авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ

Манахова, Юлия Владимировна

Правотворческая деятельность в современном

российском обществе

Москва

Российская государственная библиотека

diss.rsl.ru

2006

Манахова, Юлия Владимировна

Правотворческая деятельность в современном

российском обществе : [Электронный ресурс] :

Теоретический аспект : Дис. ... канд. юрид. наук

 : 12.00.01.

­ М.: РГБ, 2006 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Теория и история права и государства история правовых учений Полный текст:

http://diss.rsl.ru/diss/06/0122/060122047.pdf Текст воспроизводится по экземпляру, находящемуся в фонде РГБ:

Манахова, Юлия Владимировна Правотворческая деятельность в современном российском обществе Москва  Российская государственная библиотека, 2006 (электронный текст) ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «РОССИЙСКАЯ ПРАВОВАЯ АКАДЕМИЯ»

МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

На правах рукописи

МАНАХОВА ЮЛИЯ ВЛАДИМИРОВЬЬА ПРАВОТВОРЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ (ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ) Специальность 12.00.01. - теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:

Шагиева Розалина Васильевна канд. юрид. наук, доцент Москва - СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ С. ГЛАВА 1. Теоретические основы правотворчества в современном российском обществе.

1.1. Формирование права и правотворчество: соотношение понятий и взаимосвязь С. 1.2. Нравотворчество как разновидность юридической деятельности:

понятие, функции и принципы С. 1.3. Основные стадии правотворческого процесса в Российской Федерации С. ГЛАВА 2.Формы и виды правотворческой деятельности в Российской Федерации.

2.1. Понятие видов и форм правотворческой деятельности в Российской Федерации С. 2.2. Законодательная деятельность Федерального Собрания Российской Федерации С. 2.3. Правотворческая деятельность Президента Российской Федерации С. 2.4. Полномочия Правительства Российской Федерации и органов исполнительной власти в сфере правотворчества С. 2.5. Участие иных государственных органов в правотворчестве, осуществляемом на федеральном уровне С. ЗАКЛЮЧЕНИЕ С. СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ С. ПРИЛОЖЕНИЕ С. Введение.

Актуальность темы исследования. Проблемы правотворчества всегда привлекали к себе внимание исследователей. И это не случайно, имея в виду теоретическую и практическую значимость данного вида деятельности государства - формирование правовых норм, их изменение, отмена или дополнение.

Однако следует признать, что последние фундаментальные научно теоретические работы по этой теме написаны учеными-юристами в советский период. В настоящее время отдельных монографических исследований, посвященных теоретическому осмыслению правотворческой деятельности, нет. В современных научных работах рассматривается в основном конституционно-правовой аспект правотворческой деятельпости в Российской Федерации. В связи с этим существует настоятельная необходимость в выработке новых подходов к исследованию правотворчества, базирующихся на ныне действующей Конституции Российской Федерации, текущем законодательстве и учитывающих происходящие в обществе социально-экономические, политические, духовные и иные процессы. Изучение правотворчества в России предоставляет широкое поле для теоретического исследования. Современный этап развития российского общества, связанный с реформированием всех сфер общественной жизни, органов государственной власти, характеризуется значительной активизацией правотворческих усилий. Темпы законодательной деятельности в современном Российском государстве как никогда высоки. Практически складывается новая правовая система, обеспечивающая потребности дальнейщей демократизации всех сторон жизни российского общества, развития и охраны прав и свобод личности, становления и развития новых экономических механизмов. В то же время для реально складывающейся ситуации характерны и такие негативные явления.

как девальвация роли закона, бездействие общих иравовых иринципов и норм, конкуренция источников права, противоречия между различными нормативными актами, раздробленность, мозаичность и хаотичность правовой регуляции, корпоративный, «сословно-цеховой» характер различных правомочий и правовых статусов, наличие множества нормативно установленных федеральными, региональными и местными властями особых прав-привилегий, специальных правовых режимов, разного рода правовых исключений и льгот в пользу отдельных лиц, групп, профессий, сфер деятельности, социальных слоев, территорий и т.д.

Становится очевидным, что по-нрежнему существует потребность в теоретическом осмыслении правотворческой деятельности в современном обществе с учетом новых реалий российской действительности. Повышенная актуальность создания теоретической модели правотворчества в современном обществе обусловили выбор темы настоящего исследования.

Цель диссертационной работы. Цель диссертационного исследования состоит в том, чтобы на основе изучения и анализа научной литературы, современного российского законодательства, практики его применения, сформировать теоретические положения о правотворческой деятельности как составной части правообразовательного нроцесса и сформулировать практические предложения по повышению эффективности правотворческого процесса в современном российском обществе.

Эта общая цель достигается путем решения следующих задач:

соотнесения понятий правотворчества и правообразования;

раскрытия сущности правотворчества как разновидности юридической деятельности;

анализа основных принципов правотворческой деятельности;

исследования стадий правотворческого процесса в Российской Федерации;

типологии правотворческой деятельности на виды и формы;

раскрытия актов правотворческой деятельности федеральных органов государственной власти как ее внешней формы.

Объектом диссертационного исследования выступает система общественных отношений, складывающиеся в результате осуществления правотворческой деятельности в Российской Федерации и сама правотворческая деятельность.

Предметом исследования являются закономерности осуществления и тенденции развития правотворчества как разновидности юридической деятельности в современном российском обществе.

Методологическая основа исследования. В ходе проведения диссертационного исследования автором применялись философские, общенаучные (наблюдение, сравнение, анализ, синтез, системный подход) и специальные методы познания. Диссертант, учитывая новейшие положения действующего законодательства, широко использовал труды ученых по теории права и государства, конституционного права, государственного управления, в той или иной мере затрагивающие вопросы правотворчества.

По данной проблематике автором изучены основные фундаментальные теоретические работы в области правотворчества ученых - юристов советского периода. Следует отметить труды: А.В. Мицкевича, Б.В. Дрейшева, Д.А. Ковачева, А. Нащиц, А.С. Пиголкина, В.В. Степаняна, P.O. Халфиной и другие. В результате данных исследований установлен ряд важных положений, характеризующих основные черты правотворчества в обществе, его сущность, тенденции развития, содержание и стадии правотворческого процесса, затронуты дискуссионные вопросы о соотношении понятий правообразования и правотворчества, сделаны выводы, касающиеся систематизации и кодификации законодательства.

В современной научной литературе в большей степени рассматриваются вопросы закопотворчества, а не правотворчества в целом.

Среди данных работ следует выделить труды А.И. Абрамовой, И.В. Котелевской, А.С. Пиголкина, С В. Полениной, Т.Н. Рахманиной, Ю.А. Тихомирова и другие.

в диссертации изучены труды следующих российских ученых и практиков: С.С. Алексеева, Л.И. Антоновой, М.В. Баглая, А.Б. Венгерова, В.М. Горшенева, К.Н. Дмитриевцева, Л.Н. Завадской, В.Н. Карташова, Т.В. Кашаниной, С.Ф. Кечекьяна, Д.А. Керимова, Н.П. Колдаевой, В.М. Корельского, А.В. Кочеткова, О.Е. Кутафина, В.О. Лучина, Р.З. Ливщица, А.В. Малько, Г.Н. Манова, М,Н. Марченко, Н.И. Матузова, B.C. Нерсесянца, Л.А. Окунькова, В.Д. Перевалова, Б.П. Спасова, М.С.

Строговича, Ф.Н. Фаткуллина, А.Ф. Шебанова и других.

Нормативную основу исследования составили Конституция Российской Федерации, федеральные нормативные правовые акты, договоры Российской Федерации и ее субъектов о разграничении полномочий и судебные акты.

Научная новизна днссертационного исследования обоснована недостаточной разработанностью настоящей темы и заключается в комплексном, взаимосвязанном и всестороннем изучении правотворчества в Российской Федерации через призму поведенческого-деятельностного подхода, что позволило сформировать теоретическую модель правотворчества как составную часть общей концепции правообразования в отечественной юридической науке.

В данном исследовании сформирован подход к пониманию правотворчества как разновидности юридической деятельности, сформулированы автором понятия правотворчества и правообразования. С комплексных позиций исследованы формы и виды правотворчества в Российской Федерации, даны правовые характеристики этим двум понятиям и их классификация. Всестороннему анализу подвергнуты акты правотворческой деятельности федеральных органов государственной власти. Сформулировано положение о возможности признания судебного правотворчества как одного из способов преодоления пробелов в праве. На основе анализа российского законодательства, актов федеральных органов государственной власти определены пути совершенствования правотворческой деятельности, что выразилось в составлении автором проекта Федерального закона «О нормативных правовых актах».

Основные положения, выносимые на защиту.

- Показано, что правотворческая деятельность - это завершающая и конститутивная часть масштабного социального процесса, называемого правообразованием (формированием права). Осознание правотворчества как завершаюш,ей стадии предполагает, что сформированные в процессе правообразования обп],ественные закономерности через призму правотворчества получают наивысшую степень своей реализации, поскольку действие их обеспечивается государственной заш,итой.

- На основе анализа научной юридической литературы и практики исследуются следуюш;

ие этапы в формировании права: обнаружение юридического мотива, вызванного назревшими естественными, социально экономическими и иными потребностями (факторами) в правовом урегулировании тех или иных видов обш,ественных отношений;

формирование на этой основе различными обш,ественными институтами гражданского обш,ества согласованной воли, требуюш;

ей возведения в нормативный, всеобщий ранг;

юридическое оформление компетентными субъектами (народом, государственными органами, органами местного самоуправления) согласованной воли в форме правовых норм в официальных юридических источниках;

официальное доведение принятого правотворческого решения до сведения адресатов.

- Автором формируются новые определения правотворчества и правообразования. В частности, предложено рассматривать правообразование как процесс естественного зарождения права, развития права, динамичность которого обеспечивается за счет социальных, экономических, политических и иных правообразующих факторов, и целью которого является формирование права. Правотворчество представлено в качестве этапа правообразования, выступающего как организационно оформленная деятельность, в основном, государственных органов по выявлению потребностей в правовом регулировании общественных отношений с учетом сложившихся экономических, социальных, политических и иных закономерностей;

целью деятельности является создание норм права;

она выражается, как правило, в форме принятия нормативных правовых актов.

- Установлено, что правотворчество - это юридическая деятельность, имеющая двойственную правовую природу: материально-правовое содержание, заключающееся в принятии компетентными органами решения об установлении, изменении или отмене правовых норм, и процедурно процессуальную форму, которая является средством объективирования материально-правового содержания. По своей сущности правотворческая деятельность есть форма государственного управления обществом, осуществляемая в строгих процедурно-правовых рамках, и заключающаяся в теоретических и практических усилиях законодателя на основе познанных объективных закономерностей и согласования интересов различных слоев общества официально сформулировать правовые нормы или признать таковыми сложившиеся в обществе правила поведения для упорядочения юридически значимых общественных отношений в целях достижения положительных социальных результатов.

- На основе анализа научной литературы и, исходя из опыта практической работы, автором охарактеризованы современные формы и виды правотворчества. Под формой правотворчества понимаются обусловленные официально признанными источниками права правовые способы, при помощи которых субъект правотворчества осуществляет свою деятельность. Вид правотворчества - это часть правотворчества, которая содержит черты этого родового понятия и особенности, характеризующие только данную часть правотворчества.

- Показано, что классифицировать формы правотворчества в Российской Федерации следует, исходя из официально существующих юридических источников права в Российской Федерации. В связи с этим диссертантом выделены следующие формы: принятие нормативного правового акта, в том числе принятие путем референдума, заключение договоров и соглашений, принятия определенного судебного акта.

- Предложена и исследована классификация видов правотворческой деятельности по двум основаниям: по субъектам правотворчества и по юридической силе издаваемых субъектами нормативных правовых актов.

Исходя их первого основания, охарактеризованы: правотворчество уполномоченных государственных органов;

непосредственное народное правотворчество;

негосударственное правотворчество. По юридической силе издаваемых государством нормативных правовых актов правотворчество дифференцировано и рассмотрено через призму законотворчества и подзаконного правотворчества.

- Обосновано, что такой источник права как нормативный нравовой акт нуждается в нормативном обосновании путем закрепления в законе: видов нормативных правовых актов;

иерархии федеральных нормативных правовых актов;

механизма разрешения коллизий между федеральными нормативными актами и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации;

перечня вопросов, которые должны быть урегулированы только законом;

ноложения о необходимости первичного регулирования вопросов, относящихся к ведению Российской Федерации и совместному ведению Федерации и субъектов, законом;

правил юридической техники подготовки нормативных правовых актов.

В связи с этим автором разработан Федеральный закон «О нормативных правовых актах».

-В целях обеспечения стабильности Конституции Российской Федерации автор считает необходимым исключить из Федерального закона от 06.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» положение о приоритетности договора о разграничении полномочий над федеральным законодательством (статья 26.7), закрепив, что подобные договоры должны соответствовать федеральным конституционным законам, федеральным законом, принятым по предметам исключительного ведения Российской Федерации и по предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Теоретическая значимость рассматриваемых вопросов состоит в том, что на основе полученных результатов исследования сделаны выводы, развивающие теоретические основы правотворческой деятельности в современном российском обществе. Практическая значимость состоит в том, что основные положения исследования могут быть использованы в учебном процессе, а также в дальнейших исследованиях проблем правотворчества. Разработанные автором теоретические положения, выводы и предложения, в том числе проект закона «О нормативных правовых актах», могут быть рекомендованы для использования органам государственной власти при осуществлении ими своих правотворческих функций.

Анробация результатов исследовання. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите кафедрой теорией и историей государства и права Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации. Отдельные положения диссертационного исследования нашли отражение в нескольких публикациях: «Правовая экспертиза как средство совершенствования правотворчества», «О подзаконности и временном характере указов Президента Российской Федерации, регулирующих вопросы, требующие законодательного решения», «Пекоторые особенности договорного разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъекта Российской Федерации (в связи с внесением от 4 июля 2003 г. изменений и донолнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», «Правообразование и правотворчество: соотношение и взаимосвязь».

Отдельные результаты диссертационного исследования докладывались на Первых Всероссийских Державинских чтениях, нрошедших в Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации октября 2005 года.

Структура диссертационного исследования.

Работа состоит из введения, двух глав и заключения.

Глава I: Теоретические основы правотворчества в современном российском обществе 1.1. Формирование права и правотворчество: соотношение понятий и взаимосвязь Правотворчество - одна из сложнейших категорий теории и философии права. Уже давно в рамках правоведения предпринимались попытки избрать в качестве исходной категории для теории права «категорию свободы (в смысле степени свободы правотворчества в пределах социальной необходимости и объема свободы личности, общности людей в выборе вариантов поведения в пределах юридических возможностей)» \ Иными словами, развертывание правовых категорий, по мнению М.Ф.

Орзиха, имеет смысл начинать с категории правотворчества, затем переходить к категориям, выражающим сущность и содержание права. Далее - к категориям, фиксирующим структуру и системы права, а в итоге раскрыть категорию механизма правового регулирования. Но данная идея была изложена в самом общем плане. Причем остались недостаточно ясными пути такой конкретизации.

Па современном этапе, как отмечается в юридической литературе, возможно рассмотрение категории «правотворчества» в несколько ином ракурсе в системе всех категорий и понятий теории права, что позволит: во первых, показать роль личности в этих процессах;

во-вторых, выступить в качестве интегративного начала по отношению к методологии познания;

в третьих, посмотреть: каким образом происходит переход от абстрактного к конкретному;

в-четвертых, показать углубленное содержание самой Орзих М.Ф. Содержание методологии юридической науки // Правоведение. 1973. J 9 1. С. 24.

V категории;

в-пятых, выполняя интегративную роль в правовой науке, модель «правотворчества» сможет воплотить в себе единство теоретического и эмпирического уровней, системно-структурного и историко-генетического подходов. В связи с этим категория «правотворчество» может занять такое место в теоретико-правовом массиве, которое отражало бы не столько ее доминирующий характер над другими понятиями и категориями, сколько позволяло бы наиболее целостно, многоаспектно представить всю теоретическую конструкцию существования права как социального феномена\ Приступая к раскрытию природы и социального предназначения правотворчества, необходимо отметить, что в юридической литературе нет единства по вопросу о том, что следует понимать под правотворчеством.

Понятие правотворчества можно рассматривать, например, в контексте исторической типологии;

его форм и способов;

его социальной обусловленности;

и, наконец, как результат процесса возведения в закон правящей воли. В общем и целом подходы к проблеме можно обозначить как узкий и широкий. Первый из них ограничен рамками отечественной правовой системы^. При этом возможно рассмотрение как истории вопроса, так и исследование его с позиций сегодняшнего дня. Второй подход предполагает выход за национальные рамки, взгляд на проблему с философско-исторических и компаративистских позиций. Естественно, что неодинаковый угол зрения предполагает и разные выводы. Однако при любом подходе исследование должно учитывать влияние на правотворчество внешних факторов, которые условно можно обозначить понятием «среда обитания»^. В связи с этим можно проследить, как по мере развития правовой науки все более емким и углубленным становится определение социальной природы правотворчества.

' См.: Брызгалов А.И. О некоторых теоретико-методологических проблемах юридической науки на современном этапе // Государство и право. 2004. № 4. С. 22.

^ Для целей нашего исследования целесообразен именно такой подход.

" См.: Муромцев Г. И. Правотворчество и законность // Правотворчество и законность / Отв. ред. Соколова Н.С.-М., 1999. с. 74.

Концепция правотворчества была разработана российскими и зарубежными юристами еще в советский период. Они определяли эту форму государственного руководства обществом как осознанный процесс создания норм права. Так, Д.А. Керимов отмечал, что процесс создания правовых норм находится в органическом единстве его основных компонентов: познания, деятельности и результата, которые, обладая определенной спецификой и своеобразием, составляют относительно законченный цикл правотворчества'.

Большинство ученых-юристов в советский период рассматривали правотворчество как особую форму или вид деятельности государства, которая состоит в установлении, а также изменении или отмене правовых норм. Но такой подход к уяснению существа правотворчества страдает излишней лаконичностью. Поэтому уже в тот же период имели место попытки расширить понятие правотворчества и включать в него не только деятельность компетентных органов государства по созданию правовых норм, но и сам процесс формирования правовых взглядов общества^. На нецелесообразность подобной трактовки правотворчества давно указывалось в литературе. Правовые взгляды как особые идеологические явления всегда возникают и развиваются еще задолго до появления правовых норм, а само формирование правовых взглядов, несомненно, предществует правотворческой деятельности.

Неслучайно при характеристике правотворчества обычно выделяют социально-классовый и формально-юридический его аспекты. Первый из них отражает влияние на правотворчество экономических, политических, идеологических, международных и прочих факторов, определяющих в конечном счете содержание норм права. Под воздействием факторов такого рода и возникает потребность в создании (изменении или отмене) правовых норм. В этом смысле правотворчество есть форма (способ) придания ' См.: Керимов Д.А. Конституция СССР и развитие политико-правовой теории. - М., 1979. С. 199.

^ См.: Алексеев С.С. Общая теория права. - М., 1981, т. 2, гл. 18;

Шебанов А.Ф. Форма советского права.

М., 1968;

Правотворчество в СССР / Под ред. проф. А.В. Мицкевича. - М., 1974 и др.

• См.: Общая теория государствам права/ Под ред. Д.А. Керимова. -Л., 1961.

• общественным потребностям правовой формы. Процесс правотворчества, рассмотренный сквозь призму факторов, определяющих его содержание, в отечественной теории права называется формированием права' или правообразованием^.

В теории права различают два крупных социальных процесса:

1. происхождение или возникновение права и 2. развитие права, когда оно уже сформировалось как целостная нормативно - регулятивная система.

В первом случае речь идет главным образом о самоорганизующемся начале в появлении права - правообразовании (формировании права).

Во втором случае речь идет об организационном начале в развитии, совершенствовании уже существующего права, об активной, сознательной деятельности государства в правовой сфере общества. Этот второй исторический процесс определяется теорией права как правотворчество^.

О взаимосвязи этих двух процессов в свое время писали многие авторы. В частности, Анита М. Нащиц отмечает: «Правовая норма результат сознательной деятельности людей и это элементарная истина, не требующая каких-либо особых доказательств. Но один вопрос до сих пор вызывает споры в буржуазной литературе и не находит единого рещения.

Это вопрос о том, является ли правовая норма свободным порождением человеческой воли или же она привносится в волю извне под действием факторов, которые существуют еще до того как начинается процесс правотворчества»"^.

Подходя к этому не потерявшему своей актуальности вопросу, можно справедливо утверждать, что изначально право формируется естественно историческим путем (без действий со стороны законодателя). Начальный этап в процессе правообразования - возникновение объективно обусловленной потребности в регулировании общественных отношений. Эта ' Там же. С. 83-84.

^ См.: Общая теория права: Учебник для юридических вузов / Под общ. ред. А.С. Пиголкина. - М., 1995. С.

202.

' См: Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. - М., 2000, С. 409.

'' Нащиц А. Правотворчество: Теория и законодательная техника.- М., 1974. С. 7.

потребность обусловлена рядом факторов, получивших название в теории права, правообразующие факторы^ В своей совокупности такие факторы выступают в качестве предпосылок формирования права. Поэтому представляется необходимым проанализировать правообразующие факторы.

В свое время румынским ученым теоретиком Анитой М. Нащиц была предложена не потерявшая своей актуальности и по настоящее время классификация правообразующих факторов по 3 видам: «естественно природная среда»;

«социально-экономическая, политическая и идеологическая среда» и «человеческий фактор»^. Оригинальность данной классификации подчеркивается рядом ученых. Вот что по этому поводу пишет М.Н. Марченко: «В стремлении систематизировать правообразующие факторы в отечественной и зарубежной юридической литературе их издавна фуппируют в соответствии с классификацией, предложенной А. Нащиц»^.

В данной классификации выделяются субъективные факторы, названные в общем «человеческим фактором». Однако, на взгляд автора, вряд ли правильно выделять в особую группу свойства личности. Данные свойства личности не могут быть выделены обособлено из совокупности идеологических факторов. Свойства личности выступают компонентами идеологического фактора.

В теории права не только советского периода, но и современного периода подчеркивается главенствующая роль экономического фактора среди иных правообразующих факторов. Так, А.В. Мицкевич в советское время отмечал, что «... экономические факторы - необходимая объективная основа, первопричина создания права.»"^. В.В. Лазарев в настоящее время то же пишет, что «основными факторами, определяющими формирование права, являются материальные условия жизни общества, обусловленные ' См., напр.: Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права: Учебник. М., 2005. С. 662.

^ Нащиц А. Правотворчество: Теория и законодательная техника. С. 40-41.

' Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права. М., 2005. С. 662.

" Правотворчество в СССР. / Под ред. А.В. Мицкевича.- М., 1974. С. 9.

равноправным существованием различных форм собственности, свободой предпринимательства»'.

На наш взгляд, не умаляя значения экономического фактора, все-таки при сегодняшнем многообразии отношений, субъектов и объектов отношений трудно выделить превосходство одного из них среди правообразующих факторов. Каждый по очередности или все в совокупности влияют на формирование права. В связи с этим не стоит ставить задачу обосновывать главенствующую роль тех или иных факторов.

Более правильно признать за ними равное по значимости положение в формировании права. Заслуживает внимания выделение А. Нащиц среди правообразующих факторов естественных факторов. Хотя при этом подчеркивается, что они должны рассматриваться во взаимосвязи и взаимозависимости от социальных факторов.

Безусловно, что для советского времени теория индивидуализации личности не могла быть признана и, соответственно, не могло быть признано также непосредственное влияние естественных факторов на процесс формирования права. Вместе с тем в настоящее время естественные факторы, представляющие собой совокупность географических, демографических, биологических факторов, создали предпосылки для формирования государственных гарантий защиты и обеспечения прав и свобод человека. Об этом свидетельствуют современное международное право, ориентированное на права и свободы человека. Конституция Российской Федерации.

Представляется, что само по себе развитие экономики и других сфер общественной жизни не приводит к возникновению права. Для того, чтобы экономические или другие интересы общества могли получить выражение в праве, они должны принять форму юридического мотива, пройти через правосознание людей и уже в виде правовых идей и требований общественных слоев - воплотиться в праве.

Несомненно, что идеологическая база права - правосознание граждан и общества в целом, имеет также Проблемы общей теории права и государства. Учебник. / Под ред. B.C. Нерсесянца. - М., 1999. С. существенное значение для формирования нрава. Идеологический фактор в отличие от других факторов всегда нрисутствует в нроцессе формирования нрава. Он является всегда завершающим фактором. Именно вследствие вступления в действие идеологического фактора и наступает следующий этап развития права - формирование общественной закономерности (наиболее приемлемой модели правового регулирования общественных отношений). Об особой роли правосознания среди иных идеологических факторов неоднократно подчеркивалось в юридической литературе'. Оно представляет собой обязательную форму, через которую должны пройти потребности и иные формы общественного сознания (в особенности, моральные, политические взгляды), чтобы воплотиться в виде правовых идей и правовых требований. В свою очередь, в совокупности правовые идеи и правовые требования создают наиболее приемлемую модель правового регулирования тех или иных общественных отношений.

Формируясь, право следует потребностям эффективного регулирования общественных отношений. Право является динамичной системой, чутко реагирующей на изменения социальной действительности. Оно само находит способы оптимального решения тех или иных общественных отношений.

Так, нанример, параллельно с переходом от присваивающей экономики к производящей, становлением раннеклассовых обществ, возникновением городов шел процесс перерастания социальных норм первобытного общества в нормы раннеклассовых обществ.

Специальная, целенаправленная деятельность государственных органов по выражению общественной потребности и соответствующих интересов в общеобязательных правилах поведения происходит на завершающей стадии правообразования. Эта деятельность, конституирующая «правообразование» в формально онределенные предписания общего характера, и будет правотворчеством.

См., напр.: Правотворчество в СССР / Под ред. А.В. Мицкевича. С. 17.

Осознание правотворчества как завершающей стадии предполагает, что сформированные в процессе правообразования общественные закономерности через призму правотворчества получают наивысшую степень своей реализации в обществе. А.А. Соколова, подчеркивая социальные аспекты правообразования, формулирует данное понятие следующим образом: «Формирование права (правообразование) представляет собой сложный относительно долговременный процесс социального становления, юридического оформления и последующей социализации правовых норм в конкретных жизненных условиях».

При исследовании взаимосвязи правообразования и правотворчества не следует утверждать об абсолютной зависимости законодателя от правообразующих факторов и сформированных общественных закономерностей. Очевидна только взаимосвязь практической деятельности законодателя и социальной обусловленности. При этом, говоря о воздействии на содержание норм права интересов, общественных закономерностей, воль участников общественных отношений, не следует также забывать, что законодатель занимает отнюдь небеспристрастную позицию в формировании правовых норм.

В качестве примера можно указать на один из общественно важных законов - Федеральный закон от 29.12.2004 № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», отменяющий с января 2007 г. приватизацию и дающий право приватизировать жилые помещения по договору социального найма до указанной даты, только гражданам, получившим жилые помещения по договору социального найма до 1 марта 2005 г. (дата введения в действие Жилищного кодекса).

Принятое государством решение по поводу приватизации, оформленное в виде закона, на взгляд автора, не может быть признано социально оправданным и справедливым.

Соколова А.А. Социальные аспекты понятия «правообразования» // Государство и право. 2004. Jsfo 7. С. 79.

Во-первых, указанным Федеральным законом нарушается принцип равенства прав и свобод человека и гражданина и принцип справедливости в отношении тех лиц, которые получили жилые помещения по договору социального найма после 1 марта 2005 г.

Во-вторых, не совсем ясно какая возникшая общественная потребность заставила отменить приватизацию жилого фонда. Изначально приватизация жилого фонда была провозглашена для улучшения благосостояния граждан, которое должно было быть достигнуто путем бесплатного приобретения квартир из государственного и муниципального фонда в собственность граждан.

В-третьих, ограничиваются права по распоряжению собственностью и тех, кто уже приватизировал свои квартиры. Право расторгнуть договор о передачи возможно только до 1 января 2007 г.

Принятое государством решение о приватизации является только решением государства, оно не было продиктовано никакими общественными потребностями.

Для государства, ставящего задачу обеспечить приоритет прав и свобод человека и гражданина, построить правовое государство, требуется учитывать обязательную взаимосвязь правотворчества и правообразования.

Право должно следовать потребностям эффективного регулирования общественных отношений, и эта тенденция определяется теорией права как Когда же результаты правотворческой объективное в праве.

деятельности (как в случае с федеральным законом № 189-ФЗ) не отвечают общественным потребностям, оказываются итогом произвола властных структур или даже личным произволом, то общество сталкивается с проявлением субъективного в праве.

В юридической литературе советского периода выделялись следующие этапы формирования права: формирование воли народа, юридическое оформление государственной воли и придание государственной воле качества права. Под юридическим оформлением государственной воли имеется в виду преломление потребностей общественного развития в идеологических категориях правосознания и подготовку проектов нормативных актов. Под приданием воле качества права понимается принятие нормативно-правовых актов органами гocyдapcтвa^ Однако правотворчество как специфическая деятельность по созданию правовых норм может выражаться не только в выработке и принятии нормативных правовых актов, но и в создании юридических прецедентов, в придании юридической силы религиозным правилам и общинным традициям, либо в комбинировании некоторых из этих способов правообразования. Если при правообразовании при помощи прецедента, религиозных правил и общинных традиций в большей мере закрепляются уже сложившиеся отношения, то при правотворчестве путем создания нормативных правовых актов не меньше внимания уделяется изменению русла складывающихся отношений, способствуя их утверждению в соответствии с устанавливаемыми образцами. В демократическом государстве при этом, несомненно, должны учитываться естественные права и свободы личности, фактическое состояние и тенденции регулируемых отношений, оптимальные пределы, уровни и методы правового регулирования, имеющаяся юридическая практика, действующие в данной сфере обычаи, традиции, нравственные, этические и иные социальные нормы. Это, тем не менее, не дает основания вынести подтверждение правотворческим органом естественных прав и свобод или существующих социальных норм за рамки правотворчества. Представляется недоразумением попытка поставить правотворчество в один ряд с санкционированием социальных норм, рассматривая их как разные юридические феномены^.

Правотворчество осуществляется при помощи различных способов, в том числе путем подтверждения, санкционирования существующего правового порядка. Оно выражается, как правильно утверждается в юридической ' См.: Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Вып. 1. - Свердловск, 1965. С. 129-136.

^ См.: Алексеев С.С. Государство и право. Начальный курс. - М., 1994. С. 84.

литературе, как в установлении новых, так и в принятии, санкционировании выработанных в самом обществе правил поведения'.

Отсюда представляется, что в современных условиях правообразование охватывает следующие этапы: а) обнаружение юридического мотива, вызванного назревщими естественными, социально-экономическими и иными потребностями (факторами) в правовом урегулировании тех или иных видов общественных отношений;

б) формирование на этой основе различными общественными институтами гражданского общества согласованной воли, требующей возведения в нормативный, всеобщий ранг;

в) юридическое оформление компетентными субъектами (народом, государственными органами, органами местного самоуправления) согласованной воли в форме правовых норм в официальных юридических источниках;

г) официальное доведение принятого правотворческого решения до сведения адресатов.

В свою очередь, правотворческая роль законодателя заключается в переводе с теми или иными модификациями различных общественных закономерностей на язык правовых категорий и понятий, принципов и ценностей, институтов и функций и, наконец, на язык юридических норм.

Таким образом, правотворчество тесно связано с формированием права, но правообразование и правотворчество существенным образом различаются между собой. Правообразование начинается с осознания передовыми членами общества необходимости правового урегулирования тех или иных видов общественных отнощений в соответствии с назревшими потребностями развития общества. Поэтому корни правообразования заложены в самих общественных отнощениях и в реальных потребностях воздействия на них правовыми способами. Осознание этих потребностей и их всеобщего характера, формирование на этой основе воли на регулирование соответствующих отношений, согласование интересов различных слоев населения, нахождение их баланса и т.д. - все это необходимые слагаемые См.: Фаткуллин Ф.Н. Основы теории государства и права. - Казань, 1995. С. 82-83.

Правообразования, включая сюда и правотворчество. В современных условиях правообразование включает в себя научный анализ, оценку действительности, выработку взглядов и концепций о будущем правовом регулировании, максимальный учет предложений и замечаний партий, общественных движений, отдельных граждан и их объединений, специалистов-практиков и ученых, общественного мнения, сформулированного средствами массовой информации, в научной литературе, публичных выступлениях, докладных записках, письмах и заявлениях граждан и т.д. В любом случае истинное правообразование всегда требует должной оперативности, глубоких знаний реальной жизни и возможностей права, уважения к общечеловеческим ценностям и морально этическим нормам, умения пользоваться средствами, способами, приемами и формами правового регулирования, владения правотворческой техникой и т.д. Можно согласиться с его определением как «выявление социальной потребности в необходимости придания определенным общественным отношениям статуса правовых, внесения преобразований в действующую правовую систему различными субъектами права как на уровне органов государства, так и на уровне институтов гражданского общества»'. Процесс же собственно выступает как заверщающая и правотворчества конститутивная стадия правообразования как масштабного социального процесса.

Рассматривая правотворчество как составную часть правообразования, можно вслед за К.Н. Дмитриевцевым выделить в правотворчестве следующие две взаимосвязанные стороны - социальную и юридическую: «В чисто юридическом аспекте правотворчество представляет собой особый вид юридической деятельности специально уполномоченных государственных органов и должностных лиц. В социальном разрезе правотворчество представляет собой деятельность по принятию особого рода правовых решений, которые должны быть результатом согласования интересов ' Каменская Е.В. Региональное правотворчество Российской Федерации (вопросы теории): Автореф. дисс.

...канд. юрид.. наук. - Саратов, 2005. С. 11.

различных социальных q^yHH и слоев, являться итогом равноправной конкуренции правовых взглядов и мнений».

Однако значимость правотворчества также не должна умаляться, поскольку без практической правотворческой деятельности правообразование не смогло бы выразиться в нормы права, посредством которых регулируются наиболее важные общественные отношения, они обеспечиваются государством и являются обязательной мерой поведения людей. Государство здесь играет ключевую роль, ибо, как отмечается в современных публикациях, роль государства в правообразовании выражается, «во-первых, в придании юридической формы повторяющимся типичным общественным отношениям, содержанием которых являются взаимные права и обязанности сторон;

во-вторых, в юридическом закреплении приобретающих характер позитивных тенденций общественных отношений;

в-третьих, в корреляции существующего правового порядка с учетом потребностей юридической практики». Только в этой стадии правообразование приобретает целенаправленную заверщенность, что требует обратить на собственно правотворчество особое внимание.

В теории государства и права под социальной сущностью правотворчества понимается процесс возведения государственной воли в закон, ее оформления в различных нормативно-правовых актах, процесс придания содержащимся в них правилам поведения - государственным велениям общеобязательного характера^.

С данным пониманием сущности правотворчества следует согласиться, поскольку оно наиболее ярко показывает социальную роль правотворчества в обществе. Однако следует объясниться, почему именно «возведение государственной воли»? Действительно, субъектом правотворчества является не только государство и в принципе о формировании норм права правового ' Дмитриевцев К.Н.Процесс правотворчества в Российской Федерации. Дисс.... к-та юрид. наук. - Нижний Новгород, 1994. С. 160.

^ Соколова А.А. Социальные аспекты понятия «правообразование» // Государство и право. 1998. Ш 2. С.16.

^ См., напр.: Марченко. М.Н. Проблемы теории государства и права. С. 660;

Проблемы общей теории права и государства. / Под ред. B.C. Нерсесянца. С. 307.

государства следовало бы говорить как о возведении в общеобязательный ранг воль участников регулируемых общественных отношений. Тем более что формирование права зависит, как уже было установлено, от воль различных участников данного процесса.

Вместе с тем трудно представить возможность выражения в нормах права воль всех членов общества. Вероятнее говорить о согласовании воль в их взаимоотношениях. Одной из демократических форм участия народа в осуществлении власти являются выборы своих представителей, которые являются должностными лицами государства. Данные представители выражают волю народа через свое правосознание в рамках законотворческого процесса. А это уже, на наш взгляд, правильнее называть процессом придания своей воле всеобщего выражения в виде государственной воли, в виде закона. В поддержку позиции о том, что правотворчество по своей сущности - это возведение государственной воли, говорит также характер придания нормам права общеобязательности. Это обеспечивает действие норм вне зависимости от личного произвола каждого участника общественных отношений.

Что же касается иных субъектов правотворчества (народ, негосударственные органы), то их правотворческая деятельность ограничивается рамками предоставленных государством полномочий в сфере правотворчества. В связи с этим воля, выражаемая данными субъектами, также находится в рамках государственной воли.

В последнее время в связи с тем, что в Российской Федерации составной частью ее правовой системы являются сегодня общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры Российской Федерации (ч. 4 ст. 15 Конституции 1993 г.), высказывается предложения дополнить определение правотворчества положением о том, что правотворчество - категория находящаяся на «стыке»

национального и международного права, и что в международном праве оно представляет собой форму (способ) согласования воль государств как участников международного общения или членов международных организаций либо, наконец, снособ придания нравовой формы воле международных организаций^. Данное дополнение вряд ли может серьезным образом повлиять на понимание правотворчества в РФ как возведение в «закон» государственной воли при формировании системы российского права, включающую в себя несколько парных подсистем - публичного и частного права, материального и процессуального права, а также международного и внутригосударственного.

Утверждение всех международных договоров РФ, или, иными словами, вхождение в правовую систему России может производиться прежде всего путем ратификации договора, предполагающей принятие Парламентом страны специального федерального закона. Ратификации подлежат, согласно закону «О международных договорах Российской Федерации» прежде всего, все те договорные акты, в которых содержатся «иные правила, чем предусмотренные законом»^.

Кроме ратификации международные договоры РФ могут утверждаться и тем самым «внедряться» в правовую систему России указом Президента РФ, постановлением Правительства РФ и актом соответствующего федерального органа исполнительной власти^.

В целом применительно к международным договорам Российской Федерации следует заметить, что все они, согласно предписаниям Конституции РФ, выступают в качестве составных частей правовой системы России, состоящей, как широко известно, не только из правовых норм, но из других компонентов (правоотношений, правовой идеологии, юридических фактов, правового сознания и т.д.), но не все они непосредственно соотносятся и формируют систему российского права. Последняя, будучи важнейшей составной частью правовой системы России, имея в качестве ' См.: Муромцев Г. И. Правотворчество и законность // Правотворчество и законность / Отв. ред. Соколова Н.С.-М., 1999, С. 83.

2 СЗ РФ. 1995. № 29. Ст. 15, ч.1, п. «а».

^ 3 Подробнее об этом см.: Авдеенкова М.П., Дмитриев Ю.А. Конституционное право Российской Федерации.

Курс лекций. Ч. 1. Основы теории конституционного права. - М., 2002. С. 118-125.

своей основы лишь общие правовые нормы, полностью исключает возможность «вхождения» в нее содержащихся в международных договорах сделках, заключаемых по конкретным вопросам и относящихся к конкретным субъектам'. Что касается так называемых общепризнанных принципов и норм международного права, то во избежание нарушения суверенных прав России весьма важным в плане признания примата международного права представляется важным подчеркнуть следующее:

во-первых, чтобы трактовка примата международного права заключалась не в понимании «главенствующей роли норм международного права» и, в частности, договора, и возможности их прямого действия во внутреннем законодательстве, в а необходимости приведения национальных правовых норм в соответствие с международными соглашениями, обязательными для каждого государства, и согласовании внутригосударственного права с общепризнанными принципами международного права;

во-вторых, чтобы отнесение общепризнанных принципов и норм международного права, равно как и международных договоров России к его внутреннему праву, а, следовательно, и к его правовой системе, в обязательном порядке сопровождалось их трансформацией. Справедливыми представляются теоретические позиции М.Н.Марченко но данной проблеме:

«На современном этапе развития российского государства и общества обязательная трансформация - это не просто пожелание, субъективно воспринимаемая необходимость, а обусловленная весьма не простыми для современной России внешнеэкономическими, внешнеполитическими и иными факторами объективная целесообразность»^.

Таким образом, можно констатировать, что в любом случае по своей социальной сути правотворчество есть возведение государственной воли в закон, в имеющие обязательное значение юридические предписания.


Соответственно, правообразование представляет собой процесс См.: Марченко М.Н. Источники права: учеб. пособие. - М., 2005. С. 325.

- Там же. С. 355.

формирования государственной воли, закрепленной впоследствии в официальных юридических источниках.

А.В. Поляковым выделяются три момента при определении правовых возможностей государства: а) творческий момент - «государственная власть может инициировать возникновение права...»;

б) консервативный момент государство признает уже «сложившиеся общественные отношения, органичные для данного общества, в качестве отношений правовых и придает отражающим их нормам статус норм официального права»;

в) «поскольку определенные общественные отношения зачастую уже имеют правовую форму независимо от государства, то последнее может санкционировать существующие правовые нормы, также придав им статус норм официального права»'.

В современной юридической литературе обосновывается мнение о том, что формирование позитивного права как ведущей формы права в юридическом смысле становится возможным только на высокой ступени развитости государства, ибо лишь на данной стадии, довольно поздней для многих обществ, государству удается оттеснить на периферию (но не вытеснить) обычно-правовые системы, установить свою гегемонию (но не монополию) в правовой сфере. Новое, что приносит государство обществу в нормативно-регулятивной форме, есть не право как общественный регулятор (оно уже было известно в форме обычая), но совершенно новая правая форма - закон, законодательный акт, кодекс. Г.В. Мальцев пишет: «С появлением авторизованной государством формы права - закона - эра господства обычного права заканчивается, хотя само оно на нротяжении всей человеческой истории продолжало непрерывно существовать и, как известно, действует на своем месте и в наши дни»^.

По мере признания за государством монополии издавать законы и обеспечивать все действующие в обществе правовые нормы ведущей формой права становится позитивное право. При установлении высшего ' См.: Поляков А.В. Общая теория права. Курс лекций. - СПб., 2001. С. 357-359.

^ Проблемы общей теории права и государства / Под редакцией B.C. Нерсесянца. - М., 1999. - С. 102.

политического контроля государства над обществом все действующие правовые нормы, в каких бы источниках они не объективировались (правовая доктрина, принципы права, правовой обычай и т.д.), обязательно получают санкцию государства. Как справедливо писал С.С. Алексеев, «спонтанно рождаемое право» во всех случаях приобретает значение юридического феномена только тогда, когда освящено государственной властью, санкционировано ею, так или иначе выражено в письменных актах нормативного или индивидуального характера'. Все то, что еще по той или иной причине не получило таковой, правом в юридическом смысле считаться не может. В качестве примера можно указать на некоторые правовые принципы, которые еще не зафиксированы в качестве действующих норм, их свойствами не обладают, а существуют лишь в роли элемента правосознания либо фигурируют в правовой деятельности в качестве весьма своеобразных, хотя и ненисанных, однако непреложных отправных положений, которые порою именуются «правовые аксиомы»^. И хотя подобного рода «предправовые» явления «всегда реально существуют в правовой политике, правовых принципах и массовом правосознании, оказывая существеннейшее воздействие на практику правотворчества и правореализации, законности и правопорядка, на всю сферу правовой жизни того или иного общества, на международное общение и сотрудничество»^, вряд ли это является основанием для признания за ними качеств права в юридическом смысле этого слова"^.

Однако это вовсе не означает, что государственное санкционирование превращает нечто неправовое в право. Только то, что изначально является правовым, может и должно обеспечиваться государством. Но зато это означает, что только то правовое (с точки зрения содержания) становится правом в юридическом смысле этого слова, которое официально признано ' См.: Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т. Т.1 - М., 1981. - С. 60.

^ См.: Алексеев С.С. Общая теория права. В 2-х т. - М., 1981. - Т.1. - С П 1-112;

Фаткуллин Ф.Н. Проблемы теории государства и права. - Казань, 1987. - С. 211.

^ Керимов Д.А. Философские основания политико-правовых исследований. - М., 1986. - С. 176.

" Весьма обоснованную критику позиции Керимова Д.А. см.: Байтин М.И. Сущность права. (Современное * нормативное правопонимание на грани двух веков). - Саратов, 2001. - С. 90.

обществом и государством правильным и справедливым в ходе правообразования, неизбежно включающего конституирующую стадию правотворчество.

Определения понятия правотворчества в теории права разнообразны.

Однако их можно свести к двум основным позициям, к так называемому широкому и узкому подходу. Понятие правотворчества, предполагающее широкий подход к правотворчеству, подразумевает выявление потребностей в правовом регулировании, подготовку проектов нормативных правовых актов. В основу такого определения положена социально-юридическая трактовка правотворчества, которое охватывает весь процесс создания нормы права, начиная с зарождения идеи о ней в связи с выявлением потребностей в правовом регулировании и заканчивая принятием ее и введением в действие'.

Иные определения правотворчества сводятся к тому, что под правотворчеством понимается деятельность государственных органов по принятию, изменению и отмене юридических норм^. В данном случае правотворческий процесс сводится только к деятельности самого правотворческого органа. Здесь понятие правотворчества связано, прежде всего, с процедурно-процессуальной деятельностью правотворческого органа.

На наш взгляд, правотворчество не должно сводиться только к принятию или отмене нормативных актов, оно призвано выявить потребности в правовом регулировании тех или иных видов общественных отношений, направление и характер регулирования. В широком понимании правотворчества четко прослеживается связь его с правообразованием.

Необходимым для определения понятия правотворчества является рассмотрение субъектов права, уполномоченных осуществлять правотворчество (субъекты правотворчества). В юридической литературе ' См. напр.: Научные основы советского правотворчества. / Под ред. P.O. Халфиной. - М., 1981. С. 7;

Правотворчество в СССР. / Под ред. А.В. Мицкевича. - М., 1974. С. 158;

Правовые акты. Учебно практическое и справочное пособие. / Под ред. Ю.А. Тихомирова, И.В. Котелевской. - М., 1999. С. 33.

^ См. напр.: Ковачев Д.А. Механизм правотворчества социалистического государства. -М., 1977. С. 82-83;

Назарепко Г.В. Общая теория права и государства.- М., 2001, С. 68;

Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права.- М., 2001. С. 297.

большинство ученых-юристов нризнают, что правотворчество - это государственная деятельность, то есть деятельность главным образом органов государства'. Они создают обязательные нормы нрава, которые облекаются в нормативные правовые акты. При этом иногда право создается по уполномочию органов государства другими субъектами правотворческой деятельности. То есть законодатель на государственном уровне закрепляет рамки законного действия других субъектов правотворчества. Здесь речь идет, прежде всего, о правотворчестве местных органов и о локальном правотворчестве.

В настоящее время при свободном развитии рыночных отношений большое значение приобретает локальное правотворчество. Однако за субъектами локального нормотворчества презюмируется право только конкретизировать те обш,ественные отношения, которые урегулированы на законодательном уровне. Вместе с тем высказываются идеи о том, что необходимо перейти от оценки локальных норм как дополняюш;

их, к признанию за ними самостоятельного регулируюш,его значения. Данные идеи нашли отражение в ходе проведения государством административной реформы в 2003 и 2004 годах. Основным мероприятием административной реформы является передача части государственных функций, в том числе правоустанавливаюш;

их, гражданскому обществу.

Справедливо отмечено Л.Н. Завадской, что «законодательная власть должна учитывать, что не во всех сферах возможна замена социальных регуляторов управлением с помощью и посредством закона». Она пишет, что «практически ничем не ограниченная законодательная власть способна поглотить, подчинить жизнь гражданского общества своим установлениям, неоправданно сузить сферу самоорганизации и общественного ' См. напр.: Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права. С. 660-661;

Назаренко Г.В. Общая теория государства и права. С. 68;

Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. С. 297;

Теория государства и права / Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. М., 2000. С. 299;

Венгеров А.Б. Теория государства и права. С. 410;

Общая теория права и государства./ Под ред. В.В. Лазарева.- М., 1996. С самоуправления, внести диссонанс в саморегулирование общественных отношений»'.

Кроме того, остается открытым вопрос о народном правотворчестве.

Так, с одной стороны, референдум (народное правотворчество) предусмотрен Конституцией РФ, принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993 года. С другой же стороны, на законодательном (государственном) уровне урегулированы процедура проведения референдума, вопросы, выносимые на референдум. Безусловно, нельзя отрицать, что наряду с государственными органами в самом утверждении нормативных правовых актов в ряде случаев решающее слово принадлежит негосударственным органам. Естественно, что, например, референдум тоже не может пониматься как решение органа государства. Эта форма непосредственной демократии, при которой решение принимает сам народ. Однако следует согласиться с замечанием о том, что по своему существу всякий акт правотворчества есть выражение государственной воли народа. Независимо от того, кем принимается нормативный акт - государственным или негосударственным органом, он издается на основе полномочий, предоставленных ему государством, в порядке, предусмотренном законом^.


Становится очевидным, что в современном обществе правотворчество - это главным образом государственная деятельность. Без участия государства ни один акт негосударственных органов или волеизъявления народа не может быть реализован. При этом самым существенным в характеристике правотворчества является то, что оно является формой государственного руководства обществом. Этот вывод основан на том, что правотворчество - это организационно-оформленная часть правообразования, посредством которой государство создает обязательные правила поведения, при помощи которых обеспечивается руководство обществом.

' Завадская Л.Н. Механизм реализации права.- М., 1992. С. 112- ^ См.: Правотворчество в СССР. С. 72.

Немаловажным фактом является и то, что все результаты правотворческой деятельности - юридические источники (формы) права. О связи источников (форм) права и правотворчества неоднократно подчеркивалось в юридической литературе. Надо сказать, что в нашем исследовании употребляется понятие источники права и формы права как синонимы. В то же самое время в юридической литературе (отечественной и зарубежной) внешнее выражение права в одних случаях называют формой, в других - источниками, а, в-третьих, именуют одновременно и формами и источниками права. Безусловно, нельзя не согласиться с Г.Ф.

Шершеневичем, писавшем в свое время о многозначности источника права^.

Однако было бы неправильным перечислять многочисленные подходы к определению понятия источники (формы) права, поскольку данные проблемы выходят за рамки настояш:его исследования. Наиболее целесообразным представляется мнение, в соответствии с которым источник права понимается в юридическом смысле (форма права рассматривается в качестве юридического источника права) и понятия источники права и формы права используются как синонимы^ В целях нашего исследования необходимо лишь напомнить общеизвестное: чтобы стать реальностью и успешно выполнять свои функции в обш;

естве, быть важным государственном рычагом воздействия на общество, право должно принять внешнее выражение. Нри этом утверждение форм внешнего выражения происходит под воздействием государства. Формы внешнего выражения права - юридические источники права создаются в связи с правотворчеством и являются результатами правотворчества. Понимание юридического источника права как результата правотворчества позволяет отграничить несвойственные той или иной правовой системе источники права.

Возможность утверждения, что все результаты правотворческой деятельности являются источниками права, объясняется единством ' См. напр.: Правотворчество в СССР. С. 37.

^ Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Вып. 2. - М., 1911. С. ' Голунский С.Г., Строгович М.С. Теория государства и права. М., 1940. С. 173;

Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права. С. понимания сущности источника права и сущности правотворчества. В теории права под источником права в юридическом смысле понимают форму выражения государственной воли, форму, в которой содержится правовое решение государства'. В свою очередь, по своей сущности правотворчество есть деятельность по возведению государственной воли. Исходя из такого понимания источников права и правотворчества, выводится следующая связь: правотворчество заключается в возведении государственной воли в определенную правовую форму - источник права. Представления о видах источников права никогда не оставались неизменными, они варьировались и варьируются не только в зависимости от исторических периодов, но и в зависимости от особенностей самих правовых систем. Для правовой системы российского общества основным источником права является нормативный правовой акт. В связи с этим весь массив правотворческой деятельности в Российской Федерации, прежде всего, связан с созданием нормативных нравовых актов. В настоящее время существует настоятельная потребность в нормативном обосновании такого источника права как нормативный правовой акт. К сожалению, официальный проект Федерального Закона «О нормативных правовых актах в Российской Федерации», принятый в первом чтении 11 ноября 1996 года, был в мае 2004 года снят с рассмотрения как устаревший и не отвечающий требуемому уровню качества. Большое практическое значение приобретают модельные законы, разрабатываемые на научной основе^. Ряд ученых продолжают настаивать на необходимости принятия такого закона и предлагают свои варианты решения этой проблемы^. Соглашаясь с данными исследователями, в порядке собственной инициативы и с учетом выводов, сделанных в нашем исследовании.

' См. напр.: Теория государства и права. / Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова — 2 - е изд. изм. и доп. - М., 2000. С. 295.

^ Имеет теоретическое и практическое значение инициативные проекты, разрабатываемые учеными:

Казьмин И.Ф., Поленина СВ. «Закон о законах»:проблемы издания и содержания. // Сов. гос. и право, 1989, JVbl2. С. 3-9;

Пиголкин А.С., Казьмин И.Ф., Рахманина Т.Н. Инициативный проект закона «О нормативно правовых актах РФ» // Гос-во и право, 1992. №7. С. 76-86;

Поленина СВ., Лазарев Б.М., Ливщиц Р.З., Козлов А.Е., Глушко Е.К. Инициативный проект Федерального закона «О законах и иных нормативно правовых актах РФ // Гос-во и право, 1995. №3. С 57-68.

^ См.: Тихомиров Ю.А. «Закон о законах» - координатор законопроектной деятельности в государстве // Юстиция. № 1. 2005. 25-32 с.

Предлагаем к обсуждению самостоятельно разработанный проект данного закона (см. приложение).

В аспекте приведенных рассуждений становится очевидным, что правообразование - это процесс естественного зарождения права, развития права, динамичность которого обеспечивается за счет естественных, социальных, экономических, политических и иных правообразующих факторов, и целью которого является формирование права.

это завершающая стадия правообразования, Правотворчество выступающая как организационно оформленная деятельность, в основном, государственных органов по выявлению потребностей в правовом регулировании общественных отношений с учетом сложившихся экономических, социальных, политических и иных закономерностей;

целью деятельности является создание, отмена и изменение норм права;

она выражается, как правило, в форме принятия нормативных правовых актов.

1.2. Правотворчество как разновидность юридической деятельности:

понятие, функции и принципы В каждом государстве государство правотворчество обладает своими особенностями, но везде оно направлено на создание и совершенствование единой, внутренне согласованной и непротиворечивой системы правовых норм, регулирующих сложившиеся в обществе разнообразные отношения.

Неслучайно в юриспруденции подчеркивается та органическая связь, которая существует между правовым регулированием и правотворческой деятельностью'. Категория «правовое регулирование» носит более глобальный характер, чем «правотворчество». Назначение правового регулирования — прежде всего функциональное, управленческое. В обществе, ' См.: Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т. Т.1.- М., 1981. С. 306-307;

Дрейшев Б.В. Правотворчество и правовое регулирование//Правоведение. 1985. J o 1. С.31-39 и др.

V ^ Рассмотрение категории «правовое регулирование» не входит в предмет нашего исследования, тем более что ее содержание, назначение и отличительные признаки в науке считаются дискуссионными. Не имея возможности остановиться на критическом анализе высказанных на сей счет точек зрения, отметим лишь неприемлемость чрезмерного расширения содержания этого понятия из-за включения в него всех форм юридического воздействия, их результатов, правосознания и «других правовых явлений». См. об этом подробнее: Фаткуллин Ф.Н. Проблемы теории государства и права. - Казань, 1987. С.130-135.

где власть осуществляется правовыми способами, где законность является принципом деятельности всего государственного механизма, управление выражается в первую очередь в целенаправленном властном воздействии на поведение людей при помощи общих и индивидуальных правовых актов.

Происходит непрерывное двухстороннее взаимодействие двух (регулирующей и регулируемой) подсистем, одна из которых выполняет роль субъекта властного воздействия, другая выступает как социальный объект такого воздействия.

Правовое регулирование может осуществляться различными субъектами, в разных сферах, неодинаковыми способами и при помощи отличающихся друг от друга средств - нормативных и индивидуальных правовых актов. Как справедливо отмечается в юридической литературе, оно пронизывает две области правовой действительности - полностью правотворчество и частично правореализацию. Соответственно ему характерно двухступенчатое строение, позволяющее различать два вида правового регулирования, а именно - общее правовое регулирование и индивидуальное правовое регулирование. В контексте нашего исследования особый интерес вызывает общее правовое регулирование, которое заключается в упорядочении, организации общественных отношений путем создания, изменения, дополнения или отмены правовых норм, а равно определения сферы их действия в пространстве, во времени, по кругу лии и по юридической силе. Оно в отечественной литературе нередко называется поскольку его осуществляют правотворческие органы, нормативным, каждый из которых принимает нормативно-правовое решение в пределах своей компетенции и вводит его в действие. Общее правовое регулирование по своей сути означает правотворческую деятельность, которая чаще всего осуществляется уполномоченными на то органами и лицами, а при определенных условиях - народом (референдумы, выработка обычаев делового оборота или обычаев банковского дела)\ Следует ли из этого, что можно отождествить эти два понятия?

Действительно, общее правовое регулирование органически связано с правотворчеством, но характеризует его не столько в организационном, сколько в функциональном, регулятивном срезе. Оно невозможно без правотворчества так же, как последнее немыслимо без общего правового регулирования тех или иных отношений. В юридической литературе снраведливо отмечается, что лишь при рассмотрении правового регулирования, когда оно берется в единстве с правотворчеством, возможно предупредить гиперболизацию первой из указанной категорий, превращение правового регулирования в нечто самодавлеющее, оторванное от объективных факторов, его обусловливающих. В то же время и общетеоретическая характеристика вопросов правотворчества получает при таком подходе надлежащую ориентацию: они трактуются не вообще, не сами по себе, а в органической связи с той ролью, которую играет право в социальной жизни^.

Как видим, правотворчество относится к тем сложным понятиям, определение которого можно найти лишь на пути рассмотрения всех его характеристик в реалиях сегодняшнего времени. Большинство ученых юристов подчеркивают, что правотворчество - это деятельность^. Полагаем, что следует согласиться с данным мнением. В том аспекте, когда правотворчество характеризуется в сопоставлении и взаимосвязи с общим правовым регулированием, на первый план выдвигается его значение, как технологии по созданию нормативного правового акта или другого официального юридического источника, который как результат правотворческой деятельности и выступает в качестве предпосылки ' См.: Фаткуллин Ф.Н. Основы теории государства и права: курс лекций. - Казань, 1995. С. 73.

^ См.: Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т. Т.1. - М., 1981. С.307.

• См., папр.: Правотворчество в СССР. / Под ред. А.В. Мицкевича. С.29-30;

Марченко М.Н. Проблемы ' теории государства и права. С. 660;

Теория государства и права. Курс лекций. Изд. 2-ое, перераб. и доп. / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 2001. С. 412.

воздействия права на обш,ественные отношения'. Результат правотворческой деятельности связан с изменением существующих способов и средств правового регулирования общественных отношений, их развитием на основе имеющего опыта правоприменения с учетом экономических, политических социальных и иных условий и потребностей, сложивщихся в обществе и государстве. Этим определяется главное предпазначение правотворческой деятельности - способствовать преобразованию, развитию средств и способов правового регулирования общественных отношений. Результатом правотворческой деятельности является создание новой правовой нормы, иначе регулирующей те или иные общественные отнощения. В этом смысле правотворчество выступает как основное направление социальной деятельности, создающее условия для существования и воспроизводства самого общества^. Правотворчество - главный канал воздействия государственной власти на социальную жизнь через механизм правового регулирования и в связи с этим - главный канал придания нормам юридической силы, значения критерия правомерности поведения. Поэтому правотворчество определяют как «деятельность государства по выявлению потребности в нормативном правовом регулировании общественных отношений и создании в соответствии с выявленными потребностями новых правовых норм, замене и отмене действующих»^.

В некоторых учебниках встречаются определения правотворчества как процесса. Если рассматривать правотворчество только с точки зрения его фактического содержания, образующих его организационных действий, то оно охватывается понятием «правотворческая деятельность», или «правотворческий процесс». Такая постановка проблемы правотворчества и правотворческой деятельности была предложена А.С. Пиголкиным^.

Правотворческий процесс в указанном смысле представляет собой сложную ' См.: Дрейшев Б.В. Правотворчество и правовое регулирование //Правоведение. 1985. J » 1. С. 31.

V ^ См.: Венгеров А.Б. Теория государства: учебник для юрид.вузов.- М., 2000. С. 416.

^ Научные основы советского правотворчества./ Под ред. P.O. Халфиной. - М., 1981. С. 17.

" См., напр.: Проблемы теории государства и права. Под ред. М.Н. Марченко. М., 2001. С. 566.

^ См.: Пиголкин А.С. Теоретические проблемы правотворческой деятельности в СССР: Автореф. докт. дисс.

-М., 1972. С. 6 и др.

систему организационных действий. Это процесс, так сказать, технология создания нормативно-правового акта, состоящий из последовательных операций, в результате осуществления которых в правовую систему вливается новый официально действующий акт'. Как отмечает С.С.Алексеев, правотворческий процесс - длящаяся во времени, регламентированная юридическими нормами деятельность^.

Надо сказать, что использование в данном контексте термина «процесс» не имеет никакого отношения к специально-юридическому понятию «юридический процесс», а основано, скорее, на общефилософском понимании «процессуального» компонента, присущего всем социальным системам'^. Если следовать приведенному определению С.С. Алексеева, отвлекаясь от содержательной характеристики осуществляемых действий, то заключение брака, совершение сделки, выполнение обязательств по договору, трудовая деятельность, обучение в вузе, так же длящиеся во времени и регламентированные юридическими нормами, можно с уверенностью признавать различного рода юридическими процессами.

Однако не любая регламентированная правом деятельность признается в юриспруденции юридической и, соответственно, протекает в определенных процессуальных рамках.

Не возражая против самой постановки вопроса о правотворческом процессе, полагаем, что не следует отделять от понятия правотворчества как юридической деятельности понятие правотворческого процесса. Но сводить правотворчество только к процедуре как совокупности организационных действий компетентных органов по рассмотрению и утверждению законопроекта вряд ли правомерно. Нравотворческий процесс, играя важную роль в придании организованности, рациональности, прозрачности деятельности правотворч[еских органов, выступает лишь как формально юридический аспект правотворчества, раскрывает его «технологию», то есть 'См.: Правотворчество в СССР/Под ред. Мицкевича А.в. - М., 1974. С. 149-152.

• См.: Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т. Т.1.- М., 1981. С. 313.

^ См.: Афанасьев В.Г. Общество: системность, познание и управление.- М., 1981. С. 21.

формы, способы, процедуру возведения в общеобязательпый ранг правящей воли. Что же касается содержательной характеристики правотворчества, то она раскрывает его предназначение как одной из важнейших форм государственного руководства обществом, как одной из главных сфер обеспечения действия государственной власти как суверенной организующей силы в делах конкретного общества^.

Неслучайно как особый тип юридической деятельности правотворчество охарактеризовано учеными-правоведами в качестве продуктивно-моделирующей деятельности компетентных органов, связанной с разработкой, изданием и совершенствованием (изменением или отменой) нормативно-правовых актов. С ее помощью идет формирование позитивного права, установление и изменение сферы правового регулирования, правовой основы государственной и общественной жизни, общеобязательных программ государственного управления. Но, будучи деятельностью юридической, правотворчество обладает сложной, «двойственной»

(материально-процедурной), природой.

В общетеоретической литературе подобного рода суждения были высказаны только в отношении другого, «родственного» типа юридической деятельности - правоприменения. Так, предлагается разделить правоприменительные отношения на две группы, при этом материальное правоприменительное отношение является фактическим основанием процессуальных правоприменительных отношений^ Развивая такой подход, некоторые отечественные ученые считают, что применение права двойственно по природе и имеет материально-правовое содержание и процедурно-процессуальные формы его осуществления"^. Однако еще К.

Маркс усматривал определенное сходство в этом отношении между правотворчеством и правоприменением: «... ту роль, которую в судах играет ' См.: Теория государства и права / Под ред. Рассолова М.М.- М., 2000. С. 270.

^ Карташов В.Н. Понятие и структура юридической деятельности // Юридическая деятельность: сущность, структура, виды. - Ярославль, 1989. С. 29.

' См.: Дюрягин И.Я. Право и управление. - М., 1981. С. 98, 99.

" См.: См.: Процессуальные нормы и отношения в советском праве / Под ред. И.А. Галагана. - Воронеж, 1985. С. 16-18.

РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТЭЕННАЯ д, БИБЛИОТЕКА ' судопроизводство, в законодательных органах играют порядок дня и регламент» \ Поэтому и в отношении правотворчества есть полное основание утверждать, что любая правотворческая деятельность представляет собой сложное материально-процессуальное образование, обладающее двойственной правовой природой: материально-правовым содержанием, заключающемся в принятии компетентным органом рещения об установлении, изменении или отмене правовых норм, которое относится к сущностной стороне правового регулирования, и процедурно-процессуальной формой, которая является лишь средством реализации ее материально правового содержания.

Двойственная природа правотворчества во многом связана с тем, что оно, как и любая юридическая деятельность, является деятельностью творческой, интеллектуальной, теоретической, немыслимой без особого рода познания. Субъекты правотворчества не только опираются на познанные наукой законы общественного развития, но и осуществляют познание самостоятельно. В прежние годы часто приводились известные слова К.Маркса: «Законодательная функция есть воля не в ее практической, а в ее теоретической энергии. Воля не должна здесь утверждать себя взамен закона:



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.