авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Полянская, Ирина Станиславовна Конституционно­правовое регулирование права ...»

-- [ Страница 2 ] --

^,• БИБЛИОТЕКА :\ Еще одно право граждан следует рассмотреть в связи с правом на проведение публичных мероприятий. Это право на участие в управлении государственными и общественными делами. Как правило, на собраниях и митингах вырабатывается проект решения или обращения к органу государственной власти или органу местного самоуправления, в котором выражается воля граждан, собравшихся на конкретное публичное мероприятие. В соответствии: с Федеральным законом «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» органы государственной власти или органы местного самоуправления, обязаны рассмотреть это обращение : по существу, принять по нему необходимое решение и сообщить об этом организатору мероприятия (п.2 стЛ8). Если принятое решение не отвечает законным требованиям манифестантов, то организатор и участники публичного мероприятия вправе потребовать привлечения к ответственнрсти то должностное лицо, которому было направлено обращение. Так как механизм ответственности должностных лиц еще не имеет достаточно четкого правового закрепления, речь надо вести о конституционной ответственности. Процесс формирования такой ответственности находит свое;

: отражение как в применении на практике конституционных санкций (например, отстранение от должности, отзыв депутата, роспуск Государственной Думы и т.п.), так и в активном обсуждении проблем конституционной ответственности в юридической литературе'*^. ;

;

: Право на проведение публичных мероприятий связано с правом граждан избирать и быть избранными. Собрания и другие публичные мероприятия играют важную роль в избирательном процессе. Как правило, на собраниях и митингах выдвигаются кандидаты в народные депутаты, а также представители трудовых коллективов предприятий, учреждений и '*^ См.: Н Л. Боброва, Т.Д;

Зражевская. Ответственность в системе гарантий конституционных норм. Воронеж. 1985;

В.О, Лучин. Теоретические проблемы реализации конституционных норм: Дис....докт.юрид. наук. М. 1993;

Д.Т. Шон. Конституционная ответственность // Государство н право. 1995. №7;

Н.М. Колосова. Конституционная ответственность в Российской Федерации. М. 2000.

. • •-'•' • •• •• '•'• 4 ':•.'.

организаций в состав избирательных комиссий. Также через собрания и митинги осуществляется предварительная агитация «за» или «против»

выдвинутых кандидатов. На предвыборных собраниях кандидатам в народные депутаты даются наказщ. Именно через собрания, где депутаты выступают с отчетами, осуществдяется контроль избирателей и трудовых коллективов над деятельностью своих избранников.

Связано со свободой собрайий и право на участие в референдуме.

Референдум является демократической формой принятия законов или иных решений, однако механизм его проведения имеет некоторые недостатки.

Референдум не предоставляет достаточных возможностей для детального обсуждения принимаемого проекта. Этот недостаток можно устранить, если будет организовано широкое обсуждение проекта закона или решения, выносимого на референдум, в ходе проведения публичных мероприятий.

Таким образом, свобода собраний тесно связана с другими политическими и личными правами и свободами человека и гражданина. В этом случае интересно высказывание Л. Эрхарда о полноте свободы:

«Политическая и хозяйственная;

а также личная свобода человека составляют сложное единство, из которого немыслимо удалить какую-либо часть без того, чтобы не разрушить все остальное»^. С этим мнением трудно не согласиться.

Исследуя институт свободы собраний во взаимосвязи с другими правами граждан, уважая мнения ученьк, распределяющих приоритеты в сфере прав граждан и не считающих право на проведение публичных мероприятий одним из важнейших в ряду политических прав, мы считаем, что взаимосвязь эта настолько сильна, что невозможно отдать приоритет тому или иному из рассмотренных нами прав, так как без одного права не может существовать или осуществляться другое. ' Из вышесказанного можно сделать следующие выводы:

1.Публичное мероприятие — это открытое, мирное, доступное каждому, публичное выражение индивидуального и (или) коллективного мнения См.: Л. Эрхард. Благосостояние для всех. -USA. Посев. 1990. С. граждан России, а также иностранных граждан и лиц без гражданства, на законных основаниях находящихся на территории России, по различным вопросам общественной жизни, привлечение внимания общественности, государственных органов или органов местного самоуправления, или предъявление к последним определенных требований, а также проводимое с целью поддержания, защиты или порицания какого-либо рещения органов государственной власти или органов местного самоуправления, или общественной инициативы й 9бласти политической, экономической, социальной, культурной или иной жизни общества, осуществляемое гражданами России, политическими партиями, общественными или религиозными объединениями, а также гражданами иностранных государств и лицами без гражданства воформе собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или в сочетании этих форм с использованием (или без такового) различных средств наглядной агитации, а также звукоусиливающих технических средств.

2. Свобода собраний располагается и развивается на стыке естественных прав человека и политических прав гражданина. Как естественное право свобода собраний прина^],дежит: индивиду от рождения и человек, в независимости от урегулированности этого права на законодательном уровне, пользуется им, общаясь с другими членами общества. Как политическое право свобода собраний используется гражданами в качестве средства непосредственной демократии и для осуществления контроля над властью.

3. Право на проведение публичных мероприятий тесно связано с другими политическими правами граждан, зачастую являясь важнейщим инструментом пользования такими правами и свободами как свобода выражения мнения, право на объединение, право избирать и быть избранным и др. •;

• •,••.••,•.'•••--:;

^''^'::, §2. Общепризнанные принципь1 и нормы международно-правовых основ : свободы собраний.

• • • • ". " • ' • ' • • ' • • • • • ' / ' Международное право оказало и продолжает оказывать огромное влияние на развитие государств и народов. В течение всей истории человечества оно не только развивалось вместе со сменой способов производства, но и через принятие государствами международно-правовых документов определенным образом влияло на них. Кроме этого международное право активно влияет непосредственно на человека, так как является одним из источников цйвилизационного развития.

Чтобы лучше понять природу исследуемой в данной работе свободы собраний, необходимо кратко остановиться на истории возникновения и развития права на проведение публичных мероприятий.

Говоря о правах человека, следует выделить тот пласт политических прав, которые люди получили в ходе классовой борьбы. Это участие в управлении делами госу;

а;

арства посредством парламентского представительства, право на справедливое вознаграждение за труд, на участие в управление предприятиями, право на проведение уличных шествий, митингов, демонстраций. Именно последняя группа прав позволяет корректировать социальную, внутреннюю и внешнюю политику правящих кругов государства. Исследования общественной жизни показывают, что граждане многих зарубежных стран Запада, как правило, активны в политической борьбе. Люди понимают, что через публичные мероприятия можно удовлетворить свои социальные требования, можно непосредственно повлиять на деятельность государственных органов.

Такое естественное право-как право собираться мирно в различные исторические периоды долгое время не признавалось со стороны государства. Абсолютная монархия препятствовала тому, чтобы подданные создавали общественные организации или собирались вместе для обсуждения политических вопросов. Девизом абсолютизма служит известное правило: divide et impera («разделяй и властвуй»). Разрозненные и разъединенные индивиды, не связанные между собой чувством взаимной солидарности, являются удобным материалом для господства абсолютизма, который не может допустить существование рядом с собой самостоятельных общественных, объединений, преследующих свои собственные, независимые от воли государства цели.

До эпохи буржуазных революций законодательного закрепления естественных прав человека не происходило. Не было закреплено и право мирных собраний, хотя это не означает, что такого права не было вообще.

В Древнем Риме широко применялось право союзов и собраний, однако с усилением императорской власти и отмиранием республиканских учреждений наблюдается постепенное ограничение и стеснение (вплоть до полного исчезновения) данного права. При первом императоре Августе было запрещено свободное образование союзов, для этого требовалось предварительное разрешение саглого императора. В III - IV вв. свободные союзы были окончательно уничтожены и заменены принудительными союзами, учреждавшимися правительством в фискальных или иных целях, без уважения к правам личной свободы человека.

Древние германские племена, разрушившие абсолютную Римскую империю, основали на ее развалинах многочисленные государства, предоставив полную свободу образования всевозможных союзов, собраний, товариществ, дружин. В течение всех средних веков во множестве образовывались и существовали всякого рода союзы: товарищества, братства, сословные и религиозные корпорации, гильдии, цеха и т.п. Как средство осуществления их деятельности выступало право на проведение публичных мероприятий. Союзь1 нередко объединялись в самостоятельные группы в составе раздробленного государства с правом особой юрисдикции, административной власти. Возрождение абсолютизма в XVI - XVII вв.

повлекло за собой неминуемое: ограничение, а затем и ликвидацию всех средневековых союзов. В XVIII й. с правом их свободного образования в Европе было покончено. \ Англия, не знавшая рецепций римского права, но помнившая основы Великой Хартии Вольностей (1215г.), сохранила неприкосновенным в течение всей своей истории древнеримское право собраний и союзов. Точнее не столько право, сколько фактическую возможность, вытекающую как следствие из общих основании свободы. Что же касается специальных законов и постановлений, регулирующих право граждан собираться на общественные собрания и составлять разного рода союзы, то таковых в Англии никогда не было. «Правила о публичных собраниях могут служить примером того, как английская конституция основывается на правах частных лиц. Право собираться есть не что иное, как результат взгляда судов на свободу отдельной личности и индивидуальную свободу слова. Нет никакого специального закона;

р;

азрешающего А, В и С сойтись где-нибудь на открытом воздухе или в другом месте с законной целью. Право А идти куда ему вздумается, если он не совершает этим правонарушения и говорить В все, что он захочет, если в словах его не будет заключаться никакой клеветы и ничего мятежного, право В делать тоже самое по отношению к Аи существование тех же прав у С, D, Е, F и т.д., до бесконечности ведет к тому результату, что А, В, С, Д ц тысяча или десять тысяч других лиц могут сойтись в каком-нибудь месте^ где.всегда каждый из них имеет право быть с законной целью и законным образом... Другими словами А, В, С, D и тысячи других лиц имеют право собираться на митинг для обсуждения политических и других вопросор»^'.

Однако, несмотря на отсутствие специального закона, регулирующего свободу публичных мероприятий, в Англии действовал «целый ряд ограничений свободы собраний, созданных обычаем и судебными прецедентами, и ограничения эти установлены не в интересах власти, не для того, чтобы избавить ее от лишних хлопот и забот, а в видах обшественной пользы для устранения резких-столкновений между противоположными ^' См.: А,В. Дайси. Основы государственного права Англии, гл.УП «Право публичных собраний». М. 1907. С.308- интересами и для взаимного ограждения свободы всех и каждого в отдельности»^^. В этих словах выражается сущность английского законодательства по вопросу р свободе собраний. Оно, не создавая конкретных правил и требов?1ний для проведения мирных собраний, ограничило их рамками судебной ответственности за правонарушения, которые могли быть совершенщ при проведении публичных мероприятий.

Английское право признавало незаконным публичным мероприятием собрание лиц, которые имеют намерение произвести или действительно производят нарушение общественного спокойствия или же возбуждают в других основательное опасение такого нарушения. Свобода собраний, помимо общеуголовной ответственности за совершение преступлений, ограничивалась в Англии некоторыми специальными законами. По статутам 1797 г. и 1799 г. признавались противозаконными все общества, члены которых принимали на себя клятвенное обязательство участвовать в мятеже.

Несмотря на эти ограничениЯг можно утверждать, что Англия в той или иной мере была родиной свободы собраний. В XVIII в. в континентальной Европе общественная жизнь строго регламентировалась полицейскими государствами, о свободе народных собраний не могло быть и речи, а в Англии в это время публичные мероприятия играли видную роль в государственной жизни страны;

В XIX в., с расширением избирательного права и пробуждением политических интересов в народной среде, значение свободы собраний, как политической силы, еще больше возросло.

Публичные мероприятия в Англии являлись главным средством выражения нужд и интересов народа, свидетельствуя о том, что более всего волнует народ, какие решения государственных органов вызывают недовольство.

Роль митингов даже превосходила роль печати, несмотря на ее огромное влияние в политической жизни. Митинги, при участии в них популярных парламентских или политических деятелей, являлись способом разрешения спорных государственных вопросов.

См.: Б.А. Кистяковский. Государственное нраво (общее и русское). М. 1908. С. Наряду со свободой собраний в английской государственной жизни большую роль играли политические ассоциации или союзы, деятельность которых была более постоянной и систематической, чем временные собрания, тем самым заключала в себе большие шансы на успех в достижении цели. Любая ассоциация, с целью привлечь к себе наибольшее число сторонников, занималась пропагандой своих идей путем проведения публичных мероприятий. В результате взаимодействия политических общественных организаций, публичных мероприятий и печати в Англии были проведены парламентские реформы 1832г., 1867г., 1884г., постепенно расширившие избирательнь1е и другие политические права граждан.

В современной Великобритании разрешены любые публичные мероприятия, но только в том случае, если они не нарушают прав других людей. Закона о публичных мероприятиях до сих пор нет, но есть закон «Об общественном порядке», прзволя]ЕОщий превентивно запрещать публичные мероприятия, когда их проведение угрожает здоровью людей и прекращать манифестации, нарушающие мир и общественный порядок. При проведении публичных мероприятий должен быть назначен или избран человек (лидер), который отвечает за соблюдение закона. Он обязан подчиняться требованиям полиции по цзмерёнцю маршрута шествия или демонстрации, места проведения митинга или о Прекращении публичного мероприятия. Для прекращения любой манифестации достаточно решения полицейского, который обеспечивает порядок в районе, где проходит это публичное мероприятие. -.;

/;

•;

Английская система прав и свобод была принята в Северной Америке, где получила развитие в сторону укрепления и расширения прав и свобод человека. В Декларации независимости Соединенных Штатов Америки (1776 г.) были юридически сформулированы общефилософские принципы свободы человека: «все люди сотворены равными и все они одарены своим Создателем некоторыми неотчуждаемыми правами, к числу которых принадлежат: жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав учреждены среди людей правительства, заимствующие свою справедливую власть из согласия управляемых. Если же данная форма правительства становится гибельной: для этой цели, то народ имеет право изменить или уничтожить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и с такой организацией власти, какие, по мнению этого народа, все более могут способствовать его безопасности и счастью»^^.

Процесс становления гражданских прав и свобод в США не закончился принятием Декларации независимости. В 1789 г. Конгрессом США был утвержден Билль о правах (10поправок к Конституции). В первой же поправке провозглашалось наряду с отделением церкви от государства, свободой религиозных исповеданий, свободой слова и печати, «право народа мирно собираться и рбра1Цаться к правительству с петициями о прекращении злоупотреблений»;

^!

Сегодня конституция США запрещает конгрессу принимать любые законы, ограничивающие право граждан на мирные публичные мероприятия. Единственной причиной, по которой публичное мероприятие может быть запрещено, является разжигание расовой или национальной розни. Кроме этого полиция вправе прекратить публичные мероприятия, если они нарушают порядок или угрожают жизни людей.

Из Англии и Америки свобода собраний была занесена и в континентальную Европу. В 1*789-1791 гг. Французское национальное собрание, приняв декреты, закрепило право граждан собираться и составлять союзы. Конституция Франции 1791 г. признала, что «граждане пользуются свободой собираться мирным образом, без оружия, с условием соблюдения полицейских законов»^^.

^^ См.: Декларация независимости Соединенных Штатов Америки // Международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы. М. 1993. Вып.2. С.80.

^'* С м. : Т а м ж е ' • ;

' •.••.•'•'.;

, ' ^^ См.: История Франции в документах. М. 1980.

4 ' • '•'. ' '•'•':.'"^-'.'.

в остальной Европе после. 1848 г. принципы свободы собраний, в том виде как они были изложены во время французской революции, постепенно были приняты различными госуда^рствами.

С конца XIX века во Франции свобода собраний уже регламентировалась законом (1881г.). По этому закону для проведения общественного собрания не зависимо от целей не требовалось особого разрешения со стороны администрации, но предварительное заявление с указанием цели собрания обязательно подавалось префекту. Вводились и некоторые запреты. HanppiMep, собрание нельзя было проводить на дороге или улице, заканчиваться оно должно было не позднее 11 часов вечера.

Каждое собрание обязано было сформировать свое бюро (комитет), на которое возлагались обязанности по соблюдению порядка, «воспрещению речей, противных доброму нраву или побуждающих к преступлению».

Администрация могла (но не 6bmai обязана) командировать для присутствия на собрании своего чиновника, который вправе был закрыть его при возникновении драки или по требованию бюро. Данный закон действует во Франции и по сей день. Комитет, избранный для проведения публичного мероприятия несет ответствейность за соблюдение порядка и оплачивает расходы коммунальных служб на уборку территории после окончания манифестации. Следует отметить, что правила, по которым оплачивается работа коммунальных служб, после проведения публичных мероприятий едины для всей Европы. / В начале XIX ;

века В;

Германии право на проведение собраний подвергалось многочисленным;

ограничениям. Папример, в Эльзас Лотарингии были запрещены собрания под открытым небом, в Пруссии на проведение собрания требовалось особое разрешение полиции.

Присутствующие на собрациях не имели права иметь при себе оружие. Если на собраниях обсуждались полит'ические вопросы, то в них не должны участвовать военные, женщины, учащиеся и несовершеннолетние. Полиция имела право закрыть собрание, если возникала опасность совершения противозаконных действий со;

стороны его участников. В Саксонии представителю полиции представлялось исключительное право лишить оратора слова, если он в еврей: речи оскорблял власть, законы, добрые нравы^^. Полицейский являлся фактическим председателем собрания.

В современной Германии Основной закон гарантирует право «мирно без оружия собираться без предварительного разрешения и уведомления», но это касается только собраний в помещениях. Организаторы любых публичных мероприятий под открытым небом должны зарегистрироваться в полиции или в ином уполномоченном органе не позднее, чем за 48 часов до начала проведения мероприятия. Если проведение публичного мероприятия может стать источником угрозы для жизни и здоровья людей, то власти вправе запретить его или поставить перед организаторами дополнительные условия. ;

';

После окончания Второй мировой войны мировое сообщество заложило основы для защиты прав и сврбод личности и обеспечения механизма их реализации, создав в 1945 г- Ррганизацию Объединенных Наций. В результате деятельности ООЦ;

родилось множество международных документов, основные из которых закрепляют право на проведение публичных мероприятий. Взять1е как целостный объект, они имеют определенную иерархию и различаются по своему назначению.

Первую группу составляют,;

декларативные акты, содержащиеся в резолюциях Генеральной Дссамблеи ООН: Всеобщая декларация прав человека (1948);

Декларация о защите от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих дрстоинство видов обращения и наказания (1975);

Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религий и убеждений{(1981) и др. Вторую группу определяют акты, обязательные для вьшолнения участвующими в них государствами:

Международный пакт о гражданских и политических правах (1966);

^^ См.: Handworterbuch /d.er Staatswissenschaften, b.VII "Vereins - und Versamiungsfreiheit" 1905..

• ••. ''• •••••:"-';

:•,: • • 5 : • Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966);

Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984) и др. В третью группу входят международные акты, имеющие рекомендательный характер, разъясняющие и детализирздощие положение конвенций и договоров: Минимальные ста^ндартные правила обращения с заключенными (1955);

Минимальные стандартнь1ецравила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (1984) и др.

Подобное выделение в группы имеет определенное прикладное значение для понимания указанных, их соотношения с национальной правовой системой в целях ис1слючения возможных коллизий с нормами внутригосударственного права^^. • • Используя данную. классификацию, рассмотрим международные документы применительно к теме исследования.

Всеобщая декларация прав человека (1948) стала первым и важнейшим документом в сфере укрепления защиты прав личности, включающим свободу мирных собраний. Принятая в качестве «стандарта к достижению которого должны стремиться все :народы и все государства», она сегодня является основополагаюп];

им документом в области прав и свобод личности, служит моделью при подготовке различными государствами собственных конституций, законов и иных цравовых актов. Не менее чем национальных конституций, принятых после 1948 г., содержат в настоящее время перечень фундаментальных прав, которые воспроизводят положения Декларации, в том числе положение ч.1ст.2О о праве на свободу мирных собраний.., Для ряда государств (Куба:^ Китай, Индонезия, Пакистан Саудовская Аравия), не являющихся участниками Пакта о гражданских и политических ^^ См.: А.С. Прудников. Теоретико-правовые и организационные основы обеспечения безопасности личности. Монография. М. 1999. С.ЗО правах, Пакта об экономических, социальных и культурных правах, подавляющее большинство норм ^1,екларации стали национальными^^.

К международно-правовым актам, закрепляющим основы обеспечения нрава на проведение публичных меронриятий, относятся Международные пакты (1966) о гражданских и политических правах и об экономических, социальных и культурных правах. Пакты, провозглашая ряд прав, в значительной степени повторяют положения Всеобщей декларации прав человека;

В частности. Международный пакт о гражданских и политических правах (ст.21) провозглашает: «Признается право на мирные собрания». В документе подчеркивается, что госуд;

арства-участники обязуются уважать и обеспечивать всем лицам находящимся в пределах их территории и под их юрисдикцией признаваемые в настоящем Пакте права, без различий в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (1950) и Протоколы № 1, 4, 6 и 7, в дополнение к ней, ратифицированы сорока государствами. Российская Федерация, как член Совета Европы, Федеральным законом от 30: марта 1998 г. №54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к нeй»^^ также ратифицировала эти документы.

Действие Конвенции распространяется более чем на 80Q млн. человек.

Это сообщество функционирует в соответствии с минимальными общими стандартами в области прав человека, соблюдение которых подлежит международному судебному контролю со стороны Европейского суда по правам человека. •/ ^^ См.: В.А. Карташкин, Права человека в международном и внутригосударственном нраве. М. 1995. С.ЗО.;

';

^^ Федеральный закон «О ратификации Конвенции о защите нрав человека и основных свобод н Протоколов к ней» №54-ФЗ от/30 марта 1998 г.// Собрание законодательства РФ.

№14.Ст.1514. ;

• ' ^'•^..'•-•?/' •:' '. " "•"••'"•' ''}•-'.':• • ' Конвенция гласит: «Каждьш человек имеет право на свободу мирных собраний»^'^ (ст.И), Эта свобода является одним из основных прав в демократическом обществе и одним из устоев этого общества^', играющим важную роль в политической и социальной жизни любой страны, а также имеющим существенное значение для деятельности политических партий и проведения выборов^^. Европейский Суд по правам человека также подчеркивал особую важность свободы, мирных собраний^^. Европейский суд и Европейская комиссия сформулировали ряд правовых позиций, касающихся содержания свободы мирных собраний. Эта свобода распространяется как на частные собрания, так и на собрания в общественных местах. Она включает в себя свободу мирных демонстраций, которая гарантируется каждо]у1у, кто намерен их организовать. Возможность проведения контрдемонстраций с применением насилия или же присоединение к демонстрации;

экстремистов, не являющихся членами объединения-организатора, не- отменяет свободу мирных собраний^"*.

Европейский суд подчеркнул, что право на проведение контрдемонстрации в демократическом обществе не может выливаться в ограничение права на демонстрацию. Вместе с тем npiaBO на собрание предполагает защиту от контрдемонстраций: по мнению» судей, у участников демонстрации должна быть возможность провести ее;

не опасаясь подвергнуться физическому насилию со стороны их противников^^.

В комментарии к Конвенциц;

подчеркивается, что указание на мирный характер мероприятия ограничивает пределы предоставляемой защиты в ^^ См.: Конвенция о защите прав человека и основных свобод / Составители сборника документов Совета Европы и авторы вступительной статьи В.Б. Исаков, П.А. Лаптев, О.В.

Митин, С В. Черниченко. М, 1999.. :

^' См.: Eur.CommissionH.R. Application 8191/78, Ressemblement jurassien et Unite jurassienne v.Swetzerland, Decision of 10,October 1979. DR.1980. No.l7.R.93 (118-121) ^^ См.: Eur.Commission H.R. The Greek Case, Report of 5 November 1969. Yearbook. 1969.

N0.12.P.1 (170-171).:. V ^^ См.: Eur.Court H.R. Ezelin v.Frence,Judgment of 26 April 1991.Series A. No. 202. Para.53.

^* См.: Eur.Commission H.R. Application 8440/78, Rassemblement jurassien et Unite jurasienne V.Switzerland, Decision of 16 July 1980. DR. 1981. No. 21. P. 138 (147-149) ^^ См.: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения / Перевод с англ. М.,2000.Т.1. С.598-601 • ',,. ;

.;

;

. ;

•-.' •.•.•••^•. ' ' отношении демонстраций, организаторы и участники которых намерены использовать насилие, могущее цривести к обш;

ественным беспорядкам^^.

С точки зрения стандартов Совета Европы необходимость получения предварительного разрешения на проведение собраний в общественных местах не противоречит руществу рассматриваемого права. Если соответствующие органы власти полагают, что планируемое собрание не будет носить мирный характер, или это становится очевидным в процессе его проведения, запрет на организацию собрания или его прекращение не противоречит положениям Конвенции.

В деле Организации «Платформа "Врачи за жизнь"»^^ против Австрии от 21 июня 1988 г. на рассмотрение Европейского суда был вынесен вопрос о пределах допустимого государственного вмешательства, необходимого для реализации свободы собраний. Суд пришел к выводу, что ст. Конвенции предписывает государствам-участникам Конвенции принимать разумные и надлежащие обеспечения мирного характера меры ддя разрешенных законом демонстраций, однако государства не могут предоставить абсолютные гарант;

ии, хотя и располагают широким полем усмотрения при выборе подобных мер.

Заявители жаловались на то, что австрийские власти не предприняли практических шагов по беспрепятственному проведению демонстраций и пренебрегли истинным значением института свободы собраний.

Демонстрации, организованные а^ссоциацией врачей были сорваны из-за действий ее противников, которые выкрикивали лозунги, бросали яйца и куски дерна в участников марша» По мнению заявителей, полиция вела себя крайне пассивно. В задачу Суда не входила оценка уместности и эффективности действий полиции, он должен был определить, приняли ли ^^ См.: Eur.Commission H.R. Application 13079/87,G.v. Federal Repablic of Germany, Decision of 6 March 1989 DR. 1989. Nq.60.P.256, " См.: Eur.Cpurt.H.R. Plattform "Arfzte fur das Leben" v.Austria, Jadgment of 21 June 1988.

Series A.No 139. Para.32. ^ ^ :• • " • " - •• ' • ' 5 органы власти необходимые 1;

1еры и была ли обоснованной жалоба заявителей. ;

I;

Суд указал также, что любая демонстрация может раздражать или оскорблять тех, кто выступает против идей или требований, в поддержку которых она проводится. Опасения подвергнуться физическому насилию со стороны противников могут препятствовать объединениям или иным группам, разделяющим общие идеи или интересы, открыто выражать свое мнение по актуальным вопросам жизни общество. Исходя из этого, обеспечение истинной, эффективной свободы проведения мирных собраний не может сводиться лишь к обязанности государства воздерживаться от вмешательства.. ;

• ^ ::

\ Свобода собраний не относится к числу абсолютных прав и может быть ограничена. Ограничения признаются допустимыми, если они «установлены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах государственной безопасности: и общественного спокойствия, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц» (п.2 ст. Конвенции). Следует отметить, что в ст. 11 наряду с общими ограничениями предусматриваются и дополнительные специальные меры, касающиеся осуществле!ния данной свободы лицами, входящими в состав вооруженных сил, полиции или административных органов государства.

Правда в практике Европейского суда до сих пор не встречались жалобы, связанные со специальными огра^ничениями свободы мирных собраний.

Вместе с тем в комментариях к Конвенции акцентируется внимание на том, что законность ограничений, налагаемых на перечисленных лиц, должна оцениваться с точки зрения.: законной цели, насущной социальной потребности и соразмерности даннь1х мер.

^^ См.: Eur.Court H.R. Yoing, James and Webster v. the United Kingdom, Judgment of August 1981. Series A.No.44 Para 20;

..,;

.

^^ См.: Van Dijk P., van Hoof CT.J[.H. Theory practice of the European Convention on Human Rights. The Hague, 1998, P. 600';

Европейская комиссия сформулировала ряд правовых позиций, связанных с применением п.2 ст. 11 Конвенции. Она признала, что временный запрет на проведение любой демонстрации является приемлемым, если существует реальная опасность, что в случае ее проведения может возникнуть угроза государственной безопасности или общественному спокойствию. В подобных случаях правительственные запреты на проведение демонстраций, как правило, носили краткосрочный характер и распространялись лишь на определенные географические районы. • :'• Европейский суд по правам человека рассматривал ограничение свободы мирных собраний в деле Эзелин против Франции. Из материалов дела следует, что были применёнь1 меры дисциплинарного воздействия в отношении принявшего участие в демонстрации заявителя (адвоката) в связи тем, что он не отмежевался от других ее участников, выражавших недовольство деятельностью полиции и судебных органов, и не осудил такое поведение, что несовместимо с его профессией.

Суд признал, что термин «ограничения», используемый в п.2 ст. И (свобода собраний) и в п.2 ст. 10 (свобода выражения мнения) Конвенции, не может толковаться как исключак)щий меры карательного характера, принятые после собрания. Тем самьгм он отклонил позицию правительства Франции, по мнению которого заявитель не пострадал от вмешательства в осуществление свободы мирных собраний и свободы выражения мнения, поскольку был привлечен к ;

щсциплинарной ответственности после демонстрации в связи с поведением, не совместимым с обязательствами, налагаемыми его профессией. •.

Суд счел, что вмешательство было осуществлено в соответствии с законом и преследовало Цель предотвращения беспорядков. Вместе с тем он ™ См.: Eur.Commission H.R. Application 8191/78, Ressemblement jurassien et Unite jurassienne v.Swetzerland, Decision of 40 October 1979. DR.1980. No.l7.R.93 (118-121);

Application 8440/78, Rassemblement jurassien et Unite jurasienne V.Switzerland, Decision of July 1980. DR. 1981. No. 21. P. 138 (1477149).

отметил, что принцип соразмерности требует обеспечения баланса между требованиями, связанными с целями, перечисленными в п,2 ст. И Конвенции и с теми, что связаны с выражением собственного мнения — словами, жестами или просто мо^лчанием — теми лицами, которые проводят собрания в общественных местах. Стремление к установлению справедливого баланса между этими требованиями не должно приводить к тому, чтобы адвокаты воздерживались от четкого выражения собственного мнения в подобных ситуац;

иях, опасаясь дисциплинарных санкций.

Согласившись с тем, что наказа1ние, которому подвергся заявитель, было минимальным и оказывало преимущественно моральное воздействие, поскольку не предполагало каких-либо ограничений, суд подчеркнул, что однако, даже такая санкция не являлась «необходимой в демократическом обществе».., ;

.;

Исходя из позиции Европейского Суда, установившего нарушение ст. Конвенции в данном деле, следует ряд заключений. Во-первых, лицо, принявшее участие в незапрещенной демонстрации, не может быть впоследствии обвинено в том, что эта демонстрация не носила мирный характер;

во-вторых, любой участник собрания находится полностью под охраной ст.11 Конвенции, если/его поведение носит правомерный характер.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод не препятствует введению ограничений на политическую деятельность иностранцев (ст. 16).

В комментариях отмечается, что данная статья содержит положения, которые в потенциале носят ограничительный характер, хотя и не применяются государствами-уча^стниками в отношении свободы собраний^'.

Вместе с тем с учетом характера данных положений, ограничительное толкование самого понятия «цолитическая деятельность» приобретает особое значение. Парламентская Ассамблея ООН в Рекомендации «О ^' См.: Jacobs F.,G., Write R,,C.,A The European Convention on Human Rights. Oxford, 1996.p.309 / ' Г" политических правах и положении иностранцев»'^ предложила внести в Конвенцию поправку, исключающую ограничения в отношении политической деятельности иностранцев, предусмотренные в ст. Конвенции. Данный подход нашел отражение и в Конвенции об участии иностранцев в жизци государства на местном уровне, открытой для подписания 5 февраля 1992 г. (СЕД № 144), где было закреплено обязательство государств-участников гарантировать иностранцам, проживаюш;

им на законных основаниях на их территории, свободу мирных собраний на тех же условиях, Л1тЬ и гражданам страны. Целью данной конвенций является постеценноё предоставление подлинных гражданских и политических прав иностранцам, проживаюш,им в местных общинах.

Парижская хартия для новой Европы (1990) выражая твердую приверженность демократии, оСцрванной на правах и основных свободах провозгласила, что в основе демократии лежит уважение человеческой личности и верховенство закона, а также то, что без какой-либо дискриминации каждый человек имеет право на свободу ассоциаций и мирных собраний. Хартия основных прав Европейского Союза (2000) кроме провозглашения в ст. 12 права 'каждого человека на свободу мирных собраний в политической, профсоюзной и общественной жизни, закрепила положение о том, что обладание этими правами влечет за собой ответственность и обязанности K^ik по отношению к другим людям, так и по отношению к мировому сообш;

еству и будущим поколениям.

Рассмотренные нами международно-правовые акты, закрепляющие права человека на проведение: публичных мероприятий, являются отражением и воплощением/ господства права, верховенства и эффективности закона, а их непосредственная реализация возлагается на национальные власти. Именно национальное законодательство и система '^ См.: Parliamentary Assambly. Riecommendation 799 (1977) on the Political Rights of Aliens. Text adopted by the Assembly on 25 January 1977 (28''' Odinary Session) ^^ См.: Сборник международных правовых документов, регулирующих вопросы миграции. М.1994.С.312-317.

органов власти государства призваны обеспечить личности возможность пользоваться ее правами,в полной мере. Взаимосвязь норм внутригосударственного и международного права носит исторически обусловленный характер, определяемый уровнем международных отношений, международного права и внутригосударственной системы. Для демократического правового государства в современных условиях высокой международной интеграции • характерно признание приоритета норм международного права, и прежде всего в области прав человека.

Национальная нормативная ^ база, взаимодействуя с нормами международного права, испытьшает все возрастающее влияние с его стороны на различные аспекты деятельности конкретных государственных органов. Ноэтому проблема взаимодействия международно-правовых и внутригосударственных норм имеет це только технико-юридическое, но и общетеоретическое значение. ;

, Национальная правовая система и международное право имеют как общие, так и отличительные признаки. Наличие общих черт обусловлено их единой социальной природой г все они являются способами выражения правовой материи, в центре которых находится человек, его права и свободы. Различия же обусловлены присущими каждой из стран собственными экономическими, политическими и социальными структурами, уровнями культуры и традициями. Соотнощение и взаимодействие международного и внутригосударственного права - это соотношение и взаимодействие явлений надстроечного характера, природа и содержание которых определяются в конечном счете соответствующими базисными общественными отношениями^^.

Конституции мнргцх развитых государств содержат положения задекларированные в международно-правовых документах. Это, однако, не означает всеобщего прямого действия норм международного права на территории того или иного государства. Нризнание высшей юридической См.: А.С. Прудников^ Указ.соч, С.36, ' ', J•'•''-•[• ' ' силы норм международного нрава означает, что эти нормы используются непосредственно в случаях коллизий с нормами внутригосударственного права, а также, когда обнаруживаются пробелы в национальном законодательстве. В остальных случаях нормы международного права приводятся в действие посредством норм национального законодательства в соответствии с традициями и особенностями правовой системы государства.

Приоритет норм международного права перед нормами внутригосударственного права в области прав человека не умаляет роли последних. Нормы международного права устанавливают минимальный объем неотъемлемых прав и свобод человека. Фактическое же осуществление этих прав и : Сэобод возможно лишь с помощью и посредством норм национального права, которые должны предусматривать эффективные механизмы и процедуры их реализации.

Нормы международного I права касаются, главным образом, материальной стороны прав и свобод личности, поэтому национальное законодательство должно определять преимущественно процессуальную сторону указанных прав и свобод. В тоже время и нормы внутригосударственного права могут предусматривать некоторые материальные аспекты прав и свобод человека, если это согласуется с соответствующими нормами международного права.

Взаимосвязь норм внутригосударственного и международного права в области прав человека имеет свои особенности, обусловленные специфическим характером международно-правовых актов. Большинство из них имеет выраженный диспозитивный характер, устанавливая лишь границы должного поведения государства, а не конкретные предписания для реализации их на территории страны. Нормы международного права, касающиеся прав человека, содержат два предписания. Первое в императивной форме устанавливает, что человеческой личности неотъемлемо принадлежат те или иные права. Второе уполномочивает государство-участника междунарУодного соглашения принять необходимые меры для эффективного обеспечения и защиты этих прав в соответствии со своей национальной юридической практикой. Причем, если нормы внутригосударственного права не предусматривают защиты неотъемлемых нрав и свобод либо вообще не признают их принадлежащими отдельной личности, предписание международно-правовой нормы становится основанием для возникновения такого права или свободы у конкретной личности., ^ : ;

:'v До ратификации государством международных договоров нормы о правах и свободах человека имеют лишь морально-политическое значение, а с момента ратификации и цри внесении изменений в национальное законодательство становятся.правовой основой для деятельности государственных органов в целом и органов внутренних дел в частности.

Приоритет норм международного права в рассматриваемой сфере закреплен в действующей Конституции России (ч.4 ст. 15): «общепризнанные нринципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являьртся составной частью ее правовой системы».

Таким образом, общепризнанные нормы международного нрава определяют объем основных прав человека' и непосредственно порождают права и обязанности граждан России и имеют преимущество перед ее законами.

Фактическая реализация указанных ноложений требует одновременного признания юрисдикции международных контрольных органов в данной сфере, как это признано больщинством развитых государств.

В юридической литературе высказываются предложения по поводу классификации государств в зависимости от соотношения международного и внутригосударственного права;

Так В.А. Карташкин^^ выделяет две группы стран, где в первой группе международные договоры признаются интегральной частью внутреннего права или ее высшими законами (США, ''^ См.: В.A. Карташкин. Права человека в международном и внутригосударственном праве. М. 1995. С.29.•:;

;

• ••• •• '• ••''••••'''•-:;

•:• • • Греция, Испания), а во второй международные договоры объявляются имеющими приоритет перед нормами внутреннего права (Франция, Нидерланды, Россия). Ж. Камби говорит о трех группах стран в зависимости от соотношения в их правовых системах норм международного и внутригосударственного права: 1) страны, где международное право превалирует над внутригосударственным (Болгария, Австрия, Нидерланды, Бельгия, Ирландия);

2) странь1, где международно-правовые нормы занимают законодательный уровень (Италия, Россия, Франция, Португалия, Венгрия);

3) страны, где отчасти или полностью нормы международного права вводятся в национальное законодательство (Финляндия, Дания, Норвегия)^^ ::

Интересен в этом отношении опыт развития свободы собраний в странах арабского мира. В настоящее время этот мир представляет собой весьма многополюсную в политическом и социально-экономическом отношениях структуру в силу природно-географических, исторических, культурных, этнополитических и. других различий составляющих его государств. Здесь идет активный поиск путей будущего устройства и развития государств, сопровождаемый борьбой мнений внутри конкретных стран, противоборством различных политических сил, противостоянием идеологий. Вместе с тем государства Арабского Востока во многом уникальны с точки зрения конституционного права и внутриполитического государственного развития. Все изменения последних десятилетий, распад мировой системы социализма, уход с политической арены во многих арабских странах правивших там авангардных партий, введение многопартийности, усиление процесса социальной дифференциации общества нашли свое непосредственное отражение в политическом процессе и как результат этого -г в новых конституциях.

.: Ж. Камби. Действие иорм международного права на территории Российской Федерации. М. 1994. ',?

• ' '. " ' ',. • "'•"'•'::••' Особенностью конституций арабских стран является довольно незначительное конституционное регулирование политических прав и свобод граждан, в отличие от личных и даже социально-экономических, которые детальнее и конкретнее сформулированы в текстах большинства конституций. : ::

Из политических прав в конституциях арабских государств, как правило, декларируется право на свободу проведения собраний, демонстраций, шествий, митингов, свободу слова и печати. Проведение демонстраций, митингов и шествий, а также собраний допускается в мирной форме, без оружия и в рамках, установленных законом. Так, например ст. Конституции Алжира гарантирует гражданам свободу собраний;

ст. Конституции Арабской Республики Египет говорит, что граждане имеют право без предварительного уведомления проводить частные собрания, не нарушая общественного спокойствия и не имея при себе оружия.

Проведение публичньщ собрании^ демонстраций и митингов разрешено в рамках закона;

ст.26 Временной Конституции Ирака, ст. 13 Конституции Ливана и ст. 8 Конституции Тунисской Республики гарантируют свободу собраний, демонстраций в соответствии с целями конституции и в рамках закона. А ст.39 Конституции Сирии предоставляет гражданам право на проведение собраний и мирных демонстраций в соответствии с принципами конституции^^., л.;

в Конституциях некоторьщ арабских государств право собираться мирно непосредственно не закреплено, но закреплены другие политические права, теснейшим образом свя;

занные с правом на свободу проведения публичных мероприятий. Так, например, ст. 11 Конституции Мавритании констатирует: «политические группы должны работать сообща для формирования и выражения политической воли». В Конституции Йеменской Республики отспгствует прямое указание на право мирных собраний, наряду с тем ст.57 ;

1:;

оворит: «граждане могут участвовать в См.: Конституции арабских государств. М. 2003.

• /•?•••;

••" • • • • ••.

деятельности политических, /профсоюзных и других организаций.

Государство гарантирует осуществление этих прав и принимает необходимые меры для создания гражданам необходимых условий для их реализации». Таким образом, право на проведение публичных мероприятий в указанных конституциях представлено опосредованно.

Политические события, обусловленные распадом СССР и образованием Содружества Независимых Государств, повлияли на корректировку законодательства государств, вошедших в СНГ. Опыт государственно политических преобразований в странах Содружества показывает, что эти страны выбрали либерально-демократическую модель государственной организации и в этом направлении модернизируют свою правовую систему.

Все страны СНГ создают национальную государственность с учетом достижений мировой цивилизации, используя опыт государственно политических преобразовании в России, а также опираясь на собственный исторический опыт и нац;

ирнальные традиции. Конституционно закрепляются политические пра^ва и свободы, в частности, право граждан осуществлять свою обш;

ественную активность в форме митингов, собраний, шествий, демонстраций, пикетирования в соответствии с национальным законодательством и общепризнанными нормами международного права (ст.4О Конституции Молдовь1;

! ст.ЗЗ Конституции Узбекистана;

ст. Конституции Украины и д р. ) ^. ^ В большинстве зарубежных стран СНГ принят разрешительный порядок реализации этого права. Собра.нйя должны проводиться только мирно, без оружия, с обеспечением охраны их участников и окружающей среды, без нарушения нормальной эксплуатации дорог общественного пользования, транспортного движения, функционирования предприятий, без перехода к ^* См.: М.А. Сапронова. Государственный строй и конституции арабских республик. М.

2003.С.225... • : VV.

'^ См.;

Новые конституциц стран СНГ и Балтии / Под ред.и со вступит, статьей проф.

Н.А. Михалевой. 2-е изд. М. 1998;

: ' •:

' '•••'"':•':' ' ' насильственным действиям, ставящим под угрозу общественный порядок, жизнь людей, а также сохранность их имущества.

Собрания могут проводиться на площадях, улицах, в парках, скверах и других общественных местах, а также в клубах, кинотеатрах, на стадионах.


Органы государственной власти могут приостановить или запретить проведение публичных мероприятий только по обоснованным соображениям безопасности. Hev допускается проведение собраний в помещениях органов публичной власти и местного самоуправления, прокуратуры, судов, на предприятиях со специальным режимом безопасности труда либо с вооруженной охраной.

Анализируя вышесказаннре, можно сделать следующие выводы:

1.Свобода собраний является объектом международно-правового регулирования как неотъемлемь1Й элемент любого демократического государства. ^^' Свобода собраний нашла свое место в общепризнанных международных правовых актах об основных неотъемлемых правах человека и гражданина, что служит основанием к причислению ее к принципам международного права, которые в свою очередь возглавляют всю систему международного права, регулируя наиболее важные межгосударственные отношения в области охраны основных прав и свобод человека.

2. Нормы международного права о свободе собраний, обнаруживая свойства норм-принципов по отношению к нормам внутригосударственного права, определили закономерности развития российского законодательства о публичных мероприятиях. Уi §3. Национальное законодательство как основа права граждан на проведение публичных мероприятий.

Государственно-правовая наука России различала реализацию публичных свобод граждан, осуществляемую, с одной стороны, по инициативе самих граждан и с другой - в соответствии с волей государства.

А.С. Алексеев выделял общественные собрания, основанные на началах равенства, и характеризовал их следующим образом: «интересы собрания суть не что иное, как сумма интересов участников, воля собрания не что иное, как сумма воль участников. Каждый сохраняет в таком виде свою волю, которая направлена на реализацию его личного интереса, совпадающего с личными интересами участников. В таких собраниях господствует воля всех». ;

::Л:

Манифест, изданный 17 октября 1905 г. Николаем II провозгласил «незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов»

и урегулировал механизм реализации публичных собраний в России. Таким образом, монарх принимал на себя обязательство не нарушать и охранять провозглашенные права и свободы.

Анализируя действующее российское законодательство, В.М. Гессен, выделял подготовительные собрания выборщиков и «публичные собрания вообще, устраиваемые на основании правил 4-го марта 1906 года ». Нри этом автор отмечал, что в отношении указанных собраний государственные органы обладают наибольшей дискреционной властью, то есть властью предоставлявшей особые полномочия главе государства, правительства или иному высшему должностному лицу и дающей ему право действовать по собственному усмотрению, в частности в чрезвычайных обстоятельствах.

Известный русский статистик, автор нескольких историко-философских работ Е.Н. Тарновский так писал о правах личности и, в частности, о См.: А.С. Алексеев. Русское государственное право. М.1897. С.143-144.

См.: В.М. Гессен. Русское государственное нраво. СПб.1909. С.240-242.

праве на свободу собраний: «Отдельные лица, или группа таких лиц, по соглашению между собой, в виду осуш,ествления той или другой цели, могут собраться вместе, для обсуждения вопросов, относящихся к их цели, или вступить в постоянный союз: (обш;

ество, товариш;

ество, партию и т.п.) для определенной деятельности в желательном им направлении, если ' деятельность эта не нарушает прав и интересов других лиц».

После Февральской революции в России было принято постановление Временного правительства о собраниях и союзах от 25 (12) апреля 1917 г., где говорилось, что «все без исключения российские граждане имеют право, без особого на то разрешения, устраивать собрания, как в закрытых помещениях, так и под открытым небом...». «Рабочая газета» от 29 марта (11 апреля) 1917 г. писала на своих страницах о том, что на митингах в Петрограде, на заводских собраниях говорятся речи... которые нельзя назвать иначе, как политическим хулиганством. На многотысячном собрании рабочие приглашаются готовить гранаты, чтобы забросать ими Учредительное Собрание, если оно пойдет против рабочих.

Принятая V Съездом Советов 10 июля 1918 г. первая советская Конституция РСФСР, закрепила в первую очередь политические права и свободы граждан. Причиной этого, было, во-первых, желание показать миру принципиальное отличие победившего общественного строя от прежнего, подчеркнзпгь возросшую роль народа в управлении государством и, во вторых - отсутствие возможности реально обеспечить гарантии социально экономических прав. Конст:итудия (1918) включала Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа и провозглашала пролетарский характер Советского государетгва. Кроме прочего она декларировала введение таких политических свобод как свобода печати, собраний, митингов и шествий. В Конституции (1918) не предусматривалась ^^ См.: Е.Н. Тарновский. Указ.соч;

СПб. 1995. С. См.: Сб. приказов, постановлений, распоряжений, циркулярных телеграмм НКВД.

ВьгаЛ.М. 1918. С.92 :;

./,;

;

;

^ -... •,.. • •' 6 •:--:':^--•;

:••• возможность участия имущих классов и их партий в политической жизни страны. Об исключительно классовом характере конституционных прав и свобод граждан, можно судитьj в частности, по нормам, касающимся права на проведение публичных мероприятий. Так в гл.5 раздела второго Конституции говорилось о том, что в целях обеспечения за трудящимися действительной свободы собраний. Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика, признавая право граждан Советской Республики свободно устраивать собрания, митинги, шествия и т.п., представляет в распоряжение рабочего класса и крестьянской бедноты все пригодные для устройства народных собраний помещения с обстановкой, освещением и отоплением.,,vv.

Все советские конституции (1918г., 1924г., 1936г., 1978г.) предусматривали право наУйроведение собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций. Однакб возможность использования политических прав гарантировалась только в соответствии с интересами трудящихся и в целом укрепления социалистического строя, а реализация этого права на практике сводилась к строго ре1улируемым, парадным мероприятиям.

Например, инструкция НКВД 1918 г, содержала такое предписание: «Советы должны усилить надзор за уличной агитацией и зорко следить за всеми происками контрреволюционеров и белогвардейцев, решительно подавлять твердой, безжалостной рукой в корне всякую попытку дискредитировать власть рабочих и беднейших крестьян, подрывать ее основы» ^'*.

Политические права граждан, в том числе право на проведение публичных мероприятий, только формально значились на бумаге. Какие-либо массовые акции, не инициированные соответствующими партийными органами, жестко пресекались. ;

• И.В. Сталин в период Ьвоего правления выдвинул концепцию «врагов народа», которая послужила основанием для начала репрессий 30-х годов.

^^ См.: Сб. приказов, постановлений, распоряжений, циркулярных телеграмм НКВД.

вып.ьм. 1918.С.92, ^/;

,;

:

./.. •• • -•'••-•:••••:.••••:•. • 6 " / ' ' Реализация этой концепции приводила к истреблению инакомыслящих, создавала в стране атмосферу страха с целью сделать народ абсолютно послушным. Подавление личной свободы граждан строилось на законной основе, то есть носило организованный характер. Так, в Уголовный кодекс РСФСР (и соответственно в кодексы республик, входящих в состав СССР) были включены статьи, которое под видом борьбы с «контрреволюционной агитацией и пропагандой» и «преступными сообществами» ликвидировали свободу слова, печати, собраний, митингов и демонстраций.

В годы правления Н.С. Хрущева и Л.И. Брежнева в стране не переставали действовать «прав6ВЬ1е» механизмы, которые фактически не допускали свободы слова, печати, политической деятельности, собраний. В таких условиях не было необходимости в законодательном регулировании публичных мероприятий. Реп]рессии и аресты, ссылки и высылки п о прежнему продолжали применяться по отношению к инакомыслящим.

Приведем некоторые примеры проведения публичных мероприятий во времена существования СССР и в период новейшей истории России. В июне 1962 г. в связи с цовьшением цен на продукты питания во многих городах состоялись массовые вьютупления рабочих. В ответ на это в Повочеркасске 1-2 июня 1962 т. была расстреляна семитысячная демонстрация. В итоге: 24 убитых, 39 раненых, 105 человек осуждены, семеро из которых приговорены к высщей мере наказания. В мае 1966 г. в Москве перед зданием ЦК KliCC была разогнана демонстрация баптистов, требовавших прекращения религиозных репрессий. В декабре 1965 г. на Пушкинской площади в Москве проведен первый митинг правозащитников с требованием освобождения арестованных КГБ писателей Синявского и Даниэля. Одним из лозунгов двухсот демонстрантов был:

«Уважайте Советскую Конституцию - наш Основной Закон». Митинг был разогнан. Задержано 20 человек, 40 студентов исключены из институтов. В По материалам периодической печати указаииых годов.

сентябре 1967 г. в Ташкенте j состоялась многотысячная демонстрация крымских татар, протестовавших против разгона в августе того же года собрания-встречи с представителями крымско-татарского народа, возвратившимися из Москвы ггрсле приема их членами правительства.

Задержаны 160 человек, 10 из них осуждены. 25 августа 1968 г. на Красной плоп1;

ади в Москве проведена демонстрация протеста против вторжения в ЧССР. Шестеро участникрв арестованы. В апреле 1978 г. в Тбилиси прошли демонстрация и митинг с требованием сохранения в республиканской конституции статьи о государственном статусе грузинского языка. Перед Домом правительства, окруженным войсками, собралось более человек, в основном студенческая молодежь. Под давлением обш;


ественного мнения чрезвычайная сессия Верховного Совета республики приняла решение оставить статью о языке без изменений. В ноябре 1987 г. в Уфе прошел митинг протеста против строительства следуюп];

ей очереди химического комбината и в ноддёржку требований об охране окружаюш,ей среды. В апреле 1988 г. жители Тушинского района г.Москвы с помош;

ью митингов и пикетов уберегли от уцичтожения рошу «Маяк». В октябре г. в Москве и других городах страны прошли митинги, посвяш;

енные Дню Конституции, на которых уча^стники обсуждали положение в стране, проблемы прав человека в СССР, ход политической реформы. Митинги получили негативную оценку в печати еще до их проведения. В феврале и июле 1990 г. группа депутатов совместно с демократическими движениями провела серию митингов во многих городах страны в поддержку демократии. 4 февраля в Москве в митинге участвовало 200 тыс. человек;

февраля состоялось 350 митингов, в которых по данным МВД СССР, приняло участие свыше 900 тью. человек (в том числе в Москве - 250- тыс. человек);

3 июля в Москве участвовало в митинге 10 тыс. человек, июля - 30 тыс. человек. 19 августа 1991 г. Распоряжением ГКЧП по всей стране запрещены митинги, уличные шествия и демонстрации. 19- августа 1991 г. в Москве на цло1цад;

и перед зданием Верховного совета шел непрерывный митинг протеста москвичей и народных депутатов РСФСР против антиконституционного захвата власти ГКЧП во главе Г.Янаевым, в защиту демократии и свободы.;

Действия митингующих имели большое значение для восстановления конституционной власти в стране. В конце октября - ноябре 2002 г. в Москве у театрального центра на Дубровке, в связи с захватом 23 октября 2002 г. заложников — зрителей мюзикла «Норд Ост», проходили митинги против терроризма. Митингующие держали плакаты с лозунгами «Верните цащих детей!», «Стоп бойне!». 7 сентября 2004 г. на Васильевском спуске в Москве прошла многотысячная демонстрация протеста против кровавых событий с захватом заложников сентября 2004 г. в школе №1 т.Беслана. В самом Беслане периодически, на протяжении нескольких месяцев вспыхивают стихийные митинги. 1 января 2005 г. в России вступил в силу федеральный закон JVbl22-O3 о, так называемой, монетизации льгот - это вызвало мощную волну протеста среди населения. В начале января этого года во многих городах России прошли митинги протеста против отмены льгот. 9 января в Уфе по инициативе местных коммунистов, в связи с отменой льгот, прошли митинги, участие в которых прйнйли от 2 до 4 тысяч пенсионеров. Во многих подмосковных городах (Дубна, Мытищи, Подольск, Солнечногорск, Раменское и др.) прощли многотысячные митинги протеста, так в подмосковных Химках 10 января Г митинг начался у здания администрации города, а закончился на Ленинградском шоссе, которое митингующие перекрыли более чем на 2 часа. В Самаре 12 января прошло два митинга против отмены льгот, во время проведения которых митингующие перекрыли движение на главных улицах города. В сентябре 2005 г. в Сенкт Перербурге прошел митинг протеста с требованием принять меры к искоренению проблем расизма, проведенный студентами из стран Африки, обучающимися в России после очередного убийства темнокожего студента скинхедами. В октябре 2005 г., в Воронеже также скинхедами был убит студент-перуанец, после чего в городе прошли митинги протеста против убийств иностранных студентов.

Приведенные выше примеры показывают, насколько разнообразны вопросы, выносимые народрм для обсуждения и решения на публичных мероприятиях..

Это происходит потому, что право граждан собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование выполняет ряд важных функций в обществе и среди них — функции не только поддержки, но и критической оценки суш;

ествуюш;

его положения вещей, коррект-ировки фактического статуса личности, выявление «узких» мест в политике, экономике, праве, культуре.

Одним из «узких» мест в политике правящей верхушки бывшего СССР долгое время было игнорирование общественного мнения Запада по поводу прав человека. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 сентября 1973 г. J\b 4812-VIII, не допуская широкого обсуждения в средствах массовой информации, /правительство Л.И. Брежнева ратифицировало принятый ООН Пакта о гражданских и политических правах человека (1966), провозгласивший незыблемость общепризнанных демократических прав и свобод человека, в том числе права на проведение публичных мероприятий. И хотя этот документ не обрел в стране реальной силы, это не помешало демократической общественности почувствовать международную поддержку. : л.:;

;

•.

В конце 80-х годов с началом реформ в СССР, институт прав и свобод получил развитие, которого никоща не было в истории России. Вспышка митинговой активности граждан застала врасплох не только аппаратчиков, но и законодателей. Выяснилось, что в стране отсутствует конкретный правовой механизм реализации • права на проведение публичных мероприятий. Пеурегулированность свободы собраний приводила к росту социальной напряженности, Отсутствие законодательной базы вынуждало местные власти различных городов (Москва, Ленинград, Волгоград, Рига, Кишинев и др.) принимать, так называемые временные правила организации и проведения собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций.

Серьезные нарекания вызывала практика их применения, которая имела отчетливо выраженную тенденцию к дозированию свободы собраний. Тем не менее, акты, принятые местнь1ми Советами, подготовили почву для появления общесоюзного правового акта.

Первой попыткой правового регулирования публичных мероприятий стало принятие 28 июля 1988 Г. Президиумом Верховного Совета СССР Указа «О порядке организации и проведения собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций в GGGPf^j;

утвердившего разрешительный порядок проведения массовых публичных мероприятий. Этот правовой акт был резко раскритикован общественностью, печатью, депутатами.

Крах коммунистического режима и последующий распад СССР в качестве побочного эффекта породили ряд негативных явлений переходного периода: возникновение очагов этнополитической напряженности и вызванные ими конфликты;

вынужденная миграция населения (беженцы);

наличие кризисных процессов и их последствия (инфляция, безработица, снижение жизненного уровня населения и т,п,);

дестабилизация властных структур, возникновение противоречий между центром и местными органами власти • Эти, явления дестабилизировали общественные отношения и, как следствие^ способствовали подъему митинговой активности населения в стране,;

' Современный период разв11тия Российской Федерации отличается возрастающей потребностью • в регулировании различных сторон общественной жизни. Изменилась структура органов государства. Законом ^^ См.: Д.А, Балтага, Политические свободы собраиий, митингов, уличных шествий и демонстраций и их реализация в деятельности органов внутренних дел.

Автореферат диссертации на соискание ученой степени к.ю.н, 1993, С, 10, *^ См.: Ведомости Верховного Совет-а СССР, 1988. №32. С,504, ^^ См.: Социальная и социально-нолитическая ситуация в России: анализ и прогноз (1993 г.). М. 1994, - ':

:-•••:-. •'•••:'. РСФСР от 24 апреля 1991 г, 0 Президенте РСФСР»^^ в соответствии с результатами проведенного 17 марта 1991 г. референдума в России была введена должность Президента, который определялся как высшее должностное лицо и глава исполнительной власти РСФСР. Он вправе издавать указы на. основе и во исполнение действуюш;

ей Конституции и законов. С самого начала своей деятельности Президент стал активно использовать свои правотворческие полномочия. Им принимается значительное число нормативных указов. Однако Конституция РФ (1993) не достаточно четко разграничила полномочия между Федеральным Собранием и Президентом Российской Федерации. Поэтому проблема взаимоотношений между федеральным законом и нормативным указом Президента России стрит достаточно остро.

Указы Президента России, будучи подзаконными правовыми актами, нередко припимаются по вопросал!, требуюш;

им законодательного решения.

Так, до принятия ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» нормативными актами, регулирз^ющими право на проведение публичных мероприятий являлись, в частности: Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 июля 1988 г. «Об ответственности за нарушение;

установленного порядка организации и проведения собраний, митингов уличных шествий и демонстраций»;

Указ Президента СССР от 20 апреля 1990 г. «О регламентации проведения мероприятий на территории Москвы в пределах Садового кольца»^°, установивший порядок проведения публичных мероприятий в пределах Садового кольца по разрешению Совета Министров СССР;

Указ Президента Российской Федерации от 25 мая 1992 г. «О порядке организации и проведения митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования».

^^ См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР.

1991.№17. С.512 • ;

:•;

^° См.: Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990, №17.С.ЗО1 ;

•,• •..— • "'''' ' "'•'.. • i Признавая тот факт, что Конституция России (1993) закрепила основные права и своб^оды человека и гражданина, следует заметить, что десять последующих лет не было принято ни одного закона, регулирующего такое важное право граждан, ка.к «право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования»

(ст.31). Регулирование общественных отношений, возникающих при реализации гражданами исследуемого права, до принятия ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» осуществлялось в нашей стране только на основании подзаконных актов, то есть указов Президента и других актов, принимаемых на местном уровне. В связи с этим следует рассмотреть юридическую природу, значение и место указа в иерархии нормативно-правовь1Х актов применительно к теме настоящего исследования.,-.'ч Пазывая указами общие правила, установленные в порядке управления, П.М. Коркунов отмечает, что «установление юридических норм по общему принципу есть дело законодательной власти и для того, чтобы установить их могла и исполнительная власть своим односторонним актом, необходимо предоставление ей эт;

ого права конституцией или законом». При этом автор подчеркивает, что указ имеет обязательнз^о силу лишь под условием непротиворечия его зaкoнaм^^ Додзаконность указа, даже если он издавался монархическим главой госу:дарства, была закреплена в Основных государственных законах Российской империи от 23 апреля 1906 г.: «Государь император в порядке верховного управления издает, в соответствии с законами, указы для устройства и приведения в действие различных частей государственного управления, а равно повеления, необходимые для исполнения 92 '.••••' •' законов». / ^' См.: Н.В. Коркунов. Указ и закон. СПб. 1894. С.2,23- ^^ См.: Хрестоматия по истории отечественного государства и права / Сост. В.А.

Томсинов:М. 1998. С.312 vV •, • •"'• •••'./Д.;

/' • ' '. •• Советская юридическая наука неоднократно подчеркивала подзаконный характер указа. Например, И.Н. Кузнецов писал: «В целом юридическая сила указов уступает юридической силе зaкoнa»^^. Применительно к теме нашего исследования, перечисленные вь1ще Указ Президиума Верховного Совета РСФСР (1988), Указ Президента СССР (1990) и Указ Президента Российской Федерации (1992), являются единичными нормативными актами, посредством которых регулировались общественные отношения, возникающие при реализации гражданами права на проведение публичных мероприятий. Как единичные нормативные правовые акты они обладали наименьшей степенью общности, особенно Указ Президента СССР (1990) «О регламентации проведения массовых мероприятий на территории Москвы в пределах Садового кольца». Такой акт не мог регулировать исследуемые общественные отношения на всей территории Российской федерации, он мог лишь послужить основой для создания по;

[1;

обных подзаконных нормативных актов на местном уровне.

Исследуя указ Президента Российской Федерации как источник права в юридическом смысле, необходимо выявить их нормативность, ибо ' «ненормативные акты не могут рассматриваться как источник права».

Закрепив за Президентом цраво издавать указы, обязательные для исполнения на всей территории России, которые не должны противоречить Конституции и федеральным законам, ст.9О Конституции РФ не определила, вправе ли глава государства изда.вать нормативные указы. Положительный ответ на этот вопрос можно дать на основании ст.115 Конституции РФ, в соответствии с которой постановления Правительства РФ издаются, в том числе, на основании и во исполнение нормативных указов Президента России.

Упоминание о нормативных указах Президента РФ содержится также в ч. ст. 125 Конституции России, которая предоставляет Конституционному Суду ^^ См.: И.Н. Кузнецов. Компетенция Президиума Верховного Совета СССР и правовые проблемы ее регламентации. Ученые записки ВНИИСЗ. М.1966. Выпуск 8. С. 19- ^'* См.: Мицкевич А.В. Акты высших органов советского государства. М. 1967. С., ' •''•• •• "• • '. '.^•/:':.Ь:.

РФ разрешать дела о соответствии нормативных актов Президента Конституции РФ.

Как известно нормативность - одно из свойств права, которое «выражает общеобязательность правовых требований, закрепляет масштаб поведения людей, знаменует единство государственных и правовых ycтaнoвлeний»^^.

Нормативные положения правовых актов рассчитаны на определенный вид общественных отношений, то есть в них закрепляются типичные для многих людей правила поведения в коцкретных ситуациях, например, при подготовке и проведении публичных мероприятий. Так как общественные отношения при осуществлении свободы собраний, возникают довольно часто, то нормативные акты действуют неопределенное число раз, а реализация содержащихся в них правил в конкретных цравоотнршениях не прекращает их последующего действия. Действие нормативньк актов распространяется на любых лиц, которые вступают или могут вступать в правоотношения на их основе.

Нормативность указов Президента России, как мы могли убедиться, закреплена в российском праве. Более того, около 75% всех изданных Президентом указов являются нopмaтивными^^. По мнению директора Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации Л.А. Окунькова главное назначение нормативных указов заключает;

ся в обеспечении непрерывности правового регулирования обп^ественнь1х отношений в переходный период. Начиная с осени 1993 г. это обстоятельство подчеркивалось в большинстве указов с ярко выраженным законодательным содержанием^^.

Анализ практики применения указов Президента, регламентирующих право на проведение публичных мероприятий, показал: хотя они и были рассчитаны на многократное/действие, но обладали довольно низким нормативным потенциалом. • ^^ См.: В.Н. Кудрявцев, A.M. Васильев. Право: развитие общего понятия. М. 1985. №7.

С.7 ;

. • •," • "''::•:'• ^^ См.: Российское законодательство: проблемы и перспективы. М.1995. С. ' ' См.: Л.А. Окуньков. Президент Российской Федерации. Конституция и политическая практика. М.1996. С.88 ;

\ • • • '• •'-'•••:'•'••:•!•:••-•••' Конституция России провозгласила (ст,31) право граждан Российской Федерации собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование. Конституция России, в соответствии с чЛ ст. 15, имеет/высшую юридическую силу и прямое действие на всей территории Российской Федерации. Однако простая декларация того, что право принадлежит кому-либо, бывает недостаточной, даже при условии прямого дейст'вия Конституции. Поэтому право на проведение публичных мероприятий всегда нуждалось в более подробной разработке и расшифровке его содержания, что и было реализовано посредством принятия федерального закона, имеюш,его высшую юридическую силу по отношению к подзаконному акту — указу Президента.

Конституционная формула;

«указы не должны противоречить федеральным законам» не оставляет никаких сомнений в подзаконности указов Президента России о регулировании свободы собраний уже потому, что введение в действие соответствуюш;

его федерального закона требует отмены или пересмотра указа, приведение его в соответствие с федеральным законом. • ^' Как было сказано выше, Российская Федерация признает примат международного права, закрепляя это признание в положениях ч.4 ст. Конституции РФ. ;

В соответствии с требованиями ст.2 Международного пакта о гражданских и политических правах: «1. Каждое участвуюш,ее в Пакте Государство обязуется уважать} и обеспечивать всем находящимся в пределах его территории и под ^го юрисдикцией лицам права. 2. Если это уже не предусмотрено суш;

ествующими законодательными или другими мерами, каждое участв}тощее в йастояш;

ем Пакте Государство обязуется принять необходимые меры в соответствии со своими конституционными процедурами и положениями настоящего Пакта для принятия таких законодательных или других мер^ которые могут оказаться необходимыми для осуществления прав, признав;

аемых в настоящем Пакте».

в последние годы в Российской Федерации уделяется большое внимание совершенствованию;

законодательства, в том числе, в части согласования его с требованиями норм международного нрава в области нрав человека. Однако, все еще сохраняется характерная для многих нрежних законодательных актой декларативность прав и свобод личности.

Новейшие законы зачастую лишь дублируют положения норм международного права. :

Не избежал этого недостатка и ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, ществиях и пйкетиррваниях», который во многих своих положениях декларативен. Законодатель, создавая первый в этой области правоотношений федеральный закон, должен был, на наш взгляд, в первую очередь предусмотреть эффективные процедуры реализации гражданами России права на проведение публичных мероприятий, действенные меры по его заш;

ите от нарушений. Критические замечания и предложения по совершенствованию российского законодательства о свободе собраний будут изложены нами в нижеследующих материалах диссертации.

До вступления в силу Ф З ч Ю собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» проблема реализации свободы собраний в различных регионах России решалась по-разному. Наиболее подробно нраво на нроведение публичных меропр1}ятий было разработано нормативно-нравовыми актами, принятыми в городе федерального значения Москве - столице Российской Федерации. • ;

?' • Правовой основой для проведения мирных акций в Москве служили:

Указ Президента РФ от 24 мая 1993 г. Хо765 «Об утверждении временного положения о порядке уведомления органов исполнительной власти г.Москвы о проведении митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования на улицах, площадях и в и!ных открытых общественных местах города» (в редакции Указа Президента РФ от 20 октября 1998 г. №1272);

«Временное положение о, порядке уведомления органов исполнительной власти г.Москвы о проведении митингов, уличных шествий, демонстраций и •• • •:-••:•' -г-'•'. :,:

., • • 8 пикетирования на улицах, площадях и иных общественных местах города», утвержденное Указом Президента РФ от 24 мая 1993 г. №765^^;

Постановление Правительства: г.Москвы от 19 апреля 1994 г., №352 «О некоторых вопросах порядка Организации и проведения в городе Москве митингов, демонстраций и пикетирования (в редакции Постановлений Правительства Москвы от 19 мая 1998 г. №388;

от 26 января 1999 г.№50;

от января 2001 г., №29-ПП)^^;



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.