авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Блажнов, Алексей Григорьевич Незаконное лишение свободы Москва ...»

-- [ Страница 4 ] --

ением человека, о чем свидетельствуют данные опроса судей (84%) и следователей (67%), выделивших указанный признак в качестве ос новного. Публичность предполагает открытый характер действий, при кото ром виновное лицо не пытается скрыть противоправность своих поступков, а наоборот, демонстрируя безразличие к существуюш,ему порядку, заинтересо вано в наибольшей осведомленности посторонних лиц о его деяниях. Как справедливо отмечает А.С. Михлин, при захвате заложника сознательно пре дается широкий резонанс своим действиям, в то время как при похиш;

ении человека и незаконном лишении свободы местонахождение потерпевшего тшательно скрывается и виновные всячески стараются избежать огласки.

Как правило, это достигается посредством привлечения средств массовой информации к освещению конкретного захвата заложника. Публичность вы двигаемых требований, в свою очередь, характеризует способ совершения захвата заложника, который можно считать обш,ественно резонирующим.

Подобная характеристика способа совершения захвата заложника весьма значима при разфаничении вышеназванного состава со смежными, несмотря на то что специально об этом в законе не говорится.

' См.: Гринько С. Д. Борьба с терроризмом и захватом заложника: (Уголовно правовые и криминологические проблемы): Автореф. дис... канд. юрид. наук. — Рос тов н/Д, 1998. — С. 23.

^ См.: Михлин А.С. Захват заложников — одно из тягчайших преступлений против общественной безопасности // Проблемы борьбы с организованной преступностью в Се веро-Кавказском регионе. — М., 2000. — С. 169.

Весьма показательным представляется следующий пример. Судом бы ли обоснованно переквалифицированы действия гр. А. со ст. 206 на ст. УК РФ, который обманным путем вывез гр. Б. за пределы Омской области в один из городов Кавказского региона, где его удерживал и в последующем требовал от жены гр. Б. денег в обмен на освобождение ее мужа'. Из мате риалов дела явствовало, что свои условия виновный предъявлял скрыто и ад ресовал их исключительно определенному человеку. В умысел виновного не входило воздействие на общественную безопасность как на объект уголовно правовой охраны, его действия не носили публичного характера.

Среди ученых, занимающихся проблемой захвата заложника, сущест вуют несколько позиций по вопросу о моменте окончания этого преступле ния.

Так, по мнению Г.В. Овчинниковой, М.Ю. Павлика и О.Н. Коршуновой, моментом окончания необходимо считать момент предъявления требований третьим лицам^. B.C. Комиссаров и В.А. Осипов считают рассматриваемый состав оконченным с момента захвата лица^. Непонятной остается позиция С.Д. Гринько, который пишет о том, что захват заложника окончен «с момен та лишения потерпевшего свободы», а затем отмечает, что «выдвижение ус ловий для освобождения заложника является обязательным признаком субъ ективной стороны преступления)/. Считаем эти два тезиса взаимоисклю чающими, поскольку если выдвижение условий представляет собой обяза тельный признак субъективной стороны, нельзя говорить о том, что состав окончен с момента захвата, поскольку в момент захвата отсутствует обяза тельный для данного состава признак субъективной стороны, что позволяет утверждать об отсутствии субъективной стороны и, как следствие, отсутст вии состава в целом.

' См.: Архив Омского областного суда. Уголовное дело № 1-112 /99.

^ См.: Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Захват заложника. — СПб., 2001. — С. 56.

^ См.: Комиссаров B.C. Терроризм, бандитизм, захват заложника. — М., 1997. — С. 75-78;

Осипов В.А. Захват заложника: (Уголовно-правовые и криминологические аснек ты): Автореф. дис... канд. юрид. наук. — М., 1999. — С. 8.

* Гринько С. Д. Указ. соч. — С. 17.

По нашему мнению, захват заложника необходимо считать окончен ным с момента непосредственного ограничения в свободе независимо от то го, были ли выдвинуты условия освобождения или нет, и в этом они сходны с составом преступления, предусмотренного со ст. 127 УК РФ. Следует отме тить, что подобной позиции придерживается и большинство опрошенных работников правоприменительной сферы (судьи— 86%, следователи — 82%). Разница заключается в том, что умыслом виновного при совершении захвата заложника охватывается специальная цель и особый, общественно резонирз^ющий способ достижения этой цели, тогда как умысел виновного, совершающего незаконное лишение свободы, наоборот, направлен на тайное удержание лица.

С обьективной стороны состав преступления ст. 206 УК РФ имеет свою особенность, которая проявляется в наличии, помимо виновного и захвачен ного лица, третьей стороны, в действиях или бездействии которой заинтере совано виновное лицо. Именно выполнение требований преступника служит условием освобождения захваченного лица. Уголовный кодекс 1960 г. (в ред.

1993 г.) называл пять таких субъектов: государство, международную органи зацию, физическое, юридическое лицо или группу лиц', это положение прак тически полностью соответствовало Международной конвенции о борьбе с захватом заложников с той лишь разницей, что в конвенции говорилось не о международной организации, а о международной межправительственной ор ганизации^.

Необходимо отметить, что публичность действий виновных является основным отличительным признаком, позволяющим говорить о наличии при знаков объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст.

206 УК РФ, и отграничивать его от ст. 127 УК РФ, что не позволяет согла ' См.: Уголовный кодекс РСФСР. — Новосибирск, 1996. — С. 87.

^ См.: Международная конвенция о борьбе с захватом заложников (17 декабря 1979 г.) // Действующее международное право: В 3 т. — М., 1997. — Т. 3. — С. 23.

ситься с О.Ю. Резепкиным и И.А. Журавлевым, считающими затруднитель ным разграничение по указанным признакам'.

Повышенная дерзость, чрезмерно вызываюш,ий характер действий, де монстративность поступков виновных выражают явное пренебрежение к об ш;

еству и государству и нежелание скрывать преступный характер своих дей ствий — все эти признаки характера деяний при захвате заложника, по всей видимости, и послужили базисом для законодательного закрепления рас сматриваемого состава в главе преступлений против общественной безопас ности. Помещение этого состава в соответствующую главу автоматически изменило основной объект уголовно-правовой охраны, что некоторые авторы и считают критерием для отграничения захвата заложников от смежных со ставов^. Нельзя не согласиться с В.В. Панкратовым, который считает, что нет практического значения в расположении глав в Особенной части Уголовного кодекса, поскольку степень общественной опасности запрещенного законом деяния от места положения никоим образом не меняется: «... убийство и бу дет называться убийством, соответствующей степенью общественной опас ности, где бы оно не располагалось — в начале или в конце кодекса»^. Как уже отмечалось ранее, расположение составов преступлений в главах Осо бенной части УК весьма формально и носит относительный характер. Неслу чайно состав преступления «Захват заложника» первоначально находился в главе «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства лично сти».

В инициативном проекте Особенной части Уголовного кодекса РСФСР, подготовленном в 1990 г. авторским коллективом Омской высщей школы милиции МВД СССР, рассматриваемый состав располагался в главе ' См.: Резепкин О.Ю., Журавлев И.А. Захват заножника: (Уголовно-правовая регла ментация проблемы). — М., 2003. — С. 122.

^ См., напр.: Гринько С. Д. Указ. соч. — С. 23;

Резепкин О.Ю., Журавлев И.А. Указ.

соч. — С. 122.

^ Панкратов В.В. Уголовно-правовая охрана личной свободы: Дис... канд. юрид.

наук. — Екатеринбург, 1999. — С. 141.

«преступления против безопасности человечества» \ в проекте Особенной части УК РФ, подготовленном в 1994 г. совместно Министерством юстиции РФ и Государственно-правовым управлением Президента РФ, «Захват за ложника» находился в главе «Преступления против свободы чести и досто инства»^. В окончательной редакции захват заложника был помещен в главу «Преступления против общественной безопасности». Среди ученых тоже нет единой позиции на этот счет. Так, П.П. Козлова и А.Г. Лоскутова^ считают захват заложника преступлением против личности, а B.C. Комиссаров, Г.В. Овчинникова, С.Д. Гринько и К.П. Анцифиров"* — преступлением про тив общественной безопасности. Все это, с явной долей очевидности, свиде тельствует об ошибочности разграничения смежных составов по объекту по сягательства. Вместе с тем можно вести речь о наличии трех объектов уго ловно-правовой охраны в составе преступления, предусмотренного ст. УК РФ (свобода личности и общественная безопасность, интересы третьей стороны, к которой предъявляются требования), в отличие от состава, преду смотренного ст. 127 УК РФ (только свобода личности)^. Подобное разграни чение не несет никакой практической значимости и может выступать лишь формальным критерием, поэтому считаем не совсем точными мнения неко торых авторов, разграничивающих незаконное лишение свободы и захват за ложника по такому элементу состава преступления, как объект^.

' См.: Уголовный кодекс РСФСР: (Особенная часть): Инициативный проект. — Омск, 1990. — С. 24.

^ См.: Уголовный кодекс Российской Федерации: (Особенная часть): Проект. — М., 1994. — С. 27-28.

^ См.: Козлова Н.Н. Некоторые вопросы совершенствования уголовно-правовой нормы о захвате заложников // Правовые проблемы деятельности органов внутренних дел в современных условиях. — М., 1992. — С. 78;

Лоскутова А.Г. К вопросу об уголовной ответственности за захват заложников // Совершенствование деятельности органов внут ренних дел в условиях правовой реформы. — М., 1992. — Вып. 2. — С. 45.

^ См.: Комиссаров B.C. Указ. соч.— С. 74;

Овчинникова Г.В. Расследование захвата заложников: (Уголовно-правовые и криминалистические вопросы). — СПб., 1997. — С. 4;

Гринько С.Д. Указ. соч. — С. 16-17;

Анцифиров КП. Ответственность за захват заложника:

(Уголовно-правовой и криминологический аспекты): Автореф. дис... канд. юрид. наук. — М., 2003. — С. 15.

^ Речь идет о простых составах преступлений без отягчающих обстоятельств.

^ См., напр.: Павлик М.Ю. Указ. соч.

Более высокая степень общественной опасности при совершении за хвата заложника обусловливает и более ранний возраст наступления уголов ной ответственности. Так, согласно ст. 20 УК РФ этот возраст для захвата за ложника равняется четырнадцати годам, в то время как при незаконном ли шении свободы уголовная ответственность наступает с шестнадцати лет.

Тшательный анализ рассматриваемых норм позволяет сделать вывод, что основное различие происходит по субъективной стороне состава преступления.

Конструкция диспозиции ст. 127 УК РФ не содержит ни одного признака субъ ективной стороны состава преступления, являюшегося обязательным при ква лификации. Все отягчаюш?1е признаки чч. 2 и 3 данной статьи содержат указа ния только на объективные элементы состава преступления. Исключением яв ляются те отягчаюпще обстоя гельства, которые характеризуют форму соуча стия. Ни мотивы, ни цели в ст. 127 УК РФ в качестве обязательных конструкци онных признаков не предусмотрены.

Статья 206 УК РФ, напротив, в качестве основного конструкционного признака содержит указание на определенную цель, которую закон описыва ет как «понуждение к совершению какого-либо действия или воздержание от его совершения». По своей природе эти цели могут быть различного характе ра — от политических до бытовых, что подтверждается и опросом судебно следственных работников, которые отмечают несуш,ественность для квали фикации содержаний требований. Так, 75% судей и 68% следователей из числа опрошенных высказали подобную точку зрения. Помимо анкетирова ния правоприменительных работников, есть масса других примеров.

В феврале 1998 г. в Йемене одним из племен был захвачен в заложники гра жданин Голландии, а в качестве условия освобождения выдвигалось требо вание— развитие сельского хозяйства в регионе'. Достижение преступной цели проявляется в выделяемом некоторыми авторами признаке захвата за ' См.: Жаринов КВ. Терроризм и террористы: Справочник. — Минск, 1999. — С. 467-505.

ложника — ультимативности действий', отражающем его субъективную сто рону и позволяющем отграничивать его от ряда смежных составов. Нельзя согласиться с О.Ю. Резепкиным и И.А. Журавлевым, которые выделяют в со ставе ст. 206 УК РФ две цели — первичную и вторичную, где под первичной понимают понуждение государства или гражданина совершить определен ные действия или отказаться от таковых, а под вторичной — конечную цель, к которой стремится виновный, например, получить в свою собственность деньги, которые адресат должен выплатить^. Полагаем, названные авторы подменяют понятие непосредственно «цель» на «средство» достижения этой цели, т.е. возможность ее осуществления кем-либо. Если речь идет о первич ной цели, нельзя о ней говорить в качестве цели преступления как таковой.

Понуждение — это форма достижения цели, само воздействие на государст во, организацию или лицо — выступает способом ее достижения. Вероятнее всего законодательная формулировка ст. 206 УК РФ, указывающая на цель как на понуждение государства, организации или гражданина и непосредст венные цели в каждом конкретном случае совершения захвата заложника, за ставила авторов пойти по пути выдвижения положения о двойственности це ли. Необходимо отметить, что цель у виновных всегда конкретна (получение денег, освобождение кого-либо из мест лишения свободы, возможность бес препятственно покинуть территорию страны и т.д.). Законодательная форму лировка— «в целях понуждения»— является элементом законодательной техники, позволяющим обозначить неопределенный круг целей через субъ ектов их адресации, поэтому деление целей в составе преступления, преду смотренном ст. 206 УК РФ, в приведенном выше контексте на первичные и вторичные представляется не совсем обоснованным.

Умыслом виновного охватывается воздействие на третью сторону (го сударство, организацию или человека), угрожая причинением вреда залож ' См., напр.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Радченко. — М., 1996. — С. 462.

^ См.: Резепкин О.Ю., Журавлев И.А. Указ. соч. — С. 65.

нику при условии, что при обыкновенном течении обстоятельств третья сто рона не поступила бы желаемым для виновного образом. Манипуляция дос тигается осознанием того, что третья сторона заинтересована в благополучии заложника и поэтому будет стараться выполнить требования виновного. Рас чет преступников строится на предположении, что третья сторона будет дей ствовать в ущерб своим интересам, потому что захваченное лицо представля ет для него определенную ценность. По своей сути захват заложника — бо лее «интеллектуальное» преступление, чем незаконное лишение свободы, где виновное лицо осознает, что будет манипулировать субъектом «А» посредст вом воздействия на субъект «В», предполагая, что «В» для «А» небезразли чен. Наличие такого опосредованного механизма преступного посягательст ва, когда нарушаются права двух субъектов (заложника и того, кому предъ являются требования), и выступает отличительной чертой субъективной сто роны состава преступления ст. 206 УК РФ, которая позволяет его отграничи вать от ст. 127 УК РФ.

Подобный механизм воздействия при совершении захвата заложника обусловливает еще одну специфичность состава, позволяющего отграничить его от незаконного лишения свободы. Речь идет о наличии двух потерпев ших: в первую очередь, непосредственно самого заложника, а также третьей стороны, к которой предъявляются требования, о чем справедливо отмечал В. Миддендорф'. Причем, как показывает судебная практика, заложник ни каким образом лично не связан с третьей стороной, заинтересованность его благополучия у третьей стороны обусловлена, в основном, правовым стату сом или иными отношениями с потерпевшим, в то время как при незаконном лишении свободы в ходе из)^ения уголовных дел не было выявлено ни одно го факта выдвижения требований третьим лицам. В ряде случаев, где они вы двигались, имели свое обращение непосредственно к удерживаемому лицу.

Все вышеизложенное позволяет сделать некоторые выводы.

' См.: Миддендорф В. Виктимология взятия заложников // Криминалистика. — Гамбург, 1974.— №4. — С. 145-148.

По своей социально-правовой сущности захват заложника представля ет собой более общественно опасное преступление, чем незаконное лишение свободы. Это обусловлено тройственностью объектов уголовно-правовой ох раны, в которые, помимо личной свободы человека, входят интересы третьей стороны, к которой предъявляются требования, и общественная безопасность как обстановка спокойствия в обществе. В свою очередь, незаконное лише ние свободы своим объектом 5^оловно-правовой охраны имеет исключи тельно личную свободу человека'.

По своему объему конструкция объективной стороны состава преступ ления ст. 206 УК РФ шире, чем объективная сторона ст. 127 УК РФ, посколь ку, помимо удержания, что полностью совпадает с объективной стороной не законного лишения свободы, предусмотрена вторая форма — захват, которая аналогична по своему характеру похищению человека.

Публичность преступности деяния выступает основным отличитель ным признаком объективной стороны, позволяющим отграничить захват за ложника от незаконного лишения свободы.

С субъективной стороны состава преступления большая общественная опасность захвата заложника по сравнению с незаконным лишением свободы обусловлена его повышенной степенью интеллектуальности умысла, которая заключается в опосредованном воздействии на третью сторону (государство, организацию или человека). Расчет виновного строится на заинтересованно сти третьей стороны в безопасности заложника, что позволяет виновному манипулировать ею. При незаконном лишении свободы воздействие проис ходит непосредственно на захваченное лицо.

Кроме того, законодательно предусмотрены различные возрасты на ступления уголовной ответственности за рассматриваемые составы преступ лений. Так, за захват заложника он равняется четырнадцати годам, а за неза конное лишение свободы — шестнадцати.

' Здесь речь идет о простьк составах преступлений без отягчающих обстоятельств.

§ 3. Разграничение незаконного лншення свободы н незаконного задержання, заключення нод стражу нлн содержання нод стражей Одной из главных задач уголовного судопроизводства является при влечение виновных лиц, совершивших преступление, к ответственности. Для ее решения следственным органам предоставлен широкий перечень мер при нуждения, в том числе и право ограничивать свободу лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления. Эта мера, суш;

ественным обра зом посягающая на неотъемлемое право каждого человека самостоятельно распоряжаться своей свободой, призвана, в первую очередь, обеспечивать должное отправление правосудия. В Декларации ООН от 10 декабря 1948 г., ратифицированной еще СССР, в ст. 9 сказано: «Никто не может быть под вергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию»'. Аналогичная норма содержится и в ст. 9 Международного пакта «О гражданских и поли тических правах» 1966 г. Существенным гарантом выполнения этих поло жений является норма, содержащаяся в ст. 301 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за незаконное задержание, заключение и содер жание под стражей, которая защищает от произвола правоохранительных ор ганов при применении мер уголовно-процессуального пресечения.

А.А. Пионтковский, говоря о праве на задержание и заключение под стражу, отмечал: «... установленный порядок должен строжайше соблюдаться всеми должностными лицами. Недопустимо даже самое малейшее отступление от требований закона»^. Но такие факты имеют место быть, на что справедливо ' Всеобщая Декларация прав человека. Принята и провозглашена Генеральной Ас самблеей ООН 10 декабря 1948 г. (http://dallakian.narod.ru/vsdprav/vsdpravl.htm). — 2004. — 5окт.

^ См.: Международный пакт «О гражданских и политических правах» (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) // Библиотечка «Российской газеты». — 1999. — Вып. № 22-23.

^ Пионтковский А.А. Незаконное задержание и сопротивление работнику милиции или народному дружиннику // Сов. гос-во и право. — 1966. — fe 4. — С. 131.

указывает Ю. Синельщиков'. Особенность этой нормы по сравнению с дру гими составами УК РФ, охраняющими личную свободу человека, в первую очередь, обусловливает специфичность объекта уголовно-правовой охраны.

Анализ правоприменительной практики позволяет сделать вывод о сравнительно небольшом проценте затруднений при квалификации действий виновных по ст.ст. 301 и 127 УК РФ в части их конкуренции, о чем справед ливо отмечает П.Л. Сурихин^. Несмотря на это, в теоретическом аспекте по добное разграничение необходимо и весьма важно, поскольку рассматривае мые составы, будучи смежными, объектами своей охраны имеют свободу че ловека.

Статья 301 УК РФ содержит три состава, предполагаюш;

их три вида неправомерного ограничения свободы: незаконное задержание, заключение под стражу и содержание под стражей.

О незаконном задержании говорится в ч. 1 ст. 301 УК РФ. Проблемати ка квалификации деяний по этой норме заключается в неопределенности по нятия «задержание». Существуют два вида задержания, осуществляемых со трудниками правоохранительных органов: административное (в порядке ст. 27.3 КоАП РФ) и уголовно-процессуальное (по подозрению в совершении преступления в порядке ст. 91 УПК РФ). В теории уголовного права неодно значно подходят к решению вопроса о виде задержания в рамках ч. 1 ст. УК РФ. Так, в комментарии Уголовного кодекса под редакцией В.И. Радченко и А.С. Михлина говорится о необходимости признавать и уго ловно-процессуальное задержание и административное^.

Большинство авторов склоняются к точке зрения о необходимости ква лификации действий по ст. 301 УК РФ только за незаконное уголовно ' См.: Синелъщиков Ю. Незаконное задержание // Законность. — 1999. — № 2. — С. 7-10.

^ См.: Сурихин П.Л. Заведомо незаконное задержание: (Вопросы квалификации):

Учебное пособие. — Красноярск, 2003.

^ См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред.

В.И. Радченко, А.С. Михлина. — М., 2000. — С. 726-727.

процессуальное задержание'. К данной позиции склонны и мы. Как нам представляется, необходимость признания исключительно уголовно процессуального задержания явствует из местоположения рассматриваемой статьи в УК РФ. Речь идет о названии главы «Преступления против правосу дия». Несмотря на то что при расширительном толковании правосудие мож но понимать как любую деятельность, связанную с отправлением любой су дебной деятельности, в том числе и административной, анализ всей совокуп ности составов, находящихся в главе, позволяет заключить, что по смыслу законодателя речь идет только об уголовном и гражданском судопроизводст ве. Это подтверждается как непосредственно формулировками диспозиций самих статей (ч. 1 ст. 303 УК РФ предусматривает уголовную ответствен ность за фальсификацию доказательств по гражданскому дела, а ч. 2 — по уголовному), так и комплексным межотраслевым анализом. Статья 17. КоАП РФ предусматривает самостоятельную административную ответствен ность за заведомо ложные показания свидетеля, пояснения специалиста, за ключение эксперта или заведомо неправильный перевод при производстве по делу об административном правонарушении, что автоматически свидетель ствует о том, что в ст. 307 УК РФ (заведомо ложные показание, заключение эксперта или неправильный перевод) речь идет исключительно об уголовном и гражданском производствах, хотя в законе на вид судопроизводства прямо не указывается. Сказанное с явной долей очевидности свидетельствует об ошибочности отнесения незаконного административного задержания к уго ловно наказуемому по ст. 301 УК РФ. По нашему мнению, такие деяния должны квалифицироваться как злоупотребление или превышение должно стных полномочий (ст.ст. 285 и 286 УК РФ). Следовательно, в ч. 1 ст. 301 УК РФ речь идет исключительно об уголовно-процессуальном задержании, осуш,ествляемом в порядке ст. 91 УПК РФ, как о мере принуждения, осуш;

е ' См., напр.: Бабурин В.В., Сурихин П.Л. Незаконное задержание: (Уголовно нравовой и уголовно-процессуальный аснекты). — Красноярск, 2004;

Рашковская Ш.С.

Курс советского уголовного права: В 6 т. — М., 1971. — Т. 4.: Особенная часть.

ствляемой специальным субъектом, выражающейся в кратковременном ли шении лица по подозрению в совершении лица свободы передвижения с пра вом водворения его в специальное помещение для обеспечения решения за дач правоохранительных органов и достижения цели правосудия'.

Диспозиция ст. 301 УК РФ говорит о незаконности действий виновных.

Признаки подобной незаконности, как справедливо отмечает Ш.С. Рашковская, «могут быть установлены только при помощи норм уго ловно-процессуального законодательства»^. Сама же незаконность заключа ется в нарушении норм УПК РФ, предоставляющих право на применение мер государственного принуждения. Так, законным УПК РФ называет задержа ние, когда:

— лицо застигнуто при совершении преступления или непосредствен но после его совершения;

— потерпевший или очевидцы укажут на данное лицо как на совер шившее преступление;

— на этом лице, его одежде, при нем или в его жилище будут обнару жены явные следы преступления;

— а также при наличии других данных, дающих основания подозревать это лицо в совершении преступления: лицо пыталось скрыться;

не имеет по стоянного места жительства;

не установлена его личность;

прокурором, сле дователем или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатай ство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде за ключения под стражу.

Законность заключения под стражу и содержания под стражей, охра няемая ч. 2 ст. 301 УК РФ, регламентируется не только нормами УПК РФ, но и Федеральным законом «О содержании под стражей подозреваемых и обви ' См.: Сурихин П.Л. Уголовная ответственность за заведомо незаконное задержа ние: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — Омск, 2002. — С. 7.

^ Рашковская Ш.С. Преступления против правосудия. — М., 1978. — С. 33.

няемых в совершении преступлений»'. Так, согласно ст. 5 данного Закона и ст. 108 УПК РФ законными будут следуюш;

ие основания: совершение пре ступления, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения.

Если подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жи тельства на территории России, его личность не установлена, им нарушена ранее избранная мера пресечения, он скрылся от органов предварительного расследования или суда, заключение под стражу может быть избрано в каче стве меры пресечения и за деяние максимальное наказание, за которое уго ловным законом предусмотрено менее двух лет лишения свободы.

Что касается законности содержания под стражей, то она определяется двумя критериями: неистечением сроков содержания и отсутствием докумен тов, отменяющих применение этой меры.

Именно с наличием этих бланкетных условий уголовный закон связывает законность задержания, заключения и содержания под стражей. Следует согла ситься с В.А. Владимировым и Ю.И. Кулешовым, которые полагают, что неза конность имеет место в случае не только отсутстврвд законных оснований, но и грубого нарушения порядка, установленного процессуальным законом.

Подобные грубые нарушения процессуальной формы^ в каждом кон кретной ситуации должны рассматриваться отдельно.

' См.: Федеральный закон Российской Федерации от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»

(с изменениями от 21 июля 1998 г., 9 марта 2001 г., 31 декабря 2002 г.).:

(http://www.plyushkin.fromru.com/). — 2004. — 5 окт.

^ См.: Советское уголовное право: (Часть Особенная): Учебник / Под ред.

Б.В. Даниэльбека, Н.И. Коржанского. — М., 1973. — С. 408;

Кулешов Ю.И. Уголовная ответ ственность должностных лиц органов внутренних дел за преступления против правосудия. — Хабаровск, 1988. — С. 34.

^ Зачастую, в правоприменительной нрактике таковыми признаются водворение потерпевшего в ИВС или СИЗО без составления протокола о задержании или постановле ния о применении меры пресечения в виде заключения под стражу, а также нарушение сроков задержания.

Кроме того, следует согласиться с позицией Ш.С. Рашковской, которая считает незаконным «заключение под стражу в качестве меры пресечения при обвинении в совершении преступления, за которое законом не преду смотрено наказание в виде лишения свободы;

содержание обвиняемого под стражей свыше максимальных сроков, установленных уголовно процессуальным законом;

арест (заключение под стражу), применяемый ве душ^им расследование лицом или прокурором при отсутствии в действиях арестованного состава преступления и при отсутствии достаточных доказа тельств участия обвиняемого в совершении преступления» \ Переходя от характеристики составов преступлений, предусмотренных ст. 301 УК РФ, к их разграничению с составом, предусмотренным ст. 127 УК РФ, необходимо отметить, что существенным критерием этого выступает специфичность субъектов составов преступлений, предусмотренных ст. УК РФ, которые, помимо вменяемости и возраста наступления уголовной от ветственности, должны обладать иными дополнительными юридическими признаками^. В теории уголовного права неоднократно высказывались мне ния на этот счет.

Весьма дискуссионным представляется данный вопрос в свете приня тия нового Уголовно-процессуального кодекса 2001 г., который установил иную процедуру применения меры пресечения в виде заключения под стражу по сравнению с ранее действующим законодательством. Теперь право огра ничивать свободу, в рамках применения меры пресечения, принадлежит ис ключительно суду. Усложнилась и сама процедура принятия этого решенрш.

По ныне действующему законодательству, следователь или дознаватель, придя к выводу о необходимости избрания меры пресечения в виде заключе ния под стражу в отношении подозреваемого или обвиняемого, через проку рора ходатайствует перед судом о ее применении. Кого же необходимо счи ' Рашковская Ш.С. Курс советского уголовного права.: В 6 т. — Т. 4.: Особенная часть. — С. 125.

^ См.: Устгшенко В.В. Специальный субьект преступления: Автореф. дис... канд.

юрид. наук. — Харьков, 1984. — С. тать виновным в случае незаконного применения меры пресечения? Как справедливо замечает Н.Р. Фасхутдинова, говоря об особенности субъекта ст.

301 УК РФ, она (особенность) определяется не только признаками должност ного лица, но и наличием у него «полномочий на применение мер уголовно процессуального принуждения»'. Разумно могут возникнуть иные вопросы:

кто будет выступать носителем этих полномочий и что будет являться крите рием их обладания. На наш взгляд, возможно считать таковым то, от чьего имени выносится правовой акт, на основании которого к лицу применяются меры уголовно-процессуального принуждения, ограничиваюш;

ие его личную свободу. Приложение к УПК РФ дает исчерпывающий перечень уголовно процессуальных документов. Анализ Приложения 1 позволяет сделать вывод о том, что субъектом незаконного заключения под стражу необходимо счи тать судью^.

При уяснении деятельности судьи, в контексте рассмотрения исключи тельно его в качестве субъекта преступления за незаконное заключение под стражу, весьма наглядным будет следующее сравнение. Деятельность судьи сродни деятельности эксперта, когда только специалист в той или иной об ласти может дать определенное заключение, интересующее следователя, доз навателя или прокурора в рамках проводимого расследования. Только следо ватель или дознаватель обращается через прокурора к судье с ходатайством о применении меры пресечения, поскольку это необходимо лицу, производя щему расследование для успешного разрешения уголовного дела, точно так же, как он обращается к эксперту, назначая экспертизу. Именно эксперт не сет персональную ответственность за даваемые им заключения экспертизы, также и судья должен нести ее при заключении подозреваемого или обви няемого под стражу.

' Фасхутдинова Н.Р. Уголовная ответственность за незаконное задержание, заключе нне и содержание под стражей: Дис... канд. юрид. наук. — Ростов н/Д, 1999. — С. 48-149.

^ См.: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. — М., 2003. — С.565.

Ряд авторов высказывали позицию о необходимости привлечения су дьи за незаконное заключение под стражу по ст. 305 УК РФ «Вынесение не правосудного приговора, решения или иного судебного акта»'. Однако это мнение имело право на существование до принятия УПК 2001 г., когда судья наравне со следователем, дознавателем и прокурором имел право применять меру пресечения в виде заключения под стражу. В условиях действующего законодательства считаем правильным квалифицировать подобные действия судьи по ст. 301 УК РФ, поскольку налицо конкуренция общей и специаль ной нормы. В противном случае, следует исключить из диспозиции ст. УК РФ уголовную ответственность за незаконное заключение под стражу, поскольку анализ существующего уголовного и уголовно-процессуального законов позволяет сделать вывод, что только судья является субъектом рас сматриваемого состава преступления.

Что касается субъекта незаконного содержания под стражей как одного из составов ст. 301 УК РФ, мы полностью согласны с Н.Р. Фасхутдиновой и Ю.И. Поповой, считающими таковым начальника места содержания потер певщего— следственного изолятора (СИЗО) или изолятора временного со держания (ИВС)^, поскольку именно он в соответствии с Федеральным зако ном «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» несет персональную ответственность за законность содержа ния в указанных учреждениях.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод что, прежде всего, на званные составы различны по субъекту совершения преступления. Так, при незаконном задержании субъектом выступает следователь, дознаватель или прокурор, при незаконном заключении под стражу — судья, а при незакон ном содержании под стражей— начальник учреждения, в котором содер ' См., напр.: Парамонов М., Кулешов Ю. Уголовная ответственность за заведомо незаконное задержание // Сов. юстиция. — 1986. — Ли 9. — С. 19.

^ См.: Фасхутдинова Н.Р. Указ. соч.— С. 145;

Попова Ю.П. Уголовно-нравовая ха рактеристика заведомо незаконного задержания, заключения и содержания нод стражей:

Автореф. дис... канд. юрид. наук. — Омск, 2004. — С. 16.

жится потерпевший, в то время как при незаконном лишении свободы субъ ект преступления общий. Это свидетельствует о проводимой дифференциа ции по занимаемой должности и выполняемым в связи с этим должностным обязанностям.

Квалификация деяний по ст. 301 УК РФ не может ограничиваться лишь специальностью субъекта, поскольку в ряде случаев указанные субъекты мо гут выступать и не как должностные лица. В подобных условиях в их дейст виях будут усматриваться признаки состава преступления, предусмотренного ст. 127 УК РФ. В этой связи весьма наглядным представляется такой пример.

Сотрудник милиции при выходе из общественного транспорта был случайно задет гражданином, в результате чего у него была порвана верхняя одежда.

Желая наказать обидчика, сотрудник доставил гражданина в отдел милиции и попытался водворить его в камеру для задержанных, мотивируя, что тот находится в состоянии алкогольного опьянения, после отказа оперативного дежурного надел на гражданина наручники и привел к себе в ограду дома, где закрыл «обидчика» в сарае. Спустя некоторое время гражданину удалось выбраться и убежать'. Как видно из приведенного примера, несмотря на то что сотрудник милиции является должностным лицом, в указанных условиях он действовал не как должностное лицо, и судебно-следственные органы справедливо не включили в объем обвинения статью за злоупотребление должностными полномочиями, и действия справедливо были квалифициро ваны по ст. 127 УК РФ.

Р1менно поэтому считаем необходимым в числе отличительных при знаков рассматриваемых составов преступлений выделить способ соверше ния. Незаконное лишение свободы совершается путем физического или пси хического насилия, выражающегося в удержании потерпевшего в определен ном месте, в то время как насилие при незаконном задержании, заключении и содержании под стражей, по справедливому замечанию Ю.М. Антоняна, но ' См.: Архив Первомайского районного суда г. Омска. Уголовное дело № 1-216/01.

сит интеллектуальный характер'. Оно заключается в составлении законода тельно предусмотренных документов, на основании которых лицо неправо мерно водворяется в специализированные учреждения, где в последующем и ограничивается в свободе, либо же, наоборот, не освобождается, когда к его содержанию отпали все основания. Именно сочетание специального субъекта со специфичным способом совершения преступления необходимо считать основным отличительным признаком при разграничении двух этих составов.

Кроме того, с точки зрения объективной стороны, различие в рассмат риваемых составах преступлений вытекает из самого порядка заключения под стражу, а именно из места содержания. Согласно ст. 7 Федерального за кона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в соверше нии преступлений» местами содержания являются специализированные уч реждения: изоляторы временного содержания (ИВС) органов внутренних дел и Пограничных войск Федеральной службы безопасности и следственные изоляторы (СИЗО) уголовно-исполнительной системы Министерства юсти ции Российской Федерации и органов Федеральной службы безопасности.

В свою очередь, место при незаконном лишении свободы не имеет никакого значения, в том числе это может быть и ИВС и СИЗО.

Подводя итог вышеизложенному, необходимо отметить, что анализ ст. 301 УК РФ позволяет говорить о конструкции состава, который выступает своего рода уголовно-правовой гарантией охраны от злоупотребления мера ми уголовно-процессуального принуждения, связанными с ограничением свободы, в то время как ст. 127 УК РФ призвана охранять от иных форм по сягательств на личную свободу, не связанных с применением таких мер.

Специфичностью состава, предусмотренного ст. 301 УК РФ, является возможность признания виновными по этой статье исключительно специ альньсс субъектов (для незаконного задержания — следователя или дознава теля, для незаконного заключения под стражу — судью, для незаконного со держания под стражей — начальника учреждения, в котором содержится по ' См.: Антонян Ю.М. Преступная жестокость. — М., 1994. — С. 54-55.

терпевший). Незаконное ограничение свободы путем водворения в специали зированное учреждение ненадлежащим субъектом исключает привлечение к уголовной ответственности по вышеуказанной статье и должно квалифици роваться как превышение служебными полномочиями.

С точки зрения объективной стороны, незаконное лишение свободы всегда представляет собой насилие, заключающееся в удержании путем фи зического или психического принуждения. Незаконное задержание, заключе ние и содержание под стражей являются интеллектуальным насилием, за ключающимся в неправовом применении мер уголовно-процессуального принуждения, выражающимся в водворении в специализированные учрежде ния или его удержании в нем, когда отпали основания для этого.

Совокупность специального субъекта и особого способа посягательства составляет основной критерий разграничения между составами ст.ст. 301 и 127 УК РФ.

В число иного, неосновного отличительного признака рассматривае мых составов преступлений можно выделить место совершения преступле ния, которым при незаконном задержании, заключении и содержании под стражей выступает специализированное учреждение (СИЗО или ИВС), а при незаконном лишении свободы место может быть любым, в том числе и СИЗО и ИВС.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ В качестве основных выводов диссертационного исследования можно выделить следующие положения:

1. Под незаконным лишением свободы (ненравовым ограничением сво боды) в рамках ст. 127 УК РФ необходимо нонимать любое не регламентиро ванное законодательством и осуществленное не уполномоченным на то зако ном лицом физическое или психическое воздействие на человека по самооп ределению своего местонахождения путем лищения возможности беспрепят ственно покинуть пространство, при отсутствии признаков иных составов преступлений.

2. Уголовная ответственность за незаконное лищение свободы как ох рана личной свободы человека появилась в отечественном законодательстве в период реформирования государственного устройства в середине XIX в. по образцу правовых систем передовых европейских стран и впоследствии трансформировалась под воздействием отечественных уголовно-правовых идей.

3. Исторически незаконное лищение свободы, похищение человека и помещение в психиатрическую больницу были взаимосвязаны и в зависимо сти от времени и сложившихся обстоятельств то объединялись в одну норму, предусматривающую уголовную ответственность за незаконное лишение свободы, то вычленялись в самостоятельные.

4. В ретроспективном аспекте в системах особенных частей наблюдает ся тенденция к первоочередности охраны прав и свобод личности, в том чис ле и охраны права человека на личную свободу. По Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. охрана прав личности стояла на девятом месте, по Уголовному уложению 1903 г. — на двадцать пятом, по УК РСФСР 1926 г.— на шестом, по УК РСФСР 1960 г. — на третьем, а по УК РФ 1996 г. — уже на первом, к тому же преступления против свободы впервые были выделены в отдельную главу.

5. Дореволюционное законодательство предусматривало дифференциа цию наказания в зависимости от количества времени лишения свободы. По Уложению 1845 г., ответственность дифференцировалась в зависимости от трех сроков лишения свободы — до одной недели, от одной недели и до трех месяцев, свыше трех месяцев, а по Уложению 1903 г., на два срока— до од ной недели и свыше одной недели. Однако ни советское, ни российское уго ловные законодательства таких дифференциаций не имели и не имеют, и срок незаконного лишения свободы влияет только на размер наказания, на значаемый в рамках судебного усмотрения.

7. Ретроспективный анализ размеров санкций незаконного лишения свободы, совершенного без отягчаюш,их обстоятельств, свидетельствует о том, что до УК РФ 1996 г. он не превышал одного года лишения свободы, а в УК РСФСР 1960 г. не превышал даже шести месяцев. УК РФ 1996 г. впервые увеличил этот размер до двух лет. Наиболее суровое наказание за незаконное лишение свободы, совершенное с применением насилия, предусмотрено так же ныне действующим УК — лишение свободы сроком от трех до пяти лет.

Это увеличение карательного воздействия связано, прежде всего, с увеличе нием посягательств на свободу личности за последние 10-12 лет. Учитывая, что размер санкции является показателем общественной опасности преступ ления, можно сделать вывод, что наибольшую опасность данные посягатель ства приобрели именно в настоящее время.

8. Нормы уголовной ответственности за незаконное ограничение права локомоции как разновидности преступных посягательств на свободу челове ка присущи не только российскому уголовному законодательству, но и зару бежным.

9. В зарубежном законодательстве нет единого подхода в определении нарушения права локомоции. Един только предмет охраны — свобода чело века. В уголовно-правовых системах каждого государства по-своему регули руются данные отношения и определяются составы, однако объемы систем норм, направленных на охрану личной свободы человека, остаются примерно равными.

10. Ряд зарубежных законодательств предусматривает дифференциа цию наказания в зависимости от продолжительности срока лишения свобо ды. Данное положение точнее характеризует преступное деяние и оправдано с точки зрения принципа индивидуализации наказания.

11. В некоторых странах уголовное законодательство предусматривает «привилегии» для лиц, совершивших рассматриваемый вид преступления, представляющие собой инструмент воздействия посредством смягчения уго ловного наказания, когда преступление уже было начато, но впоследствии прекраш;

ено при наличии определенных в законе условий. Целесообразно ввести примечания в ст. 127 УК РФ по аналогии со ст.ст. 126 и 206 УК РФ об освобождении от уголовной ответственности при условии действий в строго ограниченный промежуток времени после начала совершения преступле ния — в течение одних суток.

12. Сравнительный анализ зарубежного и отечественного законода тельств свидетельствует о небольших размерах санкции за незаконное лише ние свободы по УК РФ.

13. Формирование объекта незаконного лишения свободы обусловлено двумя критериями: материальным — наличием объективной потребности ох раны свободы человека, формальным— государственным закреплением в нормах уголовного права этого положения. Основным непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 127 УК РФ, является благо че ловека (как средство удовлетворения потребностей)— свобода передвиже ния в пространстве, а в качестве дополнительного могут выступать еще здо ровье (п. «в» ч. 2 ст. 127 УК РФ) и жизнь человека (ч. 3 ст. 127 УК РФ по признаку «повлекшие смерть по неосторожности»). Предметом рассматри ваемого состава преступления (то, посредством чего причиняется вред объ екту) выступает человек в его исключительно биологическом качестве, что следует отграничивать от человека как субъекта общественных отношений (его социальное качество), когда он выступает носителем определенных прав и в случае совершения в отношении него преступления переходит в качест венно иное состояние возникающих новых общественных отношений — по терпевшего. Вред объекту причиняется путем воздействия на предмет, кото рый выступает объективно доступным средством для посягательства на бла го, так как само благо является нематериальной субстанцией.

14. С точки зрения объективной стороны, в структуре криминального поведения при незаконном лишении свободы можно выделить два основных этапа (захват и удержание) и один факультативный (перемещение), причем последний может быть сопряжен как с захватом (при условии небольших расстояний), так и удержанием, когда цель такого перемещения — лишь ог раничение в свободе передвижения, а не иная, например, для последующего сокрытия в месте маловероятного обнаружения потерпевшего.

15. Будучи длящимся преступлением, момент окончания незаконного лишения свободы характеризуется двояко. Формально-юридически незакон ное лишение окончено, с одной стороны, с момента осознания потерпевшим факта ограничения его в свободе передвижения при условии, что он находит ся в сознании, и совершении виновным определенных деяний, направленных на ограничение свободы потерпевшего— с другой. Однако реально оно окончено с учетом минимальной продолжительности незаконного лишения свободы, необходимой для признания деяния преступным, которая определя ется с учетом всех обстоятельств обстановки совершения преступления (вре мени, места) и субъективного восприятия потерпевшего, являясь по своей су ти оценочной категорией.

16. Целесообразно ввести дифференциацию уголовной ответственности в зависимости от продолжительности незаконного лишения с введением та кого квалифицирующего признака, как «незаконное лишение свободы более семи дней».

17. Субъект незаконного лишения свободы представляется в общепри нятом понимании уголовного права как физическое вменяемое лицо, достиг шее шестнадцатилетнего возраста. В большинстве случаев это мужчины рус ской национальности в возрасте от 20 до 25 лет, имеющие среднее образова ние, проживающие в городе, ранее не судимые и, как правило, знакомые с потерпевшими до совершения преступления.

18. С точки зрения вины, незаконное лишение свободы совершается исключительно с прямым умыслом. В числе целей незаконного лишения сво боды необходимо рассматривать цели первого и второго порядка, где под первой необходимо понимать мысленную модель изменения объективной ре альности, к которой стремится виновный, совершая преступления, в то время как под второй в ходе незаконного лишения свободы выступает прогнози руемое состояние— ограничение в свободе передвижения потерпевшего.

Цель второго порядка является обязательным признаком интеллектуального момента умысла при совершении незаконного лишения свободы.

19. Ограничение свободы, преследующее такую цель, как нажива, не должно рассматриваться в качестве самостоятельного преступления и полно стью должно поглощаться насилием в рамках таких составов преступлений, как грабеж, разбой или вымогательство. Ограничение в свободе передвиже ния, сопряженное с длительными сроками, не исключает самостоятельной квалификации по ст. 127 УК РФ. В связи с чем предлагаем определить соста вообразующий промежуток времени, достаточный для признания ограниче ния свободы выходящим за рамки способа совершения иного преступления, и подлежащий самостоятельной квалификации по ст. 127 УК РФ в пределах от восьми часов до трех суток. Мы считаем таковым срок ограничения сво боды более восьми часов.

20. Представляется неверным включать в субъективную сторону пре ступления только вину, мотив, цель и эмоции, что по своей сути является ис ключительно субъективной стороной только лица, совершающего преступ ление, а не преступления в целом. В связи с чем оправданно рассмотрение субъективной стороны в широком смысле, куда необходимо относить такой факультативный признак, как субъективное восприятие, под которым пони мается субъективное восприятие потерпевшего и третьих лиц совершаемого деяния. На основании этого в рамках субъективной стороны незаконного лишения свободы выделяется осознание потерпевшим своего заключения, которое выступает одним из критериев фактического признания деяния пре ступным.

21. При разграничении незаконного лишения свободы и похищения человека необходимо учитывать не способ совершения преступлений (где при похищении человека он состоит из трех этапов — захвата, перемеще ния и удержания;

при незаконном лишении свободы из двух — захвата и удержания), а обстановку совершения преступления, под которой понима ется обыденная микросреда потерпевшего.


22. Перемещение при совершении похищения человека выступает лишь способом отрыва от микросреды потерпевшего, от его обычной об становки жизнедеятельности. Именно обстановка является определяющим признаком объективной стороны преступления, влияющим на разграниче ние рассматриваемых составов, а способ как признак объективной стороны состава лишь в большинстве случаев влечет ее изменение, но, как показы вает судебная практика, не всегда. Поэтому рассмотрение только способа как основного отличия неверно. Похищение, в первую очередь, характери зуется именно изменением обстановки, а не перемещением в пространстве, поскольку при перемещении необязательно происходит изъятие из микро среды.

23. Вопрос о квалификации деяний, когда захват ограничиваемого в свободе лица сопряжен с обманным завлечением в определенное место, должен решаться исходя из обстановки совершения преступления — изы мается ли потерпевший из своей микросреды или нет.

24. С субъективной стороны состава преступления, похищение челове ка всегда должно характеризоваться желанием виновного изъятия потерпев шего из его микросреды. Отсутствие такой цели даже при наличии переме щения в пространстве и фактического отрыва от микросреды должно квали фицироваться как незаконное лишение свободы.

25. Захват заложника представляет собой более общественно опасное преступление, чем незаконное лишение свободы. Это обусловлено тройст венностью объектов уголовно-правовой охраны, в которые, помимо личной свободы человека, входят интересы третьей стороны, к которой предъявля ются требования, и общественная безопасность как обстановка спокойствия в обществе. В свою очередь, незаконное лишение свободы своим объектом уголовно-правовой охраны имеет исключительно личную свободу человека'.

26. По своему объему конструкция объективной стороны состава пре ступления ст. 206 УК РФ шире, чем объективная сторона ст. 127 УК РФ, по скольку, помимо удержания, что полностью совпадает с объективной сторо ной незаконного лишения свободы, предусмотрена вторая форма — захват, которая аналогична по своему характеру похищению человека.

27. Публичность преступности деяния выступает основным отличи тельным признаком объективной стороны, позволяющим отграничить захват заложника от незаконного лишения свободы.

28. С субъективной стороны состава преступления, большая общест венная опасность захвата заложника, по сравнению с незаконным лишени ем свободы, обусловлена интеллектуальным моментом умысла, которым охватывается опосредованное воздействие на третью сторону (государст во, организацию или человека). Расчет виновного строится на заинтересо ванности третьей стороны в безопасности заложника, что позволяет ви новному манипулировать ею, ограничение свободы заложника служит средством достижения других целей. При незаконном лишении свободы воздействие происходит непосредственно на захваченное лицо.

29. Законодательно предусмотрены различные возрасты наступления уголовной ответственности за совершение различных преступлений, пося гающих на свободу человека. Так, за захват заложника и похищение чело века он равняется четырнадцати годам, а за незаконное лишение свобо ды — шестнадцати.

30. Особенностью разграничения незаконного лишения свободы и незаконного задержания, заключения и содержания под стражей выступает то, что ст. 301 УК РФ представляет собой уголовно-правовую гарантию охраны от злоупотребления мерами уголовно-процессуального принужде ния, связанными с ограничением свободы, в то время как ст. 127 УК РФ имеет своей целью охрану личной свободы от иных, не связанных с мера ми государственного принуждения посягательств.

31. Специфичностью состава, предусмотренного ст. 301 УК РФ, яв ляется возможность признания виновными по этой статье исключительно специальных субъектов (для незаконного задержания — следователя или дознавателя, для незаконного заключения под стражу — судью, для неза конного содержания под стражей — начальника учреждения, в котором содержится потерпевший). Незаконное ограничение свободы путем водво рения в специализированное учреждение ненадлежаш;

им субъектом ис ключает привлечение к уголовной ответственности по вышеуказанной ста тье и должно квалифицироваться как превышение служебными полномо чиями.

32. С точки зрения объективной стороны состава преступления, неза конное лишение свободы всегда выступает насилием, заключаюшимся в удержании путем физического или психического принуждения. Незакон ное задержание, заключение и содержание под стражей представляет со бой интеллектуальное насилие, выражающееся в неправовом применении мер уголовно-процессуального принуждения, состояш,его в водворении в специализированные учреждении или удержании в нем, когда отпали ос нования для этого.

' Здесь речь идет о простых составах преступлений без отягчающих обстоятельств.

33. Совокупность специального субъекта и особого способа посяга тельства составляет основной критерий разграничения между составами ст.ст. 301 и 127УКРФ.

34. В числе неосновного отличительного признака рассматриваемых составов преступлений можно выделить место совершения преступления, которым при незаконном задержании, заключении и содержании под стра жей выступает специализированное учреждение (СИЗО или ИВС), а при незаконном лишении свободы оно может быть любым, в том числе и СИЗО и ИВС.

с п и с о к ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Законодательные, подзаконные и норматнвные акты 1. Всеобщая Декларация прав человека. Принята и провозглаше на Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.: (http://dallak:ian.narod.ru/ vsdprav/vsdpravl.htm). — 2004. — 5 окт.

2. Международная конвенция о борьбе с захватом заложников (17 декабря 1979 г.) // Действующее международное право: В 3 т. — М., 1997.— Т.З.

3. Международный пакт «О гражданских и политических правах»

(Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) // Библиотечка «Российской газеты». — 1999. — В ы п. 22-23.

4. Конституция Российской Федерации. — М., 1997.

5. Закон Российской Федерации от 18 февраля 1993 г. J » V «О внесении изменений в Уголовный кодекс РСФСР» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Россий ской Федерации. — 1993. — 2 10.

Г 6. Федеральный закон Российской Федерации от 7 марта 1995 г.

№ 28—ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Кодекс о браке и семье РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» // Собра ние законодательства Российской Федерации. — 1995. — Ш 11.

7. Федеральный закон Российской Федерации J b 162-ФЗ от 8 де V кабря 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Рос сийской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федера ции. — 2003. — Х» 50.

8. Федеральный закон Российской Федерации от 2 июля 1992 г.

«О психиатрической помоши и гарантиях прав граждан при ее оказании» (в ред. федеральных законов от 21 июля 1998 г. J f 117-ФЗ, от 25 июля 2002 г.

Se № 116-ФЗ, от 10 января 2003 г. № 15-ФЗ). — М., 2004.

9. Федеральный закон Российской Федерации от 15 июля 1995 г.

№. 103—ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в со вершении преступлений» (с изменениями от 21 июля 1998 г., 9 марта 2001 г., 31 декабря 2002 г.): (http://www.plyushkin.fronim.coni/). — 2004. — 5 окт.

10. Уголовно-процессуальный кодекс Уголовно-процессуальный ко декс Российской Федерации. — М., 2003.

11. Уголовный кодекс Албании: http://pbosnia.kentlaw.edu/resourcesAe gal/albania/crim code.htm). — 2004. — 5 окт.

12. Уголовный кодекс Боснии и Герцеговины: (http://www.ohr.int/ohrd ept/legal/crim—codes/default.asp?content id =5130). — 2004. — 5 окт.

13. Уголовный кодекс Германии: (http://www.iuscomp.org/gla/statutes/ StGB.htm). — 2004. — 5 окт.

14. Уголовный кодекс Голландии.— СПб.: Юридический центр «Пресс», 2000.

15. Уголовный кодекс Дании: (http://wings.buffalo.edu/law/bclc). — 2004. — 5 окт.

16. Уголовный кодекс Испании. — М.: ЗЕРЦАЛО, 1988.

17. Уголовный кодекс Италии: (http://www.usl4.toscana.it/dp/isll/lex/cp.

htm). — 2004. — 5 окт.

18. Уголовный кодекс Канады: (http://laws.justice.gc.ca/en/C— 46/mdex.html). — 2004. — 5 окт.

19. Уголовный кодекс Китая: (http://www.qis.net/chinalaw/prclaw60.

htm). — 2004. — 5 окт.

20. Уголовный закон Латвийской Республики. — Минск: «Тесей», 1999.

21. Уголовный кодекс Литовской Республики.— СПб.: Юридиче ский центр «Пресс», 2003.

22. Уголовный кодекс Македонии: (http://www.mlrc.org.mk/law/Cri minal Code.htm). — 2004. — 5 окт.

23. Уголовный кодекс Нигерии: (http://www. nigeria—law.org/Crimi nal% 20Code% 20Act —Tab les.htm). — 2004. — 5 окт.

24. Уголовный кодекс Островов Фиджи: (http://www.vanuatu.usp.ac.fj/ Paclawmat/Fiji_legislation/Consolidation_1978/Fiji Penal_Code.html). — 2004. — 5 окт.

25. Уголовный кодекс Островов Карибати: (http://www.vanuatu.usp.ac.

Q/Paclawmat/Kiribati_legislation/Consolidation_1977/KiribatiPenal_Code.ht ml). — 2004. — 5 окт.

26. Уголовный кодекс Нольши: (http://wings.buffalo.edu/law/bclc). — 2004. — 5 окт.

27. Уголовный кодекс Республики Беларусь. — Минск, 2001.

28. Уголовный кодекс Республики Казахстан. — СШ.: Юридический центр «Нресс», 2001.

29. Уголовный кодекс РСФСР. — М., 1937.

30. Уголовный кодекс РСФСР. — Новосибирск, 1996.

31. Уголовный кодекс РСФСР: (Особенная часть): Инициативный проект. — Омск, 1990.

32. Уголовный кодекс Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Под ред. Л.Л. Кругликова, Э.С. Тенчова. —Ярославль, 1994.

33. Уголовный кодекс Российской Федерации: (Особенная часть):

Нроект. — М., 1994.

34. Уголовный кодекс Российской Федерации (в ред. федеральных законов от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ, от 8 декабря 2003 г. № 169-ФЗ). — М., 2004.

35. Уголовный кодекс Соломоновых островов: (http://www.pacjii.org/s b/legis/consol act/ pc2683.html). — 2004. — 5 окт.


36. Уголовный кодекс Украины. — СНб.: Юридический центр «Пресс», 2001.

37. Уголовный кодекс Филиппин: (http://www.xhanrobles.com/revisedp enal codeofthephilippines book2.htm). — 2004. — 5 окт.

38. Уголовный кодекс Франции: (http://www.legiirance.gouv.fr/WAspa d/Un Code?code=CPENALLL.rcv). —2004. ~ 5 окт.

39. Уголовный кодекс Швеции: (http://wings.bufFalo.edu/law/bclc/ sweden.pdf). — 2004. — 5 окт.

40. Уголовный кодекс Швейцарии: (http://www.admm.ch/ch/d/sr/c 31 l_O.html). — 2004. — 5 окт.

41. Уголовный кодекс штата Aлaбaмa:(http://www.legislature.state.

al.us/CodeofAlabama/ 1975/13297.htm). — 2004. — 5 окт.

42. Уголовный кодекс штата Вашингтон: (http://www.leg.wa.gOv/pub/r cw/RCW%20%20%209A%20TITLE/RCW%20%20%209A%20%20TITLE/RCW %20%20%209A%20%20TITLE.htm). — 2004. —5 окт.

43. Уголовный кодекс штата Мэйн: (http.//janus.state,me.us/legis/statute s/17—A/titlel 7—AchOsecO.html). — 2004. — 5 окт.

44. Уголовный кодекс штата Калифорния: (http://www.leginfo.ca.gov/.

html/pen_table of contents.html). — 2004. — 5 окт.

45. Уголовный кодекс Югославии: (http://pbosnia.kentlaw.edu/resources /legal/ bosnia7criniinalcode_fry.htm). — 2004. — 5 окт.

46. Уголовный кодекс Японии. — СПб.: Юридический центр «Пресс», 2002.

47. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР }к 1087 «О внесе нии изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР» // Ведомости Верховного Совета РСФСР. — 1987. — № 30.

48. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР J » 35 «О внесении V изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РСФСР» // Ведомости Верховного Совета РСФСР. — 1988. — № 2.

49. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 марта 2004 г. J 2 4—004—37 // Бюллетень V Верховного суда Российской Федерации. — 2004. — N2 12.

50. Постановление Президиума Верховного Суда Российской Феде рации по ч. 3 ст. 127 УК РФ // Бюллетень Верховного Суда Российской Фе дерации. — 2004. — J^o 1.

51. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федера ции от 27 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»//Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2 0 0 3. — №2.

52. Президиума Верховного суда РФ от 17 мая Постановление 2000 г.: (http://sud.park.ru/public/default.asp?no=1252325). — 2004. — 5 окт.

53. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. — М.: ПОРМА, 1996.

54. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Радченко. — М., 1996.

55. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Радченко, А.С. Михлина. — М., 2000.

56. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева — М., 2000.

57. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации:

Научно-практический комментарий / Отв. ред. В.М. Лебедев. — М., 2001.

58. Постатейный Комментарий к Уголовному кодексу РФ 1996 г. / Под ред. А.В. Наумова. — М., 1998.

59. Проект УК Австралии: (http://www.aic.gov.au/links/mcc.html). — 2004. — 5 окт.

60. Русская Правда. Пространная редакция: (http://www.hist.msu.ru/E R/Etext/IlP/index.html). — 2004. — 5 окт.

Учебники, монографии, учебные и методические пособия 61. Антонин Ю.М. Преступная жестокость. — М., 1994.

62. Бажанов М.И. Уголовная ответственность за преступления про тив личности. — Киев, 1977.

63. Бабурин В.В., Сурихин П.Л. Незаконное задержание: (Уголовно правовой и уголовно-процессуальный аспекты). — Красноярск, 2004.

64. Бавсун М.В. Целесообразность в уголовном праве. — Омск, 2004.

65. Векленко СВ. Диалектика и вопросы вины в уголовном праве. — Омск, 2003.

66. Векленко СВ. Понятие, сущность, содержание и формы вины в уголовном праве. — Омск, 2002.

67. Владимирский-Буданов М.В. Обзор истории русского уголовного права. — Санкт-Петербург - Киев, 1908.

68. Григорьев Н.В., Сабитов Р.А. Освобождение от уголовной ответ ственности по нормам Особенной части УК РФ. — Хабаровск, 1993.

69. Гришаев П.И. Советское уголовное право: (Часть Общая): Лек ция.—М., 1961.

70. ДагельП.С Проблемы вины в советском уголовном праве: Уче ные записки ДВГУ.— Владивосток, 1968. — Вып. 21. — Ч. 1.

71. Дагель П. С, Котов П.Д. Субъективная сторона преступления и ее установление. — Воронеж, 1994.

72. Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество.— М., 2003.

73. Жаринов К.В. Терроризм и террористы: Справочник.— Минск, 1999.

74. Зимин А.А. Россия на рубеже XV-XVI столетия. — М., 1982.

75. Злобин Г.А., Никифоров Б.С Умысел и его формы. — М., 1972.

76. Иванова В.В. Преступное насилие. — М., 2002.

77. Иеринг Р. Цель в праве. — СПб., 1881. — Т. 1.

78. Исаев И.А. История государства и права России: Полный курс лекций. — М., 1994.

79. Каиржанов Е.К. Интересы трудящихся и уголовный закон. — Алма-Ата, 1973.

80. Кистяковский А.Ф. Элементарный учебник уголовного нрава с подробным изложением русского уголовного законодательства: (Часть Об щая).—Киев, 1891.

81. Ковалев М.И. Проблемы учения объективной стороны преступле н и я. — Красноярск, 1991.

82. Коэюевников В.В. Теория права и государства. — Омск, 2001. — 4.2.

83. Комиссаров B.C. Терроризм, бандитизм, захват заложника.— М., 1997.

84. Коржанский Н.И. Объект и предмет уголовно-правовой охра н ы. — М., 1980.

85. Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. — Саратов, 1996.

86. Красиков Ю.А. Субъективная сторона преступления: Лекция. — М., 1996.

87. Краткое обозрение хода работ и предложений по составлению нового кодекса законов и наказаний. — СПб., 1846.

88. Круглевский А.Н. Имущественные преступления. Исследование основных типов имущественных преступлений. — СПб., 1913.

89. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений.— М., 1999.

90. Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. — М., 1960.

91. Кузнецова Н.Ф. Значение преступных последствий. — М., 1958.

92. Кулешов Ю.И. Уголовная ответственность должностных лиц ор ганов внутренних дел за преступления против правосудия. — Хабаровск, 1988.

93. Лазарев A.M. Субъект преступления: Учебное пособие для сту дентов ВЮЗИ.—М., 1981.

94. Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответствен ность.—Л., 1968.

95. Ленин В.И. Полн. собр. соч.: В 55 т. — М., 1968. — Т. 39.

96. Люблинский П.И. Техника толкования и казуистика уголовного кодекса. — Пг., 1917.

97. Максимов СВ. Цель в уголовном праве: (Методологические ас пекты). — Ульяновск, 2002.

98. Мальцев В.В. Категория «общественно опасное поведение» в уго ловном праве. —Волгоград, 1995.

99. Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч.: В 49 т. — М., 1960. — Т. 20.

100. Мартыненко Н.Э. Похищение человека: (Понятие, анализ состава и проблемы квалификации): Лекция. — М., 1998.

101. Марцев А.И. Общие вопросы учения о преступлении.— Омск, 2002.

102. Марцев А.И., Вишнякова Н.В. Развитие учения об объекте пре ступления. — Омск, 2002.

103. Михайлов М.П. Уголовная ответственность за кражу личного имущества и разбой. — М., 1958.

104. Назаренко Г.В. Вина в уголовном праве. — Орел, 1996.

105. Неклюдов НА. Руководство к особенной части русского уголов ного права. — СПб., 1876. — Т. 1.

106. Никифоров Б.С. Объект преступления. — М., 1960.

107. Новоселов Г.П. Учение об объекте преступления. — М., 108. Овчинникова Г.В. Расследование захвата заложников: (Уголовно правовые и криминалистические вопросы). — СПб., 1997.

109. Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н Захват залож ника.— СПб., 2001.

110. Оганян Р.Э. Уголовное право: Практический курс. — М., 2003.

111. Павлов ВТ. Субъект преступления. — СПб., 2001.

112. Петелин Б.Я. Установление мотива и цели преступления. — М., 1979.

113. Пионтковский А.А. Преступления против личности. — М., 1938.

114. Пионтковский А.А. Уголовное право: (Особенная часть). — М., 1938.

115. Познышев СВ. Основные начала уголовного права: (Общая часть уголовного права). — М., 1912.

116. Познышев СВ. Особенная часть русского уголовного права. — М., 1912.

117. Преступные деяния по Уложению о наказаниях уголовных и ис правительных и Уставу о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. — Одесса, 1910.

118. Проект Уложения о наказаниях уголовных и исправительных. — СПб., 1871.

119. Рарог А.И. Вина и квалификация преступлений. — М., 1982.

120. Рарог А.И. Субъективная сторона и квалификация преступле ний.—М., 2001.

121. Рашковская Ш.С Курс советского уголовного права: В 6 т. — М., 1971. — Т. 4: Особенная часть.

122. Рашковская Ш.С Преступления против правосудия. — М., 1978.

123. Резепкин О.Ю., Журавлев И.А. Захват заложника: (Уголовно правовая регламентация проблемы). — М., 2003.

124. Сердюк Л.В. Насилие: криминологическое и уголовно-правовое исследование. — М., 2002.

125. Систематизированный текст общесоюзных уголовных законов и уголовных кодексов союзных республик. — М., 1948.

126. Скляров СВ. Мотивы индивидуального преступного поведения и их уголовно-правовое значение. — М., 2000.

127. Соборное Уложение государя, царя и великого князя Алексея Михайловича. — СПб., 1913.

128. Советское уголовное право: (Часть Особенная): Учебник / Под ред. Б.В. Даниэльбека, Н.И. Коржанского. — М., 1973.

129. Советское уголовное право: (Часть Особенная): Учебник / Под ред. М.И. Ковалева. — М., 1983.

130. Спасенников Б.А. Судебная психология и судебная психиатрия:

(Общая часть). — Архангельск, 2002.

131. Сурихин П.Л. Заведомо незаконное задержание: (Вопросы квали фикации): Учебное пособие. — Красноярск, 2003.

132. Таганцев КС. Русское уголовное право: (Часть Общая). — СПб., 1902. — Т. 1.

133. Таганцев КС. Уложение о наказания уголовных и исправитель ных.—СПб., 1885.

134. Тимейко Г.В. Общее учение об объективной стороне преступле ния. — Ростов, 1977.

135. Уголовное право Российской Федерации: (Общая часть): Учеб ник / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. А.И. Марцева.— Омск, 1998.

136. Уголовное право Российской Федерации: (Общая часть): Учеб ник / Под ред. А.И. Рарога. — М., 2001.

137. Уголовное право России: (Часть Особенная): Учебник для вузов / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. — М., 1999.

138. Уголовное Уложение 1903 г.— Киев, 1903.

139. Утевский Б.С. Вина в советском уголовном праве. — М., 1950.

140. Филановский КГ. Социально психологическое отношение субъ екта к преступлению. — Л., 1970.

141. Фойницкий К.Я. Курс уголовного права: (Часть Особенная). — Пг., 1916.

142. Фойницкий К.Я. Курс уголовного права: (Часть Особенная): По сягательства личные и имущественные. — СПб., 1912.

143. Ф. фон Лист. Учебник уголовного права: (Особенная часть).— М., 1905.

144. Хрестоматия по истории отечественного государства и права / Под ред. О.И. Чистякова. — М., 1997.

145. Шарапов Р.Д. Физическое насилие в уголовном праве. — СПб., 2001.

146. Шаргородский М.Д. Ответственность за преступления против личности. — Л., 1953.

Научные статьи 147. Алиев X., Гаджиэменов Б. Борьба с похищением людей // Закон ность. — 2000. — № 6.

148. Бородин С, Клебанов Л. Защита личности в России: (Криминоло гический и уголовно-правовой аспекты) // Уголовное право. — 2002. — №. 2.

149. Габибова Г. Отграничение похищения человека от незаконного лишения свободы // Законность. — 2002. — J » 9.

V 150. Гаджиев С.Н. Ответственность за преступления, посягающие на личную свободу человека // Право. — 2003. — ШЗ.

151. ГаухманЛ., Максимове, Соу-'^^'^^ С. Ответственность за захват заложников и похищение людей // Законность. — 1994. — J » 10.

V 152. Зубкова В.И., Тялскова И.М. Ответственность за похищение чело века по уголовному законодательству России // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11, Право. — 1996. — № 2.

153. Иващенко А.Е., Марченко А.И. Методология правового исследо вания насилия // Социально-правовые проблемы борьбы с насилием. — Омск, 1996.

154. Козлова И.И. Некоторые вопросы совершенствования уголовно правовой нормы о захвате заложников // Правовые проблемы деятельности органов внутренних дел в современных условиях. — М., 1992.

155. Комиссаров B.C. Ответственность за захват заложников по УК РСФСР // Вестн. Моск. ун-та. — 1995. — ^2 5.

156. Клишин Ю. Похищение человека, незаконное лишение свободы и захват заложника — преступления разные // Закон. — 2002. — J b 6.

V 157. Лукашева Е.А. Мотивы и поведение человека в правовой сфере // Сов. гос-во и право. — 1972. — № 8.

158. Лоскутова А.Г. К вопросу об уголовной ответственности за за хват заложников // Соверщенствование деятельности органов внутренних дел в условиях правовой реформы. — М., 1992. — Вып. 2.

159. Лысое М. Ответственность за незаконное лишение свободы, по хищение человека и захват заложников // Рос. юстиция. — 1994. — J » 5.

V 160. Мальков В.П. Субъективные основания уголовной ответственно сти // Гос-во и право. — 1995. — № 1.

161. Миддендорф В. Виктимология взятия заложников // Криминали стика. — Гамбург, 1974. — J b 4.

V 162. Михаль О.А. Вопросы квалификации незаконного лишения сво боды, похищения человека и захвата заложников // Уголовное право. — 2003. — № 4.

163. Михлин А. С. Захват заложников — одно из тягчайших преступле ний против общественной безопасности // Проблемы борьбы с организован ной преступностью в Северо-Кавказском регионе. — М., 2000.

164. Назаров В., Прогиляков В. Захват заложника— закон и практи ка // Соц. законность. — 1991. — N2 3.

165. Нуркаева Т. Преступления против свободы и неприкосновенно сти личности // Рос. юстиция. — 2002. — J » 8.

V 166. Парамонов М, Кулешов Ю. Уголовная ответственность за заве домо незаконное задержание // Сов. юстиция. — 1986. — № 9.

167. Пионтковский А.А. Незаконное задержание и сопротивление ра ботнику милиции или народному дружиннику // Сов. гос-во и право. — 1966. —Хо 4.

168. Синелыциков Ю. Незаконное задержание // Законность. — 1999. — № 2.

169. Скобликов П. Критерий добровольности освобождения похиш,ен ного и заложника // Законность. — 2002. — }к 7.

170. Фесенко Е. Объект преступления с точки зрения ценностной тео рии // Уголовное право. — 2003. — № 3.

Диссертации и авторефераты 171. Анощенко СВ. Учение о потерпевшем в российском уголовном праве: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — Саратов, 2004.

172. Анцифиров К.П. Ответственность за захват заложника: (Уголов но-правовой и криминологический аспекты): Автореф. дис... канд. юрид. на у к. — М., 2003.

173. Бавсун М.В. Целесообразность в уголовном праве: Автореф.

дис... канд. юрид. наук. — Омск, 2002.

174. Бойко Н.В. Ответственность за незаконное лишение свободы по советскому уголовному праву: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — Харьков, 1989.

175. Булгаков Д.Б. Потерпевший в уголовном праве и его криминоло гическая характеристика: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — Ставрополь, 2000.

176. Василиади А.Г. Обстановка совершения преступления и ее уго ловно-правовое значение: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — М., 1988.

177. Георгевский Э.Е. Объект преступления: (Теоретический анализ):

Автореф. дис... канд. юрид. наук. — СПб., 1999.

178. Гринько С.Д. Борьба с терроризмом и захватом заложника: (Уго ловно-правовые и криминологические проблемы): Автореф. дис... канд.

юрид. наук. — Ростов н/Д, 1998.

179. Кауфман М.А. Время совершения преступления и его уголовно правовое значение: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — М., 1992.

180. Клепацкий И.А. Объект и система имущественных преступлений в связи с реформой уголовного законодательства России: Автореф. дис...

канд. юрид. наук. — М., 1995.

181. Клименко А.Н. Уголовно-правовая характеристика похищения человека: Автореф. дис... канд. юрид. наук.— М., 2004.

182. Кукузов Т.Д. Уголовная ответственность за похищение человека:

Автореф. д и с. канд. юрид. наук. — СПб., 1999.

183. Мазуренко Е.А. Объект и предмет уголовно-правовой охраны преступлений против собственности: (Современные проблемы квалифика ции): Автореф. дис... канд. юрид. наук. — М., 2003.

184. Мизанбаев А.Е. Обстановка совершения преступления: (Уголов но-правовые и криминологические аспекты): Автореф. дис... канд. юрид. на ук. — Алматы, 2004.

185. Миронов И.А. Уголовно-правовые и криминологические аспекты похищения человека: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — Ростов н/Д, 2002.

186. Мишин А.С. Последствия преступления и их значение в совет ском уголовном праве: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — М., 1957.

187. Новосельцев СП. Преступления с формальным составом в уго ловном праве: Дис... канд. юрид. наук. — Красноярск, 1998.

188. Оганян Р.Э. Криминологическая теория и практика предупреж дения преступлений, связанных с похищением людей: Автореф. дис... д-ра юрид. наук. — М., 2002.

189. Осипов В.А. Захват заложника: (Уголовно-правовые и кримино логические аспекты): Автореф. дис... канд. юрид. наук. — М., 1999.

190. Павлик М.Ю. Актуальные проблемы захвата заложника: (Уголов но-правовой и криминологические аспекты): Дис... канд. юрид. наук. — СПб., 1998.

191. Панкратов В.В. Уголовно-правовая охрана личной свободы: Ав тореф. дис... канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 1999.

192. Панкратов В.В. Уголовно-правовая охрана лнчной свободы:

Дне... канд. юрид. наук. — Екатерннбург, 1999.

193. Панов П.И. Основные проблемы способа совершения преступле ния в советском уголовном праве: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — Харь ков, 1987.

194. Перепелкин В.Ю. Ограничение свободы как вид наказания: (Со держание, назначение и исполнение): Автореф. дис... канд. юрид. наук. — Н. Новгород, 2000.

195. Попова Ю.П. Уголовно-правовая характеристика заведомо неза конного задержания, заключения и содержания под стражей: Автореф. дис...

канд. юрид. наук.— Омск, 2004.

196. Потапкин С.Н. Незаконное лишение свободы по российскому уголовному праву: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — Н. Новгород, 2003.

197. Ситников Д.А. Уголовно-правовая и криминологическая характе ристика похищения человека: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — М., 2001.

198. Сурихин П.Л. Уголовная ответственность за заведомо незаконное задержание: Автореф. дис... канд. юрид. наук.— Омск, 2002.

199. Устименко В.В. Специальный субъект преступления: Автореф.

дис... канд. юрид. наук. — Харьков, 1984.

200. Фасхутдинова Н.Р. Уголовная ответственность за незаконное за держание, заключение и содержание под стражей: Дис... канд. юрид. наук.— Ростов н/Д, 1999.

201. Филин М.В. Уголовная ответственность за незаконное лишение свободы: Автореф. дис... канд. юрид. наук.— Владивосток, 2000.

202. Филин М.В. Уголовная ответственность за незаконное лишение свободы: Дис... канд. юрид. наук. — Владивосток, 2000.

203. Фролов Е.А. Объект уголовно-правовой охраны и его роль в орга низации борьбы с посягательствами на социалистическую собственность:

Автореф. дис... д-ра юрид. наук. — Свердловск, 1971.

Словари,справочники 204. Даль Толковый словарь живого великорусского языка:

В.

В 4 т. — М., 1991. — Т Л, 2, 4.

205. Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона:

(http://encycl.yandex.ru). — 2004. — 5 окт.

206. Ожегов СИ. Словарь русского языка. — М., 1988.

207. Русско-английский и англо-русский словарь. — М.: Астрель ACT, 2002.

208. Словарь иностранных слов. — М., 1989.

209. Словарь современного русского литературного языка: В 12 т. — М., 1955. — Т. 4.

210. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 5 т. — М., 1987. — Т. З.

211. Философский энциклопедический словарь. — М., 1989.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.