литеры);

4) односторонняя засечка (на буквах типа b,d).

2. Одной из причин полисемии является специфика термина. С развитием полиграфии происходит уточнение или изменение термина, т.е. он приобретает новые характеристики. Например, термин plate первоначально имел два значения: 1) формная пластина;

2) печатная форма. Но когда были получены копии наборных форм (начало 19 в.), то появилось еще одно значение - 3) стереотип;

а после изобретения фотографии - 4) фотопластинка.

3. Специализация значения может проявляться во внешней форме, в разветвлении значений. Например, blanket - J) полотнище, полотно;

2) офсетное полотно;

3) матричный настил;

matter — 1) материал, вещество;

2) рукопись, оригинал;

3) набор, набранный материал, наборная форма.

4. Специализация значений в английском и в его американском варианте.

Например, blanket - офсетное полотно (английский и американский), но улАпстп m !.чл '•;

газетный лист большого формата только в американском;

foot — ножка (литеры) в английском и подстрочное примечание в американском.

Таким образом, полисемия в полиграфической терминологии - явление объективно существующее, обусловленное как экстралингвистическими, так и интралингвистическими причинами.

Более надежным для определения многозначности термина кажется метод изучения особенностей функционирования терминов в различных специальных текстах. Анализ этих особенностей в таких текстах показывает, что разницу в значениях многозначных терминов определяют препозиционные и постпозиционные элементы, окружающие этот термин.

Заканчивая обзор полисемичных терминов современной полиграфии, хочется отметить, что полисемия не свойственна многокомпонентным терминологическим словосочетаниям.

В.П. Даниленко считает, что сохранение многозначности и наличие синонимов особенно наглядно проявляются в период естественного формирования системы терминов. Способом пополнения терминологической системы является образование синонимичных наименований. Синонимичными могут быть в одном ряду не только термины близко значимые или тождественные по значению, но и нетермины. Синонимы могут отличаться не только смысловыми, стилистическими признаками, лексико-фразеологической и синтаксической сочетаемостью, внутренней формой, но и способом обозначения [57, с. 7-16].

Следующим источником пополнения словаря в ходе всей истории языка является, видимо, образование новых слов путем использования существующих в языке морфем и их новой комбинации.

При морфологическом способе образования терминов новый термин создается на базе одной или нескольких корневых основ с помощью словообразовательных аффиксов (суффиксация, префиксация, префиксально суффиксальный способ), конверсия, словосложение, сложно-суффиксальный способ (образование сложнопроизводных терминов), сращение, аббревиация.

Специфика словообразования как одного из способов языковой структуры состоит, в частности, в том, что в отличие от таких ее элементов, как словарь или грамматика, словообразование основано на динамике: образование новых слов - факт, прежде всего, динамики языка, его развития. Изменения происходят для того, чтобы обеспечить бесперебойное и удовлетворяющее всем потребностям коллектива функционирование языка, то есть постоянно приспосабливать язык к лучшему выражению мыслей в процессе общения. Но внедрение в лексический состав языка новых слов - это факт его изменения.

Словообразование поэтому надо рассматривать в качестве такого средства языка, которое обеспечивает налаживание устройства реализации информации.

Естественно, что, как часть налаживающего, регулирующего механизма, словообразование должно, с одной стороны, опираться на особенности функционирования языка, чтобы образуемые вновь слова не вызывали трудностей в общении, а с другой стороны, словообразование должно быть готово к удовлетворению возникающих новых (внешних по отношению к языку) потребностей выражения мыслей при помощи внутриязыковых средств.

Таким образом, оказывается, что словообразование можно рассматривать как своеобразный мостик между действительностью и языком, а также между динамикой языка (его функционированием) и статикой (набором словообразовательных элементов и моделей).

Процесс словообразования должен в основных, типичных случаях быть регулярным. «Активные, продуктивные способы словообразования таковы, что соединения морфем путем применения этих способов должны приводить к образованию таких терминов, значение которых могло бы быть сравнительно легко расшифровано» [136, с. 63-67], например, posterisation - уменьшение числа тоновых градаций изображения.

В английском языке процессы словообразования соотносятся в какой-то степени, с тенденцией к номинализации, чем отчасти вызвано возникновение большого количества сложных терминов. В силу того что словообразовательные форманты и словообразовательные модели характеризуются собственными семантическими признаками, они широко используются для создания новых терминов.

Сложились два подхода в изучении морфологического способа:



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.