авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Блажнов, Алексей Григорьевич Незаконное лишение свободы Москва ...»

-- [ Страница 2 ] --

ая ответст венность за данный вид посягательства, называется «Deprivation of Liberty»

(лишение свободы), в УК Соломоновых островов — «Wrongful confinement»

(неправомерное заключение), в УК Швеции— «Unlawful deprivation of liberty» (неправомерное лишение свободы), в УК Филиппин— «Illigal detention» (незаконное задержание), в УК Албании— «Unlawful detention»

(неправомерное задержание). Кроме того, в зарубежной правовой литературе широко используется такой термин, как «kidnaping» (киднепинг), который в последнее время все больше и больше входит в обиход русского языка. Это С О О образовано от английского «kid» (ребенок) и «пар» (хватать) и перво ЛВ начально означало похищение детей, однако в настояш;

ее время под ним по нимают похищение людей в целом, без разграничения взрослого человека или ребенка'.

Подобное разнообразие определений объясняется различными подхо дами к системам норм, охраняющих личную свободу человека, к которым относится вся совокупность уголовно наказуемых деяний, направленных на Ф. фон Лист Учебник уголовного права: (Особенная часть). — М., 1905. — С. 67.

См.: Оганян Р.Э. Указ. соч. — С. 20.

охрану личной свободы человека в национальном законодательстве той или иной страны. Введение понятия как «система норм, охраняющих личную свободу человека» обусловливается их разрозненностью по различным гла вам уголовных кодексов, несмотря на то что объектом охраны (иногда не единственным) выступает право человека на личную свободу.

При сравнении таких национальных систем объемы охраняемых право отношений личной свободы человека приблизительно равны, исключением являются некоторые составы, характеризующиеся определенными целями или способами совершения рассматриваемых преступлений, которые высту пают как специальные нормы (например, в УК Албании в систему преступ лений против свободы человека включен состав за угон самолета, корабля или иного средства, перевозящего людей, — ст. 111, а в УК штата Мэйн предусмотрена уголовная ответственность за похищение и незаконное лише ние свободы родителем — глава 13, § 303^). В случае совершения подобного преступления на территории другого государства, где нет именно такой нор мы, лицо будет нести уголовную ответственность по схожей с ней.

В целом, преступные деяния против личной свободы человека при раз личных условиях в разных странах в любом случае охватываются теми или иными составами, хотя и квалифицируются по разным статьям, но обяза тельно признаются преступлениями, и лицо, их совершившее, привлекается к уголовной ответственности.

Именно поэтому в законодательствах некоторых стран нет строгой дифференциации преступных посягательств против свободы человека, на пример, лишение свободы должностным лицом в уголовных кодексах Китая (ст. 238'*), Боснии и Герцеговины (ст. 187') и Македонии (ст. 140^) является ' См., напр.: Русско-английский и англо-русский словарь. — М., 2002. — С. 269.

^См.: Уголовный кодекс Албании: (http://pbosnia.kentlaw.edU/resourcesAegal/albania/c rim code.htm).— 2004. — 5 окт.

^ См.: Уголовный кодекс штата Мэйн: (http://janus.state.me.us/legis/statutes/17— A/titlel 7—AchOsec0.html). — 2004. — 5 окт.

^ См.: Уголовный кодекс Китая: (http://www.qis.net/chinalaw/prclaw60.htm). — 2004. — 5 окт.

квалифицируюш,им признаком общего состава незаконного лишения свободы.

В связи с этим интересным представляется вопрос о соотношении в за конодательствах других стран незаконного лишения свободы и похиш,ения человека. И если, как уже ранее говорилось, в отечественном уголовном за конодательстве похищение человека исторически то поглощалось нормой о незаконном лишении свободы, то вновь выделялось в самостоятельный со став, в современном зарубежном законодательстве существует три варианта решения указанной проблемы. К первой группе относятся уголовные законо дательства тех стран, которые не выделяют отдельно незаконное лишение свободы, оно поглощается похищением человека и наоборот. Сюда можно отнести уголовные законодательства Италии, Швейцарии, Канады, Франции, Нидерландов, Индии и штата Калифорнии США. Вторая группа объединяет законодательные акты, в которых незаконное лишение свободы выделено от дельно от похишения человека, а именно: уголовные кодексы Испании, Гер мании, Македонии, Соломоновых островов. Островов Фиджи, Островов Ка рибати, Албании, Китая, Нигерии, Болгарии, Республики Беларусь, Латвии, Казахстана, а также штатов Пенсильвания, Вашингтон, Индиана, Мэйн, Юта США. Третью группу составляют уголовно-правовые акты тех стран, кото рые формально разграничивают эти виды посягательств, но, тем не менее, они содержатся в одной статье, и санкция предусматривает одинаковое нака зание (например, уголовные кодексы Филиппин и Украины).

Позитивен, на наш взгляд, опыт ряда стран по законодательному закреп лению формулирования уголовно-правового запрета рассматриваемого состава в части его описания в нормативных правовых актах. Исходя из особенностей систем преступлений против личной свободы человека каждой страны, а также особенностей национальных уголовно-правовых систем в целом, в законода 'См.: Уголовный кодекс Боснии и Герцеговины: (http://www.ohr.int/ohr—dept/legal/ crim—codes/default.asp?content_id=5130). — 2004. — 5 окт.

^ См.: Уголовный кодекс Македонии: (http://www.mlrc.org.mk/law/CriminalCode.

htm). — 2004. — 5 окт.

тельствах иностранных государств по-разному решается этот вопрос. Неко торые страны имеют четко сформулированную диспозицию статьи. Так, ст. 183 УК Республики Беларусь гласит: «... ограничение личной свободы человека путем водворения его в какое-либо помещение, связывание или иного насильственного удержания, при отсутствии признаков должностного или другого более тяжкого преступления (незаконное лишение свободы)...»'.

В приведенном примере законодателем четко определено, что конкретно по нимается под незаконным лишением свободы, посредством перечисления основных способов его совершения и по условию отсутствия признаков бо лее тяжкого преступления. При таком название статьи как «незаконное ли шение свободы» представляется оправданным и не противоречащим меха низму преступного посягательства, поскольку диспозиция статьи раскрывает понятие «лишение свободы» через понятие «ограничение свободы», что в полной мере соответствует юридической природе рассматриваемого посяга тельства.

Некоторые зарубежные уголовно-правовые акты специально содержат отдельные статьи для толкования употребленных законодателем терминов, что существенным образом облегчает процесс правоприменения. Так, в уго ловных кодексах штатов Алабама (ст. 13А-6-40 ), Вашингтон (ст. RCW 9А.40.010^) и Калифорнии (ст. 207') предусмотрены статьи, которые называ ются «Определение», в них раскрываются основные понятия главы преступ лений против свободы человека, в том числе и такие понятия, как «незаконное лишение свободы» и «похищение», где перечисляются ос новные их признаки. Российским аналогом подобной «пояснительной» ста тьи может служить ст. 331 УК РФ «Понятия преступлений против военной ^ Уголовный кодекс Республики Беларусь. — Минск, 2001. — С. 139.

^См.: Уголовный кодекс штата Алабама: (http://www.legislature.state.al.us/CodeofAla bama/1975/13297.htm). — 2004. — 5 окт.

^. : Уголовный кодекс штата Вашингтон: (http://www.leg.wa.gov/pub/rcw/RCW% %20%209A%20TITLE/RCW%20%20%209A%20%20TITLE/RCW%20%20%209A%20%20T ITLE.htm). — 2004. — 5 окт.

службы», в которой содержаться основные определения понятий главы УК РФ, где законодатель четко устанавливает, что понимается под преступ лениями против военной службы и кто несет ответственность за данный вид преступлений.

Представленные два подхода в равной степени уточняют смысл зако нодательных формулировок и устраняют неясности в толковании использо ванных терминов, что, в свою очередь, значительно облегчает процесс пра воприменения. Поэтому внесение в УК РФ указанных положений относи тельно ст. 127 УК РФ любым из названных способом содействовало бы уст ранению возникающих вопросов при толковании и значительно упрощало бы процесс квалификации.

В ряде зарубежных законодательств продолжительность лишения сво боды рассматривается как отягчающий признак, что влияет на дифференциа цию наказания, которая, как правило, имеет двухуровневую систему. Самый маленький неквалифицированный срок лишения свободы предусмотрен УК Болгарии. Он дифференцирует наказание в зависимости от того, продолжа лось лишение свободы менее двух суток или свыше этого срока.

Уголовный кодекс Филиппин ужесточает наказание, если лишение свободы продолжалось более пяти суток, вплоть до смертной казни, а если оно длилось меньше этого срока — лишение свободы от 12 лет и одного дня до 20 лет (ст.ст. 267, 268^).

Пекоторые страны — Польша, Германия, Франция — дифференцируют наказание, если лишение свободы было более одной недели. Вместе с тем уровень карательного воздействия в уголовном законодательстве каждого го сударства разный. Так, по УК Польши, за лишение свободы до одной недели наказание предусматривает лишение свободы от трех месяцев до пяти лет, если оно продолжалось свыше одной недели — от одного года до десяти лет 'См.: Уголовный кодекс штата Калифорния: (http://www.leginfo.ca.gov/.html/pen_tabl е of_contents.html). — 2004. — 5 окт.

^См.: Уголовный кодекс Филиппин: (http://\vww.xhanrobles.com/revisedpenalcodeofth ephilippinesbook2.htm). — 2004. — 5 окт.

(ст. 189^). По УК Германии, за лишение свободы до одной недели макси мальный размер санкции предусматривает лишение свободы сроком до пяти лет, если оно продолжалось свыше одной недели — лишение свободы от од ного года до десяти лет (ст. 239 ). По УК Франции, за лишение свободы про должительностью до одной недели наказание предусматривается в виде ли шения свободы сроком до двадцати лет, а продолжительностью более одной недели — до тридцати лет (ст. 224-1^).

Уголовный кодекс Швейцарии ужесточает наказание, если срок лише ния свободы составляет более десяти дней. Так, при лишении свободы мень ше этого срока наказание назначается в виде каторжных или тюремных работ сроком до пяти лет, а если незаконное лишение свободы превышает десять дней, то наказание — исключительно в виде каторжной тюрьмы (ст. 183"^).

По УК Испании, наказание ужесточается, если срок лишения свободы более пятнадцати дней и назначается в виде лишения свободы до восьми лет.

В случае если он менее этого срока, наказание предусматривает лишение свободы от четырех до шести лет (ст. 163^).

По уголовным кодексам Югославии, Македонии, Боснии и Герцегови ны, наказание за незаконное лишение свободы возрастает, при его продолжи тельности более тридцати дней. Так, если за лишение свободы меньше этого срока наказание предусмотрено в виде лишения свободы сроком до одного года, а за его превышение — до пяти лет (ст. 140 УК Македонии^, ст. 187 УК Боснии и Герцеговины^). По УК Югославии, наказание предусматривает ли 'См.: Уголовным кодекс Польши: (http://wings.buffalo.edu/law/bclc). — 2004.— 5 окт.

^См.: Уголовный кодекс Германии: (http://www.iuscomp.org/gla/statutes/StGB.

htm). — 2004. — 5 окт.

^См.: Уголовный кодекс Франции: (http://www.legiirance.gouv.fr/WAspad/UnCode7co de=CPENALLL.rcv). — 2004. — 5 окт.

'*См.: Уголовный кодекс Швейцарии: (http://www.adnim.ch/ch/d/sr/c311 O.html). — 2004. — 5 окт.

^ См.: Уголовный кодекс Испании.— М.: ЗЕРЦАЛО, 1988. — С. 57.

^ См.: Уголовный кодекс Македонии.

' См.: Уголовный кодекс Боснии и Герцеговины.

шение свободы до пяти лет и до восьми лет лишения свободы соответственно (ст. 189').

Если вести речь о странах бывшего СССР, то Уголовный закон Латвий ской Республики дополнительно квалифицирует незаконное лишение свобо ды в случае его продолжительности более одной недели. Наказание за неква лифицированное лишение свободы, по Уголовному закону Латвийской Рес публики, предусматривает арест или денежный штраф и лишение свободы до трех лет, если задержание продолжалось более одной недели (ст. 152^). Уго ловный кодекс Литовской Республики к отягчаюш,ему обстоятельству отно сит продолжительность лишения свободы свыше 48 часов, наказание за что возрастает с трех лет лишения свободы до четырех лет (ст. 146^).

Кроме того, в ряде уголовных кодексов других государств имеются так называемые привилегии для лиц, совершивших преступление, под ко торыми понимаются существенные уступки государственных органов ли цу, совершившему преступление, если оно после захвата лица выполнит определенные требования, указанные в законе. Уголовный кодекс Испа нии значительно сокращает наказание — до трех лет, если захватившее лицо освободит захваченное до истечения трех дней, не добившись своей цели (ст. 163'*).

Уголовный кодекс Филиппин также предусматривает норму, в кото рой говорится, что, если захватившее лицо до истечения трех дней освобо дит захваченное и если в отношении него не будет возбуждено уголовное дело, наказание сокращается и может быть назначено от шести лет и одно го дня до двенадцати лет, в то время как минимальное наказание за данное 'См.: Уголовный кодекс Югославии: (http://pbosnia.kentlaw.edu/resources/legal/bosnia 7criminalcode_fry.htm). — 2004. — 5 окт.

^ См.: Уголовный закон Латвийской Республики. — Минск, 1999. — С. 93.

^ См.: Уголовный кодекс Литовской Республики. — СПб.: Юридический центр «Пресс», 2003. — С. 253,254.

'^ См.: Уголовный кодекс Испании.

преступление составляет лишение свободы от двенадцати лет и одного дня, а максимальное — смертная казнь (ст.ст. 267, 268').

По УК Франции, подобная «привилегия» применяется, если захва тившее лицо освобождает захваченное до истечения семи дней, не добив шись своей цели. Наказание в этом случае назначается до пяти лет лише ния свободы и штраф 50 тыс. франков, хотя только за неквалифицирован ный состав предусматривается наказание до 20 лет лишения свободы (ст. 224-1^).

Как видно из приведенных примеров, законодатель связывает насту пление благоприятных последствий для лица, совершившего преступле ние, с наличием двух критериев: объективного — действия данного поло жения только в отведенный законодателем промежуток времени;

субъек тивного — отсутствия достижения поставленной цели.

Уголовное законодательство Филиппин связывает наступление бла гоприятных последствий еще с одним объективным критерием — отсутст вием возбужденного уголовного дела. По сути дела, здесь имеет место от сутствие осведомленности правоохранительных органов о совершенном преступлении. На наш взгляд, эти «привилегии» являются оправданными и необходимыми, поскольку рассматриваемый состав представляет собой дляш;

ееся преступление, и подобного рода нормы способствуют более гу манному отношению к захваченному лицу со стороны лиц, его захватив ших, и выступают стимулируюш,ими факторами отказа от уже начатого преступления, иначе говоря, законодательной заботой о жертвах преступ ления.

В отечественном уголовном законодательстве суш[ествуют подобные «привилегии» с той только разницей, что они предусматривают не смягче ние наказания, а освобождение от уголовной ответственности. Такие нор мы содержатся в примечаниях к конкретным составам и в теории уголов ' См.: Уголовный кодекс Филиппин.

2 См.: Уголовный кодекс Франции.

ного права именуются как освобождение от уголовной ответственности по нормам Особенной части' (например, ст.ст. 126, 206, 222, 228, 275 УК РФ).

Тем не менее отечественное законодательство не предусматривает подоб ной «привилегии» за совершение незаконного лишения свободы, а имею шиеся в других статьях не связывает с возможностью их реализации толь ко в определенное время после начала совершения преступления и с отсут ствием достижения преступной цели. Российский законодатель говорит лишь о добровольности освобождения лица и об отсутствии в его действи ях иного состава преступления.

По-разному законодатели различных стран подошли к вопросу раз меров наказания за совершение рассматриваемого преступления. Условно мы разделили законодательства зарубежных стран на две группы: с разме ром санкции, меньшим и равным 2 годам лишения свободы, и с размером, превышающим этот срок, за совершение простого (без отягчаюших об стоятельств) лишения свободы, где критерием для такого деления высту пил размер санкции за аналогичный состав преступления по УК РФ (ч. ст. 127).

К первой группе относятся уголовные кодексы таких стран, как:

— Латвийская Республика (ст. 152) — наказание в виде ареста сро ком до шести месяцев;

— Босния и Герцеговина (ст. 187^), Македония (ст. 140"*) Соломоновы острова (ст. 255^), Острова Фиджи (ст. 256^) и Острова Карибати (ст. 248^^) — лишение свободы до одного года;

' См., нанр.: Григорьев КВ., Сабитов Р.А. Освобождение от уголовной ответственно сти но нормам Особенной части УК РФ. — Хабаровск, 1993.

^ См.: Уголовный кодекс Латвийской Республики.

^ См.: Уголовный кодекс Боснии и Герцеговины.

'^ См.: Уголовный кодекс Македонии.

^ См.: Уголовный кодекс Соломоновых островов: (http://www.pacjii.org/sb/legis/cons ol_act/pc2683.html). — 2004. — 5 окт.

^ См.: Уголовный кодекс Островов Фиджи: (http://www.vanuatu.usp.aC.fi/Paclawmat/ Fiji_legislation/Consolidation_1978/Fiji Penal_Code.html). — 2004. — 5 окт.

' См.: Уголовный кодекс Островов Карибати: (http://www.vanuatu.usp.aC.i5/P3clawmat/ Kiribati_legislation/Consolidation_1977/KiribatiPenal_Code.html). — 2004. — 5 окт.

— Канада (ст. 279') — лишение свободы сроком до восемнадцати меся цев;

— Швеция (глава 4 секция 2 ^), Болгария (ст. 142а^), Албании (ст. 110"^), Нигерия (ст. 365^) — лишения свободы сроком до двух лет.

Вторую группу составляют законодательства следующих стран:

— Китая (ст. 238^), Украины (ст. 146^) и Республики Казахстан (ст. 126^), Латвийской Республики (ст. 146^) — наказание в виде лишения свободы сроком до трех лет;

— Дании (§ 261'") — лишение свободы до четырех лет;

— Польши (ст. 189"), Германия (ст. 239'^), Швейцария (ст. 183^^), Югославии (ст. 189*'*), Японии (ст. 220'^), Республики Беларусь (ст. 183'^), шта тов Пенсильвания (§ 2902'^) и Вашингтон (ст. RCW 9А.40.040'^), а также проект УК Австралии (ст. 5.1.32'^) — лишение свободы до пяти лет;

' См.: Уголовный кодекс Канады: (http://laws.justice.gc.ca/en/C—46/mdex.html). — 2004. — 5 окт.

^ См.: Уголовный кодекс Швеции: (http://wings.bufFalo.edu/law/bclc/sweden.pdf). — 2004. — 5 окт.

^ См.: Уголовный кодекс Болгарии.

'* См.: Уголовный кодекс Албании.

^ См.: Уголовный кодекс Нигерии: (http://www.nigeria—law.org/Criminal%20Co de%20Act—Tables, htm). — 2004. — 5 окт.

^ См.: Уголовный кодекс Китая.

^ См.: Уголовный кодекс Украины.— СПб.: «Юридический центр Пресс», 2001.— С.131.

* См.: Уголовный кодекс Республики Казахстан. — СПб.: Юридический центр «Пресс», 2001. — С 151-152.

^ См.: Уголовный кодекс Литовской Республики.

'" См.: Уголовный кодекс Дании: (http://wings.buffalo.edu/law/bclc). — 2004. — 5 окт.

" См.: Уголовный кодекс Польши.

'^ См.: Уголовный кодекс Германии.

'^ См.: Уголовный кодекс Швейцарии.

'"* См.: Уголовный кодекс Югославии.

'^ См.: Уголовный кодекс Японии.— СПб.: «Юридический центр Пресс», 2002. — С. 132.

'^ См.: Уголовный кодекс Республики Беларусь. — С. 139.

''' См.: Уголовный кодекс штата Пенсильвания.

'* См.: Уголовный кодекс штата Вашингтон.

" См.: Проект Уголовного кодекса Австралии: (http://www.aic.gov.au/links/mcc.

html).— 2004. — 5 окт.

Таблица Незаконное лишение свободы в странах дальнего зарубежья Соломоновы острова Канада Албания Франция Швеция Нидерланды --—„„Страна Дифференциация наказания До 7 дней в зависимости и свыше 7 дней Отсутствует Отсутствует Отсутствует Отсутствует Отсутствует от срока НЛС (при определенных условиях) Размер санкции при Лишение свободы до 20 Лишение свободы Лишение свободы Лишение свободы Лишение свободы Штраф от 5 тыс.

Ш1С без отягчающих до 2 лет лет до 200 тыс. или до 8 лет или штраф до 18 месяцев до 1 года или штраф обстоятельств лишение свободы до 400 долларов от 1 года до 2 лет Лишение свободы Лишение;

свободы Нет дифференциации Лишение свободы Размер санкции за Лишение свободы Отсутствует от 1 года до 10 лет совершение НЛС, до 9 лет (в случае до 30 лет наказания от 5 до 25 лет совершенное с применением тяжких последствий) насилия Лишение свободы Лишение свободы Лишение свободы Лишение свободы Лишение свободы Максимальный размер Пожизненное лишение санкции за НЛС, свободы (в случаях от 1 года до 10 лет до 12 лет (в случае до 18 лет до 1 года от 5 до 25 лет совершенное без применения пыток или смерти) отягчающих обстоятельств причинения смерти) Санкция в виде лишения свободы до 5 лет и щтраф 50 тыс. франков Отсутствуют Привилегии Отсутствуют Отсутствуют Отсутствуют Отсутствуют (в случае добровольного освобождения до истечения 7 дней) U) — Испании (ст. 163') — лишение свободы до шести лет;

— Италия (ст. 605 ) и Голландия (ст. 282 ) — лишение свободы до восьми лет;

— Франция (ст. 22Ф-1'*) и Филиппины (ст. 268^) — лишение свободы до двадцати лет. Как видно из представленных примеров, количество стран с зако нодательствами, где размеры санкций выше двух лет лишения свободы, гораздо больше стран, где санкции меньше или равны санкции ст. 127 УК РФ.

Анализ наказаний за совершение такого распространенного квапифици руюшего признака незаконного лишения свободы, как «совершенного с приме нением насилия», уголовного законодательства тех стран, которые предусмат ривают таковой, также свидетельствует о больших санкциях, нежели в отечест венном законодательстве.

Например, УК Югославии предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до восьми лет (ст. 189^);

уголовные кодексы Швеции (глава 4 секция 2^), Китая (ст. 238^), Болгарии (ст. 142а^) и Республики Беларусь (ст. 183*^) — сроком до десяти лет;

УК Албании (ст. 1Ю'') — до двадцати пя 1 'У ти, а УК Франции (ст. 224-1 ) — до тридцати лет, в то время как в УК РФ наказание предусматривает лишение свободы от трех до пяти лет лишения cвoбoды^^ ' См.: Уголовный кодекс Испании.

^ См.: Уголовный кодекс Италии: (http://www.usl4.toscana.it/dp/isll/lex/cp.htm). — 2004. — 5 окт.

^ См.: Уголовный кодекс Голландии.— СПб.: Юридический центр «Пресс», 2000. — С. 182.

"* См.: Уголовный кодекс Франции.

^ См.: Уголовный кодекс Филиппин.

^ См.: Уголовный кодекс Югославии.

' См.: Уголовный кодекс Швеции.

о См.: Уголовиым кодекс Китая.

' См.: Уголовный кодекс Болгарии.

'° См.: Уголовный кодекс Республики Беларусь.

" См.: Уголовный кодекс Албании.

'^ См.: Уголовный кодекс Франции.

'^ См.: Уголовный кодекс Российской Федерации.

Таблица Незаконное лишение свободы в странах бывшего СССР Республика Латвийская ^"""-^--..^^^ Страна Республика Украина Беларусь Республика Казахстан Отсутствует Дифференциация наказания До одной недели Свыше одного месяца Отсутствует в зависимости от срока НЛС Размер санкции при НЛС Лишение свободы Арест от 3 дней Лишение свободы Лишение свободы от 2 до 5 лет без отягчающих обстоя- доЗ лет до 6 месяцев или до 3 лет тельств штраф до 30 МРОТ* Лишение свободы Лишение свободы Лишение свободы Размер санкции за соверше- Лишение свободы от 5 до 10 лет ние НЛС с применением до 5 лет доЗ лет до 5 лет насилия Лишение свободы Лишение свободы Лишение свободы Максимальный размер Лищение свободы от 5 до 10 лет санкции за НЛС с учетом от 5 до 10 лет до 10 лет от 5 до 10 лет отягчающих обстоятельств Отсутствуют Отсутствуют Отсутствуют Отсутствуют Привилегии 183 152 Номер статьи за НЛС * МРОТ — Минимальный размер оплаты труда Все вышеуказанное, а также тот факт, что уровень преступлений про тив свободы человека в нашей стране довольно высокий, свидетельствуют о более низком национальном уровне превентивного и карательного воздейст вия на лиц, совершаюш;

их подобные преступления, чем в большинстве зару бежных стран.

Подводя итог, необходимо отметить, что нормы за незаконное ограни чение права локомоции как разновидности преступных посягательств на сво боду человека присуш;

и не только российскому, но и зарубежным уголовным законодательствам. При этом в последних нет единого подхода в определе нии нарушения права локомоции. Единым является только предмет охра ны — свобода человека. В уголовно-правовых системах каждого государства по-своему регулируются данные отношения и определяются составы, однако объемы систем норм, направленных на охрану личной свободы человека, ос таются примерно равными.

Ряд зарубежных кодексов, как и отечественное дореволюционное уго ловное законодательство, предусматривает дифференциацию наказания в за висимости от продолжительности срока лишения свободы. Данное положе ние точнее характеризует преступное деяние и оправдано с точки зрения принципа индивидуализации наказания, в связи с чем было бы целесообразно ввести в ст. 127 УК РФ такое положение, установив ужесточение наказания за продолжительность незаконного лишения свободы свыше одной недели.

В некоторых странах уголовное законодательство предусматривает «привилегии» для лиц, совершивших рассматриваемый вид преступления, которые представляют собой инструмент воздействия посредством смягче ния уголовного наказания, когда преступление уже было начато, но впослед ствии прекращено, при наличии определенных в законе условий. По нашему мнению, необходимо ввести подобное положение в виде примечания ст. УК РФ по аналогии со ст.ст. 126 и 206 УК РФ, предусматриваюш;

его освобо ждение от уголовной ответственности при условии действий в строго огра ниченный промежуток времени после начала совершения преступления — в течение суток. Такое положение в отечественном законодательстве суш,ест венным образом усовершенствовало бы рассматриваемую норму.

Сравнительный анализ зарубежного и отечественного законодательства свидетельствует о небольших размерах санкции за незаконное лишение сво боды в УК РФ.

Глава П. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕЗАКОННОГО ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ § 1. Объект незаконного лншення свободы Одним из самых спорных вопросов сегодняшнего дня в отечественном уголовном праве остается вопрос определения объекта преступления. Доста точно долго господствующая уголовно-правовая доктрина придерживалась позиции, что указанным объектом могут являться только общественные от ношения, однако в последнее время все чаще стали звучать иные мнения.

В связи с чем среди ученых нет единой позиции по решению данной пробле мы, что существенно усложняет задачу анализа объекта рассматриваемого состава преступления. В то же время определение объекта преступления иг рает очень важную роль в уяснении сущности исследуемого состава преступ ления.

В определении объекта преступления необходимо рассматривать само преступление как явление многогранное— правовое и социальное, о чем справедливо замечает профессор А.И. Марцев'. И вполне обоснованна его точка зрения, что как явление правовое преступление всегда посягает на норму права. Данное положение раскрывается в так называемой нормативи стской теории объекта преступления, сущность которой заключается в том, что любое преступление прежде всего посягает на установленный в опреде ленной форме государственный запрет, выраженный в конкретной норме права^.

Наиболее сложным представляется раскрытие понятия объекта престу пления как социаньного явления. Так, помимо общественных отношений, под ' См.: Марцев А.И. Общие вопросы учения о преступлении. — Омск, 2002. — С. 5-18.

^ Подобного понимания объекта преступления в отечественной уголовно-правовой науке придерживались многие ученые (см., напр.: Таганцев КС. Русское уголовное пра во: (Часть Общая). — СПб., 1902. — Т. 1. — С. 484;

Фойницкий И.А. Курс уголовного пра ва: (Часть Особенная): Посягательства личные и имущественные. — СПб., 1912. — С. 4).

объектом преступления понимались и субъективное право человека', и пра вовое благо^, и ценности^ и даже сам человек'*.

Что же, в итоге, непосредственно выступает объектом рассматриваемо го состава преступления? Среди исследователей преступлений против свобо ды человека высказывались различные точки зрения по этому поводу. Так, Н.В. Бойко говорит о том, что под непосредственным объектом незаконного лишения свободы необходимо понимать право человека на выбор по своей воле места пребывания^. По мнению В.В. Панкратов объект— это «... тот, против кого направлено преступное воздействие— сам человек»^.

М.В. Филин указывает, что объектом выступают «блага (интересы), выра жающиеся в праве выбора человеком по своему усмотрению места пребыва ния, обеспечиваемые и охраняемые государством»^. Многообразие таких оп ределений, в первую очередь, обусловлено, как отмечалось ранее, отсутстви ем единой концепции обш,его учения об объекте преступления, необходимой для решения этого частного вопроса.

На наш взгляд объект преступления можно рассматривать с позиции теории правового блага. Данная теория справедливо подвергалась критике ' См., напр.: Кистяковский А.Ф. Элементарный учебник уголовного права с под робным изложением русского уголовного законодательства: (Часть Общая). — Киев, 1891. — С. 57;

Клепицкий И.А. Объект и система имущественных преступлений в связи с реформой уголовного законодательства России: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — М., 1995. — С. 12.

^ См., напр.: Познышев С. В. Основные начала )толовного права: (Общая часть уго ловного права).— М., 1912. — С. 132-133.

^ См., напр.: Фесенко Е. Объект преступления с точки зрения ценностной теории // Уголовное право. — 2003. — J^g 3. — С. 71-73.

'* См., напр.: Новоселов Г.П. Учение об объекте преступления. — М., 2001. — С. 42-45.

^ См.: Бойко Н.В. Ответственность за незаконное лишение свободы по советскому уголовному праву: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — Харьков, 1989. — С. 33.

^ Панкратов В.В. Уголовно-правовая охрана личной свободы: Автореф. дис... канд.

юрид. наук. — Екатеринбург, 1999. — С. 15.

^ Филин М.В. Уголовная ответственность за незаконное лишение свободы: Авто реф. дис... канд. юрид. наук. — Владивосток, 2000. — С. 15.

* В последнее время все чаще стали звучать мнения исследователей, указывающих на несостоятельность концеппии объекта преступления как общественных отношений.

Такие доводы автор настоящей работы считает состоятельными, но выходящими за рамки диссертационного исследования.

ввиду отсутствия единого определения понятия блага даже самими ее пред ставителями. Так, Биндинг под благом понимал все то, «что, не будучи по себе правом, представляется ценным в глазах законодателя как условие здо ровой жизни правового общения, в неизменном и нерушимом бытие которо го оно заинтересовано»', Ф. Ф. Лист определял блага как «юридически за щищенный интерес — особого рода психическое отношение людей к извест ным явлениям», А.Н. Круглевский — как «явления, восприятия которых вы зывают удовлетворение эмоций у людей и переживание ими положительных чувств»^.

Для лучшего понимания теории объекта преступления как правового блага необходимо вести речь неразрывно с рассмотрением понятия общест венных отношений, так как структура современной общественной жизни подразумевает наличие множества ее субъектов, которые включены в непре рывный процесс отношений между собой.

Помимо человека как основного субъекта таких отношений, большин ство авторов называют еще общество и государство'^. Наряду с этим обосно ванной представляется позиция ученых, выделяющих и такой субъект, как юридическое лицо^ (предприятия, учреждения, организации), поскольку, объективно существуя, оно вступает в отношения и с человеком (трудовые отношения), и государством (налоговые отношения).

Вступая в общественные отношения, человек, как в принципе и другие субъекты, стремится удовлетворить свои потребности, что он и делает, поль ' Цит. по: Марцев А.К, Вишнякова Н.В. Развитие учения об объекте преступле ния. — Омск, 2002.— С. 20.

^ Там же.

^ Круглевский А.Н. Имущественные преступления. Исследование основных типов имущественных преступлений. — СПб., 1913. — С. 16.

" См., напр.: Никифоров Б.С. Объект преступления. — М., 1960. — С. 29;

Каиржа ^ нов Е.К. Интересы трудящихся и уголовный закон. — Алма-Ата, 1973. — С. 25;

Фро лов Е.А. Объект уголовно-правовой охраны и его роль в организации борьбы с посягатель ствами на социалистическую собственность: Автореф. дис... д-ра юрид. наук. — Сверд ловск, 1971. — С. 13.

^ См., напр.: Фролов Е.А. Указ. соч. — С. 13;

Марцев A.M., Вишнякова Н.В. Указ.

соч. — С. 33.

зуясь благами. В связи с чем П.И. Люблинский отмечал: «... понятие право вого блага есть известная абстракция, характеризующая некоторое качество, обладание, состояние или status, с которыми связаны наши интересы или бла госостояние» \ Являясь по своей сути нематериальной субстанцией, благо представляет из себя то, что может служить предметом удовлетворения по требностей^, обеспечивающее нормальное существоване субъекта общест венной жизни.

Наряду с этим необходимо отметить, что содержания благ каждого субъекта общественной жизни различаются между собой, поскольку сами субъекты отличаются друг от друга весьма координально. Так, если содержа ние человеческих благ составляют его субъективные права, то, например, в содержание общественных и государственных благ входят общественные и государственные интересы соответственно.

Как ранее было определено, свобода является субъективным правом, и считать его объектом преступления не совсем верно, поскольку на основе подобного понимания объекта невозможно выстроить стройную модель об щего учения об объекте преступления. Входя в качестве содержательного элемента в такое объемлющее понятие, как благо, свобода (как субъективное право), действительно, может считаться объектом преступления ст. 127 УК РФ. Именно поэтому отчасти правы те исследователи, которые выделяют в качестве объектов преступления субъективные права. Однако такая концеп ция объекта имеет право на существование при условии наличия в Уголов ном кодексе только преступлений против личности.

Учитывая, что уголовный закон охраняет и других субъектов общест венной жизни, указанная точка зрения подлежит некоторой коррекции, по скольку субъективное право и правовое благо соотносятся как родовое и ви довое понятия. Исходя из чего полагаем, что из всех ранее приведенных оп ' Люблинский П.И. Техника толкования и казуистика уголовного кодекса. — Пг., 1917. — С. 28.

^ См.: Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: (http://encycl.yandex.

ш). — 2004. — 5 окт.

ределений объекта рассматриваемого состава заслуживает внимание дефини ция М.В. Филина, в которой раскрывается содержательная часть блага.

На основании вышеизложенного можно резюмировать, что основным непосредственным объектом состава преступления ст. 127 УК РФ выступает правовое благо, в содержание которого входит субъективное право человека на свободу передвижения в пространстве.

Несмотря на то что основной состав ст. 127 УК РФ является однообъ ектным, концепция конструирования норм уголовного закона предусматри вает включение в качестве отягчающих обстоятельств состава преступления деяний, которые имеют самостоятельную уголовно-правовую оценку в дру гих статьях Особенной части, в связи с чем состав может становиться дву объектным. К одним из самых распространенных таких отягчающих обстоя тельств относятся те, которые охраняют жизнь или здоровье. Наряду с ос новным объектом — свободой — согласно п. «в» ч. 2 названной статьи до полнительным выступает здоровье, а по ч. 3 по признаку «повлекшие смерть по неосторожности» — жизнь человека'.

Исходя из приведенного понимания объекта состава преступления как правового блага, представляется невозможным выделение видового и родо вого объектов рассматриваемого состава преступления, что в большей степе ни присуще теории объекта преступления как общественных отношений. Де лить объекты на родовой и видовой, по нашему мнению, нельзя, поскольку даже формулировки данных видов объектов носят весьма условный характер, а основное их различие сводится к формальному признаку — местонахожде нию в структуре Особенной части: в той или иной главе либо в том или ином разделе. Подобное определение весьма условно, так как в различные истори ческие периоды одни и те же составы могут находиться в разных главах Осо ' Наряду с этим необходимо отметить, что в некоторых зарубежных уголовных за конах данный вонрос решается по-другому. Так, но УК Япопии, согласно ч. 2 ст. 220 по сягательство на все иные объекты квалифицируются по совокупности с другими статьями Уголовного кодекса, предусматривающими самостоятельную уголовную ответственность за такие деяния (см.: Уголовный кодекс Японии. — СПб.: Юридический центр «Пресс», 2002. — С. 132).

бенной части уголовного закона. Например, УК РСФСР 1960 г. такой состав преступления, как захват заложников (ст. 126^), находился в главе «Преступ ления против личности», а в ныне действующем УК РФ (ст. 206) — в главе «Преступления против общественной безопасности». Аналогичным образом обстояло дело с таким составом преступления, как бандитизм, когда из госу дарственных преступлений (ст. 77 УК РСФСР 1960 г.) он был помещен в гла ву «Преступления против общественной безопасности» (ст. 209 УК РФ). Нам представляется невозможным утверждать в подобных обстоятельствах, что у данных составов преступлений поменялся объект. Непосредственный не ме нялся, поскольку норма, его содержащая, осталась неизменной, а общий — поскольку существовал непосредственный объект. Поменялось только ме стонахождение состава в структуре закона. В связи с чем спорно утвержде ние, что в данной ситуации поменялась группа однородных отношений (ви довой объект), охраняемых законом. Введение видовых и родовых объектов преступления весьма условно и напрямую зависит только от усмотрения за конодателя, а также свойственно исключительно концепции объекта престу пления как общественного отношения. Именно поэтому мы полагаем, что выделение родовых и видовых объектов носит* формальный характер и отра жает позиции законодателя на структуру Особенной части Уголовного ко декса.

По нашему мнению, объект возможно классифицировать на общий и непосредственный, где под общим объектом понимается вся совокупность охраняемых уголовным законом непосредственных объектов, а под непо средственным — конкретное благо, на которое направлено преступное пося гательство.

Еще одной неразрешенной проблемой при рассмотрении объекта пре стунления является вопрос о предмете преступления. Дореволюционное уго ловное право не знало разделения объекта и предмета преступления и счита ло их синонимичными понятиями. Так, П.И. Люблинский указывал на то, что «объектом деяния является тот человек или предмет, на которое направлено действие (например, лишаемый свободы человек, похищаемое имущество)»'.

Само возникновение понятия предмета преступления в науке уголовного права, как считают некоторые ученые, «возникло на почве, с одной стороны, признания объектом преступления общественных отношений и, с другой — недостаточного уяснения содержания понятия общественного отношения»^.

В теории советского уголовного права не было определенной позиции на этот счет^. Так, помимо авторов, полагавщих, что наряду с преступлениями, в которых присутствует предмет, существуют и так называемые беспредмет ные преступления'^, были и другие, выступавшие противниками разграниче ния этих двух понятий^.

Полемика по данному вопросу возникает ввиду неоднозначности опре деления самого понятия предмета преступления. Так, Б.С. Никифоров отме чал существование двух критериев отграничения предмета от объекта пре ступления, каждый из которых был положен в основу определенной теории^.

Первым критерием такого различения выступает наличие причиненного вре да. Сущность теории, базируется на данном критерии, заключается в том, что вред, причиняемый объекту (общественным отношениям), носит нематери альный характер, предмету же преступлений вред обычно не причиняется, а если и причиняется, то имеет исключительно материальный характер. Вторая теория, в основу которой положен критерий материального выражения, опи рается на то, что предметом преступления выступают только предметы мате риального мира — так называемые вещи.

' Люблинский П.И. Указ. соч. — С. 28.

^ Никифоров Б.С. Указ. соч. — С. 128.

^ См.: Мазуренко Е.А. Объект и предмет уголовно-правовой охраны преступленпй против собствепности: современные проблемы квалификации: Автореф. дис... канд.

юрид. наук. — М., 2003. — С. 15.

'* См.: Коржанский К И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. — М., 1980. — С. 100.

^ См., напр.: Михайлов М.П. Уголовная ответственностъ за кражу личного имуще ства и разбой. — М., 1958.

^ См.: Никифоров Б.С. Указ. соч. — С. 129.

представляется интересной дефиниция предмета преступления, выска занная В.В. Панкратовым: под предметом следует понимать то, посредством воздействия на что потерпевшему причиняется вред'. Полагаем, более точ ным будет определение предмета как то, посредством воздействия на что вред причиняется объекту, а не потерпевшему. Тем не менее сама концепция определения, на наш взгляд, верна, поскольку сам объект преступления, яв ляясь нематериальной субстанцией, не может быть доступен для посягатель ства. Поэтому преступное посягательство направлено, в первую очередь, на предмет как внешнее выражение объекта, посредством воздействия на кото рый происходит и воздействие на сам объект преступления. В.В. Панкратов, не разделяя понятие человека на социальное и биологическое (физиологиче ское), считает предметом преступления свободу человека. Что, с нашей точки зрения, весьма сомнительно, поскольку, например, при посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ), согласно концепции В.В. Панкратова, предметом преступления будет жизнь, а объек том — только сам человек, в то время как порядок управления в качестве объекта преступления будет отсутствовать.

С нашей точки зрения, как следует из обосновываемой концепции, са мо посягательство, нарушая право человека на свободу передвижения, на правлено непосредственно на человека, и в этом смысле можно говорить, что предметом рассматриваемой категории преступлений будет сам человек.

Похожей позиции придерживается Н.И. Коржанский, выделяющий в качестве предмета рассматриваемого преступления тело человека^. Именно возможность самого человека как организма перемеш,аться в пространстве выступает внешним выражением блага как объекта преступления. Анало гично тому, как собственник распоряжается своим имуш;

еством, каждый че ловек распоряжается своим телом по собственному усмотрению, перемещая его в пространстве. Вместе с тем необходимо отграничивать человека как См.: Панкратов В.В. Указ. соч. — С. 16.

См.: Коржанский Н.И. Указ. соч. — С. 105.

субъекта общественных отношений и человека как предмета преступления, когда он предстает в чисто биологическом качестве живого организма, ли шенного всяческих социальных признаков. Подобным образом человек ока зывается предметом преступления и в случае причинения вреда здоровью или убийства.

Механизм причинения вреда объекту при посягательстве представляет собой деяние, направленное на определенное охраняемое уголовным законом благо. Так как само благо является нематериальной субстанцией, вред ему причиняется опосредованно. Деяние посягает на его внешнее выражение, ко торым выступает пользование этим благом, возможность распоряжаться предметом данного блага (конкретные телодвижения, действия по распоря жению имуществом и т.д.). Например, при незаконном лишении свободы ог раничивается объективная возможность свободного перемещения в про странстве предмета блага — тела человека, которое в случае посягательства на него становится предметом преступления. Воздействуя на тело человека, лишая возможности перемещения его в пространстве, вред причиняется и самому благу. Человек (тело) выступает в таком случае внешним и единст венно доступным для преступного воздействия проявлением блага в объек тивной реальности.

Подводя итог, необходимо отметить, что основным непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 127 УК РФ, является благо человека (как средство удовлетворения потребностей)— свобода передви жения в пространстве, а в качестве дополнительного могут выступать еще и здоровье (п. «в» ч. 2 ст. 127 УК РФ), и жизнь человека (ч. 3 ст. 127 УК РФ по признаку «повлекшие смерть по неосторожности»).

Предметом рассматриваемого состава преступления (то, посредством чего причиняется вред объекту) будет человек в его исключительно биологи ческом качестве, что следует отграничивать от человека как субъекта обше ственных отношений (его социальное качество), когда он выступает носите лем определенных прав.

Вред объекту причиняется путем воздействия на предмет, который служит объективно доступным средством для посягательства на благо, так как само благо представляет собой нематериальную субстанцию.

§ 2. Объективная сторона незаконного лишения свободы Помимо объекта преступления, второй объективный элемент состава преступления— объективная сторона. Характеризуя внешнее проявление преступления, она выступает реализацией субъективных замыслов лица, со вершающего преступление в реальной действительности. Как отмечает Г.В. Тимейко, объективная сторона есть «внешний акт преступного поведе ния, протекающий в определенных условиях места, времени и обстановки» '.

Объективная сторона преступления представляет собой характеристику дея тельности лица, совершающего преступление в конкретных жизненных усло виях, а также вредных изменений, вызванных посягательством на объект уголовно-правовой охраны.

Деяние как основной признак объективной стороны при совершении незаконного лишения свободы становится общественно опасным и, как след ствие, преступным, при условии его противоправности, на что указывает слово «незаконное» в названии статьи. Не все ограничения свободы человека признаются преступными. Так, не являются преступлением принудительная госпитализация лица, страдающего психическим заболеванием^, заключение человека под стражу в связи с расследованием уголовного дела, если он по дозревается или обвиняется в совершении преступления, а также запрет ро дителем покидать жилое помещение своему ребенку в наказание за его про винность. Законность ограничения свободы вытекает из ее регламентации ' Тимейко Г.В. Общее учение об объективной стороне нреступления. — Ростов, 1977. — С б.

^ См.: Закон Российской Федерации от 2 июля 1992 г. «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (в ред. федеральных законов от 21 июля г. Ш 117-ФЗ, от 25 июля 2002 г. Ш 116-ФЗ, от 10 января 2003 г. № 15-ФЗ). — М., 2004.

нормативными правовыми актами, осуш,ествлением уполномоченными на то лицами и применением в интересах общества.

Уголовный кодекс незаконное лишение свободы определяет через от сутствие признаков такого состава преступления, как похипдение человека (не связанное с похиш,ением)'. Поэтому возникает необходимость рассмотре ния понятия похищения человека, которое современная уголовно-правовая наука понимает как криминальное ограничение свободы человека, сопряжен ное с его тайным перемещением в пространстве. Так, Р.Э. Оганян в структуре преступного поведения (деяния) при похищении человека выделяет три эта па: захват, перемещение и удержание^. В связи с чем можно утверждать, что при незаконном лишении свободы в структуре преступного поведения (дея ния), по сравнению с похищением человека, будет отсутствовать второй этап — перемещение. Таким образом, деяние незаконного лишения свободы заключается в ограничении свободы путем захвата и удержания.

Более подробное рассмотрение структуры незаконного лишения свобо ды позволяет говорить о том, что в большинстве случаев захват одномомен тен с удержанием, а само лицо удерживается в том же месте, где его захвати ли. Под захватом необходимо понимать момент в структуре криминального поведения, когда потерпевший^ начинает осознавать противоправность со вершаемых в отношении него действий, с одной сторонь/, и реальные дейст вия виновного, направленные на непосредственное ограничение свободы по терпевшего — с другой. В связи с чем захват, с одной стороны, характеризу ' В.Н. Кудрявцев называет такие признаки негативными (см.: он же. Общая теория квалификации преступлений. — М., 1999. — С. 104).

^ См.: Оганян Р.Э. Криминологическая теория и практика предупреждения престу плений, связанных с похищением людей: Автореф. дис... д-ра юрид. наук. — М., 2002. — С. 22.

^ В рамках настоящей работы под потерпевщим понимается непосредственно то лицо, в отнощении которого совершается преступление.

^ Здесь и далее речь ведется об «адекватном потерпевщем» (вменяемое лицо, спо собное в полной мере осознавать характер совершаемых в отношении него деяний). На случаи ограничения свободы малолетнего ребенка, невменяемого либо иного лица, в силу различных обстоятельств не способного объективно оценивать складывающуюся ситуа цию, указанное положение не распространяется.


ется психическим отношением потерпевшего к совершаемому в отношении него преступлению, а с другой — объективным деянием виновного. Наличие обоих критериев характеризует фактическое окончание совершения иссле дуемого состава преступления. Так, если лицо предприняло действия к ли шению свободы другого лица (закрыло его в помещении, пока тот спал, но, впоследствии отказавшись от своих замыслов, возвратилось и отворило дверь), вопрос о наличии в его действиях признаков состава преступления будет рассматриваться с позиции осознания потерпевшим факта своего огра ничения свободы, о чем справедливо отмечает М.В. Филин'. В случае, если потерпевший не осознал факта ограничения свободы, действия виновного должны рассматриваться как добровольный отказ от совершени[я преступле ния. Вместе с тем и осознание факта ограничения свободы потерпевшим в условиях небольшой продолжительности времени лишения свободы может влечь отсутствие признаков состава преступления ввиду малозначительности причиненного вреда (ч. 2 ст. 14 УК РФ).

Захват и удержание, как правило, совпадают по месту их совершения, но как, показывает правоприменительная практика, могут происходить и в разных местах.

Изучение уголовных дел позволяет сделать вывод, что не всегда при незаконном лишении свободы в структуре криминального поведения отсут ствует перемещение. Таким образом, можно выделить два вида перемещения при незаконном лишении свободы: связанное с захватом и сопряженное с удержанием. Применительно к первому виду весьма показательным является следуюший пример. Куйбышевским районным судом г. Омска были осужде ны Б. и Я., которые, повздорив в автобусе с гр. С, вышли с ним на одной ос тановке, причинили ему телесные повреждения, а затем привели его к себе домой, где незаконно его удерживали. Как видно из материалов уголовного дела, потерпевший добровольно дошел с осужденными от остановки авто ' См.: Филин М.В. Уголовная ответственность за незаконное лишение свободы:

Дис... канд. юрид. наук. — Владивосток, 2000. — С. 77.

транспорта до дома, в котором его впоследствии удерживали. В материалах уголовного дела не нашло отражение, что конкретно послужило квалифика ции действий как незаконное лишение свободы, а не как похищение челове ка. Тем не менее анализ фактических обстоятельств позволил сделать вывод, что именно добровольность потерпевшего на перемещение в место после дующего удержания послужило основанием для такой квалификации'.

В судебно-следственной практике имеются прецеденты, когда переме щение возможно и в процессе удержания. Так, Советским районным судом г. Омска были осуждены за незаконное лишение свободы С. и П., которые в целях вымогательства денежных средств у гр. Ю. сначала удерживали его в подвальном помещении, а затем перемещали в автомобиле, насильно удер живая с собой и продолжая вымогать денежные средства. Кроме подобной ситуации, встречаются случаи, когда потерпевший, помимо перемещений в автомобиле в дневное время, в ночное удерживался в квартире вместе с пре ступниками в течение длительного времени (до пяти суток), когда ему созда вались благоприятные условия для нормальной жизнедеятельности (питание, хорошее обращение и т.п.), но ограничивались контакты с третьими лицами (не разрешалось разговаривать по телефону, встречаться со знакомыми) с це лью воспрепятствования сообщения о фактах вымогательства^. Такие деяния виновных судами также квалифицируются по ст. 127 УК РФ, что свидетель ствует о возможности при незаконном лишении свободы перемещения чело века и на стадии удержания.

С точки зрения способа совершения рассматриваемого преступления, сущность которого заключается в том, что «он образует операционный ас пект действия, свидетельствует о динамическом своеобразии его исполнения, указывает на то, как, каким образом, посредством использования каких сил и средств, в каких объективно-предметных условиях оно выполнено»"*, захват и ' См.: Архив Куйбышевского районного суда г. Омска. Уголовное дело № 1-467/00.

^ См.: Архив Советского районного суда г. Омска. Уголовное дело Х» 1-905/98.

^ См.: Архив Первомайского районного суда г. Омска. Уголовное дело № 1-1212/97.

'* Панов Я. И. Основные проблемы способа совершения преступления в советском удержание могут быть совершены носредством физического или психиче ского насилия.

В теории уголовного нрава нод физическим насилием понимаются ак тивные действия, определенные телодвижения, направленные на захват или удержание лица. В их число могут входить: причинение телесных поврежде ний, надевание наручников, связывание или запирание в помещении\ Как правило, при физическом насилии воздействие происходит неносредственно на тело человека. К числу применения физического насилия относится также введение как добровольно, так и обманным путем в организм веществ, вызы вающих одурманивающий или усыпляющий эффект либо неспособность ли ца руководить своими действиями. Физическое насилие, применяемое к по терпевшему, выступает составной частью способа совершения незаконного лишения свободы.

Статья 127 УК РФ охватывает только причинение легкого вреда здоро вью. Причинение среднего или тяжкого вреда здоровью должно квалифици роваться самостоятельно по соответствующим статьями Уголовного кодекса против здоровья человека. Наряду с этим в таком смежном составе, как по хищение человека (ст. 126 УК РФ), в ч. 2 указанной статьи предусмотрено отягчающее обстоятельство — «с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, или угрозой такого применения».

Подобное положение вещей порождает неравные уголовно-нравовые последствия, поскольку угроза применения насилия, опасного для жизни и здоровья, при незаконном лишении свободы не охватывается ни одной нор мой. Самостоятельную уголовно-правовую оценку имеет только угроза убийством или причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ). Угроза причинения легкого и средней тяжести вреда здоровью выпадает из охраны личности Уголовным кодексом. Поэтому мы согласны с авторами, указы вающими на необходимость дополнения ч. 2 этой статьи пункта: «с примене уголовном праве: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — Харьков, 1987. — С. 6.

' См.: Сердюк Л.В. Насилие: криминологическое и уголовно-правовое исследова нием насилия, опасного для жизни и здоровья» словами: «или угрозой такого применения»'.

Наряду с этим психическое насилие, в первую очередь, направлено на психику человека, его разум, когда лицо, реально осознавая характер совер шаемых в отношении него действий и предвидя неблагоприятные последст вия в случае неповиновения, подчиняется преступным требованиям, руково дствуясь соображениями предотвращения большего вреда для себя или третьих лиц.

Психическое насилие выражается в форме угрозы, которая может быть высказана устно или с помощью каких-либо жестов (вербальная и невер бальная угроза). В результате вербальной угрозы до потерпевшего посредст вом устной речи доводятся требования виновного, в случае невыполнения которых возможно применение оружия, физической силы или иного физиче ского воздействия, а также причинение имущественного ущерба, направлен ного на подавление воли и удержание лица. Невербальная угроза характери зуется различными телодвижениями, выраженными, например, в демонстра ции оружия либо жестов, обозначающих неблагоприятные последствия для потерпевшего при невыполнении предъявляемых требований (например, та кой жест, как проведение большим пальцем руки у шеи, имитирующий пере резание горла).

Анализ изученной судебной практики показывает, что в ходе незакон ного лишения свободы физическое насилие применяется в 85% случаях, пси хическое — только в 15%.

Насилие, применяемое в ходе незаконного лишения свободы не в целях захвата или удержания, должно квалифицироваться самостоятельно по соот ветствуюшей статье преступлений против личности. Так, подлежат самостоя тельной квалификации насильственные действия виновного в отношении по ние. — М., 2 0 0 2. — С. 2 2.

' См., напр.: Потапкин С.Н. Незаконное лишенне свободы по российскому уголов ному праву: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — Н. Новгород, 2003.

терпевшего в ходе незаконного лишения свободы, если они совершены из мести за ранее совершенные действия потерпевшего.

Кроме того, может иметь место пассивная форма физического насилия, иными словами, выраженная в бездействии, т.е. как опасный в определенных условиях места и времени акт поведения, состояш;

ий в несовершении лицом действия, которое оно должно было и могло выполнить'. Такие случаи воз можны, когда виновный непосредственно сам не применял физического на силия при захвате или удержании, но впоследствии, будучи заранее осведом ленным о преступном характере действий своих сообщников, присоединяет ся к ним. Например, лицо после лишения свободы потерпевшего третьими лицами присоединяется и обеспечивает его сохранность, не выпуская из за пертого помещения и охраняя его. Так, в свете вышесказанного представля ется не вполне обоснованной позиция М.В. Филина, который полагает, что в случае, если лицо лишается свободы без непосредственного контакта на его тело или без высказывания угроз, а также в случаях ограничения возможно сти покинуть помещение, где оно оказалось по собственной воле (отбирание веревок, лестниц) или при отбирании средств передвижения (костылей, ин валидной коляски, лодки), будет не насильственное лишение свободы.

Насилие как социальное явление представляет собой не только внеш нее его проявление, под которым понимается непосредственное воздействие на человека, но и внутреннее — ущемление интересов (воли) потерпевшего.

М.В. Филин необоснованно сужает понятие насилия лишь до его внешнего выражения — какого-либо воздействия. Насильно уже само по себе удержа ние потерпевшего, который лишается свободы по чьей-либо воле. Факт тако го незаконного превознесения воли одного человека (виновного) над волей другого человека (потерпевшего) и выражает социальную сущность насилия.


В теоретическом плане представляется возможным лишить свободы и без личного контакта с потерпевшим, например, используя технические ме 'См.: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. — С. 85.

^ См.: ФшмнМЛ. Указ. соч. — С. 74.

ханизмы (блокировка дверей помещения, в котором находится потерпевший, с пульта). Незаконное лишение свободы всегда будет насильственным пре ступлением, если виновный осознает противоправный характер своих дейст вий, даже несмотря на отсутствие внешнего выражения такого поведения:

непосредственного запирания или удержания лица.

Для характеристики рассматриваемого преступного деяния считаем це лесообразным рассматривать понятие насилия но аналогии со ст. 40 УК РФ с выделением насилия, при котором сохраняется возможность потерпевшего руководить своими действиями или без таковой. При насилии, в ходе которо го потерпевший не сохраняет возможности руководить своими действиями (оно может быть только физическим) вследствие непреодолимой силы (свя занные руки) или отсутствия воли (состояние сна), он не может оказать со противление преступным действиям виновного. Насилие, при котором у по терпевшего сохраняется возможность руководить своими действиями, харак теризуется воздействием на волю потерпевшего через его психику. Нреступ ные действия направлены сначала на нричинение физической боли (побои), наличие и оказываемое влияние которых заставляют психику потерпевшего пренебречь собственными желаниями и подчиниться воле виновного. Рас смотрение понятия насилия, применяемого при незаконном лишении свобо ды, в таком аспекте в большей степени отражает его сущность как способа воздействия на волю человека.

Проблемным в плане квалификации остается вопрос: когда незаконное лишение свободы связано с совершением иных преступлений. Весьма рас пространены случаи незаконного лишения свободы, сопряженного с вымога тельством. Квалификация таких действий виновных в аналогичных ситуаци ях носит различный характер. В одних случаях суды квалифицируют эти действия по совокупности ст.ст. 163 и 127 УК РФ, а в других— только но ст. 163 УК РФ, мотивируя это тем, что действия, связанные с ограничением свободы, являются составной частью способа совершения вымогательства'.

Кроме совокупности с вымогательством, незаконное лишение свободы часто бывает сопряжено с самоуправством (ст. 330 УК РФ), изнасилованием (ст. 131 УК РФ) или угоном автомобиля (ст. 166 УК РФ). Вопрос о признании судом совокупности незаконного лишения свободы, сопряженного с само управством, решается в том же ракурсе, что и при вымогательстве. Вместе с тем в подавляющем большинстве изученных уголовных дел, когда органы предварительного следствия инкриминировали ст. 127 УК РФ при соверше нии изнасилования, суды прекраш;

али преследование за незаконное лишение свободы, мотивируя, что оно выступает составной частью способа соверше ния изнасилования^. Полагаем, во всех перечисленных случаях незаконное лишение свободы направлено на облегчение совершения основного престу пления, и совершается оно для того, чтобы достичь главной цели, выступая вспомогательным способом.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.

№ 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» говорится, что под насилием, не опасным для жизни и здоровья, применительно к ч. ст. 161 УК РФ понимается, помимо причинения побоев либо иных насильст венных действий, причиняющих физическую боль, и ограничение свободы:

связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др. Считаем возможным расширительное толкование данного положения и на другие составы преступлений (по аналогии), в которых незаконное лише ние свободы может выступать составной частью способа их совершения, на пример при совершении изнасилования. Следует отметить, что указанное по ложение должно распространяться на те случаи, когда ограничение свободы носит относительно непродолжительный характер и является необходимым в ' См., напр.: Архив Ленинского районного суда г. Омска. Уголовное дело № 1-111/97.

^ В некоторой учебной литературе указывается, что «незаконное лишение свободы, выступающее способом физического или психического давления на потерпевшую, облег чающее ее последующее изнасилование, образует совокупность преступлений, преду смотренных ст.ст. 127 и 131» (Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федера ции / Отв. ред. В.И. Радченко;

науч. ред. А.С. Михлнн. — М., 2000. — С. 260).

рамках снособа совершения нреступления. Чрезмерно длительные сроки удержания свидетельствуют о необходимости дополнительной квалификации за посягательство на свободу. Так, оправданной представляется позиция Нижневартовского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа Тюменской области, который признал подсудимую Ш. виновной в соверше нии преступления, предусмотренного ст. 127 УК РФ, когда лишение свободы потерпевшей было сопряжено с длительным удержанием (10 суток), в тече ние которого происходили ее изнасилования и насильственные действия сек суального характера'.

На основании сказанного можно сделать вывод об излишней квалифи кации действий виновных по совокупности ст. 127 и других статей УК РФ, где незаконное лишение свободы выступает составной частью способа со вершения преступления (ст.ст. 131, 163 и 330 УК РФ). В подобных случаях действия должны квалифицироваться только по статье, предусматривающей ответственность за основной состав, с указанием такого квалифицирующего признака, как применение насилия (в зависимости от его характера), либо без него, если он уже конструктивно входит в объективную сторону состава. Не законное лишение свободы может быть дополнительно включено в объем обвинения в случае чрезмерно продолжительного ограничения свободы пе редвижения. Данное положение подтверждает и опрос работников право применительной системы. Так, 76% следователей (из 120 опрошенных) и 68% судей (из 80 опрошенных) высказали мнение о необходимости дополни тельной квалификации по соответствующей статье преступлений против свободы в случае ограничения свободы на длительный срок не зависимо от основного состава.

В свете вышесказанного заслуживает внимание вопрос об определении продолжительности ограничения свободы, достаточной для признания дея ния, выходящего за рамки насилия в процессе совершения иного состава пре ' См.: Архив Нижневартовского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа Тюменской области. Уголовное дело Ш 1-387/03.

стунления. Полагаем возможным определить его на основании складываю щейся правоприменительной практики. Анализ уголовных дел показал, что наименьший составообразуюш;

ий промежуток времени составил восемь ча сов. Так, потерпевшую С. в течение указанного срока удерживали в ночное время в подъезде одного из домов, где в отношении нее были осуш;

ествлены насильственные действия сексуального характера'. Считаем восьмичасовую продолжительность ограничения свободы минимально достаточной для на личия в деянии виновного дополнительно признаков состава преступления, предусмотренного ст. 127 УК РФ, при совершении иных преступлений, где ограничение свободы входит в их способ.

Вместе с тем этот срок может быть и гораздо больше. Так, в рамках указанного уголовного дела имеется эпизод, когда потерпевшую С. удержи вали в квартире в течение десяти суток, где также в отношении нее были со вершены неоднократные насильственные действия сексуального характера и изнасилования^. В связи с чем считаем необходимым ограничить этот срок, установив верхний предел.

Песмотря на то что по УК РФ продолжительность ограничения свобо ды при совершении незаконного лишения свободы учитывается лишь в рам ках судебного усмотрения при назначении наказания, в ряде зарубежных уголовных законах предусмотрена повышенная ответственность за его дли тельные сроки. Что собою свидетельствует о закреплении на законодатель ном уровне составообразующих промежутков незаконного лишения свободы для простого состава и состава с отягчаюш;

ими обстоятельствами. Так, в уголовных кодексах Польши, Германии, Франции и Латвии эти сроки равны от минимально необходимой до недели для простого состава и от недели до бесконечности для состава с отягчаюшдми обстоятельствами;

в УК Швейца рии — до десяти дней и свыше десяти дней соответственно;

в УК Испании — ' См.: Архив Нижневартовского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа Тюменской области. Уголовное дело N° 1-387/03.

^ Встречаются и более продолжительные сроки ограничения свободы вплоть до не скольких месяцев.

до пятнадцати и свыше пятнадцати дней;

в УК Югославии — до тридцати и свыше тридцати дней'.

Как видно из приведенных примеров, наиболее распространенным сро ком как верхней границей простого состава преступления и нижней границей состава с отягчающими обстоятельствами является одна неделя. Именно этот срок представляется для нас приемлемым в рамках ч. 1 ст. 127 УК РФ. При нимая во внимание, что срок свыше одной недели предполагает повышенную ответственность по ряду зарубежных законодательств и выдвигается нами для совершенствования нормы, предусмотренной ст. 127 УК РФ, считаем не обходимым его учитывать как верхний предел для определения срока огра ничения свободы при рассмотрении составообразующего промежутка в пре ступлениях, где ограничение свободы первоначально входит в способ их со вершения. Поэтому, полагаем, нелогично, если срок при ограничении свобо ды в ходе совершения иных преступлений будет больше, чем в основном со ставе без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 127 УК РФ).

В связи с чем, по нашему мнению, следует рассматривать чрезмерно дли тельные сроки ограничения свободы, выходящие за рамки способа совершения основного состава преступления, с минимально достаточной продолжительно стью, равной восьми часам, и максимальной — одной неделе. Именно в этом временном промежзггке целесообразно установить временной критерий разгра ничения.

Считаем необходимым указание на конкретный срок ограничения свобо ды на уровне разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, что исключило бы неоднозначность принятых решений в сходных ситуациях. С нашей точки зре ния, таковым выступает продолжительность ограничения свободы свыше вось ми часов.

' Более маленькие сроки предусмотреиы лишь в уголовных кодексах Болгарии и Литвы — до двух дней и свыше двух дней, в УК Филиппин — до пяти дней и свыше пяти дней.

Данный временной критерий нужен только для отграничения незаконно го лишения свободы от ограничения свободы как одного из видов насилия в рамках способов совершения иных преступлений. В тех случаях, когда неза конное лишение свободы — самостоятельный состав преступления, минималь но достаточный срок является опеночной категорией.

Наряду с этим может иметь место иной способ решения указанной про блемы. Полагаем, следует в рамках таких же разъяснений Пленума Верховного Суда РФ закрепить для каждого вида преступления, в способ которого ограни чение свободы может входить составной частью (грабеж, разбой, вымогатель ство, изнасилование, угон, самоуправство и т.д.), индивидуальный срок, доста точный для дополнительной квалификации по ст. 127 УК РФ. Например, для вымогательства он может равняться двум суткам (условно), для изнасилова ния — одним суткам (условно), для самоуправства — трем суткам (условно) и т.п.

Разработка индивидуальных для каждого вида преступлений сроков оста ется за рамками настоящего диссертационного исследования, поскольку, по мнению автора, необходимо введение единого срока для всех преступлений.

Немаловажно для характеристики рассматриваемого состава преступ ления изучение иных признаков объективной стороны. С точки зрения об становки совершения преступления (куда большинство правоведов включа ют место и время совершения преступления'), место при незаконном лише нии свободы не играет никакой роли. Это может быть как замкнутое про странство (подвал, комната, дом), так и открытое (остров, крыша дома). Важ но, чтобы подобное место служило той частью пространства, которое не мог бы покинуть потерпевший. Такое место должно быть обыденным для жизне ' См., напр.: Кудрявцев В.Н. Объективная сторона нреступления. — М., 1960. — С. 22;

Василиади А.Г. Обстановка совершения престунления и ее уголовно-правовое зна чение: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — М, 1988. — С. 12;

Мизанбаев А.Е. Обстановка совершения преступления: (Уголовно-правовые и криминологические аспекты): Автореф.

дис... канд. юрид. наук.— Алматы, 2004. — С. 21.

деятельности потерпевшего и являться частью его микросреды (дом, работа и т.п.).

В судебной практике имеются прецеденты, когда лицо ограничивается в свободе передвижения не только удержанием в определенном месте, но и при возможности перемеш,ения в пространстве, когда это происходит по ус мотрению виновного. Поэтому место при незаконном лишении свободы вы ступает объективным выражением реальности в пространстве, в пределах ко торого может осуществляться воздействие на волю человека. С теоретиче ской точки зрения вполне вероятны и иные способы воздействия на волю человека, ограничивающие его в передвижении (например, гипноз или дру гие формы психопрограммирования). При таком воздействии лицо может на ходиться абсолютно в любом месте, но не будет способно принимать само стоятельно решения перемещаться в пространстве. При обозначенных усло виях незаконное лишение свободы может происходить даже на открытой ме стности.

Анализ уголовных дел показывает, что самым распространенным ме стом совершения преступления является квартира— 46%, подвальные по мещения — 28%, частные дома — 15%, гаражи, сараи и прочие аналогичные помещения и сооружения — 11%.

Время совершения незаконного лишения свободы как «определенный период или момент, имеющий уголовно-правовое значение, в который было выполнено общественно опасное деяние, либо преступление было завершено или пресечено»' представляет собой следующую картину. Наибольше коли чество незаконного лишения свободы зафиксировано в период с 15.00 до 20.00 часов — 39%, в меньшей степени с 9.00 до 15.00 часов — 29%, с 20. до 00.00 часов— 27%, с 00.00 до 5.00 часов— 10%, с 5.00 до 9.00 часов — 5%.

' Кауфман М.А. Время совершения преступления и его уголовно-правовое значе ние: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — М., 1992. — С. 13.

в рамках исследуемого состава преступления, которое имеет длящийся характер, рассмотрение такой временной характеристики, как продолжитель ность лишения свободы представляет существенное уголовно-правовое зна чение. В судебной практике встречаются различные сроки — от нескольких минут' до нескольких суток^. Самой распространенной продолжительностью лишения свободы является временной интервал от 3 часов до 1 суток — 58%, от 3 суток до 1 недели— 18%, от 1 недели до 1 месяца— 16%, до 3 часов и свыше 1 месяца — 8%.

В настоящее время ни законодательно, ни на уровне разъяснений не выработано минимального срока, достаточного для признания деяния пре ступным. Вместе с тем, как указано в некоторой юридической литературе, слишком маленькие сроки могут свидетельствовать о малозначительности совершаемого деяния и, как следствие, непризнание его преступным^.

Слишком продолжительные сроки незаконного лишения свободы влияют исключительно на размер наказания"^. После того как состав преступ ления окончен (с момента осознания потерпевшим незаконных действий ви новного по ограничению его в свободе), начинают течь сроки незаконного лишения свободы. Как уже отмечалось ранее, непродолжительные сроки та кого ограничения могут свидетельствовать об отсутствии преступного вреда и, соответственно, отсутствии преступления. Законодательно закрепить ми нимальный срок, необходимый для признания деяния преступным, представ ляется очень сложным. Данный срок в каждом конкретном случае должен оцениваться в совокупности со всеми объективными и субъективными при знаками преступления, где под объективными признаками должны пони маться наступившие последствия и обстановка совершения преступления, а ' См., напр.: Архив Первомайского районного суда г. Омска. Уголовное дело No 1-1407/96.

^ См., напр.: Архив Советского районного суда г. Омска. Уголовное дело 9 1-1193/00.

Г ^ См., напр.: Постатейный комментарнй к Уголовному кодексу РФ 1996 г. / Под ред. А.В. Наумова. — М., 1998.

'* См., напр.: Комментарий к Уголовному кодексу Росснйской Фсдерацни / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. — М., 1996. — С. 289.

под субъективными— цели лица, совершающего преступление, а также субъективное восприятие потерпевшего. Подобное положение является оце ночной категорией, характеризующей наличие достаточности причиненного вреда, для признания деяния преступным.

Причиняемый вред любого преступления выступает основанием для размера назначаемого наказания лицу, совершившему его. Незаконное лише ние свободы представляет собой длящееся преступление. В отличие от иных преступлений длящегося характера таких, как незаконное хранение оружия или наркотических средств, длительность удержания потерпевшего напря мую влияет на размер причиняемого ему вреда. Например, в преступлениях против собственности нормативно предусмотренная дифференциация разме ра причиняемого вреда, выраженная в сумме ущерба, влияет на размер нака зания. В связи с чем остается непонятной позиция законодателя, не преду смотревшего градацию уголовной ответственности за преступления против свободы в зависимости от длительности удержания потерпевшего. Тем более что история отечественного уголовного закона знала такие примеры. Так, Уложения 1845 и 1903 гг. предусматривали соответствующие отягчающие и особо отягчающие обстоятельства. Ныне действующий Уголовный кодекс содержит подобные законодательные конструкции в ст. 337 «Самовольное оставление части и места службы», где предусматривается дифференциация наказания в зависимости от продолжительности длящегося преступления.

Положение о необходимости законодательно предусмотренной диффе ренциации находит свое подтверждение и при анализе карательного воздей ствия, предусмотренного ст. 127 УК РФ. Так как размер санкции ч. 1 ст. (лишение свободы до двух лет) небольшой, указанное предложение стано вится оправданным, поскольку при длительных сроках удержания и отсутст вии отягчающих обстоятельств чч. 2 и 3 этой статьи суд становится заложни ком содержащегося в ч. 1 размера наказания, что, конечно же, представляется несоответствующим тяжести совершенного деяния. Из этого следует, что существующее до настоящего времени положение о продолжительности ог раничения свободы, которое учитывается в рамках судебного усмотрения лишь нри назначении наказания, не обеспечивает должного отправления пра восудия и эффективного правоприменения.

Повышенную уголовную ответственность предлагается ввести, если незаконное лишение свободы длится более одной недели. Данный срок обу словлен позитивным опытом ряда зарубежных уголовных законодательств (Польша, Германия, Франция), с одной стороны, и мнением практических работников — с другой (45% следователей и 42% судей из числа всех опро шенных срок свыше одной недели сочли наиболее целесообразным для уве личения размера наказания и введения его в качестве отягчающего обстоя тельства рассматриваемого состава). В общей массе столь длительные сроки встречаются более чем в 15% изученных уголовных дел, что составляет су щественное число фактов.

Помимо деяния и обстановки совершения преступления признаком объективной стороны преступления выступают преступные последствия.

В теории уголовного права традиционно принято считать последствия зна чимыми для квалификации в материальных составах, когда они становятся обязательным признаком объективной стороны.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.